авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 31 |

«ГеоморфолоГия картоГрафия и ГеоморфолоГия и картоГрафия Министерство образования и науки РФ Российский фонд ...»

-- [ Страница 28 ] --

1.Гугарк-Виркский,2.Памбак-Цахкуняцкий,3Вайкский,4.Кашатагский5.Северо-Зангезурский, 6.Южно-Зангезурский.ОдиночныеКС:7.Среднe-Агстевский,8.Ширак-Памбакский По данным ЦМР вычислены статистики абсолютных высот по их не сгруппированным значе ниям, каждому из которых практически соответствует одинаковая по размеру единичная площадь грид-ячейки размером 100 100 м. По этой причине частота встречаемости произвольной высотной отметки пропорциональна суммарной площади грид-ячеек, в которых эта отметка встречается. В связи с этим, а также благодаря малым размерам грид-ячеек получены уточненные взвешенные по площади значения средней, модальной и медианной высоты. Вычисленная нами средняя высота, равна 1 853,00 м (1 851,09 м без учета площади оз. Севан). Oна отличается от опубликованных ранее значений: 1 830 м [13], 1 800 м [14, 15], 1850 [16].

Модальное значение абсолютных высот территории Армении равно 1 898 м (без учета площади оз. Севан составляет 2 022 м), и в соответствии со способом вычисления может быть интерпрети ровано как высота, на которой расположена наибольшая часть территории Армении. Модальное значение больше среднего, что свидетельствует о значительном распространении на территории Армении среднегорного и низменного рельефа.

Медианное значение интерпретируется как абсолютная высота, ниже и выше которой распола гаются равные части площади Армении. Эта статистика равна 1 898 м для всей площади в целом и 1 885 м с вычетом площади оз. Севан. В обоих случаях медианное значение на 35 — 45 м превышает среднее.

Вычислено распределение площади Армении по высотным поясам, построены гистограмма и кумулятивная гипсометрическая кривая [17]. Форма гистограммы отражает некоторые ососбенности рельефа Армении (рис. 2). В частности, большой площадью выделяется высотный пояс 800 — 900 м, соответствующий Араратской долине и пояса в интервале 1 400 — 1 700 м, в пределах которых рас сположены две относительно обширные долины — Лорийская (1 400 — 1700 м, 200 км2) и Ширакская (1 550 — 1 600 м, 60 км2).

Приведенные данные показывают, что распределение и статистики абсолютных высот отра жают сложный неоднородный рельеф, состоящий из множества морфоструктур с различным тече нием рельефообразования.

При существующем опыте геоморфологического анализа статистических данных [18], анали тическое определение и содержательная интерпретация теоретической функции распределения абсолютных высот, ее параметров или иных формальных результатов представляется трудной зада чей, к которой следует обратиться в дальнейшем, начиная с ограниченных, морфогенетически однородных площадей, отдельных морфоструктур и водосборных бассейнов.

Результаты морфометрических исследований в Армении нашли приложение в решении гидро логических задач, идентификации, картирования, моделирования и оценки опасных экзогенных процессов и экологической ситуации.

СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА Рис.2.ГистограммачастотвысотныхпоясовАрмениибезучетаплощадиоз.Севан Карты и статистические данные морфометрических показателей использованы для состав ления карты среднегодового модуля поверхностного стока территории Армении м-ба 1 : 200 000.

Вычисленный в пределах основных речных бассейнов комплекс геоморфометрических параметров (плоская и поверхностная площадь водосборного бассейна, максимальная, минимальная, средне арифметическая, средневзвешенная, модальная высота, разность максимальной и минимальной высоты, стандартное отклонение высот, гипсометрическая кривая, углы наклона и экспозиции скло нов) использован для вычисления характеристик поверхностного стока.

Разработаны метод, алгоритм и программное приложение ArcGIS, предназначенное для вычисле ния (на основе морфометрических карт и статистик) нормы стока, экологическиого и максимального стока в произвольном створе реки, в том числе и для бассейнов без гидрологических наблюдений.

Морфометрические данные использованы также в задачах моделирования и картирования зон затопления при весенних половодьях и паводках при заданной обеспеченности расхода реки, а также при прорыве плотины водохранилищ.

С использованием морфометрических параметров было произведено расчленение поверхност ных водных ресурсов на однородные «водные тела» и их классификация по морфометрическим высотным и площадным показателям рельефа бассейнов рек, разработана система кодирования поверхностных водных ресурсов по гидрографическим показателям.

На основании оценки имеющихся результатов изучения морфометрии рельефа Армении в дальнейшем наиболее актуальными представляются следующие задачи:

1. Уточнение и детализация ЦМР территории Армении и ее отдельных частей, построение крупномасштабных ЦМР урбанизированных территорий и густонаселенных зон для решения геоэко логических задач.

2. Изучение статистического распределения морфометрических показателей с целью выявле ния особенностей рельефа и процессов рельефообразования.

3. Анализ морфометрических карт с целью выделения и идентификации линейных и кольцевых морфоструктур, количественного описания и систематизации водосборных бассейнов основных рек.

4. Расширение приложений морфометрии рельефа в решении задач землепользования, управ ления водными и другими природными ресурсами, в анализе и оценке геоэкологических опасно стей и природных рисков.

Литература 1. ПогосянД.А. О составлении комплексной морфометрической карты рельефа Армянской ССР.

Известия АН Армянской ССР. Науки о Земле. 1974. № 2. С. 79 — 84.

2. ГеворкянФ.С. Морфологический анализ погребенных морфоструктур западной части Араратской котловины. Известия АН Армянскои ССР. Науки о Земле. 1975. № 5. С. 49 — 60.

3. ПогосянД.А. О составлении карты эрозионного коэффицента територии Армянской ССР.

Известия АН Армянской ССР. Науки о Земле, 1971. № 6. С. 80 — 84.

4. ЗограбянЛ.Н. О геоморфологических исследованиях в Армянской ССР. Известия АН Армянской ССР. Науки о Земле. 1975. № 2. С. 50 — 55.

5. ЗограбянЛ.Н. ГеворкянФ.С. «Энергия рельефа», ее картирование и значение в процессе эрозии. Известия АН Армянскои ССР. Науки о Земле. 1969. № 4. С. 80 — 86.

6. HutchinsonM.F. A new procedure for gridding elevation and stream line data with automatic re moval of spurious pits. Journal of Hydrology. 106 (1989). pp. 211 — 232.

7. ЕрицянГ.Г. Сравнение цифровых моделей рельефа, полученных с топографических карт масштаба 1:50000, 1:100000 и 1:200000 с ЦМР SRTM. Известия НАН РА, Науки о Земле. 2013. 67.

№ 1 — 2. С. 42 — 54.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН 8. БерлянтА.М. Геоинформационное картографирование. Москва, Просвещение, 1997. С. 64.

9. Геоинформатика. Под ред. ТикуноваВ.С.. Москва, Изд-во Академия. 2005. 480 с.

10. SharyP.A., SharayaL.S. MitasovA.V. 2005. The problem of scale-specific and scale-free approach es in geomorphometry. Geografia Fisica e Dinamica Quaternaria 28 (1), pp. 81 — 101.

11. КацЯ.Г., ПолетаевА.И., Сулиди-КондратьевЕ.Д. Кольцевые структуры Земли: Миф или реальность. Москва, Наука. 1989. 188 с.

12. ОстроумоваА.С., ГолынкоИ.Н. Комплексное исследование вулканических образований (на примера Алавердского рудного узла). Принципы и методы оценки рудоносности геологических формации. Магматические формации. Ленинград, Недра. 1983. С. 236 — 248.

13. Физическая география Армянской ССР. Под ред. БагдасарянаА.Б.. Ереван, Изд-во АН Армянской ССР, 1971. 471 с.

14. Геология Армянской ССР. Том I, Геоморфология. Ереван, Изд-во АН Армянской ССР. 1986. 432 с.

15. ЗограбянЛ.Н. Орография Армянского нагорья (опыт орографического анализа морфоструктуры.

Ереван, Изд-во АН Армянской ССР. 1979. 119 с.

16. ГабриелянГ.К. Армянское нагорье. Учебное пособие (на армянском языке). Ереван: Изд-во ЕГУ, 2000. 376 с.

17. АвакянA.A., ЕрицянГ.Г., ПилоянА.С. О высотных характеристиках рельефа территории Армении и методах их вычисления на основе цифровой модели рельефа масштаба 1:200000.

Известия НАН РА, Науки о Земле. 2010. 63. № 3. С. 48 — 58.

18. СимоновЮ.Г. Морфометрический анализ рельефа. Москва-Смоленск, Изд-во СГУ. 1998. 272 с.

_ МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ: НАУЧНОЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ О.А.Борсук,А.В.Бредихин Географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, borsuko@gmail.com, avbredikhin@yandex.ru MORPHOLOGICAL LANDSCAPE: SCIENTIFIC AND ARTISTIC PERCEPTION O.A.Borsuk,A.V.Bredikhin Lomonosov Moscow State University, Geographical Faculty, Moscow, borsuko@gmail.com, avbredikhin@yandex.ru Морфологический пейзаж — вид (облик) рельефа, доступный человеку путем чувственного вос приятия (созерцания, эмоционального переживания, вызываемых ассоциаций), обладающих эсте тическими свойствами привлекательности, в основе которых лежат объективные природные или рукотворные свойства рельефа. Главное свойство морфологического пейзажа — разнообразие. Оно определяется сложным сочетанием факторов рельефообразования, соотношение которых меняется от места к месту [1]. Внимание исследователей-геоморфологов привлекает рельеф как среда жизни человека, которая ныне изучается экологической геоморфологией и ее ветвью — эстетической гео морфологией. Эстетическая геоморфология выявляет, классифицирует и оценивает эстетические свойства рельефа земной поверхности, выясняет воздействие морфологических ландшафтов на культуру и здоровье человека и различных социумов (этносов). Очевидно, что подобное понимание ландшафтов находим и у Л. Н. Гумилева в его определениях вмещающих и кормящих ландшафтов [2].

Такие характеристики рельефа как монотонность пространства, или его разнообразие, глу бины и густота расчленения, многоплановость морфологических пейзажей — передний, средний и дальний планы, их количество может быть значительным, доминанты в рельефе — отдельные положительные формы рельефа — холмы, сопки, горы и другие характеристики рельефа. Воз можно дать достаточно строгое (научное) описание рельефа как геометрическое чередование тех или иных форм, выявить гармоники разных порядков в расположении форм в пространстве или по определенным линиям-профилям. Формализованный по правилам геометрии рельеф даст многое для понимания его особенностей, поможет разделить случайное и закономерное, даст материал для выявления методами геоморфологии генетических связей субстрата (геологического основа ния, литологической основы) и физико-географических факторов — климата, зональности и других факторов на земную поверхность. Задачи эстетической геоморфологии впервые сформулированы в 1999 и 2002 гг. в работах Д. А. Тимофеева и его единомышленников [3, 4] и сводятся к нескольким положениям: 1) изучение редких, уникальных памятников в рельефе, а также характерных, типич ных для тех или иных ландшафтов форм рельефа, 2) классификация рельефа по степени эстети ческой привлекательности;

3) измерение и оценка красоты рельефа, его эстетики двумя путями — численным и художественным;

4) выявление и каталогизация памятников природы, их экспо нирование и сохранение их привлекательности, что требует создания буферных, охранных зон;

СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА 5) изучение «живописности» рельефа в природе и искусстве (литературе, живописи, архитектуре) в разные исторические эпохи и в различных типах рельефа.

Названные задачи полностью отвечают определению эстетической геоморфологии, которая изучает привлекательное в рельефе и дает ему оценку, а также выявляет воздействие морфологи ческих пейзажей (ландшафтов) на культуру и здоровье человека. Для людей творческих является вдохновляющим ресурсом. Вся история взаимоотношения человека и рельефа сводится к простому правилу — не навреди, т. е. не разрушай гармонии природы, подчеркивай ее рукотворными соору жениями, что видно в трудах по истории русской архитектуры [5], особенно на Европейском Севере России. Русскими зодчими, начиная с XIV — XVвв., были созданы великолепные шедевры деревян ных культовых сооружений, не только занявшие видовые точки в рельефе, но и по своим характе ристикам — высоте, объемам, соразмерны высотно-плановым особенностям рельефа. Если брать европейскую романскую архитектуру, то она символизировала силу государства, утверждая его мощь. Более поздние архитектурные стили — готика, барокко так же в рельефе утверждали силу, через индивидуальную красоту памятника культуры, призывая к подчинению человека. Российские культовые сооружения более «человечны» и соразмерны людям.

Обратимся к научной оценке морфологических пейзажей. Очевидно, что исследователи [2, 6, 7] используют количественные методы оценки разнообразия пейзажа через статистические показа тели разнообразия рельефа — среднее квадратическое отклонение, коэффициент вариации, энтро пийную характеристику Шеннона. Более точная, на первый взгляд, усталость глаз, которая через саккады, т.е. движения зрачка, может давать объективную характеристику восприятия объекта.

Монотонность морфологического пейзажа утомляет глаз, и, соответственно, мозг, вызывая раз дражение и усталость [8]. Достаточно полная характеристика разнообразия рельефа при изучении морфологических пейзажей может быть получена при использовании показателя Ченцова в кото ром учтены горизонтальная и вертикальная расчлененность, тем более, что этот показатель суще ственно различается от места к месту и связан с типом рельефа.

Второй путь — балльные оценки эстетичности морфологических пейзажей [7]. Балльные харак теристики несколько субъективны. Различные этносы, сформированные в тех или иных ландшафтах [2, 4], различаются в своих предпочтениях в оценках красоты морфологических пейзажей.

Предложенные [7] весьма объемные и подробные оценки особенностей морфологических пейзажей, требующие сложения баллов, при широком использовании дают весьма расплывчатые оценки.

Разбор в монографической работе «Рельеф среды жизни человека» [3] качественных оценок и описаний рельефа выделяет наиболее яркое направление — фэнг-шуй, в странах запада назы ваемое геомантией. В указанном направлении морфологический ландшафт выступает как объект восприятия не только морфологии рельефа, но и его колористики, которая меняется во времени:

день—ночь, сезонные изменения.

Живописность морфологических пейзажей находит отражение в художественном восприятии — литературном, у художников и музыкантов [3, 4]. Художники-реалисты с XV—XVIвв. вводили в свои картины рельеф, как фон, на котором разворачивается те или иные события. Пожалуй, Леонардода Винчи ввел один из первых рельеф в портретную живопись (вид из окна на морфологический пейзаж).

Но Век Просвещения ввел в живопись фантастические построения, т.е. «встраивания» в реаль ный пейзаж руин, храмов и т. д. Наиболее ярким представителем этого направления — каприччо был Гюстав Робер, «художник руин», вводивший, как правило, на первый план фантастические объекты, усложняющие реальный пейзаж. Из отечественных художников хотелось бы обратить вни мание на И. Левитана, его полотно «Над вечным покоем» — великолепный пример удачного совме щения волжского пейзажа и тверского, вудомле.

Тема «живопись и рельеф» впервые подробно была рассмотрена Г. Ф. Уфимцевым [9]. Она заслуживает дальнейшего исследования.

В последние годы наблюдается возросший интерес исследователей к прикладным аспектам рас смотрения темы «морфологический пейзаж» [1, 7, 9]. Особенно важны эти исследования для оценки рекреационного потенциала действующих и проектируемых рекреационных кластеров. Выбор тури стического продукта рекреантами часто также основывается на информации о эстетических свой ствах рельефа, в частности о типе морфологического пейзажа рекреационно-геоморфологического пространства, выбираемого региона будущего отдыха.

Определяющее значение морфологический пейзаж имеет для функционирования многих видов рекреационных систем (прогулочно-созерцательные, научно-познавательные и др.). Для научно-обоснованного создание туристического продукта важнейшей является рекреационно геоморфологическая информация о свойствах морфологического пейзажа: геоморфологическая позиция смотровой площадки, тип и объем морфологического пейзажа В зависимости от положения в рельефе, выделяются несколько типов смотровых площадок: 1) прибровочные, 2) на склонах, 3) на плоских поверхностях, 4) вершинные, 5) глубоких днищ. С площадок различных типов откры «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН ваются пейзажи различной угловой ширины: секторные, панорамные, циркорамные, — и направ ления взгляда по вертикали: выше горизонта, горизонтальные, ниже горизонта. Одним из эффек тивных способов представления информации об эстетических свойствах территории для решения прикладных рекреационно-геоморфологических задач является картографирование морфологиче ских пейзажей и на этой основе создание информационного блока ГИС о эстетических свойствах действующей или потенциальной рекреационной системы или рекреационного кластера.

Литература 1. Бредихин А. В. Рекреационно-геоморфологические системы. Смоленск: Ойкумена, 2010. 328 с.

2. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. 2 изд. Л.: Изд. ЛГУ, 1989. 496 с.

3. Рельеф среды жизни человека (экологическая геоморфология). М.: Медиа-ПРЕСС, 2002. 640 с.

4. Тимофеев Д. А., Борсук О. А., Уфимцев Г. Ф. Геоморфология вчера, сегодня, завтра // Геоморфология, 1999, № 4. С. 3 — 10.

5. История русской архитектуры: учебник для ВУЗов. 2-е изд. С-Пб.: Стройиздат, 1994. 600 с.

6. Копнина В. В. Опыт эстетической оценки привлекательности рельефа Саратова // Изв.

Саратовского ун-та, СГУ, 2007. Т.7, Сер. Науки о Земле, в. 2. С. 11 — 17.

7. Эрингис К. И., Бурдюнас Р. А. Сущность и методика детального эколого-эстетического исследования пейзажей // Экология и эстетика ландшафта. Вильнюс: Минтис, 1975. С. 107 — 170.

8. Николаев В. А. Ландшафтоведение. Эстетика и дизайн. М.: Аспект Пресс, 2003. 176 с.

9. Уфимцев Г. Ф. Гималайская тетрадь (очерки морфотектоники и геоморфологии Евразии). М.:

Научный мир, 2005. 303 с.

_ МОРФОМЕТРИЯ РЕЧНЫХ БАССЕЙНОВ: СОДРУЖЕСТВО ГЕОМОРФОЛОГИИ И КАРТОГРАФИИ О.А.Борсук,А.Н.Кичигин* Географический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Москва, borsuko@gmail.com *Вологодский государственный технический университет, Вологда, alexkichigin@mail.ru RIVER BASINS MORPHOMETRY: GEOMORPHOLOGY AND CARTOGRAPHY COMMUNITY O.A.Borsuk,A.N.Kichigin* Lomonosov Moscow State University, Geographical Faculty, Moscow, borsuko@gmail.com *Vologda State Technical University, Vologda, alexkichigin@mail.ru Изучение речных бассейнов в настоящее время охватило практически все географические науки, от гидрологии до экономической и культурной географии. Очевидна значимость проблемы познания речных бассейнов и роль картографического метода, вошедшего в арсенал географии.

Картографический метод в геоморфологии получил развитие в морфометрии рельефа. Проведен ные с середины 50-х годов исследования отчетливо выявляют два направления в морфометрии рельефа: анализ базисных поверхностей, начатый В. П. Философовым (1956) и его последовате лями и бассейново-русловое, отраженное в монографии Н. И. Маккавеева «Русло реки и эрозия в ее бассейне» [1], продолженное в многочисленных трудах лаборатории «Эрозии почв и русловых процессов им. Н. И. Маккавеева», многие годы возглавляемой профессором Р. С. Чаловым. Для названных двух главных направлений характерна практическая направленность изысканий, высо кая эффективность и отдача. Невозможно в кратком обзоре показать сотни исследований по мор фометрии речных бассейнов, поэтому отметим российские центры развития науки о речных бассей нах, назовем только ряд имен первопроходцев, оставивших след в изучении бассейново-долинных систем. Очевиден вклад гидрологов в изучение речных бассейнов: П. Н. Кузин (1958) в Ленинграде, в гидрологическом институте;

И. Н. Гарцман (1973 — 1976) на Дальнем Востоке [2];

Н. И. Маккавеев [1], Ю. Г. Симонов и О. А. Борсук (1966 — 1981) [3, 4, 5, 6];

многочисленные последователи бассей нового подхода Ю. Г. Симонова, среди которых выделяются работы по береговым морфосистемам Е. И. Игнатова (2000 — 2010);

в Иркутске — Л. М. Корытный (1990 — 2010). В 2000-ые годы появились два новых центра по изучению речных бассейнов — Владимир, лидер Т. А. Трифонова, и Воронеж — В. И. Шмыков. В каждом из них состоялись крупные международные конференции. Появление работ по морфометрии речных бассейнов, естественно, не ограничивается названными центрами в России, появились многочисленные работы по названной тематике в Вологде — А. Н. Кичигин (1980 — 2010), в Поволжье и Прикамье, Западной Сибири, Алтае и других регионах.

Для сравнения разрозненных данных была проведена формализация выделения разномас штабных бассейнов и дренирующих их русел В. П. Философовым [7, 8], одновременно с американ цем А.Стралером. Согласно этой системе выделения порядков речной сети и их бассейнов, только слияние однопорядковых водотоков увеличивает порядок реки (и ее бассейна) на единицу. Впаде СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА ние в водоток любого количества водотоков более низкого порядка не увеличивает порядок. Разли чие структур речных сетей обусловлено тем, что для однопорядковых водотоков возможны весьма различные варианты положения низкопорядковых звеньев речной сети. В высокопорядковых реч ных системах число возможных сочетаний определяется методами комбинаторики. Появились мно гочисленные методики выделения порядков для различных прикладных целей. Переходные коэф фициенты и приведения их к некоторому единству было выполнено Н. И. Алексеевским [9].

В морфометрических исследованиях речных бассейнов предлагается различными авторами, отечественными и зарубежными, до 30 характеристик, из них при строгом отборе оказывается 5 — информативных, остальные либо производные от них, либо дающие весьма малый эффект. При веденные анализы [10] показывают, что четыре характеристики бассейнов обуславливают 90 % раз нообразия.

Подытожим полученные за истекшие десятилетия выводы по связям морфометрии речных бас сейнов с природными условиями: геологическими — особенностями субстрата, и географическими, такими как гипсометрия, климат, растительность.

С помощью картографических методов создаются карты разнопорядковых речных бассейнов по картам 1 : 100 000, а также карты экспозиций, площадей, средних высот и уклонов склонов и дренирующих водосборы водотоков. Статистическая обработка нескольких тысяч малых и средних по площади бассейнов проводилась с использованием корреляционного метода. Приведены коэф фициенты вариации изучаемых характеристик по типам рельефа.

Некоторые выводы.

1) Асимметрия в тектонико-литологическом строении бассейнов влечет климатическую (за счет орографии) и ландшафтную асимметрии, а также асимметрию стока.

2) Зональность находит отражение в густоте расчленения территории, но эта связь бывает затушевана наложением предшествующих этапов геологического развития и орографическими ано малиями.

3) Общим для всех эрозионных сетей является соотношение низко- и высокопорядковых водо токов и, соответственно, бассейнов. Низкопорядковые потоки и бассейны подчиняются закономер ностям, установленным Р.Хортоном, и занимают 60 — 80 % всей речной сети достаточно крупного речного бассейна.

4) Малые эрозионные формы, их морфология и морфометрия меняют свои характеристики в соответствии с природными особенностями территории. Бассейны высоких порядков в своей мор фологии и морфометрии отражают крупные зональные черты и литолого-тектонические особенно сти территории. Продольный профиль водотоков для рек всех порядков четко связан с природными условиями бассейнов. Для низкопорядковых звеньев эрозионной сети установлены зависимости уклонов от абсолютной высоты, экспозиции, типа рельефа. Обращено внимание на нарушение закономерного изменения уклонов по разным порядкам водотоков при прохождении по эрозионной системе волн регрессивной эрозии. Оно находит отражение в перегибах продольных профилей русел водотоков. Дальность прохождения волн регрессивной эрозии прослеживается в зависимости от порядка водотока. Коэффициенты корреляции и достигают 0,9.

5) Показано разнообразие устройства малых и средних бассейнов, где значительные площади заняты склонами. Доказывается случайное соседство на профилях различных типов склонов по поя сам: степному, таежному, гольцовому.

Как показали многочисленные работы по морфометрии малых водосборов [2, 11], характе ристика водосбора во многом определяется гидротермическими условиями, которые в свою оче редь зависят от орографии местности, ориентации, высотного положения той или иной эрозионной формы. Установленные связи позволяют проанализировать приводимые в многочисленных зару бежных и советских работах материалы по скорости нарастания порядков речной сети, измене нию ее сложности, длине водотоков, а в некоторых случаях и их площадей водосборов. Изученный материал показывает, что с увеличением количества осадков уменьшается площадь водосбора, при которой возникают водотоки, временные или постоянные. Изменение среднего годового количе ства осадков по изученным регионам в 10 раз — от 200 — 250 до 2 000 — 2 500 мм/год — приводит к изменению площади водосборов элементарных водотоков I-го порядка в 5 — 7 раз.

Неотектонические движения, деформируя исходную поверхность в прибрежных районах, выводят ее из под уровня моря. Под воздействием влагооборота океан-материк она начинает изме няться, расчленяясь водотоками. В дальнейшем, при восходящем развитии рельефа и формиро вании горных стран исходные поверхности подвергаются еще большим деформациям, претерпе вая существенное преобразование. Эти преобразования вместе с тем оставляют (если затем не возникает крупных перестроек структурного плана за один тектонический цикл) основные точки и узлы в созданных ранее речных системах. За счет «увеличения физической поверхности рельефа», вызванного увеличением количества граней дневной поверхности, происходит расчленение бас сейнов водотоками низких порядков, которые резко утрачивают избыточность последних в речных «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН системах. Думается, что этим можно объяснить и аномалии в речных системах, нарушения «законов Хортона».

На современном этапе исследований не удается достаточно точно разграничить в формиро вании эрозионной сети роль дифференцированных тектонических движений, создающих уклоны крупных форм земной поверхности, и роль атмосферных осадков. Известно, что с увеличением абсолютных высот до уровня 3 500 — 5 000 м над уровнем моря наблюдается увеличение среднего дового количества осадков с высотой, но одновременно, как правило, растет значение уклонов, которые увеличиваются к осевым частям горных стран. Пестрота субстрата, его литологические характеристики, различия трещиноватости и пористости еще больше изменяют эти закономерности, на первый взгляд очевидные.

Авторы, к сожалению, не в состоянии отметить многие замечательные работы коллег, заметим только интересные работы Т. А. Трифоновой по роли тектонической трещиноватости в развитии водосборов низких порядков.

Литература 1. Маккавеев Н. И. Русло реки и эрозия в ее бассейне. М.: Изд-во АН СССР, 1955. 347 с.

2. Гарцман И. Н. Топология речных систем и гидрографические индикационные исследования // Водные ресурсы. 1973, № 3, С. 109 — 121.

3. Борсук О. А. О системном подходе к анализу речных систем // Количественные методы изучения природы. Вопросы географии. Вып.95. М.: Изд. Мысль, 1975 с.

4. Борсук О. А. Симонов Ю. Г. Морфосистемы, их устройство и функционирование // Вопросы географии. Вып.104. М.: Изд.Мысль, 1977. С. 28 — 42.

5. Симонов Ю. Г. Морфометрический анализ рельефа. СГУ, 1998. 272 с.

6. Симонов Ю. Г. Объяснительная морфометрия рельефа. Изд. ГЕОС, 1999. 251 с.

7. Философов В. П. Краткое руководство по морфометрическому методу поисков тектонических структур. Изд. СГУ, 1960. 96 с.

8. Философов В. П. Основы морфометрического метода поисков тектонических структур. Изд.

СГУ, 1975. 232 с.

9. Алексеевский Н. И. Формирование и движения речных наносов. М.: Изд-во МГУ, 1998. 203 с.

10. Симонов Ю. Г., Борсук О. А., Спасская И. И. Морфометрия речных бассейнов: некоторые итоги и перспективы изучения // Сборник МФГО СССР. Новейшие методы геоморфологических исследований. М.: 1981. С. 39 — 55.

11. Нежиховский Р. А. Русловая сеть бассейна и процесс формирования стока воды. Л.:

Гидрометеоиздат, 1971. 476 с.

_ МОРФОЛОГИЯ РЕЛЬЕФА В МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ И.А.Вдовина Нижегородский институт развития образования, Нижний Новгород, viann@inbox.ru THE MORPHOLOGY OF RELIEF IN THE METALLOGENIC RESEARCH I.A.Vdovina Niznny Novgorod Institute of Education Development, Russia viann@inbox.ru Одним из достижений прикладной геоморфологии в истории ее развития является уча стие в металлогенических исследованиях и разработке теории прогнозирования месторожде ний полезных ископаемых [1]. Проведение геоморфологических исследований в комплексе с геолого-геофизическими работами дают надежное обоснование для выбора места для постановки геолого-поисковых или поисково-разведочных работ. Применение геоморфологических (структурно геоморфологических) методов строится на следующих металлогенических аспектах.

- Процессы формирования оруденения и рельефа и их сохранности контролируются одними и теми же факторами;

- Рудоносная территория может быть любой величины и формы и обладать присущими ей чертами геологического, тектонического, геоморфологического и палеогеографического развития;

- Структурно-тектонические особенности рудовмещающей среды характеризуются своим типом и формой, глубиной заложения, подвижностью, что находит отражение в рельефе и может быть использовано для восстановления тектонической обстановки времени рудообразования [2, 3].

В послерудный период оруденение вследствие тектонической перестройки и связанных с ней денудационных процессов выводится на современную поверхность и фиксируется в рельефе. Сохра нение его связано с палеогеографической обстановкой времени их существования и определяется СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА величиной пострудного среза. Эта величина определяет с одной стороны степень эродированности рудных объектов, с другой — вертикальный размах оруденения. От глубины денудации и величины среза зависит, какие месторождения выведены на поверхность полностью или частично, а какие нет. На одном гипсометрическом уровне могут находиться различные по составу, разновременные во времени образования, в различной степени эродированные рудопроявления.

Эти металлогенические аспекты объединяются в одном — в объекте исследования, которым является рудоносная площадь, выраженная на современной поверхности земли в виде формы рельефа или его элемента. Перспективы территории определяются степенью сохранности оруде нения и величиной эрозионно-денудационного среза. Вывод зон оруденения, сформированных на разных глубинах, на современную земную поверхность происходит при формировании современ ного облика рельефа. Поэтому разработка универсальной методики оценки величины пострудных перемещений и сопровождающего их эрозионно-денудационного среза на базе морфометрии (гип сометрии) современного рельефа является одной из задач как непосредственно металлогении, так и прикладной геоморфологии. Морфометрический анализ позволяет оценить изменение простран ственного положения первичного оруденения и степень денудации рудных зон, выделить после рудные структуры, перспективные на оруденение. Использование этого метода обеспечивает суще ственную корректировку выделения структурно-металлогенических подразделений разного ранга и перспективных площадей.

В настоящее время существует достаточно много различных приемов использования морфо графических и морфометрических особенностей рельефа в геологической практике. Все они пред ставляют модификации двух главных систем приемов. Одна система ориентируется на выявление структурно-тектонических неровностей поверхности путем анализа формы обобщенного гипсометри ческого поля. Другая направлена на изучение интенсивности структуроформирующих дифференци рованных тектонических движений через анализ расчлененности рельефа земной поверхности [4].

Сущность морфометрических методов составляет количественная характеристика рельефа, которая включает анализ и графическую переработку его числовых характеристик, снимаемых с топографических карт, и в составлении на основе этих данных качественно новых карт в изолиниях.

Эти новые карты отображают особенности рельефа, которые на топографической карте были скрыты.

Морфометрические методы направлены на выявление структурно-тектонических особенностей рельефа и установление соизмеримости и пространственного совпадения структурных и орографи ческих элементов. Они основаны на анализе рисунка речной сети и водоразделов и построении модели «идеального» тектонического рельефа, лишенного форм рельефа экзогенного происхожде ния. Эти методы получили теоретическое обоснование в трудах В. П. Философова [5], применившего их к поискам перспективных локальных нефтегазоносных поднятий и установления величины новей ших тектонических движений на равнинных территориях европейской части, в трудах С. С. Воскре сенского, Ю. Г. Симонова, А. А. Лукашова, Л. Б. Аристарховой, Г. Ф. Уфимцева и многих других.

Среди морфометрических приемов, применяемых для выявления структурных форм рельефа, наиболее популярным, простым и универсальным является построение карт обобщенного рельефа, разработанный геоморфологами школы МГУ.

Метод построения карт «идеального» тектонического рельефа (обобщенного рельефа, обоб щенных морфоизогипс) разработан К. В. Курдюковым, [6], Ю. Г. Симоновым и А. А. Лукашовым [7], Н. Г. Шубиной и Л. Б. Аристарховой [8]. В основе метода лежат приемы генерализации совре менного рельефа путем воображаемого «засыпания» форм чисто эрозионного и денудационного происхождения и восстановления первичного тектонического рельефа. Конечным результатом построений является карта вершинной поверхности, морфология которой отображенная рисунком изолиний (морфоизогипс, тектоизогипс. изогипсобазит по терминологии разных авторов) и пред ставляет первичную форму рельефа. Локальные поднятия выражаются на таких картах выступами и замкнутыми овалами морфоизогипс, а прогибы — замкнутыми понижениями, заливами или рас хождением морфоизогипс.

Метод выявления геоморфологических аномалий эрозионного расчленения основан на вычис лении общей, частной и вертикальной расчлененности рельефа (Г. С. Ананьев). Сущность этих при емов составляет вычисление эмпирическим путем «коэффициента» равновесия, характеризующего соотношение глубины вреза долин и величины снижения междуречий с использованием карт «иде ального» тектонического рельефа. Применяется для вычисления среза вершинной поверхности с целью прогнозирования оруденения.

Морфометрический анализ разработан А. В. Орловой [9] для выявления блоковых структур, установления их границ по морфографическим признакам при мелкомасштабных исследованиях и расчета амплитуд рельефообразующих движений. Метод основан на концепции о вертикальных перемещениях как основном рельефообразующем факторе. Сущность метода состоит в определе нии размещения рельефообразующих разломов, их знака и амплитуды перемещения, используя тес ную связь и зависимость высот отдельных участков поверхности (отдельных блоков тектонического рельефа). С помощью схем блокового строения рельефа можно определить величину эрозионно «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН денудационного среза рудоносных структур как объем горных пород, который был заключен между плоскостью, отвечающей уровню поверхности тектонического блока (сверху), и уровнем современ ной его поверхности (снизу). Также с помощью данного метода довольно четко устанавливается сеть глубинных разломов, с которыми часто связана рудная минерализация.

Структурно-геоморфологический метод, основанный на определении закономерностей и анализе размещения эндогенных месторождений по высотам современного рельефа, разрабо тан Ф. Я. Корытовым (1975). Автором установлено, что существует закономерная приуроченность большинства месторождений различных полезных ископаемых к определенным формам рельефа и абсолютным отметкам, обусловленная существованием первичных уровней интенсивного оруде нения на определенных глубинах от поверхности древнего рельефа и затем вскрытых денудацией.

Морфоструктурный анализ, разработанный И. К. Волчанcкой, Н. Т. Кочневой, Е. Н. Сапожни ковой [10], представляет комплексный анализ рельефа горных стран, сочетающий в себя несколько указанных выше приемов в одном методе. Основу методики составляет комплексное морфострук турное исследование рельефа на базе изучения его морфографических и морфометрических характеристик с последующим сопоставлением полученных результатов с материалами геолого геофизического строения территории и дистанционных съемок.

Методика морфоструктурного анализа включает элементы трех морфометрических методов:

метода обобщения морфоизогипс [7, 8], методики гониобазит и гониогипсобазит [5], и методики определения блоковой структуры и расчетов амплитуд движений по разломам [9]. Морфоструктур ный анализ проводится на топоосновах различного масштаба в следующей последовательности:

1) выявление линий разрывных нарушений по их морфоструктурным признакам и оконтуривание блоков (линии разрывов проводятся по совокупности элементов орогидрографии: участков прямо линейных долин, цепочек озер, резких уступов рельефа бортов долин и гребней хребтов, глубоких седловин, линейно вытянутых локальных возвышенностей);

2) исследование морфометрических характеристик блоков и разломов. Важнейшей характеристикой каждого блока является распро странение абсолютных отметок (поля высот) водоразделов внутри блока. 3) выявление типов раз ломов и блоков по их морфоструктурным признакам и в связи с особенностями геологического строения.

Для соблюдения принципа соразмерности при выявлении структурных особенностей рельефа применяется единый способ установления ранга гидрографических, неотектонических и рудно магматических систем, предложенный Р. Е. Хортоном, или В. П. Философовым для долинно водораздельных систем.

Методика специализированного морфоструктурного анализа рельефа, разработанная И. К. Вол чанской, Н. Т. Кочневой, Е. Н. Сапожниковой, была применена для исследования Баджальского рудного района, расположенного в пределах Баджальского хребта в Хабаровском крае [11, 12]. Она состояла из ряда последовательных технологических операций: 1 — построение вершинной поверх ности и определение неотектонической структуры;

2 — выявление блокоразделяющих разломов, построение блоковой схемы, определение основных морфоструктурных элементов;

3 — анализ мор фоструктурных закономерностей размещения оруденения и определение величины денудацион ного среза. В качестве источника информации о рельефе Баджальского хребта использованы топо графические карты масштаба 1 : 2 500 000, 1 : 1 000 000 и 1 : 200 000.

1. Для выявления неотектонической структуры была отстроена модель вершинной поверхно сти. В генетическом отношении вершинная поверхность — это поверхность, касательная к макси мальным высотам рельефа, представляющая одновысотные гребни водоразделов как результаты динамического равновесия рельефа в условиях компенсации экзогенными процессами неотектони ческих движений. Построение вершинной поверхности было сделано по методике построения карт обобщенного рельефа на основе графического анализа топографических карт. Обобщение рельефа производилось с помощью вычерчивания морфоизогипс. При обобщении горизонталей обязательно учитывался рисунок гидросети, расположение тектонически предопределенных отрицательных крупных форм и разрывных нарушений, выраженных прямолинейными элементами рельефа.

Дополнительную информацию о неотектонической структуре дали поперечные и продольный профили вершинной поверхности.

2. Для установления основных морфоструктурных элементов и выявления блоковой структуры последовательно были осуществлены следующие приемы указанной выше методики:

1) анализ морфографических особенностей рельефа с целью выделения разрывных наруше ний по их морфоструктурным признакам (в основном по элементам орогидрографии). При этой операции получаем сеть новейших и омоложенных прямолинейных, кольцевых и дугообразных раз ломов разного порядка, разбивающих территорию на отдельные участки (блоки).

2) анализ морфометрических характеристик рельефа: абсолютных высот водоразделов и долин, максимальных отметок водоразделов и седловин, гипсометрических уровней и относитель ных превышений полученных участков. Для отнесения двух соседних участков к разным блокам была установлена гипсометрическая ступень — минимальная разница их высот. Она принимается СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА 0,1 от разницы значений между максимальной и минимальной абсолютными высотами в пределах изучаемой площади [10]. Для Баджальского хребта она составляет 200 м при дешифрировании топо карты масштаба 1 : 200 000 и 500 м при дешифрировании карт 1 : 2 500 000 и 1 : 1 000 000.

3) анализ полученных данных по морфографии и морфометрии рельефа и выделение мор фоструктурных элементов различного типа с последующим их ранжированием и сопоставлением с материалами по геологии, магматизму и геофизике. В итоге составлена схема вершинной поверхно сти, отражающая неотектоническую структуру хребта, и картосхема морфоструктуры Баджальского хребта, основное содержание которой составляют линейные, кольцевые и объемно-площадные морфоструктурные элементы разных порядков. Элементарные блоки оконтурены по проявленным в рельефе естественным тектоническим границам (разломам) и по крайним замкнутым морфоизо гипсам с учетом принятой гипсометрической ступени. Это участки поверхности, относительно одно родные по количественным показателям элементов рельефа. Каждый блок характеризуется своим гипсометрическим уровнем и отмечен максимальной высотной отметкой.

3. Все последующие действия направлены на выявление особенностей локализации оруде нения в блоках морфоструктуры Баджальского хребта. Величина эрозионно-денудационного среза рассчитывается как разность максимальных абсолютных высот рудоносного блока и гипсометри ческого уровня выхода рудной зоны на современную поверхность. Одновременно определяются гипсометрические уровни размещения оруденения на поверхности в современной структуре гор.

Проведенное морфоструктурное (в т. ч. морфометрическое) изучение рельефа рудоносной территории позволили сделать следующие выводы. Основным фактором формирования современ ного морфоструктурного плана являются неотектонические движения, обусловившие распреде ление поля высот современного рельефа, образование и ориентировку современных орографиче ских элементов, величину эрозионно-денудационного среза и вывод оруденения на современную поверхность. Многочисленные рудопроявления располагаются в интервале высот 1 100 — 2 100 м, наибольшая концентрация их отмечается на высотах 1 600 — 1 900 м. при этом фиксируется четкая приуроченность их к рудоносным блока с высокими фоновыми высотами — к блокам с высотами свыше 2 000 м. Такие блоки составляют осевую часть Баджальской морфоструктуры.

Металлогеническое направление в геоморфологических исследованиях по-прежнему представ ляет один из перспективных путей развития прикладной геоморфологии. В современных условиях целесообразность поисковых работ определяется направленностью на открытие крупных и уникаль ных месторождений [13]. На первый план выходит выявление комплекса критериев, характерного для таких объектов, опираясь на уже накопленную информацию, включая и геоморфологическую.

На основе пересмотра, переосмысления имеющихся материалов по известным крупным объектам попытаться сформулировать геоморфологические признаки крупных месторождений, составить их геоморфологический портрет. Геоморфологический (морфоструктурный) портрет известных место рождений, структурный контроль их геоморфологическими признаками служат предпосылками для поисков новых месторождений. Решение этой задачи даст возможность среди рудоносных площа дей определить наиболее перспективные на выявление крупных и уникальных рудных объектов, и тем самым повысить значимость прикладной геоморфологии.

Литература 1. Тимофеев Д. А. Старые и новые пути развития геоморфологии // Геоморфология. 1981. № 4.

С. 31 — 43.

2. Волчанская И. К., Сапожникова Е. Н. Анализ рельефа при поисках месторождений. М.: Недра, 1990. 159 с.

3. Скублова Н. Т. Геоморфологический анализ при прогнозно-металлогенических исследованиях.

Л.: Наука, 1991. 193 с.

4. Аристархова Л. Б. Морфоструктурный анализ аэрокосмических снимков и топографических карт. Уч. пособие. М: МГУ, 2000. 64 с.

5. Философов В. П. Основы морфометрического метода поисков тектонических структур. /под ред. А. В. Вострякова. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. 93 с.

6. Курдюков К. В. Неотектоническая карта Джунгарского Алатау и принципы ее составления // Бюлл. комиссии по изучению четверт. периода АН СССР, 1962, № 27. С. 118 — 132.

7. Симонов Ю. Г., Лукашов А. А. Некоторые приемы и результаты анализа неотектонических структур ЮВ Забайкалья // Зап. Забайкальского отд. географ. об-ва СССР. Чита: 1963, вып. 21.

С. 170 — 179.

8. Шубина Н. Г., Аристархова Л. Б. Методика восстановления «первичного» тектонического рельефа по топографической карте (в условиях слабо эродированных равнин) // Вестн. МГУ.

География, 1965, № 2, С. 34 — 41.

9. Орлова А. В. Блоковые структуры и рельеф. М.: Недра, 1975. 232 с.

10. Волчанская И. К., Кочнева Н. Т., Сапожникова Е. Н. Морфоструктурный анализ при геологических и металлогенических исследованиях. М.: Наука, 1975. 152 с.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН 11. Вдовина И. А. Морфоструктура Баджальского хребта // Геоморфология. 2004. № 2. С. 37 — 47.

12. Вдовина И. А, Лукашов А. А. Морфоструктурная оценка эродированности рудопроявлений Баджальского оловорудного района //Вест. МГУ. 2006. Сер. 5. География. № 3. С. 21 — 27.

13. Уникальные месторождения полезных ископаемых России. Закономерности формирования и размещения. СПб: СПбГГИ, 1996. 226 с.

_ ВИКТОР ПАВЛОВИЧ ФИЛОСОФОВ: ПЕДАГОГ И УЧИТЕЛЬ (К 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ) Т.В.Горбовская Географический факультет СГУ, Саратов, tatianawg@rambler.ru FILOSOFOV VIKTOR PAVLOVICH: SCIENTIST AND TEACHER (TO THE 105TH ANNIVERSARY OF THE BIRTH BIRTHDAY) T.V.Gorbovskaya Geographical Faculty SGU, Saratov, tatianawg@rambler.ru Саратовская научная школа морфометрии известна геоморфологическому сообществу всего постсоветского пространства. Профессор, доктор геолого-минералогических наук Виктор Павло вичФилософов являлся ее основателем и вдохновителем на протяжении двадцати лет. Методика организации морфометрических исследований рельефа, созданная Виктором Павловичем, под держивалась и развивалась коллективом кафедры геоморфологии и геоэкологии географического факультета СГУ на протяжении всего времени. Морфометрия рельефа как научное направление в настоящее время не только не утратила своей актуальности, но и получило мощное развитие в связи с применением геоинформационных технологий в научных исследованиях. Подобная идея также принадлежала Виктору Павловичу, который на рубеже 70-х годов в ряде публикаций [1, 2, 3, 4] осве тил возможности применения ЭВМ в изучении структуры поверхности.

Творческий и жизненный путь крупного ученого интересен, труден и освещен многими публи кациями. В данной статье, в преддверии 105-летия со дня рождения, хотелось бы больше внимания уделить личности Виктора Павловича Философова, истокам его неиссякаемой энергии и оптимизма, его роли в организации учебного процесса и научной работы.

Виктор Павлович Философов родился 27 сентября 1908 года в семье рабочего железнодорожника. С 1928 года он начал свою трудовую деятельность в трамвайном парке г.Саратова;

одновременно работал преподавателем математики в школе взрослых при особой комиссии по ликвидации неграмотности. С 1930 по 1933 г.г., Виктор Павлович учился на вечер нем отделении Института коммунального хозяйства. После его расформирования, в марте г. он поступил в Саратовский государственный университет на геологическое отделение геолого почвенно-географического факультета. Начиная с 1935 г., в летние каникулы, В. П. Философов принимал участие в различных геологических организациях на полевых работах. В этот период он работал старшим коллектором в Саратовской геологоразведочной партии, затем начальником гра виметрической партии в НИИ Геологии СГУ, геологом в составе мерзлотной экспедиции на востоке страны. Ввиду опоздания на занятия в связи с полевыми работами Виктор Павлович был отчислен из состава студентов шестого курса геологического отделения. Такие жизненные обстоятельства не сломили его. Он поступил учителем географии в школу взрослых, где работал до сентября 1940 г.

Одновременно он являлся преподавателем различных курсов, в том числе по географии и карто графии и семинара по астрономии. В летний период работал топографом геологической партии № от НИИ Геологии СГУ и выполнял инструментальную геологическую съемку дислокаций в Базарно Карабулакском и Вязовском районах Саратовской области. Работая в университете и в школе, Вик тор Павлович успешно сдал экзамены за последний курс на географическом факультете и получил диплом географа. Таким образом, навыки педагогического труда и проведения полевых исследова ний начали формироваться у будущего ученого в студенческие годы.


В 1940 г. В. П. Философов поступил работать в Южное Аэрогеологическое предприятие на должность старшего инженера-географа. По роду своей деятельности он занимался составлением и редактированием научно-технических отчетов и листов топографических карт, выполнял геогра фическое обследование территории Западного и Центрального Казахстана. В 1945 — 46 гг. руково дил географической редакцией всех топографических карт, выпускаемых данным предприятие.

Именно этот жизненный этап положил начало исследовательской деятельности Виктора Павловича по картографическому изучению рельефа. Именно этот период способствовал глубокому осмысле нию процессов рельефообразования и пониманию структуры рельефа.

С 1946 по 1986 гг. В. П. Философов работал в Саратовском государственном университете на географическом и геологическом факультетах;

успешно совмещал педагогическую и научно СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА исследовательскую деятельность;

много лет возглавлял коллектив кафедры геоморфологии и гео дезии географического факультета;

работал в НИИ Геологии СГУ в качестве руководителя и испол нителя геоморфологических исследований. Этому периоду его жизни посвящен ряд публикаций коллег и учеников [3, 4]. Важнейшим результатом полевых геолого-геоморфологических исследо ваний нужно считать морфометрический метод поисков тектонических структур, перспективных на залегание нефти, газа, подземных вод и других полезных ископаемых. В марте 1957 года Вик тором Павловичем была защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого минералогических наук, в которой он изложил основы разработанного метода. В дальнейшем морфометрический метод поисков тектонических структур широко применялся в геологических организациях страны. Виктора Павловича приглашали в качестве консультанта в Пермь, Уфу, Вол гоград, Вильнюс, Фрунзе и Оренбург. На Дальнем Востоке данный метод успешно применялся для поисков россыпей.

На основе обобщения результатов применения морфометрического метода и разработке его теоретических основ в мае 1971 года на заседании ученого совета Всесоюзного Научно Исследовательского Геолого-разведочного нефтяного института (ВНИГРИ) В. П. Философовым была защищена диссертация на степень доктора геолого-минералогических наук на тему «Основы мор фометрического метода поисков тектонических структур нефтегазоносных областей».

Виктор Павлович Философов на протяжении всего периода работы в университете успешно руководил несколькими научно-исследовательскими темами: «Связь рельефа со строением земной коры», «Применение морфометрии при инженерно-геологических и гидрогеологических исследо ваниях в пределах Новоузенского участка», «Фигура и рельеф Земли», «Исследование морфоме трических характеристик применительно к решению географических и геологических задач». Вме сте с ним работали сотрудники кафедры геоморфологии и геодезии и НИИ Геологии СГУ.

В. П. Философовым написано 102 научные работы, из которых более 70 опубликованы в мест ной и центральной печати. Монографии: «Краткое руководство по морфометрическому методу поис ков тектонических структур» и «Основы морфометрического метода поиска тектонических струк тур» (объем 15 печатных листов), изданные Саратовским университетом соответственно в 1960 и 1975 гг., пользуются большой популярностью среди геологов и геоморфологов России.

Виктор Павлович подготовил шесть аспирантов, успешно защитивших кандидатские диссерта ции. В Саратовском университете, в составе НИИ Геологии, с 1958 г. по декабрь 1968 г. впервые в СССР успешно работала морфометрическая лаборатория, научным руководителем которой являлся В. П. Философов. Данная лаборатория работала также в период с 1972 по 1985 гг.

По морфометрическому методу поисков тектонических структур, разрабатываемому В. П. Фило софовым, Саратовским университетом в 1961 и 1965 гг. были проведены Межвузовские совещания, а в 1963 году — Всесоюзный семинар по практическому применению метода, привлекшего широкий круг геологов и географов. Издательством Саратовского университета было издано три сборника «Вопросы морфометрии», в организации и редактировании которых Виктор Павлович принимал активное участие. Профессор В. П. Философов принимал активное участие в работах многих Всесо юзных совещаний по геоморфологии, в том числе и в работе Пленумов Геоморфологической комис сии. Он оказывал многочисленные научные консультации и помощь производственным организа циям и отдельным лицам по вопросам геоморфологии и применению морфометрического метода.

Виктор Павлович был человеком приветливым, отзывчивым, добрым и увлекающимся. Он был идеалистом и романтиком. Из-за этих своих качеств он испытал немало огорчений, но все же до конца своих дней сохранил доверие к людям, горячую веру в науку и своих учеников.

Он был очень начитан;

студенты считали его человеком «энциклопедических знаний». Каждого из его учеников удивляло и восхищало его удивительное желание постоянно добывать новые зна ния. Коллег и студентов кафедры Виктор Павлович часто вовлекал в беседы о прочитанных книгах, как научных, так и художественных. Книги составляли кредо всей его жизни и деятельности. Он увлеченно подбирал важные и раритетные издания и очень гордился своей библиотекой. Виктор Павлович всегда отличался самостоятельностью и независимостью суждений и поступков. В допол нение к отечественным научным публикациям и изданиям В. П. Философов интересовался состоя нием географической науки за рубежом;

выписывал и использовал обзоры литературы и труды иностранных ученых-географов и геологов. Это был истинный эталон служения науке.

Студенты запомнили Виктора Павловича как яркого лектора. Речь его была логичной и доказа тельной, материал лекций сопровождался постановкой проблемных вопросов, в ходе обсуждения которых происходили интересные дискуссии. Он любил чтение лекций и общение с молодежью, жаждующей знаний. Его отличала блестящая память и удивительная наблюдательность.

Личность складывается из профессиональной деятельности, нравственного облика и поступ ков. До настоящего времени выпускники с любовью и уважением вспоминают своего «профессора»

(так именно называли между собой Виктора Павловича студенты-геоморфологи) на встречах и на традиционных кафедральных вечерах.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Среди учеников и ближайших соратников Виктора Павловича есть выдающиеся ученые, такие как А. Д. Наумов, Г. И. Худяков, В. Н. Зайонц, С. С. Четвертков, В. Ф. Филатов, А. А. Романов, В. Г. Токарский, В. И. Анисимов, Г. И. Лотоцкий и многие другие. В многочисленных публикациях они выразили много теплых слов о профессоре Викторе Павловиче Философове, его жизненном и творческом пути, а также его огромном вкладе в развитие геоморфологической отрасли научного знания.

Хотелось бы в заключении привести мнение ГлебаИвановичаХудякова, члена-корреспондента РАН, доктора геолого-минералогических наук, профессора, о Викторе Павловиче Философове и его главном научном труде — «Основы морфометрического анализа рельефа». Это было одно из последних писем Глеба Ивановича, которое он прислал на кафедру.

«ВикторПавловичФилософовсоздаланалитическуюгеоморфологиюсмаксимальнымиспользованием —чтениемскрытойдлягеологовигеоморфологовинформациивтопокартах.Написавнесколькотонких книгпоморфометрическомуанализу,оноткрылдлябольшинствагеологовигеоморфологовцелыйинфор мационныймир.

Когда я переехал из Саратова работать и жить в Новосибирск, где получил по конкурсу работу в СНИИГИМе,тоявпервуюочередьвоспользовалсяопубликованнымитрудамиВ. П. Философова.Западно Сибирская низменность является малоинформативной для геологов и геоморфологов. Она на большей частисвоейтерриториипредставляетсобойаккумулятивнуюплиоцен-четвертичнуюравнину.Поэтому пригеоморфологическомкартированииоченьэффективнымметодомявляетсякартографическийикар тометрическийподходкизучениюоченьскрытыхглубинныхструктурЗемлииихгеодинамики.

Внастоящеевремя,времяширокогоиспользованияинформатики,оченьваженкаканалитический, так и синтетический подход к изучению рельефа, особенно на таких «закрытых» территориях, как Западно-Сибирскаянизменность.Посуществуудобнеевсегоначинатьссоответствующегоморфометри ческогоизучениярельефаземнойповерхности.

Этонаиболееэкспрессныйисравнительнонедорогойметодизученияповерхностнойгеологической(и дажевкакой-тостепениглубинной)структурыпримаксимальнойпрофессиональностиизучениярельефа ПоверхностиЗемли.

ТакчтонаукиоЗемледолжныбытьблагодарныВикторуПавловичуФилософовузапредложенные методикуиметодологиюизученияЗемли.

ПосвоемухарактеруВикторПавловичбылмягким,чутким,оченьдобрымивнимательнымклюдям человеком.Онбылприрожденнымпреподавателем,учителем.Еголюбилиблизкиеизнавшиеегопоработе научныесотрудникиистуденты.»

04.07.2010г. Г.И.Худяков Литература 1. Воробьев В. Я., Никонов А. Д., Философов В. П. Применение математической статистики и ЭВМ для выяснения информативности морфометрических показателей /Математические методы в географии: Тез.докл. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1968. С. 114 — 116.

2. Воробьев В. Я., Никонов А. Д., Философов В. П. Применение математической статистики и ЭВМ при морфометрическом анализе (на примере Советско-Степновского вала Саратовской области) / Вопросы геологии Прибайкалья и Забайкалья: Матер.конф. Чита: 1968. Вып. 3(5). С. 240 — 241.

3. Воробьев В. Я., Никонов А. Д., Философов В. П. Приложение некоторых статистических методов для выяснения соответствующих структурных планов и информативности морфометрических показателей при поисках локальных структур /Второе Сибирское совещ. По примен. Мат.методов и ЭВМ в геологии и геофизике: Тез.докл. Новосибирск: 1967. С. 86 — 87.


4. Воробьев В. Я., Жукова В. С., Философов В. П., Кретов А. И. Выбор информативных показателей при морфометрическом методе поисков локальных структур //Геология и геофизика. Новосибирск:

1967. С. 76 — 82.

_ МОРФОЛОГИЯ СЕЛЕВЫХ БАССЕЙНОВ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА Ю.В.Ефремов Геологический факультет Кубанского государственного университета, Краснодар, efremov_ kubsu@ mail.ru MORPHOLOGY OF SEVERO-WESTERN CAUCASUS MUDFLOW POOLS Yu.V.Efremov Тну Geological faculty of the Kuban state university, Krasnodar, efremov_ kubsu@ mail.ru Введение. Морфология селевых бассейнов — важное звено в исследовании селевого морфоли тогенеза, которое остается до настоящего времени мало исследованным и за редким исключением [1] освещенным в научной литературе. Цель данной работы — показать различные механизмы фор СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА мирования селей и морфологические особенности селесборов: очаги зарождения, зоны транзита и аккумуляции селевых потоков.

Морфологические особенности рельефа рассматриваемой территории создают благоприятные условия для возникновения селевых потоков. Здесь селесборами служат водосборы мелких и сред них водотоков, временных и постоянных площадью от 1 — 2 до 100 — 200 км2 и характерным уклоном русла 100 — 300 промилле.

Общие закономерности формирования селей четко связаны с высотнымположениемселевых бассейнов. Для высокогорных бассейнов, расположенных в верховьях рек Белая, Мзымта и Псоу, характерно расположение основных очагов твердого питания селей. В нивальной области домини рует питание селей за счет моренного и нивального материала.

В среднегорных бассейнах основным источником твердой составляющей являются продукты современного разрушения горных пород в процессе выветривания и эрозии, протекающем в пери оды между прохождением селей. Формирование селевых потоков определяется главным образом интенсивностью этих процессов [2]. Растительность здесь является определяющим фактором, пре пятствующим формированию селей.

В низкогорных бассейнах Южного склона Северо-Западного Кавказа основными очагами пита ния селей являются размываемые мощные толщи нижнеюрских и нижнемеловых глинистых слан цев, делювиальные покровы и шлейфы, обычно сложенные суглинками и реже глинами. Такие бассейны обладают многочисленными очагами руслового питания селей, также очагами в бортах долин, возникающими за счет размыва, подрезки и обрушения. В связи с этим в низкогорных водо сборах Черноморского побережья часто формируются селевые паводки.

Механизмы зарождения селей. Сложный генезис селевых процессов и явлений, обусловлен ный комплексным взаимодействием ряда условий и факторов, создает как различные механизмы формирования селей и сложный характер взаимозависимости жидкой твердой фаз, так и сам тип селя, режим его прохождения и количественные характеристики селевых потоков (объемы, рас ходы, насыщенность и др.). Исходя из используемой разработки В. Ф. Перова [3], автор данной работы сводит многообразие механизмов зарождения селевых потоков к трем основным типам:

эрозионному, прорывному, обвально-оползневому (таблица).

Таблица Основные типы механизмов зарождения селей [3] Характер взаимодействий Исходные процессы Тип Этапы механизма зарождения потока с руслом в зоне (явления) транзита Плоскостной смыв и размыв склонов Эрозия склонов и русла и русла возрастание насыщенности Движение потока Эрозионный как следствие ливня водного потока обломочным контролируется руслом материалом селевая волна Прорыв водоема (озера, Водная волна размыв и вовлечение в внутриледниковой Наибольшая переработка движение обломочных масс селевая Прорывной емкости, русла (глубинный врез) волна водохранилища) Обводнение массива и ослабление Срыв массива Переполнение русла структурных связей срыв (оползание) Обвально водонасыщенных горных (растекание);

образование с разрушением структуры и течение оползневой пород аккумулятивных форм селевая волна Исходными положениями данной типизации служат: 1) признание в качестве главных свойств селевого потока высокой насыщенности обломочным материалом и волнового характера движения;

2) момент зарождения селей с появлением селевой волны с крутым передним фронтом. Ее образо вание — внутреннее свойство потока, связанное, в частности, с различиями в скоростях перемеще ния обломков разной крупности. Селевая волна резко асимметрична, крутой передний фронт (лоб волны в 1,5 раза выше тела волны и, как правило, состоит преимущественно из крупнообломочного материала) Приэрозионноммеханизмезарожденияселей вначале идет насыщение водного потока обло мочным материалом за счет смыва и размыва отложений на поверхности селевого бассейна, и затем формирования селевой волны в русле. Поэтому насыщенность селевого потока часто близка к минимальной величине, а движение потока контролируется руслом. Эрозионный тип зарождения селей характерен для дождевых и антропогенных селей. Такой механизм зарождения селей харак терен для большинства рек бассейнов р. Мзымта, Псоу, Шахе, Туапсе и др.

Припрорывноммеханизмезарождения водная волна за счет интенсивного размыва и вовле чения в движение обломочных масс превращается в селевую волну. Насыщенность такого потока высока, но изменчива, турбулентность максимальна и как следствие наибольшая значительная переработка русла. Ахцу. Прорывной тип механизма зарождения селей характерен для лимноген «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН ных и гляциальных селевых потоков. В исследуемом районе прорыв такого водоема был произведен искусственно в 1968 г. в каньоне Ахцу в нижнем течении р. Мзымта (27 км выше Адлера) [4 ].

При обвально-оползневом механизме зарождения, когда происходит срыв массива водона сыщенных горных пород, насыщенность потока и селевая волна формируется одновременно. Насы щенность потока близка к максимальной, а глубинная эрозия в зоне транзита сменяется аккуму ляцией. При этом происходит переполнение русла (растекание) и в конечном итоге образование аккумулятивных форм. В бассейне р. Мзымта возникновение селевых потоков часто происходит при непосредственном участии оползней и обвалов. Известно, что зарегистрированные сели по рекам Сулимовской, Черная, Чвежипсе происходили при непосредственном участии обвально-оползневых процессов [5].

В Краснодарском крае, в том числе и в бассейне р. Мзымта, сели — это один из типов флюви альных русловых экзогенных процессов, которые можно рассматривать как промежуточный процесс между деятельностью временных водотоков с одной стороны, и оползнями-потоками, с другой.

Сель представляет собой кратковременный горный поток, состоящий из смеси воды и твердого материала, содержание которого намного больше, чем при обычных паводках и возникающий во время дождей, при интенсивном таянии снега и льда.

Ливневые потоки в руслах временных водотоков и мелких рек слабо насыщены твердым мате риалом (объемная масса потока достигает по разным оценкам 1,05 — 1,12 г/см3), однако довольно частое их повторение приводит к формированию специфических конусов выноса пролювиально селевого типа. Подобные конуса отмечены в устьях рек. На многих реках Черноморского побережья Кавказа, в том числе и в бассейне р. Мзымта, при прохождении паводков транспортируются на незначительные расстояния огромные массы пойменного аллювия. При резком переувлажнении оползневых масс формируются грязевые и грязекаменные связные потоки, отличные от оплывин тем, что проходят по выраженным ложбинам стока или по руслам элементарных водотоков. Снеж ные лавины в период снеготаяния часто превращаются непосредственно в снежные сели. У под ножий крутых склонов в верховьях рек Ачипсе, Лауры, Тихой и др. образуются лавинно-селевые конуса выноса, заполняющие практически все днища долин на протяжении 2 — 6 км.

Очаги зарождения селей. Основные очаги селей, зоны транзита и подпитки, а также отложе ний селевого материала приведены на риc. 1.

Селевой очаг — участок селевого бассейна обычно в верховьях, где происходит зарождение селевого потока. При эрозионном и прорывном механизме зарождения селевого очага фиксируется местом формирования селевой волны в русле, ниже которого присутствуют непрерывные следы движения селей, при обвально-оползневом — местом срыва грунтовых (снежных, фирново-ледовых) масс на склоне. Местоположения селевого очага в пределах селевого бассейна не постоянно. От селевого очага следует отличать очаг твердого питания селей — участок селевого бассейна в зонах зарождения и транзита, где существуют массивы горных пород, способных к смещению или раз мыву и вовлечению их в селевой поток.

Рис.1.Картасовременныхселевыхруселвбассейнер.Мзымта СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА В горной части Краснодарского края, согласно общей генетической классификации очагов зарождения селей [3], можно выделить две группы селевых очагов:

Перваягруппа объединяет очаги, связанные со скопление рыхлого материала в руслах времен ных и малых водотоков. Это оползневые, обвальные, осыпные, лавинные, эрозионные и селевые типы очагов. Загромождение русел элементарных водотоков рыхлообломочным материалом проис ходит постепенно (от нескольких месяцев до нескольких лет).

Первоначальный сдвиг обломочного материала происходит за счет дождей и таяния снега в виде оползания или смещения под действием силы тяжести. Яркий пример тому — сель, сформи ровавшийся 18 июля 2009 г на р. Черной — незначительном левом притоке р. Мзымта в районе ГЛК Роза Хутор. Завал ручья оползневыми массами был отмечен на протяжении 50 м, удаленном от дороги, идущей на строящийся Олимпийский комплекс. Оползень сформировался на левом борту ручья, представляющем собой древнеоползневой массив. В условиях непрекращающихся ливней произошло водонасыщение краевой части оползня, перешедшей в грязекаменный поток. Суммар ный объем вынесенного мелкообломочного материала составили около 1000 м3, который засыпал дорогу и дренажную трубу.

Втораягруппа селевых очагов, имеющая значительное развитие, объединяет очаги, связан ные с подпруживанием рек (преимущественно малых) оползнями, обвалами, селевыми и лавин ными выносами, осовами осыпей. Для этой группы очагов характерно очень быстрое (от нескольких минут до нескольких суток) поступление рыхлообломочного материала, подпруживающего реку.

Селевая катастрофа обусловлена прорывом запруды скопившимися за ней массами воды. Селевые очаги, связанные с деятельностью современных ледников, в Краснодарском крае развиты сравни тельно незначительно.

Оползневые очаги отмечены в селевых бассейнах в левобережье р. Мзымта у пос. Красная Поляна, в левобережных ее притоках, таких как Сулимовская, Черный, Чвежипсе и ряде других притоков.

Очаги второй группы связаны с подпруживанием рек и прорывом многочисленных озер.

Однако наибольшую опасность представляют временные озерные водоемы, возникшие при сходе снежных лавин, селевых потоков, обвалов и оползней. В результате подпруживания речных потоков они создают недолговечные озера, потенциально опасные для схода катастрофических паводков и селевых потоков. Краткосрочные запруды (время существования от нескольких минут до несколь ких часов), образующиеся в руслах горных рек при сходе снежных лавин, преграждающие путь реч ным потокам, становятся причиной селевых паводков. Возможность образования подобных запруд сохраняется в бассейнах Мзымта, Псоу.

Чисто осыпные селевые очаги встречаются редко. Наиболее вероятное их расположение в вер ховьях левобережных притоков реки Мзымта, на склонах горного массива Псеашхо и др. Смешан ные, осыпной и эрозионно-аккумулятивный типы очагов более широко развиты на склонах ущелья Ахцу, на склонах гор в бассейне рек Ачипсе, Лаура, Пслух и др.

Зоны транзита селевых потоков расположены в средней части селевого бассейна характерны признаки движения селевых потоков — фрагменты селевых террас гряд и участки корразии. В зави симости от морфологии и геологического строения бассейна селевой поток может значительно наращивать свою мощность за счет глубинной и боковой эрозии или терять ее за счет образования промежуточных форм аккумуляции — галечно-валунных полей в расширениях дна долины или полос вдоль русла. Характерные особенности селевого русла — скопления селевых отложений в форме селевых гряд и террас (рис. 2), а также участки глубинной и боковой эрозии (селевые врезы).

Такие селевые формы рельефа встречаются повсеместно во многих селевых бассейнах иссле дуемого района. Особенно четко они выражены в среднем течении р. Сулимовская.

Зоны аккумуляции — это приустьевая часть бассейна, в которой перенос обломочных масс сменяется их отложением, чаще всего в форме селевого конуса выноса, сложенного пролювиально аллювиальным материалом. Объем селевых отложений может колебаться в широких пределах — от сотен до десятков тысяч (иногда и сотен тысяч) куб. м. Конусы выноса образуются в большинстве случаев в устьях малых рек — притоков р. Мзымта. Конусы выноса сложены селевыми отложени ями. Микрорельеф поверхности селевого конуса выноса при сходе водо- и грязекаменных селей бугристо-грядовый, при сходе грязевых селей такие конусы выноса располагаются на месте выхода потока в более крупную долину или к подножию хребта. Если разгрузка селя происходит в русло многоводной реки (например, Мзымта), продукты аккумуляции часто размываются водным потоком, и конус выноса быстро исчезает.

Выводы 1. Предполагается, что формирование селевого морфолитогенеза происходит в сложном взаимодействии морфолитогенетических, морфолитодинамических и морфологических условий рельефа. Последние определяют механизмы селеобразования, генетические типы и динамику селевых потоков.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Рис.2.Селевойврезвоползневоммассивевверхнемтечениир.Сулимовская, сформированномвбольшеймереизантропогенныхотложений 2. В рассматриваемом регионе селесборами служат водосборы мелких и средних водотоков, временных и постоянных площадью от 1 — 2 до 100 — 200 км2. Здесь преобладают очаги, связанные со скоплением рыхлого материала в руслах временных и малых водотоков. Это оползневые, обваль ные, осыпные, лавинные, эрозионные и селевые типы очагов.

3. На Северо-Западном Кавказе зоны аккумуляции представлены конусами выноса, сло женными пролювиально-аллювиальным материалом. Продукты аккумуляции часто размываются водными потоками основной реки, в которую сходят селевые потоки, и конуса выноса исчезают.

Литература 1. Чернявский А. С., Ефремов Ю. В. Закономерности распространения селевых процессов на Черноморском побережье Кавказа / Геоморфология. № 2. 2010. С. 60 — 69.

2. Шуляков Д. Ю. Анализ распространения и развития оползней на территории Северо-Западного Кавказа (в пределах Краснодарского края). Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. канд. географ.

наук. Краснодар, 2010. 22 с.

3. Перов В. Ф. Селевые явления. Терминологический словарь. М., 1996. 31 с.

4. Ефремов Ю. В. Горные озера Западного Кавказа. Л.: Гидрометеоиздат, 1984. 120 с.

5. Ефремов Ю. В. Антропогенные селевые потоки в бассейне реки Мзымта // Тр. Международ.

семинара к 10-летию катастрофы на леднике Колка 20 сентября 2002 г «Опасные природные процессы в горах: уроки Кармадонской катастрофы». Владикавказ: Изд-во Иристон, 2012. С. 15 — 16.

6. Ефремов Ю. В., Николайчук А. В., Чернявский А. С., Шуляков Д. Ю. Оползни и обвалы — источники формирования селей на Северо-Западном Кавказе // Тр. Международ. конф. «Селевые потоки: катастрофы, риск, прогноз, защита». Пятигорск, 2008. С. 151 — 154.

_ МОРФОМЕТРИЧЕСКИЕ КАРТЫ В СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОМОРФОЛОГИИ НА ПРИМЕРЕ ТЕРРИТОРИИ УДМУРТИИ А.В.Кириллова Географический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва, aino.kirillova@gmail.com MORPHOMETRIC MAPS IN SOCIAL GEOMORPHOLOGY BY THE EXAMPLE OF THE TERRITORY OF UDMURTIA A.V.Kirillova Lomonosov Moscow State University, Geographical Faculty, Moscow, aino.kirillova@gmail.com Одним из типов геоморфологических карт являются морфометрические карты. Их обзор сделан А. И. Спиридоновым [1], А. М. Берлянтом [2] и др. Позднее в трудах Ю. Г. Симонова [3] можно найти анализ морфометрических карт в геоморфологических исследованиях. Из последних работ следует упомянуть исследование К. А. Мальцева [4], в котором автор проводит морфометрический анализ рельефа для решения наиболее актуальных геоэкологических задач на исследуемой территории.

СЕКЦИЯ 6. МОРФОГРАФИЯ И МОРФОМЕТРИЯ РЕЛЬЕФА С созданием морфометрических карт появляется возможность количественно охарактери зовать рельеф, выявить морфологические контрасты территории, которые в дальнейшем будут использованы для решения конкретных задач, к примеру, в области социальной геоморфологии.

Морфометрические характеристики рельефа востребованы в разных направлениях исследований, от инженерно-геоморфологической, эколого-геоморфологической оценок территорий до оценки эстетики рельефа [5]. В решении задач социальной геоморфологии одними из наиболее важных «экспонированных» свойств рельефа являются абсолютные высоты, уклоны земной поверхности, экспозиции. Они определяют черты условий жизни человека, влияют на его природопользование и некоторым образом оказывают влияние на социально-культурную жизнь. Для поиска простран ственных связей между геоморфологической частью окружающей среды и социальными аспектами жизни населения необходимо построить серию морфометрических карт. Далее следует создать базы данных по социально-культурному блоку исследований, к примеру, по системе расселения, памятникам истории и архитектуры. Цель данной работы — установить пространственно-временную корреляцию между морфометрическими свойствами рельефа и социально-культурными аспектами на примере территории Удмуртии. Основой стали данные радарной съемки формата SRTM, полу ченная на их базе ЦМР в программе ArcGIS 9.3. Созданная серия морфометрических карт (гипсо метрической карты, углов наклона земной поверхности и склонов разной экспозиции) выполнена в масштабе 1 : 1 000 000, при необходимости все карты можно было укрупнить до масштаба 1 : 200 000.

Абсолютные высоты присутствуют в поле деятельности человека.

Они характеризуют обзорность территории. Это свойство рельефа имеет оборонительные функции, дает зрительные сюжеты, позво ляет увидеть морфологические контрасты в условиях малого разноо бразия морфологии рельефа территории. Гипсометрическая карта создана в общепринятой цветовой гамме: от темно-зеленых тонов к темно-коричневым. Диапазоны значений высот подобраны через 50 м, что достаточно полно отражает высотные контрасты равнинной территории. Наибольшую площадь занимают участки с высотами от 150 до 200 м (39 %), наименьшая площадь покрыта высотами от до 334 м (0,17 %). Высоты от 100 до 150 м и от 200 до 250 м составляют 28 % и 21 % от площади УР. Низкие уровни (50 — 100 м) приурочены к днищам долин крупных рек, площадь их распространения составляет практически 7 %. Невелика территория, занятая высотными уровнями от 250 до 300 м, всего 5 % от площади республики. Территория Удмур Рис.1.Гистограмма тии делится на две крупные части: низменную (южную), которая распределенияабсолютных больше по площади, и возвышенную (северную). В целом, распреде высотнатерритории ление поля абсолютных высот имеет нормальный характер (рис. 1), Удмуртии наибольшее разнообразие высот отмечается в южной части, большая контрастность которой обусловлена многочисленным сочетанием низинных и возвышенных форм.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 31 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.