авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Юридический институт На правах рукописи ...»

-- [ Страница 2 ] --

Иными словами, проблемы правоприменения в ситуации, где оба Моляков А.Ю. Государственная корпорация как субъект рыночных отношений:

Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2011. С. 7.

Макарова Ю.А. Правовое положение государственных корпораций в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 15.

субъекта являются «государством», можно разрешить, если опираться на функции, во время реализации которых и возникает субинститут гражданско правового регулирования олимпийского движения. Со стороны государства это властные функции, со стороны предпринимателя – функции ведения предпринимательской деятельности. Интересно положение ст. 20 Закона о праве «Олимпстроя» в одностороннем порядке отказываться от исполнения договора, заключенного с исполнителями работ (услуг), предусматривающего финансирование строительства олимпийских объектов, в связи с непредставлением отчета, нецелевым использованием средств, иными нарушениями договорных обязательств. Оно фактически ставит госкорпорацию за рамки стандартных договорных отношений, основанных на равноправии сторон.

Как известно, понятие договора традиционно рассматривается в научной и учебной литературе по нескольким ключевым позициям. Во первых, как юридический факт, лежащий в основе обязательства, возникающего между сторонами (это связано с легальным определением договора в п. 1 ст. 420 ГК РФ, в соответствии с которой договором является соглашение двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении прав и обязанностей). Во-вторых, в понятии «договор»

изучаются признаки правоотношения, возникшего между сторонами. И, в третьих, договор рассматривается как правовой документ, в котором зафиксирован факт установления обязательственного правоотношения между сторонами1.

В ст. 421 ГК РФ провозглашена свобода договора, в силу которой, как отмечает Е.А. Суханов, существует возможность заключать договоры и предусмотренные в ГК РФ, и не предусмотренные2. Как указывает М.Ф.Казанцев, особенность гражданско-правового регулирования состоит в Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. первая: Общие положения. М., 2001. С. 12.

Гражданское право: учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2009. С. 159.

том, что оно осуществляется посредством гражданско-правового договора1.

В ситуации с договорами, заключаемыми госкорпорацией «Олимпстрой», получается, что она, как сторона договора, занимается «организацией строительства», выполняет управленческие, контрольные и иные общественно полезные функции, связанные с инженерными изысканиями, проектированием, строительством, реконструкцией и организацией эксплуатации олимпийских объектов. Таким образом, саму строительную деятельность ведут отобранные исполнители работ, вследствие чего можно сделать вывод о двухуровневом сложном механизме гражданских правоотношений в сфере строительства олимпийских объектов: на первом уровне ведется в большей степени публично-правовая деятельность «Олимпстроя» по отбору исполнителей работ, на втором уровне – непосредственно исполнение ими договорных отношений в части постройки или реконструкции олимпийских объектов. В течение 2008 г. было определено 12 инвесторов, являющихся ответственными исполнителями по 59 олимпийским объектам и мероприятиям по строительству этих объектов.

Кроме того, было заключено 47 договоров о предоставлении земельных участков «ГК Олимпстрой», предназначенных для строительства основных спортивных объектов на горном и прибрежном кластере на общую площадь 1216,44 га, проведены работы по оценке земельных участков, подлежащих изъятию на Имеретинской низменности в целях размещения олимпийских объектов (всего подлежало оценке 159 земельных участков, к декабрю г. были завершены работы по 106 участкам, общая сумма выкупа составила млрд. руб.).

Еще в 2008 г. Счетная палата РФ обращала внимание на две проблемы, связанные с созданным механизмом гражданских правоотношений в сфере возведения олимпийских объектов: удорожание сметной стоимости и смещение сроков строительства (помимо всего прочего, на момент начала Казанцев М.Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: исходные положения концепции // Правоведение. 2003. № 2. С. 90-102.

олимпийского периода отсутствовал как Генплан развития г. Сочи, так и, например, Методика определения выкупной цены земельных участков).

Изначально смета сочинской олимпиады на момент подачи заявки в МОК составляла 314 млрд. руб., а в 2012 г. речь шла уже о сумме 1,3 трлн. руб., из которых примерно 200 млрд. будет истрачено на строительство, а остальное – на инфраструктуру. Отметим, что Лондонская олимпиада 2012 г. обошлась в 18 млрд. долларов, т.е. примерно в треть от сочинской сметы, а в строительстве олимпийских объектов участвовало около 75 тысяч частных компаний1. Интересно, что Лондонская Олимпиада принесла 8 млрд.

прибыли (примерно 45 %), а относительно сочинской примерный прогноз – 341 млрд. руб. (около 20%)2. Помимо всего прочего, проверка Счетной палаты Российской Федерации выявила, что должностные лица «Олимпстроя» создали предпосылки для необоснованного увеличения сметной стоимости спортивных объектов3. Удорожание сметной стоимости спортивных объектов превысило 15,5 млрд руб4.

Для уточнения правового статуса ГК также «Олимпстрой»

целесообразно кратко указать на специфику управления в ГК «Олимпстрой»

и взаимоотношений указанной госкорпорации с органами публичной власти и АНО «Организационный комитет XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в г.Сочи». Оргкомитет «Сочи-2014»

выполняет контрольные и наблюдательные функции, согласует проектную документацию, ведет мониторинг строительных работ. Квартальный и годовой отчет Корпорации направляются непосредственно Президенту и Правительству Российской Федерации, а также в Оргкомитет (ст. 8 Закона).

Местом нахождения госкорпорации «Олимпстрой» в связи со Пять колец за триллион ресурс] [электронный URL http://svpressa.ru/economy/article/63827/ (дата обращения 10.05.2013).

Олимпиада по-сочински, или Город без будущего [электронный ресурс] URL http://www.svobodanew.com/ (дата обращения 10.05.2013) Олимпийский вид смет ресурс] [электронный URL http://www.gazeta.ru/business/2013/03/06/5001681.shtml (дата обращения 10.05.2013) Отчет о работе Счетной палаты Российской Федерации в 2012 году. М., 2013. С.

57.

спецификой ее деятельности является г. Сочи, в отличие от всех остальных госкорпораций, местом нахождения которых является г. Москва. При этом данный географический регион выступает и территориальной направленностю деятельности корпорации, что является уникальным, поскольку иные государственные корпорации при осуществлении своей деятельности не ограничиваются территорией определенного региона или муниципального образования. Деятельность ГК «Олимпстрой» номинально не ограничивается территорией г. Сочи или Краснодарского края, однако, учитывая цели, для достижения которых она была создана, а также основные функции Корпорации, можно прийти к выводу о том, что указанные цели могут быть достигнуты только на территории Краснодарского края, и, в частности, города Сочи.

Необходимо обратить внимание на то, что имущественный взнос Российской Федерации лишь отчасти является источником финансирования деятельности ГК «Олимпстрой». В соответствующем федеральном законе несколько раз прямо упоминается возможность получения корпорацией прибыли и направления ее использования, что в совокупности с самим характером деятельности корпорации не позволяет квалифицировать ее деятельность как характерную для некоммерческой организации, которая может заниматься предпринимательской деятельностью только в части, не противоречащей уставу и только для решения уставных задач. Более того, пожертвования, выступающие обычно основой некоммерческой (например, благотворительной) деятельности находятся в перечне источников формирования имущества «Олимпстроя» на замыкающих позициях. Среди источников финансового обеспечения деятельности «Олимпстроя» п. 5 ст. Закона называет доходы от собственной деятельности, имущественные взнося и бюджетные ассигнования от государства, средства целевых фондов Корпорации.

В соответствии с п. 1 ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» государственная корпорация не отвечает по обязательствам государства, а государство не отвечает по ее обязательствам, если законом, предусматривающим создание данной государственной корпорации, не предусмотрено иное. Однако в силу закона (п. 9 ст. 2 Закона «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта») государственная корпорация «Олимпстрой» не отвечает по обязательствам Российской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязательствам «Олимпстроя», если не примет на себя субсидиарную ответственность по отдельным или всем его обязательствам. Следовательно, государство устанавливает особые правила в отношении имущественных обязательств ГК «Олимпстрой». Интересно и положение п. 10 ст. 2 Закона, согласно которому корпорация «Олимпстрой» не может быть признана банкротом.

В рамках деятельности «Олимпстроя» обозначен комплекс действий гражданско-правового характера:

– строительство за счет собственных средств или средств инвесторов спортивных объектов, объектов транспортной, инженерной инфраструктуры, а также инфраструктуры связи, объектов электроэнергетики, объектов туристской индустрии, объектов здравоохранения;

объектов природоохранного назначения, объекты обеспечения безопасности;

– организация эксплуатации олимпийских объектов.

Вместе с тем, п. 3 ст. 3 Закона возлагает на Корпорацию проведение отбора инвесторов, исполнителей работ (услуг), оценщиков. При этом положение закона сформулировано не на основе стандартного механизма конкуренции, присущего коммерческой деятельности, а с учетом публично правовых начал, ограничивающих свободную конкуренцию и свободный доступ контрагентов сферу гражданско-правовых отношений, связанных с организацией и проведением олимпиады.

Общую направленность развития гражданско-правового регулирования олимпийского движения можно связать с кодификацией и конкретизацией законодательства.

Как отмечается в литературе, кодификация и конкретизация российского законодательства в области спорта и олимпийского движения имеет хорошие перспективы, поскольку уже имеется качественная организационно-правовая основа проведенная многоплановая – норм1.

инкорпорация анализируемой совокупности юридических Законодательство о физической культуре и спорте носит комплексный характер, так как содержит в себе нормы различных отраслей права. В связи с этим необходимо обратить внимание на тот факт, что средства правового воздействия на отношения в сфере спорта и олимпийского движения содержатся и в отраслевом законодательстве (конституционном, трудовом, гражданском, финансовом). Это имеет место, когда для достижения поставленной цели достаточно общих отраслевых средств. Некоторые исследователи указывают на публично-правовую природу международного спортивного движения2, а также выделяют три уровня понятий МСД: 1) отражающий управляющую систему (тренеры, спортсмены, олимпийское движение);

2) отражающий управляемую систему (МОК, НОК, МСФ);

3) отражающий методику управления олимпийским движением3.

Итак, в настоящем параграфе были получены следующие терминологические уточнения:

Гражданско-правовое регулирование олимпийского движения 1.

представляет собой, по нашему мнению, субинститут гражданско-правового регулирования спорта. Его признаками выступает 1) специфика предмета правового регулирования;

специфический субъектный состав;

2) 3) специфическая система правоотношений между субъектами. Отношения Физическая культура и спорт в Российской Федерации: нормативно-правовое, организационно-управленческое, научно-методическое, материально-техническое и информационное обеспечение: Документы и материалы (2002 – 2008 годы) / Авт.-сост.

В.А. Фетисов, П.А. Виноградов. М., 2008.

Ищенко С.А. Проблемы административно-правового регулирования организации российского и международного спортивного движения // Административное право и процесс. 2010. № 6. С. 41-49.

Уваров В.Н. Современные проблемы управления физической культурой и спортом. Алма-Ата, 1979. С. 61.

между участниками олимпийского движения, урегулированные нормами гражданского права, можно подразделить на:

- правоотношения в сфере строительства олимпийских объектов;

– правоотношения в сфере спонсорства;

правоотношения, связанные с организацией трансляций – Олимпийских игр;

– правоотношения, связанные с рекламной деятельностью;

– правоотношения, связанные с защитой олимпийской символики и реализацией товаров, содержащих олимпийскую символику.

субинститута гражданско-правового регулирования Предметом олимпийского движения является сложный комплекс отношений между участниками олимпийского движения.

субинститута гражданско-правового Субъектный состав регулирования олимпийского движения определяется кругом лиц, участвующих в широком круге правоотношений, где обязательным условием признания сторонам субъектами данного субинститута выступает тесная связь с олимпийским движением. В этой связи сторонами в гражданско правовом регулирования олимпийского движения могут выступать:

государство, субъекты предпринимательской деятельности, субъекты некоммерческой деятельности, физические лица.

между субъектами субинститута Система правоотношений гражданско-правового регулирования олимпийского движения представлена комплексом связей между указанными участниками, общим для которых выступает олимпийское движение в части организации, подготовки и проведения Олимпийских игр. Из режима гражданско-правового регулирования некоторым образом «выбиваются» отдельные полномочия ГК «Олимпстрой»: например, в силу положения ст. 20 Закона от 30 октября г. № 238-ФЗ «Олимпстрой» имеет право в одностороннем порядке отказываться от исполнения договора, заключенного с исполнителями работ (услуг), предусматривающего финансирование строительства олимпийских объектов, в связи с непредставлением отчета, нецелевым использованием средств, иными нарушениями договорных обязательств. Оно фактически ставит госкорпорацию за рамки стандартных договорных отношений, основанных на равноправии сторон.

2. Олимпийское движение как элемент предмета субинститута гражданско-правового регулирования олимпийского движения это – комплекс гражданско-правовых отношений между юридически равными и самостоятельными участниками, обладающими автономией воли, сущность которых составляют действия различного характера, направленные на возникновение и упорядочение имущественных либо неимущественных отношений. На практике равенство между ними отсутствует, поскольку договорные отношения, предмет которых связан с обеспечением проведения Олимпиады, строятся скорее на публично-правовых, чем на частно-правовых началах (в частности, не столько на положениях ГК РФ, сколько на нормах законодательства о государственном заказе).

1.3. Источники гражданско-правового регулирования организации и проведения Олимпийских игр Для организации и проведения Олимпийских и Паралимпийских игр необходимо качественное нормативно-правовое регулирование на международном и национальном уровнях. Подготовка, организация и проведение столь масштабных спортивных мероприятий – это сложнейшая и специфичная система отношений, которые регулируются различными отраслями права. Сегодня происходит формирование таких отраслей международного публичного права, как международное спортивное и право1.

олимпийское Эти отрасли представляют собой систему взаимосвязанных принципов и норм, различных по своей правовой природе и регулирующих общественные отношения, складывающиеся в международной спортивной деятельности в период организации и Алексеев С.В. Международное спортивное право. М., 2008. С. 206-231;

Алексеев С.В. Олимпийское право. Правовые основы олимпийского движения. М., 2010. С. 195-205.

проведения Олимпийских и Паралимпийских игр1. Как отмечается в теоретико-правовых исследованиях, в целом спортивное право России представляет собой слабоструктурированный массив нормативных актов различных уровней, а не стройную, упорядоченную систему правовых норм2.

В Олимпийской хартии заложен всемирный характер олимпийского движения (так, среди основополагающих принципов олимпизма отмечено, что деятельность лиц и организаций, осуществляемая под руководством МОК, охватывает все пять континентов планеты). С правовой точки зрения представляется необходимым установление специальных юридических режимов эффективного обеспечения таких вопросов, как правовые основы организации и проведения олимпийских соревнований;

регламентация правового статуса субъектов – участников олимпийского движения;

охрана прав в сфере интеллектуальной собственности олимпийского движения (прав на олимпийские символ, флаг, девиз, гимн);

регулирование трудовых, страховых, налоговых отношений в сфере олимпийского движения;

регулирование противодействия применению допинга и разрешения спортивных споров в олимпийском движении;

соответствие российского и международного законодательства в области развития олимпийского спорта и ряда других вопросов3.

В настоящее время можно выделить следующие группы источников правового регулирования организации Олимпийских игр Сочи-2014 по типу документов:

1) международные правовые нормы, отраженные в Олимпийской Хартии МОК;

2) нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие отношения в сфере спорта и связанной со спортивной деятельностью Тутинас В.А., Тутинас Е.В. Правовые основы организации и проведения олимпийских и паралимпийских игр. Сочи, 2011. С. 10.

Соловьев А.А. Систематизация законодательства о спорте (российский и зарубежный опыт). Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 5.

Тутинас В.А., Тутинас Е.В. Правовые основы организации и проведения олимпийских и паралимпийских игр. Сочи, 2011. С. 131- 132.

инфраструктурой: Конституция Российской Федерации, ГК РФ;

3) нормативные правовые акты, регулирующие непосредственно организацию Олимпийских игр Сочи-2014.

Прежде кратко остановимся на международно-правовых нормах регулирования олимпийского движения, которые существенным образом влияют на гражданско-правовое регулирование Олимпийских игр в России.

С.В. Алексеев отмечает, что основой регулирования отношений, возникающих в сфере олимпийского движения, выступают общепризнанные принципы и нормы международного права (Устав ООН, декларации Генеральной ассамблеи ООН, международные договоры общего характера)1.

Международное публичное право представляет собой особую, специфическую систему права, а его формы выступают как основные инструменты регулирования межгосударственных отношений, в отличие от внутригосударственного права, которое регулирует общественные отношения, складывающиеся внутри государства2. Одновременно, как указывает И.Н. Барциц, на основе анализа положения Конституции Российской Федерации о том, что если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, нельзя утверждать, будто приоритет над национальным законодательством имеют любые договорные нормы международного права: подобным договором выступает только международный договор межгосударственного, межправительственного или межведомственного характера, ратифицированный и официально опубликованный3.

Как отмечается в иностранных изданиях, у Международного олимпийского комитета нет статуса ООН, ЮНЕСКО или иных подобных Алексеев С.В. Источники и система олимпийского права // Спорт: экономика, право, управление. 2009. № 4. С. 3-10.

Матвеева Т.Д. Международное право. Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2004. С. 3, 5.

Барциц И.Н. Международное право и правовая система России // Журнал российского права. 2001. № 2.

организаций, не стоит говорить о том, что международного права в области спорта не существует1.

Международно-правовые нормы регулирования Олимпийского движения тесно связаны с деятельностью МОК, который, несмотря на неправительственный характер своей деятельности, является высшей движения2.

инстанцией при решении всех вопросов олимпийского Специфика этих норм – отсутствие у них силы закона и принципиально иная модель принятия, нежели та, которая характерна для закона как нормативного акта (как известно, закон принимается парламентом, обладает высшей юридической силой, подписывается главой государства3). Вместе с тем, как обоснованно отмечается в литературе, для участия в олимпийском движении субъекту необходимо признание МОК, т.е. эта организация очевидно выходит в своей деятельности за рамки частного клуба, в качестве которого она создавалась4, придавая своей деятельности публично-правовой характер. Олимпийская хартия содержит положения, которые обязаны придерживаться и соблюдать организаторы проведения Олимпийских игр, при этом в соответствии с правилом 6 МОК является последней высшей инстанцией по любому вопросу, связанному с проведением игр. Таким образом, Олимпийская хартия и другие акты МОК имеют нормативный характер, образуя наднациональные правовые нормы со специфическим предметом правового регулирования, особенным механизмом принятия и порядком исполнения. В целом это выходит за рамки стандартного нормотворчества, но, на наш взгляд, это вытекает из особой гуманитарной миссии Олимпийского движения, изначально созданного вне рамок государственно-правовых установлений.

Вместе с тем было бы более правильно, на наш взгляд, первый уровень Бюллетень международных договоров. 2008. № 11. С. 31 - Miege С. Les institutions sportives / Que sais-je, Paris, 1993. № 2729.

Алексеев С.С. Восхождение к праву. М., 2001. С. 45.

Кузнецова Е.В. Правовой статус Международного олимпийского комитета олимпийского движения // Журнал международного права и международных отношений.

2009. № 4.

рассматривать как уровень нормативных актов, принимаемых МОК, МСФ, НОК и рядом других компетентных в данной сфере организаций в соответствии с Олимпийской хартией. Что же касается олимпийского движения, то это общественное (социальное) движение, МОК, МСФ, НОК и многие другие организации являются неправительственными, поэтому законодательные акты принимать они не могут, а регулируют отношения субъектов олимпийского движения иначе, в том числе путем принятия резолюций и решений в соответствии с п. 2 и 3 правила 26 главы II Олимпийской хартии.

Олимпийская хартия как источник правового регулирования организации и проведения олимпийских игр включает в себя следующие важные положения:

– правило 3 (признание МОКом на временной и постоянной основе, утверждение им уставов НОК);

– правило 6 (МОК – последняя высшая инстанция по любому вопросу, связанному с Олимпийскими Играми);

– правило 7 (исключительная собственность МОК на все права и данные, связанные с Олимпийскими Играми, в т.ч. на вещание, использование олимпийских символов, НОК и другие субъекты могут пользоваться ими только на основании лицензии, выданной МОК);

– правило 15 (решение МОК является окончательным;

спорные вопросы по применению Олимпийской хартии разрешаются исполкомом МОК, а в некоторых случаях – Судом спортивного арбитража);

– правило 23 (меры и санкции за нарушение положений Олимпийской хартии, Всемирного антидопингового кодекса, иных нормативных актов, в том числе лишение признания, временное или окончательное);

– правило 34 (обязанность правительства страны города-организатора игр предоставить гарантийное обязательство в МОК);

– правило 36 (обязанность Оргкомитета ОИ отчитываться перед МОК о ходе подготовки игр);

– правило 37 (распределение ответственности, возможность лишения МОКом города-организатора права проводить игры);

– правило 51 (запрет рекламы коммерческого характера).

Для гражданско-правового регулирования организации и проведения Олимпийских игр в России актуальны следующие международно-правовые положения:

– правовой статус международного олимпийского комитета (МОК), национального олимпийского комитета (НОК) и международных спортивных федераций (МСФ) как неправительственных независимых автономных организаций;

система санкций для данных организаций;

– общие условия проведения Олимпийских игр (выбор города организатора Олимпийских игр;

место, города и объекты Олимпийских игр;

Организационный комитет Олимпийских игр (ОКОИ);

Координационная комиссия по Олимпийским играм как связь между НОК и ОКОИ;

требования к Олимпийской деревне;

Антидопинговый кодекс Олимпийского движения;

Программа Олимпийских игр);

– передача права на освещение Олимпийских игр средствами массовой информации;

– особенности рекламы, демонстрации, пропаганды;

– основы права на Олимпийские игры и олимпийскую собственность (олимпийский символ, флаг, девиз, эмблемы, гимн, факелы, знаки).

Некоторые авторы рассматривают Хартию МОК как корпоративный локальный акт, подчеркивая, что это способствует преодолению национальных барьеров, развитию международного спортивного движения1.

Вышеизложенные положения учитываются законодателями страны при разработке основного закона, регулирующего правовые вопросы организации Олимпийских игр. Г.Н. Тункин, С.А. Ищенко справедливо отмечают, что деятельность международных неправительственных организаций не входит в См. напр.: Ищенко С.А. Организационно-правовые проблемы управления общественными объединениями в российском и международном спортивном движении:

Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 3.

процесс нормообразования, однако воздействует на позиции государства и непосредственно регулирует отношения внутри этих организаций1. Мы солидарны с позицией, сформулированной Е.А. Востриковой, относительно того, что международная спортивная организация, проводящая международные олимпийские соревнования, имеет тройственную природу и сочетает признаки международного юридического лица, международной межправительственной организации и международной неправительственной организации: осуществление деятельности в нескольких государствах, отсутствие межправительственного соглашения в качестве учредительного акта, наличие полномочий по изданию норм, обязательных к исполнению всеми субъектами олимпийского спорта, включая государства2.

Следует упомянуть Найробский договор об охране олимпийского 1981 г.3, символа являющегося классическим межправительственным соглашением, в котором по состоянию на октябрь 2009 г. участвуют государств. Его предметом является защита олимпийского символа, и в этой связи ст. 1 Договора содержит бланкетную норму, отсылающую к Уставу МОК (т.е. к Олимпийской хартии) за описанием символа. Учредительный акт неправительственной организации и основанные на нем действия между МОК и НОК служат юридическим фактом, в зависимость от которого поставлено действие межправительственного договора. Правовая защита олимпийского символа осуществляется в первичном режиме на основе Найробского договора, а на вторичном – согласно нормам гражданского законодательства (в случае России – ГК РФ).

Необходимо отметить и такие документы, как Международная хартия физического воспитания и спорта Генеральной (провозглашена конференцией ООН в Париже 21 ноября 1978 г.);

Спортивная хартия Европы Там же. С. 91;

Курс международного права. В 7 томах. М., 1989. Т. 1. С. 218.

Вострикова Е.А. Правовое регулирование международного олимпийского спорта:

частно-правовой аспект. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 8.

Найробский договор об охране олимпийского символа [Электронный ресурс] // Юридический портал LawMix. Режим доступа: http://www.lawmix.ru/abro.php?id=11320.

Дата доступа: 20.10.2009.

(принята 7-й конференцией министров по спорту европейских стран в г.

Родосе (Греция) 15 мая 1992 г.);

Европейский манифест «Молодые люди и спорт» (принят конференцией министров по спорту европейских стран в Лиссабоне 18 мая 1995 г.);

Декларация участников европейской конференции «Спорт и местное управление» (принята в г. Годоло (Венгрия) 3 февраля 1996 г.);

Резолюция 9-й Европейской конференции министров спорта (принята в Братиславе 31 мая 2000 г.). Они непосредственно не относятся к вопросам организации и проведения олимпиад, однако разработаны и приняты с учетом положений Олимпийской хартии как основополагающего документа, регламентирующего особенности международного спортивного движения.

Определенный интерес представляет проект Международной спортивной хартии, разработанный Международной ассоциацией спортивного права и утвержденный на XVII Международном конгрессе по спортивному праву IASL, целью которого является поощрение, защита и обеспечение полного и равного осуществления права человека на занятие спортом, а также поощрение эффективной организации соревнований национального и международного уровня. На сегодняшний день наибольший объем нормативных регламентаций в области спорта охватывает система регламентации в области спорта, которая носит название – «lex sportiva»1.

Как указывается в литературе, это принципы спортивного права, вырабатываемые национальными и международными спортивными организациями, представляющие собой совокупность правил «мягкого»

процессуального и материального права, применимого к разрешению спортивных споров2. Не обладая юридически обязательной силой, подобные акты наделены морально-политической обязательной силой (мягкое право), являются «авторитетными». Они непосредственно регулируют поведение государств и оказывают влияние на международное право. Для примера Матвеева Т.Д. Международное право. Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2004. С. 94.

Погосян Е.В. Формы разрешения спортивных споров. М.: Волтерс Клувер, 2011.

можно привести здесь Кодекс Международного спортивного арбитража (действует с 22 ноября 1994 г.). Как отмечает А.А. Соловьев, большую часть нормативного материала в рамках этих направлений охватывает именно «lex sportiva», выступающая сложным комплексом систем материальных и процессуальных неправовых норм, включающих в себя общие (на международном и национальном уровне (документы неправительственных организаций в области спорта, документы национальной неправовой спортивной регламентации, нормы нравственности («Фэйр плэй»))1.

Как отмечает И.Н. Барциц, институт имплементации международно правовых норм в национальные правовые системы служит созданию государством необходимых правовых условий для реализации взятых на себя международных обязательств. Суверенным является решение государства о том, каким образом будет выполнено взятое обязательство, какая процедура будет избрана для реализации международно-правовых норм в национальном законодательстве. Процедуры имплементации международно-правовых актов определяются национальным законодательством. Это, однако, ни в коей мере не противоречит возможности непосредственного действия международно правовых актов в правовой системе страны при выполнении принятых в государстве процедур2.

В числе источников нормативно-правового регулирования олимпийского движения можно отметить решения спортивных судов. Хотя в странах романо-германской правовой семьи судебный прецедент и не рассматривается напрямую в системе источников права, специфика и природа олимпийского движения позволяет включить их в эту систему, поскольку они влекут за собой правовые последствия для участников спора, носят признаки общеобязательности и распорядительности. Самый известный из них – это Спортивный арбитражный суд в Лозанне. Так же есть Соловьев А.А. Российский и зарубежный опыт систематизации законодательства о спорте: Монография / Комиссия по спортивному праву Ассоциации юристов России. М., 2011. С. 179.

Барциц И.Н. Международное право и правовая система России // Журнал российского права. 2001. № 2.

и другие третейские суды: Бельгийская арбитражная комиссия по спорту, Национальный спортивный центр по разрешению споров в Австралии, Палата по разрешению споров в области спорта в Италии и др. Существует Спортивный арбитраж и при Торгово-промышленной палате Российской Федерации1.

Среди примеров принятия решений, влекущих правовые последствия, можно отметить спор с участием российской биатлонной команды. 19 января 2012 г. российская биатлонная сборная в составе Ульяны Кайшевой, Натальи Гербуловой, Алексея Кузнецова и Ивана Галушкина финишировала второй в смешанной эстафете на зимних юношеских Олимпийских играх в Инсбруке, но уже после окончания гонки была дисквалифицирована. Как оказалось, ошибку при передаче эстафеты допустила Ульяна Кайшева – олимпийская чемпионка в пасьюте и бронзовый призер Игр в спринте. Вместо того, чтобы выйти на дистанцию, спортсменка побежала на штрафной круг2. Быстро поняв, что ошиблась, она просто перешагнула через барьер на основную дистанцию, а надо было вернуться назад и пробежать эти два метра. По окончании эстафеты представители сборной Франции подали протест, который был удовлетворен. У российской стороны было право на протест, которым она не воспользовалась.

Интересно, что, невзирая на политику ужесточения антидопингового контроля, перед проведением Лондонских олимпийских игр 2012 г.

Спортивный арбитражный суд признал излишним пожизненный запрет на участие в Олимпийских играх спортсменов, нарушивших антидопинговые правила3. При этом в 2010 г., например, накануне Олимпийских игр в Ванкувере, судом было оставлено в силе решение Международного союза Чубаров В.В. К теории и практике спортивного арбитража. Основные проблемы частного права. Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского / отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. Интернет-ресурс: http://pravo.ru/news/view/63732/ CAS отклонил апелляцию Британской антидопинговой ассоциации [электронный ресурс] URL http://www.rusada.ru/press/antidoping_news/cas-otklonil-apellyatsiyu-britanskoi olimpiiskoi-assotsiatsii (дата обращения 25.07.2013) конькобежцев в отношении пятикратной олимпийской чемпионки, дисквалифицированной на два года за нарушение антидопинговых правил, хотя сама дисквалификация имела место за год до проведения игр1. В 2009 г.

Антидопинговая комиссия Международного союза биатлонистов дисквалифицировала уличенных в применении допинга российских биатлонистов — Екатерину Юрьеву, Альбину Ахатову и Дмитрия Ярошенко, отстранив их от соревнований на два года. Апелляции были отклонены Спортивным арбитражным судом2.

Следует отметить в качестве аналогии, например, что в силу ч. 4 ст. Конституции РФ национальная судебная система обязана руководствоваться нормами внутригосударственного и международного права. Как отметил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и протоколов к ней»3, с целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

С учетом особенного предмета правового регулирования и специфического положения Спортивного арбитражного суда можно сделать вывод о том, что в силу обязательности его решений они могут рассматриваться в качестве источника права применительно к олимпийской проблематике.

Арбитраж не допустил немецкую конькобежку к Олимпиаде [электронный ресурс] URL http://pravo.ru/interpravo/news/view/24874/ (дата обращения 26.07.2013) Спортивный арбитражный суд отклонил апелляцию российских спортсменок [электронный ресурс] URL http://pravo.ru/interpravo/news/view/20130/ (дата обращения 26.07.2013) О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и протоколов к ней : Пост. Пленума Верх. Суда РФ от 27.06.2013 № 21 // Рос. газ. 2013. 9 июля.

Российские правовые источники, относящиеся к вопросам гражданско правового регулирования организации и проведения Олимпийских игр, можно разделить на источники общего профиля (в первую очередь, Конституция, Гражданский и Трудовой кодексы, ряд федеральных законов) и специальные источники (приняты исключительно по вопросам проведения Олимпийских игр в Сочи в 2014 г.). Внутри второй группы уместно выделить законы и подзаконные акты;

внутри первой это представляется нецелесообразным, поскольку значительно увеличит общий массив нормативных актов, достаточно условно относящихся к организации и проведению Олимпийских игр. Так, например, Федеральный закон от июля 2013 г. № 192-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с обеспечением общественного порядка и общественной безопасности при проведении официальных спортивных соревнований»1 устанавливает требования по обязательной идентификации личности зрителей, которые будут применяться как при посещении олимпийских мероприятий, так и на других спортивных сорвенованиях.

Конституция Российской Федерации провозглашает право на охрану здоровья (ст. 41), на объединение (ст. 30). ГК РФ определяет, в частности, порядок заключения договоров, правовой статус коммерческих и некоммерческих организаций, правила защиты исключительных прав.

Правовые отношения гражданско-правовой направленности регулируются нормами ГК РФ, использующихся при организации и проведении олимпийских игр.

Среди иных федеральных законов можно указать Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с обеспечением общественного порядка и общественной безопасности при проведении официальных спортивных соревнований : Федер. закон [Принят Гос. Думой 02.07.2013] // Рос. газ. 2013. 25 июля.

нужд»1, Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»2, а отчасти – и Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»3, согласно которым осуществляется работа по определению исполнителей в сфере строительства олимпийских объектов.

Рассмотрим далее нормативные правовые акты, регулирующие непосредственно организацию Олимпийских игр Сочи-2014.

Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» содержит положения об Олимпийском движении России, правовом статусе и полномочиях Олимпийского комитета России (ОКР) (ст. 11);

об обязанностях ОКР по защите принадлежащих МОК прав на использование олимпийских символа, девиза, флага и гимна, наименований «Олимпийские игры», «Игры олимпиады» на территории Российской Федерации и об исключительных правах ОКР на олимпийскую эмблему, девиз, флаг и иную российскую олимпийскую символику (п. 6 ст. 11).

Федеральный закон от октября г. № 30 2007 238-ФЗ «О государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» кроме норм о правовом статусе ГК «Олимпстрой», содержит положения о безвозмездном предоставлении АНО «Оркомитет «Сочи-2014»» на период проведения Олимпийских и Паралимпийских игр созданных за счет собственных средств олимпийских объектов (пп. 7 п. 3 ст. 3).

Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 310-ФЗ «Об организации и о О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд : Федер. закон [принят Гос. Думой 08.07.2005] (по сост. на 30.12.2012) // Рос. газ. 2005. 28 июля.

О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц : Федер.

закон [принят Гос. Думой 08.07.2011] (по сост. на 30.12.2012) // Рос. газ. 2011. 22 июля.

О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: Федер. закон [принят Гос. Думой 22.03.2013] // Рос. газ. 2013. 12 апр.

проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» инкорпорирует нормы Хартии МОК в национальную правовую систему и вводит ряд существенных положений:

– определяет период организации и проведения Олимпийских и Паралимпийских игр (ст. 2);

включает в перечень иностранных организаторов МОК и – подконтрольные ему объединения (ст. 3);

– вводит понятие «маркетингового партнера МОК», под которым понимаются российские и иностранные организации, являющиеся официальными спонсорами, поставщиками, лицензиатами, а также официальные вещательные компании (ст. 3.1);

– о правовом статусе Оргкомитета «Сочи 2014» (ст. ст. 4, 5);

– об особенностях размещения (распространения) рекламы в период проведения Олимпийских игр на условиях Олимпийской хартии (ст. 6);

– об использовании олимпийской символики с определением ее видов и ограничений, предполагающих разрешенное использование только на основании договора с МОК (ст. 7);

– об обеспечении добросовестной конкуренции в связи с проведением Олимпийских игр с определением видов недобросовестной конкуренции (ст.

8);

– об общих понятиях спонсора, партнера, лицензиата (п. 3 ст. 8);

– о продаже входных билетов на соревнования (ст. 9);

– об особенностях регулирования градостроительных и земельных отношений в связи с организацией и проведением олимпийских игр (гл. закона).

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с организацией и проведением XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи и развитием города Сочи как горноклиматического курорта» регулирует имущественные, земельные, лесные, градостроительные, налоговые и иные отношения, связанные с организацией и проведением Олимпиады в Сочи и развитием города как горноклиматического курорта. Федеральным законом № 379-ФЗ также уточняются полномочия ГК «Олимпстрой». Данный закон вносит изменения в Налоговый кодекс, федеральные законы «Об особо охраняемых природных территориях», «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации», защите конкуренции» и ряд других «О законодательных актов.

Среди подзаконных нормативных актов можно отметить постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации (например, от 29 декабря 2007 г. № 991 «О программе строительства олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического курорта», от 19 января 2010 г. № 10 «О внесении изменений в программу строительства олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического курорта»), в развитие которых приняты постановления губернатора Краснодарского края (например, от 19 августа 2009 г. № 723 «Об утверждении краевой целевой программы «Обеспечение строительства олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического и бальнеологического курорта»»), постановления главы г. Сочи (например, от 23 марта 2010 г. №323 «О внесении изменения в постановление администрации города Сочи от 26 февраля 2010 г. № 188 «О проведении общественных обсуждений (в форме слушаний) материалов проектной документации (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду) по объекту «Пассажирские терминалы железнодорожных станций Дагомыс, Сочи, Мацеста, Хоста» (проектные и изыскательские работы, реконструкция с целью их адаптации для использования лицами с ограниченными физическими возможностями)), распоряжения губернатора Краснодарского края (например, от 30 апреля 2008 г. № 324-р «О создании регионального штаба Краснодарского края по реализации полномочий Российской Федерации, переданных Краснодарскому краю на период подготовки олимпийских игр 2014 года и организации строительства олимпийских объектов).

7 февраля 2013 г. постановлением Правительства № 98 утверждено Положение о продаже входных билетов на посещение спортивных мероприятий и церемоний Олимпийских зимних игр и XXII XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи, согласно которому реализация билетов осуществляется через билетных операторов (по договору с Оргкомитетом «Сочи-2014») и билетные сайты (их адреса также определяются Оргкомитетом «Сочи-2014»). С 15 января 2013 г. действует ст.

14.15.1 КоАП РФ о нарушении порядка продажи входных билетов на олимпийские мероприятия том числе предполагает изменение (в установленной стоимости). Таким образом, в сфере реализации билетов над частно-правовыми началами (свободная цена) доминируют публично правовые (цена фиксированная).

В большинстве исследований в системе источников гражданско правового регулирования выделяют локальные нормативно-правовые акты, принимаемые профессиональными спортивными организациями, которые содержат локальные нормы и нормы обычного права1. Однако при организации и проведении Олимпийских игр правовое значение имеют правила соревнований, установленные МОК.

Отдельно необходимо указать на Программу по защите символики2, которая призвана обеспечить сохранность и целостность Олимпийского бренда, а также защиту Олимпийского движения от любых попыток Васькевич В.П. Гражданско-правовое регулирование отношений в области профессионального спорта. Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2006. С. 14-15.

Комплексная программа по защите олимпийской и паралимпийской символики утверждена 4 февраля 2008 г. Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по развитию физической культуры и спорта, спорта высших достижений, подготовке и проведению XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в Сочи.

несанкционированного использования олимпийской и паралимпийской символики. Указанные действия обеспечивают Международный олимпийский комитет (МОК), Международный паралимпийский комитет (МПК) и уполномоченные ими организации, в частности Оргкомитет «Сочи Концепция описывает субъектов исключительных прав на 2014».

использование олимпийской символики в России – это исключительно всемирные партнеры МОК и МПК, национальные Партнеры «Сочи 2014»

всех уровней, а также компании, заключившие соответствующий лицензионный договор с Оргкомитетом «Сочи 2014». Нормативно это положение закреплено в Законе № 310-ФЗ, который в совокупности с действующим законодательством в области интеллектуальной собственности, а также гражданского, административного и уголовного права создают необходимую законодательную базу, позволяя эффективно пресекать нарушения прав на использование олимпийской и паралимпийской символики.

Подводя итоги проведенному анализу источников гражданско правового регулирования организации и проведения Олимпийских игр в России можно сделать несколько выводов.

1. Эта обширная нормативно-правовая база содержит положения о различных вопросах, связанных с гражданско-правовым оборотом собственности, интеллектуальных прав и связанных с этим взаимоотношений участников, чей правовой статус отражен в ряде международно-правовых документов и нормативных правовых актов Российской Федерации, учитывающих международно-правовые нормы в сфере олимпийского движения.

2. В регулировании гражданско-правовых вопросов олимпийского движения первостепенное значение имеют не столько общепризнанные нормы международного права, положения международных договоров, сколько документы, принятые неправительственными организациями, в частности, МОК, что обусловлено исторически сложившимся специфическим правовым режимом Олимпиады и олимпийского движения.

Олимпийская хартия как источник правового регулирования организации и проведения олимпийских игр включает в себя ряд положений гражданско правового характера.

Российские правовые источники, относящиеся к вопросам 3.

гражданско-правового регулирования организации и проведения Олимпийских игр, можно разделить на источники общего профиля (в первую очередь, Конституция, Гражданский и Трудовой кодексы, ряд федеральных законов) и специальные источники (приняты исключительно по вопросам проведения Олимпийских игр в Сочи в 2014 г.). Внутри второй группы уместно выделить законы и подзаконные акты.

Глава II ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР Гражданско-правовое регулирование строительства 2.1.

олимпийских объектов Федеральным законом № 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» предусмотрены определенные полномочия в сфере строительства олимпийских объектов и сопутствующей деятельности 9проведение инженерных изысканий, организация строительных работ, выкуп жилой недвижимости и земельных участков). Программа строительства олимпийских объектов и развития г. Сочи как горноклиматического курорта утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 991. Программа содержит около 250 позиций, в том числе непосредственно олимпийские объекты (горнолыжный центр, комплекс для проведения соревнований по лыжам и биатлону, ледовый дворец спорта), объекты, обеспечивающие функционирование олимпийских объектов деревня, (Олимпийская гостиницы, автомобильные дороги), транспортную и инженерную инфраструктуру (эти позиции предназначены не только для проведения Игр, но и развития Сочи как курорта).


Постановлением губернатора Краснодарского края утверждена региональная целевая программа, предусматривающая строительство олимпийских объектов. Финансирование строительства осуществляется за счет средств федерального и регионального бюджета, а частично – за счет привлеченных инвестиций. Отбор инвесторов возложен на ГК «Олимпстрой»

в соответствии со ст. 3 Федерального закона «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта».

Действующее законодательство об инвестиционной деятельности, относящейся к строительству, представлено, главным образом, следующими нормативными актами: Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ инвестиционной деятельности в Российской Федерации, «Об осуществляемой в форме капитальных вложений»1, Федеральный закон от июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»2. Градостроительный кодекс Российской Федерации от декабря 2004 г. № 190-ФЗ содержит нормы о развитии застроенных территорий (ст. 46-1), договоре о развитии застроенной территории (ст. 46-2), на базе которого могут заключаться другие инвестиционные соглашения.

Представляется необходимым привести здесь два центральных понятия: «инвестиции» и «инвестиционная деятельность». Согласно ст. Закона об инвестиционной деятельности: инвестиции – это денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и достижения иного полезного эффекта, а инвестиционная (или) деятельность – это вложение инвестиций и осуществление практических действий в тех же целях. Согласно ст. 2 Закона об иностранных инвестициях, инвестиционная деятельность не определяется вообще, а иностранной инвестицией признается вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если они не изъяты из оборота или не ограничены в нем на территории России. Это породило своеобразную научную дискуссию о самих понятиях инвестиций и инвестиционной деятельности.

Большинство ученых определяет инвестиции как собственность в различных видах и формах, используя экономическое понятие собственности СЗ РФ. 1999. № 9. Ст. 1096.

СЗ РФ. 1999. № 28. Ст. 3493.

как материальных ценностей1, либо рассматривают их как объекты гражданских прав2, либо не дают определения инвестиций вообще, поясняя, что это невозможно3, а больше внимания уделяют понятиям инвестиционной деятельности и инвестиционных отношений4. Таким образом, единого научного определения термина «инвестиции» в России не выработано. Суды, как правило, руководствуются формулировкой из ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности, признавая инвестициями денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Интересно, что Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые Федерации» законодательные акты Российской использует термин «привлечение денежных средств участников долевого строительства», а не какой-либо иной, относящийся к инвестиционному законодательству, а ст. Закона об инвестиционной деятельности, в свою очередь, не распространяет его действие на отношения в сфере долевого строительства, страхования, банковской деятельности, ограничивая инвестиционную деятельность формой капитальных вложений.

Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 11-12.

Ащаулов А.В. Гражданско-правовое регулирование инвестиционной деятельности граждан в жилищном строительстве. Дис. … канд. юрид. наук. Оренбург, 2005. С. 10;

Горягин А.А. Административно-правовое регулирование инвестиционной деятельности в Российской Федерации. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2001. С. 11;

Деревякин А.А.

Понятие инвестиций и инвестиционной деятельности // Актуальные проблемы правоведения. 2008. № 1. С. 149;

Лисица В.Н. Понятие и формы осуществления инвестиционной деятельности // Предпринимательское право. 2007. № 2. С. 18.

Козлова Е.Б. Инвестиционный договор как нетипичная договорная конструкция // Законы России: опыт, анализ, практика. М., 2009. № 1. С. 32.

Мельничук А.О. Гражданско-правовые институты, используемые страховщиками при осуществлении инвестиционной деятельности // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики URL: http://www.nauteh-journal.ru/index.php/---ep12-56/527-a;

Пиняскина О.В. О правовой природе инвестиционной деятельности //Банковское право.

2010. № 2. С. Рос.газ. 2004. 31 дек.

Итак, для возведения, по крайней мере, части олимпийских объектов необходимо заключение инвестиционного договора. В научной литературе понятие инвестиционного договора рассматривается неоднозначно.

Некоторые ученые склоняются к тому, что это публично-правовой договор, поскольку инвестиционное соглашение может заключаться между государством и инвестором1 (однако основная масса работ, в которых обосновывается эта позиция, изданы в 70-х гг. прошлого столетия, а за прошедшее с тех пор время мы можем наблюдать примеры инвестиционных соглашений без участия государства). Вторая точка зрения основывается на том, что инвестиционный договор имеет гражданско-правовую природу, и отношения, связанные с реализацией условий инвестиционного соглашения, урегулированы только нормами гражданского права2. Наконец, третья научная позиция отстаивает смешанный характер инвестиционных договоров, в которых возможно и частно-правовое, и публично-правовое регулирование3. Представляется, что эта позиция отражает специфический характер инвестиционной деятельности, а равно компенсирует недостатки работы законодателя в сфере определения правовой природы инвестиционной деятельности как таковой. Судебная практика основывается на том, что инвестиционный договор не является видом договора по смыслу Гражданского кодекса РФ, а представляет собой особый правовой режим, установленный Федеральным законом «Об инвестиционной деятельности», применение которого к классическим договорным отношениям обусловлено Кулагин М.И. Правовая природа инвестиционных соглашений, заключаемых развивающимися странами // Политические и правовые системы стран Азии, Африки и Латинской Америки. М., 1975. С. 40-53;

Мозолин В.П. Право США и экспансия американских корпораций. М., 1974. С. 98.

Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 91;

Доронина Н.Г.

Инвестиционное законодательство и модернизация экономики // Журнал российского права. 2011. № 1. С. 49;

Муравьев Б.В. Инвестиционное обязательство в строительстве.

Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 18.

Лисица В.Н. Правовое регулирование инвестиционных отношений: теория, законодательство и практика правоприменения. Новосибирск, 2011. С. 29;

Мороз С.П.

Теоретические проблемы инвестиционного права (гражданско-правовой аспект): Дис. … д-ра юрид. наук. Алма-Ата, 2005. С. 275.

осуществлением их в рамках деятельности, являющейся в соответствии с законом инвестиционной1.

Предполагается, что в строительстве к корпоративным инвестициям можно отнести жилищные и жилищно-строительные кооперативы, правовое положение которых урегулировано разд. V ЖК РФ, и жилищные накопительные кооперативы, действующие на основании Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах»2. Однако другие авторы, возражая этой позиции, указывают, что в отношениях между участниками таких юридических лиц отсутствуют признаки инвестиционной деятельности, это обыкновенные потребительские кооперативы, разновидность некоммерческих организаций3.

О.М. Антипова предлагает определять инвестиционный договор как форму реализации инвестиционных правоотношений4. При этом можно выделить три подхода к определению категории инвестиционного договора:

первый предполагает, что инвестиционный договор представляет собой новый вид договоров, не поименованных в ГК РФ5, второй включает в это понятие определенные виды гражданско-правовых договоров6, и третий рассматривает инвестиционный договор как некий собирательный термин, объединяющий договоры, обладающие инвестиционной направленностью7.

М.И. Брагинский выделяет два вида инвестиционных договоров: в первом случае пользователем впоследствии будет выступать сам инвестор (договор Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2009 г.

№ 15АП-7120/2009.

Рос. газ. 2004. 31 дек.

Кропотов Л.Г. Правовое регулирование коммерческих инвестиций в области капитального строительства: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2011. С. 80.

Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: анализ теоретических и правовых проблем. М., 2010. С. 94.

Лисица В.Н. Правовое регулирование инвестиционных отношений: теория, законодательство и практика правоприменения. С. 45;

Сокол П.В. Инвестиционный договор в жилищном строительстве. М., 2004. С. 95.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. первая: Общие положения. М., 2001. С. 12;

Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М., 2006. С. 56.


Кропотов Л.Г. Правовое регулирование коммерческих инвестиций в области капитального строительства. С. 114.

строительного подряда), во втором – пользователем выступает третье лицо, заказчик1. О.Н. Кондрашкова указывает, что инвестиционный договор – это сложный по своей природе договор, определяющий взаимоотношения собственников или титульных владельцев средств, вложенных в объекты предпринимательской деятельности, их взаимодействие в ходе реализации инвестиционного проекта, в пользовании или эксплуатации объекта, а также установлении права собственности на объект2.

Анализ положений действующего законодательства об инвестиционной деятельности и существующих научных позиций приводит к мысли о том, что инвестиционный договор в самой общей форме можно определить как соглашение между субъектами инвестиционной деятельности о реализации инвестиционного проекта.

Сложившаяся ситуация с отсутствием единого подхода к определению инвестиционного договора привела к тому, что на практике в строительной деятельности этих договоров существует достаточно много, и в научных работах они классифицируются по различным основаниям. Например, В.Н.Лисица указывает, что инвестиционным договором можно признать любой, в рамках которого осуществляется инвестиционная деятельность: он может быть поименованным в ГК РФ (купля-продажа, строительный подряд), либо иным (договор участия в долевом строительстве, договор о развитии застроенной территории). Возникновение непоименованных в ГК РФ договоров В.Н. Лисица связывает с одновременным осуществлением стороной договора функций инвестора, заказчика, подрядчика, пользователя, что предусмотрено Законом об инвестиционной деятельности3.

Д.С.Ратникова предлагает четыре классификационные группы в зависимости от субъектного состава: 1) инвестиционные договоры с участием государства;

2) договоры о привлечении инвестиционных средств;

Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 125.

Хозяйственное право. Учебник для вузов / Отв.ред. проф. В.С. Мартемьянов. М., 1994. Т. 2. С. 170.

Лисица В.Н. Правовое регулирование инвестиционных отношений: теория, законодательство и практика правоприменения. С. 113.

договоры о совместном инвестировании;

посреднические 3) 4) инвестиционные договоры1.

О.М. Антипова полагает, что инвестиционный договор в строительной деятельности не наделен отличиями от инвестиционных договоров в других сферах деятельности ни по субъектам, ни по целевой направленности, а его специфику создают затраты, связанные с вложением в строительство2.

В современный период в строительной деятельности широко используются такие договоры, как договор о развитии застроенной территории и договор о предоставлении земельного участка для целей строительства. Представляется, что они носят организационно предпосылочный характер. Л.Г. Ефимова относит такие договоры к рамочным, которые исполняются путем заключения исполнительских сделок3. Договор о развитии застроенной территории в современном виде появился как правовое понятие относительно недавно: после включения в декабре 2006 г. в Градостроительный кодекс Российской Федерации ст. ст.

46-1 – 46-3. Договор о развитии застроенной территории имеет свою специфику: он заключается между органом местного самоуправления и победителем открытого аукциона на право заключить такой договор (либо с иным лицом – например, с участником аукциона, сделавшим предпоследнее предложение о цене права на заключение договора). Развитие застроенных территорий является актуальным современным направлением строительной деятельности, характеризующимся сложными юридическими конструкциями. По сути, на основании договора о развитии застроенной территории заключается целый ряд иных договоров, необходимых для реализации самого проекта.

Ратникова Д.С. Правовое регулирование инвестиционной деятельности в Российской Федерации: теоретические проблемы: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С.

72.

Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: анализ теоретических и правовых проблем. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 106.

Ефимова Л.Г. Рамочные (организационные) договоры. М., 2006. С. 65-66.

О.М. Антипова справедливо определяет, что основаниями возникновения инвестиционных правоотношений в строительстве являются правомерные действия инвестора, состоящие в заключении договора, и признает, что инвестиционным договором в строительстве является только такой договор, на основании которого возникают и исполняются обязательства о производстве строительных работ1. Л.Г. Кропотов отмечает, что системного подхода к определению инвестиционной деятельности и инвестиционных договоров в строительстве в настоящее время в России нет2.

Поэтому можно сделать вывод, что инвестиционным договором в строительной деятельности будет любой договор, заключенный в соответствии с ГК РФ, если возникающие правоотношения подпадают под определение инвестиционных.

Можно выделить несколько признаков инвестиционного договора в строительной деятельности. Непосредственно из ст. Закона об инвестиционной деятельности можно отметить два из них: во-первых, заключение в соответствии с ГК РФ;

во-вторых, регулирование инвестиционных правоотношений. Далее, в литературе отмечаются такие признаки, как долгосрочный характер взаимоотношений по инвестиционному договору3 (хотя законодатель не устанавливает никаких сроков для реализации инвестиционных правоотношений), основанность на равенстве, автономии воли и самостоятельности субъектов инвестиционной Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: анализ теоретических и правовых проблем. М., 2010. С. 135.

Кропотов Л.Г. Коммерческие инвестиции в объекты капитального строительства:

правовое регулирование. М., 2012. С.115.

Гущин В.В., Овчинников А.А. Инвестиционное право. М., 2009. С. 398.

деятельности1, имущественный характер2, заключение между субъектами, осуществляющими предпринимательскую деятельность3.

Существенные условия инвестиционного договора в строительстве в конечном итоге определяются видом конкретного договора. Например, существенными условиями договора строительного подряда в соответствии со ст. 740 ГК РФ являются: строительство или реконструкция предприятия, здания (в том числе жилого дома), сооружения или иного объекта, а также выполнение пусконаладочных, монтажных или неразрывно связанных со строящимся объектом работ. Н.А. Коробейников указывает, что к существенным условиям договора строительного подряда можно отнести виды и объемы строительных работ, согласованных сторонами в технической документации, а также сроки выполнения работ, которые могут разделяться на промежуточные этапы4. Поскольку договор строительного подряда является возмездным, его существенным условием, как верно утверждают М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, С.П. Юшкевич, будет цена5. Предметом договора строительного подряда выступает результат деятельности подрядчика: объект нового строительства, монтаж технологического или иного специального оборудования, капитальный ремонт здания или сооружения, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ.

Кропотов Л.Г. Коммерческие инвестиции в объекты капитального строительства:

правовое регулирование. С.116.

Ласковый В.А. Инвестиционный договор в строительстве как самостоятельный тип договора в законодательстве // Право и политика. 2006. № 5. С. 143.

Ратникова Д.С. Правовое регулирование инвестиционной деятельности в Российской Федерации: теоретические проблемы. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С.

51.

Коробейников Н.А. Существенные условия договора строительного подряда // Новости строительной индустрии. 2007. № 2.

Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 19;

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М., 1998. С. 165;

Юшкевич С.П. Существенные условия договора строительного подряда // Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России.

Сборник научных статей № 8 URL: http://voenprav.ru/tree-258.htm Существенными условиями договора о развитии застроенной территории в соответствии со ст. 46.2 Градостроительного кодекса Российской Федерации признаются: 1) сведения о местоположении и площади застроенной территории;

2) цена права на заключение договора;

3) обязательство лица, заключившего договор, подготовить проект планировки застроенной территории;

4) обязательство создать, приобрести или передать в государственную или муниципальную собственность благоустроенные жилые помещения для предоставления гражданам, выселяемым из жилых помещений, занимаемых по договору социального найма;

5) обязательство уплатить выкупную цену за изымаемые аварийные и подлежащие сносу жилые помещения в многоквартирных домах;

6) обязательство осуществить строительство на застроенной территории, в отношении которой принято решение о развитии;

7) обязательство органа местного самоуправления утвердить проект планировки застроенной территории;

8) обязательство органа местного самоуправления принять решение об изъятии путем выкупа жилых помещений в многоквартирных домах, признанных аварийными и подлежащих сносу;

9) обязательство органа местного самоуправления предоставить земельные участки для строительства;

10) срок действия договора;

11) положения об ответственности сторон.

Существенными условиями договора участия в долевом строительстве в соответствии со ст. 4 Закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»

являются: 1) определение конкретного подлежащего передаче объекта долевого строительства;

2) срок передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства;

3) цена договора, порядок и сроки ее уплаты;

4) гарантийный срок на объект долевого строительства.

Субъекты инвестиционных договоров также определяются в научной литературе по-разному. Одни ученые полагают, что инвестиционные договоры могут заключаться только между предпринимателями1. Возражая им, другие авторы указывают на договор участия в долевом строительстве, заключаемый с физическими лицами, приобретающими таким способом имущество2.

недвижимое В некоторых работах упоминается об инвестиционных договорах, реализуемых в рамках государственно-частного партнерства, о договорах развития застроенной территории, одной из сторон которого выступают органы исполнительной власти или местного самоуправления. Такое положение позволяет этим авторам говорить об административно-правовой природе этих договоров либо о гражданско правовой, но с оттенком публично-правовых отношений3. Ст. 4 Закона об инвестиционной деятельности 1999 г. к субъектам инвестиционной деятельности относит: 1) инвестора;

2) заказчика;

3) подрядчика;

4) пользователей объектов капитальных вложений. При этом инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основании договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности.

Обязанности субъектов инвестиционной деятельности установлены в ст. 7 Закона об инвестиционной деятельности: 1) осуществлять ее с международно-правовыми нормативными актами, федеральным и региональным законодательством, нормативными актами органов местного самоуправления;

исполнять законные требования, предъявляемые 2) государственными органами и их должностными лицами;

3) использовать средства, направляемые на капитальные вложения, по целевому назначению.

В рамках конкретного инвестиционного договора в строительной Муравьев Б.В. Инвестиционное обязательство в строительстве. С. 8.

Сокол П.В. Инвестиционный договор в жилищном строительстве. С. 15.

Лукьяненко Г.В. Административно-правовая природа договора о развитии застроенной территории // Правовая политика и правовая жизнь. 2011. № 2. С. 108-113;

Манасян Г.В. Проблемы договора о развитии застроенной территории. Краснодар, 2010.

С. 9-20.

деятельности эти обязанности могут быть дополнены (например, по договору строительного подряда в соответствии с п. 1 ст. 740 ГК заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения строительных работ, принять их результат и уплатить оговоренную цену, предоставить земельный участок для строительства, а подрядчик обязуется построить по заданию заказчика определенный объект или выполнить иные строительные работы, при этом производить их в строгом соответствии с технической документацией). Ст. Градостроительного кодекса Российской 46- Федерации при реализации договора о развитии застроенной территории возлагает на одну из его сторон выполнение следующих обязательств:

подготовить проект планировки застроенной территории, приобрести или передать в государственную или муниципальную собственность благоустроенные жилые помещения для предоставления гражданам, выселяемым из жилых помещений, занимаемых по договору социального найма, уплатить выкупную цену за изымаемые аварийные и подлежащие сносу жилые помещения, осуществить строительство на застроенной территории.

Права субъектов инвестиционной деятельности установлены в ст. Закона об инвестиционной деятельности: 1) осуществление инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений;

самостоятельное 2) определение объемов и направлений капитальных вложений;

3) владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений;

4) передача по договору или государственному контракту своих прав на осуществление капитальных вложений и на их результаты физическим и юридическим лицам, государственным органам и органам местного самоуправления;

5) осуществление контроля за целевым использованием средств, направляемых на капитальные вложения;

6) объединение собственных и привлеченных средств со средствами других инвесторов в целях совместного осуществления капитальных вложений;

7) осуществление других прав, предусмотренных договором или государственным контрактом. Таким образом, перечень прав инвестора может корректироваться с учетом природы заключенного договора (например, при заключении договора строительного подряда у заказчика есть право в случае, если подрядчик своевременно не приступает к исполнению договора, отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 715 ГК), а у подрядчика есть право на удержание результатов работ до уплаты заказчиком соответствующих сумм (ст. 712 ГК)).

Практика ГК «Олимпстрой» показывает, что в отношениях с контрагентами используется примерная форма договора на выполнение строительно-монтажных работ (с разработкой рабочей документации).

Предмет договора может включать в себя: разработку рабочей документации, разработку и реализацию проектов освоения лесов, выполнение строительно монтажных и пусконаладочных работ, поставку материалов и оборудования, выполнение иных, неразрывно связанных со строящимся объектом работ, получение разрешений на ввод оборудования в работу, выполнение обязательств в течение гарантийного срока. Цена как существенное условие договора оформляется протоколом соглашения о договорной цене, которое является неотъемлемой частью договора. Договорная цена может быть изменена, что породило на практике следующую проблему: после одобрения государственной экспертизы на смету корпорация «Олимпстрой» заключала дополнительные соглашения к договорам на строительство, цены по которым носили завышенный характер. Так, первоначальная стоимость договора на строительство санно-бобслейной трассы составляла 2 млрд руб. Подрядчик по договору после утверждения данной цены Главгосэкспертизой России не имел права увеличивать стоимость договора, однако 14 раз подписывались дополнительные соглашения, в результате чего смета увеличиалсь в два раза.

По строительству ледового дворца спорта для фигурного катания и соревнований по шорт-треку к июню 2012 г. было заключено дополнительных соглашений, а смета выросла с 5,6 млрд до 8,8 млрд руб.

Первоначальная договорная стоимость Большой ледовой арены для хоккея с шайбой с помощью 18 дополнительных соглашений подскочила с 8,5 млрд до 9,6 млрд руб. Далее, существенными условий договоров являются порядок и условия платежей, а также сроки и порядок выполнения работ. В ходе строительства олимпийских объектов выявлено множество случаев срывов сроков строительства, на что обращали внимание как представители общественности, так и первые лица государства. Однако здесь, думается, главная проблема не в коррупционных злоупотреблениях, а в невозможности соблюсти сроки с учетом необходимости, кроме строительства, вступать в иные правоотношения собственниками земельных участков, с (с поставщиками, с контрольно-надзорными органами). В силу положений закона № 238-ФЗ (п. 6.1 ч. 3 ст. 3) ГК «Олимпстрой» осуществляет контроль за организацией и ходом строительства олимпийских объектов и реализации связанных с таким строительством мероприятий в рамках соглашений об организации строительства олимпийских объектов федерального значения и соглашений об осуществлении контроля за строительством олимпийских объектов и реализацией мероприятий, связанных со строительством олимпийских объектов. Например, такое соглашение было заключено между «Олимпстроем» и ЗАО «Санаторий «Кавказская Ривьера» (инвестором), в соответствии с ним инвестор обязался осуществить финансирование строительства Олимпийского объекта санаторий «Пятизвездочный «Кавказская Ривьера» на 250 номеров, обеспечить его проектирование и строительство до 30.06.2013 в соответствии с базовым плановым сетевым графиком строительства олимпийского объекта. По соглашению на инвестора возлагались следующие обязанности: 1) в течение 1 месяца со дня представления в «Олимпстрой» Графика финансирования и освоения капитальных вложений на строительство объекта представить документы, подтверждающие обеспечение исполнения своих обязательств по строительству объекта, либо застраховать в пользу «Олимпстроя» риск ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по проектированию олимпийского объекта;

2) ежемесячно представлять отчет о финансировании и освоении капитальных вложений по проектированию и строительству олимпийского объекта. За нарушение сроков выполнения любого из этапов по проектированию Олимпийского объекта, установленных базовым планом, более чем на 10 рабочих дней, корпорация вправе требовать от инвестора уплаты пени в размере 0,05 % от стоимости работ по проектированию олимпийского объекта, за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости указанных работ. Инвестором сроки строительства были нарушены, что повлекло образование неустойки в сумме свыше 18 млн руб. В арбитражном суде инвестор заявил о том, что земельный участок, на котором должно было осуществляться строительство, отнесен к категории земель особо охраняемых территорий. Судом это объяснение не воспринято1.

Среди иных существенных условий договоров, использующихся при возведении олимпийских объектов, можно отметить обязательства и права заказчика (такая формулировка используется в примерных формах), особые условия выполнения работ при создании системы комплексной безопасности объекта. В данном случае возникает проблема публично-правовой направленности, поскольку обеспечение безопасности регламентировано специальными нормативными актами, в частности, ФЗ «О противодействии терроризму».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.