авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Юридический институт На правах рукописи ...»

-- [ Страница 3 ] --

В литературе указывалось, что «Олимпийский закон» (№ 310-ФЗ) закрепляет нормы, ущемляющие права собственников недвижимости и землепользователей земельных участков в части изъятия их для государственных нужд – строительства олимпийских объектов2. Среди видов нарушений упоминается: непродолжительный срок для ознакомления собственника с проектом соглашения об изъятии, фактическое лишение собственников права на судебную защиту, возможность разделения Архив Арбитражного суда Краснодарского края. 2013. Дело № А 32-17592/2012.

Илларионов С.Ю. Гражданско-правовое регулирование прекращения прав на жилые помещения. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 11.

земельного участка1. В судебной практике встречаются случаи, когда соглашение об изъятии заключается с бессрочным пользователем участка, без согласия собственника, без учета обременений в виде аренды2.

Особенности строительства олимпийских объектов связаны и с комплексным характером ведущейся деятельности. Например, в соответствии с Программой строительства олимпийских объектов и развития г. Сочи как горноклиматического курорта, ОАО «Газпром» является ответственным исполнителем по строительству ряда олимпийских объектов, которые будут располагаться на территории Краснодарского края, а именно совмещенного лыжного и биатлонного комплекса на 16 тыс. зрителей, горно туристического центра, газопровода Лазаревское - Сочи»

«Джубга и Адлерской ТЭС. В ряде случаев, кроме спорных вопросов непосредственно в сфере строительства возникают и проблемы смежного характера: например, связанные с установлением сервитутов. Так, ФАС СКФО рассмотрено дело № А 32-12074/2012 по иску об обязании заключить соглашение об установлении сервитутов. В данном деле ответчику направлялось оглашение об установлении срочных сервитутов в целях строительства олимпийского объекта федерального значения в отношении части земельного участка, принадлежащего ответчику. Ответчик от заключения соглашения отказался, ссылаясь на невыгодные условия. Требование истца было удовлетворено, поскольку ответчик не доказал того, что разработанная документация по планировке территории была составлена с нарушением строительных норм и правил, чем непосредственно нарушались бы его права. В споре с физическим лицом был установлен, например, факт безмотивного уклонения от подписания соглашения об установлении срочного сервитута в целях строительства олимпийского объекта3. Другая группа спорных ситуаций Албегова Д.М. Проблемы гражданско-правового регулирования деятельности государственных корпораций в Российской Федерации. Дис. … канд. юрид. наук.

Владикавказ, 2011. С. 7.

Постановление ФАС СКФО по делу № А 32-3838/2009 от 14.03.2013, Кассационное определение Краснодарского краевого суда по делу № 33-17653/2010 от 14.09.2010.

Архив Краснодарского краевого суда. 2013. Дело № 33- 1605/2013.

связана с перевозкой грузов автотранспортных средств, (например, необходимых для строительства олимпийских объектов), и в них вовлекаются лица, напрямую в строительстве не задействованные. Так, Арбитражным судом Краснодарского края рассмотрен иск ФГУП «Росморпорт» к ИП о взыскании задолженности по оплате услуг по паромной перевозке строительной техники. Услуги были оказаны, но в полном объеме не оплачены1. Следует отметить, что Т.Е. Абова, анализируя положения о подаче и принятии заявки на перевозку, отмечала, что отношения, предшествующие заключению договора перевозки, образуют самостоятельное обязательство, структурно обособленное от отношений по договору перевозки2. В системе строительства олимпийских объектов возникает достаточно много структурно обособленных правоотношений и самостоятельных обязательств, при этом возможности координации дат их возникновения и порядка исполнения в нынешних условиях законом не предоставлены, поэтому одна из причин «олимпийского долгостроя» состоит в раскоординированности действий инвесторов, заказчиков, подрядчиков и субподрядчиков.

Подводя итоги проведенному анализу признаков и особенностей инвестиционных договоров в строительстве олимпийских объектов, можно сделать вывод о том, что единый системный подход к тому, что же считать инвестиционным договором, а что – нет, отсутствует, и это создает трудности в практике реализации инвестиционных правоотношений.

Правовая природа инвестиционных договоров также является предметом длительной научной дискуссии: существуют три научных позиции, одна из которых отстаивает административно-правовую природу инвестиционных договоров, другая – гражданско-правовую и третья – смешанную частно правовую и публично-правовую. Более выигрышной представляется последняя позиция, поскольку она позволяет включить в перечень Архив Арбитражного суда Краснодарского края. 2013. Дело № А 32-8364/2013.

Комментарий к Транспортному уставу железных дорог Российской Федерации (постатейный) / Под ред.

Т.Е. Абовой, В.Б. Ляндреса. М., 1998. С. 28-29.

инвестиционных договоров в строительстве не только договор строительного подряда, но и договор о развитии застроенной территории, договор инвестиционного товарищества и др.

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 101-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с организацией и проведением XXII зимних Олимпийских игр и XI Паралимпийских игр 2014 года в городе Сочи и развитием города Сочи как горноклиматического курорта» установлен порядок передачи объектов, построенных за счет средств ГК «Олимпстрой» в государственную и муниципальную собственность. Основаниями для государственной регистрации права собственности РФ, Краснодарского края или МО Сочи на земельные участки, изъятые в целях размещения олимпийских объектов являются решения об изъятии земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества в целях размещения олимпийских объектов, соглашения, заключенные в связи с изъятием земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества в целях размещения олимпийских объектов, либо решения суда.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что олимпийское строительство идет на основании нормативно-правовых источников, частично противоречащих ГК РФ. Законодатель предпочел принять два специальных нормативных акта – ФЗ о госкорпорации «Олимпстрой» и «Олимпийский закон», которые вплоть до 31 декабря 2016 г. (окончание олимпийского периода) будут определять сущность правоотношений в сфере строительства на территории региона.

2.2 Гражданско-правовые договоры о рекламной деятельности в сфере олимпийского движения На сегодняшний день в России создан обширный массив законодательства в области спорта, но в имеющемся правовом режиме во многом нет соответствия современному содержанию и специфике спортивных и олимпийских общественных отношений. Профильный Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» не смог полностью преодолеть данную весьма существенную разрозненность нормативных актов в области спорта, даже при учете значительных изменений, которые были внесены в него в последующие годы.

Подготовка к Олимпиаде в Сочи вскрыла ряд проблем, имеющих отношение к правовому регулированию рекламной деятельности. Прежде всего, уточним, что рекламные отношения, законодательство о рекламе, права и обязанности рекламодателей, рекламопроизводителей, рекламораспространителей, потребителей рекламы, рекламные правоотношения, юридическая ответственность за рекламные правонарушения – это особая разновидность правовой практики в развитом гражданском обществе. В юридической науке имеются отдельные исследования рекламной деятельности, но все они сосредоточены на отраслевом уровне (так, в конституционном праве этой проблеме посвятили свои исследования В.И. Крусс и Ю.В. Осояну1, в гражданском праве проанализировали отдельные проблемы содержания и формы рекламного законодательства, рекламных правоотношений, информационных объектов, защиты интеллектуальной собственности такие авторы, как А.Ю. Головин, Л.М. Жуковская, Д.А.Копытин, Ю.С. Куликова, В.Л. Нечуй-Ветер, В.О.Нюняев, Е.А.Свиридова, О.А. Филатова, З.Ш. Шугаибов2 и др.).

Осояну Ю.В. Реализация государственных интересов в сфере социальной рекламы: конституционно-правовые основы. Воронеж, 2005;

Крусс В.И. Национальная (государственная) безопасность России и «трансформационная миссия» рекламы // Рекламный бизнес, законодательство, экономическая безопасность личности и государства в современной России: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Н.Новгород, 2005.

Головин А.Ю. Правовое регулирование рекламы в гражданском праве: Дис....

канд. юрид. наук. М., 2002;

Жуковская Л.М. Гражданско-правовое регулирование рекламной деятельности в Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2007;

Копытин Д.А. Правовое регулирование рекламного рынка: предпринимательско-правовой аспект: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2008;

Куликова Ю.С. Ненадлежащая реклама как форма недобросовестной конкуренции: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2003;

Нечуй-Ветер В.Л. Обязательства по оказанию рекламных услуг: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2003;

Нюняев В.О. Правовое регулирование рекламной деятельности: Дис.... канд. юрид. наук.

СПб., 2008;

Свиридова Е.А. Реклама как индивидуализирующее творческое Рекламная деятельность в Российской Федерации регулируется базовым Федеральным законом «О рекламе»1, который многократно изменялся, например, в связи с введением регламентации заключения договоров на оказание рекламных услуг2.

Как устанавливает Федеральный закон от 13 марта 2006. № 38-ФЗ «О рекламе», рекламой является информация, распространённая любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц, направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Регулирование рекламы в сфере спорта основано на общих правилах регулирования рекламных правоотношений. В свою очередь реклама как готовый продукт не получилась бы создания и приведения в готовую для распространения форму, а также распространения и доведения до сведения неопределенного круга потребителей рекламы. Эта деятельность осуществляется тремя субъектами рекламодателем, – рекламопроизводителем и рекламораспространителем.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что отношения между этими субъектами как в целом, так и в сфере спорта, строятся на основании договора возмездного оказания услуг (гл. ГК РФ), который должен чётко отражать права и обязанности каждого из субъектов рекламной деятельности. Рассмотрение и анализ вопросов и проблем гражданско-правового статуса участников рекламных правоотношений показывает, что в ФЗ рекламе» установлена «О ответственность за нарушение соответствующих общих и специальных представление: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2007;

Филатова О.А. Гражданско-правовые особенности рекламы в Интернете: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2003;

Черячукин Ю.В.

Проблемы правового регулирования рекламной деятельности в России и зарубежных государствах: Дис.... д-ра юрид. наук. Волгоград, 2002;

Шугаибов З.Ш. Гражданские правоотношения в сфере российского рынка рекламы: Дис... канд. юрид. наук. М., 2006.

О рекламе : Федер. закон [Принят Гос. Думой 22.02.2006] (по сост. на 28.07.2012) // СЗ РФ. 2006. № 12. Ст. 1232.

О внесении изменений в статьи 14, 33, 36 Федерального закона «О рекламе» :

Федер. закон [Принят Гос. Думой 18.12.2009 ] // Рос. газ. 2009. 29 дек.

требований к рекламе, но при этом не регламентированы их права и обязанности, которые сводятся к определению понятия «реклама» и к соблюдению участниками рекламного процесса общих и специальных требований. В случае нарушения требований к форме и содержанию рекламной информации, такая реклама признаётся ненадлежащей, а лица, виновные в нарушении этих требований, несут гражданско-правовую и административную ответственность.

В литературе отмечалось, что многие из норм законодательства о рекламе носят общий характер, недостаточно учитывают специфику и многообразие форм, средств и способов распространения рекламы, не всегда дают ответы на возникающие вопросы, практически не регламентируют институт защиты прав потребителей от ненадлежащей рекламы, позволяют недобросовестным субъектам рекламной деятельности легально уходить от ответственности1.

В указанном контексте неудивительно, что в Федеральном законе «О рекламе» нет отдельной статьи, посвященной регулированию рекламы в сфере спорта, физкультуры и олимпийского движения, хотя, например, регулирование рекламной деятельности в сфере олимпийского движения существенно отличается от иных сфер, также как и сами отношения государства со спортивными организациями строятся специфическим образом2.

Во-первых, можно провести отличие по источнику правового регулирования. Прежде всего, в этом качестве выступают международно правовые документы. Так, ст. Хартии МОК указывает, что исполнительный комитет МОК определяет принципы и условия, на которых может быть разрешена любая форма рекламы. Не разрешается любая форма Баранова М.В. Право и реклама (общетеоретический аспект). Дис. … канд. юрид.

наук. Н.Новгород, 2010. С. 8;

Егупов В.А. Гражданско-правовой статус участников отношений в сфере рекламы и роль ОВД в борьбе с нарушениями рекламного законодательства. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 7.

Щепинов А.О. Взаимодействие спортивной сферы с политической системой общества в современной России. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 9.

рекламы или пропаганды на стадионах и над ними и в других местах проведения соревнований, которые считаются входящими в Олимпийские объекты. Запрещена любая реклама коммерческого характера на стадионах, в местах проведения соревнований и других спортивных аренах.

Во-вторых, олимпийской хартией устанавливаются серьезные ограничения по содержанию рекламы. В официальных разъяснениях к Правилу 51 Олимпийской Хартии отмечается, что никакой вид рекламы или пропаганды коммерческого или иного рода не может использоваться на людях, спортивной форме, аксессуарах или, в общем, на любом предмете одежды или оборудования, надеваемого или используемого спортсменами или иными участниками Олимпийских игр, за исключением идентификации производителя данного предмета или оборудования, при условии, что такая идентификация не будет сделана слишком заметной в рекламных целях.

Любое нарушение каким-либо лицом положений Хартии приведет к его дисквалификации или лишению аккредитации. Кроме того, на номерах, надеваемых участниками, не может быть никакой рекламы, на них должна быть изображена олимпийская эмблема ОКОИ. Отдельно комментируется наличие идентификационных знаков на техническом оборудовании, установках и другой аппаратуре, которые не носят и не используют спортсмены или другие участники Олимпийских игр, включая оборудование для хронометража и табло. Эти обозначения ни при каких обстоятельствах не должны превышать 1/10 высоты самого оборудования, установки или аппаратуры, и не должны быть более 10 см высотой.

Ст. 6 Федерального закона «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр» стремится согласовать нормы российского законодательства с нормами международного олимпийского права. Так, в ч. ст. 6 указанного Закона продублированы положения Хартии МОК о необходимости заключения соответствующего договора с МОК или уполномоченной им организацией на размещение (распространение) наружной рекламы на олимпийских объектах, рекламы внутри олимпийских объектов, в местах проведения спортивных мероприятий и церемоний Олимпийских игр и Паралимпийских игр в период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр на расстоянии ближе чем тысяча метров от таких объектов и мест, а также в воздушном пространстве над ними.

Таким образом, непосредственно закон № 310-ФЗ называет пять видов договоров, одной из сторон которых является МОК или уполномоченная организация: 1) на размещение наружной рекламы;

2) на размещение рекламы внутри олимпийских объектов;

3) на размещение рекламы в местах проведения соревнований;

4) на размещение рекламы на расстоянии до 1 км от мест проведения олимпийских мероприятий;

5) на размещение рекламы в воздушном пространстве над олимпийскими объектами. Однако в этой части в отношении олимпийских объектов законодатель ограничился только таким видом, как наружная реклама, что, по сути, является разрешением на распространение иных видов рекламы, в связи с чем мы рекомендуем уточнить данную часть ст. 6 Закона № 310-ФЗ, включив в нее слова «размещение (распространение) наружной рекламы и иных видов рекламы на олимпийских объектах».

В соответствии с Хартией МОК в ч. 2 ст. 6 указанного закона введено требование о размещении рекламы на спортивной одежде, аксессуарах (экипировке) и спортивном оборудовании, используемых спортсменами и иными участниками Олимпийских игр и Паралимпийских игр в период их проведения. В статье указано, что размещение такой рекламы допускается только в случаях и на условиях, предусмотренных Олимпийской хартией или Сводом правил Международного паралимпийского комитета.

Для уточнения правового поля института ответственности законодатель в ч. 3 ст. 6 закона № 310-ФЗ расширил значение понятия недостоверной рекламы: это реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о причастности рекламодателя к Олимпийским играм и Паралимпийским играм, в том числе в качестве спонсора, а также об одобрении МОК, МПК, ОКР, ПКР, Оргкомитетом «Сочи 2014»

потребительских свойств рекламируемых товаров (работ, услуг).

Ужесточая ответственность, законодатель ввел в ст. 8 Закона № 310-ФЗ критерии отнесения действий к недобросовестной конкуренции, что влечет наступление последствий, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации. К ним, в частности, относится введение в заблуждение, в том числе создание ложного представления о причастности производителя товара, рекламодателя к Олимпийским играм и (или) Паралимпийским играм (ч. 3 ст. 8 № 310- ФЗ).

П. 3 ст. 40 Закона «О рекламе» выводит за рамки правоотношений, установленных рекламным законодательством, рекламу в период проведения олимпийских и Паралимпийских игр в 2014 г., поскольку устанавливает, что особенности размещения (распространения) рекламы в городе Сочи определяются Федеральным законом «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Вышеизложенное обуславливает необходимость уточнения, прежде всего, рекламных договорных правоотношений в сфере спорта.

Здесь необходимо уточнить сущность договорных отношений, описанных О.А. Красавчиковым, М.И. Брагинским и В.В. Витрянским1.

О.А. Красавчиков разделяет все индивидуальные правовые формы на две группы: правовые формы индивидуальных актов субъектов права, к которым относятся договоры (сделки) и правовые формы разнообразных социальных связей субъектов гражданского права (договорные правоотношения)2. Л.В. Андреева, указывая, что в современный период роль Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание и функции // Антология уральской цивилистики, 1925 – 1989. М.: «Статут», 2001. С. 156 – 165;

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2011.

Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т.

Том 2. М.: «Статут», 2005. С. 24.

договора явно недооценивается1, обращает внимание на определение существенных условий договора: предмет договора и его объект (составная часть предмета), объективно существенные условия (названные в законе или ином нормативно-правовом акте как существенные для договоров данного вида), квалифицирующие признаки (например, субъектный состав), способ заключения договора, цена договора, субъективно существенные условия договора (все условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение)2.

Исходя из определения рекламы и рекламодателя, к непосредственным правам рекламодателя, заказчика и инициатора рекламной информации можно отнести следующие права:

– давать указания на производство и распространение информации в любой форме и с помощью любых средств;

– заказывать рекламу любого объекта, за исключением тех объектов, реклама которых запрещена в соответствии с законодательством;

– обращаться к неопределенному кругу лиц для привлечения их внимания к указанному объекту с целью поддержания к нему интереса и его продвижения на рынке;

– заключать договор на производство и распространение рекламы с рекламопроизводителями и (или) рекламораспространителями;

– использовать любой из указанных законом способов защиты гражданских прав.

В части рекламы в период проведения Олимпийских игр можно отметить, что инициатором рекламной информации выступают Международный олимпийский комитет, Олимпийский комитет России, Оргкомитет «Сочи-2014».

Сторонами исполнения обязательства по производству рекламы в сфере спорта является рекламодатель (кредитор), с одной стороны, и Андреева Л.В. Коммерческое право России: учебник для вузов. М., 2008. С. 139.

Андреева Л.В. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. 2000. № 12. С. 89-96.

рекламопроизводитель (должник) – с другой. В литературе выделяют два вида обязательств по оказанию рекламных услуг: 1) по производству рекламы;

2) по распространению рекламы1.

Предметом исполнения обязательства по производству рекламы является овеществленный результат материальной и творческой деятельности по воздействию обязанного лица на рекламную информацию в целях её приведения в форму, пригодную для последующего распространения. Особенностью исполнения обязательства по производству рекламы является то, что действия по выполнению принятых на себя обязанностей рекламопроизводителя (должника) согласно п. 1 ст. 702 ГК РФ во многом зависят от встречных действий рекламодателя (кредитора). Так, рекламодатель обязан вместе с заданием передать рекламопроизводителю информацию для приведения её к готовой для последующего распространения форме. При производстве рекламных носителей (роликов, наружной рекламы и пр.) необходимо соблюдать требования к рекламе, установленные ст. 5 ФЗ «О рекламе». Не имея информации о товарах, работах, услугах рекламодателя, нельзя облечь её в какую бы то ни было форму, поэтому исполнение обязательства по производству рекламы носит взаимообусловленный характер, вызывает необходимость содействия друг другу при исполнении обязательства услуги по производству рекламы.

В отношении правового статуса рекламопроизводителя и других субъектов рекламной деятельности в сфере спорта может быть выделен ряд конкретных проблем, требующих, на наш взгляд, законодательного усовершенствования. В частности, на наш взгляд, следует:

1) внести изменения в Федеральный закон «О рекламе», исключив из него п. 9 ст. 14, который допускает прерывание рекламой трансляцию спортивного мероприятия, что нарушает возможность зрителя получить максимально ясное и полное представление о спортивном мероприятии;

Нечуй-Ветер В.Л. Обязательства по оказанию рекламных услуг: Дис.... канд.

юрид. наук. М., 2003. С. 8.

2) ограничить частоту повторения одних и тех же рекламных роликов, так как это раздражает потребителя и формирует у него недоброжелательное отношение ко всему спорту;

3) отразить в ФЗ «О рекламе» особенности правового регулирования спортивной рекламы, формы и пределы её использования.

Обобщая уже ведущуюся рекламную деятельность в отношении Олимпийских игр 2014 г., можно выделить несколько типов рекламного освещения данного события:

во-первых, это продукция, непосредственно связанная с – предстоящими играми;

– во-вторых, это указание на продукции компаний, являющихся спонсорами Игр, их принадлежности к составу спонсоров;

– в-третьих, это комбинированная рекламная продукция, в которой используется пропаганда спорта (отдельных его видов) в целом и указание о предстоящих Играх 2014 г.

Далее, при правовом регулировании отношений в сфере рекламной деятельности можно выделить особенности правоотношений с участием отдельных ее субъектов:

– отношения «заказчик-производитель» – между инициатором создания рекламной информации и исполнителем, создающим определенный ее вид (ролик, изображение);

– отношения в сфере распространения рекламы (на продукции спонсора, в сети телерадиовещания);

– отношения в сфере отбора исполнителей (как создателей рекламной продукции, так и распространителей).

В ходе организации и проведения Игр 2014 г. вопросы отбора исполнителей возложены на Оргкомитет однако «Сочи-2014», соответствующая правовая норма в действующем законодательстве отсутствует, существует только общее правило 51 Олимпийской хартии, согласно которому все контракты ОКОИ должны соответствовать правилам Олимпийской хартии и инструкциям Исполкома МОК. В связи с этим уже имелись прецеденты, связанные как с неправильным использованием терминологии, так и с претензиями по качеству отбора. Например, в рекламных телевизионных сюжетах, созданных по заказу Оргкомитета, некорректно использовался термин «Олимпиада» (согласно положениям олимпийской хартии он обозначает временной период из четырех календарных лет, а не сами соревнования, которые обозначаются с помощью словосочетания «Олимпийские игры»). Кроме того, маркировка различных товаров народного потребления указанием о том, что производитель товара является официальным спонсором игр-2014, послужила поводом для жалоб в Федеральную антимонопольную службу со стороны конкурентов. В 2011 г.

Международная черкесская ассоциация обращалась к президенту России с письмом, в котором указывала, что Оргкомитет «Сочи-2014» игнорирует историю черкесского народа, символы которой можно использовать в рекламных целях, освещая предстоящие Игры. Резкую критику вызвал рекламный ролик одного из спонсоров Игр – Роснефти – с изображениями детей, играющих на льду и громко выкрикивающих штампованные слова про командный дух. Творческая ценность большинства уже демонстрировавшихся по телевизору роликов более чем сомнительна, и по опросам зрителей, вызывает только раздражение. Следует отметить, что рекламная кампания Олимпийских игр в Лондоне тоже первоначально вызывала нарекания (ВВС, например, выпустило рекламный ролик в фоновом сопровождении песней «Лондон в огне»), однако впоследствии эта проблема не поднималась.

Отдельно следует упомянуть рекламные компании, проводимые самим Оргкомитетом, что связано с объявлением тендеров на различные виды деятельности (например, с декабря 2011 по январь 2013 г. планировалось закупочных процедур). В 2012 г. в Сочи был проведен конкурс наружной рекламы, в результате чего предполагается оснащение рекламных пространств высокотехнологичными рекламными конструкциями.

Важным правом рекламораспространителя служит регламентированное ст. 13 Федерального закона «О рекламе» право требования от рекламодателя предоставления документально подтвержденных сведений о соответствии рекламы требованиям закона, в том числе сведений о наличии лицензии, об обязательной сертификации, о государственной регистрации. В ранее действовавшем Федеральном законе от 18 июля 1999 г. № 108-ФЗ «О рекламе» такое право было и у рекламопроизводителя. В действующем законе законодатель эти требования смягчены, что, по нашему мнению, может создать почву для появления ненадлежащей рекламы. Об этом же говорит и отсутствие в современной редакции закона ранее действовавшей нормы об обязанности рекламопроизводителя информировать рекламодателя об обстоятельствах, которые могут привести к нарушению законодательства о рекламе.

Кроме этого, не предусмотрено в Федеральном законе «О рекламе» и право расторгнуть с рекламодателем договор, потребовать полного возмещения убытков в случае непредставления рекламодателем сведений о соответствии рекламы требованиям закона, что, по нашему мнению, также можно отнести к его недостаткам. В связи с этим в литературе предлагается изменить ст. 13 ФЗ «О рекламе», установив обязанность рекламодателя предоставить документально подтвержденные сведения о соответствии рекламы требованиям закона, включая сведения о наличии лицензии, об обязательной сертификации, о государственной регистрации1. Подобная редакция ст. 13 Федерального закона «О рекламе» позволит значительно сократить число ненадлежащих рекламных продуктов, в том числе, в сфере спорта.

Особое внимание МОК вызывают вопросы использования товарных знаков Olympic, поскольку оно представляет собой часть продвижения олимпийского движения и Олимпийских игр. Так, в мае 2011 г. Коллегия Егупов В.А. Гражданско-правовой статус участников отношений в сфере рекламы и роль ОВД в борьбе с нарушениями рекламного законодательства. Автореф. дис. … канд.

юрид. наук. М., 2012. С. 11.

Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление МОК о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. Регистрация товарного знака по заявке № 2000728199 с приоритетом от 02.11.2000 была произведена в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 05.11.2002 за № 227197 на имя компании «Астрал Груп, С.А.», Испания. Впоследствии наименование правообладателя товарного знака было изменено на «АДБЕ КАРТЕРА, С.А.». В октябре г. его правообладателем стала компания «ФЛУИДРА КОММЕРСИАЛЬ, С.А.У.», Испания. Товарный знак представляет собой словесное обозначение «OLYMPIC», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита. МОК обратился в Палату по патентным спорам с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «OLYMPIC» по свидетельству № 227197 полностью по причине его неиспользования непрерывно в течение трех лет, предшествующих дате подачи заявления.

Заявление было удовлетворено.

Среди проблем правового регулирования рекламной деятельности во время организации и проведения Олимпийских игр Сочи-2014 наиболее сложен институт гражданско-правовой ответственности.

Законом введены определенные ограничения на рекламу (например, реклама алкогольных напитков на территории спортивных сооружений и пр.), нарушение которых влечет административную ответственность. Для выявления специфики нарушения прав граждан ненадлежащей рекламой, связанной с организацией и проведением Олимпийских игр, важно уделить внимание дефиниции понятия реклама» и общим «ненадлежащая требованиям к рекламе, содержащимся в базовом законе.

В данном законе среди основных видов ненадлежащей рекламы названы:

– недобросовестная реклама (ч. 2 ст. 5), – недостоверная реклама (ч. 3 ст. 5), – скрытая реклама (ч. 6 ст. 5), – реклама с нарушением этических требований (ч. 6 ст. 5).

Однако ни ГК РФ, ни другие нормативные правовые акты не предусматривают в качестве самостоятельного договорного института договор на создание или распространение рекламы. По своей природе договор на создание рекламы является договором подряда, но ближе всего находится к договору возмездного оказания услуг. Основными формами договорной ответственности в сфере рекламы являются уплата неустойки, уплата процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами и в меньшей степени взыскание убытков.

В целях защиты интересов сторон договора, заключаемого на создание рекламного продукта или на распространение рекламной информации, в договор должны быть включены положения, детально регламентирующие вопросы ответственности за нарушение обязательств. Поскольку рекламодатель выступает заказчиком, инициатором рекламных услуг, носителем или собственником объекта рекламирования, то, как правило, он несет внедоговорную (деликтную) ответственность перед третьими лицами (потребителями рекламы, воспользовавшимися рекламируемым объектом) за причинение вреда их жизни или здоровью вследствие недостатков товаров, работ или услуг, а также за причинение морального вреда как потребителям, так и партнёрам-конкурентам. Что же касается договорной ответственности рекламодателя, то она встречается значительно реже, чем у рекламопроизводителя и рекламораспространителя. Это неудивительно, так как последние два участника рекламной деятельности являются исполнителями воли рекламодателя на оказание ему рекламных услуг по производству и распространению рекламы. Именно они могут причинить рекламодателю убытки вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. О договорной ответственности рекламодателя можно говорить лишь в случае одностороннего отказа от исполнения договора, предусмотренного ч. 1 ст. 782 ГК РФ, в соответствии с которой заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Кроме того, рекламодатель отвечает за недобросовестную и (или) недостоверную рекламу как перед государством – в административном порядке, так и перед потребителями рекламы – в гражданско-правовом порядке. Поэтому в ч. 2 ст. 38 Федерального закона «О рекламе» четко сказано, что лица, права и интересы которых нарушены в результате распространения ненадлежащей рекламы, вправе обращаться в установленном порядке в суд или арбитражный суд, в том числе с исками о возмещении убытков, включая упущенную выгоду (ст.ст. 15, 16 ГК РФ), о возмещении вреда, причиненного здоровью физических лиц и (или) имуществу физических или юридических лиц, о компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ), о публичном опровержении недостоверной рекламы (контррекламе). При рекламном освещении Олимпийских игр следует иметь в виду, что в значительной степени рекламная деятельность связана с публично-правовым элементом: с отбором производителей рекламы и рекламораспространителей.

Гражданско-правовые договоры о рекламной деятельности в сфере олимпийского движения имеют достаточно интересную правовую природу:

основная часть функций заказчика и полномочий правообладателя принадлежит МОК, который, невзирая на свой статус некоммерческой неправительственной организации, по сути, осуществляет публично правовые действия в отношении субъектов рекламного рынка и распространителей рекламы). При этом имеется (производителей своеобразное звено, являющееся, с одной стороны, посредником между производителями рекламы и МОК, с другой – оно контролирует их деятельность. Имеется в виду Национальные олимпийские комитеты, а также Оргкомитеты готовящихся олимпийских игр.

Итак, мы полагаем, что среди проблем правового регулирования рекламной деятельности во время организации и проведения Олимпийских игр Сочи-2014, по нашему мнению, наименее регламентирован институт ответственности, что обуславливает необходимость уточнения правового статуса сторон и существенных условий рекламного договора. Детализация данного вопроса выходит за пределы темы, связанной с рекламой в сфере спорта и олимпийского движения, поэтому мы обозначили лишь некоторые пожелания:

1) полное исключение прерывания рекламой трансляций спортивных мероприятий, если в них нет перерывов, поскольку это нарушает возможность зрителя получить максимально ясное и полное представление о спортивном мероприятии;

2) ограничить частоту повторения одних и тех же рекламных роликов, так как это раздражает потребителя и формирует у него недоброжелательное отношение ко всему спорту;

3) введение в Федеральный закон «О рекламе» отдельной статьи, посвященной спортивной рекламе.

4) изменение редакции ст. 6 Федерального закона «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр»:

Статья 6. Особенности размещения (распространения) рекламы в период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр 1. В период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр размещение (распространение) наружной рекламы на олимпийских объектах, рекламы внутри олимпийских объектов, в местах проведения спортивных мероприятий и церемоний Олимпийских игр и Паралимпийских игр и на расстоянии ближе чем тысяча метров от таких объектов и мест, а также в воздушном пространстве над ними допускается только при условии заключения соответствующего договора с Международным олимпийским комитетом или уполномоченной им организацией.

2. В период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр размещение рекламы на спортивной одежде, аксессуарах (экипировке) и спортивном оборудовании, используемых спортсменами и иными участниками Олимпийских игр и Паралимпийских игр, допускается только в случаях и на условиях, предусмотренных Олимпийской хартией.

3. Реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о причастности рекламодателя к Олимпийским играм и Паралимпийским играм, в том числе в качестве спонсора, а также об одобрении Международным олимпийским комитетом, Международным паралимпийским комитетом, Олимпийским комитетом России, Паралимпийским комитетом России, Оргкомитетом «Сочи 2014»

потребительских свойств рекламируемых товаров (работ, услуг), признается недостоверной.

2.3. Гражданско-правовое регулирование отношений, вытекающих из спонсорских договоров Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере спорта представляет собой достаточно новую тему исследований, хотя традиция анализа договорных отношений в гражданском праве существует с дореволюционного периода и продолжается до сегодняшнего дня1.

В целом договорное регулирование отношений в сфере олимпийского движения и профессионального спорта может быть представлено как система, все договоры в рамках которой можно классифицировать по двум основным критериям:

1) по отраслевой принадлежности они подразделяются на гражданско правовые, трудовые и смешанные;

2) по функциональному назначению договора это могут быть договоры, оформляющие профессиональную спортивную деятельность, а также договоры, обслуживающие эту деятельность. Последняя группа договоров представлена обширным перечнем гражданско-правовых См. напр.: Корецкий А.Д. Теория договорного регулирования гражданско правовых отношений: Дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007;

Казанцев М.Ф.

Концепция гражданско-правового договорного регулирования: Дис. … д-ра юрид. наук.

Екатеринбург, 2008.

договоров, регламентированных ГК РФ (например, договоры купли-продажи спортивной экипировки, спортивного инвентаря и т.п., договоры аренды спортивных залов, площадок, тренажерных залов и т.п.).

Следует отметить, что, по мнению Е.А. Суханова, смешанные договоры состоят из известных разновидностей договоров1. Т.Э. Сидорова и Л.Г. Ефимова, наоборот, относят смешанный договор к непоименованным2.

Д.В. Огородов и М.Ю. Челышев, в свою очередь, определяют место смешанного договора между поименованными и непоименованными договорами3. Отдельного внимания заслуживает спонсорский договор, который входит в группу гражданско-правовых договоров, оформляющих профессиональную спортивную деятельность.

Спонсорство – это двойственное явление в современном спорте, его значимость подчеркивается многими исследователями4. С одной стороны, спонсорство стало неотъемлемым средством финансирования спортивных мероприятий, а с другой стороны, спонсорство рассматривается как угроза независимому спорту, перспектива потери подлинно спортивных, олимпийских идеалов, как тенденция развития только т.н. «коммерческих», привлекательных для спонсорства видов спорта и негативная возможность чрезмерной нагрузки на спортсменов с целью удовлетворения потребности Договор: постатейный комментарий глав 27, 28 и 29 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2010. С. 801.

Ефимова Л.Г. Совершенствование договорных конструкций в безналичных расчетах // Журнал российского права. 2011. № 1. С. 31-38;

Сидорова Т.Э. Реализация принципа свободы договора в торговом обороте // Коммерческое право: актуальные проблемы и перспективы развития. М., 2010. С. 110-118.

Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве. М., 2008. С. 59.

Федотова Е.Г. Спонсорство и благотворительность в современной России:

состояние и перспективы развития: Дис.... канд. социол. наук: 22.00.08. Волгоград, 2007;

Гордина И.И. Спонсорство как социальная технология управления имиджем организаций:

Дис.... канд. социол. наук: 22.00.08. М., 2006;

Макарова И.И. Оформление договоров о спонсорстве и благотворительной деятельности в музеях // Делопроизводство. 2008. №3;

Михайленко Д. Благотворитель + Реклама = Спонсор? // Юридическая практика. № 37.

2004 и др.

спонсоров (открытые тренировки, околоспортивные мероприятия и т.д.)1. В то же время, при проведении Лондонских олимпийских игр, например, участвовали пять международных спонсоров, заключивших долгосрочные контракты с МОК: Acer, Coca-Cola, Visa, Panasonic, McDonalds, а также пять региональных спонсоров, заключивших контракты с Оргкомитетом Олимпиады: HSBC, Lloyds, Adidas, British Airways, BMW2.

В рамках вопроса о правовом регулировании спонсорских договоров важно отграничить данный объект от договоров, связанных с рекламой, использованием образа спортсменов, фандрайзингом, меценатством, благотворительностью.

Как справедливо отмечает А.В. Сердюков, особую актуальность в последние годы приобрела в спорте проблема «ambush marketing» («реклама из засады»), когда отдельные предприниматели и организации ассоциируют себя или свою продукцию с тем или иным спортивным мероприятием, не получая на то соответствующих разрешений и не вступая в договорные отношения с организаторами таких мероприятий3.

В целом, можно выделить следующие группы конфликтов при спонсировании Олимпийских игр:

1) поручение проведения международных мероприятий с учетом спонсора;

2) финансовое участие в спонсорских сделках;

3) как условие участия – выкуп права на участие через спонсорство;

4) зависимость мероприятия от спонсоров;

Фивег К. Спонсорство и Олимпийские игры (ОИ) // Новое спортивное законодательство // Материалы конференции «Спортивное право: перспективы развития».

М., 2008. С. 87;

Братановский С.Н., Кухаренок А.Н. Государственное управление физической культурой и спортом в зарубежных странах. М., 1999. С. 49;

Gratton C., Taylor P. Sport and recreation: An economic analysis. L., 1985. P. 29-36 и др.

Главный бренд Лондонской Олимпиады [электронный ресурс] URL http://btamedia.ru/advetersment/1494-2012-02-20-10-05-08.html (дата обращения 10.05.2013) Сердюков А.В. Спортивное право как комплексная отрасль законодательства: Дис.

… канд. юрид. наук: 12.00.01. М., 2010. См. также: Townley S., Harrington D., Couchman N.

The legal and practical prevention of ambush marketing in sports // Psychology and Marketing.

1998. Vol. 15. Issue 4. P. 333- 5) опосредованное влияние третьих лиц на международные спортивные объединения через спонсорство;

6) эксклюзивные права спонсоров и защита спонсоров от конкуренции;

7) конкуренция между спонсорами объединений и спонсорами спортсменов;

8) конкуренция между спонсорами организаторов и спонсорами спортсменов;

9) согласование прав в области рекламы.

10) незаконное присвоение прав международными спортивными объединениями;

11) убытки и ущерб рекламной ценности для спонсора;

12) правовое регулирование спонсорских договоров.

Рассмотрим более подробно последнюю из перечисленных проблем с целью совершенствования режима гражданско-правового регулирования.

Спонсорский договор – это специфическая договорная конструкция, о которой умалчивает ГК РФ, однако и не исключает ее, так как гражданские права и обязанности могут возникать «из договоров и иных сделок хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему» (ст. 8 ГК РФ). Также к спонсорским договорам применимы нормы глав 27 – 29, 39 ГК РФ.

Нет в ГК РФ и понятия «спонсор», которое, однако, содержится в п. ст. 3 Федерального закона «О рекламе», в частности, под спонсором понимается предоставившее средства либо обеспечившее «лицо, предоставление средств для организации и (или) проведения спортивного, культурного или любого иного мероприятия, создания и (или) трансляции теле- или радиопередачи либо создания и (или) использования иного результата творческой деятельности».

Ранее в ст. 19 Закона о рекламе было понятие «спонсорство», которое определялось как осуществление юридическим или физическим лицом (спонсором) вклада (в виде предоставления имущества, результатов интеллектуальной деятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельность другого юридического или физического лица (спонсируемого) на условиях распространения спонсируемым рекламы о спонсоре, его товарах. При этом спонсорский вклад признавался платой за рекламу, а спонсор и спонсируемый соответственно рекламодателем и – рекламораспространителем.

Действующий Федеральный закон рекламе» ввел понятие «О реклама реклама, распространяемая на условии «спонсорская – обязательного упоминания в ней об определенном лице как о спонсоре» (п.

10 ст. 3).

При этом закон не разъясняет, каким может быть спонсорство – возмездным или безвозмездным. Исходя из общего значения и толкования данного закона, можно сделать вывод, что спонсорство по своей природе – это возмездная деятельность, поскольку любая реклама требует определенных затрат в целях получения от этого результатов в виде прироста доходов рекламодателя (в данном случае – спонсора).

Если следовать норме ст. 423 ГК РФ, спонсорский договор является возмездной сделкой, т.к. спонсор должен получить от спонсируемого встречное исполнение обязательств. На самом же деле спонсорство может осуществляться и безвозмездно, что в определенной мере роднит его с благотворительностью (в виде безвозмездных пожертвований), однако ставить знак равенства между данными понятиями все же не стоит. В Федеральном законе «О рекламе» нет условия о том, что спонсируемый в обязательном порядке должен рекламировать спонсора или его товары. В ранее действовавшем законе о рекламе такое условие существовало. Таким образом, спонсорскую помощь можно разделить условно на возмездную и безвозмездную.

Спонсором можно считать любое лицо (физическое или юридическое), предоставляющее средства в обмен на распространение информации о нем (возмездное спонсорство), а также предоставляющее средства без ожидания от получателя средств рекламных действий в отношении его имени или продукции (бренда) (безвозмездное спонсорство). Главное, чтобы средства предоставлялись в целях проведения какого-либо мероприятия, упомянутого в ст. 3 Федерального закона «О рекламе». Именно направленностью своих целей спонсорство отличается от благотворительности.

В рамках темы настоящего диссертационного исследования нужно подчеркнуть, что регулирование спонсорских договоров при организации и проведении Олимпийских игр Сочи-2014 складывается парадоксальным образом.

Как мы уже отмечали, Федеральный закон «Об организации и о проведении Олимпийских зимних игр» вводит понятие XXII «маркетингового партнера МОК», под которым понимаются российские и иностранные организации, являющиеся официальными спонсорами, поставщиками, лицензиатами МОК в рамках организации и проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр, а также официальные вещательные компании (ст. 3.1), а также понятия спонсора, партнера (п. 3 ст. 8), которые расшифровываются тождественно.

Кроме того, согласно «Регламенту процедуры выбора партнера»1 на XXII Олимпийских зимних играх и XI Паралимпийские зимних игры 2014 г.

в г. Сочи между Партнером (юридическим лицом, заключившим с АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» договор о предоставлении финансовой поддержки и/или вклада в натуральной форме в обмен на предоставление определенного набора исключительных маркетинговых прав (неисключительных) заключается договор о партнерстве, то есть договор, заключаемый между АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» и Партнером об условиях поддержки Партнером организации и проведения Игр, а также условиях предоставления Партнеру маркетинговых прав, связанных с Играми.

Таким образом, речь идет о таком виде спонсорского договора как Регламент процедуры выбора партнера. Автономная некоммерческая организация (АНО) «Организационный комитет XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи». М., 2009. Отметим, что данный регламент является типовым и не включает в себя ссылки на национальное законодательство.

договор о партнерстве, что затрудняет правоприменение, так как законодательство Российской Федерации не выделяет такой тип договора в отношении указанного предмета (возмездная передача прав в обмен на рекламные и маркетинговые услуги).

Отметим, что ранее был утвержден «Регламент процедуры выбора спонсора». Позже по каким-то причинам слово «спонсор» было заменено на «партнер»1.

термин В выделяются различные уровни «Регламенте»

партнерства: Уровень I (Генеральные партнеры);

Уровень II (Партнеры);

Уровень III (Поставщики) (рис. 2.1).

Рис. 2.1. Структура маркетинговой программы «Сочи-2014» Спонсоры Олимпийских игр в Сочи были определены в 2009 г., когда Оргкомитет выбрал генеральных спонсоров в категориях «Одежда и обувь», «Авиаперевозки», «Автомобили», «Нефть», «Телекоммуникации», «Банки».

Так, победу в тендере на получение статуса эксклюзивного генерального спонсора Олимпиады-2014 в Сочи в категории «одежда и обувь» одержала российская компания Bosco Sport, выиграв у компании Adidas. Являвшейся спонсором на играх в Пекине в 2008 г.


Среди Национальных партнеров значатся РЖД, «Аэрофлот», «Мегафон», Сбербанк, Ростелеком. Среди партнеров – Ингосстрах и Спортлото, среди официальных поставщиков, что интересно, пивоваренная компания «Балтика». Некоммерческими партнерами на официальном сайте Игр названы администрация г. Сочи и администрация Краснодарского края.

Регламент процедуры выбора спонсора. Автономная некоммерческая организация (АНО) «Организационный комитет XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи». М., 2008.

Литвинова М. Олимпийский маркетинг // Журнал «СЕО». 2009. № 6.

Таким образом, снова создан непрозрачный механизм, не подразумевающий открытости в вопросах как непосредственно спонсорства, так и оформления договорных отношений.

Автономная некоммерческая организация «Организационный комитет XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи» (ОКОИ) осуществляет свою деятельность в соответствии с Олимпийской Хартией, Контрактом с городом-организатором Игр, Техническими руководствами МОК, Соглашением о совместной маркетинговой программе1, а также иными руководящими документами МОК.

Причем в соответствии с Соглашением о совместной маркетинговой программе реализация программ по привлечению национальных партнеров Игр является обязанностью ОКОИ. Для согласования действий Договор о партнерстве подлежит предварительному одобрению МОК, после чего подписывается сторонами (п. 1.2.13 «Регламента процедуры выбора партнера»).

Существенным условием договора о партнерстве является то, что в обмен на маркетинговые права Партнер предоставляет взнос, осуществляемый им в денежной и/или натуральной форме. Взнос в натуральной форме – это товары, работы или услуги, предоставляемые Партнером АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» в счет полной или частичной оплаты маркетинговых прав, предоставляемых Партнеру в соответствии с Договором о партнерстве.

Отметим, что все договоры о партнерстве заключаются исключительно в рамках определенных категорий товаров/работ/услуг, то есть группы товаров/работ/услуг, объединенных одним или несколькими общими признаками, в отношении которой имеется разрешение МОК и в рамках которой Партнеру предоставляются эксклюзивные маркетинговые права на Соглашение о совместной маркетинговой программе от 21 декабря 2006 г., заключенное между МОК, ОКР и ОКОИ.

территории Российской Федерации.

Кроме того, предварительно между сторонами подписывается Соглашение о намерении – это соглашение, которое заключается между АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» и Партнером, с целью подтвердить обязательства Сторон в отношении всех существенных условий Договора о партнерстве и сроков его заключения.

Договор о партнерстве предоставляет маркетинговые права Партнеру.

Под маркетинговыми правами понимается совокупность имущественных прав (в том числе, прав на использование словесных обозначений, прав на использование товарных знаков). Гарантии соблюдения маркетинговых прав регулируются рядом документов1.

Так, согласно Регламенту взаимодействия с ГК «Олимпстрой» ГК «Олимпстрой» обязуется полностью принять условия Международной олимпийской маркетинговой программы применительно к Олимпийским объектам, обеспечить все права для облегчения Маркетинговым партнерам МОК их целей в коммерческой деятельности в стране, принимающей Игры.

Что касается Соглашения о порядке соблюдения маркетинговых прав Партнеров между АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» и АНО «Транспортная дирекция Олимпийских игр», то АНО дирекция «Транспортная Олимпийских игр» обязуется полностью принять условия Международной олимпийской маркетинговой программы, а также маркетинговой программы «Сочи 2014», и соблюдать права Партнеров Игр для облегчения спонсорам и партнерам, держателям лицензии достижения их целей в коммерческой деятельности в стране, принимающей Игры.

Уже в данных документах очевидна терминологическая неточность:

используются различные обозначения одних и те же лиц: «Партнер», «Маркетинговый партнер», «Партнер Игр».

Кроме того, ужесточая ответственность, законодатель ввел в ст. Регламент взаимодействия с ГК «Олимпстрой»;

Соглашение о порядке соблюдения маркетинговых прав Партнеров между АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» и АНО «Транспортная дирекция Олимпийских игр».

Федерального закона «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр» критерии отнесения действий к недобросовестной конкуренции, что влечет наступление последствий, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации. К ним, в частности, относится введение в заблуждение, в том числе создание ложного представления о причастности производителя товара, рекламодателя к Олимпийским играм и (или) Паралимпийским играм, в том числе «в качестве спонсора».

В этой связи целесообразно унифицировать терминологию и закрепить возможность дублирования терминов «спонсор» и «партнер» в Федеральном законе рекламе», выступающем сегодня основным источником «О гражданско-правовых норм о спонсорских правоотношениях. Отметим, что предлагаемый вариант не является принципиально новым: в ряде ведомственных документов сферы спортивного права используется дублирование понятий «спонсор» и «партнер»: «Спонсор (партнер) ПЛ – юридическое лицо, заключившее спонсорский (партнерский) договор с ПЛ»1.

В случае внесения указанных изменений редакция п. 9 и 10 ст. Федерального закона «О рекламе» будет включать слово «партнер» и «партнерская» после слов «спонсор» и «спонсорская».

Кроме того, с целью унификации мы считаем необходимым дополнение Федерального закона «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр» статьей 6.1, которая учитывала бы и спонсорские отношения. Данную статью предлагается изложить в следующей редакции:

Особенности спонсорства (партнерства) в период «Статья 6. проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр 1. В период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр спонсорство (партнерство) с участниками допускается только при условии заключения соответствующего договора с Международным олимпийским комитетом или уполномоченной им организацией либо с Международным Регламент чемпионата России по футболу среди команд клубов Премьер-Лиги на 2010 г.

паралимпийским комитетом или уполномоченной им организацией.

2. Спонсорский договор, который содержит не соответствующие действительности сведения о причастности спонсора к Олимпийским играм и Паралимпийским играм, а также об одобрении Международным олимпийским комитетом, Международным паралимпийским комитетом, Олимпийским комитетом России, Паралимпийским комитетом России, Оргкомитетом «Сочи 2014», признается недействительным.

3. Для целей настоящей статьи под спонсором (партнером) понимается иностранное или российское юридическое лицо, заключившее с АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» договор о предоставлении вклада в денежной или в натуральной форме в обмен на представление исключительных маркетинговых прав на использование олимпийской символики и участие в различных олимпийских проектах и маркетинговых программах, включая приоритетную возможность спонсорства всех мероприятий, которые предшествуют Играм»1.

Также в связи с этим в п. 3 ст. 6 следует исключить слова «в том числе в качестве спонсора», а из п. 3 ст. 8 следует исключить определения спонсора и партнера.

Данные изменения гражданско-правового законодательства позволят избежать разночтений в понимании гражданско-правового статуса партнера и спонсора, а также спонсорского и партнерского договора.

В целом мы полагаем, что предлагаемые меры по унификации терминологии и уточнению структуры спонсорского договора будут способствовать эффективному правовому регулированию Олимпийских игр Сочи-2014.

Учтено определение термина «партнер» в следующем документе: Годовой отчет о деятельности АНО «Оргкомитет «Сочи 2014» за 2009 г.

2.4. Гражданско-правовое регулирование договоров на трансляцию олимпийских соревнований Необходимость регулирования договоров на трансляцию Олимпийских игр обусловлена как несовершенством российского законодательства в этом вопросе, так и растущей активностью данного вида дохода для исследуемого мероприятия. Олимпийские трансляции приносят достаточно серьезный доход Международному Олимпийскому Комитету, в структуре которого существует специальный комитет, занимающийся вопросами олимпийского маркетинга. Игры зимней Олимпиады в Ванкувере, например, транслировались на 220 стран, что принесло МОК доход в 1,28 млрд. долл.

Доходы от продажи прав на трансляцию превышают половину всех доходов МОК. Как отмечает В.И. Савицкий, спортивные события – главный продукт спортивной индустрии, без элемента игры лицензированные товары, прибыль и договоры об аренде стадионов не будут существовать1.

В г. произошло осознание важности владения правом телевизионной трансляции, что привело к включению в Олимпийскую хартию правила, которое звучит следующим образом: «Я даю свое согласие на то, чтобы во время Олимпийских игр меня снимали на кинопленку, для телевидения или иным образом, а также фотографировали на условиях и для целей, которые разрешены или будут разрешены Международным олимпийским комитетом (МОК) в целях пропаганды Олимпийских игр и олимпийского движения».

В 1966 г. МОК отделил свои доходы от доходов национальных олимпийских комитетов и международных объединений. Доходы от продажи прав на трансляцию ОИ в Мюнхене в 1972 г. составили 7,5 млн. долл. США.

На Олимпийских играх в Атланте в 2004 г. время передач составило часов, телевизионные трансляции смотрели почти 4 млрд. человек в Савицкий В. Спорт и маркетинг: что общего? Руководство по применению спортивного маркетинга // Новый маркетинг. № 5. 2008.

странах мира. Доходы составили около 1,5 млрд. долл. США, из которых Афинский Олимпийский Комитет получил почти половину. В целом, доходы от продажи прав на трансляцию составили 53 % от совокупного дохода Олимпийских игр 2004 г. Доходы от телевизионных передач с 2001 по 2004 г.


составили более 2 млрд. долл.

Очевидно, что экономическое значение передачи прав на телевещание оказывает влияние на составление программ Олимпийских игр. Так, в программу Олимпийских игр были включены привлекательные виды спорта, как например, пляжный волейбол и триатлон (iron mаn). Зачастую начало игр по этим видам спорта планировалось на prime time (на лучшее время телевещания) телевизионных каналов важнейших для телевидения стран.

В целом, в последнее время доля доходов от продажи прав на телевизионную трансляцию Олимпийских Игр постоянно растёт, тогда как доходы от продажи билетов на состязания и церемонии открытия и закрытия снижаются (см. рис. 2.2). Это свидетельствует, во-первых, о том, что люди предпочитают смотреть состязания дома, а не на стадионах, а, во-вторых, что телевидение приобретают всё большую важность как для компаний, продающих права на телетрансляции, так и для зрителей, воспринимающих рекламу.

Рис. 2.2. Динамика структуры доходов Оргкомитета олимпийских игр от реализации маркетинговых программ (по материалам сайта www.olimpic.org) Во время Олимпийских зимних игр в Нагано 1998 г. организаторами Игр были заключены контракты с компаниями, предоставляющими интернет-услуги. За время проведения Игр к сайту Нагано-98 обращались 646 млн. раз, что более чем в 3 раза больше аналогичного показателя на Играх 1996 г. в Атланте (185 млн. обращений)2.

На Играх сиднейской Олимпиады интернет заявил о себе как о серьёзном конкуренте телевидению. Во-первых, интернет-компании не платили никому за права на трансляцию, во-вторых, их не заботил прайм тайм (посетители охотно заходят на сайт и в рабочее время), в-третьих, информация, появившаяся на сайте, становилась одновременно доступной в любой точке земли. Корреспонденты онлайновых изданий были лишены аккредитации, так как к моменту телетрансляций пользователи Интернета уже знали результат. Тогда корреспонденты продолжили вести он-лайн трансляции прямо с трибун через ноутбуки. Основная составляющая доходов МОК, и по сути, всего олимпийского движения, оказалась под угрозой.

Олимпийские зимние игры в Солт-Лейк-Сити обещали очередную баталию сетевых СМИ и МОК, но всё закончилось мирно. Был проведён конкурс на право поддержки официального сайта Игр, но на сайте разрешено было размещать лишь неподвижные изображения, а видеофрагменты наиболее важных событий можно было выкладывать только после вечерней трансляции на Эн-Би-Си.

Олимпийские игры Сочи-2014 не являются исключением: права на трансляцию этого мероприятия могут и принести доход, и создать проблемы их правового регулирования в силу неразвитости данной сферы в России.

См. также: Нуреев Р.М., Маркин Е.В. Олимпийский деловой цикл // Экономический вестник Ростовского государственного университета. Т. 6. 2008. № 3.

Маркин Е. Коммерциализация Олимпийских игр: история и современность // Олимпизм, олимпийское движение, олимпийские игры (история и современность).

Материалы XIX Олимпийской научной сессии молодых учёных и студентов России «Олимпизм, олимпийское движение, Олимпийские игры: история и современность». М., 2008.

Причем подготовка к процессу предоставления прав на трансляцию должна была бы начаться еще в 2008 г., так как в мае 2008 г.

Международный олимпийский комитет объявил о начале кампании по продаже прав на трансляции для стран Европы XXII зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи. Организации, заинтересованные в приобретении этих прав, должны были соответствовать определенным параметрам и оформить свои заявки до 17.00 по среднеевропейскому времени 1 июля 2008 г.

Серьезность требований МОК к кандидатам обусловлена тем, что кроме финансовой составляющей вопроса, приоритет будет отдаваться тем компаниям, которые смогут обеспечить наивысший уровень трансляций, выход на максимально возможную аудиторию посредством различных медиа-платформ, а также продемонстрируют свою решимость продвигать в массы ценности олимпийского движения.

Однако говоря о гражданско-правовом регулировании договоров на трансляцию олимпийских соревнований, нельзя обойти вниманием терминологический вопрос, связанный с понятиями «трансляция», «вещание», а также вопрос о сторонах договора Так, в Федеральном законе от 30 июле 2010 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с организацией и проведением XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи и развитием города Сочи как горноклиматического курорта» упоминаются такие организации, как «официальные вещательные компании», которые занимаются: 1) производством продукции средств массовой информации в период организации XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в городе Сочи;

2) производством и распространением продукции средств массовой информации (в том числе осуществлением официального теле- и радиовещания, включая цифровые и иные каналы связи) в период проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в городе Сочи.

Уточним правовой статус этих субъектов и сущность такого явления, как «вещание».

Следует отметить, что проблема определения понятия вещания как объекта правоотношений становится все более актуальной в связи, с одной стороны, с введением в действие части четвертой ГК РФ, а с другой, – предстоящим в ближайшие годы переходом телерадиовещания на цифровой формат, что предусмотрено Концепцией развития телерадиовещания в Российской Федерации на 2008 – 2015 годы1. Согласно п. 1 ст. 1303 ГК РФ вещание отождествляется с сообщением в эфир или по кабелю радио- и телепередач, а в Концепции оно определяется как осуществление деятельности по обеспечению населения телевизионными и радиопрограммами, рассчитанными на общероссийскую, региональную или местную аудиторию. Таким образом, понятие вещания из концепции является более широким, чем установленное в ГК. В то же время, в правовых целях должно прежде всего использоваться правовое понятие, поскольку Концепция не является нормативным правовым актом. Ситуация еще более запутывается, если принять во внимание положения, содержащиеся в Законе Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ)2. Понятие «вещание» настолько тесно связано с понятиями «распространение», «трансляция», «ретрансляция», что нередко можно наблюдать их смешение, приводящее к весьма серьезным деформациям в структуре правоотношений между организациями эфирного и кабельного вещания, операторами связи и т.д.

Представляется необходимым, прежде всего, разграничить «вещание»

в качестве деятельности вещательной организации и «трансляцию» как передачу электромагнитного сигнала, несущего радио- или телепередачу, Концепция развития телерадиовещания в Российской Федерации на 2008 – годы: Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 ноября г. № 1700-р.

Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 7, ст. 300.

оператором связи. Именно так можно было бы разграничить эти два вида деятельности. Вещатель должен заботиться о своем контенте и его соответствии действующему законодательству, а оператор связи – о технической стороне вопроса: бесперебойности подачи сигнала, его качестве и т.д.

При этом в соответствии со ст. 31 Закона о СМИ в выдаче лицензии на вещание должно быть отказано, если отсутствует техническая возможность осуществлять вещание с заявленными характеристиками либо близкими к ним. И именно этот вопрос обычно встает особо остро, когда на Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию победителем конкурса на получение права на наземное эфирное телерадиовещание с использованием радиоканала признается не разработчик частоты, а другой конкурсант. В этой ситуации лицензирующий орган автоматически (на основе победы в конкурсе) выдает ему лицензию на вещание, а далее держателю вещательной лицензии приходится долго и упорно пересчитывать координаты установки передатчика, с которого будет транслироваться сигнал, так как разработчик частоты закладывал в расчеты одни координаты, а выигравший держатель лицензии может пожелать установить передатчик в другом месте. Причем, выйти в эфир и приступить к сообщению своих передач в эфир держатель лицензии на вещание не может, так как не имеет на руках всего комплекта необходимых разрешительных документов, в том числе и лицензии на оказание услуг связи, ведь пересчитываемые координаты надо заново согласовывать со всеми заинтересованными военными и гражданскими службами.

Так на практике возникает прямое противоречие со ст. 31 Закона о СМИ. При этом в вещательной лицензии обычно написано, что начать вещание держатель лицензии обязан с момента получения лицензии на вещание. Если же он не начнет вещание, то есть в пределах срока действия лицензии в течение трех и более месяцев не будет осуществлять телерадиовещание, то в соответствии с п. 17 Положения о лицензировании телевизионного вещания, радиовещания и деятельности по связи в области телевизионного и радиовещания в Российской Федерации вещательная лицензия может быть аннулирована1.

Возвращаясь к вопросу о договоре на трансляцию Олипийских игр Сочи-2014, отметим, что в феврале 2009 г. права на телетрансляцию Игр года в Сочи и Игр 2016 г. на территории 40 европейских стран, включая Россию Франции, Германии, Италии, Испании, Турции и (кроме Великобритании), МОК передал одному из ведущих спортивных маркетинговых агентств Sportfive International Sari (Sportfive)2. В настоящий момент на территории этих стран идет поиск партнеров по всем медиа платформам.

Следует упомянуть о том, что ч. 4 ст. 20 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» устанавливает, что организаторам спортивных мероприятий принадлежат исключительные права на их освещение посредством трансляции, ее записи или фотосъемки мероприятия. Официальные вещательные компании иностранные – компании, получившие исключительные права на трансляцию Игр, – транслируют передачи о спортивных соревнованиях на территорию определенного государства. Главной вещательной организацией на всех Олимпийских играх является олимпийская вещательная служба (OBS), под контролем которой прошли все трансляции Лондонских Игр.

Международный Олимпийский комитет поручил спортивному маркетинговому агентству SPORTFIVE продажу прав на освещение ХХII зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 г. и ХХII Олимпийских игр в Рио-де Жанейро 2016 г. в 40 европейских странах. С российской стороны эти права приобрела АНО «Панорама», которая будет демонстрировать олимпийские Положение о лицензировании телевизионного вещания, радиовещания и деятельности по связи в области телевизионного и радиовещания в Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от декабря 1994 г. № 1359.

Новостной бюллетень Оргкомитета «Сочи-2014». Июнь-Июль 2009.

события на ряде общероссийских каналов (Первом, ТРК «Россия», «Россия 2», «Россия-24», НТВ-плюс).

Юридическая конструкция договора между двумя вещателями о передаче прав на трансляцию относится к договорам частичной уступки прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Поскольку звукозаписи и записи изображения;

а также передача радио и телевизионных сигналов относятся к объектам исключительных прав (ст.

1111 ГК РФ), то, по сути, речь идет о договоре частичной уступки исключительных прав (на трансляцию (вещание)). Некоторые авторы называют данный договор лицензионным1.

После вступления в силу части четвёртой ГК РФ лицензионный договор стал одной из двух форм распоряжения исключительными имущественными правами на результаты интеллектуальной деятельности.

В рамках используемой в настоящей работе классификации можно выделить договоры исключительной и неисключительной лицензии, объединяемые в группу лицензионных договоров. К указанной группе относятся любые договоры о передаче исключительных прав на определённых срок, устанавливающие, кроме уже имеющихся в силу закона ограничений или особенностей объекта интеллектуальной собственности, дополнительные ограничения способов и пределы осуществления имущественных прав. В целом под лицензионным договором в литературе понимается предоставление «некоторых обязательственных прав для одной стороны (лицензиата) и некоторых обязательственных ограничений для Мерзликина Р.А. Гражданско-правовая регламентация интеллектуальной собственности в российском праве: Монография. Невинномысск: НИЭУП, 2006;

Рузакова О.А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами: Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.03. М., 2007;

Шуваев В.А. Гражданско-правовое регулирование лицензионного договора на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2009.

Зенин И.А. Договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности. В кн.: Гражданское право. Том 2, полутом 1 / Учебник под ред. Суханова Е.А. 2-е изд., перераб., доп. М., 2000. С. 586.

другой (лицензиара)»1.

Существенным условием лицензионного договора является цена лицензионного договора, которая должна быть точно указана или определён порядок её исчисления (при отсутствии договорного механизма определения цены лицензионный договор будет считаться незаключённым (абз. 2 п. 5 ст.

1235 ГК РФ), если прямо не установлено, что он безвозмездный (абз. 1 п. ст. 1235 ГК РФ)). При уклонении лицензиата от единовременной или периодической оплаты появляется основание расторжения лицензионного договора, предметом которого являются не только авторские или смежные права (о чём прямо говорит закон – ст. 1237 ГК РФ), но в случае нарушения сроков оплаты в соответствии с лицензионным договором по отношению к любому объекту интеллектуальной собственности2. Речь идет об объёмах передаваемых прав, в том числе о территории их действия. Передаваемые имущественные права должны быть прямо указаны в договоре, иначе они считаются непереданными.

Обычными условиями для практической реализации защиты прав сторон в лицензионных договорах являются:

условия об обеспечении конфиденциальности передаваемых – сведений гарантия лицензиару от недобросовестного (основная использования передаваемой информации);

– гарантия отсутствия имущественных прав других лиц на составные части объекта договора (при этом допустима оговорка о том, что такие права, которые были получены на законных основаниях самим лицензиаром ранее или сублицензируются (при наличии исключительной лицензии), или оказывается помощь в переговорах с правообладателем, или все необходимые действия производятся лицензиатом своими силами и за свой счёт);

Дозорцев В.А. О мерах по развитию рынка интеллектуальной собственности // Законодательство и экономика. 1998. № 7. С. 9.

Данное мнение разделяет и судебная практика (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 18 декабря 2003 г. 3 Ф09-3698/03ГК).

– гарантия пригодности передаваемых сведений для использования1;

– условия о действии национального права в отношении содержания договора;

- условие о подсудности споров, возникающих в процессе исполнения договора;

– условие о сроке действия договора (в соответствие с п. 4 ст. 1235 ГК, если срок прямо не указан в лицензионном договоре, то он считается равным 5 годам).

Таким образом, договором исключительной лицензии является лицензионный договор, по которому одна сторона (лицензиар) предоставляет другой стороне имущественное право монопольного (лицензиату) использования результатов интеллектуальной деятельности определённым способом в течение установленного соглашением сторон срока и в установленных договором пределах, а также предоставляет право запрещать подобное использование другим лицам.

По договору неисключительной лицензии одна сторона (лицензиар — первичный или вторичный правообладатель имущественных прав или части имущественных прав) передаёт другой стороне право (лицензиату) использования результатов интеллектуальной деятельности в пределах и способами, оговорёнными соглашением, оставляя за собой право самостоятельного осуществления имущественных прав в пределах возможного объёма использования передаваемых неисключительных прав, а также передавать аналогичные права третьим лицам2.

Как указывается в литературе, определение неисключительной лицензии можно сформулировать так: это договор о частичной передаче (уступке) исключительных прав в объёме неисключительной (простой, партикулярной) лицензии — это договор, согласно которому, одна сторона Виталиев Г. Интеллектуальная собственность: лицензионный договор // Лицензионное обозрение. 2001. №5. С. 29.

Виталиев Г. Интеллектуальная собственность: лицензионный договор // Лицензионное обозрение. 2001. № 5. С. 29.

(лицензиар, правообладатель) в порядке конститутивного правопреемства предоставляет на определенный срок другой стороне (лицензиату, правополучателю) неделимое исключительное имущественное право использовать объект исключительных прав лицензиара в пределах, установленных законом и договором, а правопреемник принимает это право и, если договором не установлено иное, обязуется произвести встречное имущественное предоставление1.

Главной особенностью договора неисключительной лицензии как сделки является субъектный состав: лицензиаром может быть как правообладатель всех прав на объект интеллектуальной собственности, так и владелец исключительной лицензии по первичному (лицензиат обязательству). Признаки договора неисключительной лицензии:

– единичный, неделимый характер исключительного права, когда на основе имеющегося права лицензиара передаётся лицензиату имущественное право меньшего объёма, в пределах принадлежащего лицензиару права2;

– срок договора зависит от срока действия исключительной лицензии;

– лицензиат, может однократно передать свои права, уступив их в обязательстве;

– передаваемое имущественное право может быть ограничено по кругу лиц и территории действия;

– отсутствие возможности «сублицензирования»;

– передаваемое имущественное право зависит от особенностей правового регулирования и существа соответствующего объекта интеллектуальной собственности;

– кроме того, возможно заключение договора неисключительной лицензии, при которой лицензиат будет вправе пользоваться правами (использовать) из некоторого ограниченного количества тождественных Скворцов А.А. Договоры о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности. М., 2008. С. 36.

Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С.

320.

неисключительных лицензий. Например, это могут быть лицензии на программный продукт в 1000 копиях (которые могут быть в принципе использованы на 1000 компьютерах лицензиата).

Резюмируя приведённые аргументы, приходим к следующему. Право, полученное лицензиатом по договору частичной передачи в виде неисключительной лицензионной передачи имущественных прав, является единичным и неделимым абсолютным имущественным правом (или совокупностью единичных, неделимых и тождественных по своему объёму прав в отношении одного объекта интеллектуальной собственности), не может быть разделено и передано в порядке транслятивного правопреемства (кроме возможности однократной передачи совокупности имеющихся прав) в отличие от других, потенциально делимых исключительных прав, — и в силу этого не подлежит исковой защите как монополия, но может защищаться другими способами, например, деликтным иском, как и любое субъективное имущественное право.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.