авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |

«ГеоморфолоГия картоГрафия и ГеоморфолоГия и картоГрафия Министерство образования и науки РФ Российский фонд ...»

-- [ Страница 13 ] --

10. Шлезингер А. Е., Плещеев И. С. История формирования рельефа Мангышлака и связь его с основным и структурами // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1959. Т.34. Вып.3. С. 61 — 74.

11. Шолохов В. В. Бессточные впадины и денудационные депрессии и их связь с геологическими структурами // Тр. НИЛнефтегаза. 1964. Вып.12. С. 157 — 160.

12. Шолохов В. В. О происхождении бессточных впадин Южного Мангышлака // Бюл. МОИП. Отд.

геол. 2006. Т.81. Вып.5. С. 57 — 66.

_ ЛАНДШАФТ КАМЕННОЙ ПОВЕРХНОСТИ АНТАРКТИДЫ (ПО ДАННЫМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОЕКТА BEDMAP2) С.В.Попов Полярная морская геологоразведочная экспедиция, С.-Петербург, spopov67@yandex.ru LANDSCAPE OF THE ANTARCTIC BEDROCK (BASED ON THE INTERNATIONAL PROJECT BEDMAP2) S.V.Popov PolarMarineGeosurveyExpedition, St.-Petersburg, spopov67@yandex.ru Введение Антарктида позднее других материков стала известна человечеству, хотя предположения о её существовании высказывались географами и мореплавателями ещё в средние века. Её планомер СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ ное изучение началось, по сути, только со второй половины 1950-х годов, в ходе проведения гран диозного научно-исследовательского мероприятия — Международного геофизического года (МГГ).

Оно осуществлялось в период с 1 июля 1957 г. по 31 декабря 1958 г. К концу XXвека, страны — актив ные участники антарктических исследований, среди которых США, Великобритания, Германия, Австралия, а также наша страна, накопили значительное количество геофизических материалов,и, прежде всего, по подлёдной топографии. В связи с этим возникла необходимость в их обобщении.

При этом первое их значимое обобщение было представлено в первом в мире Атласе Антарктики, который был выпущен к десятилетию советских антарктических экспедиций [1]. Следующим, уточ нённым её вариантом, явилась хорошо известная карта коренного рельефа Антарктиды [2] и набор карт, выпущенных в Великобритании [3].

В октябре 1996 г. в г. Кембридже (Великобритания) по инициативе рабочей группы по геофи зике Научного комитета по исследованиям в Антарктике (SCAR) состоялось рабочее совещание, посвящённое оценке состояния изученности ледникового покрова и подлёдной топографии Антар ктиды и формированию, в связи с этим, нового международного проекта «Топография коренного ложа Антарктики» (BEDMAP). Всю работу по сбору материала, созданию объединённой базы данных и построению карт взяли на себя специалисты Британской Антарктической службы (BAS).

В конце июля 1999 г. в Кембридже состоялось второе (отчётное) рабочее совещание проекта BEDMAP. На нём отмечалось, что в результате его выполнения сформирована база данных, содер жащая 1 931 437 пунктов измерений мощности ледникового покрова по 127 объектам геофизических работ, выполненных в период с 1950-х до середины 1990-х годов. Большая часть из них получена методом радиолокационного профилирования. После компиляции этих данных были сформиро ваны гриды мощности ледникового покрова, высот дневной поверхности и каменной поверхности с размером ячеек 5 5 км. На их основе создана и опубликована карта высот каменной поверхности Антарктики масштаба 1 : 10 000 000 [4]. Методические особенности обработки данных и построения карт изложены в [5].

В течение 10 лет, прошедших после завершения проекта BEDMAP, в Антарктиде были полу чены новые радиолокационные и сейсмические данные. Особенно ощутимый скачек произошёл в период, непосредственно предшествовавший Международному Полярному Году (МПГ, 2008/09 гг.).

За период с 2000 по 2010 гг. только отечественными исследователями было выполнено 10 съёмок масштаба 1 : 500 000 на обширной территории между австралийскими станциями Моусон и Дейвис (Восточная Антарктида) общей площадью более 120 тыс. км2, а также получено около 10 000 пог. км наземных радиолокационных маршрутов в районе подледникового озера Восток и в полосе трасс обс. Мирный — ст. Восток и ст. Прогресс — ст. Восток. Значительных успехов достигли и наши зару бежные коллеги. В связи с этим назрела необходимость обновления карт мощности ледникового покрова и высот каменной поверхности Антарктиды. Это привело к тому, что в 2011 г. был образо ван проект BEDMAP2. По сути, он является следующим этапом реализации проекта BEDMAP и, соот ветственно, имеет сходные задачи. Он завершился в 2012 г. созданием гридовмощности ледника и высот подлёдного рельефа[6]. Основные методические аспекты изложены в работе [7].

Необходимо отметить, что построенные в рамках проекта BEDMAP2 [6, 7] гриды мощности лед ника и высот каменной поверхности Антарктиды являются целостными моделями, т. е. в них отсут ствуют области, значения в которых отсутствуют. С другой стороны, Антарктида, даже сейчас, в начале третьего тысячелетия, остаётся неизученным материком, на котором хватает «белых пятен».

Они были заполнены интерполированными значениями. Если для нужд глобальных тектонических и гляциологических построений это вполне оправдано, то для геоморфологической интерпретации данный подход нельзя считать приемлемым. В свете изложенного, на рис. 1 с некоторыми измене ниями приводится карта высот каменной поверхности Антарктиды, построенная по гриду проекта BEDMAP2 [7]. Изменения коснулись внесения в грид областей, в которых геофизическая съёмка не выполнялась и где, по мнению автора, использование интерполированных значений приведёт к заведомо неверной геоморфологической интерпретации.

Характеристика ледникового покрова и каменной поверхности Антарктиды Коренное отличие Антарктиды от других континентов заключается в том, что она перекрыта мощным ледниковым покровом, который вследствие длительного существования наложил отпеча ток, в том числе, и на подлёдный ландшафт. Согласно последним оценкам, Антарктида сосредото чивает в себе около 90 % льдов и 80 % пресной воды нашей планеты [11].Она занимает площадь около 13 924 тыс. км2 (вместе с шельфовыми ледниками и присоединёнными к материку островами и ледя ными куполами) [7];

площадь континента с материковой отмелью составляет около 16 355 тыс. км2.

В сторону Южной Америки тянется длинный и узкий Антарктический полуостров, северная оконеч ность которого, мыс Сифре (самая северная точка континента), достигает 63°13' ю. ш.

Наивысшая точка антарктического ледникового купола располагается на высоте около 4 100 м (купол Аргус, район китайской станции Куньлунь). Самой высокой горной вершиной, свободной ото льда, является массив Винсон (5 140 м, хребет Сентинел в горах Элсуерта).Значительную террито «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН рию занимают шельфовые ледники. Их общая площадь составляет 1,629 тыс. км2 [7]. Согласно совре менным оценкам, средняя мощность ледника (с учётом шельфовых ледников) составляет 1 937 м;

максимальная мощность составляет 4 897 м (подлёдный бассейн Аврора);

объём льда составляет 26,92 млн м3. Таяние антарктического ледникового покрова приведёт к повышению уровня Мирового океана на 58 м [7].

*** Применительно к Антарктиде имеются терминологические сложности, нерешённые и по сей день. В русскоязычной литературе до сих пор нет единого всеобъемлющего термина, примени тельно к каменной поверхности Антарктиды (в англоязычной литературе в этом смысле употребля ется термин bedrock). Такие, достаточно широко используемые (в том числе и автором) термины, как кореннойрельеф и подлёдныйрельеф, не совсем корректны, поскольку первый из них, с геоло гических позиций, подразумевает рельеф со снятым плащом четвертичных отложений, а второй не включает придонную часть подледниковых водоёмов, а также горные массивы, нунатаки и оазисы.

В этом смысле, термин подлёдно-подводнаяповерхность (рельеф), введённый А. Н. Ласточкиным, 1—береговаялинияиграницышельфовыхледниковпо[8];

2—горныевыходыпо[8];

3—подледнико выеводоёмыпо[9,10].

Буквенныесокращения:AAB—Австрало-антарктическаякотловина;

AF—Африка;

AO—Атлантический океан;

AP—Антарктическийполуостров;

AR—хребетАстрид;

AS—мореАмундсена;

AST—желобАдвенчер;

ASB—подлёдныйбассейнАврора;

AU—Австралия;

BS—мореБеллинсгаузена;

BSH—возвышенностьБель жика;

CPS—мореСодружества;

CMS—мореКосмонавтов;

DDS—мореДюрвиля;

DS—мореДейвиса;

DML— ЗемляКоролевыМод;

EM—горыЭлсуерта;

GLM—горыГолицына;

GR—хребетГуннерус;

GRM—горыгров;

GSM—подлёдныегорыГамбурцева;

HR—хребетХеймефронт;

IO—Индийскийокеан;

KE—горыКирван;

KM—горыКрауль;

KPL—платоКергелен;

KSM—подлёдныегорыКомсомольские;

LD—жёлобЛамберта;

LS—мореЛазарева;

MHM—горыМюлиг-Хофман;

MS—мореМоусона;

NM—горыНейпир;

PCM—горыПринс Чарльз;

PM—горыПенсакола;

PO—Тихийокеан;

PSB—подлёдныйбассейнПолярный;

PSB—подлёдныйбас сейнПолярный;

RLS—мореРисер-Ларсена;

RS—мореРосса;

RSH—возвышенностьРезольюшан;

SA—Южная Америка;

SM—горыСёр-Роннане;

SO—Южныйокеан;

SR—хребетШеклтона;

SSB—равнинаШмидта;

SSM —подлёдныегорыСерлапова;

TAM—Трансантарктическиегоры;

TM—горыТеррон;

VB—котловинаВос ток;

VSB—котловинаВинсенс;

VSH—Восточнаяравнина;

VSM—подлёдныегорыВернадского;

WS—море Уэдделла;

WSB—котловинаУилкса;

YM—горыЯмато Рис.1.РельефкаменнойповерхностиАнтарктидыпорезультатампроектаBEDMAP2[7] (сизменениями) СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ кажется более удачным (впервые он появился в работе [12]). Однако и он не включает в себя тер риторию, свободную ото льда. В свете вышеизложенного, автор полагает, что термин каменная поверхность точнее отражает суть предмета. Справедливости ради следует отметить, что термин каменнаяАнтарктида (в противовес термину ледяная Антарктида), появился ещё в самом начале освоения континента в ходе первых Антарктических экспедиций. Таким образом, термин, предла гаемый автором, является не столько новым, сколько возврат к более удачному старому.

Каменная поверхность Антарктиды характеризуется наличием двух зон, отличающихся по про теканию основного рельефообразующего процесса. Верхний ярус представлен нунатаками, оази сами и горными массивами, т. е. свободной ото льда территорией, подвергающейся интенсивной эрозии, связанной с нивальными процессами. Подлёдная область в настоящее время испытывает изостатическое воздействие ледника. Помимо этого, во внутренних районах Антарктиды, где ско рости поверхностного движения ледника минимальны и составляют первые метры в год, ледник выполняет, скорее, консервирующую функцию, нежели является фактором денудации. В противо вес этому, в прибрежных периферийных областях, которые характеризуются значительными скоро стями движения ледника (сотни метров в год), последний оказывает экзарационное воздействие на подлёдную поверхность.

Если рассматривать рельеф каменной поверхности Антарктиды только до материкового склона, то по своему характеру он подразделяется на пять орографических областей: низкие и средние горы, возвышенности и плоскогорья, равнины, котловины, желоба и шельф.

Низкиеисредниегоры характеризуются наибольшей степенью вертикальной расчленённости.

Их преимущественные абсолютные высоты превышают 800 м. Наибольшие высоты располагаются в горах Элсуерта и в цепи Трансантарктических гор. Последняя является самой протяжённой гор ной системой Антарктиды и располагается практически полностью на дневной поверхности вдоль границы восточноантарктического и западноантарктического кратонов. Для Трансантарктических гор характерны значительные абсолютные высоты (в целом превышающие 2 500 м) и межгорные долины, глубиной более 300 м. Наиболее возвышенные подледниковые горные массивы развиты в атлантическом секторе Восточной Антарктиды. В районе побережья на Земле Королевы Мод отчёт ливо прослеживается дуга среднегорных массивов Хеймефронт, Кирванвегген, Мюлиг-Хофман, Сёр-Роннане и Ямато. В отдельных местах их высота превышает 1 600 м. Они частично выходят на дневную поверхность из под ледника. Далее на восток от Земли Эндерби до оазиса Вестфоль (район ст. Дейвис), располагается обширная горная страна, практически полностью скрытая подо льдом и выходящая на поверхность вершинами гор Нейпир, Принс-Чарльз и Гров. К ним примыкает обширный массив гор Гамбурцева и Комсомольские, расположенных в центральной части Восточ ной Антарктиды.

Возвышенностииплоскогорья характеризуются относительно слабой степенью вертикальной расчленённости и преимущественными высотами от 400 до 800 метров. Они занимают значительную часть Восточной Антарктиды и территориально тяготеют к горным массивам, являясь их логическим продолжением под ледниковым покровом.

Равнины являются превалирующей орографической формой подлёдного ландшафта Антар ктиды и представляют собой слаборасчленённую поверхность абсолютной высотой от -100 до 400 м.

Территориально они занимают практически половину всей Восточной Антарктиды.

Котловиныижелоба также являются наиболее распространёнными отрицательными формами каменной поверхности Антарктиды. Для них характерны абсолютные высоты от -1 000 м вплоть до уровня моря. Эти объекты располагаются, преимущественно, в районе разломов и рифтовых зон (рифтовая долина Ламберта, жёлоб Восток, подлёдный бассейн Аврора, обширная зона котловин и желобов в районе шельфового ледника Фильхнера-Ронне и проч.).

Шельф окружает Антарктиду, как и каждый континент, и находит своё продолжение под лед никовым покровом. Для этой обширной области характерны глубины, в среднем от 100 до 600 м.

На рис. 1 нанесено положение подледниковых водоёмов. Это наиболее интересныеи наиме нее изученные объекты подлёдного ландшафта Антарктиды. На сегодняшний день зарегистриро вано 414 относительно небольших (до нескольких десятков километров в длину) подледниковых водоёмов [9, 10] и только озеро Восток выделяется среди них своими значительными размерами.

Согласно последним данным [9], оно составляет приблизительно 270 70 км;

площадь водного зер кала составляет 15 425 км2. Таким образом оно попадает в двадцатку крупнейших озёр нашей планеты и занимает промежуточное место между Онежским озером (9 720 км2) и Ладожским (17 700 км2) [13].

Заключение В 2013 г., силами интернациональной группы учёных, появились новые, наиболее современ ные, карты дневной поверхности, мощности ледникового покрова и каменной поверхности Антар ктиды [7]. Они построены с привлечением всех имеющихся на сегодняшний день геофизических данных, полученных вплоть до 2011 г. как отечественными, так и зарубежными исследователями.

Следующим логичным шагом в понимании строения подлёдного ландшафта является их деталь «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН ный геоморфологичекий анализ, первый шаг к которому сделан в настоящей работе. Автор данной публикации является участником проектов BEDMAPи BEDMAP2 и соавтором работ [4, 5, 7].

Литература 1. Атлас Антарктики. Москва-Ленинград: ГУГК, Т.1. 1966, 238 с.

2. Короткевич Е. С., Кобленц Я. П., Косенко Н. Г. Карта коренного рельефа Антарктиды 1 : 10 000 000 М.: Союзморниипроект, 1975.

3. Drewry D. J., Jordan S. R. The bedrock surface of Antarctica. — Antarctica: Glaciological and Geophysical Folio, Scott Polar Res. Inst., Cambridge, England, U.K. 1983.

4. Lythe M. B., Vaughan D. G. and the BEDMAP Consortium. BEDMAP- bed topography of the Antarctic, 1:10 000 scale map. BAS (Misc) 9. Cambridge: British Antarctic Survey, 2000.

5. Lythe M. B., Vaughan D. G. and the BEDMAP Consortium. BEDMAP: A new ice thickness and subgla cial topographic model of Antarctica. JGR, vol. 106, No. B6, 2002, 11,335—11,351.

6. Pritchard H. D., Fretwell P., Vaughan D. BEDMAP2 — a benchmark new dataset for Antarctic Earth science, American Geophysical Union, Fall Meeting 2011,

Abstract

#C11C—0692.

7. Fretwell P., Pritchard H. D., Vaughan D. G., and 57 others. Bedmap2: improved ice bed, surface and thickness datasets for Antarctica. The Cryosphere, 7(1), 2013, P. 375 — 393.

8. Antarctic Digital Database (ADD), Version 2.0. Manual and bibliography, 1998. Scientific Committee on Antarctic Research, British Antarctic Survey, Cambridge.

9. Попов С. В., Черноглазов Ю. Б. Подледниковое озеро Восток, Восточная Антарктида: береговая линия и окружающие водоёмы. Лёд и снег, 2011, №1(113), С. 13 — 24.

10. Wright A., Siegert M. J. The identification and physiographical setting of Antarctic subglacial lakes:

an update based on recent geophysical data for Subglacial Antarctic Aquatic Environments.Subglacial Antarctic Aquatic Environments (M. Siegert, C. Kennicutt, B. Bindschadler, eds.). AGU Geophysical Monograph 192. Washington DC, 2011, P. 9 — 26.

11. Котляков И. М., Москалевский М. Ю. Изучение стока материкового льда Восточной Антарктиды:

первые результаты и перспективы. МГИ, 2006, вып. 100, С. 155 — 159.

12. Ласточкин А. Н., Попов С. В. Результаты и методика геоморфологического картографирования подледно-подводного рельефа впадины Ламберта и ее обрамления (Восточная Антарктида).

Геоморфология, 2002, №2, С. 80 — 91.

13. Малый атлас мира. Москва: ГУГК, 1981, 181 с.

_ ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОПАСНОСТИ НА АРКТИЧЕСКИХ ОСТРОВАХ И ПОБЕРЕЖЬЯХ РоманенкоФ.А.

МГУ, Географический факультет, Москва, faromanenko@mail.ru GEOMORPHOLOGIC HAZARDS IN THE ARCTIC ISLANDS AND COASTS RomanenkoF.A.

Moscow State University M.V.Lomonosov, Faculty of Geography, faromanenko@mail.ru Острова и побережья арктических морей — одни из самых пустынных и малонаселённых райо нов мира, находящиеся в очень суровых природных условиях. Для этих мест катастрофические процессы и явления, резко меняющие облик и свойства земной поверхности [1] или вызывающие «…перестройки структуры, после которых система долгое время не может вернуться в равнове сие» [2, с.260], по сути, не являются катастрофой, а, скорее «нормой жизни». Ежегодные штормы, нагоны, сильнейшие ветры, летние снегопады и зимние дожди, прорывы озёр, оползни-сплывы и водоснежные потоки (ВСП), хотя и меняют облик рельефа отдельных (иногда довольно обширных) участков, но в целом почти никогда не перестраивают всей геоморфологической системы. Поэтому вопрос об их «катастрофичности» можно рассматривать лишь в локальном масштабе.

С другой стороны, пустынность арктических побережий и отсутствие на гигантских простран ствах любой хозяйственной или жилой инфраструктуры делает бессмысленным само понятие «опасный». Опасными считаются «событие природного происхождения или состояние элементов природной среды, как результат деятельности природных процессов, которые по своей интенсив ности, масштабу распространения и продолжительности могут вызвать поражающее воздействие на людей, объекты экономики и окружающую среду» [3].

Но неоднократно провозглашённый в последние годы курс на освоение Арктики [4, 5] преду сматривает появление на арктических берегах новых производственных, жилых и обслуживающих объектов, которые неминуемо попадают в зону распространения интенсивных геоморфологических СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Таблица Классификация опасных геоморфологических процессов процессов, повторяем, вполне обычных для высоких широт. К ним можно применить термин «потен циально опасные».

Здесь мы будем иметь в виду под «геоморфологической опасностью» все природные процессы или явления, угрожающие любым антропогенным объектам — населённым пунктам, портам, аэро дромам, маякам, трубопроводам, полярным станциям, пограничным заставам, топливным складам и т. д., а также объектам исторического наследия — захоронениям, становищам, стоянкам экспеди ций, памятным знакам, остаткам выброшенных на берег судов, геодезическим сигналам и т. д. то есть, нормальный природный процесс или явление мы признаем в данной работе опасностью лишь по отношению к антропогенным объектам.

Анализируя многообразие природных процессов в Арктике, можно составить их генетическую классификацию (табл.). Очевидно, что некоторые показанные там процессы, хотя и, безусловно опасные, но эта опасность чисто теоретическая (например, метеоритная бомбардировка). Другие, напротив, доставляют жителям Севера неприятности на протяжении веков (особенно метеогидро генные). Часто, особенно в разных технических заданиях при выполнении проектно-изыскательских и эколого-аудиторских работ, отсутствует понятие о геоморфологических процессах и явлениях, а присутствуют лишь геологические или инженерно-геологические процессы. Но в их описаниях и характеристиках речь чаще всего идёт о процессах и явлениях, меняющих облик земной поверхно сти, т. е. именно рельеф. Поэтому, на наш взгляд, термин «геоморфологические опасности» лучше всего отображает суть происходящего. Именно рельеф как пограничный объект между атмосферой и геологической средой живёт самой интенсивной жизнью, и эта жизнь имеет большой практиче ский интерес.

Разделяя геоморфологические опасности на «древние» (более ничему не угрожающие), совре менные (учёт которых необходим в настоящее время или в ближайшем будущем) и потенциальные (превращающиеся в современные либо при расширении инфраструктуры либо при их активизации), мы вводим временную составляющую в их оценку. Так, например, ежегодное половодье на Колыме более не угрожает Нижнеколымску, т. к. это поселение уже практически исчезло. Из-за размывов берегов во время половодья переносились на новое место некоторые города (например, Якутск) и полярные станции (например, Алазея), и для них можно говорить о «древних» опасностях (на определённый период времени, конечно). В то же время разрушение берегов Западного Ямала, из-за которого в 1952 г. (через 40 лет после постройки) была перенесена на 300 м вглубь тундры одна из первых отечественных полярных станций Марре-Сале, продолжается, и береговой уступ «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН приближается уже и к новой станции. Т. е., здесь геоморфологическая опасность в разряд «древ них» не перешла.

Одновременно из-за интенсивного подъёма берегов и/или формирования обширных акку мулятивных форм — кос и пересыпей многие рыбацкие становища Белого, Карского и Восточно Сибирского морей перестали подвергаться опасности быть подмытыми во время штормов.

Напротив, начавшееся ещё в позднем средневековье наступление песков на огороды и дома с. Кузомень (Терский берег Белого моря) продолжается и в настоящее время. Уменьшение ледо витости Баренцева моря в проливах Земли Франца-Иосифа привело к переходу геоморфологиче ской опасности размыва из потенциальной в реальную, современную. Так, в последние 10 лет уже практически исчез размытый волнами исторический памятник — зимовка экспедиции Б.Ли-Смита (1881 — 1882) у мыса Флора на о. Нордбрук. Волны интенсивно разрушают восточный песчаный берег о. Альджер, где в 1901 — 1902 гг. зимовала американская экспедиция Э. Б. Болдуина к Северному полюсу. Акватория между Альджером и соседними островами Мак-Клинтока (пролив 2,5 км) и Галля (пролив 17 км) летом полностью освобождается от льда, и до сохранившегося остова домика Ф.Джексона осталось всего 16 м, а сохранившиеся перед ним предметы экспедиционного быта начала ХХ века уже падают в воду. Ещё несколько безлёдных лет — и памятник исчезнет.

Другую стоянку — склад той же экспедиции Болдуина на о. Грили подстерегают сразу две опас ности — обвально-осыпные процессы на спускающемся к ней склоне и размыв волнами. Судя по сохранившимся фотографиям, ширина площадки была больше, и её прикрывал от размыва высту павший в море ледник. Ситуация долго оставалась стабильной — более 110 лет сохранялись непо вреждёнными положенные друг на друга и скованные мерзлотой брезентовые каяки. Но ледник, видимо, отступил, размыв усилился, и сейчас этот памятник в опасности.

Часто потенциальные опасности становятся реальными при вмешательстве человека. Так, штормовые нагоны на западном побережье Ямала (устье впадающей в Байдарацкую губу Яраяхи) не несли в себе никакой опасности для расположенной рядом ведомственной метеостанции «Викто рия», т. к. для неё было выбрано безопасное место на высоком берегу.

Но как только участок лайды против неё стал ареной сначала выгрузки и складирования грузов, а затем и строительной площадкой подводного перехода газопровода с Бованенковского место рождения, ситуация резко изменилась (2007 г.). Любой нагон (обычно они случаются по несколько раз каждый летний месяц) стал реальной геоморфологической опасностью. Лайда затапливается, происходит размыв не только возвышенных участков (о чём говорят участки торфяного бенча), но и подводного склона, т.к. строительные работы и изъятие песка (на Ямале известен дефицит строи тельных песков) привело к изменению его профиля равновесия. В первый год строительства это вызывало разрушение строившихся дорог и потери выгруженных материальных ценностей. Строи тели практически сознательно пренебрегли данными изысканий, которые велись на этом участке в течение 20 лет, и полностью изменили гидро- и литодинамический режим русла Яраяхи и примы кающей к её устью лайды. Конечно, современные технологии позволяют успешно бороться с этими опасностями, но ценой дополнительных и весьма заметных затрат.

Вообще появление и исчезновение геоморфологических опасностей тесно связано с другими природными изменениями. Выше уже шла речь об усилении термоабразии на пока малонаселённой Земле Франца-Иосифа. Существенно большую угрозу имеют аналогичные процессы в населённых пунктах. Задержка ледообразования осенью 2002. в Чаунской губе Восточно-Сибирского моря при вела к тому, что обычные для этих мест северные ветры силой до 28 м/сек вызвали катастрофиче скую термоабразию. Уровень воды поднялся в районе Певека до 150 — 175 см выше ординара. Волны подмыли берег так, что над водой повисла часть набережной, а несколько свай жилого пятиэтажного дома потеряли устойчивость, поставив под угрозу жизнь горожан. При предыдущих нагонах (октябрь 1973 и октябрь 1991 гг.) уже установившийся в эти сроки припай ослаблял высоту волны. Правда, тогда лёд выдавливался на берег, что также способствовало их разрушению, хотя и в заметно мень шей степени, чем волны.

Нагоны и штормы на арктических берегах столь характерны, что возникает вопрос, можно ли их считать катастрофическими, хотя величина размыва может достигать 10 — 15 м за один шторм (например, на Сопочной Карге в Енисейском заливе в 1937, 1943, 1962 — 63 гг.). Иногда (о. Преобра жения, Хатангский залив, 1943, уничтожена галечная коса длиной 1 км) при этом меняется конфи гурация всей береговой линии, которая может и не восстановиться в прежнем виде.

Сильнейший штормовой нагон в августе 2009 г. в дельте Колымы вызвал заметные изменении береговой линии. Одно из стоящих на якоре небольших исследовательских судов в дельте Колымы было сорвано штормовым ветром с якорей и унесено на несколько сотен метров вглубь суши. Под нявшаяся вода вызвала активизацию термоабразии на значительных пространствах.

Иногда геоморфологические опасности подстерегают не только стоящие на месте объекты инфраструктуры, но и мобильные отряды изыскателей. В начале 1980-х гг. один из полевых лагерей на Западном Ямале был почти целиком уничтожен внезапным оползнем-сплывом, и его оставшимся СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ без крова обитателям пришлось вызывать спасательный вертолёт. Эта опасность — одна из самых коварных в Арктике. Можно сравнительно легко спрогнозировать на основании полевого геоморфо логического обследования последствия разрушения берегов, селевые потоки, активизацию эрозии, и защититься от них, но для прогноза оползней-сплывов необходимы более тщательные инженерно геологические работы, включающие бурение. Но главное — очень сложно разработать меры защиты.

Оползни-сплывы живут своей жизнью и сходят (иногда массово, т. е. практически повсеместно) при определённых труднопрогнозируемых сочетаниях температуры и влажности грунтов на склонах даже минимальной (около 20) крутизны и самой различной льдистости. Конечно, неглубокое расположе ние кровли подземных льдов увеличивает вероятность их появления (как на Центральном Ямале и Северном Гыдане), но иногда бывает достаточно даже небольшого (5 — 10 см) прослоя ледогрунта.

Для защиты от них обычно необходимо устраивать песчаные отсыпки, что обусловливает крупные земляные работы на обширных территориях.

До сих пор мы в основном говорим о геоморфологических опасностях метеогидрогенного типа.

Они наиболее многочисленны и приносят наибольшие убытки, т. к. повторяются чаще, чем, напри мер, землетрясения, следы которых обнаружены нами не только в известном своей сейсмичностью Кандалакшском заливе, но и на считавшейся асейсмичной Земле Франца-Иосифа.

Понятно, что наибольшая частота землетрясений была на этапе максимальной интенсивности изостатического подъёма в начале голоцена, а с его ослабеванием сейсмическая активность должна была бы затухать. Но в последние 70 лет возник новый фактор — человеческая деятельность, и уже известны: срывы рыхлого чехла после ядерных взрывов 1972 и 1982 гг. в Хибинах, землетрясение в Инте в 1991 — 1992 гг., когда из-за обрушений в угольных шахтах были зафиксированы техногенные землетрясения силой в 4,5 балла, сейсмические толчки 1999 г. на Ловозёрских рудниках, 5-балль ное природное землетрясение в Воркуте в 2005 г., катастрофическое расседание скальных масси вов в Хибинах, которое очень заметно усилилось в 2009 — 10 гг. и привело к появлению глубоких трещин и опусканию отдельных фрагментов горных отрогов.

Но и не только в горах, и на равнинах Севера Европейской части России землетрясения также вызывают обвалы и осыпи. В Тиманском кряже нами сравнительно точно датированы гравитацион ные смещения около 1500 и 1600 гг., возможные отголоски исторически известных землетрясений 1474 и 1596 гг. Также в Коми известны Нючпасское землетрясение 13 января 1939 г. (7 баллов), Емвинское землетрясение 17 сентября 2004 г. (5,5 баллов), Койгородские землетрясения 2007 и 2008 гг. (4 балла) [6]. И здесь речь идёт о землетрясениях средней силы. А ведь на том же Коль ском полуострове какие-то силы вызвали образование густой сети субпараллельных ущелий глу биной до 50 м в южных Хибинах, разорвавших не только скальную основу, но и рыхлый чехол.

Возраст этих деформаций можно определить частично как раннеголоценовый, но самые крупные, судя по наличию в их днищах моренного чехла, сформировались в позднем плейстоцене, возможно, после разрушения ранневалдайского покрова, перекрывавшего все Хибины. По аналогии с Север ным Забайкальем, где геологи допускают многочисленные перестройки гидрографической сети и возникновение крупных ущелий в скалах при таянии гигантских ледниковых покровов, и генезис некоторых Хибинских перевалов (например, ущелья Рамзая) также можно связать с прорывом при ледниковых озёр.

Совершенно необычную опасность описали в 1953 —54 гг. на о. Новая Сибирь (острова Анжу в Новосибирском архипелаге) сотрудники полярной станции — подземный пожар угольных пластов.

Он должен был вызвать целый комплекс термоденудационных и термокарстовых процессов, но достоверных сведений об этом до сих пор не обнаружено.

Выше уже говорилось о вызванных человеком землетрясениях, расседании и обрушении скаль ных массивов. Уже возникли искусственные каменные глетчеры в 1965 г. в Хибинах и в последние десятилетия — на плато Путорана. Антропогенное происхождение имеют пыльные бури на отвалах в районе Апатитов, катастрофическая термоэрозия в результате спуска водохранилищ (Диксон, Валь кумей). Поэтому к разработанной нами классификации необходимо добавить антропогенно обу словленные катастрофические процессы (техногенные), по проявлениям аналогичные природным.

Известно даже вызванное человеком извержение вулкана [7], правда, в художественной литера туре… В настоящем сообщении мы не ставили задачу охватить весь спектр проблем, связанных с геоморфологическими опасностями на Севере, а хотели показать, что это реальная угроза для эко номического развития высоких широт, необходимость и неизбежность которого так часто деклари руется в последние годы. Опасности можно преодолеть и ликвидировать их последствия, но, может быть, лучше предвидеть и избежать, не списывая затем огромных средств и ресурсов на стихию?

РаботывыполненыприподдержкеРФФИ(проект№11-05-01044).

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Литература 1. Ананьев Г. С.Катастрофические процессы рельефообразования. М.: Изд-во МГУ, 1998. 102 с.

2. Симонов Ю. Г. Геоморфология. Методология фундаментальных исследований. СПб: Питер, 2005. 427 с.

3. Безопасность, гражданская оборона и защита в чрезвычайных ситуациях: учеб. пособие (словарь терминов). Самара: Книга, 2010. 135 с.

4. Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу // http://www.scrf.gov.ru/documents/98.html 5. Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года // http://government.ru/docs/22846/ 6. Паршуков В. Ф. Аномальные и катастрофические явления в Коми крае. Сыктывкар: Коми книжное изд-во, 2005. 128 с.

7. Верн Ж. Дети капитана Гранта. М.: Машиностроение, 1983. 640 с.

_ ВОЗМОЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГИДРОЭЛЕКТРОСТАНЦИИ «ЧИБИТ»

В ГОРНОМ АЛТАЕ Г.Г.Русанов Алтайская государственная академия образования им. В. М. Шукшина, Бийск, ОАО «Горно-Алтайская экспедиция», rusgennadij@mail.ru POSSIBLE PROBLEMS AND CONSEQUENCES OF BILDING HYDROELECTROSTATION «CHIBIT»

ON THE RIVER CHUJA IN THE MOUNTAIN ALTAY G.G.Rusanov The Shukshin Altai State Academy of Education, c. Biisk, Russia, Gorno-Altaian expedition, rusgennadij@mail.ru В 2011 году ОАО «Всероссийский научно-исследовательский институт гидротехники имени Б. Е. Веденеева» проводило проектно-изыскательские и подготовительные работы по строитель ству гидроэлектростанции «Чибит» на реке Чуя в Горном Алтае. В этих работах принимал участие и автор, которому было поручено составление геоморфологических карт и карт четвертичных отло жений на участки основных сооружений проектируемой ГЭС и зоны водохранилища. В ходе полевых исследований, проведенных в масштабе 1 : 2 000 и 1 : 5 000, бурения скважин в русле реки в створе будущей плотины, составления соответствующих карт, анализа литературных и фондовых источ ников, мы пришли к выводу о нецелесообразности и даже экологической опасности строительства этой ГЭС, в том месте, где оно предусмотрено проектом.

Участок основных сооружений ГЭС «Чибит» и зоны водохранилища находится несколько выше села Чибит в долине Чуи, приуроченной к зоне сочленения неотектонически активных современ ных морфоструктур Северо-Чуйского, Айгулакского и Курайского хребтов, которые в значительной мере наследуют древний тектонический план [1]. Фронтальные части этих морфоструктур имеют северо-западную и субширотную ориентировку, и представляют собой неотектонические взбросы, и взбросо-сдвиги, а местами взбросо-надвиги [1, 2, 3], в основном унаследованные по древним струк турным швам. Вся территория этой части Алтая разбита на более мелкие неотектонические блоки, четко выраженные в современном рельефе.

От устья реки Машей до устья реки Чибитка на протяжении 14 км троговая долина Чуи приуро чена к зоне глубинного разлома неоднократно подновлявшегося в четвертичное (в том числе и в постледниковое) время. Не случайно на протяжении 12 км (от устья Машея) русло реки удивительно прямолинейно и вплотную прижато к левому борту долины. Лишь у южной границы участка основ ных сооружений, где, согласно проекту, планируется строительство плотины, русло реки, делая крутой коленообразный изгиб, отворачивает к центру долины.

Продольный профиль реки не выработан. Средний уклон составляет 21 м/км, а глубина эро зионного вреза за постледниковое время (с момента деградации последнего оледенения) в днище трога достигает 50 м, что в пять раз превышает среднюю величину глубинной эрозии за голо цен, установленную для Горного Алтая [4], и свидетельствует об очень высокой интенсивности вертикальных неотектонических движений. В результате здесь сформировался узкий глубокий V-образный каньон, ширина днища которого соответствует ширине русла Чуи. На выходе из этого каньона и планируется строительство плотины, попадающей в зону глубинного разлома, а в самом каньоне — создание водохранилища.

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Современный рельеф участка основных сооружений ГЭС очень молод. Он сформирован эндо генными и экзогенными процессами в конце позднего неоплейстоцена и голоцене. Особую опас ность, по нашему мнению, представляют тектонические и гравитационно-эрозионные склоны.

К тектоническому отнесена крутая (60 — 90) прямолинейно-дугообразная нижняя часть левого склона долины Чуи, длина которого в пределах участка 500 м и высота от 20 до 50 м. Его образование предопределено разрывными дислокациями двух направлений, неоднократно подновлявшимися в четвертичное время. Неотектонические движения носят дифференцированный характер и приуро чены, главным образом, к разломам субширотного и северо-западного направлений. В позднем нео плейстоцене и голоцене он был отпрепарирован мощными процессами ледниковой экзарации и эро зии, и в значительно меньшей мере голоценовыми гравитационными процессами осыпания. Склон до сих пор находится в стадии формирования, а вдоль его подножия тянется маломощный (первые метры) крутонаклонный коллювиально-делювиальный шлейф. В верхней части этого склона как раз и планируется сооружение основного водовода, по которому вода из водохранилища будет посту пать на турбины.

Об интенсивном проявлении неотектонических движений в постледниковое время свидетель ствует, обнаруженное нами на этом склоне на высоте 15 м над урезом реки, линзовидное тело тра вертинезированных конгломератов, развитых по морене, на контакте с породами палеозоя в зоне пересечения разломов двух направлений. Эта линза длиной 20 м и мощностью до 3 м, представляет собой конгломераты, очень крепко сцементированные желтовато-серым кальцитом, радиоуглерод ный возраст которого определен Л. А. Орловой в 13 780 ± 150 лет (СОАН-8400) [5]. Их образование связано с выходом низкотемпературного карбонатного гидротермального источника, приурочен ного к пересечению двух активных разломов. При прохождении этих вод сквозь толщу морены, рас творенные в них карбонаты, в результате резкого падения давления и температуры на геохимиче ском барьере выпадали в осадок, образуя линзовидное тело травертинизированных конгломератов.

Даже сейчас сквозь них после землетрясения 2003 года местами продолжает слабо сочиться вода.

В данном районе Алтая подобные образования развиты достаточно широко. Они образуют мно гочисленные небольшие по площади и мощности тела, которые приурочены к активным неотектони ческим разломам между Курайским и Айгулакским хребтами, вдоль южного подножия Курайского хребта и северного подножия Северо-Чуйского хребта, по западной периферии Чуйской котловины.

По ним в конце позднего неоплейстоцена и в голоцене происходили неоднократные подвижки [3, 6, 7]. Радиоуглеродный возраст этих образований в горах Алтая определяется в интервале 16 ± 310 лет (СОАН-3138) — 3 475 ± 35 лет (СОАН-3114) [5, 6].

В этой части Горного Алтая амплитуда вертикальных постледниковых перемещений составляет от 20 до 100 м, а в высокогорье района наблюдаются право- и левосдвиговые горизонтальные сме щения ледниковых форм рельефа с амплитудой до 50—100 м [8].

По сейсмичности, данный район Горного Алтая, отнесен к районам с интенсивностью сейсми ческих сотрясений в 9 — 10 баллов по шкале MSK-64 и магнитудой до 7,5 [9].

Район проектируемого строительства ГЭС «Чибит» находится в пределах Чуйской зоны зем летрясений. Эта зона длиной 260 км и шириной 60 — 100 км приурочена к Курайскому, Северо- и Южно-Чуйскому хребтам, Чуйской и Курайской впадинам, и является сейсмически активной уже более 80 лет [10]. Правда, есть мнение, что подобное землетрясение в ближайшие 100 лет здесь не ожидается [10]. Но ведь и Чуйское землетрясение 2003 года тоже никто не ожидал. Тем более, что спусковым механизмом нового землетрясения может послужить именно строительство плотины и заполнение водохранилища в зоне разлома. В настоящее время уже известны многочисленные случаи провоцирования сильных землетрясений не только при заполнении крупных водохранилищ, но и мелких.

Бурением скважин, проводившимся ОАО «Горно-Алтайская экспедиция» в зимний период со льда реки, установлено, что в створе проектируемой плотины русло Чуи в каньоне выполнено мощ ной (от 6 до 15 м) толщей водоносных крупногалечных валунников, залегающих на породах палео зоя. После строительства плотины и заполнения водохранилища, фильтрация воды сквозь эту толщу в результате многократного усиления гидростатического давления резко возрастет, что будет спо собствовать ее размыву, а это, в свою очередь, со временем может привести к деформации и обрушению плотины.

Особую опасность представляют гравитационно-эрозионные склоны высотой до 50 м и протя женностью до 450 м в пределах участка основных сооружений, и до 1,5 км в пределах зоны водо хранилища, хотя вверх по долине тянутся вплоть до устья реки Машей. Они образуют очень крутые, местами вертикальные стенки каньона Чуи. Эти склоны выработаны как в породах палеозоя, так и в рыхлых ледниковых отложениях. Микрорельеф их обусловлен трещиноватостью и литологией пород. Они густо испещрены рытвинами, нишами отрыва вторичного гравитационного обваливания и осыпания. Здесь постоянно идет подмыв склонов в нижней части, а в верхней — гравитацион ное осыпание и обваливание. На этих склонах активно формируются обвально-осыпные шлейфы «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН и конусы, которые опускаются в реку, что не способствует увеличению их площади и мощности, так как река постоянно интенсивно размывает их, и выносит поступающий со склонов обломочный материал. Это способствует хорошей обнаженности склонов и их дальнейшему интенсивному раз рушению.

Однако после сооружения плотины весь этот материал будет аккумулироваться в водохрани лище. Заполнение водой водохранилища может значительно усилить этот процесс, так как крутые склоны, сложенные в зоне разлома сильно трещиноватыми породами, могут потерять устойчивость.

Основными факторами при этом, определяющими оползание и обваливание скальных пород, явля ются крутое падение пород в сторону водохранилища, наличие трещиноватости по напластованию и вкрест, создающие блочное строение массивов, которые при подмыве или при взвешивании, когда происходит резкий подъем уровней подземных вод, приобретают неустойчивый характер [11]. Все эти факторы как раз очень четко и наблюдаются здесь.

Далее. В зоне проектируемого водохранилища на коренных породах залегает основная морена мощностью от первых метров до 50 м, выстилающая днище долины Чуи, особенно в правобережной части. Представлена она валунными галечниками разной степени окатанности и пестрого петро графического состава с большим количеством щебня, дресвы и неокатанных угловатых глыб, в светло-сером песчано-алевритовом заполнителе. Отмечается слабо выраженная слоеватость.

Валуны и глыбы преимущественно изометричной или несколько удлиненной формы, а их размеры изменяются от 0,1 м до 1 — 1,5 м. Судя по литологии, отложения водопроницаемы, обладают высокой фильтрационной способностью и могут быть водоносными. Поблизости в подобных отложениях в приустьевой части долины Чибитки у села Чибит наблюдаются выходы родников.

При заполнении водохранилища сквозь эту морену может начаться интенсивная фильтрация воды. Смоченная водой, она потеряет устойчивость, и начнет оползать и обваливаться в узкое водо хранилище крупными блоками, что будет способствовать его быстрому заполнению и обмелению.

На наш взгляд, еще одна опасность заключается в следующем. В период летней абляции лед ников в бассейне Чуи, продолжительность которой менее 100 дней, ледниковый сток по Чуе состав ляет 276 млн м3, что составляет 20 % от годового стока [12]. В это время река в огромном количе стве переносит взвешенные (алевритовая и пелитовая фракции — «ледниковая мука») и влекомые (галька, гравий, валуны) осадки. К сожалению, данных о величине твердого стока Чуи нет.

Можно весьма ориентировочно использовать данные по гидрологическому посту Тюнгур на Катуни, выше устья Чуи, где при среднем расходе воды в 260 м3/с твердый сток взвешенных наносов составляет 17 кг/с, а их годовой сток оценивается в 530 тыс. т [13]. Средний расход Чуи ниже устья Чибитки составляет 42 м3/с [14]. Исходя из приведенных значений, среднегодовой сток взвешен ных наносов Чуи, которые будут поступать, и аккумулироваться в водохранилище, можно оценить в более чем 85 600 т (без учета влекомых наносов). Однако эта цифра нам представляется сильно заниженной. А потому, мы считаем, крайне необходимы специальные исследования по определе нию величины твердого (взвешенного и влекомого) стока Чуи.

Сходы мощных селевых грязекаменных потоков наиболее вероятны в узких крутых логах левого борта долины Чуи за пределами участка основных сооружений в зоне водохранилища, что может вызвать поступление в реку большого количества грубообломочного материала и его аккумуляцию.

По этим же логам в левом борту, который является лавиноопасным [15], в зимнее время часто сходят снежные лавины, достигающие русла реки. Здесь наблюдаются маломощные и среднемощ ные лавинные очаги с хорошо выраженными лотками, достигающими русла реки, слабовыражен ными лавиносборами и конусами выноса. Для лавинной деятельности в бассейне Чуи характерна ритмичность. Выделяются ритмы в 3, 11 и 50 — 60 лет [15].

Таким образом, перечисленные выше потенциальные последствия строительства Чибитской ГЭС не могут не вызывать опасений. Возможная деформация и обрушение плотины, вызванная либо землетрясением, либо размывом, подстилающей ее водоносной толщи, может иметь весьма трагические последствия на всем протяжении долин Чуи и Катуни ниже по течению. Кроме того, после строительства этой ГЭС может произойти очень быстрое заполнение небольшого по объему водохранилища обломочным материалом, интенсивно поступающим, как с бортов долины, так и с водами Чуи (взвешенные и влекомые наносы).

Наконец, каньон Чуи, в котором планируется создание водохранилища, врезан в днище ее долины, выполненное с поверхности, как уже отмечалось, мощной толщей водопроницаемой морены. Заполнение этого каньона водами водохранилища практически до бровки приведет к рез кому подъему уровня грунтовых вод. В результате неизбежно произойдет деградация почв, ланд шафтов и заболачивание долины на значительном протяжении на всю ее ширину, а в районе водо хранилища она может превратиться в сплошное болото.

И последнее. Участок каньона Чуи, где планируется строительство плотины и создание водо хранилища, пользуется очень большой популярностью у туристов-водников не только в России, но и за рубежом. Здесь проводятся Всероссийские и Международные соревнования по сплаву, соби СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ рающие сотни участников и болельщиков со всей страны и из-за рубежа. В случае строительства ГЭС этот район Горного Алтая перспективный для дальнейшего развития водного туризма будет навсегда утрачен.

Литература 1. Девяткин Е. В. Кайнозойские отложения и неотектоника Юго-Восточного Алтая. М., Наука, 1965. 244 с.

2. Богачкин Б. М. История тектонического развития Горного Алтая в кайнозое. М., Наука, 1981.

132 с.

3. Новиков И. С. Морфотектоника Алтая. Новосибирск, Изд-во СО РАН, филиал «Гео», 2004. 313 с.

4. Окишев П. А. Динамика оледенения Алтая в позднем плейстоцене и голоцене. Томск, Изд-во ТГУ, 1982. 210 с.

5. Русанов Г. Г., Орлова Л. А. Радиоуглеродные датировки (СОАН) Горного Алтая и Предалтайской равнины. Бийск, ФГБОУ ВПО «АГАО», 2013. 291 с.

6. Бутвиловский В. В. Палеогеография последнего оледенения и голоцена Алтая: событийно катастрофическая модель. Томск, Изд-во ТГУ, 1993. 253 с.

7. Русанов Г. Г. Голоценовые травертины Юго-Восточного Алтая // Перспективы развития минерально-сырьевой базы Алтая. Барнаул, 1988, ч. II, С. 6 — 7.

8. Бутвиловский В. В. Морфоструктурный план и плейстоценовые неотектонические движения Горного Алтая // Геологическое строение и полезные ископаемые Алтайского края. Бийск, 1985, С. 87 — 89.

9. Комплект карт общего сейсмического районирования территории Российской Федерации (ОСР 97). Масштаб 1 : 8 000 000. Объяснительная записка. М., ОИФЗ РАН, 1999. 57 с.

10. Имаев В. С., Барышников Г. Я., Лузгин Б. Н. и др. Архитектура сейсмоопасных зон Алтая.

Барнаул, Изд-во АлтГУ, 2007. 234 с.

11. Кусковский В. С. Закономерности формирования берегов глубоководных водохранилищ Алтае-Саянской складчатой области // Географические проблемы бассейна Катуни в связи с энергетическим освоением. Барнаул, 1986, С. 33 — 34.

12. Галахов В. П., Нарожный Ю. К., Дементьев М. В. Баланс массы ледников Северо- и Южно Чуйского хребтов // Гляциология Сибири. Томск, Изд-во ТГУ, 1986, вып.3 (18), С. 60 — 68.

13. Государственный водный кадастр. Многолетние данные о режиме и ресурсах поверхностных вод суши. Вып. 10. Бассейн Оби (без бассейна Иртыша), Надыма, Пура, Таза. Л., Гидрометеоиздат, 1984. 492 с.

14. Ресурсы поверхностных вод СССР. Общая гидрологическая характеристика. Том 15. Алтай, Западная Сибирь и Северный Казахстан. Вып. 1. Верхняя и средняя Обь. Л., Гидрометеоиздат, 1975.

544 с.

15. Королева Т. В. Лавины бассейна р. Чуя (Горный Алтай) // Гляциология Сибири. Томск, Изд-во ТГУ, 1985, вып. 2 (17), с. 93—105.


_ ПРИРОДНЫЕ РИСКИ И ОПАСНОСТИ В БЕРЕГОВОЙ ЗОНЕ РязанцевГ.Б.,МысливецВ.И.*,ШипиловаЛ.М.* Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, химический факультет, *географический факультет, Myslivets@yandex.ru NATURAL RISKS AND DANGER IN THE COASTAL ZONE RyazancevG.B.,MyslivetsV.I.*,ShipilovaL.M.* M.V. Lomonosovs Moscow State University, Faculty of Сhemistry, *Faculty of Geography, Myslivets@yandex.ru Введение. По некоторым оценкам на побережьях Мирового океана сосредоточено свыше 2/ населения Земли. [1]. Наряду с преимуществами, которыми обладает побережье, человек сталки вается и целым рядом опасностей. Наиболее изученная из них — абразия берегов и сопутствующие ей обвально-осыпные и оползневые процессы. Абразии, включая все виды (механическая, химиче ская, термическая) подвержено 41 % берегов мира [2]. Во время сильных штормов на берег обруши ваются колоссальные массы воды, а там, где нет пляжей или их ширина недостаточна для гашения энергии штормовых волн, производят серьёзные разрушения. Приливы оказывают меньшее воз действие, но расширяют зону прибоя. Усиление абразионных процессов на морских побережьях приводит к огромным материальным и социальным потерям. Разрушаются здания, дороги, мосты, трубопроводы, линии электропередач.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН При рассмотрении вопроса о защите берегов от абразии следует иметь в виду только берега, сложенные размываемыми породами. Берега, сложенные прочными скальными породами, не нуж даются в дополнительной защите. Сопротивление этих пород размыву вполне достаточно для того, чтобы противостоять абразии.

Оползневые процессы довольно широко распространены по берегам наших южных морей. На Черном море, на участке от Анапы до Туапсе и в городской черте Сочи оползневые процессы весьма активны. Ежегодно в средствах массовой информации появляются сообщения о разрушительных последствиях оползней. Примером успешной борьбы с оползнями служит одесское побережье.

Здесь была срезана большая часть берегового обрыва, что уменьшило нагрузку;

устроен дренаж;

построены буны и в межбунных промежутках насыпаны искусственные пляжи;

для уменьшения высоты штормовой волны сделан подводный волнолом.

На берегах Азовского моря обвально-осыпные и оползневые процессы развиваются в берего вых обрывах, сложенных лессовидными суглинками.

Существует множество апробированных способов защиты берегов. Естественной защитой от разрушения обрывистых берегов служат широкие пляжи, для невысоких — дюнный пояс, образо вавшийся из перевеянных песков пляжа и закрепленный растительностью. Разработаны и методы искусственной защиты берегов. Наиболее распространенный метод — это увеличение ширины пляжа за счет строительства бун с последующим заполнением межбунных карманов песком, а также вол ноотбойные стенки, каменный наброски, подводные распластанные волноломы, другие волногася щие устройства, а в некоторых случаях — байпассинг.

В России берегозащита проводится на основе свода правил, разработанных проектными орга низациями. Это различные СНиПы, базирующиеся на анализе и обобщении действующих в стране и за рубежом нормативных и методических документов по берегозащите. Главное требование к про ектированию морских берегозащитных сооружений состоит в учете природных условий и факторов, в которых будут работать сооружения: ветер, волнение, колебания уровня моря, ледовые явления, транспорт наносов и связанные с ним деформации пляжа и подводного берегового склона, течения различной природы.

«Черные пески». Существуют и другие не меньшие опасности. Одна из них — возможность радиоактивного заражения. Речь идет о «черных песках».

Черные пески на морских побережьях обнаружены в Индии, Бразилии, Шри-Ланке, а в Рос сии и на Украине они встречаются на Черном и Азовском морях [3]. Все эти районы приурочены к побережьям в пределах древних докембрийских щитов. Речные потоки, размывая в течение очень долгого времени кристаллические породы, формировали наносы, обогащенные тяжелыми мине ралами. Образовывались россыпи как полезных компонентов, так и опасных радиоактивных мине ралов. Когда пески попадали в береговую зону, эстафету формирования россыпей подхватывали волновые процессы. Они продолжали дифференциацию пляжевого материала, неравномерную в пространстве и во времени. Первая особенность проявляется в обогащении песками в определен ных местах, а вторая — в слоистости рудных песков (чередование чистого песка с песком, обога щенным тяжелыми минералами). В зависимости от характера и содержания рудного компонента прибрежные россыпи могут служить ресурсом береговой зоны, но могут быть и опасными с точки зрения радиоактивности.

Особенность берегов южных морей не только в существовании «черных песков», а в том, что здесь накладываются сразу несколько факторов: наличие радиоактивных песков, высокая плот ность населения отдыхающих и сильный ветер.

После штормов на пляжах северного побережья Азовского моря в зоне заплеска образуются скопления ильменит-циркон-монацитовых минералов, содержащих естественные радионуклиды (торий, уран и продукты их распада). Внешне это проявляется в наличии на песчаных пляжах пятен и полос черного цвета («черные пески»). От других темных объектов на поверхности пляжа (гря зевые наносы, перегнившие водоросли) их легко отличить по характерному металлическому бле ску и высокой плотности. Площадь их различна (от долей 1м2 до сотен м2). Мощность слоя может меняться от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров.

По свидетельству местных жителей, в первые послевоенные годы на пляжах северного побе режья Азовского моря у пос. Мелекино велась своеобразная «разработка» россыпных месторожде ний радиоактивных тяжелых минералов. Местные жители ходили с ведрами по пляжу и собирали совками или лопатами свеженамытые волнами прослои темного обогащенного рудными минера лами песка. Содержимое ведер сдавали на специальный приемный пункт, получая взамен боны, которые можно было отоварить в особом порядке в специальных магазинах. В эти трудные годы сбор песка для некоторых семей был основным источником дохода.

Дальнейшая обработка рудных песков включала в себя их высушивание над открытым огнем на металлическом листе, которое было небезопасным. Затем сырье организованно вывозилось. В дальнейшем эти разработки были признаны неэффективными и прекращены.

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Рис.1.ИнтенсивностьрадиациинаСеверномпобережьеАзовскогоморявmkg/час Летом 1997 и 1998 гг. было проведено рекогносцировочное обследование северного побережья моря от корневой части косы Обиточная до г. Таганрога. При обнаружении «черных песков» про изводился замер уровня -излучения. Непосредственно на поверхности «черного песка» уровни радиации имеют значения несколько сотен mkg/час, в зависимости от толщины слоя и степени обогащения радионуклидами, но уже в нескольких метрах от пятна на обычном пляжном песке при нимают нормальные значения (15 — 20 мкР/час). Было установлено, что «черные пески» встречаются на пляжах повсеместно, но уровень радиации в них неодинаков. К западу от г. Таганрога он не пре вышает 10 — 20 mkg/ час, что почти равно естественному радиоактивному фону. На выходе из Таган рогского залива, западнее г. Мариуполя интенсивность излучения местами достигает 400 — 600 mkg/ час и даже 900 mkg/час.

Непосредственно на поверхности «черного песка» уровни радиации имеют значения в несколько сотен мкР/час, в зависимости от толщины слоя и степени обогащения радионуклидами, но уже в нескольких метрах от пятна на обычном пляжном песке принимают нормальные значения (15 — 20 мкР/ час). По данным ООН, годовая доза, получаемая человеком от естественного облуче ния, составляет 2,4 мЗв (1 мЗв/час равен 100 mkg/час).

Гамма-спектрометрия показала, что основными радиоактивными компонентами песков явля ется торий-232, уран-238 и продукты их распада. В зонах накопления радионуклидов ионизирующее излучение может превышать нормальный фон в десятки раз. Во влажном состоянии пески удер живаются на поверхности пляжей, но, высыхая, мелкие частички «черного песка» поднимаются в воздух сильными ветрами, которые в этих районах довольно часты. Попадание радиоактивных эма наций и аэрозолей внутрь организма является серьезным фактором онкологических заболеваний.

Известно, что труднорастворимые соединения тория оказывают канцерогенное действие. Особо опасно комбинированное воздействие на организм урана и тория.

Минералогический анализ «черного песка», отобранного в различных точках побережья, пока зал, что не всегда он содержит естественные радионуклиды, которые характерны для монацитовых песков и отсутствуют в песках, где тяжелая подфракция представлена в основном ильменитом. Это обстоятельство говорит, по-видимому, о существовании непропусков наносов и о наличии замкну тых литодинамических ячеек. Уклоны мористого склона пляжа, составляющие 8 — 12, наиболее благоприятны для накопления радиоактивных песков. Это связано с приуроченностью к этой части пляжа наиболее активного прибойного заплеска.

Иногда и в обнажениях береговых обрывов можно наблюдать прослои и целые пласты «черного песка» мощностью до 10 — 15 см. Анализ профильного распределения 232Th в грунтах, слагающих искусственные обнажения (h ~ 6 м) в притеррасной части р. Камышеватки, не выявил горизонтов аккумуляции данного элемента. Было отмечено лишь изменение концентрации 232Th в зависимо сти от гранулометрического состава грунтов. Выявлено увеличение концентрации 232Th в глини стых прослоях и снижение в песчаных, что обусловлено исходными различиями в их минералоги «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Рис.2.ИлывБелосарайскомзаливеАзовскогоморя ческом составе. Седиментационный материал, поступающий в береговую зону за счет разрушения коренного берега, не единственный и не основной источник черных песков. Детальные геолого геоморфологические исследования, проводившиеся на Азовском море около 30 лет назад, и затро нувшие, в частности, вопросы образования прибрежно-морских россыпей, показали высокое содер жание тяжелой фракции в прибрежных аккумулятивных телах — пляжах и косах. Было установлено, что в донных отложениях концентрация тяжелых минералов на порядок ниже, чем в береговых [4].


На побережьях Белого и Балтийского морей так же, как и на Азовском море, размываются породы древнего докембрийского щита. Пока сообщения о радиоактивных песках на пляжах этих морей отсутствуют. Тем не менее, эта проблема требует внимательного изучения.

«Зыбучие пески». В настоящей статье под «зыбучими песками» понимаются те пески берего вой зоны, которые могут внезапно терять свою несущую способность, что представляет серьезную опасность для людей и животных.

На Северном побережье Азовского моря в районе кос Белосарайская и Бердянская существуют участки пляжа и подводного берегового склона, опасные в отношении «зыбучих песков».

Данные опросов местных жителей говорят о том, что на протяжении более чем 10 лет в этих районах происходят несчастные случаи, связанные с гибелью людей, неожиданно на мелководьях провалившихся в толщу песка в тех местах, которые отдыхающими считались безопасными. Ощу щения спасшихся говорят об уходе опоры из-под ног, впечатлении зыбучести грунта. Можно пред положить, что возникновении таких опасных мест связано с разгрузкой выходящего из толщи песка природного газа, образующегося в результате разложения современного органического вещества (планктонного происхождения). Одно из таких мест находится в черте пос. Юрьевка;

здесь отмеча лась гибель людей в 2009 г. Были выдвинуты различные объяснения частой гибели людей в этом месте («Приазовский Рабочий» № 90 от 15 июля 2009 г.). Мы считаем наиболее правдоподобным объяснения, связанные с внезапными выходами биогаза.

Значительные колебания уровня. Поскольку Азовское море мелководное, для него очень характерны сгонно-нагонные явления и сейшевые колебания уровня. Их влияние особенно заметно на низменных побережьях — дельтах Дона и Кубани, лиманах (типа Ейского), участках развития низких террас. Амплитуда колебаний, вызванных этими причинами, достигает от 2,6 м около Казан типа до 6 м в районе Таганрога. В Таганрогском заливе ветровые нагоны возникают при длительных и сильных ветрах с моря;

сейшевые колебания связаны с прохождением циклонов и антициклонов.

В холодное время года такие нагоны часто совпадают со штормами;

в теплое время они могут про исходить при ясной погоде и особенно опасны для отдыхающих. Показательна в этом плане коса Долгая, манящая отдыхающих песчаными пляжами, протягивающимися на многие километры. При неожиданном подъеме уровня отдыхающие иногда не успевают добраться до безопасного берега.

Во время нагонов море может проникать вглубь суши на несколько километров;

это представляет большую опасность для людей. Весной 2013 г. сильный подъем уровня отмечался в дельте Дона.

Льды. Ледовый фактор играет большую роль в морях высоких широт;

на юге европейской Рос сии моря замерзают в приустьевых областях рек при пониженной солености воды. Для береговой СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Рис.3.ДинамикакосыДолгойвАзовскомморе зоны опасными являются подвижки ледяных полей и торошение льда. При движении льда в сторону берега он может срезать причальные сооружения и причинить ущерб постройкам на берегу.

Илы в береговой зоне. В Белосарайском заливе Азовского моря и на некоторых других участках накапливаются органические илы, образующиеся в результате разложения планктона. Прибрежные илы достигают мощности 4 — 6 м [4], насыщены биогазом — метаном, содержание которого дости гает 93 — 94 %. Площадь, занятая илами в Белосарайском заливе, достигает более 30 км2. Илы, как правило, сосредоточены на глубинах 1 м и более. Однако в последние годы отмечается наступание илов на пляжи кутовой части залива. Это делает невозможным использование пляжей в рекреаци онных целях. Вместе с тем запасы биогаза в илах представляют собой ценнейший ресурс береговой зоны. Существуют предложения по разработке сравнительно несложной технологии сбора и утили зации биогаза, запасы которого могли бы обеспечить автотранспорт такого города, как Мариуполь.

В отличие от обычного природного газа, биогаз не нуждается в дополнительной очистке. Кроме того, он представляет собой возобновляемый источник энергии.

Проблемы прогноза процессов. И в отношении неблагоприятных и опасных процессов, и в отно шении возобновляемого биогаза весьма актуальны проблемы прогноза. Как известно природные процессы развиваются циклически (точнее, квазициклически);

фазы их ослабления чередуются с фазами усиления. Прогноз процессов требует длительного всестороннего наблюдения за опреде ляющими их факторами. Важное значение имеет анализ временных рядов уже выполненных наблю дений.

На рисунке 3 показаны периоды размыва и аккумуляции косы Долгой в сопоставлении с типами атмосферной циркуляции в северном полушарии по [5]. На графике видно, что относительно стабиль ное положение косы в первой половине XX века сменилось эпохой активного размыва 1950 — 1980-х гг. С начла 80-х годов наступает период стабилизации дистали и отмели косы.

График показывает существование цикла в развитии косы продолжительностью около 100 лет.

Подобного рода наблюдения должны быть использованы для составления прогноза береговых процессов.

Литература 1. Сафьянов Г. А. Береговая зона в XX веке. М. Мысль. 1978. 264 с.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН 2. Лукьянова С. А., Соловьева Г. Д. Абразия морских берегов России. М. Изд-во Московского ун та 2009 г. С. 40 — 44.

3. Аксенов А. А., Невесский Е. Н., Калиненко В. В., Костоглодов В. В. Литологические исследования на морском шельфе с использованием данных о естественной радиоактивности. В сб.:Литодинамика, литология и геоморфология шельфа. М., Наука, 1976. С. 179 — 188.

4. Хрусталев Ю. П., Щербаков Ф. А. Позднечетвертичные отложения Азовского моря и условия их накопления. Изд-во Ростовского университета, 1974. 150 с.

5. Ещенко Л. А., Шипилова Л. М. О причинах вариаций межгодовой активности динамики береговой зоны. Эволюция берегов в условиях поднятия уровня океана. М., 1992, С. 57 — 69.

_ ОЦЕНКА РЕСУРСОВ ПЕСКА С ПОМОЩЬЮ ПРОГНОЗНОГО КОЭФФИЦИЕНТА А.В.Сергеев ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», Ижевск, cylph@rambler.ru SAND RESOURCE ASSESSMENT BY LOOKING FACTOR A.V.Sergeev Udmurt state university, Izhevsk, cylph@rambler.ru Песчаное сырье находит широкое применение в различных отраслях промышленности Удмур тии, например, в металлургии, но главным образом — в комплексе отраслей конструкционных материалов (производство строительных растворов, стекла, керамического и силикатного кирпича, насыпных грунтов). Наибольшее значение имеют строительные пески.

Для производства строительных растворов используются пески разного генезиса — аллюви альные, гляциофлювиальные и эоловые. Последние обладают наилучшими качественными показа телями. Кроме того, при высоком содержании кварца они могут использоваться как стекольное и формовочное сырье.

Формовочные пески применяются в литейном производстве. Металлургия занимает одно из ведущих мест в промышленности республики. Запасы единственного разведанного месторождения этого сырья (3 308 тыс. т.) удовлетворяют нужды предприятия.

Разведанные запасы стекольных песков крайне незначительны. Территориальным балансом запасов твердых полезных ископаемых Удмуртской Республики учтено только одно месторождение с запасами 1 137 тыс. т. Стекольные пески залегают небольшими линзами, поэтому были выработаны еще в 1940 — 1950-х годах. Один стеклозавод был вынужден перейти на привозное сырье, другие закрылись.

Пески-отощители используются в производстве керамического кирпича. Данная отрасль также чрезвычайно развита в республике. Однако неоднократные геологоразведочные работы советских лет выявили лишь одно месторождение (311 тыс. м3), расположенное в настоящее время на терри тории природного парка. По этой причине многочисленные кирпичные заводы вынуждены экспе риментальным путем подбирать суглинки разной степени тяжести (опесчаненности) и пропорции смеси с супесями, широко распространенными среди четвертичных делювиальных отложений тер ритории Удмуртии.

В республике функционирует один завод по производству силикатного кирпича, удовлетво ряющий не только потребности предприятий Удмуртии, но и экспортирует свою продукцию. Этому способствуют большие запасы гляциофлювиальных песков разрабатываемого месторождения (4 515 тыс. м3).

Строительными песками Удмуртия обеспечена (60 месторождений и проявлений). Пески при меняются для производства строительных растворов, бетонов и силикатных изделий;

для подсыпки автодорог, трубопроводов, дамб и других земляных сооружений.

Согласно Территориальному балансу по состоянию на 01.01.2012 г. общий объем строитель ных песков составляет почти 140 млн м3. Законная добыча песков в республике за последние 10 лет (2002 — 2012 гг.) в целом увеличивается (от 348,4 тыс. м3 в 2002 г. до 566,8 тыс. м3 в 2011 г.), хотя были существенные спады (287,7 тыс. м3 в 2006 г. и 267,1 тыс. м3 в 2009 г.).

Рост спроса на строительные пески усиливает актуальность поисковых работ на этот вид сырья.

Особенно активные поиски песков по отдельным административным районам и по долине р. Чепца осуществлялись в 1980 — 1990-е годы. Последние бюджетные поиски были проведены в 2004 г. В 2000-х годах основной объем работ по геологическому изучению недр, в т. ч. и на пески, осущест вляется различными частными организациями, главным образом, в виде доразведки, эксплуатаци онной разведки разрабатываемых месторождений и детальной разведки выявленных ранее участ ков [1].

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Активная добыча песков приводит к быстрому истощению их разведанных запасов. Этому в зна чительной степени способствует нелегальная разработка как стихийных карьеров, так и добыча за пределом лицензионного контура легальных карьеров. Эти проблемы выявляются постоянно, осо бенно на крупных карьерах и в их окрестностях вблизи городов. Нелегальными карьерами в част ности богаты окрестности г. Ижевска и северные районы Удмуртии. Они располагаются в основном на безлесных участках, вблизи действующих дорог;

маленькие по площади — можно быстро выра ботать, чтобы не поймали «за руку». Незаконная разработка приводит к изъятию земель из возмож ного пользования, хищению государственной собственности, искажению картины обеспеченности территории ресурсами песков.

Кроме того, проблема оценки ресурсного потенциала конкретной территории (например, адми нистративного района) усугубляется не выполнением недропользователями лицензионных согла шений. Часто недропользователи после получения лицензии не осуществляют предусмотренного геологического изучения, проектирования, маркшейдерского учета добычи. Некоторые из них предпочитают в кратчайшие сроки выработать месторождение (проявление) без опережающего гео логического изучения и сдать лицензию. Ежегодно около 30 % недропользователей не выполняют требований лицензионного соглашения и законодательства о недрах. Это значительно затрудняет ведение государственного баланса, способствует теневой добыче и не позволяет реально оценить прогнозные ресурсы песков окружающей территории [2, 3].

Таким образом, обостряется актуальность поисков песчаного сырья, в первую очередь, строительного. Поисково-оценочные работы на пески крайне необходимы для воспроизводства минерально-сырьевой базы республики. При этом экономическая рентабельность всего комплекса геологоразведочных, проектных и добычных работ на пески очень высока. Например, в радиусе 20—30 км от любого города республики имеются неплохие перспективы обнаружения промышлен ных залежей песков с запасами не менее 500 тыс. м3. При рыночной стоимости 1 м3 кондиционного песка в 200 рублей доход предприятия от реализации песка объемом 500 тыс. м3 составит 100 млн рублей. Затраты же на геологоразведочные и проектные работы, покупку добывающей техники не превысят 5 млн рублей.

Применительно к территории Удмуртии наиболее перспективными являются крупные песча ные массивы эолово-гляциофлювиальных отложений, простирающиеся в широтном направлении в южной и центральной части республики. Именно в пределах центрального (Вятского) массива раз ведано и разрабатывается большинство месторождений песка в республике. Следовательно, пер воочередные поисково-оценочные работы на пески должны проводиться в пределах этого массива вблизи городов, вдоль крупных магистралей и вокруг некоторых близлежащих населенных пунктов.

Стандартными методами поисковых работ являются наземные маршруты. Их преимуществом являются прямые, непосредственные геологические наблюдения на местности, в результате кото рых по поисковым признакам обнаруживают полезные ископаемые. Однако главным препятствием для проведения полноценных полевых маршрутов с точки зрения недропользователя является их относительная дороговизна. В этой связи ряд недропользователей после получения лицензии сразу переходят к добыче практически стихийно (в пределах лицензионного контура), нарушая, таким образом, лицензионного соглашения. Отсюда возникает задача удешевления полевых работ, что возможно лишь на стадии оценки прогнозных ресурсов.

В качестве основ поисковых работ рассматриваются поисковые признаки и предпосылки.

Исходя из природных особенностей Удмуртии, геологические работы могут опираться на страти графические, литолого-фациальные, геоморфологические и структурно-тектонические поисковые предпосылки, которые подтверждаются прямыми и косвенными поисковыми признаками.

Стратиграфические предпосылки основаны на том, что месторождения связаны с определен ными подразделениями стратиграфического разреза. В нашем случае наиболее крупные залежи эолово-гляциофлювиальных песков образовались в период отступания ледников неоплейстоцена, скорее всего, донского века (fs I dn), криушинской свиты (f, lg I k). Гляциофлювиальные отложения этого времени, а, возможно, также среднего и верхнего плейстоцена (стратиграфия этих песков изучена недостаточно), подверглись эоловой переработке, вероятно, в осташковский век.

Литолого-фациальные поисковые предпосылки помогают установить связь месторождений с определенными фациями осадочных пород и пространственное распределение месторождений.

Так, пески имеют четкую приуроченность к эоловым, гляциофлювиальным и аллювиальным фациям, образующие довольно четко выраженные массивы. Гляциофлювиальные пески образовались в тер моксеротические фазы межледниковий четвертичного периода (период отступания ледника), эоло вые пески — в криоксеротические фазы оледенений (период стабилизации наступания ледника).

Выделяя фации на предварительно оконтуренных площадях по картам четвертичных отложений и атласам судоходных рек, уточняются границы перспективных участков.

Геоморфологические поисковые предпосылки имеют первостепенное значение для выяв ления месторождений, образующихся в приповерхностных условиях, связанных с процессами «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН формирования рельефа. Четкую геоморфологическую выраженность имеют песчаные эолово гляциофлювиальные массивы с характерными кольцеобразными, параболическими, продольными и поперечными континентальными дюнами, изометричными буграми, а также и аллювиальные тер расы. Они прогнозируются достаточно просто и надежно по топографическим и геоморфологиче ским картам.

Структурно-тектонические предпосылки обусловливают предрасположенность развития песков в отрицательных структурах осадочного чехла. Например, эолово-гляциофлювиальные песчаные массивы приурочены к отрицательным унаследованным структурам разного порядка — в депрес сиях, заложенных над прогибами второго и третьего порядка. Сквозной характер структур свиде тельствует об устойчивом прогибании территории, благодаря чему формируется вогнутый рельеф дневной поверхности. Такой низменный рельеф весьма благоприятен для накопления и последую щей переработки рыхлых аккумулятивных отложений, в данном случае — гляциофлювиальных и аллювиальных песков, претерпевших эоловую переработку.

Рассмотренные поисковые предпосылки подкрепляются поисковыми признаками — прямыми и косвенными.

Прямыми признаками потенциальных месторождений песков являются, во-первых, наличие обнажений песков;

во-вторых, наличие разведанных месторождений песков, многие из которых разрабатываются, что говорит об удовлетворительном качестве сырья для применения в строитель стве и металлургии.

Косвенными признаками являются геоморфологические особенности рассматриваемой терри тории, а именно широкие речные долины с развитым аллювиальным террасовым комплексом и довольно обширное распространение эоловых форм рельефа (континентальных дюн).

Все рассмотренные предпосылки и признаки могут быть максимально эффективно использо ваны для выявления месторождений полезных ископаемых лишь в том случае, если они исполь зуются во взаимосвязи, с учетом всего комплекса геологических закономерностей, обусловивших пространственное размещение месторождений.

Исходя из вышеизложенных предпосылок, содержания Государственной геологической карты масштаба 1 : 1 000 000 и прогнозных карт геологических съемок масштаба 1 : 200 000, данных об известных месторождениях на территории Удмуртии можно выделить ряд площадей, перспектив ных на пески [4].

Анализ десятков геологических отчетов по поисковым работам на строительные полезные иско паемые вообще и пески в частности показал приверженность традиционной геологии к стандарт ной методике наземных маршрутов, которая является весьма трудоемкой, очень дорогостоящей и, часто малоэффективной, т. к. обычно выявляются участки с небольшими запасами и ресурсами.

Резко повысить эффективность работ может использование методики ВСЕГЕИ для определения количества прогнозных ресурсов [5]. Коэффициенты прогнозных ресурсов для подсчета запасов подземных вод и нефти применяются давно, для твердых полезных ископаемых в Удмуртии пока не использовались.

Методическим руководством рекомендуется применять такие методы, как геолого статистический и логико-вероятностный (относительных баллов).

В геолого-статистическом методе используется принцип аналогии с эталонным объектом.

Сравниваются основные показатели изучаемого объекта и месторождения эталона. Анализируются параметры кондиций для подсчета запасов полезного ископаемого эталонного объекта. Кроме того, учитываются географо-экономические условия изучаемого объекта. При оценке прогнозных ресур сов полезного ископаемого применяется следующая формула:

КVCD, = где: К — коэффициент подобия;

V — объем продуктивной толщи в тыс. м3;

C — среднее содер жание полезного ископаемого в %;

D — объемная масса полезного ископаемого в т/м3.

Логико-вероятностный метод базируется на сходстве прогнозно-поисковых критериев, геоло гических факторов при сравнении с эталоном. Количественная оценка прогнозных ресурсов полез ных ископаемых категории Р2 производится по формуле:

S P 2=, тыс. т ЗЭ SЭ Э где: S0 и SЭ — площади прогнозируемого и эталонного объектов;



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.