авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«1 Автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина ...»

-- [ Страница 2 ] --

Её же. Повседневная жизнь сельских учителей и школьников Каре лии в конце XIX – начале XX века / Очерки. Документы. Материалы. – Петрозаводск: Карель ский научный цент РАН, 2010.

Веселов А. Н. Низшее профессионально-техническое образование в России: очерк по истории профессионально-технического образования в дореволюционной России. М. : ПТИ, 1955 и др.

Илюха О. П. 1) Обучение ремеслу в школе в начале ХХ века // Рябининские чтения – 1999.

Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск, 2000;

2) Котя, котя, продай дитя… // Родина. 2004.

Наиболее последовательные и комплексные исследования феномена обще ственной и экономической жизни и одного из проявлений формирования граж данского общества в России – благотворительности, социального призрения и попечения принадлежат А. Р. Соколову, В. Г. Афанасьеву, И. И. Апариной, В. М.

Попову, И. П. Павловой и др.42 В них отражена история государственной и част ной помощи экономически не самостоятельным слоям населения – детям, преста релым, инвалидам и одновременно содержатся анализ и сведения о существовав шей системе призрения.

В последние годы Россию захлестнула волна детоубийств, поэтому ряд ис следователей предпринимают попытки переосмыслить как исторический опыт, так и понять современные причины этого явления.43 Отдельные элементы истории детства и детской девиации имеют место в работах по социальной истории, по вседневной жизни, истории педагогики, культуре и быту, в исторических биогра фиях, однако эти сведения фрагментарны и бессистемны.

При всей разноплановости и многообразии подходов к исследованию детст ва комплексно и всесторонне историко-социологический аспект в современной № 11;

Кружкова Т. И., Колобков И. А. Подготовка кадров для малого бизнеса в ремесленных учебных заведениях Урала (вторая половина XIX – начало XX в.) Екатеринбург : Изд-во Урал.

гос. проф.-пед. ун-та, 2001;

Рябов В. М. Становление и развитие отечественного профессио нального образования // Вестник Брянского гос. технического ун-та. – 2006. – № 1 (9);

Синова И. В. 1) «Ремесло не коромысло – плеч не отдавит» // Родина. 2010. Спецвыпуск;

2) «…Следить за добрыми и отеческими отношениями мастеров к своим ученикам…»: документы о ремеслен ном ученичестве на рубеже XIX–XX вв. в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга // Отечественные архивы. 2012. № 6 и др.

Апарина И. И., Попов В. М. Государственное и частное призрение детей в дореволюционной России. М. : Изд-во Перспектива – НТЦ – «Развитие», 2000;

Афанасьев В. Г., Соколов А. Р.

Благотворительность в России. Историографический аспект проблемы. СПб. : Нестор, 1998;

Соколов А. Р. Благотворительность в народном образовании и её роль в трансформации рос сийского общества. СПб. : Лики России, 2006;

Павлова И. П. Организационные и правовые ос новы социального попечения в России на рубеже XIX–XX вв. СПб. : Нестор, 2003 и др.

Косарецкая Е. Н. Мотивационный комплекс женских преступлений во второй половине XIX – начале XX вв. (по материалам Орловской губернии) // Управление общественными и эконо мическими системами (Орёл). 2007. № 1;

Михель Д. В. Общество перед проблемой инфантици да: история, теория, политика // Журнал исследований социальной политики. 2007. Т. 5. № 4;

Михель Д., Михель, И. Инфантицид глазами образованного российского общества второй по ловины XIX – начала XX в. // Бытовое насилие в истории российской повседневности (XI–XXI вв.): коллективная монография / [И. С. Кон, И. В. и Д. В. Михель, М. Г. Муравьёва, Н. Л. Пуш карёва, В. Шаповалова];

общ. ред. и сост. М. Г. Муравьёвой, Н. Л. Пушкарёвой. СПб. : Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, 2012 и др.

науке практически не изучен. Особенно это относится ко второй половине XIX – началу XX в., исключение составляют публикации, которые либо ограничены оп ределённым периодом, либо касаются отдельных детских проблем, таких как пре ступность, самоубийства. 44 Особую ценность в исследовании проблемы само убийств в России представляют работы А. Б. Лярского, которые посвящены пре имущественно девиациям учащихся гимназий и студентов. 45 Российскому детству в XX веке, анализу разнообразных источников, практик исследования и историо графии посвящены работы А. А. Сальниковой. Беляева Л. И. 1) Становление и развитие исправительных заведений для несовершеннолетних правонарушителей в России (середина XIX – начало XX века). М., 1993;

2) Правовые, органи зационные и педагогические основы деятельности исправительных заведений для несовершен нолетних правонарушителей в России (с середины XIX – начала XX вв.): автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 1995;

Гербеев Ю. В. Исправительные учреждения для несовершеннолетних правонарушителей (Историко-патолог. исследование). – М., 1969;

Долгов В. В. Детство как со циальный феномен в контексте древнерусской культуры XI–XIII вв. Отношение к ребёнку и стадии взросления // Социальная история. Ежегодник 2007. М.: РОССПЭН, 2008;

Завражин С.

А. 1) Самоубийства учащихся в дореволюционной России // Советская педагогика. – 1992. – № 9–10;

2) Социально-педагогические основы предупреждения отклоняющегося поведения несо вершеннолетних в России (вторая половина XIX – первая треть ХХ в.): автореф. дис. … д-ра пед. наук. М., 1996;

Какорея. Из истории детства в России и других странах: сб. статей и мате риалов. М., Тверь: Науч. книга, 2008;

Мишина, Е. В. Правонарушения, совершаемые несовер шеннолетними в дореволюционной России и государственно-правовая деятельность по их пре дупреждению и пресечению (историко-правовой аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2002;

Полотовская, И. Л. Смерть и самоубийство: Россия и мир: историко культурологическое развитие проблематики с древнейших времен до наших дней. СПб. : Дмит рий Буланин, 2010;

Сиротство и беспризорность в России. История и современность. СПб. : Ли ки России, 2008;

Тебиев Б. Каз-Г., Коркищенко О. А. Государство, общество и трудные дети в досоветской России. 2-е изд. М.: МПА-ПРЕСС, 2005 и др.

Лярский А. Б. 1) Самоубийства учащихся как феномен системы социализации в России на рубеже XIX–XX веков / под. ред. С. Э. Никулина;

предисл. проф. Н. Б. Лебиной. СПб. : МИЭП, 2010;

2) Детский суицид и русское общество начала XX в. // Вестник всеобщей истории. Вып.

III. – СПб.: Изд-во РГПУ им. Герцена А. И., 2000;

3) Проблема подросткового самоубийства в России конце XIX - нач. ХХ в.: особенности медицинской точки зрения // Мавродинские чте ния. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского Гос. Университета 2002;

4) Повседневность и деви антность: самоубийства учащихся в России к. XIX – нач. ХХ вв. // Феномен повседневности.

Пушкинские чтения – 2005. Материалы научно-практической конференции. – СПб.: 2005;

5) Самоубийства детей и страх взрослых // Диалог культур – 2009: поиск общих целей и ценно стей. Сборник научных статей к VIII Международной научно-практической конференции. – СПб: Астерион. 2009. 6) Самоубийство учащихся в России начала ХХ века и проблемы взаимо отношения поколений внутри образованного класса России // Сборник научных статей к меж дународной научной конференции «История детства как предмет исследования: наследие Ф.

Арьеса в Европе и России». – М.: РГГУ и др.

Сальникова А. А. Российское детство в XX веке. История, теория и практика исследования. – Казань, 2007;

«А где же дети?»: Российский «детский мир» как предмет исторического иссле дования // Материнство и детство в России XVIII-XXI вв.: В 2-х ч. - Ч.II. М., 2006;

Её же.

Среди зарубежных авторов в изучение истории детства значительный вклад внесла М. Мид. 47 Исследованию русского детства посвящена работа М. Окенфус са, 48 который использовал в качестве источников российские пособия для началь ного обучения XVI–XVIII вв. и через них рассмотрел отношение к детству в Рос сии той эпохи. П. Дан создал работу в рамках направления психоистории. 49 К.

Келли посвятила исследование советскому детству. Детство как целостный социологический феномен российской действитель ности не стало в настоящее время предметом специальных эмпирических и теоре тических исследований, в первую очередь в контексте сравнительно исторического изучения, поскольку детство – проблема комплексная и междис циплинарная.

1.2. Источниковая база исследования Основными источниками для написания диссертационного исследования послужили архивные документы, статистические отчёты, социологические иссле дования второй половины XIX – начала ХХ веков, отчёты государственных и об щественных организаций, инструкции, положения, справочные материалы, нарра Школьные сочинения детей русской эмиграции как источник по социальной истории, 1917 1920 гг. // Социальная история: ежегодник, 2001-2002. М.: РОССПЭН, 2004;

Её же. Безглазая кукла и папин револьвер: ребёнок в вещно-предметном мире раннесоветской эпохи // Теория моды. Одежда. Тело. Культура. 2008. № 8;

Её же. Детство и гендер – две вещи несовместные?:

К вопросу о соотношении некоторых категорий исторического анализа // Харькiвский iсториографiчний збiрник. – Вип. 9. – Харькiв, 2008;

Её же. И они хотели воевать:

русские девочки и Первая мировая война 1914-1918 гг. // Адам & Ева. Альманах гендерной ис тории. 2005. № 9;

Её же. Источники по истории российского/советского детства и их специфика // Единство гуманитарного знания: новый синтез. Доклад на XIX Международной научной конференции. Москва, 25-27 января 2007. М., 2007;

Её же. Немного о «красном революционном козле», или девочки-современницы о символах и образах революции 1917 года // Адам & Ева:

альманах гендерной истории. 2002. № 3;

Её же. Трансформация идеалов о жизненных ценно стях русской девочки / девушки в первое послевоенное десятилетие // Социальная история:

ежегодник, 2003;

Женская и гендерная история. М., 2003 и др.

Мид М. Культура и мир детства: избр. произведения. М.,1988.

Okenfuss M. The discovery of Childhood in Russia: the evidence of Slavic primer. Newtoneville, MA: Oriental Research Partness, 1980.

The History of Childhood / ed. L. De Mause. New York: Bedrick Books, 1974.

Kelly C. «Thank You for the Wonderful Book»: Soviet Child Readers and the Management of Chil dren’s Reading, 1950–75 // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 6, 4 (Fall 2005).

тивные источники, лингвистические (художественная литература, стихи, посло вицы, поговорки), периодическая печать рассматриваемого периода. Малый объ ём документальной информации о содержании детства требует расширения круга косвенных источников.

Источники по проблемам, относящимся к детям можно объединить в не сколько групп. Первая – это законодательные и нормативные акты: Свод законов Российской империи, Уложение о наказаниях, Закон «Об изменении форм и обря дов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершен нолетних», Законы, посвящённые юридическим отношениям между родителями и детьми, положению детей в обществе, наказанию малолетних и несовершенно летних. 51 Кроме того это «высочайше утверждённые» мнения Государственного Совета, связанные с деятельностью учебных и исправительных заведений, про фессиональных школ и приютов.

Для российского законодательства, посвящённого вопросам семьи и детей были характерны размытость формулировок, которые определяли взаимоотноше ния членов семьи, положение детей и наказание малолетних и несовершеннолет них преступников, но в то же время значительное количество вопросов вообще не нашли отражения в законах, поэтому в них постоянно вносили изменения и до полнения. Законы, связанные с детьми всегда вызывали широкий общественный резонанс, обсуждались на уровне общественных организаций, средств массовой информации и Всероссийских съездов.

Вторая группа источников – это делопроизводственные документы, отчёты, ста тистические сведения, инструкции, положения, справочные материалы, распоря жения, письма, объяснительные записки, хранящиеся в фондах Человеколюбиво Законы о детях. Сборник постановлений действующего законодательства, относящихся до малолетних и несовершеннолетних с приложением Свода разъяснений по кассационным реше ниям Сената / Сост. Я. А. Канторович Я. А. СПб., 1899;

Полный свод законов Российской им перии. СПб., 1903. Т. 10, ч. 1;

Родители и дети. С приложением постановлений действующего законодательства, определяющего взаимоотношения родителей и детей. СПб., 1899;

Сборник постановлений о малолетних рабочих на заводах, фабриках и в других промышленных заведе ниях. СПб., 1885 и др.

го общества (Ф. 768), Департамента народного просвещения (Ф.733), Департамен та полиции исполнительной (Ф. 1286), Главного управления по делам местного хозяйства МВД (Ф. 1288), Медицинского департамента МВД (Ф. 1297), Мини стерства юстиции (Ф. 1405) Российского Государственного исторического архива (РГИА). Из фондов Центрального Государственного исторического архива Санкт Петербурга (ЦГИА СПб) были привлечены для исследования статистические данные, отчёты о деятельности, переписка, заявления, материалы по разбору жа лоб в фондах Петербургской ремесленной управы (Ф. 223), Канцелярии Петро градского губернатора (Ф. 253), Петроградского губернского правления (Ф. 254), Собрания выборных Петербургского ремесленного сословия (Ф. 481), Прокурор Петроградского окружного суда (Ф. 487), Петроградской городской управы (Ф.

513). В личном фонде Н. С. Таганцева (Ф. 760) Отдела рукописей Российской на циональной библиотеки (ОР РНБ) содержится переписка известного юриста, кри миналиста, члена Государственного Совета и члена комиссий по разработке рос сийского законодательства. Содержащиеся в фонде письма носят как личный, так и служебный характер. В частности представляет интерес переписка с правоведа ми, которые занимались вопросами ювенальной юстиции, такими как А. Ф. Кони, А. М. Богдановским, М. П. Беклешовым, Д. А. Дрилем, К. Я. Гротом, К. В. Рука вишниковым и др.

В ходе исследования были использованы такие источники, как переписка между учреждениями, справки, инструкции по вопросам деятельности детских учреждений;

протоколы заседаний различных учреждений, комиссий, совещаний, обществ;

отчёты о деятельности Санкт-Петербургского Столичного Мирового Судьи по делам малолетних до 17 лет, расходах и доходах государственных, об щественных и частных благотворительных организаций, попечительских комите тов, приютов.52 В них содержится фактический, статистический и аналитический материал, дающий объёктивную информацию по исследуемой теме.

Всеподданнейшие отчёты по СПб Совету детских приютов за 25 лет с 1837 по 1862. СПб., 1862;

Детские приюты. Справочная книжка для лиц, имеющих надобность помещать детей в приюты. Издание конторы доверенного С. П. Фон-Дервиз по благотворительным делам. СПб. :

Типография Е. Евдокимова, 1886;

Окунев Н. А. Особый суд по делам о малолетних. Отчет С Третья группа источников – труды и другие материалы деятельности ко миссий, комитетов, совещаний и съездов. К ним относятся опубликованные сте нографические отчёты приютов, Всероссийских съездов по ремесленному образо ванию, по общественному призрению, по семейному воспитанию, представителей русских исправительных заведений для малолетних, по борьбе с торгом женщин и др.53 Эти документы позволяют не только получить сведения о многообразии на правлений деятельности российских обществ, проблемах, достижениях, процессе законотворчества, но и понять из протоколов атмосферу заседаний съездов, сте пень заинтересованности отдельных людей, процедуру принятия решений по раз нообразным вопросам.

Четвёртая группа источников – статистические материалы, которые вклю чают опубликованные материалы о статистике населения, ежегодные сборники о движении населения в Европейской России, сведения о численности населения по возрасту полу, семейному положению, происхождению, сословной принадлежно сти. Важное место для создания общей картины социально-экономического раз вития являются статистические сведения по начальному образованию. 54 Цен Петербургского столичного мирового судьи за 1910 г. СПб., 1911;

Ольгинский детский приют трудолюбия в СПб. Отчёт за 1910, 11 гг. СПб., 1913;

Отдел защиты детей в Санкт-Петербурге.

Отчёт за 1897 г. СПб., 1898;

Отчет попечительского комитета Санкт-Петербургского Дома ми лосердия, состоящего под высоким покровительством Ея императорского высочества принцес сы Евгении Максимилиановны Ольденбургской за 1907 г. СПб., 1908 и др.

Отчёт по Всероссийскому съезду по ремесленной промышленности в СПб с 14 по 20 марта 1900 г. СПб. : Типография Г. А. Бернштейна, 1900;

Труды Высочайше разрешённого I съезда представителей русских исправительных заведений для малолетних. Издание К. В. Рукавишни кова. Изд. 2-е. М. : Типография В. Ф. Рихтер, 1887;

Труды состоящаго под августейшим покро вительством его императорского высочества Великого князя Сергея Александровича четвёрто го Съезда представителей состоящих под августейшим его императорского Величества покро вительством русских исправительных заведений для малолетних. М. : Товарищество типогра фии А. И. Мамонтова, 1896;

Труды состоящаго под августейшим покровительством его импе раторского высочества Великого князя Сергея Александровича пятого Съезда представителей состоящих под августейшим его императорского Величества покровительством русских испра вительных заведений для малолетних. Май 1900 года. М. : Товарищество типографии А. И.

Мамонтова, 1900;

Труды I съезда русских деятелей по общественному и частному призрению 8 13 марта 1910 г. СПб., 1910 и др.

Статистические сведения по начальному образованию в российской империи. Выпуск третий.

Опыт сравнительного обозрения успехов начального народного образования в разных местно стях Российской империи (с 10 графическими таблицами, в особом приложении). Редакция В.

И. Фармаковского. – СПб.: Типография СПб акц. общ. печатного и писчебумажного дела «Сло во», 1902 и др.

тральным источником для получения статистических сведений о численности жи телей Санкт-Петербурга по возрастам, происхождению, занятиям, жилищным ус ловиям являются результаты первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., а также опубликованные данные городских переписей, которые проводились в столице раз в 10 лет и являются чрезвычайно репрезентативным источником. Данные по жилищным условиям петербургской семьи собирались в процессе однодневных переписей в столице Статистическим отделением Город ской Управы. Пятая группа включает нарративные источники, которые хоть и носят субъ ективный характер, но занимают важное место, так как способствуют эмоцио нальному восприятию, освещают мелкие детали и личные оценки и мнения о со бытиях, фактах, поступках и человеческих взаимоотношениях. В воспоминаниях описываются детские впечатления взаимоотношений с родителями, друзьями, учёба, проведение досуга. 56 Материалы личного происхождения по истории дет ства раскрывают подробности детской жизни, которые в силу специфики отсутст вуют в официальных документах.

Воспоминания о детстве являются специфическим историческим источни ком, который позволяет понять, с одной стороны, многовариантность детства в конкретных исторических условиях, для определённой социальной группы, а с другой стороны, они дают представление о том, как собственное детство осмыс ливается конкретным человеком. Сами дети редко документировали свою жизнь, особенно это касается детей трудящегося населения. Поэтому принадлежащие ученице белошвейной мастерской М. Ключевой воспоминания представляют осо бый интерес для воссоздания картины жизни и обучения. 57 Ряд авторов мемуаров Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Общие сведения по импе рии результатов разработки данных Первой Всероссийской переписи населения, произведённой 28 января 1897 г. СПб., 1905;

Санкт-Петербург по переписи 10 декабря 1863 г. Выпуск 1, 2, 3.

СПб., 1872, 1875.;

Санкт-Петербург по переписи 15 декабря 1881 г. СПб., 1883,1884,1885;

Санкт-Петербург по переписи 15 декабря 1890 года СПб. В 4-х тт. СПб., 1891-1892;

Санкт Петербург по переписи 15 декабря 1900 г. СПб., 1903 и др.

Петербургское купечество в XIX веке. СПб. : «Гиперион», 2003 и др.

Ключева М. И. Страницы из жизни Санкт-Петербурга 1880–1910 // Невский архив: Историко краеведческий сборник. СПб., Вып. 3.

уделяли внимание описанию быта современного им Петербурга. Среди них Д. А.

Засосов, В. И. Пызин, А. Ф. Кони, С. Ф. Светлов и др.58 В книге «Природа ребёнка в зеркале автобиографии» показано, что данный жанр представляет собой одно временно и литературный и исторический текст. К шестой группе источников относится периодическая печать, которая в России из-за отсутствия демократических институтов имела особое значение. Пе ред ней, с одной стороны, стояла задача формирования общественного мнения, а, с другой – его выражения. Во второй половине XIX века в России стало издавать ся множество журналов различных типов: публицистические, общественно политические, литературно-эстетические, научно-популярные, научные, отрасле вые, профессиональные, для семейного чтения, женские, детские, иллюстриро ванные и другие. Вне зависимости от направленности журнала отражение детских вопросов, можно было встретить в большинстве из них. Среди них педагогиче ские, юридические, публицистические, дискуссионные статьи, посвящённые во просам воспитания, благотворительности, преступности, самоубийств, проститу ции, малолетних, Было проанализировано более 30 наименований газет и журна лов, издававшихся во второй половине XIX - начале XX вв. Среди них журналы «Вестник воспитания», «Детская помощь», «Вестник благотворительности», «Призрение и благотворительность в России», «Вестник полиции», «Трудовая помощь», «Свободное воспитание», «Журнал Министерства юстиции»;

газеты «Биржевые ведомости», «Новое время». «Северный курьер», «Право», «Петер бургский листок», «Речь» и др.

Седьмую группу источников составляет художественная литература, кото рая помогает при реконструкции некоторых аспектов, касающихся взаимоотно шений в семье, описания бытовых уличных сцен, форм девиаций. Большой мате риал можно почерпнуть из литературных произведений о характере и методах Засосов Д. А., Пызин В. И. Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов: Записки очевидцев.

СПб. : Лениздат, 1999;

Кони А. Ф. Петербург. Воспоминания старожил. Птг. : «Атеней», 1922;

Лилина, З. И. Дети-революционеры. Л. : Гос. изд., 1926;

Светлов С. Ф. Петербургская жизнь в конце XIX столетия (в 1892 году). СПб. : «Гиперион», 1998 и др.

Природа ребёнка в зеркале автобиографии: Учеб. пособие по педагогической антропологии / Под ред. Б. М. Бим-Бада, О. Е. Кошелевой. М. : УРАО, 1998.

воспитания и обучения, отношения к этому детей. Художественная литература способствует выявлению того, что воспринималось современниками как норма, которая в произведениях описывалась, но не оценивалась критически, а что счи тали отклонением в поступках, учёбе, взаимоотношениях. Среди авторов, которые описали в своих произведениях жизнь петербургской трудовой семьи и детей как классики художественной литературы Ф. М. Достоевский, В. В. Крестовский, А.

П. Чехов, так и менее известные М. А. Круковский, В. М. Сорокин и др. 60 Но все эти работы способствуют разностороннему пониманию и созданию целостной картины детства.

ГЛАВА 2. Правовое положение детей в Российской империи 2.1. Взаимоотношения родителей и детей по законам Российской империи Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. М. : Просвещение, 1995;

Крестовский В. В.

Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных. Роман в шести частях. М. : Пресса, 1994;

Круковский М. А. Приключения Сеньки. 2-е изд. – М. : Книгоиздательство К. И. Тихомирова, 1914;

Свирский А. И. Дети улицы. М. : Тип. А. Д. Ступина, 1912;

Сорокин В. М. Маленькие чистильщики улиц России. СПб. : Изд. книжного магазина П. В. Луковникова, 1899;

Чехов А.

П. …Спать хочется. Ванька. М. : ГИХЛ, Тип. «Крест. газ», 1933 и др.

Дихотомия правового положения детей в российском обществе и их соци альный статус во второй половине XIX – начале XX веков, заключалась в том, что они, являлись одновременно объектами и субъектами общественной жизни. С од ной стороны, дети в правовом отношении были не самостоятельными объектами, подчинялись воле родителей и опекунов, которые не только воспитывали и отве чали за них, но и распоряжались их жизнью, состоянием, выдавали замуж вплоть до 21 года. Но при этом в соответствии с тем же законодательством дети уже как субъекты права с 10-ти лет подвергались наказанию за совершённые правонару шения. С 10-летнего возраста, а позднее с 12-ти летнего им разрешалось работать, т. е. содержать себя и нести ответственность в рамках своей трудовой деятельно сти. С 16 лет девочек могли зарегистрировать во Врачебно-полицейском комитете для занятия проституцией. Это требует рассмотрение ребёнка как субъекта и объ екта, а также как систему и элемент этой системы, анализ общества как сложив шегося и исторически обусловленного, так и самостоятельно развивающегося це лого.

Определение границ детства является сложной проблемой, так как у разных категорий населения во второй половине XIX – начале ХХ веков эти границы бы ли различными, часто зависели от уровня жизни, традиций, образования и других факторов. Согласно Уложению законов Российской империи 1866 года срок несо вершеннолетия определялся 21 годом. Одновременно лица, не достигшие этого возраста, разделялись на три категории от рождения до 7 лет, от 7 до 14 лет и от 14 до 21 года. Дети, не достигшие 7 лет, за преступления и проступки отдавались родителям или опекунам для «вразумления и наставления». С юридической точки зрения дети в возрасте от 7 до 14 лет назывались ма лолетними. Период малолетства в свою очередь делился от 7 до 10 лет и от 10 до Законы о детях. Сборник постановлений действующего законодательства, относящихся до малолетних и несовершеннолетних с приложением Свода разъяснений по кассационным реше ниям Сената / Сост. Я. А. Канторович. СПб., 1899. С. 63.

14 и был связан с разной степенью юридической ответственности. Несовершен нолетний возраст также был разделён на два периода от 14 до 17 лет и от 17 до года.

По оценкам этнографа И. С. Кона возраст развития многомерен: это биоло гический возраст, социальный возраст, психологический возраст, а также возрас тное самосознание.62 Другая система отсчёта – это социально-возрастные процес сы и социально-возрастная структура общества, описываемая в таких терминах как «возрастная стратификация», «возрастное разделение труда», «поколение» и пр. В демографии возрастными группами называют формальные группировки по хронологическому ряду или возрастные слои населения, сочетающие возраст с общественным положением («дети», «старики»), поколения. 63 Возрастные слои различают и по характеру своей общественно-производительной деятельности.

Кроме юридического и фактического разделения социальных функций возрастная стратификация предполагает систему социально-психологических санкций. К ре бёнку предъявляются одни требования… Варьируется и характер юридических и моральных санкций за те или иные проступки. С целью скорейшего трудоустройства в дореволюционной России имела место и фальсификация возраста ребёнка. Для того чтобы детей приняли на рабо ту на завод им нередко покупали года. За три рубля священник или пристав при бавляли 10-11-летнему ребёнку в метрическом свидетельстве три года, и тогда его принимали на работу. 65 Некоторые девочки сами не знали точно свой возраст и дату рождения. Возраст мальчика тщательно контролировался с учётом его по следующего призыва в армию, а для девочки определение возраста не имело принципиального значения ни в семье, ни в социальном окружении. Данная дис криминация в определении возрастных характеристик девочек отражала гендер ные противоречия российского социума начала ХХ в. и женское неравноправие даже в детском возрасте. Законодательство регламентировало возраст юных ра Кон И. С. Ребёнок и общество (Историко-этнографическая перспектива). М., 1988. С. 66.

Там же. С. 68.

Там же. С. 82.

Лилина З. Дети-революционеры. Л., 1926. С. 30.

ботников. В России с 1882 года в соответствии с Уставом о промышленности, к работам на фабриках, заводах и мануфактурах допускались только дети с 12 лет.

Таким образом, «детский возраст» трудно дифференцировать, во многом он зависел от сословно-правового статуса семьи, профессионально-бытового уклада жизни, варьировался и менялся в зависимости от социально-экономических и по литических обстоятельств мирного и военного времени.

Психологи П. П. Блонский и Л. С. Выготский в исследованиях в понимании возраста использовали общественно-исторический подход. Они показали, что су ществует не детство, а история развития детства, которое не является неизменным явлением, что «оно иное на каждой иной стадии развития человечества», и соот ветственно зависит от характера и эволюции общества. Учёные утверждали, что существует внутренняя связь между возрастной периодизацией и историческими изменениями общества, общественным воспитанием, что детство, отрочество, юность представляют собой конкретно-историческую определённость, связанную с характером и уровнем развития общества. Законодательные установления, касающиеся детей, нашли отражение в «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных», в Уставе о промышлен ности, Законе 2 июня 1897 года «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних», Законе июня 1902 года «Об утверждении правил об улучшении положения незаконноро ждённых детей» и ряде других.

Взаимные отношения родителей составляют исследования не только юрис пруденции, ими занимаются педагогика, психология, социология, история, им от водится место в художественной литературе. Взаимоотношения родителей и де тей представляют собой отношения особого рода, которые порой не поддаются строгим и точным определениям законодательства. Значительную роль здесь иг рали нравственные чувства, которые происходили от кровной связи и обуслов ленные и питаемые совместной жизнью, общностью интересов, постоянным об меном услуг, религиозными верованиями, преданиями и привычками. Эти чувст Цит. по: Толстых А. В. Взрослые и дети: парадоксы общения. М. : Педагогика, 1988. С. 40.

ва естественно не поддаются точному регламентированию со стороны закона и тем более принудительному осуществлению, а являются лучшей защитой прав и интересов детей, т. к. «никакие предписания закона и никакие полицейские меры не в состоянии создать для ребёнка ту нежную заботливость, то бескорыстное са моотвержение, с которым родители относятся своим детям». 67 Но в реальной действительности жизнь показывала, что не всегда в основе взаимных отношений родителей и детей лежала бескорыстная любовь.

По российскому законодательству удовлетворение потребностей детей бы ло возложено на родителей. В Своде законов Российской империи рассматрива лось правовое положение четырёх категорий детей, которое различалось в зави симости от их статуса: законные дети, дети от браков недействительных, вне брачные и усыновленные дети. В вопросе регулирования юридическими нормами отношений между родителями и детьми право делало различие между детьми, происходящими от законного брака и внебрачными. При этом закон оказывал по кровительство только законному браку, а соответственно и покровительство рас пространялось только на потомство от такого союза. По законам Российской им перии «Власть родительская простирается на детей обоего пола и всякого возрас та». Исторически на протяжении веков складывалось и юридически закрепля лось в Уложениях и Своде законов Российской империи положение ребёнка, оп ределявшее взгляд на него как на собственность и статью дохода, допускавшее применение телесных наказаний. По русскому гражданскому законодательству родители обязаны были “давать несовершеннолетним детям содержание”, а также “доброе и честное воспитание”, но последствия неисполнения ими этих обязанно стей в законе не были определены. При этом беспробудное пьянство и разврат ро дителей, пагубно влиявшие на нравственность и здоровье детей, полное пренеб режение ими воспитанием своих детей и даже жестокое обращение, не служили по закону основанием к вмешательству государства в семейную жизнь.

Гуревич И. Родители и дети. СПб. : Изд. Я. Канторовича, 1893. С. II.

СЗРИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. 1. СПб., 1900. Ст. 164.

Правовое регулирование взаимоотношений между родителями и детьми осуществлялось по следующим направлениям:

– внешнее юридическое положение детей, и постановлений, определяющих со держание родительской власти;

– отношения между родителями и детьми, которые основывались на естественной зависимости детей от родителей;

– отношения, возникающие из обязанности родителей содержать и воспитывать своих детей;

– имущественные отношения между родителями и детьми.

В России в отличие от зарубежного законодательства родительская власть над детьми оставалась пожизненной, и прекращалась согласно Своду законов лишь со смертью или лишением всех прав состояния, при котором дети не следо вали в ссылку за родителями. Одновременно в законе оговаривались случаи, ко гда происходило ограничение, но не прекращение родительской власти. Это име ло место при поступлении детей в общественное училище, на службу, после всту пления дочери в брак или оставшегося в живых одного из родителей в новый брак. Только в одном случае закон освобождал детей от родительской власти: ес ли родители, обязанные по закону воспитывать своих детей в православной вере станут воспитывать их в соответствии с другим вероисповеданием. Хотя с пози ции сегодняшнего дня это были как раз те нарушения, которые наносили детям наименьший моральный и физический вред. Положение, имущественные права и статус ребёнка в семье регламентиро вались нормами обычного права. Российское законодательство предписывало ро дителям давать несовершеннолетним детям «пропитание, одежду и воспитание, доброе и честное по своему состоянию», после чего по закону было необходимо определить сыновей на службу или в промысел, а дочерей – выдать замуж. Закон рекомендовал всё свое внимание обращать на нравственное образование. Но при Загоровский А. И. Отношения между родителями и детьми // ЖМЮ. 1902. № 2. С. 26, 29.

Там же. С. 11.

этом он не устанавливал никаких санкций за уклонение родителей от воспитания и образования детей. В конце XIX века отмечали, что «по современным воззрени ям родительская власть является не самостоятельным правом требовать что-либо в своём интересе, а напротив того, существует исключительно в интересах детей, как власть руководительная и попечительная проявляясь, главным образом, в пра ве воспитания, надзора и принятия домашних мер исправления». Российское законодательство, с одной стороны, признавало абсолютную власть родителей над личностью детей, а с другой, пыталось обеспечить их иму щественную самостоятельность. В то время как во многих странах Европы зави симость детей от родителей была в равной степени имущественной и личной. В России дети с 17 лет получали определённую свободу в решении вопросов, свя занных с собственностью. 72 В соответствии с российским законодательством ро дители обладали равными правами и обязанностями в вопросе воспитания детей, но в действительности, при возникновении спорных моментов, голос отца имел решающее значение, поскольку муж обладал личной властью над женой. 73 В за коне не было положения о том, кому должны быть поручены дети при разводе.

В законодательство в 1866 году были внесены условия лишения родитель ской власти, которые заключались в следующем: 1) в случае признания судом ро дителей виновными в том, что они склоняли своих детей или детей, вверенных их попечению, к ведению распутной жизни, благоприятствовали ей или облегчали её (за что полагается тюремное заключение от 2 до 5 лет);

2) в случае осуждения ро дителя как виновника или соучастника в преступлении, совершенном по отноше нию к своему дитяти;

3) в случае двукратного осуждения, как виновника или со участника в проступке по отношению к своему дитяти;

4) в случае двукратного осуждения за возбуждение к распутству малолетних». Гуревич И. Указ. соч. С. 24-25.

Кавелин К. Д. Собрание сочинений в IV т. Т. IV. Этнография и правоведение. СПб., 1900. С.

1101.

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 648.

Загоровский А. И. Курс семейного права. Одесса: Тип. Ю-русского печатного дела, 1909. С.

312.

В ряде случаев лишение родительской власти могло быть реализовано по решению суда: 1) при осуждении родителей к каторжным работам навсегда или на время, или к заключению как виновников или соучастников в совершении оп ределённых, перечисленных в законе преступлений;

2) при двукратном осужде нии родителей за оставление или похищение детей, или за бродяжничество;

3) при осуждении родителей за публичное пьянство или за нарушение закона, вос прещающего употребление детей для опасных представлений или для нищенства;

4) при осуждении родителей в первый раз за возбуждение малолетних к распутст ву;

5) при помещении дитяти в исправительное заведение, после того как оно бы ло взято оттуда родителями и подпало опять их дурному влиянию;

6) при налич ности фактов, хотя бы и не констатированных судом, но угрожающих здоровью, безопасности или нравственности детей вследствие постоянного пьянства родите лей, заведомо неприличного поведения или дурного обращения. По данным причинам родители лишались власти в полном объёме, это каса лось права надзора, воспитания, исправления, права давать согласие на брак и права пользоваться детским имуществом. Но при этом родители не освобожда лись от уплаты алиментов своим детям, а дети соответственно от обязанности почтительно относиться к своим родителям. Таким образом, российское законо дательство, охраняя родительский авторитет, не предусматривало серьёзные ме ры, связанные со злоупотреблением этим авторитетом и повиновением.

Хотя при этом законодательство предусматривало наказание за злоупотреб ление родителями своей властью и их преступления по отношению к детям. В уголовном законе были постановления, согласно которым «родители, через упот ребление во зло своей власти или посредством преступных внушений, вовлекшие умышленно несовершеннолетних детей своих в какое-либо преступление, подвер гаются за сие, хотя бы они сами в том преступлении непосредственного участия Там же. С. 312.

не принимали: высшей мере наказаний или взысканий, за то преступление в зако не определенных». При анализе российского законодательства выясняется, что больше всего законодателей заботило религиозное воспитание и при этом преимущественно лиц православного вероисповедания. Только в одном случае закон освобождал детей от родительской власти: если родители, обязанные по закону воспитывать своих детей в православной вере станут воспитывать их в соответствии с другим вероисповеданием. 77 Уложение о наказаниях предусматривало подвергать роди телей, не приводящих детей на исповедь, достигших 7-летнего возраста особому внушению от духовенства и замечанию от местного гражданского начальства.

Хотя это были те нарушения, которые наносили детям наименьший моральный и физический урон.

Российское законодательство предусматривало наказание детей, включая физическое воздействие. 78 В Своде законов говорилось, что для исправления строптивых и неповинующихся детей родители имеют право применять «домаш ние исправительные меры». Если они оказались безрезультатными, родители бы ли вправе: 1) детей обоего пола, не состоящих в государственной службе, за упорное неповиновение родительской власти, развратную жизнь и другие явные пороки заключать в тюрьму по правилам, постановленным в статье 1592 Уложе ния о Наказаниях (изд. 1885 г.);

2) приносить на них жалобы в судебные установ ления».79 В данном случае перед родителями вставала дилемма, которую они раз решали, исходя из своих представлений о добре и зле. Но в реальной жизни, даже если родители и обращались в суд с просьбой о заключении кого-либо из своих детей в тюрьму, их просьбы практически никогда не удовлетворялись.

В конце XIX века в российском законодательстве не существовало «специ альных указаний на обязанность полиции оказывать содействие к осуществлению СЗ РИ. Улож. о наказ. уголовных и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Гл. II. Отд. I. Ст.

1587.

Загоровский А. И. Отношения между родителями и детьми. С. 11.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. 1. СПб., 1900. Разд. 2. Гл. II. Отд. I. Ст. 165.

Там же. Ст. 165.

власти родительской вообще, и в частности, к водворению детей в дома родите лей. Участие в делах сего рода полиции обусловливается и ограничивается теми мероприятиями, которые вытекают из общего требования закона, возлагающего на полицию обязанность принимать меры пресечения и предупреждения наруше ний закона». 80 Таким образом, родители должны были либо самостоятельно ис кать своих сбежавших из дома детей, либо, что случалось гораздо чаще, даже не пытались их вернуть домой.

Зачастую наказание со стороны родителей было жестоким и систематиче ским. И в 1869 году в связи с участившимися случаями проявления жестокого от ношения к малолетним и несовершеннолетним в законодательство были включе ны принципы прекращения и ограничения родительской власти. Согласно статье 169, т. Х. ч. 1 Свода законов Российской империи: «Дети освобождались от обя занности повиноваться родителям, принуждающим их к совершению деяний про тивозаконных или к соучастию в них». 81 В Уголовное Уложение была внесена статья, в соответствии с которой предусматривалось наказание за «жестокое об ращение с малолетними, не достигшими 17 лет и отдача его для нищенства, бро дяжничества или безнравственного занятия». В объяснениях Редакционной ко миссии говорилось, что «под понятие безнравственных занятий подойдут профес сии, развращающие нравственность ребёнка или по своему существу, или по об становке, в которой они постоянно происходят, каковы например, служба в каба ках (в публичных местах и т.п.)». Законодательство предусматривало наказание «за причинение детям роди телями увечья и повреждения в здоровье или умственных способностях наказания положения за эти преступления возвышаются на две степени», 83 но факты жесто кого отношения к детям носили латентный характер, поэтому дела крайне редко Загоровский А. И. Отношения между родителями и детьми. С. 129.

Законы о детях. Сборник постановлений действующего законодательства, относящихся до малолетних и несовершеннолетних, с приложением свода разъяснений по кассационным реше ниям Сената. СПб. : Издание Я. К. Канторовича, 1899. С. 39.

Объяснения Редакционной Комиссии к проекту Уголовного Уложения. Т. IV. СПб., 1897. С.

27.

СЗРИ. Улож. о наказ. угол. и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Разд. X. Гл. III. Ст. 1492.

доходили до суда. Одновременно «родители, которые через явное, соединённое с жестокостью, злоупотребление властью побудят дитя своё к самоубийству, под вергаются за сие: лишению некоторых особенных прав и преимуществ и заклю чению в тюрьме на время от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Сверх того, если они христиане, предаются церковному покаянию по усмотрению своего духовного начальства». 84 Но такие случаи вскрыть и доказать было затруднительно.

В соответствии с законом 1897 года родители, которым по решению суда были отданы под ответственный надзор дети в возрасте от 10 до 17-ти лет, но ос тавленные ими без надлежащего надзора, и при этом ребёнком было совершено преступление, подвергались аресту на срок до одного месяца или денежному штрафу до 100 рублей. Кроме этого закон предусматривал наказание родителей, связанное с заключением в тюрьму на срок от 4-х месяцев до 1 года и 4-х месяцев за принуждение детей к браку или к пострижению в монашество. Но данные за коны при общей тенденции роста преступности были далеки от их фактического выполнения и расследования.

Даже уголовные кары, введённые в российское законодательство, не осво бождали детей от дурного влияния родителей, так как родитель, даже признанный судом «жестокосердным отцом, разрушающим здоровье детей и влекущим их к моральной гибели» всё же сохранял свою власть и мог вновь злоупотреблять ею и избегать наказания.

Как отмечалось в журнале «Вестник права» «практика показала, что детей надо защищать от всех людей, с которыми они чаще всего приходят в соприкос новение или которые чаще других ими пользуются… На первом месте стоят ро дители, эти естественные опекуны и защитники детей;

затем идут ремесленники, принимающие детей в ученье, акробаты и нищие». СЗРИ. Улож. о наказ. угол. и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Разд. X. Гл. II. Ст. 1476.

СЗРИ. Улож. о наказ. угол. и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Разд. XI. Гл. II. Ст. 1586.

Левенстим А. А. Жгучие вопросы из практики защиты детей // Вестник права. 1901. № 8. С.

77.

В соответствии с законодательством родители не имели права на жизнь де тей и за их убийство «судятся и наказываются по уголовным законам».87 Одно временно, законодательно были запрещены и аборты.

В законодательство ещё в 1649 года были внесены, а в дальнейшем редак тировались обязанности детей по отношению к родителям. Дети должны были «оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и лю бовь;

служить им на самом деле, отзываться о них с почтением и сносить роди тельские увещания и исправления терпеливо и без ропота. Почтение детей к па мяти родителей должно продолжаться и по кончине родителей». Согласно «Уставу гражданского судопроизводства» ребёнку было запре щено свидетельствовать против родителей в суде. 89 Дети были обязаны Хотя бы они совершенно были отделены от родителей, если сии последние находятся в бедности, дряхлости или немощах, доставлять им пропитание и содержание по самую их смерть». 90 Несоблюдение этой обязанности влекло за собой заключение в тюрьму на срок до 3 месяцев.

В законе также предусматривалась защита родителей от посягательств де тей. За убийство отца или матери полагалось самое суровое наказание и виновные подвергались «лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу без срока. По прибытии их в место каторжной работы, они ни в каком случае и ни по каким причинам не переводятся в отряд исправляющихся, увольняются от работ не иначе, как за совершенною к оным от дряхлости неспособностию, и даже тогда не освобождаются от содержания в остроге». 91 За причинение вреда здоровью и умственным способностям родителей дети приговаривались к наказаниям, увели СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. 1. СПб., 1900. Разд. 2. Гл. II. Отд. I. Ст. 170.

Загоровский А. И. Курс семейного права. Одесса: Тип. Ю-русского печатного дела, 1909. С.

278.

СЗ РИ. Устав гражданского судопроизводства. Т. XVI. СПб., 1892. Кн. II. Гл. IX. Отд. I. Ст.

371. П. 3.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. СПб., 1900. Кн. I. Гл. II. Отд. II. Ст. 194.

СЗ РИ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Разд. X. Гл.

I. Ст. 1449.

ченным на три степени по сравнению с обычными наказаниями. 92 Дети, рождён ные в браке, признанном недействительным, получали все права законных детей и оставались с родителем, невиновным в заключении незаконного брака. При этом содержать ребёнка, обязаны были оба родителя, в соответствии со своими средст вами. После смерти родителя, у которого оставался ребёнок, или в случае лише ния его родительской власти, дети, если не назначался особый опекун, переходи ли под родительскую власть другого родителя. При этом дети обладали определёнными правами: правом на получение фа милии отца;

правом на получение прав состояния отца;

местом жительства несо вершеннолетних детей являлся родительский дом;

правом на причисление к веро исповеданию родителей;

правом на содержание со стороны родителей;

правом на защиту, в том числе в суде, со стороны родителей;

правом на получение воспита ния и образования. 94 Повышение состояния родителей, по общему правилу, было в пользу детей, а понижение не влияло на их положение: лишение прав состояния не распространялось на детей, рождённых или зачатых до осуждения и лишения прав состояния. 95 В случае если отец получал чин или награждался орденом, дающим право на дворянство уже после его смерти, то дети в обоих случаях ста новились дворянами. 96 В данных вопросах закон был на стороне несовершенно летних, хотя к детям из семей трудящихся они относились в меньшей степени.

Внебрачные дети становились законными и получали все права законных детей в случае брака их родителей.97 Не смотря на то, что напрямую в законода тельстве не говорилось, но внебрачные дети оставались с матерью и наследовали СЗ РИ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Т. XV. СПб., 1885. Разд. X. Гл.

III. Ст. 1492.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. III. Ст. 131 П. 1,131. П. 2, 131. П. 5, 131. П. 6.

Загоровский А. И. Курс семейного права. С. 273-274.

СЗ РИ. Свод законов о состояниях. Т. IX. Ч. 1. СПб., 1899. Кн. I. Ст. 11.

СЗ РИ. Свод законов о состояниях. Т. IX. Ч. 1. СПб., 1899. Кн. I. Разд. I. Гл. I. Отд. II. Ст. 42, 43.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. I. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. IV. Ст.

144. П. 1.

только имущество матери. 98 Детей, не достигших совершеннолетия, содержали оба родителя, а в случае способности ребёнка содержать себя самому или замуже ства (для дочери), родители могли прекратить содержание до наступления совер шеннолетия.


99 Отец внебрачного ребёнка был обязан содержать не только его, но и мать, если уход за ребёнком лишал её возможности зарабатывать себе на жизнь.100 Отец, содержащий внебрачного ребёнка, имел право надзора за его со держанием и воспитанием и мог быть назначен его опекуном в предпочтительном порядке.101 В соответствии с этими условиями закон был на стороне несовершен нолетних и обеспечивал их содержание вне зависимости от того в браке был рож дён ребёнок или вне брака. Но при этом уровень благосостояния и материальных возможностей родителей был разным, и это уже непосредственно влияло на де тей, на их воспитание, образование, профессиональную подготовку и в целом на процесс социализации.

Усыновлять детей дозволялось лицам старше 30 лет, которые были старше усыновляемого не менее чем на 18 лет и имеющим общую гражданскую право способность, у которых не было собственных детей и которые не были обречены на безбрачие по сану. 102 Усыновлять собственных детей можно было только при отсутствии собственных несовершеннолетних законных и узаконенных детей.

При этом усыновлять детей-христиан разрешалось только христианам, а нехри стиан – нехристианам. 103 Это было сделано с целью защиты детей от принужде ний со стороны приёмных родителей, связанных со сменой вероисповедания. Для усыновления требовалось согласие родителей усыновляемого или его опекунов и попечителей, согласие обоих супругов-усыновителей и согласие самого ребёнка, СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. III. Ст. 132.

П. 12.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. II. Ст. 131.

П. 5.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. II. Ст. 131.

П. 6.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. III. Ст.

132. П. 11.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. V. Ст.

145, 146.

Загоровский А. И. Курс семейного права. С. 275.

если он достиг 14 лет. 104 При этом усыновленный ребёнок получал все права и обязанности законных детей. Родители являлись представителями детей в суде, а также «в случае личной обиды несовершеннолетним детям нанесённой, родители имеют право вступаться за них и производить иск узаконенным порядком». В статье 11 «Устава о паспортах» говорилось, что до достижения совершен нолетия дети были обязаны жить с родителями. 107 А «Устав о ссыльных» старался не разлучать детей с родителями, даже если те являлись преступниками. Если супруг осуждённого следовал в ссылку вместе с ним, то и дети должны были от правляться с ними, если в живых был только осуждённый супруг и общество или родственники не брали детей на попечение, то они следовали за родителем. 108 На наш взгляд, это являлось достаточно спорным положением. Связаны данные ста тьи были, вероятно, с тем, что содержание детей осуждённых государство должно было полностью брать на себя, но, не имея на это средств, разрешало детям сле довать с родителями. Но такое положение влекло за собой другие проблемы, свя занные с условиями их жизни в ссылке, получением образования, теми примера ми девиаций, с которыми им приходилось сталкиваться и тем габитусом, форми ровавшимся под влиянием окружавшей их атмосферой.

Для попечения о малолетних, лишённых родительской заботы, существова ли опекунские установления, создававшиеся для сирот, но применявшиеся и для детей, оставшихся сиротами при живых родителях. Закон предусматривал воз можность, при которой родители не могли быть надёжными опекунами своих де тей, имея в виду опеку над детским имуществом… «И если до сведения опекун ского установления дошли слухи о «явных пороках» родителей, то опекунское ус тановление вправе и обязано оказать покровительство дитяти назначением опеку СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. V. Ст. 149.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. I. Отд. V. Ст. 156.

П. 1.

СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. II. Гл. II. Отд. I. Ст. 175.

СЗ РИ. Устав о паспортах. Т. XIV. СПб., 1903. Разд. I. Гл. I. Ст. 11.

Загоровский А. И. Курс семейного права. С. 274.

на, и власть такого опекуна, в необходимой для исполнения его обязанностей ме ре должна пояснить власть родителей». В 1900 году по инициативе отдела защиты детей от жестокого обращения, вопрос о законодательной защите малолетних послужил одним из предметов об суждения русской группы Международного союза криминалистов. Председатель Санкт-Петербургского общества защиты детей В. Н. Герард предлагал внести из менения в закон, касающийся охраны интересов малолетних, в частности «при явном небрежении отца о воспитании малолетних детей или жестокого с ними обращении, а равно в случае порочного его поведения, могущего иметь пагубное влияние на нравственность или здоровье детей предоставлять право опекунскому начальнику поместить детей за счёт отца в какое-либо семейство, в учебное заве дение или приют, передать опеку матери и даже назначить к детям опекуна», но это предложение так и не получило законодательной поддержки. Важным вопросом для обсуждения законодателями, общественностью и средствами массовой информации с 1880-х гг. являлась проблема незаконнорож денности. В результате споров и дискуссий 3 июня 1902 года был принят закон «Об утверждении правил об улучшении положения незаконнорождённых детей».

Закон вместо термина «незаконный» ввёл термин «внебрачный», а также был оп ределён вопрос о содержании внебрачных детей и наследовании ими имущества родителей, хотя внебрачные дети так и не получили всю полноту прав законных детей.

Но этот закон имел как сторонников и защитников, так и ярых противников.

Сторонники нововведений указывали на «снятие всякой ответственности за грехи родителей с ни в чем неповинных детей и предоставление им способов занять принадлежащее им по естественному порядку происхождения место в семье их Никонов Б. П. Спор о ребёнке. Закон и судебная практика по вопросу об отобрании родите лями своих детей от посторонних лиц. СПб. : Типография «Печатный Труд», 1911. С. 38.

Герард В. Н. О желательных дополнениях в законы, касающиеся охраны интересов малолет них // ЖМЮ. 1900. № 1. С. 310.

родителей». 111 Противники реформы заявляли о негативных последствиях, свя занных с зарождением «новой эры расшатывания законной семьи» и легализации беспорядочного сожития полов. Философ В. В. Розанов обращал внимание на важность самого факта ис ключения термина «незаконный ребёнок», поскольку «если ребёнок родился в формах, установленных для его рождения, то никакой строжайший юрист уже не назовет его «незаконным», то есть как бы «в противоречии с законом» родившим ся, или «без закона» родившимся. Поэтому самый термин этот, вероятно, скоро исчезнет, и особенно исчезнет в разговорном языке общества». Само законодательное изменение статуса внебрачных детей, свидетельст вует о процессе демократизации и гуманизации, начавшемся в российском обще стве и изменении отношения государства к детям. Постепенно в законодательстве формируется приоритет, направленный на отстаивание интересов ребёнка и его благо.

В целом российское законодательство отставало от потребностей времени и не пошло дальше охранения родительского авторитета, оставляя без внимания права детей. Действия государства не отличались последовательностью, чётко выработанной стратегией и тактикой, системными законами и продуктивными действиями направленными на защиту детства.

2.2. Эволюция системы наказаний детей за уголовные преступления Во второй половине XIX – начале XX вв. произошла эволюция российского уголовного законодательства по отношению к малолетним и несовершеннолет ним. В истории отечественного законотворчества впервые в процессе разработки и реализации судебной реформы 1864 года была высказана мысль о невозможно сти применения к малолетним, преступникам общих видов наказания, предусмот Верещагин В. А. Закон 3 июня 1902 года об улучшении положения незаконнорождённых де тей с мотивами Государственного совета. СПб., 1907. С. 19.

Розанов В. В. Семейный вопрос в России. Т. I. СПб. : Тип. М. Меркушева, 1903. С. 469.

Там же. С. 478479.

ренных законодательством. Появилась статья о праве суда отдавать малолетних, моложе 17 лет, вместо тюремного заключения в особые исправительные заведе ния для малолетних. Это постановление было не только совершенно новым в за конодательстве, но таких заведений в то время в России ещё не существовало.

Положение об этих заведениях появилось позднее – 4 декабря 1866 года. Оно бы ло основано на теоретических разработках и опыте западноевропейских законода тельств.

До этого Уложение о наказаниях 1845 года и его редакция 1857 года вно сили изменения в Свод законов в отношении малолетних. В соответствии с ним дети, не достигшие 7 лет от рода и поэтому ещё не имевшие достаточного поня тия о своих деяниях, не подлежали наказаниям за преступления и проступки:

«Они отдаются родителям, опекунам или родственникам для вразумления их в последствии». Срок невменяемости был понижен с 10 лет до 7, по всей вероятно сти для того, чтобы не ставить закон церкви, по которому с 7 лет дети в качестве уже сознающих свои грехи, обязаны были совершать таинство исповеди, в проти воречие с законом государства. Но закон освобождал детей с 7 до 10 лет от юри дической ответственности. В возрасте с 10 до 14 лет признавалась сомнительная вменяемость только тогда, когда с достоверностью было доказано, что преступление учинено такими малолетними с разумением, в противном случае такие подсудимые подходили под правило о детях 7-10 лет. Наказание имеющих от 10 до 14 лет и учинивших преступление с разумением, смягчались таким образом, что вместо каторжной ра боты и телесного наказания они ссылались в Сибирь на поселение;


вместо ссылки на поселение они заключались в монастырь или смирительный дом от 5 до 8 лет, также без телесного наказания;

вместо ссылки на житьё и заключение в арестные и работные дома – в монастырь или смирительный дом от 2 месяцев до 1 года вместо смирительного дома, тюрьмы и других не значительных наказаний – они подвергались только исправительному домашнему, по распоряжению родителей Богдановский А. М. Молодые преступники. Вопрос уголовного права и уголовной полити ки. Изд. 2-е доп. и испр. СПб. : Типография Моригеровскаго,1871. С. 78.

или опекунов, наказанию. Но меры наказания кардинально изменились в соот ветствии с новым законом 1866 года.

В ходе подготовки «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных»

государство обратилось к земствам, общественным организациям, духовенству и частным лицам с призывом об устройстве заведений принудительного воспита ния. Таким образом, реализацией общегосударственного дела с самого начала бы ла предложено заниматься частной благотворительности, которая откликнулась на призыв. 5 декабря 1866 года проект Уложения о наказаниях был утверждён.

Период малолетства в свою очередь делился от 7 до 10 лет и от 10 до 14 и был связан с разной степенью юридической ответственности. Первых в случае со вершения преступления отдавали родителям, но при присмотре полиции и на ставлении духовниками или священнослужителями. В отношении же малолетних 10-14 лет закон требовал в каждом отдельном случае разбираться, действовал ли ребёнок по разумению или нет. Если суд находил, что преступление совершено по разумению, то он приговаривал его к наказанию, но в смягченной форме. 116 Кроме этого от возраста несовершеннолетних зависела степень наказания за их растле ние со стороны взрослых.

Несовершеннолетний возраст также был разделён на два периода от 14 до 17 лет и от 17 до 21 года. Здесь также определяли по разумению или нет, действо вали несовершеннолетние, и от этого зависело наказание вплоть до помещения в исправительные приюты, а в случае их отсутствия в тюрьму на срок не свыше од ного года и 4 месяцев. В соответствии со статьей 6 «Устава о наказаниях» 1866 года разрешалось, судебным инстанциям на местах, где действуют исправительные приюты, заме нять несовершеннолетним, от 10 до 17 лет, тюремное заключение на помещение их в приюты, на срок, определённый мировым судьей, но с тем, чтобы не остав Богдановский А. М. Молодые преступники. С. 79.

Таганцев Н. С. Исследование об ответственности малолетних преступников по русскому праву и проект законоположений об этом вопросе. СПб. : Типография. A. M. Котомина, 1872. С.

28.

Таганцев Н. С. Исследование об ответственности малолетних преступников... С. 33.

лять их там по достижении 18-ти летнего возраста. 118 Но мировые судьи, налагая наказания, относились к такой форме крайне осторожно.

Согласно Уложению законов Российской империи 1866 года срок несовер шеннолетия определялся 21 годом. Одновременно лица, не достигшие этого воз раста, разделялись на три категории от рождения до 7 лет, от 7 до 14 лет и от до 21 года. Дети, не достигшие 7 лет, за преступления и проступки отдавались ро дителям или опекунам для «вразумления и наставления». Период малолетства в свою очередь делился от 7 до 10 лет и от 10 до 14.

Первых в случае совершения преступления отдавали родителям, но при присмот ре полиции и наставлении духовниками или священнослужителями. В отношении же малолетних 10-14 лет закон требовал в каждом отдельном случае разбираться, действовал ли ребёнок по разумению или нет. Если суд находил, что преступле ние совершено по разумению, то он приговаривал его к наказанию, но в смягчен ной форме.

Несовершеннолетний возраст также был разделён на два периода от 14 до 17 лет и от 17 до 21 года. Здесь также определяли по разумению или нет, действо вали несовершеннолетние, и от этого зависело наказание вплоть до помещения в исправительные приюты, а в случае их отсутствия в тюрьму на срок не свыше од ного года и 4 месяцев. На практике же условия содержания малолетних и несовершеннолетних не редко оставались такими же, как и взрослых. В 1874 года в журнале «Судебный вестник» появилось сообщение о 16-летнем мальчике, осуждённом за грабёж на поселение в Сибирь и доставленном в кандалах в Петербургскую пересыльную тюрьму по этапу. Позднее было указано на недопустимость заковывать малолет них в кандалы. С конца 40-х гг. XIX века в России началось движение, направленное на призрение и исправительное воспитание «нравственно-испорченных», беспризор Таганцев Н. С. Исследование об ответственности малолетних преступников... С. 25.

Там же. С. 26.

Там же. С. 35.

Судебный вестник. 1874. № 3. С. 164.

ных и преступных детей и подростков. В 1864 году в Москве был учреждён осо бый приют «для детей находящимся под следствием и судом, а также для детей нищенствующих и праздно шатающихся». В 1904 году при нём была открыта земледельческая колония для подростков в возрасте от 15 до 17 лет.

В объяснительной записке Собственной его Императорского Величества канцелярии по проекту Устава о наказаниях, налагаемых Мировыми судьями го ворилось: «тюремное заключение в тех условиях, в каких оно используется над взрослыми, в отношении к ребёнку, едва вступившему на путь порока, очевидно, имело бы последствием окончательную его порчу и гибель». 122 Специалисты вы сказывали мысль, что в отношении к детям закон должен иметь не столько кара тельную цель, сколько исправительную, и наказание для них должно быть не столько возмездием за содеянное, сколько залогом лучшего будущего и соответ ственно иметь преимущественно характер воспитания, быть средством искорене ния дурных зачатков и развития добрых качеств.

Процедура внесения изменений в законы и принятие новых порой затягива лось на несколько лет. С одной стороны они готовились при участии обществен ности и проходили широкое обсуждение на съездах, а с другой, бюрократические процедуры серьёзно тормозили этот процесс. Разработка и утверждение инструк ции о деятельности исправительно-воспитательных учреждений началась в году, а утверждена была только в 1909 году. Предложение было высказано на II съезде представителей русских исправительных заведений для малолетних, на ко тором прозвучало, что «начальник главного Тюремного Управления после лично го осмотра и из отчётов командируемых им лиц убедился, что в исправительных заведениях нет никакого единства;

что каждое заведение идёт своей дорогою;

что они расходятся не только в подробностях, но и в главных типических чертах, и поэтому предлагает Съезду выработать нормальную инструкцию для заведений, Законы о детях. Сборник постановлений действующего законодательства, относящихся до малолетних и несовершеннолетних с приложением Свода разъяснений по кассационным реше ниям Сената / Сост. Я. А. Канторович. СПб., 1899. С. 79.

которая бы их объединила». 123 Инструкцию предполагалось разработать для об суждения к Третьему съезду. Но она не была готова, и проект вынесли только на Четвёртый съезд, проходивший в 1894 году. Затем документ дорабатывало Тю ремное Управление, и его обсуждал уже Пятый съезд. И только в 1907 году про ект был внесён во II Государственную Думу, но в связи с непродолжительностью её работы и роспуском, приняла его только III Дума. Затем документ был передан в Государственный Совет, но рассмотрели и утвердили его только в 1909 году.

Уложение о наказаниях 1866 года установило не только для мировых, но и общим судам право вместо заключения несовершеннолетних преступников в тюрьму направлять их в исправительные учреждения, которые финансировались и создавались государством, земскими учреждениями, общественными организа циями, духовенством в виде ремесленных приютов и земледельческих колоний, приютов со школами садоводства, огородничества, пчеловодства и хмелеводства.

На каждого воспитанника, кроме отданных родителями, казна выделяла двойную сумму стоимости продовольствия и одежды в отличие от тюремных норм, а также медикаменты для больных и возмещение расходов на погребение.

По просьбе Санкт-Петербургской земледельческой колонии профессор Пе тербургского университета Н. С. Таганцев в 1871 году научно разработал вопрос об ответственности малолетних и представил проект изменений в существующие узаконения по данному предмету. В «Исследовании об ответственности малолет них преступников по русскому праву» учёный рассмотрел практики правосудия по отношению к несовершеннолетним и разработал «Проект законоположений об ответственности малолетних и несовершеннолетних преступников». Этот доку мент был прогрессивным для того времени и стал последним словом юридиче ской науки и не утратил по многим вопросам своей актуальности для современно го общества.

Труды седьмого съезда представителей состоящих под высочайшим покровительством Его Императорского Величества Государя Императора русских исправительных заведений для ма лолетних. Октябрь 1908 г. М. : Типография О. Л. Сомовой, 1909. С.11.

Юристы считали, что ответственность для малолетних преступников, долж на иметь иной характер, цели и формы, чем для взрослых, что здесь нужна не ка ра, а воспитание и исправление во имя будущего общества. При разработке «Про екта закона об ответственности малолетних и несовершеннолетних преступни ков» собирались и учитывались статистические данные, использовался отечест венный и зарубежный опыт.

8 февраля 1893 года было Высочайше утверждено мнение Государственного Совета о внесении изменений порядка заключения и пересылки несовершенно летних, состоящих под следствием и судом. В нём говорилось, что «обращаемые в исправительные приюты и колонии несовершеннолетние арестанты, при следова нии в сии заведения, а равно при доставлении их в судебные места к судебным следователям и т. п. могут быть препровождаемы под надзором, взамен всякой иной стражи, особо отряженных от приюта или колонии лиц, по соглашению о том подлежащей судебной или следственной власти с управлением заведения.

Расходы по препровождению несовершеннолетних арестантов… возмещаются из казны: при следовании по грунтовым дорогам в размере прогонов на одну ло шадь, а по направлениям пароходных сообщений или железнодорожных – сооб разно плате за проезд в местах низшего класса, как для сопровождающего, так и для сопровождаемого, и с выдачею при том кормовых денег сопровождающему по 30 копеек в сутки, а сопровождаемому в размере, установленном для прокорм ления арестантов во время пересылки». После возвращении малолетних и несовершеннолетних из исправительных приютов и колоний в среду неблагонадёжных родителей, родственников и опеку нов, иногда бывших прямыми или косвенными виновниками совершённых ими преступлений, вследствие небрежности и злоупотребления властью, все усилия и труды, потраченные для перевоспитания и исправления, не редко полностью ни велировались. Руководствуясь этими соображениями, ещё II съезд представителей исправительных приютов возбудил ходатайство о лишении родителей, злоупот ребляющих властью, права опеки над несовершеннолетними, выпускаемыми из ЦГИА СПб. Ф. 254. Оп. 1. Д. 12284-а. Л. 176.

исправительных заведений, но Государственный Совет не признал, этого до пере смотра гражданских законов о родительской власти, возможности удовлетворить это ходатайство.

Высочайше утверждённым мнением от 2 февраля 1893 года (в доп. 162 и 163 ст. Устава о содержащихся под стражею) начальству приютов и колоний раз решали отдавать «пробывших в заведении не менее 1 года воспитанников в обу чение благонадёжным мастерам в промышленные заведения или на сельские и иные работы помимо согласия родителей, при чём воспитанники должны оста ваться в подчинённых к приюту отношениях, при освобождении же достигших 18-летнего возраста предоставлено право, с согласия лишь самого освобождаемо го воспитанника, помимо родителей заключать с мастерами, хозяевами или про мышленными заведениями договоры об обучении их до совершеннолетия мастер ствам». 2 июня 1897 года был принят Закон «Об изменении форм и обрядов судо производства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолет них», а также законоположение об их наказуемости. Закон ставил своей задачей «достижение исправления несовершеннолетних путём применения к ним, вместо наказания в некоторых случаях, мер воспитательно-исправительного характера» и вводил существенные различия в наказание несовершеннолетних от 10 до 14 лет и от 14 до 17 лет. Судебный следователь при проведении предварительного следствия дол жен был обращать особое внимание на личность обвиняемого, его умственное и нравственное развитие, условия жизни, семью, склонности, привычки, на причи ны, которые привели его к совершению преступления. Таким образом, по мысли закона задача следствия заключалась в собирании подробнейших сведений о личности обвиняемого, воспитании, условиях жизни вообще и особенно в семье, о Красовский Д. Ю. О малолетних и несовершеннолетних преступниках. С.11, 12.

Цит. по: Будзилевич, И. Новый закон о суде и наказуемости несовершеннолетних // Журнал Юридического общества. 1898. Кн. 1. январь. С. 53.

личности, его свойствах, поведении, склонностях, привычках, характере, степени умственного развития и прочем.

В качестве меры пресечения по закону вводилась отдача несовершеннолет них в приюты или колонии, а в связи с их отсутствием – в монастыри. В соответ ствии с новым законом в случае неисполнения надзора за несовершеннолетними подсудимыми было установлено наказание от денежного взыскания до ареста. В случае, если подсудимый являлся сиротой и не имел близких, то суд должен был обратиться к «благонадёжному» человеку.

Принятый закон вызвал неоднозначную реакцию в российском обществе.

Ряд специалистов считали не правильным то, что законодательство возложило за боты об исправлении детей на родителей, т. к. в этом случае малолетние преступ ники оставались безнаказанными. Дискуссии по этому вопросу продолжались в течение нескольких лет с участием юристов, педагогов, общественности, в ходе которых подавляющее большинство участников поддерживали гуманные испра вительные меры.

Журнал Министерства юстиции, анализируя новый Закон отмечал, что «ес ли раньше страх перед уголовной карой, боязнь увидеть своё дитя одетым в аре стантский халат всё-таки до некоторой степени вызывало в простом люде чувство беспокойства за участь подрастающего поколения и заставляло обуздывать дур ные наклонности путём разных исправительных мер, то теперь… родители на во прос об их проворовавшихся детях беззаботно пожмут плечами, как будто речь о самом обычном, не интересующем их явлении». 127 А Журнал Юридического об щества написал, что «в Законе 2 июня сквозит какая-то недоделанность, отрывоч ность, бессистемность». 128 В связи с этим специалисты считали, что кроме подня тия нравственности и образовательного уровня граждан и в целом семей необхо димы заведения для несовершеннолетних преступников воспитательно исправительного характера.

Бутовский А. Н. Закон о несовершеннолетних и его применение в судебно-мировой практике // ЖМЮ. 1900. № 6. С. 82.

Будзилевич И. Новый закон о суде и наказуемости несовершеннолетних. С. 81.

Судьи не редко сталкивались с ситуациями, когда новый закон служил не гуманной мерой для облегчения участи несовершеннолетних преступников, «а орудием в руках их родителей для удовлетворения самых хищнических и своеко рыстных инстинктов. … Родители нередко посылали на кражу подростка-сына.

Если его поймают, – беда невелика;

всё равно ведь мальчика в острог не посадят, а пришлют обратно для исправления». 129 Поэтому отдача несовершеннолетних правонарушителей для исправления их родителями не всегда отвечала тем целям, которые преследовали законодатели в качестве альтернативы наказания.

Закон 2 июня 1897 года допускал отдачу под ответственный надзор родите лей, лиц, на попечении которых они находились и других благонадёжных лиц всех малолетних, не имеющих ещё 17 лет, если они судятся мировым судом, и малолетних моложе 15 лет, если они судятся окружным. Вместо тюрьмы «мало летние не имеющие ещё 15 лет от роду должны были помещаться в исправитель ные приюты и колонии, а за неимением их в монастырь», а 15 и 16-летних, также могли помещать туда по усмотрению суда. К тюремному заключению на срок не более 12 лет, без замены исправи тельным приютом, могли быть приговорены только 15-ти и 16-ти летние подрост ки, совершившие такие преступления, которые для взрослых влекли за собою аре стантские роты, ссылку на поселение, каторгу, смертную казнь. В таких случаях малолетние подвергались и лишению некоторых прав, но, через 5 лет по отбытии наказания, они, при условии хорошего поведения, могли быть восстановлены в правах. Малолетние, приговорённые к заключению в тюрьме или арестном доме, должны были отбывать это заключение в особом от взрослых помещении. В Законе 2 июня 1897 года указывалось также на желательность устранения гласности в делах, где обвиняемыми являлись малолетние. На заседания суда вы зывались их родители или те лица, на попечении которых они находились, при чём, при разборе дел, которые могли повлечь за собою тюремное заключение, ро Бутовский А. Н. Указ. соч. С.83.

Коротнев А. Д. Малолетние и несовершеннолетние преступники. (Краткий историко юридический очерк). СПб., 1903. С. 74.

Там же. С. 76.

дители или попечители обязаны были присутствовать на заседании, под угрозой штраф.

Многие из постановлений российского законодательства о малолетних пре ступниках фактически не могли применяться на практике. Так, постановление «о слушании детских дел при закрытых дверях не выполнялось, так как детские дела разбирались вперемежку с делами взрослых преступников;

ответственный надзор оставался мёртвой буквой за отсутствием подходящих попечителей;

присмотр за малолетним, назначаемый в качестве меры пресечения, обратился в пустую фор мальность;

за недостатком исправительных приютов и колоний, даже не достиг шие 14 летнего возраста должны были отбывать наказание в тюрьме, причём только в немногих тюрьмах имелись особые отделения для малолетних». Санкт-Петербургское губернское правление 18 мая 1907 года направило в тюремные отделения циркуляр Главного тюремного управления Министерства Юстиции от 5 апреля 1907 года «О порядке содержания арестантских детей», в котором говорилось: «Законодательство наше издавна стремилось предохранить малолетних по тем или иным причинам попадающих в тюрьму, от тлетворного в нравственном отношении влияния тюремной среды. С этою целью ст. 173 Устава о содержащихся под стражею (изд. 1890 г.) предписывает содержать малолетних и несовершеннолетних отдельно от прочих заключённых в тюрьмах, а примеча ние к этой статье допускало помещение малолетних арестантских детей в заведе ния общественного призрения, хотя бы даже и в богадельни, с отнесением издер жек за отпускаемых из казны, по силе 210 ст. того же Устава кормовых денег и собственных сумм тюремных комитетов. Затем циркуляром Главного тюремного управления от 24 января 1902 года за № 4, изданным по соглашению с Государст венным контролем, органам Попечительного о тюрьмах Общества было предос тавлено находящихся при арестантах малолетних детей, при отсутствии или пере полнении надлежащих благотворительных заведений, поручать применительно к Тарасова Е. П. Детский суд за границей и в России. М. : Типография Русского Товарищества, 1912. С. 76.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.