авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 6 ] --

Наиболее универсальными религиями, поддерживающими монархическую форму правления являются монотеистические учения. Так, до признания Римской империей в IV веке н.э. христианства в качестве государственной религии - большинство населения страны не воспринимало сакральную сущность императорской власти. Божеств почитавшихся потомками квиритов было великое множество, поэтому государю и его противникам могли покровительствовать разные потусторонние силы. Вследствие этого, на власть смотрели более всего как на успех, который можно обратить в свою пользу с оружием в руках. Попытки прижизненного возведения императоров в пантеон богов не добавляли им нравственного величия, ибо подвластные кесарю нации продолжали молиться своим идолам и предкам579.

Христианство, исповедующее веру в Единого Бога Вседержителя, устраняло идеологические предпосылки непринятия узурпаторской власти цезарей. Более того, оно благословляло на царствие любого претендента, желающего примерить царский венец, ибо апостол Павел пишет: «... нет власти не от Бога;

существующие же власти от Бога установлены. Посему Мордовцев А.Ю. Феномен государственной власти в отечественном социально-политическом пространстве: путь к очевидности. // Философия права. 2004. № 1 (9). С. 20.

См.: Конституция Бельгии 1831 года (в ред 1993 г.). Ст. 85 // Конституции государств европейского Союза. - М., 1999. С. 122;

Конституция Испании 1978 года. Ст. 57. // Там же. С. 383;

Конституция Великого Герцогства Люксембург. 1868 года (в ред. 1994 года). Ст 3 // Там же. С. 457;

Акт о престолонаследии в Швеции 1810 года (в ред. 1979). // Там же. С. 729-730.

См.: Смолин М.Б. Тайны русской империи. - М., 2003. С. 23.

противящийся власти противится Божию установлению»580. Благодаря тому, что к 313 году н.э. Константин Великий крестился сам, уравнял в правах все религии Римской империи, а затем сделал христианство государственным вероисповеданием, церковные иерархи канонизировали его в качестве праведного государя. Фактически духовенство простило ему незаконный захват верховной власти, посредством военной силы, сославшись на божье провидение581. Ведущую роль в легитимации верховной власти франкского вождя Хлодвига (481 – 511 гг.), покорившего римскую провинцию Галлию, и провозгласившего себя ее королем, после коварного убийства других племенных предводителей, сыграли епископы, благодарные ему за принятие христианства582. Аналогичные события произошли на Руси в X веке н.э., когда князь Владимир, крестивший свой народ, был приравнен к апостолам Иисуса.

Хотя до этого момента он насильно взял в жены дочь убитого им князя Рогволода, совершал кровавые жертвоприношения и вообще не имел права на престол Рюрика, так как его матерью являлась ключница Малушка583.

Вместе с тем, различие в идеях власти московского царя и византийского императора, наглядно выражалось в церковно-гражданских обрядах. В Константинополе базилевс возглавлял всех христиан, включая патриарха и священнослужителей. Именно император созывал Вселенские соборы, принимал самое активное участие в спорах о догмах православия и выступал на первом плане, в обряде, совершаемом в храме «Святой Софии» в неделю Воий, затемняя собой весь клир. В России наоборот - царь смиренно склонял голову перед духовными отцами. И народ русский, в церковных обрядах скорее видел глубину смирения государя, нежели высоту его сана584. По мнению, В.В.

Момотова, заимствования светского византийского права, развивающимся средневековым российским правом происходило в основном в области Послание к римлянам святого апостола Павла. // Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа и Псалтырь. - М.: Изд. Московской патриархии, 1956. С. 283.

Смолин М.Б. Тайны русской империи. - М., 2003. С. 22.

См.: История государства и права зарубежных стран. Часть. 1. Учебник для вузов. Под ред. проф.

Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М., 1998. С. 200-203.

См.: Повесть временных лет. // Повести Древней Руси. - М., 2002. С. 98 - 144.

См.: Савва В.И. Московские цари и византийские василевсы. К вопросу о влиянии византии на образование идеи царскай власти московских государей. - Харьков, 1901. С. 104.

наследственных и брачно-семейных отношений, но не затрагивало коренных основ политического владычества585. Это не помешало, после падения Цареграда в 1453 году Москве провозгласить себя преемницей Византии, Третьим Римом, в котором сошлись все христианские царства в одно, потому что «два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать»586. Более того, после пресечения «великой смуты» в 1613 г., патриарх Филарет стал именоваться государем587, как и его царствующий сын Михаил, причём первый был поставлен на высшую духовную должность ещё «тушинским вором», а затем рукоположен на патриаршество иерусалимским патриархом Феофаном в 1619 г.588 Но во второй половине XVII века политико-религиозный вектор сакрализации верховной власти стал смещаться в сторону самодержца всероссийского, оказавшегося, более сакральной фигурой, нежели глава Русской православной церкви. Поэтому победа царей над цезаре-папизпом патриарха Никона и отмена патриаршества Петром, вполне укладывались в ранневизантийские концепции христианской империи589.

Османская империя, также строилась на теократических началах совмещения в одном лице светской власти султана и духовных полномочий халифа – верховного покровителя всех мусульман590.

Понимая важность религиозного мировоззрения в поддержании монархического правления, Конституция Королевства Дании 1953 года в п.4 ч.

1 провозглашает Евангелистическую Лютеранскую Церковь Официальной Церковью Дании, поддерживаемой государством591.

См.: Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX – XIV вв.: Монография. – М., 2002. С. 133 – 134.

См.: Филофей. Послание Великому Князю Василию об исправлении крестного знамения и о содомском блуде. // Памятники литературы Древней Руси: Конец XV - первая половина XVI века. - М., 1984.

С. 441.

См.: Ст. 2. Гл. XVII «О вотчинах» Соборного Уложения 1649 г. // Практикум по истории отечественного государства и права: учеб.-метод. Пособие / Ф.И. Долгих. – М., 2010. С. 93.

См.: Фасиев Т.А. Идея защиты православия в арсенале средств внутренней и внешней политики Московской Руси. // История государства и права, 2011. № 1. – С. 19.

См.: там же. С. 20.

См.: Конституция Османской империи 1876 г. ст.ст. 3 – 4. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В.Н. Садиков. - М., 2006. С. 466.

Конституция Королевства Дании 1953 года. // Конституции государств Европейского Союза. - М., 1999. С. 303.

Более интенсивно в этом направлении действовала Япония, реставрирующая монархию во второй половине XIX века. Чтобы обеспечить господствующее положение императора в политической системе страны “восходящего солнца”, в ранг государственной религии был возведен синтоизм, рассматривающий правителя в качестве «сына неба». Догматами официального вероисповедания занималось «Управление по делам небесных и земных божеств» (Дзингикан), в задачи которого входила разработка и пропаганда монархического строя. Постепенно в Японии сложился такой порядок, когда сугубо политические проблемы государства становились содержанием религиозных обрядов и ритуалов. Примером этому может служить знаменательное богослужение императора в 1869 г., в ходе которого он дал клятву перед синтоистскими божествами «Неба и Земли» создать в будущем «широкое собрание» и решать все дела «в соответствии с общественным мнением», искоренить «плохие обычаи прошлого», заимствовать знания «во всем мире» и пр.592 В том же году Дзингикан учреждает институт проповедников, которые должны были распространять среди народа тэнтоистские принципы, положенные в основу династийного культа «единства отправления ритуала и управления государством». В 1870 г. принимаются два новых императорских указа о введении общенациональных богослужений, а также о пропаганде великого учения «Тайке» - доктрины о божественном происхождении японского государства. Для более крепкого сплочения народа вокруг монаршего трона в 1873 году японские власти запретили христианство и значительно ограничили свободу распространения буддистского учения.

Связано это было с тем, что большинство подданных императора поклонялись древним синтоистским божествам, в других же религиозных системах, распространенных на материке, правители страны «восходящего солнца»

видели угрозу государственному суверенитету593. В целях укрепления нового правопорядка Рескриптом о воспитании (1890 г.) в Японии был установлен См.: Клятвенное обещание императора Муцухито (1869 г.) // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского. - М., 1996. С. 201.

См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. 2. Учебник для вузов. Под общ. ред. проф.

Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. - М., 1998. С. 159.

особый сакральный ритуал поклонения Конституции. Этот акт в частности призывал: «Всегда почитайте Нашу Конституцию и следуйте законам Нашего государства… Это Великий Путь – учение, завещанное многими поколениями Наших предков-императоров. Это единственно истинный путь для прошлого и для настоящего. Если ему следовать в Японии и за её пределами, не будет никаких правонарушений. И поскольку это так, и Мы, и вы, Наши подданные, все вместе должны всегда охранять этот Путь и стремиться к торжеству Нашей общей морали»594.

Следовательно, обоснование силы царской власти, веры в ее необходимость и законность напрямую связано с концепциями господствующего в стране вероисповедания, выступающего за наследуемого венценосца или выборного представителя.

В-третьих, политическая идеология монархического правления имеет в своем арсенале институт титульной градации населения (на князей, графов, маркизов, баронов, виконтов и т.д.), который ранее был связан с особой системой льгот и привилегий: освобождение от налогового бремени, предоставление земли и крестьян, исключительный доступ к государственной службе и т.д. В современных королевствах данные социальные группы определяются на основании особых заслуг перед короной отдельных личностей или целых семей. Поэтому титул следует рассматривать как «почетное звание, величание по сану и достоинству»595, присваиваемое государем596 или получаемое по наследству.

Вместе с тем, в Великобритании пожизненные лорды по праву высокого сана могут заседать в Верхней палате парламента - Палате лордов597. Но этот случай скорее является исключением из общего правила европейских королевств. В целом же, включение людей в дворянское сословие способствует Хабриева Т.Я. Вводная статья. Истоки конституционного развития Азии. // Конституции государств Азии: в 3-х т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. – М., 2010. Т. 1. Западная Азия. С. 7.

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. - М., 2001. С. 648.

См.: Свод законов Российской империи. Т.1. Ч. 1. Свод основных государственных законов. 1906.

(ст. 19). - СПб., 1906. С. 7;

Конституция Великого Герцогства Люксембург. 1868. (в ред. 1994.) (ст. 40). // Конституции государств Европейского Союза. - М., 1999. С. 460.

Шапавалов В.Н. Великобритания. Вводная статья. // Конституции государств Европейского Союза.

- М., 1999. С. 153.

удовлетворению их тщеславия, ибо пребывание в нем связано с возможностью для аристократических родов иметь рыцарские гербы и фамильные девизы, указывающие на знатность и благородство происхождения их обладателей. Так, геральдические символы князей и графов Российской Империи содержали следующие выражения: а) «Semper immota fides» - (лат. Вечно непоколебимая верность) - девиз князей Воронцовых;

б) «Fede et Fide» - (лат. Вера и верность) - девиз графов Адлербергов;

в) «Debit Haec Insignia Virtus» - (лат. Доблесть дала эти отличия) - девиз графов Головиных;

г) «Богу слава жизнь тебе» - девиз графов Бобринских;

д) «В боге мое спасение» - девиз графов Бестужевых Рюминых;

е) «Верность и терпение» - девиз князя М.Б. Барклая-де-Толли;

ж) «Без лести предан» - девиз графа Аракчеева и т.д.598 Думается, это развивало культ добросовестной службы самодержавному суверену.

Из этого следует, что возможность царствующих особ присваивать благородные титулы является способом воспитания монархического правосознания, влияющего на легитимацию государственной власти возглавляемой единоличным властителем.

Таким образом, политическое властвование государя состоит в социально сосредоточенном и юридически организованном влиянии его воли на мысли и действия других лиц, подчиненных ему не только «правотою и силою власти, но и собственным правосознанием»599.

Поэтому отношения публичного господства нельзя сводить лишь к физическому насилию, ибо государственная власть «оказывает воздействие на тело, душу и ум, призывает их, подчиняет закону своей воли. По существу...

она подобна авторитету. Коррелятором ее является уважение;

этическую ценность она представляет тогда и только тогда, когда так направляет уважающего ее, что тот оказывается не в состоянии осуществлять большее количество более высоких ценностей, не подвергаясь непосредственно См.: Отечественная история с древнейших времен до 1917 года: энциклопедия: В 5т.: т. 1: А-Д. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. С. 27, 100, 163, 225, 245, 461, 584.

Ильин И.А. О сущности правосознания. Собр. соч. в 10 т. Т. 4. - М., 1994. С. 292.

воздействию со стороны власти»600. Это вызывает ответную реакцию общества, старающегося заботиться о силе и авторитете государства.

По мнению И.А. Ильина, «власть, лишенная авторитета, хуже, чем явное безвластие;

народ, принципиально отвергающий правление лучших или не умеющий его организовать и поддерживать, является чернью, и демагоги суть его достойные вожди»601. Чернью может стать любой: богатый и бедный, «темный» человек и «интеллигент», каждый у кого корыстная воля и убогое правосознание. Более того, «она веками берет и дает взятки, распродавая и расхищая государственное дело»602. Черни не доступно понимание назначения права и государства, путей и средств достижения социальной справедливости и общего блага. Порочные люди не чувствуют национальной солидарности, у них нет способностей к организованности и дисциплине. А если им «все-таки удается создать некоторое подобие «режима», то этот «режим» осуществляет под видом «демократии» торжество жадности над общим благом, равенства над духом, лжи над доказательством и насилия над правом;

этот «режим» зиждется на лести и подкупе и осуществляет власть демагогов»603, которые внушают черни, «будто государственная власть есть ее товар, который она может выгодно продать и затем назначает цену этому товару в виде «политических»

обещаний и посулов»604. На самом деле демократия является охлократией, оправдывающей антигосударственные начала бесправия и произвола605.

Поэтому монархической власти, как и республиканской, приходится заботиться о собственном авторитете. Особым средством укрепления взаимного доверия между государем и его подданными служат эталоны нравственного поведения королевских особ и царствующих фамилий. Так, Древнеиндийская Архашастра (I тыс. до н.э.-I тыс. н.э.) в числе качеств, возбуждающих любовь и притягивающих подданных к своему правителю Баранов П.П., Верещагин В.Ю., Курбатов В.И., Овчинников А.И. Философия права. - Ростов-на Дону, 2004. С. 434 - 435.

Ильин И.А. О сущности правосознания. Собр. соч. в 10т. Т. 4. 1994. С. 298.

Там же.

Там же. С. 298.

Там же. С. 300.

См.: там же. С. 290.

называет: а) высокородность, б) удачливость, в) ум, г) способность внимать совету старых и опытных людей, д) справедливость, е) честность, ж) твердость, з) постоянство, и) благородство, к) щедрость, и л) энергичность606.

Если верховной власти удается соответствовать данному эталону, то народ в силу психологических особенностей людей признает ее превосходство над другими силами, действующими в обществе. Говоря словами Н.В.

Устрялова, «основная опора власти – физическая сила, не пушки, а души человеческие. Когда нет опоры в душах, ни штыки, ни тюрьмы, ни прочие безжизненные предметы не создадут и не охранят власти»607. Пример этому дает Русь Московская, ибо «куда бы ни заходили русские люди, - отмечает Н.Я.

Данилевский, - хотя бы временные и местные обстоятельства давали им возможность или даже принуждали их принять самобытную политическую организацию, как,... в казацких обществах, - центром их народной жизни все таки»608 оставалась Россия, и высшая власть в понятии их продолжала олицетворяться с престолом Русского самодержца.

Когда же в начале XX века Император Николай II и его родственники превратились в предмет публичной критики во внутри семейных отношениях корона Российской Империи стала терять поддержку различных, прежде лояльных, слоев населения. А.Н. Боханов следующим образом описывает данную ситуацию: «Распутинская тема стала волей - неволей занимать даже людей, которые раньше были далеки от политики. Об этом так много говорили все, приводили так же скандальные подробности, что трудно было усомниться в их достоверности. Бедная, бедная Россия! - говорили искренне обеспокоенные судьбами страны люди. Неужели государь не понимает, что все может кончиться катастрофой? - недоумевали правоверные монархисты. Говорят, что всех министров назначает Распутин за взятку! Ходят слухи, что этот Гришка пьяница свободно бывает в спальне царицы!... Беспокойство охватило и императорскую фамилию. Ведь царь в России всегда был выше суждений См.: Архашастра, или Наука политика. / Пер. с санскрита. - М., 1993. С. 284.

Устрялов Н.В. Понятие государства. // Политическая наука, 2000. № 2. С. 57.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культуру и политические отношения славянского мира к германо-романскому. - СПб., 1995. С. 412.

толпы;

раньше она никогда не смела публично обсуждать его действия;

а уж тем более касаться его семейной жизни. И уж коль до этого дошло, то значит дело плохо. Если бы об этом говорили только в салонах, было бы еще полбеды, но это стало темой разговоров и у простолюдинов, и в армии, и в тылу»609.

Вследствие, чего у русского трона в 1917 году не нашлось дееспособных защитников.

На основании данных фактов необходимо констатировать, что авторитет самодержавного правителя, уважение к его семье со стороны подданных является гарантией стабильного развития монархического государства.

Вместе с тем, идеальные компоненты государственной власти (государственная воля, государственная идеология и государственный авторитет) проявляются в условиях особых властно-публичных процессуальных отношений, состоящих из политической деятельности и политического планирования.

В структуре политической деятельности выделяются цели и средства социального управления610. Под целью в политике принято понимать желательный результат, ради которого осуществляется публичная деятельность611.

Стоит сказать, что у каждой нации, живущей на одной территории, всегда существуют некоторые доминирующие задачи и стремления. «Идеальная власть» должна их использовать и предлагать, отвечающую им программу действий. Отсутствие ясных политических целей, как правило, приводит государство к нулевым или отрицательным результатам, к значительным людским и материальным потерям, к подрыву престижа, осложнению положения на международной арене, истощению экономики612.

Отличительной целью монархического государства является необходимость сохранить династию и передать в целости и сохранности Боханов А.Н. Сумерки монархии. - М., 1993. С. 243.

См.: Дегтярев А.А. Основы политической теории. - М., 1998. С. См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. - Саратов, 2003. С.

197.

См.: там же. С. 200.

престол царственных предков в руки будущего наследственного правителя.

Республики, напротив, стараются избегать родственной преемственности при занятии высших публичных должностей, рассматривая их как достояние всего народа. Так, ч. 3 ст. 60 Федерального Конституционного Закона Австрийской Республики 1920 года устанавливает запрет на избрание Федеральным Президентом членов императорских домов или семей, а также лиц, когда-либо принадлежавших к ним613. В 1924 году, опасаясь контрреволюции, в Турецкой республике лишили всех членов бывшей правящей династии султанов гражданства и права проживания на территории государства614.

Для достижения державных целей государство использует всевозможные политические средства, представляющие собой инструменты и технологии, намерений615.

ведущие к осуществлению публичных Наряду с общераспространенными средствами господства и подчинения (деньги, манифестации, лоббизм, популизм и т.д.) монархии широко применяют силу обычаев, традиций и ритуалов.

Правовой обычай является одной из древнейших разновидностей социальных норм. По мнению французского ученого Ж.-Л. Бержеля, зарождение и эволюция обычая, обусловлены «качеством и постоянством прецедентов в социальной сфере, а также общим консенсусом»616. В юриспруденции под обычаем понимается исторически сложившееся правило поведения, вследствие фактического его применения в течение длительного времени, закрепленное практикой общения людей и обеспечивающееся мерами общественного воздействия. Обычай, защищаемый государством, считается правовым.

С точки зрения Н.Н. Вопленко, следование санкционированному обычаю означает не только выражение согласия с политической волей правящей элиты, См.: Федеральный Конституционный Закон Австрийской Республики 1920 года. // Конституции государств Европейского Союза. - М., 1999. С. 47.

См.: Закон относительно упразднения халифата и запрещения членам Османской династии пребывания на территории Турецкой республики (3 марта 1924 г.) // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В.Н. Садиков. - М., 2006. С. 711 – 712.

См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. - Саратов. 2003. С.

200.

Бержель Ж.-Л. Общая теория права: Пер. с франц. - М., 2000. С 108.

но и «проявление социальной солидарности с нормами общественного порядка, на которых он основывается»617. Живучесть и востребованность правовых обычаев определяется таким качеством общественной и государственной жизни, как преемственность базовых норм и институтов человеческого общения. Появлению обычаев предшествуют традиции (от лат. traditio передача), состоящие из элементов социального и культурного наследия, передаваемого от поколения к поколению и сохраняемого в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени618. По мнению И.Л. Солоневича, «нации и культуры, государства и империи строятся на традиции и религии, что по существу есть одно и тоже»619.

Более того, монархии не могут существовать без устоявшихся правил поведения в различных политических ситуациях. В отличие от них, республики подвержены силе пропаганды, а тоталитарные режимы авторитету пулейметов620. В Великобритании, например, король в соответствии с обычаями и традициями английского престола обязан одобрять законопроекты, утвержденные в установленном порядке палатами Парламента621. Исследуя историю России, А.Н. Болдырев пришел к выводу, что «московский государь был ограничен (не формально, а морально старыми обычаями и традициями, особенно церковными). Он сам не желал нарушать установленные морально религиозные правила и правовые нормы, а тем более не хотел допустить их нарушения подчиненными ему властями»622.

Следует отметить, что отступление от сложившегося веками исторического порядка осуществления единоличной власти зачастую было связано с государственными, либо династическими трагедиями. Так, по свидетельству Геродота (ок. 485г. до н.э. - ок. 425г. до н.э.), скифский царь Скил, презиравший обычаи своего народа и боготворивший нравы греков, Вопленко Н.Н. Источники и формы права. - Волгоград, 2004. С. 50.

См.: Российский энциклопедический словарь: В 2-х кн. / Гл. ред.: А.М. Прохоров. - М., Большая Российская энциклопедия, 2001. Кн. 2: Н-Я. С. 1330.

Солоневич И.Л. О философии. // Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. - М., 2003. С. 98.

Солоневич И.Л. Вопрос о монархии. // Там же. С. 41.

Ромашев А.К. Правовая система Англии. - М., 2000. С. 189.

Болдырев А.Н. Курс лекций по отечественной истории. - Ростов-на-Дону, 2002. С. 50-51.

поплатился за это своей головой. Его убил сводный брат Ситалк, пришедший к власти на щитах соплеменников не желавших наблюдать нарушение заветов родных богов и предков623.

Отрицание Императором Всероссийским Петром I опыта Московской Руси привело нацию к небывалому расколу, огромному отчуждению культур, к сужению идеи «российского величия», которое люди XVIII века от Меньшикова до Потемкина и Суворова отождествляли лишь с военным могуществом. А.Г. Данилов увидел в этом ослабление и сокращение возможностей отечественного общества в решении стоящих перед ним задач624.

Ведь теорию «Москва - Третий Рим» озарял смутный, но все же отблеск религиозно-этического идеала, XVIII же век продемонстрировал идейную нищету и стремление ко внешнему могуществу как к единственной положительной цели625. Поэтому мудрые монархи стараются сохранять древние установления своих предков, даже если их действия носят исключительно ритуальный характер, представляющий исторически сложившуюся форму символического поведения для выражения определенных социальных и культурных взаимоотношений и ценностей626. Так, ритуал священного коронования и миропомазания на царствие Императора всероссийского должен был подтверждать легитимную преемственность власти в государстве.

Проходил он следующим образом. По вступлении на престол, государь короновался по чину православной Греко-Российской церкви в Московском Успенском Соборе, в присутствии членов правительства и представителей всех сословий.

Вместе с Императором, по его соизволению, приобщалась к сему таинству венценосная супруга. Во время коронационной церемонии царь обязан был произнести в слух символ Православной-Кафолической веры, затем Геродот История. // Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. - Ростов-на-Дону. 1990. С.

43-44.

См.: Данилов А.Г. Применим ли опыт Петра I в современной России? // Государственность и право славянских народов начала XXI века. - Ростов н/Д., 2003. С. 22.

См.: там же.

См.: Российский энциклопедический словарь: В 2 кн. / Гл. ред.: А.М. Прохоров. - М. большая российская энциклопедия, 2001. Кн. 2: Н-Я. С. 1330.

облачиться в порфиру, принять корону, скиптр, державу и призвать, склонившись на колени, Царя Царствующих в установленной для сего молитве627. Примечательно, но и каждый из подданных Российского Самодержца приводился к присяге на верность трону по своей вере и закону628.

В отличие от дореволюционной России, граждане европейских монархий не присягают им на верность, а короли, герцоги и князья клянутся перед парламентом и народом соблюдать действующую конституцию и править на благо государства629.

Вместе с тем, функционирование государственной власти, возглавляемой монархом, не исчерпывается обрядовой стороной, так как публичное управление обществом не мыслимо, без рационального политического планирования, суть которого состоит в заблаговременном определении последовательности выполнения какой-либо программы, работы или проведения намеченного мероприятия.

Политическое планирование имеет два уровня: тактический и стратегический. Республики более склонны к тактическому, краткосрочному, преимущественно утилитарному планированию, потому что они ограничивают полномочия высших органов государственной власти сроками избрания их должностных лиц. Монархии же, напротив, из-за стабильности передачи престола по наследству способны не только к решению частных задач, но и к достижению стратегических целей, путь к которым иногда занимает несколько столетий. Так, французские короли XI - XVIII веков и русские самодержцы с XIII века по 1917 г. последовательно реализовывали планы по воссоединению своих земель в единое государство630.

Обобщая вышесказанное, можно сделать следующие выводы.

См.: Свод законов Российской империи. Т. I. Ч. 1. Свод основных государственных законов. 1906г.

Ст. ст. 57, 58. - СПб., 1906. С. 10 - 11.

См.: там же. Ст. 56. С. 10.

См.: Конституция Бельгии 1831 г. Ст. 91 // Конституции государств Европейского Союза. М. 1999.

С. 123.;

Конституция Дании 1953 г. Ст 8. // Там же. С. 303;

Конституция Испании 1978 г. Ст. 61. // Там же. С.

384;

Конституция Великого Герцогства Люксембург 1868 г. (в ред. 1994 г.). Ст. 5 // Там же. С. 457;

Конституция Королевства Нидерландов 1983 г. Ст. 32. // Там же. С. 482.

См.: Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X - XIII веков. - СПб., 2001. С.

204 – 311.

1. Самодержавие, дуалистическая и конституционная монархии, а также советская, президентская, парламентская, смешанная, плебисцитарная и коллегиальная республика в рамках индивидуальных и коллективных автократий и поликратий, могут не только согласовывать воли отдельных лиц, социальных групп, но и всего общества в целом. Исключение составляют деспотия и абсолютизм, опирающиеся, соответственно на единоличное самовластие и бюрократический аппарат.

2. Коронованные главы государств, не ограниченные сроками пребывания на своей должности, в отличие от республиканских президентов, находятся в более выгодном положении при достижении стратегических политических целей, зачастую реализуемых в течение нескольких десятков лет и даже столетий.

3.2. Политико-правовые аксиомы монархической и республиканской власти.

Исследование различных природных и социальных процессов невозможно без первичных умозаключений, не требующих логического доказывания, потому что смысл их очевиден для всех. В науке такие априорные выводы называются аксиомами (от греч. axiоma - истина не нуждающаяся в подтверждении). Например, общеизвестными правовыми аксиомами являются следующие запреты: 1) на двойное осуждение за одно и тоже правонарушение;

2) на осуществление правосудия лицом, являющимся стороной в деле;

3) на придание новому виду уголовной ответственности обратной силы и т.д.

Вместе с тем, властеотношения пронизывающие государственно организованное общество, подчиняются собственным фундаментальным законам, нарушение которых приводит к политическому коллапсу, социальному взрыву, государственному перевороту, революции или анархии. В целях недопущения выше приведенных перспектив необходимо знать и соблюдать базовые основы публичного господства. Так, И.А. Ильин выделяет пять ключевых правил организации государственной власти631.

1. Государственная власть должна осуществляться в рамках правового полномочия, опираясь на законы, а не на произвол должностных лиц 632.

2. Государственная власть не подлежит дроблению на абсолютно автономные части, ибо по своей природе она едина и неделима. Это не означает не возможность ее функциональной специализации в сферах законотворчества, исполнения воли народных представителей, осуществления правосудия, надзора и т.д. 3. Государственная власть всегда должна осуществляться лучшим людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу634.

4. Политика обязана служить генеральному интересу общества, а не отдельным его частям635. Причем, ценность «народной воли» следует См.: Ильин И.А. О сущности правосознания. Собр. соч. в 10 т. Т. 4. – М., 1994. С. 295 - 305.

См.: там же. С. 295.

См.: там же. С. 296.

См.: там же. С. 298.

сопоставлять с содержанием национальных интересов;

«вне этого она оказывается лишь дурным вожделением толпы, и качество этого дурного вожделения нисколько не становиться выше оттого, что им увлечены многие или даже большинство»636.

5. Государственная власть должна быть связана распределяющей справедливостью, с возможностью отступать от нее, тогда и только тогда, когда это требует поддержание национально-духовного и державного бытия народа637. В целом, правительство обязано заботиться о сиротах, малоимущих и других социально незащищенных слоях населения, гарантируя им необходимый минимум для достойного человеческого существования. Но “режим, поддерживающий без достаточных оснований несправедливые привилегии, - пишет И.А. Ильин, - есть режим противо-политический, он компроментирует достоинство политической власти и подрывает волю к государственному единению. Такой режим не может быть прочным, ибо он сам воспитывает те центростремительные силы, которые рано или поздно разложат его и поставят вопрос о самом существовании государства»638.

Данные постулаты применимы для всех государств, независимо от формы правления, хотя они не являются исчерпывающими средствами лучшего функционирования политического механизма. Полагаю, что в силу персонификации наследственной государственной власти, монархии держаться на специфических императивах укрепления и развития царского правления. К таковым относятся особые публичные требования единоличного властвования.

Во-первых, венценосцам следует заботиться о здоровом потомстве, не обремененном наследственными заболеваниями. Для этого государи и члены правящих домов при заключении браков должны не только соблюдать общемедицинские запреты кровосмешения между близкими родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными (имеющих общих См.: там же. С. 300.

Там же. С. 298.

См.: там же. С. 305 - 306.

Там же. С. 307 - 308.

отца или мать) братьями и сестрами, но и проходить обязательную генетическую экспертизу для будущих супругов. Исторические факты говорят в пользу такой меры. Ведь крушение многих династий фараонов Древнего Египта было связано с вырождением потомства, из-за того, что женами царей становились их родные сестры и дочери639. Традиции древних кельтов, не позволяли лицам, имеющим природные уродства становиться королями своих народов640. Не добавляла авторитета императорскому престолу в России начала XX века наследственная болезнь (гемофилия) цесаревича Алексея, полученная им по материнской линии и т.д. Поэтому, важность генетического здоровья монархов и их наследников более чем очевидна при решении вопроса об удержании государственной власти.

Во-вторых, коронованные правители обязаны исповедовать религиозное учение, доминирующее в стране. В Европе - это христианство, на Ближнем Востоке - Ислам, а в Юго-Восточной Азии - Буддизм и т.д. Так, в соответствии с Ч. II п. 5 Конституции Королевства Дании 1953 г.: «Король должен быть членом Евангелистической Лютеранской Церкви»641. Аналогичные нормы действовали в Российской Империи, в которой государь не мог исповедовать никакой иной веры, кроме Православия642. Причем, русский самодержец являлся верховным защитником и хранителем догматов вероисповедания и блюстителем «правоверия и всякого в Церкви святой благочиния»643.

Целесообразность данного правила подтверждает исследователь Библии А. А.

Сапожников, считающий, что слово Божье положительно говорит в пользу республиканского644.

монархического правления, нежели Ведь, по свидетельству апостола Матвея, выполняя волю еврейского народа, римский См.: Кучма В.В. Государственное право Древнего мира. - Волгоград, 1998. С. 61.

См.: Диллон М., Чедвик Н.К. История кельтских королевств. Пер. с англ. С.В. Иванова – М., СПб., 2006. С. 121.

Конституция Королевства Дании 1953г. // Конституции государств Европейского Союза. - М., 1999.

С. 303.

См.: Свод законов Российской империи. Т. I. Ч. 1. Свод основных государственных законов. 1906г.

Ст 63. - СПб., 1906. С. 14.

См.: Свод законов Российской империи. Т. I. Ч. 1. Свод основных государственных законов. 1906 г.

Ст 64. СПб., 1906. С. 14;

Черноморец С.А., Черных В.С. Самодержавие и религиозные объединения: правовая политика государства. // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 1. С. 141 – 147.

См.: Сапожников А.А. О царской власти с библейской точки зрения. - СПб., 1899. С. 9.

прокуратор Иудеи Понтий Пилат помиловал известного разбойника Варраву и распял Господа Иисуса Христа (Евангелие от Матвея Гл. 27, стих 10-24).

Следовательно, святое писание всегда можно использовать против выборных государственных должностей республики. Иногда императоры, начиная с Константина, не только председательствовали на церковных соборах, но и отменяли их решения (как сделал Алексей Комнин), вынося решения от своегособственного имени645. Опираясь на этот аргумент, верховная власть не должна впадать в религиозный фанатизм, отрицающий возможность прославления ее другими божествами, даже языческими. Данная политика позволяла поддерживать мир в многоконфессиональной Российской Империи646.

В-третьих, царь и его семья должны строить свой быт, следуя нравам и обычаям государственно-образующей нации. По мнению Е.И. Рымко, высокий рейтинг Шведской монархии сохраняется потому, что «король с королевой ведут себя, как все: ходят пешком на прогулки, катаются на лыжах, ежегодно заполняют налоговую декларацию и экономят.... Шведский король... не может себе позволить принимать гостей каждое воскресенье, а делает это через раз, так как оплачивать сверхурочную работу поваров ему весьма накладно.

Сегодняшние шведские социал-демократы и вовсе не ставят вопрос о республиканском строе»647. И это логично, ибо за сохранение монархии большинство электората. Плюс ко всему шведы народ практичный и многие из них резонно задаются вопросом: нужно ли каждые четыре года тратить большие деньги на президентские выборы, когда достаточно одного короля, и на много лет вперед? В-четвертых, для крепости и авторитета монархического правления, важно поддерживать положительные устои венценосной семьи, что достигается отеческим или материнским единоначалием. Так, по законам Российской См.: Исаев И.А. «Симфония властей»: взаимодействие власти и авторитета. // История государства и права. 2012. № 1. С.27.

См.: Свод законов Российской империи. Т. I. Ч. 1. Свод основных государственных законов. 1906г.

Ст ст. 56, 67. - СПб., 1906. С. 11, 14.

Рымко Е.И. Все ли могут Короли? // Международная жизнь. 2004. № 4-5. С. 237.

См.: там же. С. 237 - 238.

Империи царствующий император являлся главой всей императорской фамилии. В этом ранге он считался ее попечителем и покровителем649.

Остальные члены императорского дома обязывались с совершенным почтением повиноваться и слушаться государя, как простые подданные650. Кроме того, их браки могли заключаться только с царского соизволения651. Считалось, что такой порядок есть залог охранения семейной тишины и согласия652.

В случае неповиновения монархическим правилам семейной субординации император мог наказать своих родственников, лишив их причитающихся им законных прав и привилегий.

Идентичные положения содержаться в конституциях европейских королевств (Бельгии, Нидерландов, Испании и т.д.), за исключением того факта, что наряду с венценосной особой разрешение на заключение брака членам царствующей фамилии дается парламентами этих государств653.

Наследники престола или правящие монархи признаются отрекшимися от трона, если они игнорируют мнение депутатского корпуса страны654.

В-пятых, самодержавию необходимо бороться с лестью и завистью нерадивых подданных, так как эти пороки извращают монархическое правосознание, становясь «внутренней язвой монархического строя»655.

«Льстецы нередко подобны ворам, - пишет И.А. Ильин, - вкрадывающимся в доверие для того, чтобы ограбить;

или шулерам, которые обыгрывают фальшивыми картами. Можно было бы сказать, - продолжает он, - что в каждом льстеце скрыт более или менее способный и хищный временщик;

и вряд ли найдется временщик, который, пробираясь к власти, обошелся бы без лести.

Это ступени единой лестницы: льстец - фаворит - временщик;

ибо фаворит есть преуспевший в своей вкрадчивости льстец, а временщик есть преуспевший в См.: Свод Основных Государственных законов 1906 г. Ст. 219. // Конституционное право России.

Основные законы, конституции и документы XVIII - XX веков. Хрестоматия. – Новосибирск, 2000. С. 413.

См.: там же. Ст. 220.

См.: там же. Ст. 183. С. 407.

См.: там же. Ст. 221, 223. С. 413.

См.: Конституция Бельгии 1831г. ч. 2. ст. 85. // Конституции государств европейского союза. - М., 1999. С. 122;

Конституция Испании 1978г. ч. 4 ст. 57. // Там же. С. 383;

Конституция Королевства Нидерландов 1983 г. Ч. 1 ст. 28. // Там же. С. 481.

См.: там же.

Ильин И.А. О монархии и республике. // Собр. соч. в 10 т. Т. 4.- М., 1994. С. 574.

своем властолюбии фаворит»656. Государю следует помнить, что «вокруг верховной власти, как таковой, происходит все время некоторая давка и толкотня, суетливое вращение;

подобно игре в большой мяч, вокруг которого все толпятся, стараясь дать ему толчок посильнее»657. Поэтому долг истинного монарха - избавиться от льстивого окружения при первом удобном случае.

В-шестых, чтобы государю не попасть в зависимость от других членов царской династии, женщин, войска, кредиторов, придворных партий и камарильи, от духовенства или временщика658 у будущего венценосца в процессе воспитания должно сформировать твердость характера, мужественность и свободолюбие. Для достижения данных целей наследные принцы параллельно с гражданским образованием обязаны изучать военное дело, проходить службу в войсках, стойко перенося тяготы и лишения ратной профессии.

В-седьмых, цесаревичей необходимо воспитывать на примерах образцового правления их родителей и предков. По мнению Н.М. Карамзина, положительный личный пример императора является верным способом власти»659, обуздания «своих наследников в злоупотреблениях ибо добродетельное правление порождает «обычаи спасительные, правила, мысли народные, которые лучше всех бренных форм удержат будущих государей в пределах законной власти;

чем страхом»660 возбудят всеобщую ненависть, установив «противную систему управления»661.

В-восьмых, подданные монархического государства должны знать пределы сохранения верности правящему венценосцу. «Для республиканца, справедливо отмечает - И.А. Ильин, - вопрос прост и ясен: президент, как орган государства, имеет свою, определенную в законах публично-правовую компетенцию: утверждение указов, законов, международных договоров;

Там же. С. 575.

Там же.

См.: там же. С. 576.

Карамзин Н.М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. // Литературная учеба. 1988. № 4. С. 109 -110.

Там же.

Там же.

назначение министров из состава парламентского большинства и т.д.;

то, что он совершает в законной форме и в пределах своей компетенции - решает вопросы и связывает соответствующие органы государства;

и наконец, ни о какой личной верности граждан президенту, его потомству или его роду не может быть и речи. Такая верность возможна - кто-нибудь может подать в отставку при окончании срока полномочий президента, отойти вмести с ним от дел, считать его врагов своими врагами, его друзей своими друзьями, даже уехать за ним в ссылку. Но все это будет совершенно лишено публично-правового значения: это будет делом личной дружбы или семейной преданности, но отнюдь не делом государственной воли, чувства и правосознания»662.

Монархист же, напротив, обязан преданно служить не только царствующему суверену, но и его семье. Вместе с тем, история знает примеры, когда лояльное отношение к государю не только не допустимо, но и преступно. Так, в середине IX века у византийского императора Михаила, прозванного Пьяницей, был придворный шут Василий Кефал, бывший конюх и известный гомосексуалист.

Путем ловких интриг ему удалось убить базилевса, его брата и овладеть престолом Константинополя663. Естественно, что такому государю следует оказывать сопротивление всеми доступными способами. По мнению И.А.

Ильина, население может, открыто бороться с монархом, если а) царь предает интересы своего народа, родины и государства;

б) попирает справедливость и Бога;

в) посягает на нравственные устои общества (занимается растлением малолетних, насилует женщин и т.д.)664. Р. Долеман (Р. Парсонс), опираясь на нормы канонического права, формулирует два основания к сопротивлению власти суверена: во-первых – нпрушение государем коронационной клятвы, и, во-вторых, причинение значительного ущерба для блага общества665.

На основании выше сказанного, можно сделать вывод, что «обязанность повиновения монарху всегда остается ограниченной, а именно - обязанностью Ильин И.А. О монархии и республике. // Собр. соч. в 10 т. Т. 4. – М., 1994. С. 561.

См.: там же. С. 562.

См.: там же. С. 566-567.

См.: Долеман Р. Рассуждение о наследовании английского престола. 1594 г. – М., 2013. С. 160.

неповиновения ему»666, когда он представляет угрозу нации и государству.

«Именно здесь начинается тот предел, который отделяет подданного от раба, монархиста от льстеца, монархии от тирании, государева советника от временщика, слугу родины от карьериста»667.

Специфика республиканского управления требует, чтобы властвующие субъекты как коллективные (парламенты, советы и т.д.), так и единоличные (президенты, председатели и т.д.) следовали утилитарно-практическим требованиям политико-правовых аксиом, которые в условиях выборного правления носят системно-механистический характер.

Так, главной проблемой республики является определение лучшего правителя (или коллегии верховных руководителей) из числа достойнеших претендентов. Для её разрешения законодательством обычно устанавливается специальные цензы, призванные, обеспечить элитарный отбор соответствующих кандидатур. По мысли афинского реформатора Солона, получая право приказывать, избранный политик должен учиться повиноватьться668. Его совету последовал Древний Рим. Так, в период расцвета рабовладельческой республики «Вечного города» на основании закона Виллия 180 г. до н.э. была установлена строгая иерархия магистратских должностей:

квестор, эдил, претор, консул;

при этом занятие вышестоящей должности было невозможно без прохождения предыдущей. Наряду с этим, существенным нововведением потомков квиритов явилось установление минимального возраста для занятия низшей магистратуры: гражданин, претендующий на должность квестора, должен был предварительно отбыть воинскую повинность, продолжительность которой составляла 10 лет. Поскольку служба в армии начиналась с 17 лет, то квестором можно было стать лишь по достижении 27 летнего возраста. Закон Вилия также предписывал двухлетний промежуток между сложением с себя одной должности и избранием на другую. Поэтому, Ильин И.А. О монархии и республике. // Собр. соч. в 10 т. Т. 4. – М., 1994. С. 568.

Там же.

См.: Солон Мысли. // История политических и правовых учений. Часть 1: Зарубежная политико правовая мысль: Хрестоматия / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж, 2000. С. 93.

консульскую власть можно было получить не ранее 36 лет669. Примечательно, но ограничения при занятии должности президента в современных республиках, практически аналогичны античным. В России, США, Украине и т.д. возрастной порог для главы государства установлен в 35 лет.

Чтобы республика не эволюционировала в монархию, необходимо законодательно закрепить реально осуществимую процедуру юридической ответственности высших органов государственной власти. В Древних Афинах автор законопроекта нёс уголовную ответственность (вплоть до смертной казни), в тех случаях, когда его предложение признавалось противозаконным.

Обвинение в антизаконности постановления Народного собрания мог выдвинуть любой гражданин в течение целого года после принятия этого документа. Сами афиняне считали это право одним из фундаментальных устоев полисной демократии, гарантировавшей устойчивость народного правления670.

Среди оснований конституционно-правовой ответственности современных президентов, грозящих им процедурой импичмента, т.е.

отстранения от должности являются:

1) нарушение конституции или закона (Греция, ФРГ, Польша, Италия);

2) неисполнение (ненадлежащее исполнение) конституционных обязанностей (Иран, Монголия);

3) совершение государственной измены или другого деяния (преступления) несовместимого с дальнейшим осуществлением президентских полномочий (США, Ирландия, Чешская Республика, Польша, Франция);

4) отклонение, принесение с оговоркой, нарушение присяги (Италия, Литва, Таджикистан, Монголия);

5) нарушение требований о несовместимости занятия должности главы государства с определёнными видами деятельности (Венгрия);

6) некомпетентное осуществление полномочий (Иран);

См.: Кучма В.В. Государство и право Древнего Мира: курс лекций. – Волгоград, 1998. С. 157.

См.: там же. С. 115.

7) нарушение порядка выезда за пределы страны (Португалия, Ирландия);

8) инициирование референдума по роспуску парламента, если по итогам народного голосования роспуск не поддержан избирателями (Латвия)671.

Основной закон Украины в ст. 111 достаточно лаконично и непротиворечиво определяет процедуру смещения с поста президента страны Верховной Радой в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены или иного преступления672.


Инициация данного вопроса принадлежит большинству от конституционного состава парламента (226 депутатам из 450). Для проведения расследования Верховная Рада Украины создаёт специальную временную комиссию, в состав которой включаются специальный прокурор и специальные следователи. выводы и предложения временной комиссии рассматриваются парламентариями. При наличии оснований Верховная Рада Украины не менее чем двумя третями от её конституционного состава (300 голосов) принимает решение об обвинении главы государства. Решение о смещении Президента Украины с поста в порядке импичмента принимается Верховной Радой Украины не менее чем тремя четвёртыми от её конституционного состава (375 голосов) после проверки дела Конституционным Судом Украины о том, что деяния, в которых обвиняется Президент, содержат признаки государственной измены или иного преступления673.

Важно понимать, что республиканское правление немыслимо без политической активности граждан, которая стимулируется либо пропагандой политической конкуренции или материальными поощрениями. Например, за посещения Народного собрания в Древних Афинах была установлена плата каждому из его участников – в начале в размере одного обола, затем трёх (это См.: Трофимова Г.А. Основания конституционно-правовой ответственности Президента РФ // Конституционное и муниципальное право, 2011. № 1. С. 18.

См.: Конституция Украины 1996 г. (С изменениями, внесёнными в соответствии с Законом Украины № 2952-17 от 01.02.2011 г.) - Харьков, 2011. С. 36.

См.: там же.

равнялось средней заработной плате ремесленника за один день). Во времена Аристотеля эта плата выросла до 6 и даже 9 оболов (за эту последнюю цену можно было купить около 1,5 медимов зерно – примерно, 78 литров зерна)674.

Кроме того, республиканское правление, также как и монархическое, в целях своего укрепления, способно органически взаимодействовать с религиозными организациями.

Особая связь церкви и государства констатируется Основным законом Греции 1975 года. Так, в эпиграфе к Конституции греческой республики отмечается, что она принята «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы»675.

Кроме того, в ч. 1 и 2 ст. 3 Конституции Греции 1975 года закреплена норма, в соответствии с которой «господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой. Православная Церковь Греции, признающая своим Главой Господа нашего Иисуса Христа, неразрывно связана в своих догматах с Великой Константинопольской Церковью и со всякой единоверной Церковью Христовой, неуклонно соблюдает, так же как и они, святые апостольские и соборные каноны и священные традиции. Она является автокефальной и управляется Священным Синодом архиереев, находящихся на церковной службе, и избираемые ими Постоянным Священным Синодом, который издается в порядке, определяемом уставом Церкви, с соблюдением положений Патриаршего тома от 29 июня 1850 года и акта Синода от 4 сентября 1928 года. … Текст Священного Писания сохраняется неизменным. Официальный перевод его на какой либо другой язык без разрешения автокефальной Церкви Греции и Великой Константинопольской Церкви Христовой запрещается»676.

США демонстрируют сложное взаимодействие с одной стороны, религиозной терпимости, свободы и многообразия, а с другой – сохранения значительного влияния церкви на государственную политику, социальную См.: Кучма В.В. Государство и право Древнего Мира: курс лекций. – Волгоград, 1998. С. 114.

См.: Конституция Греции 1975 г. / Там же. С. 245.

См.: там же. С. 245 – 246.

среду и систему образования. По данным 2006 г., Соединённых Штатах действует 723 института высшего образования религиозной направленности.

Безусловное лидерство принадлежит католической церкви (208 институтов), далее следуют объединённые методисты (86 институтов), пресвитерианская церковь (51), баптисты (50), Евангелистическая лютеранская церковь в Америке (34), южные баптисты (32)677.

Результаты проведённого в 2005 г. опроса 764 президентов и канцлеров высших учебных заведений показали, что 55,2% из них являлись протестантами, 25,5% католиками, 5,1% иудеями и лишь 10,6% не заявили о принадлежности к какому-либо вероисповеданию678.

Несмотря на общую тенденцию секуляризации социальной жизни и системы высшего образования, и во второй половине XX в. влияние церкви является значительным и особенно усиливается в периоды правления консервативных республиканцев. Так, Президент Р. Рейган неоднократно указывал на то, что, по его мнению, утренняя молитва необходима в государственных школах, и он поддержал бы конституционную поправку, отменяющую решения Верховного суда в 1960-е годы679. Во время номинации Джоржа Буша в качестве кандидата на пост Президента в 1992 г. на республиканском национальном конвенте именно представителям консервативных республиканцев и представителей, так называемого «Религиозного права» была предоставлена возможность обратиться к конвенту.

В частности, Патрик Бьюкенен, бывший спичрайтер Президента Никсона, провозгласил «надвигающуюся религиозную войну», такую же решающуюся для будущего Америки, как холодная война, «войну за душу Америки»680. И в начале XXI в., в период правления администрации Дж. Буша-младшего, взаимоотношения государства и религии остаются весьма тесными и динамично развивающимися, что вызывает противоречивые оценки вплоть до См.: Николаев Б.В. Религия и высшее образование в США: особенности конституционно-правового регулирования. // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 2. С. 36.

См.: там же.

См.: там же. С. 37.

См.: там же.

признания существования в современных США «новой теократии»681. Одним из первых актов Президента США Джоржа Буша-младшего стало провозглашение 21 января в 2001 г. национальным днём молитвы682.

Светский характер ФРГ не помешал установлению в ст. 7 Основного закона 1949 г. обязательности религиозного обучения в государственных школах, которое производится в соответствии с принципами религиозных конфессий. Более того, государство оказывает поддержку церковным корпорациям, взимая с верующих налоги в пользу соответствующего прихода683.

Основной закон Шри-Ланки содержит норму о том, что буддизм занимает в республике ведущее место, причём, государство обязано не только защищать учение будды, но и содействовать его распространению684.

Русская православная церковь, также старается влиять на политические процессы в рамках своей канонической территории. Примечательно, что во время инаугураций, вновь избранный президент Российской Федерации отправляется к Патриарху за благословлением. Эта процедура была воспринята и Киевом. Так, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в 2010 г. благословил нового президента Украины В.Ф. Януковича на выполнение полномочий главы государства, санкционировав его власть именем Господа бога685.

Таким образом, сравнивая особенности публичного управления в различных видах формы правления, следует сделать вывод, что политико правовыми аксиомами, т.е. обязательными к соблюдению правилами, государственной власти монархической державы, обеспечивающей ей социальную стабильность и успешное развитие являются: 1) принадлежность трона генетически здоровым людям, 2) приверженность государя господствующей в стране религии, 3) соблюдение монархом нравов и обычаев См.: там же.

См.: там же.

См.: Соболевская Ю.В. Правовое регулирование государственно-конфессиональных отношений в странах Европы: международное и национальное влияние. // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 5 (24). С. 55.

Хабриева Т.Я. Вводная статья. Истоки конституционного развития Азии. // Конституции государств Азии: в 3-х т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. – М., 2010. Т. 1. Западная Азия. С. 13.

См.:Дульман П. Власть принял // Российская газета. 2010. 26 февраля. С. 1, 8.

своего народа, 4) отеческое (или материнское) единоначалие в царской семье, призванное поддерживать положительные устои супружеской жизни, 5) отстранение от трона льстецов и завистников, 6) проявление государем личной твердости, мудрости и свободолюбия при принятии политических решений, 7) воспитание будущих венценосцев собственным примером главы государства, 8) признание за подданными права на сопротивление Его Величеству, когда царь предает интересы страны, попирает основы справедливости, выступает против Бога и нравственных устоев общества.

Республиканские политико-правовые аксиомы заключаются в законодательной формализации цензовых ограничений и процедур юридической ответственности для руководителей высших органов государственной власти с постоянной популяризацией, либо развитием институтов политической конкуренции.

ГЛАВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ IV.

МОНАРХИЧЕСКОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ 4.1. Диалектика учений о монархической и республиканской форме правления в зарубежной политико-правовой мысли С незапамятных времен человечество задумывалось о форме правления, пытаясь найти наилучшую модель политико-социального развития индивида в сложных общественных системах. Века сменяли столетия, а извечная проблема верховной власти продолжала оставаться главенствующей в политике и юриспруденции. Это подтверждается развитием парадигмы исторического процесса, оказывающего влияние и на современную теорию государства и права, вектор которой постоянно испытывает воздействие тенденций идейного поиска прошлых поколений ученых. Так, великое наследие античной мысли содержит самые древние философские концепции организации публичной власти в государстве. Особое место среди них занимают работы Платона (427 347 гг. до н.э.), Аристотеля (384-322 гг. до н.э.), Полибия (ок. 201-120 гг. до н.э.), Цицерона (106 - 43 гг. до н.э.) и др.

Свои выводы эти авторы основывали на существовавших в их времена примерах различных форм правления, а также на сложившемся историческом опыте. Поэтому неслучайно, что политико-правовые учения Древних Греции и Рима значительную часть отводили анализу единоличных и коллегиальных форм власти.


Сократ (469-399 гг. до н.э.), один из первых, обозначил проблему, разграничения монархии и республики, связав её не только с количественными критериями властвующих, но и с юридическими основаниями их суверенных полномочий. Он считал, что правление при добровольном согласии народа и на основании законов республики осуществимо в условиях монархии, но правление против воли граждан по произволу правителя исключительно связано с установлением личной тирании686.

См.: Ксенофонт Воспоминание о Сократе. // История политических и правовых учений. Часть 1:

Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж, 2000 С. 129.

Следуя учению своего учителя, Платон, однозначно, к числу государств с правильным устройством наряду с аристократией относит монархию, которые, соответственно, различаются количеством наилучших правителей: несколько в первом случае и один во втором687. Неправильными формами организации публичной власти являются тимократия - власть военных (чистолюбцев), олигархия - власть богатых, демократия - власть бедных и тирания, власть худшего правителя в собственных интересах688.

Кроме того, Платон утверждает, что единоличная власть наиболее справедлива689, так как «царское искусство прямым плетением соединяет нравы мужественных и благоразумных людей, объединяя их жизнь единомыслием и дружбой»690. В то же время он не противопоставляет монархию республике и не ставит вопрос о прогрессивности какой-либо из этих форм правления. По его мнению, это второстепенные проблемы, так как модель организации верховной власти в государстве зависит от возможности выбора достойного кандидата в самодержцы, обладающего отвагой и мудростью. При отсутствии претендента, соответствующего данным качествам создается, коллегия правителей, члены которой в совокупности будут представлять государственную добродетель, где каждый из них является носителем одного из державных качеств вождя, таких как твердость, рассудительность, последовательность, властность, спокойствие, самостоятельность, авторитет и т.д.

Платон отмечает, что в целях предупреждения общественных потрясений и катаклизмов, любое государство должно придерживаться середины между монархией и демократией691, наподобие спартанской общины. Для этого, Ликург - реформатор лакедемонского политического строя, организовал Совет старейшин (Геруссию), который «в соединении с... царской властью, обладая равным с нею правом голоса при решении важных дел, стал залогом благополучия и благоразумия. Двадцать восемь старейшин... постоянно См.: Платон Государство. // Государство. Законы. Политик. - М., 1998. С. 197-198.

См.: там же. С. 299-311.

См.: Платон Законы. // Государство. Законы. Политик. - М., 1998. С. 440.

Там же. С. 779.

См.: Платон Законы. // Государство. Законы. Политик. - М., 1998. С. 462 - 466.

поддерживали царей, оказывая сопротивление демократии, но в то же время помогали народу хранить отечество от тирании»692. По мнению Плутарха, «отказавшись от чрезмерной власти, спартанские цари вместе с тем избавились и от ненависти и от зависти»693, укрепив собственный авторитет, служивший краеугольным камнем политического единства лакедемонской общины.

Изучая природу верховной власти полисных государств Эллады и Средиземноморья, Аристотель приходит к выводу, что «государственные устройства, которые имеют в виду общую пользу, являются, согласно со строгой справедливостью правильными;

имеющие же в виду только блага правящих - все ошибочны и представляют собой отклонение от правильных:

они основаны на началах господства, а государство есть общение свободных людей»694. Поэтому удовлетворение социальных потребностей человека возможно только в монархии, аристократии или политии, представляющими лучшие формы правления. Напротив, общественный мир невозможно установить при худших моделях организации публичной власти: тирании, олигархии и демократии695.

Аристотель дает оригинальную классификацию единоличных форм власти.

Во-первых, это лакедемонский вариант монархического правления, где «царь - верховный вождь военных сил лишь в том случае, когда он выходит за пределы страны»696. Венценосцу так же предоставляется право ведать религиозным культом. «Таким образом, - пишет Аристотель, - это царская власть является как бы неограниченной и несменяемой стратегией»697. При такой системе организации монархической власти государь имеет право казнить и миловать своих поданных только во время военного похода. Эта пожизненная стратегия может быть как наследственной, так и выборной.

Плутарх Сравнительные жизнеописания в трех томах. Т1. - М., 1961. С. 53.

Там же.

Аристотель Политика // Политика. Афинская политика. - М., 1997. С. 105.

См.: там же. С. 106.

Там же. С. 120.

Там же.

С точки зрения Аристотеля, лакедемонский монарх не обладает силами необходимыми для узурпации политической власти в государстве, так как его прерогативы основываются на законе698.

Более того, если к трудам этого мыслителя Древней Греции применить современную терминологию теории государства и права, то перед нами предстанет спартанская модель системы сдержек и противовесов, уравновешивающая различные начала публичного управления: самодержавное, аристократическое и демократическое. Жители Эллады, зачастую использовали схемы ограничения монархической власти и за пределами собственных полисов. Так, спартанцы «вместе с царями, (когда они покидали страну), посылали в качестве лиц, их сопровождавших, их личных врагов, и считали спасением для государства, когда между царями происходили распри»699.

Во-вторых, особняком выделяется единоличная власть варварских племен. Эта форма правления приравнивается к тирании, «так как по своим природным свойствам варвары более склонны к тому, чтобы переносить рабство, нежели эллины, а азиатские варвары превосходят в этом отношении варваров, живущих в Европе,... они подчиняются деспотической власти, не обнаруживая при этом никаких признаков неудовольствия. Вследствие указанных причин - отмечает Аристотель - царская власть имеет у варваров характер тирании, но стоит она прочно, так как основой ее служит преемственность и закон. По той же причине - продолжает он - и охрана ее такая, как у царей, а не как у тиранов: ведь царей охраняют вооруженные граждане, а... тиранов - наемники, потому что цари властвуют на законном основании над добровольно подчиняющимися им людьми, тираны же - над подчиняющимися им против воли;

таким образом, одни получают охрану своей власти от граждан, а другие - против граждан»700.

В такой оценке проявляется тенденциозность аристотелевского подхода к исследованию негреческих форм верховной власти, что характерно для всего Там же.

Там же.

Там же. С. 120-121.

античного мира, рассматривавшего иноплеменников в качестве прирожденных рабов (людей второго сорта). Между тем, суммируя его высказывания в адрес варварских государств, целесообразно говорить о легитимности существующей в них самодержавной власти, основанной на искреннем доверии поданных к своему властелину. По существу, греки практически не уделяли внимание идеалистической стороне обеспечения единоличного господства в государстве, а политическую власть пытались свести исключительно к «механическим»

системам полисных учреждений. Восточный менталитет, напротив, с завидным постоянством публичную власть рассматривал сквозь призму духовных категорий: морали, нравственности, добродетели, доверия, святости и т.д.

Поэтому мыслитель Древнего Китая Конфуций однозначно утверждал, что «если в народе будет недостаток веры в правителя и его близких, то государство не может быть устойчивым»701.

В-третьих, Аристотель говорит об эсимнетии, т.е. выборной тирании, аналогичной институту римского диктатора. К этой форме власти прибегают в чрезвычайных обстоятельствах: нашествия врагов, восстания рабов и т.д.702 В таких условиях граждане добровольно жертвуют собственной свободой в пользу общественных интересов, защищаемых самодержавием.

В-четвертых, выборная монархия может перейти в наследственную, благодаря особым заслугам государя, которого наделяют полномочиями военначальника, судьи и жреца, с правом их передачи своему потомству703.

«Пятым видом царской власти будет тот, когда один человек является неограниченным владыкой над всем, точно так же как управляет общими делами то или иное племя или государство»704.

Полномочия такого государя идентичны правам домоправителя - отца семейства. Это самая стабильная модель организации единоличной власти в государстве, где правитель с любовью относится к своим поданным, а те в свою Конфуций Беседы и суждения (Лунь-Ой) //Антология культурологической мысли. Авт. сост. С.Н.

Мамонтов, А.С. Мамонтов. - М., 1996. С. 56.

См.: Аристотель Политика // Политика. Афинская политика. - М., 1997. С. 121.

См.: там же.

Там же. С. 122.

очередь отвечают ему взаимностью, т.к. «самый сильный и вместе божественный род любви есть тот, который возникает у городов и народов к одному человеку по причине его добродетели»705, чему благоприятствует патриархальная структура общества.

Аристотель отмечает, что «в древние времена цари управляли непосредственно всеми делами, касающимися государства, руководили его внутренней и внешней политикой, впоследствии же, после того как от некоторых функций своей власти они отказались сами, а другие были отняты у них народом, в одних государствах за царями сохранилось только право жертвоприношений, в других - где все-таки может идти речь о царской власти цари удержали за собой лишь право быть главнокомандующими за пределами страны»706.

Монархия патриархального типа в Элладе аристотелевского периода считалась архаическим пережитком гомеровских времен. Это предубеждение, по мнению Б.Н. Чичерина, не давало грекам возможности постичь истинного значения самодержавия,707 которое они старались ограничить властью народа, установлениями законов или диктаторскими полномочиями эфоров. Такой подход логически приводил древних мыслителей к идеи о смешанном правлении в монархическом государстве.

Апогей развития этой концепции пришелся на времена становления и расцвета Римской Империи, покорившей во II в. до н.э. - I в. н.э. все народы Средиземноморья. Историки, философы и политики Древней Греции все чаще стали обращаться к опыту организации публичной власти квиритской общины.

Так, Полибий, анализируя источники, описывающие происхождение римского государства, писал, что ошибочно отождествлять различные виды единодержавия: царскую власть, монархию и тиранию. По его мнению, «не всякое единовластие может быть без оговорок названо царством, но такое Плутарх Наставление о государственных делах. //Антология культурологической мысли. / Авт. сост. С. П. Мамонтов, А.С. Мамонтов;

1996. С. 21.

Аристотель Политика // Политика. Афинская политика. - М., 1997. С. 122.

См.: Чичерин Б.Н. Политические мыслители древнего и нового мира. - СПб., 1999. С. 32.

только, в котором, управляемые уступают власть по доброй воли, и в котором властвует не столько страх или сила, сколько рассудок»708.

Полибий выстраивает логическую цепочку генезиса самодержавной власти. Он отмечает, что монархия возникает естественным путем, когда в человеческом сообществе выделяется лидер, превосходящий всех прочих телесной силой и душевной отвагой. Именно так Ромул стал вождем квиритов.

«То же самое - пишет Полибий - наблюдается и у всех неразумных животных:

мы замечаем, что у них, у быков, например, кабанов, петухов, наиболее сильные непременно бывают вожаками. Вот почему порядок этот надлежит признавать непререкаемым делом самой природы»709. Основанием такой власти всегда служит сила.

Царская власть возникает позже. Ее зарождение и становление связано с понятиями красоты, правды и справедливости. Когда эти категории становятся неотделимой частью народного быта - они находят свое закрепление в праве.

Укреплению самодержавия способствует патриархальная семья, исповедующая принцип единоначалия главы семейства - pater familias, поэтому государь, в согласии с народным настроением»710, имеет все правящий «всегда основания рассчитывать на то, что его «подданные покоряются уже не столько из боязни насилия, сколько по велению рассудка, содействуют ему в сохранении власти, как бы стар он ни был, единодушно помогают ему и непрестанно борются с людьми, злоумышляющими против его владычества.

Примерно таким-то способом самодержец незаметно превращается в царя с того времени, как царство рассудка сменяет собою господство отваги и силы».711 Постепенно возникает доверие к всему правящему роду, и государственная «власть сохраняется не за этими только правителями, но и за потомками их на долгое время»712.

«А если подданным станут впоследствии неугодны потомки первого Полибий Всеобщая история. Т II. - Санкт-Петербург. 1995. С. 8.

Там же. С. 9.

Там же. С. 10.

Там же.

Там же.

царя, - пишет Полибий, - они тогда выбирают себе начальников и царей уже не за телесную силу и не за отвагу, но за выдающиеся ум и рассудительность, так как на опыте познали разницу управления тех и других владык»713.

Он полагает, что выборная монархия лучше династической, потому что родовая власть развращает человека - делает его чувствительным только к собственным желаниям, следствием чего является установление тирании, угнетающей подвластных714.

Лучшие люди государства начинают завидовать своему правителю, получающему почести и богатства не за победы и публичные достижения, а лишь по праву крови. Следствием этого являются заговоры против государя, и перевороты715, ведущие к худшим формам правления, которые в смуты отличие от монархии, превращают «государственную машину» в рынок публичных должностей, следствием чего является секуляризация общественных ценностей. Граждане такого государства утрачивают чувства собственного достоинства, чести и справедливости, они не ценят верность, неподкупность и воинскую доблесть. Ведь «стоит только честному человеку увидеть, что дурной благодаря своему богатству более известен и влиятелен, как он сперва начинает волноваться и задумываться;

но по мере того, как стремление к славе с каждым днем все более побеждает честность, а доблесть уступает силе, душа его ради наслаждения изменяет правде. Ибо настойчивость не питается славой;

стоит последнюю отнять, как доблесть сама по себе становится горька и тягостна. Словом, где чтут богатство, там презирают все честное: верность, порядочность, стыдливость. Ведь к доблести ведет один единственный, тернистый путь, к деньгам же стремятся любым путем - какой кому нравится, их добывают и дурными и добрыми делами»716.

Все эти процессы сопровождаются нравственным упадком личности и закатом государственности. Такая учесть постигла все демократические полисы Там же. С. 10-11.

Там же.

См.: там же.

Саллюстий Письма к Гаю Юлию Цезарю о государственных делах. //Антология мировой правовой мысли. В 5 Т. Т. 1. Античный мир и Восточные цивилизации / Нац. обществ. - научн. фонд: Руководит. науч.

проекта Г. Ю. Семигин. - М., 1999. С. 262.

Эллады, попавшие сначала под власть царской Македонии, а затем - под владычество Рима, бережно охранявшего самодержавные элементы политического господства в лицах двух консулов (республиканской эпохи VI - I вв. до н.э.) или императоров (периода принципата I в. до н.э. - III в. н.э. и домината III - V вв. н.э.). Поэтому древние абсолютно справедливо акцентировали внимание на способах осуществления власти в государстве, т.е.

политическом режиме, который должен воспитывать в гражданах положительные качества: законопослушность, честность, патриотизм, верность и другие. Такой общественный порядок имеет более благоприятные основания для своего поддержания в условиях единоличной власти, так как сам человек, а не система государственных учреждений, является существом нравственным.

Полибий верил в возможность предотвращения деградации монархической формы правления путем совмещения в ней аристократических и демократических начал на паритетных основаниях, где ни одно из них не обладало бы силой достаточной для узурпации государственной власти, но в то же время все вместе они действовали бы на благо отечества, смиряя эгоистические желания друг друга и поддерживая благоприятные начинания, народа717.

обеспечивающие благоденствие своего Данную позицию поддерживал римский философ и политик - Цицерон718.

Именно в республиканскую эпоху своего отечества он заявлял, что в чистом виде монархия предпочтительнее любой другой организации верховной власти, так как в ней отсутствует алчность и зависть. Кроме того, самодержавие открывает дорогу к мудрости и процветанию, ведь «кораблем лучше управляет один капитан, а больного... лечит один врач»719. Такая единоличная власть не является абсолютной, ее рамки определяются законом. Исследуя государственность Древнего Рима в эпоху власти Рексов, Теодор Моммзен писал: «Правовое ограничение царской власти заключалось в том, что царь был уполномочен только применять законы, а не изменять их и что всякое См.: там же. С. 16-17.

Цицерон О государстве. // О государстве. О законах. О страсти. О дружбе. Об обязанностях. Речи.

Письма. - М., 1999. С. 67.

См.: там же. С. 74.

уклонение от закона предварительно должно было быть одобрено народным собранием и советом старшин или же оно считалось таким ничтожным и тираническим с его стороны деянием, которое не могло иметь никаких законных последствий. Стало быть, и в нравственном отношении, и в юридическом римская царская власть была в самом своем основании отлична от теперешнего самодержавия»720.

Причиной падения монархии служит несправедливость царя по отношению к своим подданным. Это приводит к гражданской войне, остановить которую способна лишь диктатура - кризисная форма правления.

Так же как и Полибий, Цицерон был уверен, что самодержавную власть можно усовершенствовать, совместив в ней достоинства власти оптиматов (аристократии) и народа (демократии), «ибо желательно, чтобы в государстве было нечто выдающееся и царственное, чтобы одна часть власти была уделена и вручена авторитету первенствующих людей, а некоторые дела были предоставлены суждению и воли народа. Такому устройству, прежде всего, свойственно, так сказать, великое равенство, без которого свободные люди едва ли долго могут обходиться, затем прочность»721, способствующая усилению государства. Лучше если в такой политической системе должность государя будет выборной722.

Эта модель продублирована в современной России, в которой Президент РФ представляет монархическое начало государственной власти;

Совет Федерации - аристократическое, так как в соответствии с ч.2 ст. Конституции РФ его формирование осуществляется представительными и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

а Государственная Дума - демократическое, потому что ее депутаты непосредственно избираются народом.

Следовательно, монархическая форма правления вполне может существовать за «ширмой» республиканских институтов народовластия, а Моммзен Т. История Рима. Т I. До битвы при Падне. - Санкт-Петербург, 1994. С. 69.

Цицерон О государстве. // О государстве. О законах. О страсти. О дружбе. Об обязанностях. Речи.

Письма. - М., 1999. С. 78.

См.: там же. С. 87.

Президентская должность имеет шансы стать таким же монархическим титулом как Король, Царь, Император, Калиф или Султан.

Обобщая воззрения Сократа, Платона, Аристотеля, Полибия и Цицерона на монархическую форму правления, можно сделать ряд выводов.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.