авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет» Хакасский филиал ...»

-- [ Страница 6 ] --

Таблица 1 – Объем валовой продукции сельского хозяйства Республики Хакасия (в действующих ценах) Показатель 2008 2009 2010 Продукции сельского хозяйства, всего 6218,3 6919,3 7490,0 9371, В т. ч.: растениеводство 1822,0 2087,4 2414,3 3216, животноводство 4396,3 4832,1 5075,7 6155, Безусловно, относительные успехи в возрождении сельского хозяйства непосредственно связаны с реа лизацией приоритетного национального проекта «Развития АПК» и Государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 годы». Только за последние пять лет (2008–2011 гг.) в развитие АПК Республики Хакасия было вложено2999 млн. руб. бюджетных средств, в том числе – 1090 млн руб. из федерального бюджета. В струк туре расходов консолидированного бюджета республики доля сельского хозяйства и рыболовство достигла 4,8 %, вместо 2,6 % в 2005 г.

Отраслевая структура валовой продукции сельского хозяйства Республики Хакасия остается приблизи тельно постоянной, в ней 65–71 % по стоимости продукции приходится на животноводство и 29–35 % на расте ниеводство.

Важной особенностью современного этапа развития сельского хозяйства является изменение структу ры производства по категориям хозяйств. Происходит уменьшение доли собственно сельскохозяйственных предприятий, существующих на базе бывших совхозов, и увеличение удельного веса хозяйств населения и кре стьянских хозяйств (табл. 2).

Таблица 2 – Структура валовой продукции сельского хозяйства Республики Хакасия по категориям хозяйств и отраслям, % В т. ч.

Отрасль Всего растениеводство животноводство 2008 г.

Всего 100,0 29,3 70, В т.ч.:

сельскохозяйственные 31,4 9,5 21, предприятия крестьянские хозяйства 6,7 2,8 3, хозяйства населения 61,9 17,0 44, 2011 г.

Всего 100,0 34,3 65, В т. ч.

сельскохозяйственные 29,7 10,7 19, предприятия крестьянские хозяйства 12,1 5,2 6, хозяйства населения 58,2 18,4 39, В настоящее время сельхозпредприятия производят около 32 % общей стоимости продукции растение водства и примерно 29 % всей продукции животноводства. Удельный вес фермерских (крестьянских) хозяйств в структуре валовой продукции сельского хозяйства за последние годы вырос почти в два раза и достиг 12,1 %, в то же время несколько снизилась доля продукции хозяйства населения.

В регионе имеются условия для производства в значительных объемах зерновых культур (пшеницы, ячменя, овса, гречихи и др.), республика в основном, обеспечивает собственные потребности в зерне для нужд хлебопечения. Из других регионов завозится некоторое количество высококачественной пшеницы или муки, которое используется в макаронном и кондитерском производстве.

Зерно не только дает массовую продукцию потребления людей, но и обеспечивает значительную часть кормовой базы для животноводства. В сельскохозяйственной зоне Республике Хакасия природно климатические условия для выращивания зерновых культур, в основном, являются удовлетворительными. От рицательными факторами могут быть затяжная весна, летняя засуха, избыточные переувлажнения в период уборки зерна. Посевы зерновых культур в Хакасии занимают более 50 % всех посевных площадей сельскохо зяйственных культур, за последние годы устойчиво составляют 108–140 тыс. га, хотя в 80-е гг. они достигали 400 тыс. га. Основная часть (71 %) посевных площадей зерновых и зернобобовых культур приходится на сель скохозяйственные предприятия, а остальная часть приходится на крестьянские (фермерские хозяйства). При стабилизации общих размеров посевов зерна валовой сбор этой продукции зависит от природно-климатических условий сезона, а также используемых технологических инструментов и изменяется за последние годы от 39, до 173,9 тыс. т (табл. 3). Самая низкая урожайность зерновых 5,8 ц/ га наблюдается в 2005 г., так как количе ство осадков особенно летом выпало крайне мало. Такие резкие колебания отрицательно влияют на развитие всего сельского хозяйства, в первую очередь животноводства, а также на денежные доходы работников этой отрасли.

Таблица 3 – Производство основных сельскохозяйственных культур в Республике Хакасия (в хозяйствах всех категорий) Показатель 2000 2005 2008 2009 2010 Зерновые культуры, посевная площадь, 140,1 97,3 85,3 89,6 90,9 108, тыс. га Валовой сбор, тыс. т 109,8 39,9 84,6 111,8 128,9 173, Урожайность, ц/га 7,8 5,8 10,0 12,5 14,6 16, Картофель, посевная площадь, тыс. га 16,2 12,7 11,3 12,6 11,8 12, Валовой сбор, тыс. т 161,4 114,5 106,6 132,8 122,3 131, Урожайность, ц/га 99,7 90,0 94,3 105,0 103,4 109, Овощи, посевная площадь, тыс. га 4,4 3,1 3,1 3,4 3,0 3, Валовой сбор, тыс. т 79,8 62,7 57,3 66,1 62,7 59, Урожайность, ц/га 180,7 191,5 186,1 192,2 207,6 196, Также большую роль в земледелии играет система семеноводства, из-за низкого качества семян проис ходит значительный недобор сельскохозяйственной продукции. Так, в 2005 г. семенами первой и второй репро дукции хозяйства, занимающиеся производством зерновых культур, были обеспечены только на 11 %.

По большинству видов сельскохозяйственной продукции с 2009 г. отмечается сохранение устойчивых объемов производства или их некоторое увеличение (см. табл. 3). За 2009–2011 гг. посевные площади зерновых в республике увеличились почти на 23 тыс. га за счет ввода в оборот части заброшенных земель. В 2011 г. ва ловое производство зерна и зернобобовых культур (в весе после доработки) в республике составил 173,9 тыс. т при средней урожайности 16,1 ц/га. Наиболее эффективно производства зерна в хозяйствах Орджоникидзев ского и Ширинского районов. Так, в 2011 г. в Ширинском районе произведено зерна почти 56 тыс. т, а урожай ность составила 22,5 ц/га, в Орджоникидзевском районе соответственно – 39,1 тыс. т и 17,6 ц/га. В этих рай онов производится почти 55 % валового производства зерна республики. Из-за более сложных почвенных и климатических условий урожайность зерновых культур падает в Аскизком, Усть-Абаканском и Боградском районах.

Рыночные преобразования негативно отразились на экономическом и особенно технико технологическом состоянии зернового хозяйства. При неуклонном росте производства зерна после резкого его спада в 2008–2011 гг. экономические показатели развития зернового хозяйства остаются неустойчивыми. Ска зывается опережающее увеличение издержек над доходами, продолжающееся снижение его производственного потенциала.

Достижение устойчивости производства и сбыта зерна связано непосредственно с расширением посев ных площадей за счет введения в оборот части заброшенной пашни, применением новых ресурсосберегающих наукоемких технологий, использованием современной техники, элитных семян, созданием в необходимых объ емах резервного фонда зерна, развитием полноценной биржевой торговли. Увеличение производства зерна по зволит стабилизировать кормовую базу для животноводства республики.

Основная часть посевов картофеля в республике приходится на хозяйства населения, причем доля дан ной категории хозяйства возрастает. Если в 1990 г. население осуществляло посадку 90 % этой культуры, то в 2011 г. данный показатель составил почти 99 %. В настоящее время сельскохозяйственные предприятия произ водством картофеля практически не занимаются. Производством картофеля занимаются хозяйства населения и крестьянские хозяйства. Особенностью выращивания картофеля является повышенная трудоемкость и при отсутствии эффективной технологии личные хозяйства при их расположении рядом с местом проживания или на дачных участках имеют преимущества.

Аналогичная ситуация складывается и со структурой посевов овощей, в составе которых около 95 % занимают личные хозяйства населения. Крестьянские хозяйства не отдают предпочтения производствам кар тофеля и овощей и занимают данными культурами только 7,3 % своих посевных площадей.

В овощеводстве существует особо высокая территориальная концентрация производства вокруг горо дов. Особо выделяется Усть-Абаканский район, который дает около 1/3 общереспубликанского производства овощей. Значительные объемы овощей и картофеля производится на дачных участках жителей городов Абака на, Черногорска и Саянагорска. Данные объемы размещение производство овощей отражают сложившиеся привычки населения к производству картофеля и овощей собственными силами, а также повышение требова ний потребителей к качеству продукции.

Природные условия республики для развития животноводства являются благоприятными. Животно водство для Республики Хакасия имеет важное социальное и экономическое значение. Оно не только обеспечи вает увеличение объемов производства качественных продуктов питания населения, но и доминирует в резуль татах хозяйствования. В структуре валовой продукции на животноводство приходится почти 70 %, а на расте ниеводство около 30 % продукции сельского хозяйства республики.

С 1991 г. животноводство в регионе, как и в целом по России развивалось неравномерно. Особенно во второй половине 90-х годов происходило сокращение поголовья крупного скота, свиней и овец.

На протяжении последних лет в республике продолжается тенденция роста объемов производства жи вотноводческой продукции и численности поголовья всех видов скота и птицы, но уровня 1990 г. по всем по казателям не достигнуто (табл. 4).

Таблица 4 – Поголовье скота и птицы, производство продукции животноводства в Республике Хакасия (в хозяйствах всех категорий) Показатель 1990 2000 2005 2008 2009 2010 Поголовье на конец года, тыс. гол.:

крупного рогатого 263,9 134,4 138,5 159,2 162,2 169,4 171, скота В т. ч.: коров 91,2 62,7 57,2 64,8 67,4 70,5 72, свиней 147,3 51,1 46,5 59,7 58,6 60,6 62, овец и коз 1567,9 159,4 81,5 134,5 158,7 179,5 197, птицы 2446,5 2006,2 1436,5 1408,2 1160,3 1346,6 1433, лошадей 21,8 14,7 14,3 24,6 28,4 31,9 34, Производства продук ции животноводства Скота и птицы на убой 46,8 22,3 27,0 30,9 31,7 32,4 33, (в убойном весе), тыс. т Молоко, тыс. т 207,5 124,5 138,3 157,3 165,1 180,7 189, Яйца, млн штук 190,6 117,9 82,7 92,5 96,9 103,0 97, Шерсть (в физическом 6119 655,5 278,4 351,0 282,0 306,0 242, весе), т В 2000–2011 гг. при общем абсолютном росте производства мяса в структуре мясного баланса региона доля говядины возросла с 33,6 до 38 %, соответственно свинины – с 17,7 до 23,3, а доля мяса птицы сократилась с 41 до 30,1 %. Производства баранины составляет всего 4,5 % от всего валового производства мяса в респуб лике.

На 1 января 2012 г. в хозяйствах всех категорий Хакасии поголовья крупного рогатого скота составля ло 171,9 тыс. голов, что на 8,0 % выше, чем на соответствующую дату 2009 г., в том числе коров – до 72,1 тыс.

голов, или на 7,3 тыс. голов больше. За 2005–2011 гг. поголовье крупного рогатого скота, коров, свиней и овец выросло только в крестьянских (фермерских) хозяйствах. Так, поголовье крупного рогатого скота в данной форме хозяйствования на 1 января 2012 г. составила 19,2 тыс. голов или возросло в 3,8 раза, соответственно коров –15,9 тыс. голов и в 4,2 раза. В структуре производства скота и птицы на долю фермерских хозяйств в регионе приходится 8,1 %.

В целях увеличения объемов производства животноводческой продукции и увеличения численности племенного скота с большим генетическим потенциалом сельхозтоваропроизводителями Республики в 2011 г.

приобретено 818 голов молодняка крупного рогатого скота, в том числе импортного 120 голов. Племенная по купка способствует использованию более ценных производителей, позволяет качественному обновлению по родного состава поголовья крупного рогатого скота.

Надо отметить, что за годы аграрных преобразований в Республике Хакасия прослеживается концен трации поголовья крупного рогатого скота в хозяйствах населения (58,1 % всего стада). Однако, на наш взгляд, в сегменте хозяйств населения сложно добиться устойчивого увеличения производства продукции скотоводст ва, так как в условиях мелкотоварного производства недостаточный уровень механизации основных технологи ческих процессов и большие затраты ручного труда.

Продуктивность крупного рогатого скота (выход продукции на одну голову за определенный промежу ток времени – день, месяц, год) является основным показателем, который определяет объем производства про дукции животноводства. Продуктивность – это качественный показатель, который зависит от многочисленных факторов. Из показателей продуктивности скотоводства наиболее важное значение имеет мясная продуктив ность сельскохозяйственных животных и надой молока на одну корову (табл. 5).

Как видно из данных таблицы 5 за период с начала реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК» и осуществления Госпрограммы развития сельского хозяйства в республике продуктивность поголовья крупного рогатого скота и коров в крупных и средних сельскохозяйственных организациях возросла.

Так, среднесуточный привес живой массы вырос на 37,8 %, надой молока на одну корову – на 50 %. В то же время не может вызывать озабоченности то, что в последние годы среднесуточный привес крупного рогатого скота снизился. Повышение продуктивности мясного и молочного скота призвано обеспечить рост экономиче ской эффективности отрасли и достижение приоритетных целей национального проекта в животноводстве. В связи с этим объективно возникает необходимость создания экономических условий для развития специализи рованного мясного и молочного скотоводства как основы сырьевой базы перерабатывающей мясной и молоч ной промышленности через механизм государственной поддержки, стимулирующей развитие племенного дела, увеличения поголовья и производства высококачественной говядины и молока.

Таблица 5 – Продуктивность крупного рогатого скота и коров в Республике Хакасия (в крупных и средних сельскохозяйственных организациях) Показатель 2006 2007 2008 2009 2010 Среднесуточный привес живой массы, г 299 414 362 431 433 Надой молока на одну корову, кг 2449 2696 2815 3107 3442 В настоящее время основными препятствиями для развития мясного скотоводства являются мало численность специализированных пород скота, недостаточный уровень технического и технологического ос нащения отрасли в фазе репродукции поголовья и откорма молодняка, неудовлетворительное состояние и ис пользование естественных кормовых угодий. Медленно улучшается генетический потенциал крупного рогато го скота и его кормовая база с учетом оптимизации структуры кормопроизводства.

Подавляющая часть поголовья крупного рогатого скота сконцентрирована в районах, где имеются большие площади сенокосов и пастбищ. Большими площадями сельскохозяйственных угодий располагают Аскизский, Боградский, Ширинский районы. На начало 2012 г. в этих районах содержались 81,8 тыс. голов животных, или 47,6 % общереспубликанского поголовья крупного рогатого скота, на Таштыпский и Алтайский районы приходится только 14 % животных.

Валовое производство молока в 2011 г. в хозяйствах всех категорий составило189,6 тыс. т, к уровню 2006 г. вырос на 32,2 %, в том числе в хозяйствах населения на 19,3 %, в сельхозорганизациях на 24,7 %, а в фермерских хозяйствах более пяти раз (табл. 6).

Таблица 6 – Производство молока и среднегодовой надой молока по категориям хозяйств в Республике Хакасия В процен Показатель 2006 2007 2008 2009 Абс. тах к 2006 г.

Хозяйства всех категорий, тыс. т 143,4 150,6 157,3 165,1 180,7 189,6 132, В т. ч.:

сельхозорганизации, тыс. т 31,6 33,5 33,2 34,0 35,6 39,4 124, хозяйства населения, тыс. т 107,5 110,6 115,7 121,3 124,3 128,3 119, крестьянские (фермерские) хозяйства в 5,1 раза 4,3 6,5 8,4 9,8 20,8 21, Надой молока на одну корову (в хозяйства 2498 2647 2532 2928 3231 3361 134, всех категорий), кг Надой молока на одну корову (в крупных, средних и малых сельскохозяйственных орга- 2449 2696 2815 3107 3442 3675 150, низациях), кг Эффективность молочного производства в значительной степени зависит от величины надоев на одну корову, которая различается по категориям хозяйств. В среднем по республике надой молока на одну корову в сельскохозяйственных предприятиях за последние годы возрастал и в 2011 г. составил 3675 л в год или на 50,1 % выше, чем в 2006 г. Надо отметить, что достигнутый показатель по продуктивности коров несколько выше уровня 1990 г.

Особо важное значение в составе животноводства занимает птицеводство, которое производит незаме нимый продукт в виде яиц и третью часть всего производства мяса. Крупнейшее по мощности предприятие представляет собой ООО «Сибирская губерния», расположенная в с. Подсинее, специализирующаяся на произ водстве мяса птицы. Производством яиц занимается Усть-Абаканская птицефабрика.

Особенностью производства свинины является, что почти 80 % продукции приходится на хозяйства населения, промышленного производства в республике отсутствует. В 2011 г. в регионе было произведено 7,9 тыс. т свинины, или 23,8 % всего производства мяса в республике. Выращиванием свиней занимаются во всех районах региона.

За последние пять лет в Хакасии стала расти поголовье овец. На 1 января 2012 г. в хозяйствах всех ка тегорий содержалось 197,8 тыс. голов овец, это почти на 100 тыс. голов больше чем в 2006 г. Хотя до 1990 г. в Хакасии насчитывалось более 1,5 млн. голов овец. Содержание овец в целом снижается в хозяйствах населения, зато возрастает доля фермерских хозяйств, где расположены почти 94 тыс. голов или почти половина всего по головья овец республики. Более высокими темпами возрождается овцеводство в степных районах Аскизком, Усть-Абаканском, Бейском. На долю этих районов приходится почти 2/3 всего поголовья региона. Надо отме тить, что в последние годы в Хакасии растет поголовье лошадей, а на 1 января 2012 г. достигла до 34,8 тыс., или в два раза больше чем в 2006 г.

Для увеличения объемов сельскохозяйственной продукции Правительством региона была утверждена республиканская целевая программа «Развитие АПК Республики Хакасия и социальной сферы на селе на 2010 2012 годы», а в 2012 г. подготовлена и принята Долгосрочная республиканская целевая программа «Развитие АПК Республики Хакасия и социальной сферы на селе на 2013–2020 годы», которые предусматривают под держку животноводства, рыбоводства и меры по повышению его инвестиционной привлекательности. Отме тим, что за период реализации целевой программы принесли определенные положительные результаты: только за 2012 г. сельскохозяйственными организациями приобретено техники и технологического оборудования бо лее чем на 530 млн руб., в том числе тракторов – 134 ед., зерноуборочных комбайнов – 20 ед., кормоуборочных комбайнов 12 ед. и другой техники и технологического оборудования. При этом 50 % стоимости приобретае мой техники возмещается из республиканского бюджета.

Последние годы в республике большое внимание стали уделять развитию рыбоводства. В Хакасии имеется большое количество озер, искусственных водоемов, два водохранилища – Саяно-Шушенское и Крас ноярское, где можно эффективно развивать рыбную отрасль. Так, в 2011 г. из регионального бюджета на раз витее рыбоводства было направлено 6 млн руб. На эти средства было зарыблено 12 водоемов и прудов, из них в Усть-Абаканском районе – 8 водоемов, в Ширинском – 2, в Аскизскиом районе – 2 водоема, для этой цели использовано: 3700 тыс. личинок пеляди и 210 тыс. малька зеркального карпа. В 2011 г. в республике было получено 315 т товарной рыбы, в том числе 15 т карпа и 5 т пеляди, а также садковыми хозяйствами выращено форели 290 т.

С 2012 г. существенно расширен перечень видов оказываемой государственной поддержки на развитие рыбоводства – если ранее это были субсидии на приобретение рыбопосадочного материала и на реконструкцию гидротехнических сооружений, то с 2012 г. к этому добавлены субсидии:

– на приобретение установок замкнутого водоснабжения (инкубационные цеха для выращивания собственного рыбопосадочного материала);

– приобретение садковых;

– приобретение лодок, лодочных моторов, другой специализированной техники, используемой в рыбоводстве;

– оплату услуг по подаче воды в водоёмы для выращивания рыбы и т.д.

В 2012 г. практически весь рыбопосадочный материл, ввозимый в республику и зарыбляемый в водо ёмы субсидировался с регионального бюджета по ставке 50%, на эти цели было направлено средств более млн руб. На реконструкцию и капитальный ремонт гидротехнических сооружений, на искусственных водоемах, используемых в целях товарного рыбоводства, выделено более 25 млн руб. Выполнение предусмотренных про граммой мероприятий в 2012 г. позволили вырастить в регионе 871,8 т товарной рыбы.

Главной целью развития сельского хозяйства республики в перспективе является повышение устойчи вости и эффективности производства сельскохозяйственной продукции на основе повышения урожайности сельскохозяйственных культур и роста продуктивности животных за счет проведения комплекса мероприятий по улучшению селекционно-племенной работы.

Литература 1. Министерство сельского хозяйства и продовольствия РХ. – URL: http://www.mcxpx.ru.

2. Сельское хозяйство Республики Хакасия: стат. сб. – Абакан, 2012.

СОСТОЯНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ Н.В. Дьяченко Все мы являемся потребителями товаров и услуг и от этого вопросы достижения желаемого состояния доступности, комфортности, безопасности себя как потребителя ставим на первое место. Это объясняется тем, что мы желаем получать удовольствие от потребляемых товаров и услуг. И надо отдать должное и торговцам, итоваропроизводителям, прилагающим усилия к созданию подобной атмосферы. Но что же такое потребитель ский рынок? Потребительский рынок – это рынок товаров народного потребления. Конечно, особенностями потребительского рынка является то, что решающим звеном здесь выступает потребитель, а значит ответ на вопрос: будет ли данный товар куплен? – практически полностью зависит от потребителя.Процесс развития отношений на потребительском рынке между товаропроизводителем, торговцем и потребителем товаров и ус луг складывался постепенно и за весь период тысячелетней истории выдвинул на первое место производителя.

Что же, вполне законно, ведь именно производитель создает товары (наше будущее удовольствие от использо вания которых мы и приобретаем).

Но по мере насыщения рынка товарами и услугами (благодаря прогрессу во всех областях науки) и в процессе развития рыночных отношений произошла смена рынка, на котором господствующее место занимал производитель, рынком покупателя. Традиционная сбытовая политика (продать то, что смогли произвести) ме няется качественно иной – производить то, что можно продать. Исходным в организации бизнеса становится изучение потребностей рынка и разработка планов их удовлетворения. Потребительский рынок товаров и услуг за период рыночных преобразований претерпел коренные изменения. В первую очередь, сформировалась ди намичная конкурентная среда, высокая предпринимательская и инвестиционная активность;

во-вторых, растет число и разнообразие предприятий торговли, а также организаций по оказанию услуг в общественном питании и бытовом обслуживании, что непосредственно отражается на деятельности потребительской коопера ции.Развитие в России рыночной экономики, основанной на конкуренции независимых товаропроизводителей, породило ряд проблем, в том числе необходимость определения возможности, предела, объема и содержания государственного вмешательства в отношения, связанные с функционированием потребительского рынка в це лом, установления границ его правового регулирования.

Значительное влияние на состояние российского потребительского рынка оказывает глобализация эко номики, усиление мировых интеграционных процессов, осуществляемых в тесной взаимосвязи с правовыми институциональными преобразованиями. В ходе экономических изменений в стране заметно возросло количе ство хозяйствующих субъектов различных организационно-правовых форм, работающих в сфере потребитель ского рынка. От деятельности этих предприятий зависит благополучие потребителя, а также экономическая и социальная стабильность в России. Успех социально-экономических реформ должен заключаться не только в повышении реальных денежных доходов населения, развитии и укреплении социальной сферы, но и в предос тавлении возможности потребителям использовать полученные доходы на приобретение качественных и безо пасных товаров, работ, услуг. Проводимые преобразования требуют серьезного переосмысления всей системы государственного воздействия на базисные идеологические отношения, в том числе и на потребительском рын ке, поскольку значительная часть предпринимателей в силу слабой профессиональной подготовки, недобросо вестности либо руководствуясь единственной целью извлечения максимальной прибыли нарушают законода тельство, выпускают на рынок низкокачественные товары, работы, услуги. Не редкость на потребительском рынке и фальсифицированные товары, количество которых увеличивается, принимая крупные масштабы, что ставит под угрозу безопасность граждан и государства в целом. Регулирующее воздействие государства на дан ном этапе на потребительскую политику не только оправдано, но и необходимо. В этих условиях все большее значение приобретают государственный контроль и надзор, призванные защитить потребителя, обеспечить безопасность и качество реализуемых товаров, работ, услуг. Когда речь заходит о развитии потребительского рынка, то понятно, что целью его развития в нашей республике считается наиболее полное удовлетворение спроса жителей Республики Хакасия на потребительские товары, услуги общественного питания и прочие платные услуги населению в широком ассортименте по доступным ценам при гарантированном качестве и безопасности. К основным задачам развития потребительского рынка республики относятся:

1) формирование оптимального размещения сети объектов потребительского рынка, обеспечивающего территориальную доступность товаров и услуг по всей территории республики;

2) формирование социально ориентированной системы торгового обслуживания, обеспечивающей це новую доступность продовольственных товаров для всех социальных групп населения;

3) развитие инфраструктуры потребительского рынка и услуг;

4) создание благоприятных условий для развития предпринимательства в сфере потребительского рынка;

5) развитие конкуренции на потребительском рынке;

6) формирование нормативного правового и информационного обеспечения потребительского рынка;

7) обеспечение безопасности и качества производимых и реализуемых товаров, торговых, бытовых ус луг и услуг общественного питания.

Чего же мы ждем, какие результаты можем и должны ожидать? В числе первоочередных, конечно же, можно назвать рост среднегодовых темпов оборота розничной торговли;

снижение удельного веса продаж то варов на розничных рынках от общего оборота розничной торговли;

рост доли непродовольственных товаров в общем объеме розничного товарооборота;

рост среднегодовых темпов роста платных услуг населению. Чтобы ответить на эти вопросы, рассмотрим состояние потребительского рынка за прошлый 2012 г.

На протяжении всего 2012 г. сохранялась тенденция формирования оборота розничной торговли за счет продажи товаров торгующими организациями и индивидуальными предпринимателями, которые осуществля ют свою деятельность вне рынка – их доля в структуре оборота составила 87,0 % (для сравнения – в 2011 г.

это составляло 87,4 %), доля продаж на рынках – 13,0 % (12,6 % в 2011 г.).

Увеличению розничного товарооборота в целом способствовал рост объема продаж продовольствен ных на 19,7 % и непродовольственных товаров – на 12,4 %. При этом на увеличение темпа роста объема продаж непродовольственных товаров повлияли более низкие цены на них.

Структура оборота розничной торговли отмечена увеличением доли продовольственных товаров с 47,6 % в 2011 г. до 49,2 % в 2012 г.

В 2012 г. объем платных услуг населению увеличился на 3,3 % по сравнению с 2011 г. и составил 13 546,3 млн руб.

Значительное влияние на формирование объема платных услуг населению оказывают крупные и сред ние организации, на долю которых приходилось 58,4 % общего объема платных услуг населению. Доля субъек тов малого предпринимательства занимала 41,6 %.

Самыми большими сегментами рынка платных услуг в республике являются услуги «обязательного характера» (жилищно-коммунальные, транспорта и связи, бытовые услуги), в совокупности на них приходится более 77 % от общего объема оказанных населению услуг.

Объем оборота розничной торговли в 2012 г. по сравнению с 2011 г. вырос на 15,9 %, составив 56540,8 млн руб. Тем самым сохранилась в республике положительная динамика оборота розничной торговли прошлых лет (рис. 1).

Рисунок 1 – Розничный товарооборот по Республике Хакасия за 2012 г.

Индекс потребительских цен на товары и услуги населению в Республике Хакасия составил 106 %, что ниже аналогичного показателя 2011 г. на 1,0 п.п. и среднероссийского – на 0,6 п.п., за 2012 г. составил 9,2 % (в 2011 г. – 6,8 %).

Рисунок 2 – Рост цен на продовольственные товары Максимальный прирост цен зафиксирован на муку пшеничную – на 44,2 %. Одной из причин такой си туации является засуха, которая нанесла значительный ущерб сельскому хозяйству Сибири. И как следствие – рост цен на хлеб и хлебобулочные изделия на 15,9 % и макаронные изделия – на 13,5 %.

В группе товаров «Крупа и бобовые» заметный прирост цен был отмечен на продукты переработки зерна. Так, крупа манная подорожала на 37,1 %, овсяные хлопья «Геркулес» – на 19,3 %. Хотя в 2011 г. по этой группе товаров было отмечено соответственно – 4,4 и 1,6 %. Вместе с тем, в этой группе товаров снизились цены: на крупу гречневую на 24,5 %, на пшено – на 15,7 % и рис шлифованный – на 3,9 %.

В группе мясопродуктов заметнее всего выросла цена на мясо птицы – на 27,3 % против его роста в 2012 г. – на 4,9 %. Однако на отдельные виды мяса рост цен в 2012 г. ниже, чем в 2011 г. Так, например, мясо баранины подорожало всего на 0,3 %, а в 2011 г. рост отмечен был на 26,0 %, говядины – на 4,2 % против роста 2011 г. на 17,6 %.

В группе рыбопродуктов значительное увеличение цен было отмечено на икру лососевых рыб на 11,6 % и филе сельди соленое – на 5,8 %.

Рост цен на овощи в 2012 г. составил 11,4 %, тогда как в предыдущем году снизилось на 37,2 %. Фрук ты и цитрусовые приросли в цене на 6,7 %, в 2011 г. – на 2,7 %.

Среди остальных наблюдаемых продовольственных товаров отмечен рост цен на 20,3 %, на соль пова ренную пищевую – на 14,9 %, на алкогольные напитки – на 4,1 %, на сахар, масло подсолнечное – на 6,6 %, маргарин – на 5,8 %, яйца – на 2,2 %, молоко и молочную продукцию – на 6,4 %. Вместе с тем, следует отме тить снижение цен на рыбу мороженую (кроме сельди) – на 0,8 %, варенье, джем, повидло, мед, майонез – на 1,8 %, мясокопчености – на 1,9 %, кофе натуральный в зернах и молотый – на 7,0 %.

Стоимость минимального набора продуктов питания, входящих в потребительскую корзину, на конец декабря 2012 г. составила 2799 руб. 10 коп. и по сравнению с декабрем 2011 г. увеличилась на 10,1 %.

В сравнении с 2011 г. потребительские цены нанепродовольственные товарыза 2012 г. приросли на 4,2 %. Хотя в 2011 г. рост составлял 6,4 %.

Табачные изделия за период 2012 г. увеличились в цене на 22,5 % (в 2011 г. – на 22,4 %).

Наиболее заметное увеличение цен в группе товаров «одежда и белье» отмечено: меха и меховые изде лия – на 26,2 %, бельевой трикотаж – на 6,8 %, белье для детей ясельного возраста – на 6,7 %, чулочно носочные изделия – на 5,9 %.

Выросли цены на моющие и чистящие средства (на 10,7 %), фарфоро-фаянсовую посуду (на 8,7 %), ме таллическую посуду и металлические предметы домашнего обихода (на 7,9 %), игрушки для детей (на 6,9 %), парфюмерно-косметические товары (на 6,1 %), мебель (на 5,0 %).

Цены повысились на обувь мужскую – на 3,3 % и женскую – на 4,2 %, а на обувь кроссовую спортив ную для взрослых рост зафиксирован на уровне 5,5 %.

В течение 2012 г. был отмечен заметный рост цен на топливо (уголь, дрова), реализуемое населению, – на 31,2 %, тогда как в 2011 г. рост цен на них составил 6,2 %.Отмечен также рост цен на нефтепродукты. Так, бензин автомобильный в 2012 г. стал стоить дороже на 15,0 %, а дизельное топливо – на 15,2 %.Одновременно снизились цены на легковые автомобили (на 1,9 %), персональные компьютеры (на 1,5 %), теле-, радиотовары и стиральные машины (на 1,1 %) и средства связи (на 0,4 %).

В группе медицинских товаров произошло подорожание на медикаменты (на 6,6 %) и перевязочные материалы (на 3,5 %).

В группе строительных товаров по сравнению с 2011 г. отмечено замедление темпов роста цен на кир пич (с 48,2 % в 2011 г. до 23,4 % в 2012 г.), плиты древесностружечные (с 24,5 % в 2011 г. до 15,6 % в 2012 г.) и цемент тарированный (с 19,3 % в 2011 г. до 15,2 % в 2012 г.).

Цены на платные услуги населению с начала года в республике выросли на 4,4 % против 11,2 % в 2011 г., что связано с ограничением роста регулируемых тарифов.

По итогам года темпы роста тарифов на услуги, подлежащие государственному регулированию, сло жились значительно ниже, чем в 2011 г. Так, например, рост тарифов на коммунальные услуги в целом для на селения республики не превысил предельный уровень – 12,0 %, установленный ФСТ России, и за период г. составил 11,2 %, тогда как аналогичный показатель 2011 г. увеличился на 13,5 %.

Рисунок 3 – Динамика тарифов на платные услуги, подлежащие регулированию, за 2011 и 2012 гг.

Рост тарифов на услуги связи, составивший 101,2 % в сравнении с 2011 г. (109,9 %) в наибольшей мере обусловлен ростом тарифов услуг почтовой связи на 10,2 % (на 12,4 %), телеграфной связи – на 6,1 % (на 25,0 %) и городской телефонной связи – на 4,6 % (на 9,8 %). Одновременно на 5,5 % снизились услуги по подключению к сети Интернет.

В группе услуг пассажирского транспорта существенно возросла плата за проезд в троллейбусе и го родском муниципальном автобусе – на 10,0 % (в 2011 г. – на 25,0 и 16,0% соответственно), поезде дальнего следования – на 8,0 % (в 2011 г. – на 9,0 %).

По некоторым видам услуг, тарифы на которые не подлежат государственному регулированию, темпы роста выше зарегистрированных в 2011 г. Так, например, в группе бытовых услуг прирост цен (тарифов) на ремонт и пошив одежды составил 10,4 %, а за 2011 г. зафиксировано 9,9 %), услуги парикмахерских – 9,8 про тив 8,9 % за 2011 г.

Отмечено увеличение платы за санаторно-оздоровительные услуги – на 8,3 % (в 2011 г. снижение – на 6,9 %), услуги организаций культуры – на 8,2 % (в 2011 г. – рост на 17,4 %), услуги физической культуры и спорта – на 7,9 % (на 4,3 %). На остальные виды нерегулируемых услуг рост цен (тарифов) менее значителен.

Снизилась плата за услуги дошкольного воспитания и профессионального обучения – на 4,0и на 2,3 % соответственно (в 2011 г. рост – на 28,7 и 5,6 %).

Цены производителей промышленных товаров за прошедший год увеличились на 6,3 % против их сни жения за 2011 г. на 6,2 %. Данное увеличение обусловлено ростом цен по виду деятельности «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» – на 22,9 % (годом ранее снижение – на 23,4 %) и «Добыча полез ных ископаемых» – на 19,4 % (рост на 18,1 %).

В отраслях обрабатывающих производств произошло снижение цен на 0,5 %.

Цены производителей на реализованную сельскохозяйственную продукцию во всех категориях хо зяйств за 2012 г. снизились на 0,5 %, в том числе продукцию животноводства – на 2,5 %, растениеводства – вы росли на 11,5 %.

За 2012 г. цены на строительную продукцию выросли на 3,6 % (годом ранее – на 16,8 %).

Тарифы на грузовые перевозки автомобильным транспортом снизились на 3,5 % против их роста в 2011 г. на 3,7 %.

Заключение Область потребления – это та сфера, в которой мы наиболее быстро вливаемся в общую капиталисти ческую цивилизацию. В России много всякого рода проблем, связанных с демографией, законами и т.д. Но в области потребления Россия мало чем отличается от западного потребительского рынка, в общемировой рынок мы вливаемся гладко. У нас разве что чуть меньше денег. Основная разница в потреблении заключается, в ос новном, в его объемах. Труднее поддается изменению сервис, но и в этом направлении Россия сделала гигант ский скачок.

Таким образом, в сложившихся условиях в прогнозах конъюнктуры потребительского рынка необхо димо учитывать также планы правительства по размерам денежной эмиссии, срокам погашения накопившейся задолженности населению по заработной плате и трансфертам;

по срокам и размерам предполагаемой индекса ции заработной платы и пенсий.

Важной характеристикой конъюнктуры потребительского рынка является уровень его товарной насы щенности, динамика розничного товарооборота.

Оценка состояния конъюнктуры рынка в тот и иной момент времени непременно учитывает уровень и соответствующую динамику розничных цен на товары. Динамика цен – основной индикатор конъюнктуры. Ее прогноз – база для прогноза всех других экономических процессов, характеризующих конъюнктуру потреби тельского рынка.

Одним из индикаторов для общей оценки конъюнктуры потребительского рынка является показатель курса рубля к доллару США, его динамика.

Литература 1. Лопатников Л. Словарь современной экономики. – М.: Норма, 2008. – 672 с.

2. URL: www.minregion19.ru.

3. URL: www.minregion19.rupressa-minregion@r-19.ru.

ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССОМ ИНТЕГРАЦИИ В АПК КБР Э.Р. Кокова Одной из важнейших задач, стоящих перед АПК республики, является обеспечение устойчивого разви тия производства и стабильного экономического роста на основе применения инновационных методов повы шения конкурентоспособности различных отраслей.

Объективная необходимость тесного взаимодействия предприятий АПК, науки и образования в России должна стать базой формирования специализированных продуктовых рынков – зерна, картофеля, молока и мо лочных продуктов, мяса и мясопродуктов и других рынков. Их развитию должна способствовать интеграция агропродовольственных рынков.

Организационно-экономический механизм интеграции в условиях развития экономики знаний и управ ления знаниями предполагает создание целостной инновационной системы с развитой инфраструктурой, кото рая для всех участников инновационного процесса делает прозрачным и понятным рынок агропродовольствен ных инноваций, правовые аспекты охраны результатов интеллектуального труда, механизмы, позволяющие снизить риски путем их распределения между большим числом участников интеграционного процесса. В на стоящее время образование, наука и производство развиваются по собственным траекториям, часто не связан ным друг с другом. Встает необходимость наиболее тесным образом связать эти три системы в единое целое, что будет способствовать инновационному развитию организаций агропродовольственного сектора в регионах страны. Неразвитость инновационной деятельности не позволяет в полной мере получать отдачу от существующего инновационного и научно-технического потенциала отечественных научных достижений. В результате большинство перспективных научных разработок оказываются нереализованными, что влечет за собой другую проблему – отсут ствие дополнительных источников финансирования научно-исследовательской деятельности. В перспективе ориен тиром становится инновационный тип развития, в основе которого лежит непрерывный и целенаправленный про цесс поиска, подготовки и реализации нововведений, позволяющих повысить эффективность функционирования общественного производства и степень реализации потребностей общества [1].

Рассматривая инновационный тип развития аграрной экономики, следует отметить, что он во многом определяется научно-технической политикой государства, формированием инновационного механизма. Субъ ектам принадлежит большая роль в реализации антикризисной программы при использовании нововведения селекционно-генетического, технологического, организационно-управленческого и социального типа.

К числу приоритетов развития инновационных процессов в региональном АПК относятся:

технологическое переоснащение организаций комплекса;

энерго- и ресурсосберегающие технологии производства, хранения и переработки сельскохозяйст венной продукции;

воспроизводство плодородия почв, предотвращение всех видов их деградации, разработка адап тивных технологий агроэкосистем и агроландшафтов;

развитие производства органической продукции сельского хозяйства;

создание современной системы информационного и инфраструктурного обеспечения инновацион ной деятельности в АПК;

разработка государственной информационной политики и стратегии на республиканском и регио нальном уровнях, нацеленных на становление прогрессивных технологических укладов;

формирование организационно-экономического механизма функционирования АПК на инноваци онной основе;

усиление роли государственных организаций в активизации инновационной деятельности;

разработка региональных инновационных программ развития АПК;

совершенствование системы подготовки кадров в области инновационной деятельности, обеспечи вающих повышение инновационной активности организаций и коммерциализацию результатов научных иссле дований.

Системообразующим началом инновационного развития АПК в республике являются воспроизводство сельскохозяйственных инноваций и освоение в массовой практике более совершенных методов ведения сель скохозяйственного производства, определяющие в своей совокупности инновационное развитие сельского хо зяйства. Обеспечение инновационного развития АПК состоит из двух блоков – ресурсного и институциональ ного. Ресурсный блок включает финансовое, кадровое, материально-техническое, информационное обеспече ние. В состав институционального блока входят организационно-экономическое, инфраструктурное, норматив но-правовое обеспечение;

к этой же группе примыкает освоение инновационно-ориентированных форм хозяй ствования.

Следует отметить, что возросшее значение инновационного развития и связанные с этим ожидания по лучить в приемлемые сроки требуемые результаты не позволяют рассчитывать только на сложившуюся инно вационную систему АПК, мало способную в ее современном виде расширенными масштабами и достаточными темпами применять нововведения в массовой практике сельскохозяйственного производства. Основу механиз ма кризисных явлений в аграрной сфере экономики составляла в период реформы и определяет в настоящее время деструктивная политика в отношении обеспечивающих мер инновационного развития АПК.

Для того, чтобы инновационное развитие АПК отвечало своему предназначению и оправдало в обозримом будущем возлагаемые на него надежды, требуется полноценное и всестороннее обеспечение этого процесса, позволяющее преодолеть черты его инерционного, а нередко застойного и даже регрессирующего характера. Это относится ко всем направлениям обеспечения инновационного развития АПК.

Одной из главных задач совершенствования инновационной системы АПК является увеличение аграр ного инновационного потенциала. Основу его составляют научно-технические разработки для агропромышлен ного производства как постоянно пополняемый и возобновляемый источник непрерывно возрастающих воз можностей инновационного обновления АПК. Научно-технические достижения определяют зачастую саму возможность перехода к устойчивому развитию АПК, тогда как от осуществления обеспечивающих мер инно вационной системы зависит, как быстро такой переход произойдет.

В качестве основных направлений совершенствования качественного и количественного улучшения методов и механизмов инновационного развития АПК приняты следующие пять:

формирование стратегии инновационного развития предприятий регионального АПК;

усиление тенденции кооперации и интеграции в решение проблем качественного и количественно го улучшения методов и механизмов инновационного развития предприятий регионального АПК на уровне ме стного самоуправления;

осуществление интеграционных инноваций в продуктовых подкомплексах регионального АПК для создания условий роста его инновационного потенциала;

повышение эффективности использования инновационных разработок на предприятиях АПК;

развитие информационного, кадрового, финансового и правового обеспечения системы инноваци онного развития АПК [4].

Одним из методов решения вышестоящей задачи является создание территориально-производственных комплексов – кластеров, способных сконцентрировать вокруг себя значительные финансовые, технологиче ские, инновационные и трудовые ресурсы, позволяющие обеспечить экономический рост и повышение конку рентоспособности отраслей АПК.

Инновационные кластеры в сфере АПК в мировой экономике включают в себя помимо предприятий НИОКР сеть учреждений, поддерживающих агропромышленные инновационные предприятия, а также учреж дения науки. Участниками агропромышленного кластера могут быть: сельскохозяйственные предприятия (по ставщики сырья);

предприятия сельскохозяйственного машиностроения (поставщики оборудования);

перераба тывающие предприятия пищевой индустрии;

агропромышленные интегрированные комплексы (корпорации);

консалтинговые организации;

научные институты, образовательные учреждения;

органы власти;

финансовые институты. Агропромышленные кластеры должны включать в себя сферу услуг, позволяющих приблизить про дукцию и технологии к конечному потребителю, системы банковского обслуживания. Это позволяет сделать сотрудничество более тесным, чтобы максимально ускорить выход на рынок, разделить на всех участников возможные риски и в некоторых условиях внедрить родственные технологии быстрее и на большей террито рии.

В перспективе агропромышленный комплекс должен быть построен на кооперативно-интеграционных началах, предполагающих тесную увязку сельскохозяйственных организаций с перерабатывающими, сбытовы ми, торговыми, агросервисными и финансово-кредитными структурами и предприятиями, создание на их базе многотиповых кооперативно-интеграционных структур, или так называемых кластеров, по типу финансово промышленных групп, союзов, холдингов, агропромышленных компаний, корпораций и фирм. Таким образом, в качестве структурной составляющей региональной экономической политики необходимо рассмотреть воз можность создания кластеров в АПК как территориально интегрированных систем, направленных на привлече ние инвестиций в отрасль и ориентированных на инновационную составляющую. Например, создание молоч ных кластеров в результате объединения сельскохозяйственных предприятий, специализирующихся в молоч ном скотоводстве и молокоперерабатывающих предприятий.

В АПК республики имеются определенные предпосылки к созданию продуктовых компаний, что пред полагает проведение ряда исследований по выявлению преимуществ развития АПК в той или иной области производства для того, чтобы задействовать выявленные преимущества и повысить конкурентоспособность продукции [2].

При разработке стратегии инновационного регионального развития необходимо показывать основные направления вывода агропромышленного комплекса на инновационный путь развития. Для этого необходимо:

провести анализ внутренней и внешней среды отрасли и региона, процесса инновационного разви тия;

провести на основе доступных данных оценку инновационного потенциала АПК;

провести определение стратегического видения целей развития отрасли и региона, а также иннова ционного развития АПК;

осуществить выбор базовой стратегии инновационного развития на основе оценки альтернативных вариантов;

обосновать, если необходимо, наличие функциональных стратегий для обеспечения инновационно го развития.

Можно выделить следующие основные проблемы существующей инновационной среды республики, нерешенность которых негативно влияет на развитие инновационного потенциала:

отсутствие системной, четко структурированной законодательной базы для осуществления всех стадий инновационной деятельности, а также мер ее государственной поддержки, включая прямые (бюджетное финансирование) и косвенные (налоговые преференции, государственные гарантии и т. д.) механизмы, а также нормативно-правовой базы, регулирующей условия создания предприятий и нормы взаимоотношений между субъектами инновационной инфраструктуры;

ограниченный платежеспособный спрос на внутреннем рынке на передовые технологии и нововве дения, наличие низкого спроса со стороны реального сектора экономики на перспективные – с точки зрения их коммерческого применения – результаты научно-технической деятельности, отсутствие сложившегося рынка инновационной продукции;

неразвитость специальных финансовых механизмов поддержки отдельных элементов инновацион ной инфраструктуры, инновационного предпринимательства и самостоятельных инновационных проектов, а именно фондов рискового финансирования (венчурных фондов), специальных финансовых механизмов под держки фирм на этапе их быстрого роста, сертифицированных оценщиков фирм и интеллектуальной собствен ности, страхования инновационных инвестиций, лизинга высокотехнологичного оборудования и приборов, фондового рынка для наукоемких компаний, торговых домов и др.;

отсутствие действенных механизмов реализации определенных государством приоритетных на правлений развития науки и технологий, множественность научных организаций, претендующих на соответст вующую государственную поддержку. Следствием этого становится распыление бюджетных средств и недо финансирование исследований (развития знаний) в перспективных областях науки;

слабость кооперационных связей между научными организациями, учреждениями образования и производственными предприятиями;

неразвитость современных форм инновационного менеджмента и коммерциализации нововведений (посредством рынка научно-технической продукции);

низкая инновационная активность агропромышленных предприятий республики (при этом основ ными экономическими факторами, сдерживающими инновационную активность предприятий реального секто ра экономики, являются низкий инновационный потенциал, недостаток собственных средств для расширения данного вида деятельности, высокая стоимость нововведений, экономические риски и длительные сроки оку паемости);


низкая информационная прозрачность инновационной сферы, прежде всего, недостаток информа ции о новых технологиях и возможных рынках сбыта принципиально нового (инновационного) продукта, а также сведений для частных инвесторов и кредитных организаций об объектах вложения капитала с потенци ально высокой доходностью;

низкий уровень развития малого инновационного предпринимательства;

низкая инновационная культура населения и предпринимателей.

Эти барьеры и проблемы инновационного развития в совокупности определяют главную системную проблему: темп развития, структура и научно-технический уровень исследований и разработок научной сферы республики не отвечает потребностям развития национальной экономики, ее структурной перестройки и повы шения конкурентоспособности;

при этом предлагаемые разработки и проекты не находят спроса на инноваци онном рынке и практического применения в экономике из-за дисбаланса звеньев научно-инновационного ком плекса и низкой восприимчивости к инновациям республиканских предприятий и организаций [5].

Инновационная активность бизнеса в КБР остается низкой. По нашему мнению, это связано, в первую очередь, с несовершенностью системы управления инновационной деятельностью в республике. Отсутствуют такие ее главные элементы, как фонд научно-технического развития, центр экспертизы в научно-технической сфере, территориальный консультационный центр по оказанию патентных услуг, защите интересов авторов, а также органы управления, ответственные за координацию развития научной и инновационной деятельности в регионе. В связи с этим необходимо опережающее создание в регионах эффективного механизма управления социально-экономическим развитием на основе информационного обеспечения инновационной деятельности.

Организационно-управленческая модель регулирования инновационной деятельности в КБР, представ ленная на рисунке, объединяет все необходимые элементы управления инновационной системой региона.

Результативность данного механизма в значительной мере зависит от качества непрерывного социаль но-экономического мониторинга регионов. Подобный мониторинг, по нашему мнению, должен охватить на блюдение, анализ, оценку и прогноз экономической, социальной, экологической, научной и инновационной обстановки в регионе с целью подготовки управленческих решений и рекомендаций, направленных на улучше ние и развитие инновационной деятельности.

Таким образом, проблема управления инновационным потенциалом региона остается одной из самых сложных как на региональном, так и на федеральном уровне. Среди главных причин, сдерживающих развитие инновационного сектора экономики на региональном уровне, являются: нестабильная экономическая ситуация, нехватка инвестиционных средств, несовершенство системы управления инновационной деятельностью в ре гионе. В данной ситуации возрастает роль государства, которое может выступить в роли локомотива для при дания толчка в развитии региональных и предпринимательских структур. И основным путем перехода иннова ционного комплекса на интенсивный путь развития является система, которая позволила бы объединить суще ствующие организационные элементы, включающие систему финансирования, разработки и внедрения науч ных идей на практике в единый взаимосвязанный комплекс.

Организационно-экономический механизм управления социально-экономическим развитием региона на основе повышения эффективности использования инновационного потенциала [3] Литература 1. Алиева Л.И., Никифорова Е.П., Нисанов Р.Г. Инновационная система управления процессом инте грации в АПК // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2007. – № 7. – С.

66–68.

2. Арсенов В.В., Иванцов П.И. Инновационное развитие агропромышленного комплекса: учеб. посо бие. – Минск, 2012. – 164 с.

3. Батова Б.З. Проблемы управления региональным инновационным потенциалом // Проблемы и перспективы экономики и управления: мат-лы междунар. заоч. науч. конф. – СПб.: Реноме, 2012. – С. 190– 192.

4. Зайцева Ю.А. Осуществление приоритетных направлений инновационного развития в агропромыш ленном комплексе // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – URL:

http://ekonomika.snauka.ru/2012/05/816.

5. Модебадзе Н.П., Уянаев Б.Б. Состояние и перспективы инновационного развития АПК Кабардино Балкарии // Управление экономическими системами. – 2011. – № 12, дек.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ. ТИПОЛОГИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ В.В. Коренцов Одним из условий современного успешного практического институционального реформирования рос сийского общества остается системная разработка базовых и производных понятий институциональной теории.

Используемые определения социальных институтов изначально многозначны настолько, что могут ввести в глубокое заблуждение. Институт и организация (в меньшей степени – институция) рассматриваются как поня тия подвижные, а не застывшие;

они изменчивы и текучи. Они то употребляются как синонимы, то противо поставляются друг другу: каждый использует тем легче, чем меньше знает, что именно они обозначают. Но когда пытаешься эти понятия определить и отделить друг от друга, возникает множество проблем и трудно стей. В различных науках доминируют различные трактовки институтов, которые демонстрируют неприятие определений, сложившихся в смежных областях знаний.

В трактовке Т. Веблена институт определялся как «стереотип мысли», «привычные способы реагиро вания на стимулы», «распространенный образ мысли в том, что касается отдельных отношений между общест вом и личностью и отдельных выполняемых ими функций» [6, c. 200, 201]. В отечественной экономической науке последнего десятилетия начался настоящий бум институциональных исследований. Это связано с по требностями трансформации российского хозяйства, новым прочтением классических работ и международным признанием работ новых институциональных экономистов. Особое значение и влияние на развитие отечествен ной институциональной экономической школы имеют работы как зарубежных (Коуз Р., Норт Д., Уильямсон О., Ходжсон Дж., Эггертссон Т. и др.), так и отечественных (Гребенников В.Г., Клейнер Г.Б., Львов Д.С., Макаров В.Л., Олейник А.Н., Полтерович В.М., Тамбовцев В.Л., Шаститко А.Е. и др.) ученых.

Детальный обзор западной экономической литературы на эту тему дает Дж. Ходжсон [29]. Современ ные экономические определения института в отечественной науке опираются обычно на понятие нормы или правила различных аспектов деятельности хозяйственных субъектов и их групп [21, 31]. В.М. Полтерович, ис следуя институциональные «ловушки», использует термины «институт», «норма», «правило поведения» как синонимы, не вдаваясь в теоретические уточнения [25]. В.Г. Гребенников [9, c. 35–37] вводит понятие «рефлек сивной нормы»;

под институтом понимается «фактически действующая рефлексивная норма и ничего кроме нее» (хотя ранее автор предлагал считать институтом комплекс устойчивых ролевых функций [10]. В спектре современных определений институт представляется и как «комплекс ролевых отношений», и как «интегриро ванный комплекс традиций и рутин», и как реализующий комплекс – «норма плюс механизмы, контролирую щие и поддерживающие ее выполнение» [15].

Экономические институты определяются как «общественно признаваемые функционально организационные формы коллективной экономической деятельности, через которые реализуются системные функции экономики» [12, с. 10]. Многие экономисты считают институтами фирмы, реализующие производст венную функцию, домашние хозяйства, организации, финансово-промышленные группы, банки, биржи, проф союзы, парламент, деньги.

Использование в качестве ключевого компонента для определения экономического института понятия «норма» [15, c. 11] не всегда обоснованно. Представляется, что при несомненной связи норм и институтов суть последних не сводима к первым. Норму можно признать атрибутом института, но не его социальной сущно стью, для исследования которой требуется методологически более широкий социологический подход.

Вызывает сомнение и доминирующая в современной науке трактовка институтов как внешних «ра мок», ограничений действий субъектов и их агентов посредством различных норм, правил, обычаев, контрактов [14]. Неоправданную редукцию категориального аппарата институционализма можно считать следствием изда ния в 1984 г. фундаментального труда Т. Веблена «Теория праздного класса», при переводе которого был пол ностью опущен авторский подзаголовок, где указывалось именно понятие институции («An Economic Study of Institution»). Такой подход стал традицией и при переводе трудов Д. Норта, Т. Эггертссона [20, 32], в то время как в оригинале их труды посвящены, прежде всего, экономическим институциям. Это закрепило применение термина «институт» и практическую потерю категории «институция» при описании феноменов соответствую щего характера.

На современном этапе такое положение дел часто становится причиной отождествления понятий, опи сывающих социальные формы структур и функций, примером верного различения которых могут служить ис следования А.Р. Рэдклиффа-Брауна [26]. Это значительно затрудняет восприятие и анализ оригинальных зару бежных текстов, где наибольшее употребление находит термин «институция», и обедняет научный инструмен тарий отечественных исследователей.

Отечественные ученые часто не обращают внимания на различие исходных категорий институциона лизма и подменяют порой институцию организацией, организацию определяют как институт, а последний трак туют как инструмент, орган или механизм. Это определяет потребность очертить систему исходных категорий и провести их дефиницию.

Институции – социальные формы типизации функций хозяйственных субъектов, определяющие их статусы и роли в системе производства общественного бытия и образующие систему отношений функциональ ной структуры общества. Организации – социальные формы, возникающие на основе связей между хозяйст венными субъектами в процессе производства и формирующие систему отношений элементной структуры об щества. Каждая организация или учреждение обеспечивает, устанавливает, внедряет и проводит в жизнь соот ветствующую ей институцию. Организация как устойчивая система отношений между субъектами, выполняю щим и различные функции в процессе достижения общей цели, связывает воедино различные институции и институты, устанавливая их координацию и субординацию и осуществляясь в то же время на их основе.


Взаимодействие форм функциональной и элементной структур, т. е. институции и организации, поро ждает институты и органы хозяйственной системы. Институциональная организация становится институтом, а организованная институция – органом. Таким образом, институт выступает как функциональная организация, обеспечивающая реализацию конкретной системы однородных институций. Таковы, например, образователь ные, научные, профсоюзные, партийные, религиозные, кредитные и другие учреждения. Орган предстает как структурированная институция, обеспечивающая функционирование и развитие организации, в которой «про гресс осуществляется скорее благодаря постепенной адаптации старых органов к новым функциям, чем благо даря их ослаблению и отмиранию» [16, c. 41]. Например, в профсоюзе союз профессионалов является институ цией, а ее организация в рамках отрасли – институтом, который представлен локальными организациями на предприятиях с соответствующими органами в виде собраний, конференций, комиссий. Очень часто одни и те же феномены могут рассматриваться и как институты, и как конкретные формы организации, что во многом зависит от их масштабов. Например, институты кредиторства при их общей содержательной основе могут про являться в виде меняльной конторы, ломбарда, сберегательной кассы, кассы взаимопомощи, банка и кредитно го учреждения вообще. Игнорирование масштаба приводит к «сращиванию» понятий, характеризующих инсти туты и организации. В этом смысле необходимо различать профсоюз как институт и профсоюзную организа цию, институт церкви и организацию церкви, партию как институт и партийную организацию и т. д. Предпри ятие – это институт, но только в рамках его конкретной организация – завода, фабрики, магазина, бюро, авто колонны – оно реализует определенное структурное бытие институции предпринимательства.

Таким образом, институции и институты, организации и органы хозяйственной системы непрерывно осуществляют сложные взаимопревращения, «сворачиваясь» в устойчивые и стабильные социальные формы бытия и «разворачиваясь» в многообразие их эволюционных проявлений. По сути, «в динамике истории ста новление выражено судьбами и деяниями людей, а ставшее – в надличностных результатах их деятельности и в институированных формах общественной организации» [27, c. 339]. Здесь «ставшее» понимается, конечно, ус ловно, т. е. в актуальном социальном времени, поскольку с позиций процессуального подхода любой институт есть процесс, в котором единство бытия и небытия выражает развитие в форме становления.

Институция как содержательная основа института определяет не только звание, должность, но и соци альную группу, сословие, общность интересов и взглядов, а также иных свойств однотипных субъектов по со циальной специфике их действия. Это действие не может быть единичным в данном обществе, оно – совокуп ность повторяемых одним лицом либо многими лицами одновременно исторических действий и их результа тов, что приводит к образованию социальных типов с соответствующими общественно признанными ролями, образами и нормами действия и поведения. Придавая человеку статус исполнителя особого социально значимо го типа действий, институция обусловливает принадлежность к особой общности субъектов, равных по функ ции или функциональному свойству.

Суть институции состоит в ее всеобщности как социальной формы всех человеческих действий, осуще ствляемых членами общества. Поэтому принципиально не может быть не институциированных человеческих действий в обществе, так как любая функция общественного существа реализуется посредством определения ее места в кооперации и разделении труда, оценки ее необходимости и полезности. Институция, по сути, как со циальная форма функции человека вообще, – «голая абстракция», которая приобретает содержание только в конкретном действии. Основу типологии и классификации социальных институтов формирует определенная система критериев. Актуальная концепция типологии и классификации экономических институтов в отечест венной науке была предложена Г.Б. Клейнером, который выделяет в качестве критериев тип и вид субъектов, сферу принятия решений, время возникновения, устойчивость, степень формализации, механизмы информиро вания и контроля институтов [15, c. 16]. В соответствии с таким подходом институты делятся по уровням: на макроэкономические, микроэкономические и наноэкономические.

Другой подход выделяет институты всеобщие, частичные и единичные, или базисные и вспомогатель ные. При этом предусматривается, что на пересечении критериев выделения возникают многосторонние харак теристики конкретных институтов. Отдавая должное эвристическому потенциалу этого подхода, следует заме тить, что за рамками рассмотрения остается множество разнообразных возможных аспектов классификации, применение которых способствовало бы созданию более полной модели данного феномена, описывающей вы деленные типы и виды как органическую «совокупную институциональную систему, присущую данному обще ству …» (Д. Норт).

Особый интерес для развития системной методологии классификации институтов привлекает попытка построения иерархической четырехуровневой пирамиды эволюции институций в единстве онтологического и гносеологического планов, представленная О. Уильямсоном. Модель подтверждается многими фактами исто рии и актуальной практики и служит познанию и практическому развитию институционального фактора хозяй ства во взаимосвязи его элементов. Наличие множества видов институций в рамках одного исторического типа выдвигает задачу их упорядочения, определения объемов и содержания каждой из них. Типовое и видовое чле нение системы институций позволяет на пересечении ее «вертикальных» и «горизонтальных» срезов, суборди национных и координационных взаимоотношений вычленить и описать специфические исторические и акту альные формы с позиции генезиса, структуры, функций, состояния и динамики системы хозяйства любого масштаба.

Институты целесообразно типологически определять исходя из исторических типов хозяйственных систем общества. В процессе перехода хозяйственной системы от одного исторического типа к другому инсти туты трансформируются. Внутри этих типов они могут модифицироваться, интегрироваться и дифференциро ваться в новые виды, сохраняющие общие существенные черты. Модификация и дифференциация институций и институтов связана с составом, структурой, функционированием, состоянием и контурами хозяйственной системы, а также с воздействиями ее среды, слиянием с другими системами или выделением из состава супер систем. Следовательно, причинами, приводящими к изменениям институтов могут стать как их собственная эволюция, так и изменения других факторов хозяйственных систем.

Специфика институтов связана с их генезисом и рассматривается с цивилизационной и формационной точек зрения, опираясь на принцип дополнительности [19, c. 13]. В реальных исторических типах общества то и другое содержание существуют всегда вместе [17]. Поэтому в родовом понятии «институт» можно выделить два его типа – цивилизационный и формационный, а различия в конкретно-исторических формах их реализации определяют две группы подтипов: а) традиционный, нормативный, ценностный;

б) первобытнообщинный, ра бовладельческий, феодальный, капиталистический. В реальной хозяйственной деятельности они не существуют в чистом виде, каждый из них одновременно несет черты формации и цивилизации как системные «срезы» об щества [5, c. 229].

Относительная сложность классификации институтов проявляется в том, что она представляет собой деление с достаточно большим количеством членов деления на всех уровнях, что позволяет создавать класси фикационное дерево, а также использовать формализацию для удобства анализа. Природа социальных и эконо мических институтов сложна, а «потому оказывается налицо множество принципов, с которыми она должна сообразоваться» [7, c. 910]. Общий же подход состоит в том, что отдельные эмпирические виды должны вооб ще отличаться друг от друга, не будучи при этом противоположными. Классификация институтов должна ис ходить из их системности отразить адекватные ей характеристики: функциональность, структурность и дина мичность. «Главная задача истории экономики и экономического развития – учесть эволюцию экономических и политических институтов, создающих такую экономическую среду, которая стимулирует рост производитель ности» [33, p. 98]. На основе функционального, структурного и генезисного подходов в рамках каждого типа и подтипа институтов можно выделить классы и подклассы, группирующие их по признакам принадлежности к определенной сфере, отрасли, уровню хозяйствования, масштабам распространения, степени зрелости, стадиям развития, иерархии.

Используя отраслевой подход, представляется целесообразным дифференцировать отраслевые инсти туты, функционирующие в строительстве, добывающей, пищевой промышленности;

по сферам хозяйствования – промышленные, сельскохозяйственные, транспортные, торговые;

по уровням – мега-, макро-, мезо-, микро-, мини- и нано- институты;

по масштабам распространения – глобальные, страновые, региональные, локальные.

Класс иерархических видов институтов позволяет выделить сословно-кастовый, бюрократический и демократический виды. В реальной хозяйственной практике отношения между ее субъектами основываются как на патернализме, так и на партнерстве, и учете бюрократического влияния на результативность взаимодей ствий. Класс институтов развития в качестве оснований имеет степень их зрелости и состояние. Для институ циональной системы характерна множественность состояний, динамизм, альтернативность эволюции. По сте пени зрелости можно выделить развивающиеся, развитые и разрушающиеся институты и стадии этих процес сов, характеризуемые определенным состоянием и параметрами.

Литература 1. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространения национализ ма. – М.: КАНОН-пресс-Ц, 2001.

2. Баренбойм П.Д., Лафитский В.И., Мау В.А. Конституционная экономика. – М., 2001.

3. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.:

Медиум, 1995.

4. Большой толковый социологический словарь (Collins). Т. 1: пер. с англ. – М.: Вече, 2001. – С. 248.

5. Бромлей Н.Я. Цивилизация в системе общественных структур // Цивилизация. –1993. – Вып. 2. – С. 22.

6. Веблен Т. Теория праздного класса. – М.: Прогресс, 1984.

7. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. – М., 1998.

8. Геннеп А. ван. Обряды перехода. Систематическое изучение обрядов. – М.: Восточная литература, 1999.

9. Гребенников В.Г. Институционализм как методология экономической науки // Институциональная экономика: учеб. пособие / под ред. Д.С. Львова. – М.: ИНФРА М, 2001.

10. Гребенников В.Г. Ассоциации на пройденные темы // Экономическая наука современной России. – 1998. – № 1.

11. Жирар Р. Насилие и священное. – М., 2000.

12. Зотов В.В., Пресняков В.Ф., Розенталь В.О. Институциональные проблемы функционирования и преобразования экономики России // Экономическая наука современной России. – 1999. – № 1.

13. Иншаков О.В., Лебедева Н.Н. Типология и классификация институциональных механизмов // Эко номика развития региона: проблемы, поиски, перспективы. Вып. 1. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2002. – С.

23–37.

14. История сословий в России проф. В. Ключевского. Курс, читанный в Московском Университете в 1886 году. – М., 1914.

15. Клейнер Г.Б. Особенности процессов формирования и эволюции социально-экономических инсти тутов в России. – М.: Изд-во ЦЭМИ РАН, 2001.

16. Кули Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок. – М.: Идея-Пресс, 2000.

17. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. – М., 1976.

18. Маритен Ж. Человек и государство. – М.: Идея-пресс, 2000. – С. 11.

19. Новикова Л.И. Цивилизация как идея и как объяснительный принцип исторического процесса // Ци вилизация. – Вып. 1. – М., 1992.

20. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М.: Начала, 1997.

21. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики. – 1997. – № 3.

22. Общая социология: учеб. пособие / под общ. ред. А.Г. Эфендиева. – М.: ИНФРА-М, 2000. – С. 215, 222.

23. Олейник А.Н. Институциональная экономика. – М.: ИНФРА-М, 2000. – С. 188.

24. Парсонс Т. Система современных обществ. – М.: Аспект Пресс, 1997.

25. Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и матема тические методы. – 1999. – Т. 35. – № 2.

26. Рэдклифф-Браун А. Структура и функция в примитивном обществе. – М.: Восточная литература, 2001.

27. Туровский М.Б. Философские основания культурологии. – М.: РОССПЭН, 1997.

28. Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества. – М.: РОССПЭН, 2000.

29. Ходжсон Дж. Жизнеспособность институциональной экономики. Эволюционная экономика на по роге XXI века. – М., 1997.

30. Шаститко А.Е. Неоинституциональная экономическая теория. – М.: Изд-во МГУ, 1998. – С. 84.

31. Шаститко А.Е. Условия и результаты формирования институтов // Вопросы экономики. – 1997. – № 3. – С. 67–81.

32. Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. – М.: Дело, 2001.

33. North D. Institutions// J. of Economic Perspectives. – 1991. – № 5.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КЛАСТЕРИЗАЦИИ Е.Н. Кочеткова Современная экономика придает мощные импульсы развитию инновационного направления. Сегодня формирование экономических структур направлено на повышение их конкурентоспособности на основе коопе рации, специализации и интеграции, развития партнерских отношений. Сложившиеся в настоящее время в Рос сии региональные системы со слабым внутрисистемным и межрегиональным потенциалом рыночной инфра структуры затрудняют проведение четкой политики взаимодействия государственных органов и бизнеса, огра ничивают возможности развития социально-экономического пространства субъектов федерации.

Напротив, в развитых странах заметной и устойчивой тенденцией является формирование кластеров, как спонтанное, так и регулируемое государством.

В России процесс экономической кластеризации, т. е. кластерообразования, в настоящее время осуще ствляется преимущественно стихийно, под влиянием рыночных сил. Это вполне закономерное явление, однако, его теоретико-методологические и прикладные аспекты оказываются реализованными не в полной мере.

Теория управления кластерами, регулирования процесса их создания и функционирования не получила должного развития в экономической науке и практике Российской Федерации, а неадаптированное применение зарубежного опыта может не обеспечить необходимого эффекта в своеобразных социально-экономических и институциональных условиях страны.

Рассмотрим базовые положения методологии кластерного подхода. Как правило, в современных иссле дованиях авторы отмечают актуальность применения данного метода, однако не определяют сущность феноме нов, лежащих в основе организации процесса экономической кластеризации: «кластерная политика», «кластер ная инициатива», «кластерная технология», «кластерный консалтинг». Для формирования действенной методо логии управления процессами кластеризации социально-экономического пространства регионов РФ необходи мо конкретизировать терминологию.

Процесс экономической кластеризации реализуется на базе основных положений кластерной теории, которую отличает ее абстрактный характер. Управляющие усилия государства всегда конкретны, имеют опре деленную направленность, решают актуальные задачи развития территории, осуществляются посредством до пустимого в условиях рыночной экономики набора инструментов кластеризации. Поэтому с одной стороны – важна четкая идентификация кластера как объекта кластерной теории, а с другой стороны – как предмета госу дарственного управления.

Понятие «кластер» является одним из элементов стратегии конкурентной борьбы, предложенной М.

Портером, профессором кафедры делового администрирования Harvard Business School;

ведущим специали стом в области конкурентной стратегии и конкурентной борьбы на международных рынках.

Майкл Портер определил кластер как группу географически соседствующих взаимосвязанных компа ний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере (рыночной нише) и взаимодополняющих друг друга [9].

В развитых странах кластерная теория на практике начала применяться в начале 1990-х г. благодаря трудам М. Портера, М. Энрайта, Дж. Даннинга, Р. Мартина.

В современной России практическое применение кластерной теории связано с именами таких учёных, как М.К. Бандман, Н.Н. Колосовский, Н.И. Ларина, И.В. Пилипенко и др.

В целом авторы формулируют три широких определения кластеров, каждое из которых подчеркивает основную черту его функционирования:

– это регионально ограниченные формы экономической активности внутри родственных секторов, обычно привязанные к тем или иным научным учреждениям (НИИ, университетам и т. д.);

– это вертикальные производственные цепочки;

довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, цепочка «поставщик – произ водитель – сбытовик – клиент»). В эту же категорию попадают сети, формирующиеся вокруг головных фирм;

– это отрасли промышленности, определенные на высоком уровне агрегации (например, «химический кластер») или совокупности секторов на еще более высоком уровне агрегации (например, «агропромышленный кластер»).

Центром кластера чаще всего бывает несколько мощных компаний, при этом между ними сохраняются конкурентные отношения. Этим кластер отличается от картеля или финансовой группы.

Концентрация соперников, их покупателей и поставщиков способствует росту эффективной специали зации производства. При этом кластер дает работу и множеству мелких фирм и малых предприятий.

Таким образом, кластер представляет собой форму организации экономических отношений.

Первоначально ее использовали для повышения конкурентоспособности. Однако в принятом курсе на модернизацию экономики, построение инновационной экономики кластер стал применяться при решении все более широкого круга задач, в частности:

– при анализе конкурентоспособности государства, региона, отрасли;

– как основа общегосударственной промышленной политики;

– при разработке программ регионального развития;

– как основа стимулирования инновационной деятельности;

– как основа взаимодействия большого и малого бизнеса.

Т.В. Миролюбова на основе обзора зарубежных и российских концепций и моделей классифицировала кластеры по следующим признакам: по территориальному охвату;

стадии развития кластера;

степени новизны выпускаемой продукции;

размерам;

отраслевой принадлежности;

различиям в структуре взаимосвязей;

степени инновационности;

роли в системе обмена и использования знаний;



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.