авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 5 ] --

В-восьмых, посредством имперского правосознания формируются следующие стереотипы имперского правового мышления:

1) ощущение необходимости ведения агрессивной внешнеполитической деятельности, основанной на принципе: «Разделяй и властвуй»;

2) милитаризация государственной идеологии;

3) абсолютизация и чрезмерная идеализация государственно-образующим народом империи собственных политико-правовых ценностей.

Следовательно, имперское правовое мышление является особой сферой духовного мира человека, представляющего собой процесс понимания окружающей индивида социально-правовой действительности в рамках стереотипов агрессивной внешнеполитической деятельности, милитаризации государственной идеологии и абсолютизации государственно-образующим народом собственных политико-правовых ценностей.

Таким образом, под империей следует понимать исторически сложившуюся сложную форму государственного единства, занимающего огромную территорию, состоящую из политико-территориальных единиц (провинций, автономий, поротекторатов и т.д.) обладающих разным правовым статусом и подчиняющихся единой верховной власти, осуществляемой в рамках и на основе имперского правосознания и имперского правового мышления государственно-образующего народа.

Одну из сложнейших проблем теории государственного устройства представляет униатская форма государственного единства, присущая исключительно монархиям. «Уния, - по мнению И.А. Иванникова, - это союз двух и более государств под властью единого главы государства, где субъектами международного права являются эти государства, а не уния»467.

Данное определение нуждается в уточнении со ссылкой на то, что такое государственное единство образуется за счет совмещения корон нескольких держав в лице одного венценосца. Такой подход господствовал в дореволюционной российской юриспруденции. По этому поводу Н.М.

Коркунов писал: «Уния есть соединение двух государств в силу того, что монархом у них одно и тоже лицо, в силу единства личности монарха»468.

Униями являлись Польско-Литовская (1386-1669 гг.), Нидерландско Люксембургская (1815-1890 гг.), а также Австро-Венгерская (1867-1918 гг.) и Датско-Исландская (1918-1944 гг.) и т.д.

Унированные государства остаются вполне независимыми друг от друга, каждое сохраняет свою особую, самостоятельную государственную власть.

У них практически нет совместных предметов ведения и полномочий, как у федераций. Все дело ограничивается тем, что власти обоих государств имеют одного и того же главу государства - монарха, который не является правителем унии, а - только государем каждой из держав составляющих ее. В своем лице венценосец соединяет несколько суверенных властей, но осуществляет каждую из них через посредство особых органов. Такое единство неизбежно приводит к некоторой общности политической жизни, т.к. один и тот же монарх не может вести с самим собой войны. Поэтому государства составляющие унию находятся в мире друг с другом. Они солидарны на международной арене, у них обыкновенно осуществляется союзническое ведение международных Иванников И. А. Теория государства и права: Учебное пособие. – Ростов н/Д., 2001. С. 89.

Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1 (Введение и общая часть). Изд. 8. - С-Петербург.

1914. С. 157.

отношений и единая организация иностранного представительства, т.е. общие дипломатические агенты, объединенное министерство иностранных дел. К этому может иногда присоединяться совместная военная и финансовая организация.

В теории выделяют личную или персональную и реальную унию469.

«Личной унией называется соединение, основанное на временном единстве монарха, в силу случайного совпадения в его лице прав на престол двух различных государств»470, - пишет Н.М. Коркунов. Такое объединение было, например, между Англией и Гановером, так как соединение английской и гановерской корон при четырех Георгах и при Вильгельме IV произошло случайно, ибо порядок престолонаследия в Англии и в Гановере неодинаков.

По Гановерскому законодательству престол не могла занять женщина, поэтому с восшествием на английский трон королевы Виктории Гановерская корона перешла к ее дяди, и Гановер отделился от Англии. Такой же личный характер имела уния, сплотившая Голландию и Люксембург, переданный Нассаусскому дому актом Венского конгресса, в качестве вознаграждения за уступку Пруссии княжеств Ассау, Диленбург, Зиген, Гадармар и Диту;

который в последующем отделился от Голландии в силу недопустимости по Люксембургскому праву перехода короны к женщине471. Личная уния по своей сущности представляет собой монархическую конфедерацию.

«Уния реальная предполагает постоянное единство монарха и, следовательно, одинаковый порядок престолонаследия»472. Например, уния Швеции и Норвегии с 1815 года по 1905 год, Австро-Венгрия (с 1867 года).

Примечательно, но Австро-Венгерская монархия имела достаточно развитые органы единого государственного управления: три министерства (министерство двора и иностранных дел, военное министерство и министерство финансов). Законодательное представительство осуществляли совместные См.: Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1 (Введение и общая часть). Изд. 8. - С Петербург. 1914. С. 158.

Там же. С. 158.

Там же. С. 159.

Там же.

делегации депутатов двух парламентов: Австрии и Венгрии. Австро Венгрия также имела общий австро-венгерский государственный банк473 и совместное управление Боснией и Герцеговиной474.

В настоящее время примером унии являются отношения между некоторыми государствами из числа стран – членов Британского Содружества.

В его состав входят 49 государств. Основная их часть находится в довольно тесных политико-экономических отношениях с центром Содружества – Великобританией. И только 14 из них (Австралия, Гренада, Канада, Новая Зеландия, Сент-Винсент и Гренадины, Ямайка и др.) объединены ещё и в унию под общей короной475.

Кроме того, следует выделить еще один вид унии - земскую, к которой подходит случай описанный Н.М. Коркуновым476, когда в Германии (XVI-го века) существовали два великих герцогства: Мекленбург-Шверин и Мекленбург-Стремец, соединенные одним общим сеймом (Landstaude). Такая оригинальная особенность этих государств явилась не результатом объединения двух ранее вполне самостоятельных держав, а напротив, результатом разделения в 1552 году прежде единого герцогства между двумя сонаследниками. Земские чины воспротивились полному разделению государства и настояли на сохранении общего сейма.

Таким образом, суммируя выше сказанное, следует отметить что:

1) монархическая и республиканская форма правления способны оптимально сочитаться с унитарным, имперским и федеративным государственным устройством, за исключением уний, которые представляют органический союз государств, в следствие совпадение в одном лице права на занятие нескольких престолов в различных державах;

См.: там же. С. 161-162.

См.: Энциклопедический словарь: в 4-х т. Т. 1 (Репрентивное воспроизведение Брокгауза - Ефрона М., 1994. С. 29;

Лексин И.В. Территориальное устройство Австрии: эволюция и современное состояние. // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 1. С. 32 – 39.

См.: Дмитриев Ю.А., Миронов В.О. Классификация форм государственного устройства:

методологический аспект. // Государство и право. 2011. № 6. С. 20.

См.: Коркунов Н.М. Русское государственное право Т. I (Введение и общая часть). Изд. 8. - С- Петербург, 1914. С. 162-163.

2) в типологии уний наряду с реальными и личными целесообразно выделить земскую, представляющую особый союз монархических государств объединенных на основе единого парламента, при наличии разных государей;

3) монархия и республика не отрицают различные варианты автономий, проявляя гибкость в своей территориальной организации (Дания, Испания, КНР и т.д.);

4) под империей следует понимать исторически сложившуюся сложную форму государственного единства, занимающего огромную территорию, состоящую из политико-территориальных единиц (провинций, автономий, поротекторатов и т.д.) обладающих разным правовым статусом и подчиняющихся единой верховной власти, осуществляемой в рамках и на основе имперского правосознания и имперского правового мышления государственно-образующего народа;

5) имперское правосознание представляет собой совокупность взглядов, представлений, чувств, знаний и переживаний, мотивирующих веру в вечность существования империи, ее мессианское предназначение, силу и могущество политической, экономической, правовой и военной инфраструктуры своего отечества, что и является источником протекционистских настроений граждан империи по отношению к другим государствам и народам;

7) имперское правовое мышление является особой сферой духовного мира человека, представляющего собой процесс понимания окружающей индивида социально-правовой действительности в рамках стереотипов агрессивной внешнеполитической деятельности, милитаризации государственной идеологии и абсолютизации государственно-образующим народом собственных политико-правовых ценностей.

2.2. Форма правления и государственный (политический) режим Изучение монархической и республиканской государственности исключительно через призму политико-территориального устройства не отражает всей полноты исследуемого явления. Сферу познания, значительно обогащает рассмотрение категории государственного (или политического) режима, под которым принято понимать совокупность средств и методов власти477.

осуществления государственной Непосредственным объектом анализа в рамках этого определения являются реально действующие нормы, образцы поведения, формирующие правосознание личности и регламентирующие отношения власти и подчинения, между классами, нациями, социальными группами и их объединениями в условиях конкретно исторической модели организации публичной власти.

Поэтому на фоне относительного консерватизма других элементов формы государства (формы правления и формы государственного устройства) политический режим наиболее подвижен и изменчив. Его динамичность способствует более точному уяснению содержания и характера государственной власти, оказывающей влияние на все общество в целом.

Данная категория позволяет выявить глубинную, сущностную природу политического господства, раскрыть специфику организации системы разделения властей (законодательной, исполнительной, судебной и др.), с одной стороны, и показать особенности конституционного закрепления правового статуса личности, степень централизации государственного управления с другой.

Кроме того, правила и цели взаимодействия субъектов властеотношений характеризуют один из ключевых признаков построения любого социального управления, а именно степень его легитимности, под См.: Киреева С.А. Политический режим как элемент формы государства. (Теоретико-правовые исследования). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук: 12.00.01. - Саратов, 1997. С. 9.

которой понимается признание и готовность населения повиноваться официальной воли.

Таким образом, если считать политику полем взаимодействия человека и государства, то необходимо иметь в виду два возможных варианта построения публичных связей, постоянно, но отнюдь не равномерно, распространяющихся в истории человечества. Первый тип выражается в подчинении, подавлении личности государством, когда индивид рассматривается как малая и незначительная частичка, все параметры которой задаются ритмом и проблемами существования господствующей элиты. Иной вариант социального взаимодействия представляет органическое сочетание интересов личности, общества и государства.

Вместе с тем Т.Н. Радько, считает, что термины «политический режим» и «государственный режим» не тождественны, так как второй из них является составной частью первого478. В рамках такого подхода политический режим включает в себя 12 качественных признаков: 1) степень участия народа в формировании политической власти, а также сами способы такого формирования;

2) соотношение прав и свобод человека и гражданина с правами государства;

3) гарантированность прав и свобод личности;

4) характеристику реальных механизмов осуществления власти в обществе;

5) степень реализации политической власти непосредственно народом;

6) положение средств массовой информации, степень гласности в обществе и прозрачности государственного аппарата;

7) место и роль негосударственных структур в политической системе общества;

8) учет интересов меньшинства при принятии политических решений;

9) доминирование определенных методов (убеждения, принуждения и т.п.) при осуществлении политической власти;

10) принципы взаимоотношения общества и власти;

11) меру политического плюрализма, в том числе многопартийности;

12) существование реальных механизмов См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. – М., 2004. С. 106.

привлечения к политической и юридической ответственности должностных лиц, включая самых высших479.

В отличие от политического, государственный режим описывается иными показателями: а) способами и порядком формирования органов государственной власти и управления;

б) распределением компетенции между ветвями власти;

в) характером взаимоотношений между различными органами власти (центральными, местными, законодательными, исполнительными и т.д.);

г) государственными гарантиями прав и свобод граждан, реальностью этих прав и свобод;

д) верховенством правовых законов в механизме правового регулирования;

е) ролью права в решении государственных дел;

ж) независимость судебной власти;

з) независимостью (или зависимостью) и свободой (или несвободой) средств массовой информации от государственного вмешательства;

и) местом и ролью в государственном механизме армии, полиции (милиции), разведки;

к) степенью участия населения в управлении государством;

л) методами действия государства по разрешению возникающих в обществе конфликтов480.

Близкую позицию занимает Г.Ю. Курскова. По её мнению, «Для государственного режима базовым положением является организация государственной власти, способы её функционирования. В отличие от политического режима, понятие государственного режима не несёт идеологической, оценочной и нравственно-правовой нагрузки и может рассматриваться лишь с точки зрения способов организации государственной власти под влиянием различных внутренних и внешних причин, ментальности, культуры населения и др. Если государственность прямо вытекает из формы организации власти, то политический режим во многом определяет характер самой власти и создаёт как правовой, так и внеправовой механизм собственной защиты»481.

См.: там же. С. 107 – 108.

См.: там же. С. 108.

Курскова Г.Ю. Политический режим и государственный режим: соотношение понятий. // Российская государственность и право: современное состояние и перспектива развития: Статьи и доклады VIII Международной науч.-практ. Конф. Москва, 23 мая 2008 г. / Под ред. Н.В. Тихомировой, П.Ю. Фёдорова, В.Н.

Полагаем, что концепции Т.Н. Радько и Г.Ю. Курсковой, необходимо доработать, так как они смешивает доктринально разноплановые категории «политической системы», «правового статуса личности», «механизма государства», «юридической ответственности» и самого «государственного режима», усложняя, таким образом, сущностное понимание юридической природы формы конкретного государства. Поэтому политический режим стоит приравнивать к государственному режиму и анализировать его сквозь призму специфических способов осуществления государственной власти.

Более того, использование терминов «государственно-правовой режим»482 или «политико-государственный режим»483 в контексте данного спора носит софистическую окраску, а не онтологическую проблему научного понимания.

Следует отметить, что вопрос градации государственного режима является дискуссионным. Так, С.Ю. Кашкин различает демократический политический режим;

либеральный, авторитарный и тоталитарный484. М.В.

Баглай и Ю.И. Лейбо выделяют демократический государственный режим, разделяемый ими на либеральный, где государство провозглашает политические права, и социальный, в котором власть обеспечивает экономические права;

а также авторитарный, существующий в шести различных формах: тоталитарной, военно-диктаторской, монократической, клерикальной, конституционно-авторитарной и личностно-авторитарной485.

А.А. Мажирина ограничивается тоталитарным, авторитарным и демократическим политическими режимами486.

Исходя из характера публичного господства, специфики функционирования верховной власти и особенностей социальной структуры Белоновского. – М., 2008. С. 69.

Курдюкова З.Н. Политическая форма государства и система «сдержек и противовесов» (опыт президентской республики США). // Актуальные проблемы правоведения. 2009. № 2 – 3 (23 - 24). – С. 50.

См.: Сухонос В.В. Теорiя держави i права: Навчальный поiбник. – Суми, 2005. С. 234.

См.: Кашкин С.Ю. Политический режим // Конституционное (государственное) право зарубежных стран (общая часть), под ред. проф. Страшуна Б.А. - М., 1996. Т. 1. С.212 - 215.

См.: Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов. Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф. Баглая М.В., Лейбо Ю.И. и Л.М. Энтина - М., 2000. С. 142-149.

См.: Мажирина А.А. Классификация политических режимов. // Право и государство: теория и практика. 2009. № 12 (60). С. 36.

общества, Г.И. Муромцев и Е.И. Темнов описывают более двадцати видов государственных режимов, таких как демократический, автократический, фашистский, военно-диктаторский, однопартийный, двухпартийный, многопартийный, монархический, республиканский, президентский, парламентский, военный, гражданский, колониальный, пулуколониальный, неоколониальный, марионеточный, национальный, режимы личной власти, законности, беззакония, произвола и т.д. Используя марксистское учение о смене общественно экономических формаций, В.Е. Чиркин, различает пять разновидностей современных государственных режимов: 1) полуфеодально-теократические;

2) тоталитарные;

авторитарные;

полудемократические (либеральные);

3) 4) 5) демократические488.

Украинский учёный В.В. Сухонос, описывает этатистский, социалистический, цивилитарный, либертарный, бихевиористичный, консервативный, демократический, либеральный, авторитарный, тоталитарный (идеологический и информационный), авторитарный (модернизационный, стабилизационный, тиранический, деструктивный) и террористический режимы489. По его мнению, в этатистском режиме государство доминирует над гражданским обществом;

в социалистическом общество имеет примат над государством;

в цивилитарном первичными ценностями признаются права и свободы человека и гражданина;

в бихивиористичном публичная власть преимущественно использует методы стимулирования, а не принуждения;

а либертарный строится на принципах формально-юридического равенства лиц правоотношений и т.д. Данные классификации страдают неточностями, так как они слишком усложнены и запутанны. В отличие от вышеприведенных подходов См.: Муромцев Г.И. К вопросу о понятии «политический режим». // Актуальные проблемы теории социалистического государства и права. - М., 1974. С. 86;

Темнов Е.И. Политический режим. // Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. – 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2007. С. 402 – 403.

См.: Чиркин В.Е. Современное государство. - М., 2001. С. 191.

См.: Сухонос В.В. Теорiя держави i права: Навчальный поiбник. – Суми, 2005. С. 211.

См.: там же.

государственные режимы целесообразно делить на демократические, антидемократические491 и полиархические.

Вместе с тем, в условиях любого государственного режима, хотя и в неодинаковой степени, зачастую совершенно с различной направленностью используются методы, как убеждения, так и принуждения.

При демократическом режиме стимулируется политическая активность граждан, существует сравнительно нейтральное отношение к партиям, представляющим интересы различных слоев господствующей социальной общности: для них создаются приблизительно равные условия, допускается политическая оппозиция, меры легального принуждения, а иногда и силового воздействия применяются по отношению к тем группировкам, которые, нарушая конституцию, призывают к насильственному свержению законно избранных органов государственной власти.

В условиях всевозможного рода антидемократических режимов стимулируется пропаганда реакционной политической идеологии (расизм и др.), основанной на распространении идей о борьбе между нациями, этническими группами, социальными слоями населения и т.д., приводящей к перманентному насилию. Как правило, такие способы властвования ведут к установлению единоличной диктатуры. Методы убеждения используются крайне редко, ибо считается, что тот, кто не с нами, тот против нас. В целом, конформизм не свойственен антидемократическим (авторитарным и тоталитарным) режимам. Он применяется только по отношению к организациям и представителям господствующей элиты, которая практически освобождается от всякой ответственности за свои действия. Поэтому систематическое насилие по отношению к любым политическим оппонентам, противникам режима и просто несогласным (диссидентам) является характерной чертой антидемократического способа осуществления власти.

«Демократический государственный режим, по мнению И.А.

Иванникова, - существует в том государстве, где государственная власть См.: Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. - М., 2005. С. 213.

основана на принципе подчинения меньшинства большинству и где уважаются права меньшинства. В демократическом государстве властные органы имеют мандат народа, либо непосредственно избираются народом, а объем и пределы их власти определены законом. В обществе утверждается верховенство права, независимое правосудие, защита в судебном порядке неотъемлемых прав и свобод гражданина и человека»492. Аналогичную точку зрения отстаивают Э.Я.

Баталов и Г.А. Борисов, утверждая, что демократия есть такая форма организации властных отношений, при которой граждане могут участвовать в принятии властных решений либо непосредственно (прямая демократия), но при этом обладают возможностью оказывать действенное давление на последних и осуществлять контроль над их деятельностью,493 отстаивая ценность общепризнанных прав и свобод человека494.

Вместе с тем, политические режимы, признающие многие демократические принципы по существу являются полиархиями, т.к. «политика всегда актуализирует интересы тех социальных групп, которые она представляет»495. Отличие полиархий от других видов режима возникает в результате совмещения двух характеристик: относительно высокой терпимости к оппозиции – к тем, кто противостоит действиям правительства, и относительно широких возможностей участвовать во влиянии на поведение правительства и даже в смещении мирным путем различных официальных лиц.

«Более определенно полиархии можно отличать от других режимов, - пишет Р.А. Даль, - благодаря наличию и реальному функционированию семи институтама): а) всеобщих выборов;

б) представительных органов власти (парламентов);

в) участие граждан в общественных делах;

г) свободы слова, печати, совести и вероисповедания;

д) негосударственные средства массовой информации;

е) оппозиционных партий, автономных неправительственных Иванников И.А. Теория государства и права: Учебное пособие. - Ростов н/Д., 2001. С. 84.

См.: Баталов Э.Я. Глобальный кризис демократии? // Свободная мысль – XXI. 2005. № 2. С. 14-15.

См.: Борисов Г.А. Демократия как феномен государственно-правовой жизни: проблемы становления в переходном обществе. // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия:

Философия. Социология. Право, 2008. № 4. С. 13 – 21.

См.: Рыбаков О.Ю. Правовая политика и защита прав личности. // Современное право, 2004. № 10.

С. 26.

движений, организаций и т.д.;

ж) влияние общественного мнения на правительство»496.

Важным элементом полиархии является механизм меритократии – системы отбора достойнейших, одаренных и заслуженных людей, призванных служить государству и народу497. Функцию элитарного отбора выполняют политические партии, главы государств и различные цензы: профессиональные, образовательные, моральные и т.д. Например, Президент Италии имеет право назначить пожизненно сенаторами пять граждан, прославивших Родину выдающимися достижениями в социальной, научной, художественной и литературной областях498. Практически всегда на аристократических началах формируется судебная власть, так во Франции глава государства, Председатель Национального Собрания и Председатель Сената назначают по три члена Конституционного Совета. Помимо этих девяти человек в Совет пожизненно входят бывшие Президенты Французской Республики. Председатель Конституционного Совета назначается Президентом страны. Его голос является решающим в случае разделения голосов поровну. Конституционный Суд Италии состоит из 15 судей, назначаемым по третям: Президентом Республики, парламентом на совместном заседании палат и Высшей общей и административной магистратурой499. В Малайзии Янг ди Пертуан Агонг (титул монарха) назначает 43 сенатора из 69500;

12 членов Конституционного Суда Испании назначаются Королем;

из них четверо – по предложению Конгресса, принимаемому большинством в 3/5 голосов его членов;

четверо – по предложению Сената, принимаемому таким же большинством;

двое – по предложению правительства и двое по предложению Генерального совета Даль Р.А. Полиархия, плюрализм и пространство. // История политических и правовых учений.

Часть 1: Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж, 2000. С. 941.

Керимов Д.А. Современное государство: вопросы теории. - М., 2007. С. 25.

См.: там же.

См.: там же.

См.: Чиркин В.Е. Верхняя палата современного парламента: сравнительно-правовое исследование. – М., 2009. С. 34.

судебной власти. Председатель Конституционного Суда назначается Королем из числа его членов по предложению полного состава этого Суда501.

Кроме того, к лицам, входящим в состав структур, осуществляющих конституционный контроль, законодательство предъявляет, как правило, очень жесткие требования: высокий уровень квалификации, длительный стаж работы по юридической специальности, безупречная репутация и т.д. В качестве примера можно привести положения статьи 159 (часть 2) Конституции Испании, в соответствии с которой все члены Конституционного Суда должны быть юристами, чья компетентность общепризнанна, и работать в своей профессии к моменту назначения более 15 лет502.

Особенностью аргентинской судебной системы является институт Совета магистратуры. В его состав входят представители Президента, Конгресса, судьи различных инстанций, адвокаты, включенные в федеральный реестр. В Совет назначаются также представители академического и научного сообщества, избираемые межуниверситетским национальным советом, советами университетов и другими коллегиальными органами этих сообществ503.

Совет магистратуры осуществляет, в частности, следующие полномочия:

1) отбирает путем открытого конкурса кандидатов на должности судей;

2) представляет свои решения Президенту по назначению на должности судей в виде троек кандидатов, из которых должен быть сделан выбор;

3) исполняет бюджет в части расходов на отправление правосудия;

4) осуществляет дисциплинарные полномочия в отношении судей;

5) принимает решение о начале процедуры отрешения от должности судей и выдвигает против них соответствующее обвинение504.

Само решение об отрешении от должности аргентинских судей, кроме магистратов Верховного суда, принимается специальным Жюри по См.: Керимов Д.А. Современное государство: вопросы теории. - М., 2007. С. 46 – 47.

См.: там же. С. 47 – 48.

См.: Миронов Н. Особенности конституционного строя Аргентины после демократического перехода // Сравнительное Конституционное обозрение, № 1 (58) 2007. С. 30.

См.: там же.

импичменту, в состав которого входят представители законодательной власти, судьи и федеральные адвокаты505.

Полиархии присущи также олигархические и авторитарные черты. Ведь нельзя отрицать влияние на власть финансовых, промышленных и иных лобби, проталкивающих выгодные им законопроекты в парламенте и финансирующие предвыборные компании нужных им кандидатов в депутаты или на пост главы государства.

Кроме того, имеются примеры установления имущественных цензов для занятия выборных должностей в представительных (законодательных) органах государственной власти. Так, сенатором верхней палаты канадского парламента может быть лицо не старше 75 лет, проживающее в провинции не менее 30 лет и обладающее недвижимым имуществом стоимостью как минимум 4 долларов506. Согласно Конституции Аргентины 1853 г. (в ред. 1994 г.) в Сенат (верхнюю палату Конгресса) может быть избранно лицо не моложе 30 лет, которое является гражданином Республики не менее шести лет, родилось в соответствующем регионе либо постоянно проживает в нем не менее двух лет и имеет стабильных доход не менее 2 тыс. песо или иные равноценные поступления507.

Наличие же персональной ответственности и единоличных органов государственной власти предполагает поддержание харизматического авторитета премьер-министра, короля, президента, председателя и т.д.

возглавляющих и объединяющих нацию своей волей и популярностью.

Таким образом, полиархия представляет собой форму смешанного политического режима основанного на сочетании демократических, авторитарных, меритократических и олигархических принципах.

Многие монархические государства Западной Европы являются демократическими полиархиями. Например, в Конституции Швеции 1974 года См.: там же. С. 31.

См.: Хачатуров Р.Л. Юридическая энциклопедия / Под ред. В.А. Якушина. Т. III. – Тольяти, 2005. С.

198;

Ст. 23. Конституционный акт Канады 1867 г. (в ред. 1982 г.) // Конституции зарубежных государств.

Учебное пособие. / Сост. проф. В.В. Маклаков. – М., 1999. С. 349.

См.: Миронов Н. Особенности конституционного строя Аргентины после демократического перехода // Сравнительное Конституционное обозрение, № 1 (58) 2007. С. 28.

в Главе 1 параграфа 1 отмечается, что «Вся государственная власть в Швеции исходит от народа. Правление шведского народа основывается на свободном формировании мнений на всеобщем и равном избирательном праве. Правление осуществляется посредством государственного строя, основанного на представительной и парламентской системе, и посредством коммунального самоуправления. Государственная власть осуществляется в соответствии с законом», а параграф 2 гласит: «Государственная власть должна осуществляться с уважением к достоинству всех людей вообще и к свободе и достоинству каждого человека. Различное личное, экономическое и культурное благосостояние частных лиц должно быть основной целью деятельности государства. Оно обязано обеспечить всем право на труд, жилище и образование, а также содействовать социальному обеспечению, безопасности и хорошим условиям жизни. Общество должно заботиться о том, чтобы демократические идеи оставались направляющими во всех общественных сферах. Общество должно обеспечивать мужчинам и женщинам равные права, а также защиту личной, частной и семейной жизни. Будет поощряться право этнических, языковых и религиозных меньшинств сохранять и развивать собственную культурную и общественную жизнь (в ред. Закона 1976 № 871)»508. Аналогичные права закрепляются в Конституции Королевства Нидерландов 1983 года.

Самое демократическое толкование прав подданных дается в Конституции Великого Герцогства Люксембургского 1868 года ( в ред. года.), где статья 9, посвященная гражданству, была дополнена в 1994 году, положением, которым допускается предоставление некоторых политических прав нелюксембуржцам. Это связано с приведением законодательства стран Европейского Союза в соответствии с маахстрихскими соглашениями, предусматривающими расширение публичных прав граждан государств членов Союза. Речь идет в данном случае о предоставлении активного См.: Конституция Швеции 1974. // Конституции государств Европейского союза. / Под общей редакцией и со вступительной статьей директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Л.А. Окунькова - М., 1999. С. 701.

избирательного права при формировании местных органов власти всем гражданам стран Европейского Союза, проживающим на территории конкретного государства на момент проведения выборов. Конституция не признает за люксембуржцами никаких сословных различий, провозглашает равенство перед законом, равный доступ к государственной службе. Гарантом естественных прав личности и семьи является государство. Право на труд, свобода торговли и промышленности, профсоюзные свободы получают законодательное закрепление, равно как и организация социального обеспечения, здравоохранения и отдыха трудящихся.

Кроме того, основной закон герцогства гарантирует индивидуальную свободу, судебную защиту граждан, неприкосновенность жилища, религиозную свободу, свободу мнений и собраний, право на объединения, тайну переписки.

Ограничение права собственности допускается лишь в интересах общества и при условии справедливого предварительного возмещения. Наказание конфискацией имущества запрещается.

Вместе с тем, Конституция Великого Герцогства Люксембург обязывает государство следить за состоянием образования и содействовать его развитию.

Начальное образование является бесплатным и обязательным. В Конституции не установлены официальные государственные языки, фиксируется лишь положение о том, что порядок употребления языков в административном и судебном производствах определяет закон. Тем не менее, еще в 1906 году высшая судебная инстанция Люксембурга подчеркнула, что в случае разночтений французского и немецкого переводов законодательных положений судьи должны руководствоваться французским текстом, поскольку французский язык является единственным языком законодателя.

Не случайно, анализируя эволюцию европейских королевств и республик в XX в., А.И. Черкасов и В. Богданор отмечают, что наиболее стабильными демократическими государствами, благодаря эмоциональной взаимосвязи, существующей между государем и населением, являются монархии509.

См.: Черкасов А.И. Глава государства и правительство в странах современного мира Основные принципы полиархического политического режима реализуются и в республиканских государствах, таких как Швейцария, Финляндия, Португалия, ФРГ и др.

Кроме того, в мире существуют государства и с антидемократическим государственным режимом, где деятельность государственной власти не соответствует общепринятым демократическим нормам и институтам, осуществляется без учета мнения большинства населения. В этих государствах верховная власть либо вообще не имеет непосредственного мандата народа и определяется законом, либо имеет такой мандат, но в процессе своей реализации нарушает ранее провозглашенные обещания и произвольно осуществляется ограниченным кругом властвующих органов и лиц путем прямого использования управленческого административного аппарата, вооруженных сил и репрессивных методов. Права человека в антидемократическом государстве зачастую имеют декларативный характер.

В рамках антидемократического государственного режима можно выделить авторитарный и тоталитарный тип.

Авторитарный государственный режим ограничивает лишь политические права граждан, оставляя свободу в экономической сфере, где гарантируется плюрализм форм собственности и предпринимательской деятельности. Так, в Омане запрещены политические партии и профсоюзы, а вся законодательная и исполнительная власть принадлежит Султану510, или в Саудовской Аравии, где Основной закон правительства (Basic system), изданный 1 марта 1992 года, в специальном разделе (статья 5) закрепляет положение семьи Саудитов, как «стержня» всего общества511. Более того, король саудовского государства одновременно является председателем Совета министров и верховным главнокомандующим вооруженными силами. Он вправе объявлять войну, (Конституционно-правовое регулирование и практика). – М., 2006. С. 21;

Bogdonor V. The Government Formation Process in the Constitutional Monarchies of North-West Europe // Comparative Government and Politics:

Essays in Honor of S. E. Finer. Bolder, 1984. P. 50;

Bogdonor V. The Monarchy and the Constitution. – Oxford, 1995.

P. 298-299.

См.: Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов. Под общей ред. проф. Баглая М.В., Лейбо Ю.И. и Энтина Л.М. - М., 2000. С. 754.

См.: там же. С. 755.

чрезвычайное положение и всеобщую мобилизацию, назначать чиновников на все ответственные гражданские, военные и дипломатические должности. Совет министров рассматривается в качестве органа исполнительной и регламентарной власти. Его формирует государь, перед которым он несет ответственность. Посредством этого института монарх фактически осуществляет законодательные функции, так одобренные низамы (регламенты) на его заседании вводятся в действие королевскими декретами. При государе действует Консультативный совет, организация которого регулируется специальным низамом 1992 года. Он является совещательным органом, высказывающим свое мнение по проектам низамов, подготовленным Советом министров. Его состав назначается Королем в количестве председателя и членов сроком на четыре года. Консультативный совет также выносит предварительное заключение по проектам планов социально-экономического развития, обсуждает отчеты министров, международные договоры и соглашения. Причем последнее слово для принятия решения всегда остается за монархом. Деятельность политических партий и профсоюзов в Королевстве Саудитов запрещена512.

Особой спецификой отличается авторитарный режим иорданской монархии, в которой законодательная власть принадлежит Королю и Национальному собранию, состоящему из Сената, члены которого назначаются государем сроком на четыре года (половина его состава подлежит ротации каждые два года) и Палаты депутатов (восемьдесят мест), формирующейся путем проведения всеобщих прямых выборов. Причем, часть мандатов закрепляется за национальными и религиозными меньшинствами: шесть - за бедуинами (коренными жителями страны), три - за черкесами и чеченцами, девять - за христианами. Король является главой Хашимитского государства, верховным главнокомандующим вооруженными силами страны. Кроме того, в соответствии с Конституцией 1952 года законы вступают в силу только с его См.: Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Отв. ред. - д.ю.н., проф.

Сухарев А.Я. - 2-е изд., изм. и доп. - М., 2001. С. 561.

согласия. Монарху также принадлежат права объявления войны и заключения мира;

ратификации международных договоров и соглашений;

определения даты выборов в Палату депутатов;

роспуска Сената или освобождения от членства в нем любого сенатора, а также назначения спикера Сената и принятия его отставки;

введения, присвоения и лишения гражданских и военных рангов, званий и почетных титулов, награждения орденами и медалями;

помилования или отмены приговора суда.

Исполнительная власть осуществляется королем и правительством (Советом министров) во главе с премьер - министром, назначаемым на должность монархом513.

Наиболее яркой формой антидемократического государственного режима является фашистский, или тоталитарный режим. Сама идея тоталитаризма о всеобщности, полноте, целостности процессов и явлений, не несет в себе ничего отрицательного, но в реальной жизни она не возможна без применения систематического насилия.

Таким образом, фашизм есть национально-террористическая диктатура, зачастую являющая проявлением деятельности сильной, ловкой, умной и независимой личности. Фашизм, по мысли Г. Димитрова и Ю. Жданова, - это форма классового господства буржуазии, открытая в XX веке, которая основана на частной собственности на средства производства, подозрительном отношении к представителям иных племен, рас и народов514.

Фашистский режим впервые был установлен в монархическом государстве - Итальянском Королевстве;

где в 1922 году к власти пришли «чернорубашечники» во главе с Б. Муссолини, которого Король назначил премьер - министром. Осуществление фашистской диктатуры привело к существенным изменениям в политической жизни общества: уничтожению буржуазно-демократических принципов организации и деятельности государственного аппарата, и замене их тоталитарными. Это проявилось в См.: там же. С. 242-243.

См.: Жданов Ю.А. Социальная природа фашизма // Известия высших учебных заведений. Северо Кавказский регион. Общественные науки. 1995. №1. С. 5.

сосредоточении всей полноты публичной власти в руках партийной верхушки, строгой бюрократической централизации государственного управления и лишении представительных органов их реальных полномочий, создании корпоративной системы и установлении открытого террористического режима.

Формально итальянская конституция не была отменена, но фактически она не действовала. Закон об обязанностях и прерогативах правительства 1925 года сосредоточил всю полноту исполнительной власти в руках главы правительства, который назначался и отзывался королем и был ответственен только перед ним.

Поскольку монарх к этому времени стал полностью послушным воле крупнейших монополистов и партийных лидеров, Б. Муссолини стал фактически неограниченным руководителем исполнительной власти.

Министры назначались королем по предложению главы правительства и были ответственны не перед парламентом, а перед государем и, что более существенно, перед главой правительства. Более того, законом устанавливалось, что без согласия премьер - министра ни один вопрос не может повестку дня представительного органа515. В 1926 году быть включен в парламент принял решение о том, что премьер-министр может издавать постановления, регулирующие исполнение законов, организацию и функционирование государственного аппарата516. Помимо этого он получил право по уполномочию представительного органа в исключительных случая принимать подзаконные нормативно-правовые акты, имеющие силу закона.

Тем самым практика делегированного законодательства беспредельно расширилась, а само оно, в силу того, что правительство перестало быть ответственным перед депутатским корпусом, оказалось изъятым из-под парламентского контроля. Вслед за этим исключительные законы 1926 – См.: Закон о прерогативах главы правительства (24 декабря 1925 г. - Королевство Италия) // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В.Н. Садиков, М., 2006.

С. 561.

См.: Закон о праве исполнительной власти издавать юридические нормы (от 31 января 1926 г. – Королевство Италия) // Там же. С. 562.

гг. о «защите государства» запретили все политические партии, кроме фашистской.

Понимая, что даже в условиях террористического режима выборы в парламент могут дать нежелательные результаты, Б. Муссолини принял меры по ликвидации буржуазно-демократических принципов формирования высших представительных органов. Первым шагом в этом направлении явилась реформа политического представительства 1928г., установившая, что Италия является единым избирательным округом. Избранию подлежали 400 депутатов.

Список кандидатов, составлялся одним из высших органов фашистской партии - Большим фашистским советом, и после опубликования ставился на голосование517. Если не менее половины избирателей, участвовавших в голосовании, поддерживали список, то все кандидаты считались избранными.

Кроме того, избирательным правом пользовались итальянские граждане, достигшие 21 года, и делающие взнос в фашистские профсоюзы - синдикаты, или уплачивающие не менее 100 лир прямого налога, либо обладающие именными акциями, или облигациями, или являющиеся лицами духовного сана.

Практически это означало, что число избирателей значительно ограничивалось, т.к. ими могли стать только имущие или просто надежные с точки зрения правящей партии категории населения. Да и роль их сводилась только к формальному одобрению списка Большого фашистского совета. В дальнейшем и эта антидемократическая избирательная система оказалась стеснительной для тоталитаризма. Поэтому вполне закономерно, что после подготовки мероприятий по созданию корпоративного государства был окончательно упразднен парламент.

Идея создания тоталитарной модели организации публичной власти в обществе, имеющей надклассовый, примиряющий интересы труда и капитала характер, занимала видное место в политической пропаганде итальянского фашизма. Одним из первых шагов по пути создания всеобщего государства был См.: Закон о строении и правомочиях великого совета фашизма (от 9 декабря 1928 г. – Королевство Италия) // Там же. С. 563.

Закон о правовой организации коллективных трудовых отношений 1926 года, в соответствии с которым распускались существовавшие профсоюзы итальянских рабочих и служащих518. По основным отраслям производства были созданы трудовые и предпринимательские синдикаты. Уставы этих организаций утверждались королевским декретом, а их должностные лица назначались правительственными органами и работали под контролем последних.

Для координации взаимоотношений синдикаты одной и той же отрасли производства объединялись в корпорации519. Из представителей синдикатов, а также чиновников ряда министерств и фашистской партии создавались Советы корпораций, члены которых утверждались Б. Муссолини, являвшимся одновременно и главой созданного тогда же министерства корпораций.

В целом, основные принципы «корпоративной системы» были изложены в Хартии труда 1927 года, которая провозглашала, что корпорации признаются государственными органами и получают право издавать обязательные для синдикатов постановления в области регулирования трудовых отношений и производства.520 В 1930 г. промышленники Италии учредили Национальный совет корпораций - совещательный орган при правительстве по вопросам производства и труда, а в 1939 г. на его основе, вместо упраздненного парламента была создана «палата фаший (фашистских организаций) и корпораций», состоящая из членов правительства, высших органов фашистской партии, советов корпораций и отдельных специалистов. Все 650 членов палаты назначались Б. Муссолини. Причем функции палаты формулировались крайне неопределенно: «сотрудничать с правительством в издании законов».

Важную роль в механизме корпоративного государства играла фашистская партия. Она превратилась в строго централизованный, бюрократически организованный государственный орган. Ее устав утверждался королевским указом. Партию (как и правительство) возглавлял См.: Закон о правовой организации коллективных трудовых отношений (от 3 апреля 1926 г. – Королевство Италия) // Там же. С. 566.

См.: Закон о корпорациях (от 5 февраля 1934 г. – Королевство Италия) // Там же. С. 570.

См.: Хартия труда (21 апреля 1927 г. – Королевство Италия) // Там же. С. 569.

дуче - невыборный и несменяемый вождь. Партийные органы делились на единоличные и коллегиальные. Последние выполняли главным образом совещательные функции. К единоличным относились дуче, генеральный и административный секретари, федеральные секретари, секретари низовых организаций партии - фашистских союзов. При каждом единоличном органе имелся совещательный коллегиальный орган: при дуче - Большой фашистский совет, состоявший из руководителей фашистского движения и объявленный «верховным органом» партии и государства, при генеральном и административном секретарях - Национальная директория и Национальный совет, при федеральных секретарях - провинциальные директории, при секретарях фашистских союзов - директории. Все органы партии не избирались, а назначались сверху. Партийный аппарат, таким образом, находился вне контроля со стороны ее рядовых членов. Они практически не могли участвовать в решении вопросов партийной политики. Пользуясь преимуществами в занятии государственных должностей и даже в размере заработной платы, члены партии были обязаны строго подчиняться всем указаниям своих руководителей.

Функции выявления и подавления политических противников тоталитаризма выполняла политическая полиция - Организация охраны от антифашистских преступлений (ОВРА). Борьбу с опасными, с точки зрения фашистов, преступлениями вела также Особая служба политических расследований. Рассмотренные ею дела передавались в Трибунал защиты государства, приговоры которого (в том числе и к смертной казни) не подлежали обжалованию. Для подавления открытых выступлений против фашизма была организована военизированная и превышавшая численностью армию Добровольческая милиция общественной безопасности, начальником которой являлся Б. Муссолини.

Большую роль в идеологической поддержке фашистского режима сыграла католическая церковь, сотрудничество с которой было закреплено в 1929 г. Латеранским пактом, заключенным между правительством и римским папой, в соответствии с которым признавался суверенитет папы над территорией Ватикана, и католическое вероисповедание христианства объявлялось официальной религией страны. Кроме того, государство обязалось выплачивать Ватикану значительные денежные средства. Папа со своей стороны согласился с тем, что Рим является столицей Итальянского королевства, признал фашистский режим и использовал влияние католической церкви для внутриполитической поддержки Б. Муссолини и укрепления его внешнеполитических позиций521.


В условиях японского фашизма первой половины XX века императорская власть использовалась для легитимации военно-националистической диктатуры. В 1940 г. политический и социальный механизм Японии был реорганизован по предложения премьер-министра князя Коноэ Фумимаро в «новую политическую структуру», подчиненную целям построения обороны»522.

«государства национальной В рамках правительственной доктрины все политические партии, включая правую социалистическую, самороспускались, а их члены объединялись в Ассоциацию помощи трону под председательством Коноэ. Профсоюзы также самороспустились, и в целях создания «новой трудовой системы» на всех предприятиях были сформированы ассоциации промышленного служения трону – «трудовые организации на предприятиях, органически соединяющие капитал, управление и труд», куда заставили вступить всех рабочих. По месту жительства были организованы квартальные и поселковые ассоциации и соседские группы, охватывавшие все население, через эти организации государство полностью контролировало его повседневную жизнь. В целях учреждения «нового экономического порядка» в 1941 г. в каждой отрасли промышленности были созданы контрольные ассоциации, членами которых стали все предприятия, обеспечивающие «сотрудничество в выработке и осуществлении проектов государственной См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. 2. - Учебник для вузов. - 2-е изд. / Под ред.

проф. Крашенниниковой Н.А. проф. Жидкова О.А. - М., 2001. С. 225-227.

См.: Цунэо Инако. Современное право Японии. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В.Н. Садиков. – 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 679.

политики относительно данной отрасли промышленности»523;

контрольные ассоциации наделялись компетенцией административных органов.

Таким образом, под видом новой политической системы был создан фашистский государственно-политический механизм. Вместе с тем, создание тоталитарной власти не было завершено. Военные, опасаясь ослабления своего политического влияния, не сотрудничали с созданной гражданским лидером Коноэ Ассоциацией помощи трону. Фашизм в Японии не имел такой упорядоченной и сильной публичной организации, как в Германии или Италии, не имел он и таких лидеров, как Гитлер или Муссолини. Поэтому в высших звеньях власти между военными руководителями, государственной бюрократией и приближенными императора нередко имели место разногласия и острая борьба по отдельным вопросам.

Для исправления подобного положения с 1938 г. был введен обычай, по которому наиболее важные государственные мероприятия решались в присутствии императора Хирохито на созданном при нем совещании из представителей правительства и генералитета. Решение о начале войны против США и Англии, например, было принято на таком совещании в ноябре 1941 г.

и санкционировано императором524.

Другой способ обеспечения единства между правительством и военными кругами заключался в том, что в 1941-1944 гг. Тодзио Хидэки одновременно занимал посты премьер-министра, военного министра и министра внутренних дел. Выступая с речью перед парламентской комиссией в феврале 1943 г., глава правительства говорил: «Я обладаю властью премьера в силу приказа Императора и в настоящее время являюсь вождем нации. Мне, как премьеру, даны особые полномочия, и я могу применять их только благодаря немеркнущему свету Императора. Без немеркнущего света императора они не имеют смысла. Я применяю эти особые полномочия только потому, что это соответствует божественной воле и мысли Императора»525.

См.: там же. С. 679 – 680.

См.: там же. С. 680.

Биссон Т.А. Военная экономика Японии. – М., 1949. С. 174.

После того как летом 1944 года Тодзио был смещен со своих постов как ответственный за военные поражения, роль высшего органа государственной власти стал выполнять высший совет по руководству войной, состоявший из премьер-министра, начальника генерального штаба, начальника главного морского штаба, военного и военно-морского министров, а также министра иностранных дел526.

Начиная с 1942 г. выборы в палату депутатов японского парламента проводились под лозунгом «служения трону»;

причем кандидатам, рекомендованным правительством, обеспечивались всякие привилегии, иные же претенденты на парламентские места дискриминировались;

в итоге парламент стал милитаристским. «Функция этого парламента, - пишет Цунэо Инако, - состояла только в том, чтобы автоматически утверждать все правительственные законопроекты. В июне 1945 года парламент принял представленный правительством закон о чрезвычайных мерах военного времени, который наделял правительство полномочиями по изданию приказов и наложению наказаний независимо от норм действующего законодательства.

Это означало, что действие конституции 1889 г. было приостановлено»527.

Фашистский режим диктатора Ф. Франко в Испании в период с 1939 по 1975 гг. создал политико-правовые предпосылки реставрации монархической формы правления, устраненной республиканской революцией 1931 г. Так, июля 1947 г. проект закона о восстановлении династической власти был вынесен на всенародное голосование. По официальным данным, в референдуме приняли участие 17 178 128 испанцев: из них за монархию высказались 14 145 163 человека;

722 565 бюллетений содержали отрицательный ответ;

335 392 – гражданина воздержались. Следовательно, 82,3 % проголосовавших, согласились на восстановление королевского престола528.

См.: Цунэо Инако. Современное право Японии. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В.Н. Садиков. – 2-е изд., перераб. и доп. - М., 2006. С. 680.

Там же. С. 680 – 681.

См.: Алексеева Т.А. Законодательное оформление диктатуры Франко в Испании. // Правоведение.

2005. № 3. С. 193 – 194.

26 июля 1947 г. был издан закон «О преемстве при замещении поста Главы государства»529. Данный нормативно-правовой акт предусматривал два этапа определения преемника Ф. Франко530.

Первый – экстраординарное замещение должности главы государства при установленной монархической форме правления.

Второй – обычное занятие престола. В ст. 1 Закона говорилось: «Испания как политическое целое является католическим, социальным и представительным государством, которое, следуя традициям, объявляет себя королевством»531. Но это была монархия без государя, поскольку юридически закреплялось сложившееся положение: Главой государства объявлялся «Каудильо Испании и Крестового похода, генералиссимус Вооруженных Сил дон Франсиско Франко Баамонде (ст. 2)»532. Появление короля на престоле могло иметь место лишь в трех случаях: недееспособности диктатора, его смерти или добровольной отставки. Недееспособность могла быть установлена с соблюдением специальной процедуры. Инициировалось рассмотрение данного вопроса предложением двух третей членов Правительства, но окончательное решение выносили кортесы. Причем, каудильо признавался недееспособным, если это подтверждали не менее двух третей прокурадоров533.

Кроме того, Закон предоставил Ф. Франко право в любой момент по своему усмотрении назначить преемника, заручившись поддержкой кортесов.

Свобода в выборе государя ограничивалась условиями, которым должен был отвечать претендент на трон. Так, монархом мог стать лишь мужчина, испанец, достигший 30-летнего возраста, исповедующий католическую религию, обладающий качествами, необходимыми для выполнения его высокой миссии, и принесший клятву верности основным законам и принципам Национального См.: там же. С. 194.

См.: Fernandez Segano F. Las Constitutiones Historicas Espanolas: Un analis historico-juridico. - Madrid, 1992. P. 714;

Алексеева Т.А. Диктатура Франко: становление и своеобразие последующей эволюции. // Государство и право, 2008. № 11. С. 88.

См.: Алексеева Т.А. Законодательное оформление диктатуры Франко в Испании. // Правоведение.

2005. № 3. С. 194.

См.: там же.

См.: там же.

движения (ст. 9). В любой момент Глава государства имел право отменить ранее принятое решение о кандидатуре будущего государя (ст. 6). Преемник готовился занять престол или должность регента Испании после смерти каудильо, признания диктатора недееспособным или в случае его добровольной отставки. Если же личность наследника трона не была определена, Правительство и Совет королевства на закрытом заседании двумя третями голосов выбирал кандидата, из числа лиц, имеющих королевское происхождение достойного монаршего звания. Затем кортесы одобряли это решение двумя третями прокурадоров. В случае, когда представительные органы голосовали против преемника, назначался регент534.

Вместе с тем, Закон устанавливал не только правила перехода должности главы государства после Ф. Франко, но в нем закреплялся и обычный порядок престолонаследия (ст. 11)535.

Значение выше приведенных норм для испанского общества было весьма умеренным. Ведь каудильо находился на своем посту пожизненно, а назначение преемника зависело от его воли, и было отложено на неопределенное время. Но все-таки Закон «О преемстве при замещении главы государства» не превратился в фиктивный акт и был реализован. 25 августа 1948 г. состоялась встреча Ф. Франко с доном Хуаном Барселонским, в результате которой была достигнута важная для страны договоренность: Хуан Карлос, сын дона Хуана провозглашается преемником каудильо, и обязуется жить и получать образование в Испании, где ему будет привито уважение к принципам национального движения. 23 июля 1969 г., по достижении Хуаном Карлосом 30-летнеговозраста, Глава государства издал специальный декрет, урегулировавший процедуру утверждения его в роли преемника. Однако, диктатор, разочаровавшись в искренности сына дона Хуана Барселонского, июня 1972г. провозгласил своим преемником Луиса Карреро Бланко. При этом См.: там же.

См.: там же. С. 195.


предыдущее назначение не было отменено, а новая кандидатура не одобрялась кортесами.

В результате убийства Луиса Бланко 30 декабря 1973 г. не осталось сомнений, что Хуан Карлос Бурбон – единственный легитимный претендент на престол536.

После смерти Ф. Франко новый монарх успешно осуществил государственную реформу, в результате которой была принята весьма демократическая Конституция Королевства Испании 1978 г., закрепившая широкий спектр политических, социально-экономических, экологических и культурных прав граждан.

В 1934 году фашистский режим был установлен в республиканской Германии, поработившей к 1941 году почти все государства Европы537.

Таким образом, следует констатировать, что как в условиях монархической, так и республиканской формы правления могут существовать различные виды государственных (политических) режимов: полиархические, авторитарные и тоталитарные (фашистские) в зависимости от применяемых властью средств и методов осуществления публичного господства. Все это свидетельствует о политической гибкости монархической и республиканской государственности, способных воплощать в себе диаметрально противоположные ценности, идеи и постулаты.

См.: там же.

См.: Meder St. Rechtsgeschichte. Eine Einfhrung. 3. Auflage. – Kln, Weimar, Wien, 2008. С. 359 – 378.

ГЛАВА III. ГОСУДАРСТВЕННАЯ (ПОЛИТИЧЕСКАЯ) ВЛАСТЬ И ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ.

3.1. Содержание государственной (политической) власти в условиях монархической и республиканской формы правления Монархическое и республиканское правление являются разноплановыми способами организации государственной власти, оказывающей влияние не только на общество в целом, его институты, но и на каждого индивида в отдельности. По существу, в процессе взаимодействия государственно правовой формы с содержательной стороной функционирования публичного аппарата управления социумом, неизбежно возникают отношения господства и подчинения. Как правило, они наделяются свойствами насилия, стремлением к доминированию над другими. При этом, единственным источником права на легитимное принуждение считается государство.

Материя власти столь же таинственна, сколь и законы природы в отдаленных уголках Вселенной – она создает непреодолимые барьеры человеческой воле, возвышается над людьми и распоряжается их судьбами538.

В современном обществе выделяют власть экономическую, информационную, культурную, духовную и т.д. Кроме того, говорят о власти чувств, инстинктов, привычки, традиций, предрассудков, разума, власти старших над младшими, родителей над детьми539. П.В. Гармоза доказывает существование особой правовой власти нормативно предписывающей субъекту возможность определённого поведения в рамках установленных юридическими предписаниями общественных отношений в соответствии с его собственной волей540.

См. Кольев А.Н. Нация и государство. Теория консервативной реконструкции. - М., 2005. С. 140;

Исаев И.А. Социальные (политические) институты и власть. // Право и государство: теория и практика. 2009. № 9 (57). С. 129.

См.: Иванников И.А. Проблемы государства и права России начала XXI века. - Ростов-на-Дону, 2003.

С. 80.

См.: Гармоза П.В. Власть как категория юридической науки. // Государство и право. 2008. № 5. С.

85.

Вместе с тем, суть власти всегда «состоит в реальной возможности и способности властвующих подчинять своей воле подвластных»541, создавая тем самым иерархию социального неравенства542. Поэтому к власти тяготеют лидеры, обладающие сильной волей способной руководить действиями других лиц. Люди с нерешительной, колеблющейся, раздвоенною волею, поддающиеся предметным влияниям, мягкие и уступчивые - неспособны к власти, так как она предназначена для создания в душах граждан настроение определенности, завершенности, импульсивности и исполнительности543. «Где нет власти, пишет Н.В. Устрялов, - воцаряется беспорядок, дисгармония, хаос. Начала господства и подчинения заложены в таинственной глубине человеческой природы, человеческой психики. Покуда эта природа не переродится до основания, власть будет неизбежным элементом общества»544.

Весь исторический путь человечества свидетельствует о том, что от того, как понимается власть, какой смысл вкладывается в это слово, зависит в целом и социально-политическая организация общества545, представленная в первую очередь соответствующей формой правления.

Аристотель, например, государственную власть называет политической, отождествляя ее с искусством полисного управления546. М. Фуко всякую власть анализирует с позиции силы547 и стратегии548. Для М. Вебера власть есть возможность в различных «социальных условиях проводить собственную волю... вопреки сопротивлению»549. У Т. Парсонса «власть является реализацией обобщенной способности, состоящей в том, чтобы добиваться от членов коллектива выполнения их обязательств, легитимированных значимостью последних для целей коллектива, и допускающей возможность принуждения Иванников И.А. Проблемы государства и права России начала XXI века. - Ростов-на-Дону, 2003. С.

80.

См.: Алексеев Н.Н. Очерки по общей теории государства. Основные предпосылки и гипотезы государственной науки. / Под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова. – М.: Зерцало, 2008. С. 164.

См.: Ильин И.А. О сущности правосознания. Собр. соч. в 10т. Т. 4. – М., 1994. С. 193.

Устрялов Н.В. Понятие государства. // Политическая наука, 2000. № 2. С. 56-57.

См.: Государственная власть: теоретико-методологические и правокультурные аспекты:

монография. / Любашиц В.Я., Мордовцев А.Ю., Мамычев А.Ю., Мирошкина О.И. – М., 2012. С. 5.

См.: Аристотель Политика. Собр. соч. В 4-х т. Т. 4. - М., 1983. С. 376.

См.: Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. - М., 1996. С. 192.

См.: Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. - М., 1999. С. 41 - 42.

Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990. С. 35.

строптивых посредством применения к ним негативных санкций, кем бы не являлись действующие лица этой операции»550. А.Ф. Черданцев определяет власть как функцию «любой формальной или неформальной человеческой группы и общества в целом»551. Х. Ортега-и-Гассет осознает власть в качестве господства «мнения и взглядов, то есть духа»552. Анализируя феномен публичного управления, Б. Рассел пишет: «Подобно энергии, власть существует во множестве форм, таких как богатство, военная сила, гражданская власть, влиятельность или общественное мнение. Ни одна из них не может рассматриваться как подчиненная другим или, наоборот, как источник, из которого проистекали бы все остальные. Любая попытка рассматривать отдельно одну из форм власти – например, богатство – может закончиться лишь частичным успехом, подобно тому, как исследование одной отдельно взятой формы энергии за некоторым порогом окажется недостаточным, если не учитывать другие ее формы. Богатство может проистекать из военной силы или же из влияния на общественное мнение, а они в свою очередь, могут вытекать из богатства»553. Р. Арон, разграничивает категории «власть» и «господство», считая, что различие между ними заключается в том, что в первом случае приказ есть законная необходимость, а подчинение необязательно долг, тогда как во втором случае подчинение основано на признании приказов теми, кто им подчиняется554. Г.Н. Манов утверждает, что государственная власть руководит и управляет волевыми действиями людей, осуществляет их общую координацию555. По мнению Д.Ю. Шапсугова, государственная власть - это система «деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им публичных прав, свобод, выражающих их социальные качества и Парсонс Т. О понятии «политическая власть»// Антология мировой политической мысли: В 4-х т. М., 1997. Т. 2. С. 479.

Черданцев А.Ф. Государственная власть и ее обоснование. // Правоведение. 1992. № 2. С. 4.

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. // Избранные труды. - М., 1997. С. 119.

Russel B. Power. London. 1985. P. 10.

См.: Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 550.

Манов Г.Н. Признаки государства: новое прочтение. // Политические проблемы теории государства.

- М., 1993. С. 42.

потребности»556. А.Ф. Малый предлагает исследовать государственную власть в рамках полномочий, осуществляемых от имени государственных органов557.

С точки зрения К. Маркса, властно-волевые функции государства называются политическими558, так как они характеризуют организованное насилие «одного класса для подавления другого»559. Из этого следует единство природы власти государственной и политической, опирающейся в своей деятельности, по мнению Л.П. Рассказова, на управленческий и правоохранительный (карательный) аппараты560.

Иную позицию отстаивают Ю.А. Тихомиров и О.В. Боровых, полагая, что содержание политической власти шире государственной561. При таком подходе общественные объединения (партии, союзы, блоки и т.д.) могут быть субъектами политической власти, наряду с государством и его органами.

Но данная теория имеет существенные недостатки.

Во-первых, она смешивает власть государства с компетенцией законодательных, исполнительных и судебных органов публичного управления обществом, наделяя их суверенными правами562.

Во-вторых, Ю.А. Тихомиров и О.В. Боровых упускают из виду то обстоятельство, что политическая власть есть «способность государственных структур подчинять поведение людей воле господствующего класса или всего»563 народа. Следовательно, лишь «воплощенная в государственно правовые институты власть - пишет И.А. Иванников, - становиться государственной»564.

Таким образом, политическую и государственную власть необходимо рассматривать как синонимы.

Шапсугов Д.Ю. Проблемы теории и истории власти, права и государства. - М., 2003.. С. 9.

См.: Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория. // Государство и право2001. №3.

С. 97.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч Т. 4. - М., 1955. С. 297.

Там же. С. 447.

См.: Рассказов Л.П. Теория государства и права. – М., 2009. С. 63.

См.: Тихомиров Ю.А. Социализм и политическая власть. // Советское государство и право. 1974. № 5. С. 17;

Боровых О.В. К вопросу о понятии государственной власти // Вестник Московского университета.

Серия 11, Право. 2004. № 1. С. 98.

См.: Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. Собр. соч. в 10 т. Т. 4. - М., 1994. С. 126.

Коваленко А.И. Теория государства и права (в вопросах и ответах). М., 1994. С. 36.

Иванников И.А. Проблемы государства и права России начала XXI века. – Ростов н/Д. 2003. С. 82.

Структурными частями государственной власти выступают три группы элементов: 1) идеальные, 2) материальные и 3) процессуальные. К числу идеальных компонентов относят: а) государственную волю, б) государственную идеологию и в) государственный авторитет565. Материальная область государственной власти институционализируется в форме государства, системе государственных органов и учреждений566. Процессуальную сферу государственного управления составляют категории политической деятельности и политического планирования.

Специфика содержания власти монархической или республиканской державы зависит от особенностей взаимодействия материальных характеристик господства и подчинения с идеальными и процессуальными.

Так, первопричиной властеотношений выступает волевой фактор. В самом общем виде, под «волей принято понимать сознательную саморегуляцию субъектом своей деятельности и поведения при достижении какой-либо цели».567 Воля к власти проявляется при оказываемом ей противодействии.

Государственная воля формируется в процессе овладения государственной властью. Происходит это из-за того, что каждый активный человек так или иначе желает доминировать в обществе. Стремясь к господству над другими воля специализируется как борьба за пищу, собственность и слуг. «Более сильная воля - утверждает Ф. Ницше, - управляет слабой. Нет иной причинности, как от воли к воле. Механически это необъяснимо»568. Утрата воли к власти приводит к потере власти. «Горе тому государству, - пишет И.А.

Ильин, - в котором иссякли источники государственной воли!»569.

Общегосударственная воля выражает сущность политического суверенитета страны. Если единственным источником и носителем всей власти в государстве является индивидуальный субъект (монарх, президент, председатель и т.д.) - возникает автократия, когда же легитимация публичного Там же. С. 85.

См.: там же.

Иванников И.А. Проблемы государства и права России начала XXI века. – Ростов н/Д. 2003. С. 80.

Ницше Ф. Воля к власти. - М., 1994. С. 305.

Ильин И.А. Государственное дело Столыпина. // Статьи. Лекции. Выступления. Рецензии. (1906 1954 гг.). / Сост. и комментатор Ю.Т. Лисица. - М., 2001. С. 194.

управления связана с учетом мнения коллективных общностей (народа, нации, сословия и т.д.) - речь идет о поликратии570.

Вместе с тем, приведенная градация нуждается в уточнении, так как даже самодержавный правитель не может не учитывать интересов основных социальных групп граждан. Зачастую государь предстает единоличным выразителем коллективной воли всего общества, дворянства, буржуазии и т.д.

Поэтому, целесообразно вести речь об индивидуальной или коллективной автократии и поликратии.

Индивидуальная автократическая государственная власть присуща древневосточным деспотиям, в которых верховный правитель идентифицировался массовым сознанием с единственным волевым источником всех управленческих импульсов способных привести в движение общественно политическую жизнь. В свою очередь владыка не мог принимать решения без божественного соизволения.

Таким образом, «отношение к верховной власти в древневосточном обществе, - пишет В.В. Кучма, - всегда было окрашено в религиозно мистические тона, а сама... верховная власть»571, непременно наделялась ореолом сверхчеловеческого величия.

Коллективная автократия, возникает в условиях абсолютизма и самодержавия. В первом случае, воля государя, преимущественно, обременяется нуждами бюрократии;

а во втором, - интересами широких слоев населения, которое привлекается к участию в государственных делах посредством созыва народных представителей. Особенность коллективной автократии состоит в том, что делегаты Земских соборов, Избранных рад и т.д.

ни коим образом юридически не ограничивают царскую волю в способах и средствах необходимых для достижения державных целей. Стоит отметить, что коллективный автократизм, присущь советской республики, в которой ведущая роль принадлежит партийному лидеру.

См.: Баранов П.П., Верещагин В.Ю., Курбатов В.И., Овчинников А.И. Философия права. - Ростов-на Дону., 2004. С. 457- 458.

Кучма В.В. Государство и право Древнего мира: курс лекций. – Волгоград, 1998. С. 58.

Дуалистические и коллегиальные монархии, а также президентские республики способствуют развитию индивидуальной поликратии, так как они представляют государю или президенту всю полноту или часть исполнительной власти, но лишают его монополии в сфере законодательных полномочий.

Вследствие этого, единоличному правителю приходиться выполнять волю коллективного органа (парламента, конгресса, национального собрания и т.д.), занимающегося правотворческой деятельностью.

Конституционные монархии, как правило, строятся на основе коллективных поликратических отношений, потому что наследственный глава государства является царственным символом нации не обладающим реальными рычагами власти. Традиции, обычаи или Основные законы обязывают его санкционировать деятельность правительства, формируемого парламентским большинством, либо коалиционным блоком близких по идеологии партий, движений и т.д.572 В таком же положении находятся главы государств конституирующихся в парламентские, смешанные, плебисцитарные и коллегиальные республики.

Выше сказанное свидетельствует о том, что самодержавие, дуалистическая и конституционная монархии, а также советская, президентская, парламентская, смешанная, плебисцитарная и коллегиальная республика в рамках индивидуальных и коллективных автократий и поликратий, могут не только согласовывать воли отдельных лиц, социальных групп, но и всего общества в целом. Исключение составляют деспотия и абсолютизм, опирающиеся, соответственно, на единоличное самовластие и бюрократический аппарат.

Вместе с тем, государственная власть нуждается в оправдании своего существования, обосновании собственной правоты и законности. Достигается это с помощью официальной идеологии, имеющей соответственно особое содержание в условиях монархического и республиканского правления.

См.: Бромхед П. Эволюция британской конституции. - М., 1978. С. 42.

Во-первых, в отличие от республиканских президентов, королевские, княжеские, императорские и т.д. династии, как правило, ссылаются на родовое “право крови”, гарантирующее им легальность на занятие трона. Так, первоначальная идея Римской империи о делегировании Сенатом и народом верховной власти императору, постепенно уступила место наследственной прерогативе господства феодального сеньора над подданными и вассалами573. В Средневековой Франции, преемственность королевской власти обеспечивалась институтом соправления, на основе которого государь, практически всегда, признавал наследником престола своего сына. Отрицание же родственного принципа передачи державных прав на управление государством всегда провоцировало в монархиях силовые способы устранения неугодных правителей. Например, в Византии из 109 цареградских императоров - от Аркадия до Константина XI Палеолога - 20 погибли насильственной смертью (умершвленные своими врагами), 18 претерпели различные мучения (ослепления, отсечения кисти рук и т.д.), 3 погибли голодной смертью, 1 умер от раны, нанесенной отравленной стрелой, 12 погибло в темнице или монастыре, и только 12 отреклись от престола и постриглись в монахи добровольно, 36 базилевсов умерли на своем ложе от старости, болезней и умопомешательства, 3 были убиты на поле брани и лишь один попал в плен574.

В целях избежания такой печальной статистики и укрепления монопольного права московских князей на владычество русскими землями, отечественные идеологи XV - начала XVII веков распространяли в народе версию о родстве легендарного Рюрика и его потомков «Государей Всея Руси»

с Цазарем Августом - римским императором575. Обосновывая свои притязания на трон, Борис Годунов ссылался на родство с ордынскими царями576. Ведь, в России, как замечает А.Ю. Мордовцев, «на уровне политической повседневности, архитектонических структур юридического менталитета не См.: Смолин М.Б. Тайны русской империи. - М., 2003. С. 22-23.

См.: там же. С. 34.

См.: Сказание о Великих князьях Владимирских. Великой Руси. // Памятники литературы Древней Руси: конец XV- первая половина XVI века. - М., 1984. С. 427 - 431;

Грамота Василия Шуйского о своем избрании (1606). // Пуздрач Ю.В. История российского конституционализма IX-XX веков. - СПб., 2004. С. 469.

См.: Мещеряков А.Н. Японский император и русский царь. - М., 2004. С. 37.

только «профанного» большинства, но и, интеллектуальной элиты любой не соответствующий качествам истинного царя (по рождению, «духу», делам и т.п.) будет считаться самозванцем со всеми вытекающими отсюда последствиями»577.

Стоит сказать, что современные Западноевропейские монархии (Бельгия, Испания, Люксембург, Швеция и т.д.) для поддержания стабильности своих политических систем также придерживаются наследственного принципа легитимации королевской, герцогской и т.п. власти578.

Во-вторых, идеология единоличного управления государством включает в себя теологические доктрины господствующего в стране вероисповедания.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.