авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |

«ГеоморфолоГия картоГрафия и ГеоморфолоГия и картоГрафия Министерство образования и науки РФ Российский фонд ...»

-- [ Страница 8 ] --

1. Котлов Ф. В. Изменения природных условий территории Москвы под влиянием деятельности человека и их инженерно-геологическое значение. М.: изд. АН СССР. 1962, 261 с.

2. Лихачева Э. А., Зеергофер Ю. О., Краснов А. Ф. и др. Опыт оценки изменения рельефа городской территории (на примере г. Москвы) // Новейшие методы геоморфологических исследований., М.: МФГО СССР, 1981, С. 72 — 84.

3. Лихачева Э. А., Маккавеев А. Н., Курбатова Л. С. Древние и современные процессы в долине реки Неглинной / Геоморфология, 2001, №4, С. 58 — 67.

_ РОЛЬ ПРИРОДНЫХ СТИХИЙНЫХ ЯВЛЕНИЙ В ФОРМИРОВАНИИ РЕЛЬЕФА (НА ПРИМЕРЕ Б. СОЧИ) В.И.Анисимов Ростовский государственный университет путей сообщения (филиал в г. Туапсе), Сочи, atlas1945@mail.ru THE ROLE OF NATURAL ELEMENTAL PHENOMENA IN THE FORMATION OF THE RELIEF FORMATION (BY THE EXAMPLE OF B. SOCHI) V.I.Anisimov Rostov state University of Means of communication (the branch in Tuapse), Sochi, atlas1945@mail.ru Формирование рельефа региона во многом связано с особенностями и своеобразием геологи ческого строения. На относительно узком участке суши (20 — 50 км) встречаются отложения в воз растном интервале от протерозоя до четвертичного периода. Стратиграфия отложений, особенно меловых и палеогеновых, является достаточно уникальной, так как представлена полным разрезом.

Литологический состав, главным образом, осадочных пород, неоднороден, характеризуя тем самым сложные инженерно-геологические условия региона. В пределах данной территории встречается практически весь комплекс четвертичных отложений, но особый интерес представляют морские и аллювиальные, дающие наиболее полное представление о четвертичной истории бассейна и речной сети.

Сложность рельефа региона связана с большой тектонической раздробленностью, активным проявлением неотектонических процессов и современной сейсмичностью (8 — 9 баллов), прогрес сирующим опусканием берегов, литологической неоднородностью, которые способствуют высокой активности экзогенных процессов: развитию оползней, исчезновению пляжей, разрушению морских берегов, подтоплению устьев рек и др.

На основе генетических и морфологических различий на территории Большого Сочи выде ляются четыре высотные зоны, характеризующиеся своими специфическими типами и формами рельефа и несущие различную рекреационную нагрузку. Первая — зона высокогорного альпийского эрозионно-тектонического рельефа расположена на высоте более 1 800 м над уровнем моря, вторая — среднегорного эрозионно-тектонического и эрозионно-денудационного на высоте 600 — 1 800 м, третья — низкогорного эрозионно-денудационного на высоте 200 — 600 м, четвертая — полого холмистого эрозионно-тектонического и абразионно-тектонического рельефа — до 200 м.

Стихийные явления — это природные процессы, проявляющиеся порой как мощные разру шительные силы, не подчиняющиеся влиянию человека. К ним относят землетрясения, оползни, обвалы, сели, камнепады, наводнения, снежные лавины, смерчи, паводки и мн. др.

Стихийные явления возникают в природе независимо друг от друга, проявляются во взаимо действии и часто возникают под влиянием человека. Независимо от источника зарождения сти хийные явления характеризуются значительной мощностью и различной продолжительностью — от нескольких минут (землетрясения) до нескольких часов (сели, оползни) и месяцев (наводнения).

Воздействие человека на природную среду нередко осуществлялось и осуществляется без достаточных научных обоснований с нарушением технологии строительства инженерных коммуни каций, без возведения специальных сооружений, предназначенных для защиты объектов народного хозяйства от стихийных явлений.

Это объясняется потребительским отношением к природным ресурсам, преследованием лич ных и ведомственных интересов, желанием получить сиюминутную выгоду.

Федеральная целевая программа современного освоения территории Большого Сочи как горно климатического курорта, разрабатываемый Генеральный план развития города Сочи, и Программа строительства Олимпийских объектов являются наглядными примерами того, как недоучет особен ностей развития природной среды региона может привести к негативным стихийным процессам с возможными катастрофическими последствиями.

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Пышная субтропическая растительность, мягкий климат и теплое Черное море делают город курорт притягательным для отдыхающих и туристов со всей России и зарубежья. Горные хребты защищают Сочи от холодных зимних ветров с севера, а Черное море, прогреваясь летом, отдает свое тепло зимой, повышая температуру воздуха. Черное море — самое теплое море в нашей стране.

Купальный сезон в Сочи длится с середины мая до конца октября. Самая теплая вода в море бывает в августе: средняя температура морской воды составляет 26 —27°С. Зимой море сильно охлажда ется, и в феврале устанавливается самая низкая в году температура морской воды: 8 — 9°С.

Сочи не похож на привычный город с бесконечной чередой каменных зданий, площадей, мостовых и улиц. Это город-парк, город-заповедник. Он настолько вписан в окружающую среду, что практически является ее частью. Территория города полностью входит в состав Государствен ного национального парка. Большую часть Сочинского Причерноморья составляют горы и достигают высот более 3 000 метров над уровнем моря.

Сочинское Причерноморье — это самое теплое место в России. Черноморское побережье — единственные в России субтропики, лучшая приморская климатическая и бальнеологическая здрав ница мира.

Однако необходимо сознавать, что все это природное богатство, с его экзотичностью и уни кальностью, при неразумном природопользовании может быть уничтожено стихийными явлениями, как естественно-природными, так и антропогенными.

Территория Сочинского Причерноморья является частью Северо-Западного Кавказа и охваты вает зону сочленения Скифской плиты, альпийской складчатой системы Большого Кавказа и оста точной геосинклинальной впадины Черного моря с позиций современной геодинамики эта зона представляет собой характерный пример области коллизионной тектоники, связанной с накопле нием деформаций сжатия в субмеридианальном направлении и продолжающимся тектоническим поднятием Б. Кавказа (в среднем 10 мм в год) и активной сейсмичностью (8 — 10 баллов).

Сейсмическая активность на Западном Кавказе во времени весьма непостоянна. За последние 150 лет в пределах данной территории наблюдалось увеличение сейсмической активности в пери оды: 1830 — 1840, 1870 — 1909 гг. и в настоящее время, начиная с 50-х годов.

На территории Краснодарского края с 1793 по 2005 годы произошло 104 землетрясения с маг нитудой более 4.

По имеющимся данным наибольшей силой обладали землетрясения 1799, 1834, 1879, 1926, 1966, 1970 гг.;

повторялись они в среднем через 40 лет (от 35 до 47 лет).

Анализ сложившейся сейсмо-геодинамической обстановки в Краснодарском крае показывает, что наиболее сейсмоопасной в последнее десятилетие является прибрежная зона Черного моря в районе городов Анапа — Новороссийск — Геленджик — Туапсе — Сочи и поселка Красная Поляна (67%) землетрясений с магнитудой более 4.

Оползни широко распространены на Черноморском побережье и склонах долин рек. Как пра вило, оползни действующие, редко недействующие, имеют форму цирков, вытянутых по склону, с хорошо выраженными границами, трещинами отрыва и уступами. В крупных оползнях (глубина захвата до 12 — 15 м) смещению подвергаются делювий и подстилающие глины, в мелких (глубина захвата до 3 — 6 м) — только делювий. Оползание происходит по глинам, мергелям, глинистым слан цам и песчаникам. Основными факторами, способствующими образованию оползней, являются наличие слоев с падением их по склону, значительная крутизна склона (более 15-30°) и искус ственная подрезка склонов. Причинами возникновения оползней являются переувлажнение пород атмосферными осадками, подземными водами и подмыв морского берега.

Оползневые накопления являются реальной опасностью формирования твердой составляющей катастрофического селя. Оползневые участки разделены на три категории по степени их поражен ности оползневым процессом:

от 10 % до 30 % — среднепораженные (вытянутые вдоль гребней узкие участки);

от 30 % до 60 % — сильнопораженные;

более 60 % — очень сильнопораженные.

Наряду с оползневыми участками на горных склонах в местах повышенной тектонической тре щиноватости более стойких к выветриванию пород развиваются обвально-осыпные шлейфы шири ной до 120 м.

Более 35 % территории Сочи, особенно в пределах зоны низкогорного и полого-холмистого рельефа имеет площадную пораженность оползнями. Высокий уровень оползневой опасности сохраняется в пределах междуречий: Мамайка-Сочи, Сочи-Бзугу, Бзугу—Мацеста, Агура—Хоста, Хоста—Кудепста и др.

Геологическими факторами, которые могут способствовать развитию стихийных процессов являются:

1. Тектоническая раздробленность территории с разнонаправленной сеткой глубинных раз ломов.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН 2. Неотектоническая активность, связанная с прогрессирующим поднятием Большого Кавказа и опусканием дна Черного моря.

3. Сейсмическая активность прибрежной зоны Черного моря и горной котловины Красная поляна.

4. Литологическая неоднородность горных пород, их сильная трещиноватость, особенно в при брежной зоне, сложенной терригенным флишем.

Стихийные явления во многих случаях возникают во взаимодействии друг с другом, то есть в парагенетической связи, при этом возрастающая интенсивность воздействия человека на при родную среду может ускорить стихийные явления. Роль антропогенного фактора в Сочинском При черноморье проявляется в интенсивном воздействии тяжелой строительной техники и бетонных работ на природную среду, возведение крупных инженерных объектов (высотных зданий, портов, эстакад, ЛЭП, искусственных островов, спортивных объектов и др.), выборка галично-гравийного материала из русел рек, вырубка лесов, сокращение площади зеленых насаждений и др.

Происходит постепенное накопление в природной среде негативной энергии, которая при определенных условиях может найти выход в виде стихийных явлений.

Возможные последствия стихийных явлений:

1. Разрушение и уничтожение инфраструктуры города, возможно с человеческими жертвами (землетрясения, оползни, сели, смерчи, наводнения, паводки, снежные лавины и др.).

2. Уничтожение пляжей и разрушение прибрежной инфраструктуры (активные волно прибойные процессы, шторма, выборка аллювия из русел рек, активная боковая и глубинная эрозия рек).

3. Возникновение острого дефицита в водоснабжении города (выборка гравийно-галечного материала из рек, вырубка лесов и др.).

4. Ухудшение экологической обстановки и здоровья населения (загрязнение воздушной и водной среды, повышенная влажность, солнечная радиация, вырубка зеленых насаждений, транс портная проблема).

5. Уничтожение рекреационных ресурсов, в том числе минеральных вод, месторождений лечебных морских илов в Имеретинской бухте, пляжей, приморских парков, памятников природы, истории, культуры (все виды стихийных явлений).

6. Превращение города-курорта в заурядный приморский город с грузовыми портами, высот ными зданиями на фоне убогих строений прошлого века и исчезающей зелени приморских парков.

Уже сейчас город подвержен медленным растянутым во времени экологическим кризисам, из которых наиболее сильно проявляются: оползневой кризис, мидиевый кризис, флористический кризис, пляжный кризис, архитектурный кризис.

Сочи — это город-курорт низковысотной застройки с обилием древесной растительности и раз умной эксплуатацией речных долин, горных склонов, прибрежной и шельфовой зон моря. И это единственный правильный путь его развития.

_ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ГЕОМОРФОЛОГИЧЕЕСКОЙ, СОВРЕМЕННОЙ ГЕОДИНАМИЧЕСКОЙ И НЕОГЕОДИНАМИЧЕСКОЙ ОПАСНОСТИ И РИСКА О.Б.Багмет,В.П.Палиенко,Р.А.Спица Институт географии НАН Украины, Киев, bagmet@ukr.net, v_palienko@ukr.net, spytsyaroman@rambler.ru APPROACHES TO ESTIMATE OF GEOMORFOLOGICAL, RECENT GEODYNAMICAL AND NEOGEODINAMICAL DANGERS AND RISKS BagmetO.B.,PalienkoV.P.,SpitsaR.A.

Institute of Geography NAS of Ukraine, Kiev, bagmet@ukr.net, v_palienko@ukr.net, spytsyaroman@rambler.ru В последние десятилетия в мире возросло количество проявлений опасных природных про цессов и техногенных катастроф, что является результатом интенсивного строительства, земле пользования и т.д. Следствием этих процессов может быть не только экономический ущерб, но и человеческие жертвы, что обусловило формирование нового научного направления — географии рисков. Исследование проблем рисков имеет давнюю историю, однако о систематическом научном изучении рисков можем говорить лишь начиная с середины 80-х годов прошлого века.

В современной научной литературе широко применяются понятия «катастрофа», «риск», «опас ность», «чрезвычайная ситуация», «стихийное бедствие», «устойчивость», имеющие многочислен ные определения и часто употребляющиеся как синонимы.

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Геоморфологическая опасность рассматривается как возможность, угроза бедствия, несча стья, катастрофы со стороны какого-либо геоморфологического объекта. Геоморфологический риск определяется как вероятность наступления (или активизации) нежелательного геоморфоло гического события и возможных материальных потерь в связи с нарушением динамического равно весия геоморфосистемы или ее отдельных частей, а также сопровождается опасными или катастро фическими для человека или объектов процессами [1].

Риск измеряется в единицах стоимости или физических единицах и является категорией веро ятностной. Различают прямой и непрямой;

экономический, социальный и экологический, объект ный, локальный, региональный, дискретный и непрерывный, собственный (от одной генетической опасности) и суммарный (от нескольких генетических опасностей). Риск, как и опасность, изменя ется во времени, поэтому следует различать фоновый (усредненный) риск и риск реальный [2, 3].

В геоморфологии различают природный, антропогенный, дополнительный и приемлемый риски. Природный риск возрастает до максимума, например, в зонах активных разломов, в обла стях повышенной неотектонической активности структур, сейсмогенных деформаций земной коры, извержений вулканов, а также в районах с интенсивными атмосферными и гидрологическими и др.

процессами. Антропогенный риск максимален в районах концентрации крупнейших промышленных предприятий, где возможны природно-антропогенные катастрофы типа землетрясений, вызванных нарушением равновесия в недрах, например, в результате добычи полезных ископаемых. Допол нительный риск связан с каскадным развитием катастрофических явлений, когда одна катастрофа провоцирует другие стихийные бедствия или аварии на крупных промышленных объектах, на транс порте. Приемлемый риск — вероятность возникновения событий, негативные последствия которых незначительны по сравнению с ожидаемой выгодой;

оценивается по результатам общего анализа уровней природного, антропогенного и дополнительного риска [4].

Совокупность методов, позволяющих выявить возможные опасности, оценить риск, выработать систему рекомендаций и методик управления и снижения последствий проявления любых опасных процессов представляют собой инструментарий риск-анализа, который предусматривает:

• определение факторов риска;

• выявление источников риска;

• выбор методов оценки риска;

• обоснование прогнозов и сценариев развития неблагоприятных процессов;

• разработку рекомендаций по снижению риска и предотвращению последствий рисковых ситуаций, а также мониторинговых мероприятий по слежению за опасными объектами и процес сами [5].

Концептуально проблема геоморфологического, современного геодинамического и неогеоди намического риска рассматривается с учетом эндогенных, экзогенных и природно-антропогенных процессов, а также геолого-геоморфологических условий в качестве факторов, определяющих непосредственно или косвенно вероятность возникновения критических ситуаций, которые могут повлиять на дестабилизацию экологической обстановки в районах расположения селитебных или хозяйственных объектов. Выявление геодинамической опасности и риска является особенно важ ным при инженерном освоении территории.

Геодинамическая опасность определяется как величина воздействий в результате современных геодинамических процессов, ожидаемых в данном пункте и вероятность их проявления в ожидае мое время. Она оценивается с учетом данных об активности и дифференцированности в простран стве современных быстрых (сейсмогенных) и медленных тектонических движений, в частности в зонах активных разломов и морфоструктурных узлах. Одним из важных аспектов при этом является учет неогеодинамических режимов и обстановок, предшествовавших этапу современной эндодина мики и определявших степень мобильности и «подготовленности» разновозрастных и генетически неоднородных морфоструктур для реализации современных тектонических движений земной коры.

Главными задачами специализированных современных геодинамических и неогеодинамических исследований являются: проблемно ориентированное изучение эндогенных и связанных с ними активизаций экзогенных процессов на протяжении неотектонического этапа, особенно на послед них его стадиях (в частности в антропогене и на современном этапе), выявление неотектонических и структурно-геоморфологических факторов, критериев, показателей для оценки современного и неогеодинамического риска, разработка конструктивных рекомендаций по его мониторингу [6, 7].

Решение таких задач осуществляется с помощью изучения пространственно-временных закономер ностей геодинамики площадных и линейных структур с учетом взаимообусловленности процессов, которые выявляются с помощью сопряженного ретроспективного поэтапного морфоструктурно неотектонического анализа. Учитывая необходимость обеспечения высокого уровня достоверно сти результатов и аргументированности выводов, фактологическая база при разработке проблемы современного и неогеодинамического риска должна включать данные о закономерностях строе ния и развития рельефа, формировании новейших отложений, закономерностях распространения «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН экологически значимых геодинамических процессов, активных разломных зон, результатах оценки дестабилизирующих эколого-неогеодинамических процессов и т. п.

Концептуальным стержнем решения проблемы современного и неогеодинамического риска является восприятие эндогенных процессов в качестве одного из главных факторов, определяющих непосредственно или косвенно вероятность возникновения критических ситуаций, которые могут повлиять на дестабилизацию обстановки той или иной территории, в частности в районах располо жения объектов повышенного экологического риска — АЭС и др. [6].

В связи с этим особое внимание уделяется обоснованию эколого-геодинамического райониро вания территории с учетом быстрых и медленных движений земной коры площадных структур, про странственных закономерностей расположения активных разломов и узлов их пересечения, участ ков и зон с высокими градиентами скоростей вертикальных и горизонтальных движений земной коры и т. п. Необходимым также является учет взаимообусловленности различных процессов, что выявляется с помощью сопряженного анализа морфоструктуры и неотектоники, направленного на выявление признаков локализации опасных геодинамических процессов, хронологии их проявления и ареалов воздействия.

Основными направлениями исследований с целью решения проблем современного и неогео динамического риска являются: последовательный, поэтапный ретроспективный морфоструктурно неотектонический анализ, детальное изучение эндодинамических событий антропогена, в част ности, плейстоцен-голоценовых, исторических и современных. Особое внимание обращается на выявление пространственно-временных закономерностей современной и неогеодинамики регио нальных, субрегиональных и локальных структур, закономерностей нетектонической активизации линейных структур, синергетики экологически значимых эндогенных, экзогенных и техногенных процессов, дестабилизирующих факторов и эколого-неогеодинамического риска и др. [8].

Зонирование территории по степени геодинамического риска на региональном, субрегио нальном и локальном уровнях осуществляется на основе использования данных о пространствен ных закономерности проявления экологически значимых эндогенных, экзогенных, а на некоторых участках природно-техногенных процессов, с учетом плотности населения, расположения важных народнохозяйственных объектов и т. д. [9].

Региональный анализ морфоструктурных-неотектонических условий осуществляется с целью выявления общих закономерностей неогеодинамики крупных региональных морфоструктур, отве чающих неотектонически активным региональным структурам, которые могут повлиять на ход сейсмических явлений, связанных с удаленными эпицентрами землетрясений. Субрегиональный анализ направлен на выявление дифференцированности показателей неотектонической активности структур более низкого ранга для получения информации о расположении участков с различным режимом неотектонических движений (колебательные, прерывистые, унаследованные и др.), осо бенно в антропогене, выявление структур, в границах которых возможно проявление сейсмиче ских явлений от удаленных и местных землетрясений. Локальный (объектный) анализ направлен на детальное изучение неотектонических деформаций в пределах морфоструктур непосредственно в районе расположения экологоопасных объектов, где могут возникнуть явления, процессы или собы тия, которые повлияют на безопасность их функционирования. Целью исследования на этом уровне является оценка неотектонической активности разломно-блоковых структур всех рангов, особенно в позднем плейстоцене, голоцене и на современном этапе.

Обеспечение региональных, субрегиональных и локальных исследований осуществляется с помощью использования морфоструктурной-неотектонической ГИС, которая позволяет обоснованно выделить неотектонически активные структуры, в частности разломные зоны, являющиеся потен циально опасными с точки зрения проявления криповых и импульсных современных тектонических движений земной коры, а также опасных экзогенных геологических процессов.

Для оценки рисков и опасностей весьма важным является определение устойчивости гео систем. Под устойчивостью понимают способность системы к адаптации под действием статиче ских, динамических, циклических нагрузок в течение всего периода антропогенного воздействия на нее [10]. Устойчивость является важным условием безопасного функционирования природно техногенных геосистем повышенного экологического риска.

К основным геолого-геоморфологическим (морфоструктурным) факторам устойчивости отно сят ресурсоемкость, уязвимость и геодинамику геоморфосистем. Ресурсоемкость геоморфоси стемы рассматривается в морфогенетическом аспекте, уязвимость — определяется современной степенью сложности и нарушенности структурно-вещественных комплексов;

геодинамика включает активность эндодинамической, экзодинамической и технодинамической составляющих в опреде ленный период времени. Анализ и синтез указанных составляющих осуществляется различными способами, например, с использованием матричной системы сравнения показателей. Установлено, что чем выше ранг геоморфосистемы, тем большее значение имеют эндогенные составляющие, меньше — экзогенные и еще меньше — техногенные [11].

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Схема проведения морфоструктурных и неогеодинамических исследований с целью оценки устойчивости территории включает этапы: функционального зонирования и районирования геомор фосистемы;

оценку ресурсоемкости и уязвимости геоморфосистем и составление соответствую щих отраслевых и комплексных территориальных кадастров;

оценку геодинамики геоморфосистем и составление кадастров опасных геолого-геоморфологических процессов, а также моделирова ние геодинамических рисков;

оценку устойчивости геоморфосистем к различным видам природо пользования в различные периоды времени;

обоснование соответствующих схем районирования и управления развитием территории и т. д.

При оценке геодинамической опасности, в первую очередь, учитываются сейсмогенерирую щие разломы с учетом геолого-геоморфологических признаков активности, трансрегиональные разломные зоны с признаками контрастных однонаправленных вертикальных и горизонтальных движений земной коры, а также с признаками знакопеременных неотектонических движений;

морфоструктурно-неотектонические узлы с проявлениями импульсных движений и сейсмических деформаций, морфоструктурные узлы с признаками сложной пространственной дифференциации медленных молодых (позднеплейстоцен-голоценовых) и современных тектонических движений земной коры в границах разломно-блоковых структур.

На протяжении последних 15 лет в Украине проводятся детальные морфоструктурно неотектонические исследования в районах расположения действующих атомных станций с целью обоснования мероприятий по обеспечению их безопасного функционирования. При проведении этих исследований одной из главных проблем является обоснование предельных параметров неоге одинамически активных структур, в частности разломов, с целью предупреждения возникновения чрезвычайных ситуаций. При этом для районирования территории по степени неогеодинамической опасности используются, как правило, экспертные оценки, интегрально отражающие суммарный эффект нелинейных функций отдельных факторов.

С привлечением количественных геодинамических показателей и качественных характеристик геолого-геоморфологической среды в районах функционирования АЭС в Украине обосновано выде ление районов с различной степенью геоморфологического, неогеодинамического и современного геодинамического риска [6, 12].

Очень высоким геоморфологическим и геодинамическим риском характеризуются районы с сейсмичностью 7 — 8 баллов, значительной тектонической раздробленностью, высокой плотностью активных разломов, вдоль которых отмечаются проявления импульсных и криповых-импульсных современных вертикальных и горизонтальных движений земной коры, со скоростями медленных современных поднятий 4 — 5 и более мм/год. Характерна значительная по интенсивности активиза ция более трех разновидностей опасных процессов экзогенного происхождения, в том числе ката строфических, проявляющих тесную связь с неотектонически активными структурами.

К районам с высоким геоморфологическим и геодинамических риском отнесены территории с проявлением устойчивых однонаправленных медленных современных движений земной коры со скоростями до 4 мм/год и сейсмичностью 5 — 6 баллов;

тектоническая раздробленность в их преде лах менее значительная, чем в предыдущем случае, отмечается проявление криповых-импульсных и импульсных движений вдоль активных разломов, а также активизация нескольких разновидно стей экзогенных процессов в пределах морфоструктур различных типов.

К территориям со средним уровнем геоморфологического и геодинамического риска отнесены такие, где наряду с сейсмичностью 4 — 5 баллов прослеживаются активные разломы, испытывающие преимущественно криповые движения. Скорости современных знакопеременных движений состав ляют 2 — 3 мм/год в границах значительных по площади ареалов, а экзогенные процессы имеют ограниченный по площади спектр негативного воздействия на окружающую среду.

Слабый геоморфологический и геодинамический риск присущ относительно спокойным в сейс мическом отношении районам (4 — 5 баллов), которые не характеризуются проявлением опасных экзогенных процессов.

Литература 1. Рельеф среды жизни человека (экологическая геоморфология) [Текст] / отв.ред. Э. А. Лихачева, Д. А. Тимофеев. М.: Медиа-ПРЕСС (в двух томах), 2002. 640с.

2. Мягков С. М. Проблемы географии риска [Текст] /С. М. Мягков // Вестн. Моск. Ун-та. Сер.

геогр. 1992. № 5. С. 3 — 8.

3. Гошовський С. Екологічна безпека техноприродних геосистем у зв’язку з катастрофічним розвитком геологічних процесів [Текст] / С. Гошовський, Г. Рудько, Б. Преснер. Львів-Київ: ЗАТ Нічлава», 2002.

624 с.

4. Ясаманов Н. А. Степень риска природных катастроф [Текст] / Н. А. Ясаманов, О. П. Иванов. // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. ВИНИТИ. 1992. № 4. С. 16 — 30.

5. Молочко А. В. Геоинформационное картографирование геоэкологических рисков эксплуатации нефтяных месторождений (на примере Саратовской области) [Текст] / А. В. Молочко // Известия Саратовского университета. 2010. Т. 10. Сер. Науки о Земле. Вып. 1. С. 35 — 40.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН 6. Палієнко В. П. Концептуальні засади оцінки еколого-неогеодинамічного ризику [Текст] / В. П. Палієнко: мат. наук.-техн.симп. «Геомоніторинг — 99», 13 — 16 лист. 1999, м. Моршин. Львів, 1999. С. 70 — 73.

7. Палиенко В. П. К проблеме неогеодинамического риска [Текст] / В. П. Палиенко // Новые географические знания и направления исследований. Киев: ИД «Академпериодика», 2006 в.

С. 232 — 241.

8. Палієнко В. П. Геодинамічні дослідження в контексті комплексної оцінки території з метою вирішення проблем екологічної безпеки [Текст] / В. П. Палієнко // Екологія довкілля та безпеки життєдіяльності. 2002 б. № 4. С. 3 — 10.

9. Палієнко В. П. До проблеми геодинамічної небезпеки стосовно об’єктів атомної енергетики України [Текст] / В. П. Палієнко, М. Є. Барщевський, Ю. М. Швидкий // УГЖ. 2000 а. № 1. С. 39 — 44.

10. Лобацкая Р. М. Оценка приемлемого риска геологической среды в условиях природно техногенных загрузок [Текст] / Р. М. Лобацкая: тезисы докладов научного симпозиума «Геодинамическая безопасность, мониторинг и прогноз», Красноярск, 17 — 19 марта 2010 г.

Красноярск, 2010. С. 5 — 7.

11. Мясников Е. А. Морфоструктурные аспекты устойчивого развития территории (вопросы методики и методологии) [Текст] / Е. А. Мясников // Теория геоморфологи и ее приложение в региональных и глобальных исследованиях: материалы Иркутского геоморфологического семинара, Чтений памяти Н. А. Флоренсова (Иркутск, 20 — 24 сентября 2010 г.). Иркутск: Институт земной коры СО РАН, 2010. С. 106 — 107.

12. Палиенко В. П. К проблеме оценки эколого-неогеодинамического риска в Украине [Текст] / В. Палиенко // Пробл. техноприродних аварій і катастроф у зв’язку з розвитком небезпечних геологічних процесів: мат. наук.-техн. конф. Київ, 1997 г. С. 93 — 97.

_ СОВРЕМЕННЫЙ РЕЛЬЕФ — ИНДИКАТОР ПОГРЕБЁННЫХ СТРУКТУР В.И.Барышников Башкирский государственный университет, Уфа, bvialpgeo@yandex.ru MODERN RELIEF — INDICATOR OF BURIED STRUCTURES V.I.Baryshnikov Bashkir State University, Ufa, bvialpgeo@yandex.ru В структуре земной коры известны многочисленные несогласия между её отдельными гори зонтами.

Такие несогласия выражены несоответствиями структурных планов разновозрастных ком плексов, обусловленные различными геодинамическими обстановками, сформировавшими раз нообразие рельефа как на границах структурно-формационных комплексов, так и внутри самих комплексов. Результаты проведённого автором исследования структурных планов современного рельефа и нефтеносных комплексов палеозоя Южного Приуралья дистанционными методами по материалам космосъёмки, данным бурения и сейсмопрофилирования, показали сложность в их наследовании и, при этом, сохранение в разрезе локальных тектонически «живых мест», прони зывающих земную кору с разных глубин до современной поверхности. Исследования проводились в рамках программы структурного прогноза на глубокие горизонты при нефтепоисковых работах.

Территория исследований по палеозойскому структурно-тектоническому плану расположена на юго-восточном склоне Южно-Татарского свода, а по новейшему (неоген-четвертичному) — на запад ном склоне Шкаповской вершины Шкаповско-Ромашкинского свода. По результатам исследований (Рождественский, 1971), новейший свод представляет собой «крупное поднятие верхнепермских слоёв». В сопоставлении со структурными планами палеозоя, новейший свод показывает положе ние, независимое от палеозойского Татарского свода. [1] Региональная независимость новейшего свода выражается несоответствием структурных планов верхнепермских слоёв с планами нижне пермского комплекса и более глубоко залегающих маркирующих горизонтов. Сопоставление пла нов обнаруживает и морфологическое, и площадное (контурное) несхождение между структурными формами. Лишь на отдельных участках отмечается достаточно хорошее соответствие структур палеозойского комплекса, как между собой, так и с морфологией современного рельефа (район Туймазинского поднятия и др.) [2]. Несоответствие планов объясняется различными режимами их образования. Морфология Шкаповско-Ромашкинского свода определяется по денудационному срезу поверхности татарских и казанских отложений и останцам эродированной кровли уфимского яруса. Структурные планы маркирующих горизонтов залегающих под верхнепермским комплексом фиксируются по стратиграфически одновозрастным, но не срезанным, а лишь эродированным кров лям кунгурского, артинского, сакмарского ярусов и более глубоких горизонтов.

СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Современный рельеф новейшего свода имеет прямую связь с тектоническими структурами верхнепермских слоёв — мелкими локальными формами: брахиантиклиналям, брахисинклиналям, куполам и др.

В рельефе участки локальных структур имеют геоморфологическое выражение в виде морфо структурных образований, которые благодаря альбедо, хорошо выявляются на космических сним ках по фоторисунку.

Структурный анализ современного денудационного среза верхнепермских напластований пока зывает, что территория имеет блоковое строение, границы между которыми чётко фиксируются структурно-геоморфологическими зонами. На территории выявляется до шести — семи блоков — Серафимовско-Леонидовский, Балтаевский, Троицкий, Суллинский, Белебеевский, Ермекеевский.

В современном рельефе блоки характеризуются как морфоструктурные образования, отражающие тектоническое дробление земной коры за неоген-четвертичное время. Блоки испытывали диффе ренцированное воздымание — одни (Серафимовско-Леонидовский, Болтаевский) опережали дру гие, что отразилось на их гипсометрическом уровне, морфологическом выражении и степени вну триблоковой раздробленности. Серафимовско-Леонидовский блок имеет валообразное выражение.

Балтаевский блок — форму купольного поднятия, а Ермекеевский, Суллинский и Троицкий блоки являются сегментами обширного поднятия, восточная часть которого обособляется в самостоятель ный Белебеевский блок, в строении которого неясно проявляется структурный выступ, расположен ный между долинами ручьёв Кармалка и Ар-Елга.

Помимо участков деформации, имеющих изометрическую конфигурацию, в строении рельефа чётко прослеживаются линейные структурно-геоморфологические зоны являющиеся вторичным эффектом внутри блокового дробления напластований пермского комплекса пород. В современном плане блоков-поднятий проявляются участки локальной тектонической деформации земной коры.

Вся сложность и структурное разнообразие современного плана территории обязаны двум основ ным механизмам структурообразования — новейшим движениям земной коры и денудационному срезу, обнажившему разновозрастные породы верхнепермских образований. В строении послед них проявились признаки (контуры) глубокофокусного (палеозойского) очага локального тектони ческого возбуждения земной коры. Аккумулятивные структуры в современном плане территории неизвестны.

Характерной чертой нижнепермского комплекса напластований является согласные страти графические и несогласные структурные контакты между сакмарскими, артинскими и кунгурскими отложениями. Несогласие структурных контактов объясняется кратковременными размывами на рубеже веков, затронувшими верхние горизонты толщ. У кунгурского яруса размыта кровля гипсово ангидритовой толщи. У артинского яруса отмечается сокращение его мощности до полного выпа дения по отдельным участкам (Белебеевский, Давыдовский, Городетский и др.) Сульфатная пачка сакмарского яруса, отделяющая его от артинских образований сохранилась не на всей территории и не везде представлена сульфатами (Датский участок и др.) [2].

Эрозионный характер структурных контактов нижнепермских комплексов определяет и харак тер соответствия их планов на локальном уровне. Так структурный план сакмарских отложений отличается от плана артинских и кунгурских ярусов изменением в контурах локальных структур, их морфологии, размерности, амплитуде и пространственной ориентировке, что объясняется обле канием эродированных поверхностей форм рельефа, последующим размывом структур облекания и увеличением их амплитудности поздней тектоникой. При этом региональные планы артинских и кунгурских отложений сохраняют общие черты строения сакмарского плана.

Структурный план сакмарских отложений построен по данным бурения с учётом четырёх струк туроформирующих факторов: палеогеографических условий сакмарского века, тектоники палео зоя, тектоники послепалеозойского времени и геоморфологического режима рубежа сакмарского и артинского периодов осадконакопления. В региональном плане поверхность яруса погружается в юго-восточном направлении. Моноклинальность погружения нарушается ступеньчатостью. Под ножье ступеней опирается на террасы, наклоненные в том же направлении, что и погружение толщи. Поверхности террас расчленены, а глубина врезов меняется от 1 до 25 м и более. На поверх ности террас имеют место локальные резко пониженные формы рельефа, образование которых, видимо, связано с процессами карстования того времени. В строении террас выявляются приподня тые участки, в пределах которых сгруппировано по несколько локальных структур положительного знака. Например, в районе д. Исмагилово, п. Аксаково, д. Илькино, юго-восточней с. Ермекеево, в районе расположения скв. 123, 108, 229, 210 — Рятамак;

570, 622, 569, 587 — Серафимовка;

114, 120, 102,118, 90 — Рятамак и др. По характеру морфологии и резкой смене пространственной ориенти ровки это эрозионные останцы от структур облекания — палеоморфоструктур. Ядра этих образова ний расположены в структурно-формационных комплексах каменноугольных и девонских отложе ний, а современная амплитуда образована поздними (N+Q) движениями земной коры.

Отмечается плановое несоответствие структур по разрезу нижнепермского комплекса, закар тированных по маркирующим поверхностям различных стратиграфических уровней. Так скв. 7 Чат «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН башевской площади, пробуренная на структуру кунгурского репера «K4» прошла мимо (севернее) структуры по кровле сакмарского яруса. Кармалкинская структура, подготовленная комплексом методов — сейсморазведка + дистанционные методы + структурное бурение на гамма-RП Sm, не находит проявления по кровле P1Sm. Подобные несоответствия описаны и в отчётах по структур ному бурению Туймазинской ГПК. [2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9] В строении сакмарских отложений, равно как и артинских, не исключается наличие аккумулятивных структур в виде одиночных биогермных построек небольшого размера. [10] Очевидно, что такие участки будут характеризоваться повышенной трещиноватостью всех толщ лежащих над погребенным ядром возбуждения. Керновый материал нижнепермских и каменноу гольных и девонских отложений юго-запада Башкирии показывает, что трещиноватость пород, сла гающих отложения, имеет два состояния — запечатанные трещины и раскрытые. Раскрытые трещины нередко заполнены нефтью и они, видимо, моложе запечатанных, т. е. образованы новейшими дви жениями. Запечатанные трещины, очевидно, были связаны гидросферой. Произошло гидрохими ческое преобразование карбонатных пород и кальцитовое пломбирование трещин. Чередование по разрезу зон повышенной трещиноватости говорит, что трещины образовались в результате перио дических колебательных движений локальных участков. [11, 12] Структурно-геоморфологический анализ рельефа по космоснимку позволил выявить на фоне новейшего структурного плана локальные участки аномальные по отношению к его строению. Дан ные бурения и сейсмопрофилирования показали последовательную структурную связь аномальных участков по разрезу поздних напластований с погребёнными очагами возбуждения, лежащими на разных глубинах. Такими возбудителями стали положительные формы палеорельефа — останцы, рифы-одиночки, мелкие складки, выступы, структурные носы и др. Возбуждённые молодыми дви жениями, они приобретают более коротковолновую частоту колебаний, аномальную по отношению к региональной. Энергия возбуждения, передаваясь в вышележащие напластования, деформирует, перестраивает и дробит их только в границах конической зоны, расширяющейся вверх по разрезу от очага возбуждения, создавая систему вертикальной трещиноватости и тектонической расслоено сти. В современном структурном плане такие участки аномально проявляются в виде геометрически закономерного, изометрического расположения локальных форм рельефа — от скульптурных до мелких деформаций в гипергенных напластованиях. [13, 14, 15, 16] Часть аномальных участков своим местом положения отвечала залежам нефти расположенным в терригенных и карбонатных структурно-формационных комплексах каменноугольно-девонского разреза палеозоя. Эта особенность проявления структур аномальных локальных участков на реги ональном фоне новейшего плана Южного Приуралья была использована как поисковый признак погребённых структур при нефтепоисковых работах, позволивший выявить более десяти залежей нефти в продуктивных структурно-формационных комплексах палеозоя, как в депрессионных, так и в сводовых низкопорядковых образованиях — Башкирском своде, Камско-Бельской депрессии и др.

Литература 1. Рождественский А. П. Новейшая тектоника и развитие рельефа Южного Приуралья. М. Наука, 1971., С. 81 — 86.

2. Снигирёв В. Ф. Дополнительный (второй) проект поисково-разведочного бурения на Рятамакской площади. Договор 0296 за 1999г. (в книге и папке) 1999 г. Фонды Башнипинефть.

3. Мингазова Н. А. Геологический отчёт по структурному бурению на Светловской площади за 1983 — 1984 гг. в 2-х томах. 1984 г. Фонды Башнипинефть.

4. Мингазова Н. А. Результаты структурного бурения на Датской площади. Отчёт о подготовке объектов к поисковому бурению за 1989 — 1992 гг. В 1 книге и 1 папке. 1992 г. Фонды Башнипинефть.

5. Самсонов М. П., Шароноса Т. Г., Цыбульский В. Я. и др. Отчёт по теме: «Составление сводной структурной карты Западной Башкирии по маркирующим горизонтам сакмарского яруса»

(тематические партии №№ 1, 3) в 3-х томах. 1981г. Фонды Башнипинефть.

6. Кузнецова Г. Н. Результаты структурного бурения на Макаровской площади. Отчёт о подготовке объектов к поисковому бурению за 1987 — 1989 гг. в 1 кн. и 1 папке. 1989г. Фонды Башпипинефть.

7. Уваров И. А. Геологический отчёт по структурно-поисковому бурению на Карамала-Губеевской площади 1964 г. Фонды Башнипинефть.

8. Селезнев Л. В. Итоги структурно-поисковых работ Туймазинской геолого-поисковой конторы треста «Башзападнефтеразведка» за 1963 — 1964 гг. Фонды Башнипинефть.

9. Смирнов В. А., Цыбульский В. Я. Геологический отчёт за 2000 год. В 1 кн. и 1 папке. г.Бирск, 2001г. Фонды Башнипинефть.

10. Мешалкин Н. Итоги структурно-поисковых и разведочных работ треста «Башзападнефтеразведка»

за 1955 год. Часть П — Структурно-поисковое бурение. 1956г. Фонды Башнипинефть 11. Тюрихин А. М. Влияние трещиноватости на эффективность пустотного пространства продуктивных горизонтов карбонатной толщи палеозоя платформенной части Башкирии. Тр.

ВНИГРИ, вып. 228, 1964. С. 138 — СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ 12. Газмеев Б. Г. Итоги структурно-поисковых работ Октябрьской геолого-поисковой конторы треста «Башзападнефтеразведка» за 1956 год. 1957г. Фонды Башнипинефть.

13. Барышников В. И. Дистанционные исследования в геологопоисковых работах на нефть. В кн.

«Минерально-сырьевая база РБ: реальность и перспективы». Уфа, ТАУ, 2002. С. 134 — 144.

14. Барышников В. И., Новосёлова Л. П. Об изучении структурных планов и комплексов платформенного палеозоя Южного Приуралья. В сб. «Научные проблемы геологоразведочных работ на нефть», вып. 95. Уфа, БашНИПИнефть, 1998. С. 129 — 134.

15. Барышников В. И., Константиновская О. П. Зоны геоморфогенеза палеозойской толщи Южного Приуралья. В сб. «Научные проблемы геологоразведочных работ на нефть», вып. 95. Уфа, БашНИПИнефть, 1998. С. 134 — 142.

16. Барышников В. И. Кольцевые структуры Южного Урала и Приуралья. В сб. материалов VII МНПК «Геология, полезные ископаемые и проблемы геоэкологии Башкортостана, Урала и сопредельных территорий». Уфа, ИГ УНЦ РАН-Башнедра, 2008. С. 97 — 99.

_ РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ И УГРОЗЫ ЭКОЛОГО-ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ИХ КАРТОГРАФИРОВАНИЕ (НА ПРИМЕРЕ ТЕРРИТОРИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА) Р.Т.Бексеитова Казахский Национальный Университет им. aль-Фараби, г. Алматы, РК, Bek.rt.52@mail.ru REGIONAL PROJECTS AND ENVIRONMENTAL THREATS GEOMORPHOLOGICAL SAFETY AND MAPPING (FOR EXAMPLE TERRITORY CENTRAL KAZAKHSTAN) R.T.Bekseitova Al-Farabi Kazakh National University, Almaty, Kazakhstan, Bek.rt.52@mail.ru Опасности и угрозы возникают в результате взаимодействия двух сторон — источника или носи теля опасности и объекта, на который опасность или угроза направлена. Источники опасности — это условия и факторы, которые при определенных условиях проявляют свои негативные свойства, деструктивность, и, по своей сути, имеют естественно-природное, техническое и социальное про исхождение [1, 2].

Основным объектом и субъектом опасностей и угроз является человек. Человек является носи телем различных опасностей и угроз для окружающей среды, и, одновременно, нейтрализатором угроз и опасностей, регулятором «безопасности».

Помимо человека, объектами безопасности выступают географические объекты (природные системы, эколого-геоморфологические системы и др.), различные сферы обеспечения жизнедея тельности человека). Для всех этих объектов характерна масштабно-иерархическая структура.

Понятие «опасностъ» охватывает явления, процессы и действия, которыми люди наносят вред природе, окружающей среде, а последние — людям. Особой разновидностью опасности является риск — возможная опасность предпринимаемых действий или сами действия, связанные с такой опасностью. Угроза — это потенциальная опасность, для реализации которой необходимо прило жения некоторой энергии, усилия [1, 3]. Например, возможный переход угрозы оползня в реализо ванную опасность при выпадении длительных осадков (в этом случае склон «насыщается» влагой и утяжеляется и часть его отрывается), при дополнительных нагрузках или сотрясении (в этом случае сила сцепления по плоскостям микротрещин резко снижается и часть склона опять же срывается).

С методологической точки зрения необходимо прежде всего уяснить, что является источником угрозы окружающей среде и каким образом опасность влияет на внутренние структурные связи гео морфологических систем, на взаимосвязи между последними. Принципиальность данного вопроса определяется тем, что концентрация внимания на угрозах ведет к бесконечной борьбе с угрозами, не затрагивая причины, их порождающие. Например, большие площади отвалов и терриконов в районах горнорудных разработок, сухость климата и, соответственно, частые и сильные ветры на территории Центрального Казахстана стала причиной их развевания на десятки и сотни километров, осаждения и последующей деградации почвенного слоя и растительного покрова в пределах сель скохозяйственных земель, усиления их дефляции, эрозионного расчленения и смыва мелкоземи стых частиц. В связи с этим предпринимаются усилия по ослаблению отмеченных явлений — посадка лесозащитных полос, посев кустарников и трав. Результаты этих усилий, по сравнению с масшта бами реализованных угроз, малозначительны. А дело в том, что все эти усилия не затрагивают причин реализованных опасностей — малой мощности почвенного горизонта, низкого содержания гумуса и высокой щебнистости почв, их низкого влагосодержаня, сухости климата и значительных амплитуд температур. Указанные причины необходимо изучить заранее и в совокупности и вносить соответствующие коррективы при освоении природных ресурсов региона.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Таблица Основные экологические проблемы Карагандинской области и их решение № Проблемы Пути решения проблемы Принимаемые меры 1 Загрязнение ртутью Очистка донных отложений Проблема решается в рамках Правительственного донных отложений реки Нуры Зонтичного проекта «Улучшение окружающей среды реки Нуры для устойчивого развития Акмолинской, Восточно Казахстанской, Павлодарской, Карагандинской областей и г. Астаны РК». Финансирование ведется Всемирным Банком реконструкции и развития и из республиканского бюджета.

2 Проблема Основным вопросом Строительство мусороперерабатывающего утилизации твердых решения проблемы является производства в г. Караганде В 2006 — 2013гг.

бытовых отходов строительство мусоро (ТБО). перерабатывающего завода в г. Караганде 3 Проблема Проведение инвентаризации Управлением ПРиРП в проект «Региональной рекультивации нарушенных земель. программы по охране окружающей среды нарушенных Рекультивации Карагандинской области на 2008 — 2010 гг.»

земель, оставшихся включено мероприятие по проблеме инвентаризации бесхозными. и рекультивации нарушенных земель на 2008 — годы (85,3 млн тенге).

4 Проблема Проведение проектно- Управлением ПРиРП направлено инвестиционное безопасного изыскательских работ по предложение по разработке ТЭО — 15 млн. тенге хранения и удаления строительству полигона. (2008 г.) и ПСД — 70 млн. тенге (2009 г.) для высокотоксичных строительства полигона в МООС для включения в отходов и химически проект отраслевой программы охраны окружающей опасных отходов среды на 2008—2013гг.

Караганда Темиртауской промзоны 5 Отсутствие очистных Строительство очистных В разрабатываемую Правительственную Программу сооружений сооружений г. Балхаш и «Обеспечение устойчивого развития Балхаш г. Балхаш и капитальный ремонт очистных Алакольского бассейна» дано предложение о аварийное сооружений г. Шахтинска включении мероприятия по строительству очистных состояние очистных сооружений г. Балхаш для финансирования из сооружений республиканского бюджета. Подана заявка на г. Шахтинска полную капитальную реконструкцию очистных сооружений г. Шахтинска в проект разрабатываемой Региональной программы охраны окружающей среды Карагандинской области. Выполнение проекта запланировано на 2008 — 2012 гг.


6 Неэффективность Повышение эффективности В проект «Региональной программы по рациональному всего комплекса всего комплекса очистных использованию и охраны водных объектов очистных сооружений г. Караганды Карагандинской области на 2008 — 2012 годы»

сооружений включена реконструкция и расширение системы г. Караганды водоотведения г. Караганды с финансированием из республиканского бюджета.

7 Последствия Необходимо продолжение Разработана «Программа дополнительных многолетней радиоэколого-геохимических радиологических исследований на территории СИЯП».

эксплуатации исследований на землях Реализуется Программа по комплексному решению Семипалатинского прилегающих к полигону проблем бывшего Семипалатинского испытательного ядерного полигона Каркаралинского района. ядерного полигона. Запланировано мероприятие (СИЯП). «Проведение радиоэколого-геохимических исследований и мероприятий на территориях Карагандинской области, прилегающих к СИЯП.

8 Проблема Сохранение экосистемы озера Для решения проблемы разработана Программа восстановления Балхаш «Обеспечение устойчивого развития Балхаш и сохранения Алакольского бассейна». В проект Региональной экосистемы озера программы по рациональному использованию и Балхаш. охраны водных объектов Карагандинской области на 2008 — 2014 годы вошли мероприятия по решению данной проблемы с финансированием как из областного, так и республиканского бюджетов.

9 Выброс шахтного Утилизация и использование В проект «Региональной программы по охране метана из шахтного метана, окружающей среды Карагандинской области на ликвидируемых выделяющегося из 2008—2010 гг.» вошло мероприятие «Утилизация угольных шахт ликвидируемых угольных шахт метана, выделяющегося из ликвидируемых угольных Карагандинского Карагандинского угольного шахт Карагандинского угольного бассейна» с угольного бассейна. бассейна финансированием в 2009 — 2010 годах в сумме 101, млн тенге.

10 Экологическое Экологическое районирование Экологическое районирование территории области районирование административных областей вошло в проект «Региональной программы по охране территории области должно проводиться согласно окружающей среды Карагандинской области на Постановления Правительства 2008 — 2014 гг.»

РК от 3.02.1997г. № СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ В основе причины опасности лежат противоречия, возникающие в результате взаимодействия внешних и внутренних явлений и факторов, которые меняют свою содержание и направленность развития под воздействием этих внутренних (свойства литологического субстрата, наличие и харак тер микротрещин в горных породах, устойчивость горных пород к денудации и ее пространственная изменчивость и др.) и внешних (циклические изменения климата, антропогенные воздействия на геолого-геоморфологическую основу и динамические компоненты географической среды) явлений и факторов. Эти противоречия определяют содержание двух задач — анализа взаимодействия и развития причинных факторов, и своевременной адекватной реакции на имеюшиеся и могущие воз никнуть опасности и угрозы. Решение первой задачи требует выделения и группировки факторов на дестабилизирующие и стабилизирующие. Решение второй задачи является основой для выработки и реализации конкретных мер в системе обеспечения экологогеоморфологической безопасности.

Угроза, имея предметный характер, при ярко выраженном опасном состоянии своего содер жания, приобретает весьма конкретную действенную характеристику, которая фиксируется в алгоритме действий (различные программы и проекты по стабилизации природных и природно техногенных процессов в зонах активного промышленного освоения, государственные и региональ ные программы по улучшению окружающей среды и ее компонентов — морфолитогенной основы, воздушного бассейна, водных ресурсов, почв, зональных и азональных типов растительности, ути лизизация бытовых и иных отходов, т. п.), которые необходимо реализовать для снижения угрозы, степени ее опасности. В приведенной ниже таблице показаны основные экологические проблемы Центрального Казахстана (иначе — исходящие от них опасности и угрозы) и программы (проекты) их решения. Как видно из таблицы каждая проблема, в той или иной степени, затрагивает морфолито генную основу и экзодинамические процессы. Для нас представляет интерес проблема, обозначен ная, как экологическое районирование территории Карагандинской области. Ее решение включает изучение всех компонентов окружающей среды, их комплексирование на определенной основе.

Такой основой, на наш взгляд, должна являться эколого-геоморфологическая среда, дифференци ация которой (эколого-геоморфологические системы) обусловлена техногенно-модифицированной (в той или иной степени) морфолитогенной основой исследуемой территории. Принципы выделе ния эколого-геоморфологических систем Центрального Казахстана [4, 5] основаны на известных зонально-азональных подходах выделения таксонов физико-географического районирования с учетом морфоструктурных, морфоорографических и морфометрических, литологических особен ностей исследуемой территории. Степень безопасности выделенных систем определялась по типам природопользования, их силе (радиусу воздействия), плотности (концентрации на единицу пло щади) и времени воздействия (старые и новые производства), технологии производства (старые изношенные и новые модернизированные).

Проблема эколого-геоморфологической безопасности особенно близка Казахстану и его регио нам, в т. ч. Центральному Казахстану. Все опасности и угрозы безопасности геоморфологической среды региона взаимосвязаны и взаимообусловлены цепной реакцией — «причина — следствие».

Катализатором и возбудителем большинства экзодинамических процессов, создающих определен ные опасности и угрозы окружающей среде, является антропогенная деятельность, нарушающая целостность и устойчивость литогенной основы — арены действий этих процессов.

Многообразие опасностей, угроз и источников их возникновения требует их классификации.

Представляется целесообразным группировать опасности и угрозы по следующим признакам, позво ляющие построить соответствующие картографические модели:

- по направленности против тех или иных объектов (морфография рельефа, морфометрия рельефа, рельефообразующие процессы как природного, так и антропогенного характера, горные породы);

- по источникам и движущим силам (геологические, геоморфологические, гидрологические, почвенные, ландшафтные, антропогенные);

- по масштабам (региональные или площадные, локальные, точечные, диффузные);

- по характеру и интенсивности проявления (мгновенные — обвалы, лавины, взрывные пустоты и котловины;

внезапные — осыпи, оползни, карстовые провалы, шахтные провалы;

медлен ные — природные и антропогенно-обусловленные делювиальные, пролювиальные, аллювиальные, эоловые и другие процессы и создаваемые им формы рельефа;

обжидаемые и неожиданные;

малые и значительные — овраг и овражный бедленд, отдельный террикон и поля отвалов и пустошных сва лов, небольшое подтопление и заболоченные поля, т. д.);

- по последствиям (необратимые, обратимые, доминантные, катализирующие);

- по причинности (закономерные природные и антропогенно-обусловленные, случайные тех ногенные).

Классификация угроз может иметь различную основу (рис. 1), каждая из которых может быть представлена в виде картографической модели исследуемой территории Карты «Экологического атласа Казахстана» [6], на которых дана комплексная оценка современ ного состояния окружающей человека природной среды, недостаточны для решения природоохран «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН Рис.1.Общаяклассификацияугроздляэколого-геоморфологическойсреды ных задач и управления эколого-геоморфологическими рисками Центрального Казахстана. Для реше ния этих задач необходимо создание специальной электронной серии эколого-геоморфологических карт территории Центрального Казахстана на основе вышеприведенной классификации опасностей и угроз, с целью эколого-геоморфологического мониторинга, а также дальнейшего практического использования этих карт в деле обеспечения эколого-геоморфологической безопасности террито рии Центрального Казахстана.

Литература:

1. Ярочкин В. И., Бузанова Я. В. Теория безопасности. М.: Мир, 2005. 176 с.

2. Шершнев Л. И. Безопасность // Безопасность. М., 1994. № 4. С. 13 — 19.

3. Лесков М. А. Гомеостатические процессы и теория безопасности // Безопасность. М., 1994.

№ 4. С. 66 — 72.

4. Бексеитова Р. Т. Принципы выделения эколого-геоморфологических систем Центрального Казахстана // Вестник КазНУ, сер. Географическая. Алматы, 2009. № 1(28). С. 80 — 84.


5. Бексеитова Р. Т. О понятии «морфолитотип» в эколого — геоморфологических исследованиях //Материалы Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологии и созологии». Алматы, 2001. С. 55 — 56.

6. Экологический атлас Казахстана // 3 том Национального Атласа Казахстана. Алматы. _ ЛАНДШАФТНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ГОРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Е.А.Белоновская,Д.С.Асоян Институт географии РАН, Москва, belena53@mail.ru, ds-asoyan@rambler.ru LANDSCAPE PLANNING OF THE MOUNTAINS TERRITORIES IN THE CENTRAL CAUCASUS E.A.Belonovskaya,D.S.Asoyan Institute of Geography RAS, Moscow, belena53@mail.ru, ds-asoyan@rambler.ru Наиболее массивная и приподнятая часть Северного Кавказа — Центральный Кавказ отличается высокогорными и среднегорными хребтами, вулканическими массивами и плато с ледниковым и СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ денудационно-тектоническим рельефом. Для региона характерно разнообразие природных усло вий, сочетание гляцио-нивальных, горно-луговых, лесных, горно-степных ландшафтов, распростра нение которых подчинено закону высотной поясности.

История освоения Центрального Кавказа уходит вглубь веков. Древнего человека в эпоху нео лита привлекали низкогорные ландшафты, представлявшие собой оптимальную полосу обитания, лежащую в зоне контакта лесов и степей и поэтому наиболее богатую природными ресурсами. В широколиственных — в основном дубово-грабовых лесах в обилии произрастали дикие плодовые деревья и кустарники, где древние люди находили и пищу, топливо, стройматериалы и убежище от врагов. С первых веков нашей эры происходило сокращение горных и предгорных степей в резуль тате распашки. В это же время началось освоение межгорных котловин в среднегорьях и исполь зование, по-видимому, первично безлесных пространств под пашни и пастбища. Для стабилизации склонов при распашке активно применялось террасирование, что приводило к изменению рельефа.

В ХХ веке к традиционным типам хозяйственного воздействия (распашке, рубке лесов, выпасу и сенокошению) добавились новые формы: горные разработки, строительство, рекреация, горнолыж ный и летний туризм. Постсоветские реформы привели к трансформации землепользования в горах и, прежде всего, к изменениям в использовании основного природного ресурса — пастбищных и сенокосных угодий.

Уязвимость горных экосистем и ландшафтов к воздействиям как природных, так и антропоген ных факторов ведет к деградации почвенно-растительного покрова и, как следствие, к активиза ции склоновых процессов вплоть до кризисной экологической ситуации [1 — 3]. Все это определяет первоочередность решения проблем устойчивого развития, улучшения экологической обстановки, мониторинга, охраны и рационального использования природных ресурсов горных районов Цен трального Кавказа.

Наиболее действенный механизм выполнения поставленных задач по оптимизации хозяйствен ного использования и сохранения природного разнообразия районов Центрального Кавказа — ланд шафтное планирование, которое невозможно без всесторонней оценки экологического состояния региона и крупномасштабного геоморфолого-геоботанического картографирования. В связи с этим в горных районах Центрального Кавказа нами выполнены комплексные исследования проявлений природно-антропогенных процессов в Дигории и межгорных котловинах: Верхне-Фиагдонской, Дар гавской, Кармадонской (Северная Осетия-Алания) и в Баксанской долине в районе слияния рек Баксан и Адылсу (Кабардино-Балкария) [4, 5]. Исследования проводились методами тематического дешифрирования аэрокосмических снимков и оценочного экологического картографирования с привлечением литературных (в том числе фондовых) источников, результатов многолетних каме ральных и полевых геоморфологических и геоботанических работ авторов.

По результатам дешифрирования космических снимков и аэрофотоснимков изучены элементы горного рельефа и растительного покрова. На космических снимках растительный покров и разли чия в его структуре наиболее четко выражены цветовыми контрастами. По этому признаку можно наиболее точно выделить вертикальные пояса, а также ареалы развития комплексов склоновых как природных, так и природно-антропогенных процессов с их границами. Именно полевое дешифри рование позволило разделить горно-степную растительность, разреженный травянистый покров, обнаженные скальные обрывы и антропогенные объекты (населенные пункты, полосы отчуждения вдоль дорог, кошар, ферм и т. д.), выраженные одними и теми же дешифровочными признаками на снимках.

По данным интерпретации космических изображений и полевых исследований в котловинах Северо-Юрской депрессии установлены актуальные высотные границы вертикальных почвенно растительных поясов и, в соответствии с ними, выделены парагенетические комплексы экзогенных процессов. В зависимости от типов растительности и степени задернованности склонов установлена интенсивность процессов: обвально-осыпных, линейной и русловой эрозии, плоскостного смыва и др. По данным дешифрирования аэрофотоснимков и полевых работ составлена геоморфолого геоботаническая карта-схема масштаба 1 : 25 000 на Верхне-Фиагдонскую котловину.

Выявлена роль сугубо антропогенного воздействия на активизацию или стабилизацию природ ных процессов. Активизация процессов и трансформация их в природно-антропогенные процессы происходит вследствие неумеренного выпаса скота и образования скотобойных троп, застройки и увеличения полос отчуждения вдоль дорог и вокруг поселков и несанкционированного строитель ства карьеров. Выявлена дорожная и овражная эрозия на грунтовых дорогах к кошарам, пастби щам и сенокосам под Скалистым хребтом. Вместе с тем, стабилизирующее воздействие оказывает восстановление растительного покрова, прежде всего, стихийное возобновление лесов вследствие забрасывания пастбищ и сенокосов. Сохранившиеся земледельческие террасы также тормозят про цессы плоскостного смыва. Особо следует сказать об интенсивном загрязнении поверхности пойм и террас в днищах долин рек и в окрестностях поселков отходами бытового мусора, брошенными ржавеющими очистными сооружениями и сельскохозяйственной техникой.

«Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН В результате анализа и обобщения полученных материалов было проведено ландшафтное зонирование районов исследования и составлена таблица, в которой приведены характеристики отдельных природных компонентов, опасных экзогенных процессов, типов природопользования, а также экологически безопасные и наиболее перспективные способы природопользования (табл. 1).

Таблица Ландшафтное планирование горных районов Центрального Кавказа Комплексы экзо Ландшафты Тип при генных природ и высотные родополь ных и природно- Перспективы почвенно- Растительность, почвы, зования антропогенных использования.

растительные рельеф (степень процессов, оценка Рекомендации пояса, ярусы трансфор экологической ситуа рельефа (м) мации) ции 1 2 3 4 Отсутствие растительного Катастрофическая: Отсутствует Альпинизм, ска Гляцио и почвенного покрова обвалы ледников, лолазание, гор нивальный (2 900 — 5 500) на обрывистых (›35), обвально-осыпные, нолыжный спорт, обвально-осыпных (15 — 20) лавины, наиболее парапланеризм склонах селеопасные районы Азональные Группировки на осыпях, Угрожающая и опасная: Отсутствует Альпинизм, скало ландшафты в скалах, примитивных обвально-осыпные, лазанье, спортив альпийском почвах (проективное покры- оползневые, пролю- ный туризм и субальпий- тие до 1 — 3% или свободные виальный, линейная ском поясах от растительного и почвен- и русловая эрозия, (2 918 — 2 700 ного покрова участки) наиболее селеопасные — 2 400) на обрывистых (›35) и районы обвально-осыпных (15 — 20) склонах Альпийские низкотрав- Угрожающая и опасная: Летние паст- Альпинизм, скало Горно-луговые ные луга, (проективное обвально-осыпные, в альпий- бища лазание, парапла покрытие 30 — 50 %;

высота оползневой, солиф ском поясе неризм (2 918 — 2 700), травостоя — 10 — 15 см) люкция, линейная и в эрозионно- на маломощных, щеб- русловая эрозия, рай тектоническом нистых, оторфованных, оны высокой и средней Боковой хр., в криотурбированных почвах селеопасности куэстовом Ска- на обвально-осыпных листом хр. (15 — 20), аккумулятивных (8 — 10) склонах Горно-луговые Субальпийские среднетрав- Относительно Сенокосы, Горный туризм, в субальпий- ные и высокотравные луга безопасная: сезонные альпинизм, горное ском поясе (проективное покрытие — обвально-осыпные, пастбища животноводство (2 700 — 2 400) 90 — 100 %;

высота травостоя оползневй, линейная — до 100 см) на маломощных и русловая эрозия, и среднемощных, щебни- средне селеопасные стых, многогумосовых в районы т. ч. слабосмытых почвах на обвальных ( 22), обвально осыпных (15 — 20), аккуму лятивных (8 — 10) склонах Горно-лугово- Горные луговые ковыль- Относительно Сенокосы, Горно-добывающая степные в ные степи (проектив- безопасная: пастбища, деятельность, ное покрытие — 100 %, горно-лесо- районы слабой селео- овоще- горное животно высота травостоя — до лугово- пасности: водство, водство, туризм, 70 см) на полноразвитых, степном поясе оползневой, делю- огородниче- велотуризм, укре (2 400 — 1 400), в многогумосовых, слабо- и виальный, пролюви- ство, сбор пление склонов Северо-Юрской. среднесмытых почвах на альный, линейная и лекарствен- в придорожных депрессии в обвально-осыпных (6 — 20), русловая эрозия ных расте- откосах «подветренных аккумулятивных (8 — 10) ний ландшафтах» восточных и южных склонах Горные бородачевые, Угрожающая и опасная: Пастбища Горный туризм, Горно-степные полынно-типчаковые, трага- оползневой, делюви- садоводство, стой в горно кантовые степи (проектив- альный, плоскостной ловое животновод лесо-лугово ное покрытие — 50 %, высота смыв, линейная и ство степном поясе (1 400 — 1 100), травостоя — до 40 см) на русловая эрозия Северо-Юрской каштановых почвах на депрессии обвально-осыпных (6 — 20) и аккумулятивных (8 — 10) восточных и южных склонах СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ Окончание талицы 1 2 3 4 Горно-лесные Лесные сообщества (сосна, Относительно Пастбища, Туризм, в том в горно- береза, ольха, можжевель- безопасная: сенокосы, числе образова лесо-лугово- ник) на обвально-осыпных делювиальный, пло- сбор лекар- тельный и науч степном поясе (6 — 20) северных и запад- скостной смыв, линей- ственных ный;

садоводство, (2 200 — 1 100) ных склонах ная и русловая эрозия растений и стойловое живот и в Северо- ягод, рубка новодство.

Юрской депрес- леса Рекультивация сии отвалов в горно промышленных районах, утилиза ция свалок Разнотравно-злаковые Относительно Горно-луговые Пастбища, Регулирование луга на маломощных, безопасная:

в горно- сенокосы нагрузки на паст каменистых и полнораз- делювиальный, лесо-лугово- бища, численно витых мелкоземисто- плоскостной смыв, степном поясе, сти и породного (2 200 — 1 100), щебнистых, иллювиально и линейная и русловая состава стада Северо-Юрской аккумулятивно-гумусовых эрозия, районы слабой депрессии почвах на месте сведенных селеопасности;

опас лесов на обвально-осыпных ность средняя (6 — 20) северных и запад ных склонах Трансформированные:

Пойменные Пойменные луговые сооб- Приусадеб- Соблюдение эко плоскостной смыв, ландшафты в щества, заросли облепихи, ные хозяй- логических норм аллювиально- пролю днищах межгор- природно-антропогенные ства, ово- городского хозяй виальный, овражная, ных котловин группировки на осыпных щеводство, ства (очиститель склонах (6 — 20) и аккуму- русловая, дорожная огород- ные канализацион лятивных (8 — 10) эрозия ничество, ные сооружения) городские и сельские поселения Участки посе- Полная трансформация почв Антропогенно- Полная Соблюдение эко лений в днищах и растительного покрова в трансформированные: трансформа- логических норм котловин районах поселков, бывших природно- ция экоси- городского хозяй обогатительных фабрик и антропогенного стем ства (очиститель хвостохранилищ (Хоником- генезиса плоскост- ные канализацион ское), в придорожных зонах ной смыв, линейная ные сооружения) отчуждения эрозия, загрязнение, районы слабой селео пасности и неселео пасные Литература 1. Белоновская Е. А., Асоян Д. С., Попова В. В., Чернавская М. М. Опыт комплексных исследований взаимодействия природных компонентов в альпийском поясе Большого Кавказа. // Известия РАН, сер. географ. 2007. № 1. С. 120 — 129.

2. Асоян Д. С., Белоновская Е. А., Грачева Р. А. Природно-антропогенные склоновые процессы в межгорных котловинах Северной Осетии-Алании. Устойчивое развитие горных территорий в условиях глобальных изменений: Материалы VII Международной научной конференции (Владикавказ, 14 — сентября 2010 г.) Владикавказ: Изд. «Терек», 2010. С. 563 — 566.

3. Асоян Д. С. Опасные современные геоморфологические процессы на Большом Кавказе // Геоморфология, 2007. № 3. С. 24 — 37.

4. Асоян Д. С. Методика эколого-геоморфологического картографирования горных стран по материалам космических съёмок // Ж. Геоморфология, № 4, 1999. С. 29 — 39.

5. Асоян Д. С., Белоновская Е. А., Коротков К. О. Выявление механизмов взаимодействия рельефа и растительного покрова для оценки экологической ситуации в высокогорьях Большого Кавказа методом дистанционного зондирования. «Картография XXI века: теория, методы, практика»

Доклады II Всероссийской научной конференции по картографии, посвященной памяти А. А. Лютого (Москва, 2 — 5 октября 2001). М.: Институт географии РАН, 2001. С. 236 — 245.

_ «Геоморфология и картография» : материалы XXXIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ ЭКЗОМОРФОГЕНЕЗА В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ:

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ, КАРТОГРАФИРОВАНИЯ И РАЙОНИРОВАНИЯ Л.И.Белоусова,Н.И.Гайворонская,В.И.Петина,А.Н.Петин Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессиональ ного образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»

MODERN PROCESSES EXOMORPHOGENESIS IN THE BELGOROD REGION:

FEATURES OF DEVELOPMENT, MAPPING AND ZONING L.I.Belousova,N.I.Gayvoronskaya,V.I.Petina,A.N.Petin Federal state Autonomous educational institution of higher professional education «Belgorod state national research University»

Геолого-геоморфологические и природно-климатические условия Белгородской области (широкое развитие лессовидных суглинков, сильно пересеченный рельеф и значительные пере пады высот, ливневый характер осадков, дефицит лесонасаждений) способствуют развитию в ее пределах широкого спектра ЭГП. Природные предпосылки усугубляются тем, что территория Бел городской области относится к регионам с интенсивным и дифференцированным по площади тех ногенным воздействием на литогенную основу и рельеф, связанных с высокой степенью распахан ности земель и широкомасштабной добычей полезных ископаемых.

Доминирующая роль среди ЭГП в Белгородской области принадлежит эрозии и оползневым процессам. С эрозионными процессами связано развитие таких форм, как овраги и балки, создаю щие здесь своеобразный овражно-балочный рельеф. Образование и развитие оползней связано с широким распространением склонового типа местности. Эти виды ЭГП являются одними из основ ных показателей неблагоприятного эколого-геоморфологического состояния территории области.

Энергию и интенсивность протекания данных экзогенных процессов в основном обусловли вают глубина вертикального расчленения рельефа и уклоны земной поверхности. В Белгородской области глубина вертикального расчленения изменяется от 20 до 110 м. Большую часть территории занимают ареалы со средним и значительным расчленением (60 — 80 м и 80 — 100 м). Высота водо разделов, склонов и их крутизна достаточны, чтобы временные потоки достигали размывающих скоростей. На долю склоновых земель области с крутизной — 3 — 8° приходится 30 % ее территории и около 5 % имеет крутизну более 10°. Наличие таких углов наклона обуславливает формирование овражно-балочного рельефа.

Эрозионныепроцессы. Из 2145,8 тыс. га сельскохозяйственных угодий области 60 % поражено эрозией, из них 1,5 % находится под оврагами. В результате интенсивной эрозии с пахотных земель области ежегодно смывается от 7 до 14,5 млн тонн почвы, что соответствует смыву от 0,5 до 1,2 мм в год, а это в 2 — 7 раз больше естественного почвообразовательного процесса [7].

Значительную опасность эрозия представляет и для других компонентов природы, а также объ ектов хозяйственной инфраструктуры. Негативное косвенное влияние эрозии проявляется много планово в виде: а) сокращения площадей пастбищ и сенокосов в поймах рек и днищах балочных систем из-за наносов, поступающих из активно развиваемых оврагов;

б) загрязнения водоемов удо брениями, ядохимикатами, пестицидами и тяжелыми металлами, выносимыми талыми водами с полей;

в) увеличения затрат на гидротехнические сооружения при прокладке дорог, трубопроводов и других видов коммуникаций в эрозионно опасных местах. Кроме того, многие эрозионные формы рельефа служат местом складирования промышленных и бытовых отходов, а они, как известно, характеризуются слабой защищенностью подземных водоносных горизонтов, вследствие чего загрязняющие вещества могут легко проникать на значительную глубину и представлять потенци альную опасность для человека, использующего загрязненные воды для питьевого водоснабжения.

Помимо эрозионных процессов, уклоны земной поверхности также оказывает влияние на меха низм и интенсивность проявления оползневых процессов, которые образуются на склонах крутизной от 3 — 70 и более.

Оползни. В Белгородской области оползневые процессы развиваются под влиянием двух групп факторов: природных и техногенных. Густая и глубоко врезанная долинно-балочная сеть осложнена мелкими оползневыми деформациями и оплывинами, локализирующимися на крутых склонах овра гов и балок.

В Белгородской области оползневые процессы наиболее интенсивно проявились в восточной и центральной частях, несколько меньше — в юго-западной и значительно реже в — северо-западной (отсутствуют характерные для других частей территории участки сплошного или интенсивного раз вития оползней).

В восточной части области ареалы с высокой степенью интенсивности проявления оползне вых процессов приурочены к водораздельным участкам левосторонних притоков рек Тихой Сосны и Оскола. К югу, в верховьях рек Ураева и Айдар, интенсивность снижается. На остальной территории (левобережье реки Оскол, бассейны рек Тихой Сосны и Айдара) наблюдается средняя интенсив СЕКЦИЯ 2. ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, РИСКА, ОПАСНОСТЕЙ И УЩЕРБА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ ность проявления оползневых процессов. Здесь они развиты в однородных (в большинстве случаев четвертичных) неслоистых породах. Поверхность скольжения их неровная и в основном опреде ляется силами сцепления оползающих пород. Это в основном оползни первого порядка, захваты вающие ранее не вмещающие породы. Оползни второго порядка встречаются реже. Их образова ние чаще всего связано с возобновлением интенсивности старых оползней в результате изменения базиса эрозии или искусственного подтопления.

Наиболее пораженными участками в центральной части области являются верховья правых протоков р. Оскол: реки Орлик, Халань, Холок, междуречья правых притоков рек Нежеголи, Кореня и Корочи. Оползни центральной части области по классификациям, как правило, относятся к ополз ням первого порядка, асеквентным, по механизму смещения в основном к оползням течения, реже — скольжения. По возрасту, в подавляющем большинстве, это современные оползни четвертичного возраста. Размеры оползней варьируют в широких пределах.

Интенсивность оползневых процессов резко снижается в западном направлении. Так, в бас сейне р. Ворсклы, несмотря на высокую в целом расчлененность территории, оползневые процессы слабо развиты и не играют доминирующую роль в общей пораженности территории ЭГП.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.