авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«1 Автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина ...»

-- [ Страница 3 ] --

приложению к ст. 173 Устава о содержащихся под стражею, попечению директо ров и директрис тюремных комитетов и отделений для распределения означенных детей у известных своею благонадёжностью лиц, за счёт экономических средств и казённых кормовых денег. Та же забота законодателя о предохранении от развра щающего влияния взрослых арестантов малолетних и несовершеннолетних выра зилась в примечании к ст. 373 того же устава, которым предоставлено препрово ждать их в воспитательно-исправительные заведения, в судебные места, к судеб ным следователям и т. п. не этапным порядком, а с особыми провожатыми, с от несением издержек на такую пересылку на средства казны». По высочайше утверждённому 22 марта 1903 году новому Уголовному Уложению осуждённый малолетний мог быть оставлен в исправительно воспитательном учреждении до 21 года вместо 18 лет. В российском законода тельстве до 1909 года не был определён смысл и назначение исправительных за ведений, и они основывались на различных принципах, связанных с организацией превентивной деятельности. Одни считали, что исправительные учреждения для несовершеннолетних правонарушителей являются разновидностью воспитатель ных заведений, другие, наоборот, особую роль отводили их карательной направ ленности. В конечном итоге в результате дискуссий приоритетным направлением деятельности учреждений для малолетних преступников было признано воспита ние.

Мальчиков 15 и 16 лет приходилось отправлять в тюрьму, так как по прави лам земледельческой колонии, детей в таком возрасте туда уже не принимали. В таких случаях судья выносил приговор о заключении в тюрьме не менее чем на месяцев, так как практика показывала, что краткосрочное пребывание в тюрьме оказывала самое пагубное влияние на малолетних. Тюремное заключение мало летние отбывали в специальном отделении Царскосельской тюрьмы.

По закону 19 апреля 1909 года (ст. 7 положения) воспитательно исправительные заведения устраивались для четырёх категорий малолетних:

«1. для признанных виновными в совершении какого-либо преступного деяния;

ЦГИА СПб. Ф. 254. Оп. 1. Д. 12900. Л. 27.

2. для обвиняемых и подсудимых относительно которых окажется необходимым принять мерою пресечения способов уклонения от следствия и суда, взятие их под стражу;

3. для нищенствующих, бродяжествующих и вообще бесприютных и беспризор ных;

4. для отдаваемых на исправление родителями». Все малолетние в момент приема в воспитательно-исправительные заведе ние должны были быть не моложе 10 лет и не старше 17-ти. В соответствии со ст.

6 Положения заведения учреждались отдельно для мальчиков и девочек и не раз решались смешанные. Закон 19 апреля 1909 года повысил срок пребывания в исправительных приютах тех лиц, которые поступили в приют в возрасте 15-16 лет и могли там оставаться до совершеннолетия, т. е. до 21 года, при этом срок пребывания в приюте или колонии должен быть не менее 1 года.

Своеобразными общественными слушаниями и общественной трибуной по вопросам, совершенствования российского законодательства о юридической от ветственности несовершеннолетних являлись проводившиеся с 1886 года съезды представителей русских исправительных заведений для малолетних, которых до 1908 года было созвано семь. Начиная с 1896 года, они стали проходить под авгу стейшим покровительством Великого князя Сергея Александровича, VII съезду в октябре 1908 года покровительствовал сам император Николай II. Это является свидетельством внимания, которое с одной стороны уделяло государство борьбе и профилактике детской преступности, а с другой, стремлением разделить часть от ветственности за существующие проблемы с общественностью. Но с 1908 года съезды прекратили свою работу, но отнюдь не по причине значительного сниже ния уровня детской преступности, а в связи с созданием достаточно оформлен ной с правовой точки зрения системы судопроизводства и законодательного регу Окунев Н. А. Практические указания к устройству воспитательно-исправительных заведений // Тюремный вестник. 1912. декабрь. С. 1943.

Там же. С. 1943.

лирования в отношении несовершеннолетних. Позднее стали созываться съезды по семейному воспитанию, по общественному призрению, по борьбе с торгом женщин, по борьбе с пьянством, на которых рассматривались детские вопросы.

На проходивших съездах юристы, педагоги, общественные деятельности с большой заинтересованностью и надеждой на позитивные изменения анализиро вали детскую преступность, искали превентивные и эффективные меры по её предотвращению. Все законопроекты выдвигались и разрабатывались участни ками съезда, затем обсуждались на заседаниях и только потом вносились на ут верждение Государственного совета. Неравнодушие и заинтересованность видны из переписки юриста, профессора Санкт-Петербргского университета, сенатора Н.

С. Таганцева с коллегами по вопросу работы съездов и обсуждению законов. Сре ди них авторитетные профессионалы педагоги и юристы К. Я. Грот, Д. А. Дриль, И. Я. Фойницкий, М. Беклешов, А. Ф. Кони, А. А. Фидлер.136В письмах содержат ся разнообразные мнения по вопросам, которые необходимо вынести на обсужде ние съездов, что свидетельствует об авторитетности этих форумов для решения практических вопросов и совершенствования законодательства.

К. В. Рукавишников, директор Московской исправительно-воспитательной колонии в декабре 1897 года с сожалением написал Н. С. Таганцеву о невозмож ности продолжать деятельность в Бюро съездов по причине здоровья: «Тяжёлое горе мне послано, оно лишило меня возможности работать в дорогом для меня деле, но мне отрадно сознавать, что дело это находится в руках Ваших и других моих товарищей по Бюро, людей не менее меня преданных делу, и могущих, бо лее меня принести ему пользы». 137 Но, несмотря на энтузиазм общественности, решение многих проблем наталкивалось на российскую косность, бюрократизм, а также отсутствие достаточного финансирования.

Возможность приступить к устройству детских судов предоставило издание Закона 2 июня 1897 года об ответственности малолетних и несовершеннолетних.

В России реализация этого положения была начата Санкт-Петербургским Обще ОР РНБ. Ф. 760. Оп. 560 а. Д. 59, 73, 152, 172, 237,426, 505, 507.

ОР РНБ. Ф. 760. Оп. 560 а. Д. 426. Л. 9 об.-10.

ством Патроната. Член этого патроната профессор уголовного права П. И. Люб линский, начиная с 1904 года, поместил в Журнале Министерства юстиции ряд статей о детских судах заграницей. В 1908 году он выступил по этому вопросу на съезде представителей исправительных заведений в Москве.

Обществом Патроната была избрана комиссия для разработки вопроса о введении детских судов в России. В комиссии приняли участие, кроме Люблин ского, И. Я Фойницкий, Санкт-Петербургский мировой судья Н. А. Окунев и А.

М. Белямин.

Весной 1908 года впервые в России в заседании Санкт-Петербургского юридического общества П. И. Люблинский сделал доклад об особых судах для юношества в Америке и Западной Европе. В октябре в общем собрании Общества патроната была избрана специальная комиссия по вопросу о введении в России особого суда по делам о несовершеннолетних, которая выработала проект правил о суде, единогласно принятый общим собранием 1 февраля 1909 года, а в декабре Мировой съезд в распорядительном заседании избрал на должность особого судьи по делам несовершеннолетних Н. А. Окунева.

5 января 1910 года Градоначальник столицы приказом по полиции сделал распоряжение следующего содержания: «Согласно постановлению СПб Город ской Думы от 23 сентября 1909 г. и соответственному определению СПб Столич ного мирового Съезда от 29 октября того же года, с 1 января 1910 г. все дела о ма лолетних и несовершеннолетних до 17 летнего возраста будут рассматриваться Мировым Судьею, камера его будет помещаться в доме № 4 по Екатерингофско му проспекту. В виду сего прилагаю гг. приставам все дела о малолетних и несо вершеннолетних направлять непосредственно упомянутому выше Мировому су дье по делам о малолетних и несовершеннолетних». С 22 января 1910 года в новой камере началась текущая работа, и состоя лось первое заседание особого суда по делам о малолетних. Основные принципы организации суда заключались в следующем: в выделении рассмотрения дел о не совершеннолетних от прочих, причём разбор этих дел поручался одному судье;

в ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 13. Д. 2016. Л. 94.

упрощении судопроизводства, ослаблении формализма судебных действий, меньшей торжественности обстановки, отсутствии гласности;

в назначении несо вершеннолетним и в отбытии ими наказания не на общих основаниях со взрослы ми;

в организации попечения над несовершеннолетними, до и после суда, в лице особых попечителей.

В ведение особого мирового судьи по делам о несовершеннолетних переда вались: «Все дела о нарушении телесной неприкосновенности и о нанесении лёг ких ран и повреждений когда потерпевшим лицом является несовершеннолетний до 17 лет и когда деяние учинено лицом, имеющим законное о нём попечение.

Дела о нарушениях обязательных постановлений городских дум, земских собраний и административных властей, изданных с целью обеспечения охраны жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних или обеспечения им воз можности получать надлежащее воспитание и образование». 139 Кроме малолетних до 17 лет детскому суду подлежали также и взрослые за допущение детей к ни щенству, покупку у них краденого, нанесение малолетним побоев и лёгких ран. Рекомендовалось, чтобы судебное разбирательство дел о несовершеннолет них производилось с устранением гласности, а также, чтобы судья, по возможно сти стремился к упрощению форм и обрядов производства. Кроме того предписы валось, чтобы «во всех случаях, когда несовершеннолетний препровождается под стражей, сопровождающее его лицо было в партикулярном платье, т. к. появление несовершеннолетнего на людных улицах под охраной одетого в форме полицей ского крайне нежелательно». 141 При этом репортёры не должны были указывать в сообщениях имён и фамилий обвиняемых несовершеннолетних.

Только за первые три недели в суд поступило 431 дело, из них 398 на маль чиков, остальные на девочек. 88,98 % родителей несовершеннолетних преступни Особый суд по делам о несовершеннолетних до 17 лет. СПб. : Паровая типография Л. В.

Гутмана, 1909. С. 8.

Тарасова Е. П. Детский суд за границей и в России. М. : Типография Русского Товарищества, 1912. С. 80.

Особый суд по делам о несовершеннолетних до 17 лет. С. 23.

ков, принадлежали к бедному трудовому классу. 142 Детский суд в широком смыс ле этого слова стал центральным местом, вокруг которого было сосредоточено всё, что относилось к детям, нуждающимся в помощи, будь это дети покинутые, беспризорные, жертвы жестокого обращения или преступные. Главной целью детского суда было предохранять от преступлений тех детей, которые ещё не со вершили ничего недозволенного законом, но по условиям своей жизни и индиви дуальным особенностям, стояли на пороге преступности, а также удерживать от рецидива тех, которые уже перешагнули этот порог. На первый план была вы двинута польза самого ребёнка. На общем годовом собрании 11 мая 1911 года членов Всероссийского Союза благотворительности председатель Правления Союза С. К. Гогель отметил, что «детский суд – не суд мести и наказаний, а ско рее суд благожелательной опеки». Семья, как социальная ячейка, которая одна могла оберегать ребёнка в ран ние годы часто давала ему бедность, невежество, невозможность, а иногда и не желание присмотра. Таким образом, патологическое асоциальное явление пре ступности имело свою очевидную причину и объяснение в разрушении общест венных ориентиров, и именно из «больных ячеек», каковыми являлись многие се мьи, поступали преступные дети в детский суд.

Фактически именование “суд для малолетних” существовало лишь фор мально, на практике это была беседа судьи с подростком в присутствии опекунов и попечителей. Не предусматривалось ни судебной защиты, ни обвинительного решения. Основной мерой наказания был попечительский надзор. Существовала возможность подачи апелляционной жалобы в особое отделение мировых судей.

Почти в половине всех случаев дело заканчивалось в одном заседании суда. Су дья, рассматривавший дело единолично, избирался населением судебного округа.

Петербургский детский суд имел возможность прибегать к следующей ме ре: «если разобрав все обстоятельства дела и получив от попечителя подробные сведения о малолетнем, судья убедится в виновности подсудимого, он часто не Дети-преступники. Указ. соч. С. 545.

РГИА. Ф. 768. Оп. 2. Д. 1062. Л. 39 об.

произносит приговора о помещении малолетнего в исправительный приют или в тюрьму, а откладывает окончательное решение дела на несколько месяцев и по ручает виновного присмотру попечителя». Если подсудимый в течение назначенного времени вёл себя хорошо, то суд принимал решение об отдаче его под ответственный надзор. Если же были заме чания по поведению, судья всегда, до истечения положенного срока, мог вынести постановление о помещении малолетнего в приют для подследственных за Нарв ской заставой. При суде существовало пять платных попечителей, которые явля лись благонадёжными лицами, поэтому по закону и с их согласия мировой судья мог отдавать им под присмотр малолетних. Задача присмотра попечителя заклю чалась в помощи малолетнему вести честную трудовую жизнь.

Прежде всего, попечитель заботился о надлежащем удовлетворении насущ ных потребностей малолетнего. В случае надобности организовывал медицин скую помощь, устраивал бесплатные обеды, доставал одежду, подыскивал квар тиру, вносил залог за малолетнего на место службы, покупал жестянку для тор говли, снабжал товаром для разносной торговли, помогал получить паспорт, мет рику, содействовал в розыске родственников, земляков.145 В отношении обвинён ных преимущественно применялась отдача под ответственный надзор, который назначался только после длительного присмотра попечителей, когда становилось ясно, что сам малолетний имеет стремление вести себя хорошо.

Тюремные приговоры были допустимы по закону только в отношении ма лолетних от 14 до 17 лет. Задачей особого суда являлось наиболее полное устра нение таких приговоров из практики, т. к. считалось, что тюремный приговор гу бил не только того малолетнего, который ему подвергался, но и тех сверстников которые общались с теми, кто побывал в тюрьме. Современники считали, что введение детских судов принадлежало к самым выдающимся за последнее время новаторствам в области уголовного процесса всех стран.

Окунев Н. А. Отчёт за 1910 г. С. 37.

Там же. С. 111.

Российское законодательство во второй половине XIX- начале XX вв. в от ношении малолетних правонарушителей претерпело значительные изменения в сторону гуманизации и приоритета воспитательных целей и методов над караю щими. Ряд законоположений были принципиально новыми (исправительно воспитательные заведения, мировые суды по делам о малолетних) и требовали адаптации и корректировки к меняющимся условиям жизни. Но в целом для зако нодательства не были характерны превентивные положения и меры, и из-за этого оно не успевало за динамичным развитием капитализма и соответственно отста вало в решении новых проблем.

2.3. Законодательная регламентация детского труда во второй половине XIX – начале XX вв.

В середине XIX века в Российской империи не было единого промышлен ного законодательства. Это в значительной степени тормозило развитие фабрич но-заводского и ремесленного производства. Но фомирование буржуазных отно шений, активизация рабочего движения, в сочетании с периодическими уступка ми со стороны фабрикантов чередовавшимися с правительственной реакцией по влияли на эволюцию фабричного законодательства во второй половине XIX - на чале XX вв.

В середине XIX века унифицированные правила, регламентирующие работу промышленных и торговых заведений, были приняты только в Санкт-Петербурге и Москве. По инициативе Министерства финансов в 1858 году была создана ко миссия по пересмотру Фабричного Устава под председательством А. Штакель берга, которому было поручено изучить западноевропейский опыт, в особенности касающийся цеховых учреждений. Но проект нового Устава из-за российского архаизма, волокиты, косности и формализма в 1870 году ещё только обсуждался правительством. В результате только в Свод Законов Российской Империи года издания были включены новые редакции Уставов, которые практически не отличались от предыдущей. Сохранилась статья Устава о промышленности Фаб ричной и Заводской, по которой «...мануфактуры, фабрики и заводы отличаются от ремесел тем, что имеют в большом виде заведения и машины;

у ремесленников же нет их, кроме ручных машин и инструментов». Фабричные законы Российской империи различали три группы несовер шеннолетних: «1) дети в возрасте до 12 лет – им воспрещены всякие фабричные работы, 2) малолетние в возрасте от 12 до 15 лет, – к ним, собственно, относится большая часть постановлений об охране труда (воспрещение ночной работы, ог раничение продолжительности рабочаго дня и т. д.), и 3) подростки в возрасте от 15 до 17 лет, – труд, которых ограждается только отчасти в степени, значительно уступающей защите труда малолетних. С достижением 17 лет рабочий считается взрослым». По общим гражданским законам, несовершеннолетние не могли наниматься на работу без позволения родителей или опекунов а, а также в обучение ремеслу:

«Не могут быть отданы дети родителями без собственного их согласия…» 148 Та ким образом, и для того, чтобы с малолетним мог быть заключён договор найма на фабричную работу, требовалось собственное их желание, если речь не шла об отдаче в обученье на определённый срок и разрешение родителей или опекунов.

Среди предпринимателей Санкт-Петербурга доминировала точка зрения на использование детского и подросткового труда, отличавшаяся от взглядов пред ставителей промышленности других регионов России и прежде всего, Централь ного района, которая определила развитие споров, связанных с ограничительным законодательством о малолетних.

Основной причиной антагонизма интересов петербургских и московских фабрикантов, по мнению М. И. Туган-Барановского, являлось различие заработ ной платы в петербургском и московском районе, которая «в петербургском рай оне значительно выше, чем в московском – примерно на 1/3 и даже более. Цен СЗ РИ. Устав о промышленности. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1893. Кн. I. Разд. I. Гл. I. Ст. 2.

Балабанов М. С. Наши законы о защите детского труда. Общедоступное практическое руко водство. Киев: Изд. «Лиги защиты детства», 1915. С. СЗ РИ. Свод законов гражданских. Т. X. Ч. I. СПб., 1900. Кн. I. Разд. IV. Гл. I. Ст. 2202-2203.

тральный промышленный район населён настолько густо, что значительная часть его жителей уходит в отхожие заработки в другие губернии… Петербургский район расположен на слабонаселённой окраине России. Зна чительная, если не большая часть рабочего населения Петербурга – крестьяне бо лее или менее удалённых промышленных губерний, Петербург должен давать им большую плату, чем та, которую они получают у себя на месте.

Это различие заработной платы неизбежно приводит к различию в технике производства. Петербургские фабрики, как общее правило, снаряжены гораздо лучше в техническом отношении, чем московские и вообще фабрики центрально го района. Но более совершенная техника предъявляет и большие требования к рабочему. Малопроизводительная ночная работа может быть выгодна на москов ских фабриках при низкой заработной плате;

при более высокой петербургской плате ночная работа оказывается невыгодной. Поэтому на петербургских фабри ках преобладает дневная работа, на московских – работа круглые сутки». Таким образом, чем выше была заработная плата, тем выгоднее было заме нять рабочих машинами, поэтому для петербургских фабрикантов предпочти тельным являлась замена низко квалифицированного труда малолетних механи ческими приспособлениями благодаря относительно высокой заработной плате. В целом крупные петербургские фабриканты поддерживали многие меры законода тельной охраны рабочих, в то время, как московские и провинциальные энергич но им противодействовали.

Особая комиссия при Санкт-Петербургском губернаторе собрала сведения о малолетних рабочих на фабриках и выяснила, что на бумагопрядильнях количест во малолетних в возрасте от 8 до 14 лет составляет 7,5 %. На шести бумагопря дильнях работали и днём и ночью, на шести только днём по 14 часов в сутки и взрослые и дети. 150 По словам членов комиссии «дети показывали, что в послед ние часы работы, к вечеру, они бывают до того утомлены, что работают бессозна Туган-Барановский М. И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в XIX в. М. : Московский рабочий, 1922. С. 309.

Там же. С. 297.

тельно, едва держатся на ногах, и, возвращаясь домой, не в силах бывают ужи нать, а спешат скорее заснуть». 151 При такой непосильной работе «дети, рабо тающие на бумагопрядильнях, вообще бледны, имеют вид изнурённый, малы ростом, так что 11 12-летними, пробывшим 2-3 года на фабрике, часто на вид нельзя дать более 7 и 8 лет». На рассмотрение владельцев петербургских фабрик был предложен проект комиссии, на который из 22 фабрикантов согласились только четверо. Остальные считали для себя выгодным законодательное регулирование работы малолетних.

На первом съезде фабрикантов и заводчиков, состоявшемся в Петербурге в 1870 году развернулись споры вокруг работы и школьного образования несовер шеннолетних рабочих и выявились две противоположные точки зрения на труд малолетних, соответствовавшие усиливающейся конкуренции между предприни мателями петербургского и московско-владимирского районов. На съезде была принята резолюция, направленная на ограничение работы малолетних: «чтобы проектированное в новом уставе о фабричной и заводской промышленности ог раничение числа рабочих часов для взрослых и малолетних и самое допущение последних к работе было согласовано с узаконениями, составленными в послед нее время по этому предмету в других государствах». Комиссии под руководством А. А. Игнатьева (1870-1872 гг.) и П. А. Валуева (1874-1875 гг.) по разработке проектов трудового законодательства рассматрива ли, в том числе, и ограничение труда детей и подростков. Но ни один из них так и не был законодательно утверждён.

Представители промышленности центральной России высказали мысль о том, что многие предприятия должны будут совершенно прекратить свою дея тельность, если только правительство издаст правила, ограничивавшие работу несовершеннолетних. «Спрашивается, что же будут делать семьи, если дети не будут делать до 17 лет? …Ясно, что они будут делать: такие семьи, которые не Цит. по: Туган-Барановский М. И. Указ соч. С. 297.

Цит. по: Туган-Барановский М. И. Указ соч. С. 297.

Там же. С. 306.

работают на фабрике, предаются пьянству или нищенствуют. Я не вижу причины не допускать их к работе – обыкновенно они работают с 6 до 12 и больше 12 ча сов в сутки не работают». Первым фабричным законодательством являлось Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 1 июня 1882 года «О малолетних, работаю щих на заводах, фабриках и мануфактурах», изданный с подачи министра финан сов Н. X. Бунге.

В законе говорилось: «Постановить относительно малолетних следующие правила:

1. Дети, не достигшие двенадцати лет от роду, к работам не допускаются.

2. Малолетние в возрасте от 12 до 15 лет не могут быть занимаемы работою более восьми часов в сутки, не включая времени, потребного на завтрак, обед, ужин, посещение школы и на отдых. При этом работа не должна быть долее че тырёх часов сряду.

3. Малолетние, имеющие менее 15 лет от роду, не могут быть занимаемы работою между девятью часами вечера и пятью часами утра, а также в воскресные и высокоторжественные дни.

4. Малолетних, имеющие менее 15 лет от роду, воспрещается допускать к таким производствам или входящим или входящих в состав оных отдельным ра ботам, которые по своим свойствам вредны для здоровья малолетних или долж ны быть признаваемы для них изнурительными. Указание такого рода заводов, фабрик, мануфактур и отдельных работ, а также определение возраста (не далее 15 лет), до которого труд малолетних на оных не допускается, предоставляются взаимному соглашению Министров Финансов и Внутренних дел.

5. Владельцы заводов, фабрик или мануфактур обязаны тем из числа рабо тающих в их заведениях малолетних, которые не имеют свидетельства об оконча нии курса, по крайней мере, в одноклассном народном или равном ему училище, Цит по: Гессен В. Ю. История законодательства о труде рабочей молодёжи в России. Л. :

Изд-во губпрофсовета, тип. О.К.О. Ленингр. губпрофсовета. 1927. С. 72.

предоставлять возможность посещения означенных учебных заведений не менее трёх часов ежедневно или 18 часов в неделю». Закон вводился в действие с мая 1883 года, но не распространялся на все ремесленные заведения и не прекращал работу детей до 12 летнего возраста, а также ночную работу малолетних во всех отраслях труда сразу. Такая постепен ность в применении закона служила доказательством того, что правительство бы ло далеко от мысли нанести существенный или неожиданный ущерб промышлен ности.

В ходе подготовки данного закона к обсуждению были привлечены пред ставители промышленности, среди которых были Ф. К. Сан-Галли – механиче ский заводчик, Н. А. Найдёнов – председатель Московского Отделения Совета торговли и мануфактур, С. В. Алексеев – производитель золотоканительных изде лий и др. Больше всего споров вызвали § 4 и § 5, касавшиеся образования мало летних работников. В § 4 содержалось положение о предоставлении возможности посещать школу не менее двух часов в день или 12 часов в неделю. Он из-за своей неопределённости вызвал возражения всех выступавших. Алексеев и Сан-Галли настаивали на обучении не менее 3-х часов и устройстве школ, которые следовало «содержать на средства фабрикантов, при чём не путём принудительного обложе ния, а добровольно». § 5 устанавливал, что если в двух верстах от предприятия не было школы, то хозяева предприятия обязаны были в шестимесячный срок учредить школу. «В один голос все предприниматели указывают, часто дело народного образования их не касается, что “учреждение школ не может быть возведено в степень специ ально-фабричной потребности”, “школьное дело должно быть отделено от про мышленного”. Сан-Галли договорился до того, что обязательность устройства фабрикантами школ приведёт к тому, что земские и городские органы перестанут заботиться об образовании. Найдёнов указывал на денежные тяготы, падающие на ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5013. Л. 3.

Цит по: Татаров И. Закон 1-го июня 1882 года о труде малолетних // Комсомольская лето пись. 1926. № 3. С. 75.

предпринимателя в связи с образованием;

кроме того, он приводил в пример сель ское хозяйство, где тоже эксплоатируется труд малолетних, а, между тем, в этой отрасли хозяйства никакого налога не существует». Данный закон был важен для малолетних рабочих, т. к. касался не только условий их труда, благосостояния, образования, нравственности, но и их здоро вья, и в конечном итоге жизни. Одновременно закон являлся принципиальным для предпринимателей, т. к. для них от многих положений зависели их доходы, престиж и как результат авторитет в обществе. Положения, связанные финанси рованием школьного образования малолетних рабочих, на наш взгляд, вообще яв лялись дольно спорными. Государство, пыталось переложить часть своих обязан ностей перед обществом в целом и перед гражданами на фабрикантов, хотя для этого имелись другие более эффективные способы в виде изменения системы на логообложения. В конечном итоге, от низкого уровня образования страдало всё общество и государство целом, это приводило к социальной не стабильности, на пряжённости и девиациям.

Мы согласимся с мнением И. Татарова, который подводя итоги борьбы за закон 1882 года писал: «Закон прошёл ряд инстанций, – в каждой его кромсали, суживали, делали безвредным. Но одно его существование, борьба вокруг него выдавали сильное кипение страстей, разгоравшихся с выступление на арену рус ской истории рабочего класса». В циркуляре Департамента Торговли и Мануфактуры об употреблении ма лолетних учеников в мастерство от 9 октября 1882 года, разосланном фабрикан там, заводчикам и хозяевам ремесленных заведений говорилось, «сведения, сооб щаемые в разное время, показывали, что продолжительность дневной и ночной работы, а равно неудовлетворительность санитарной обстановки наносили силь ный ущерб здоровью работающих детей и препятствовали малолетним получать сообразное с их возрастом образование». Цит по: Татаров И. Указ. соч. С. 76.

Татаров И. Указ. соч. С. 94.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5013. Л. 2.

В этом Циркуляре содержалась анкета для фабрикантов, заводчиков и вла дельцев ремесленных заведений, содержавшая следующие вопросы: «1. Есть ли на фабрике школа и посещают ли её малолетние рабочие, если нет, то, как велико расстояние от ближайшей школы и на чьи средства она содержится. 2. Какие не удобства может представить немедленное запрещение ночной работы малолетних и подростков и неотлагательное запрещение допускать к работе малолетних до летнего возраста?» В течение двух лет разрешалось допускать, при необходимости, к работам на заводах, фабриках и мануфактурах малолетних, младше десяти лет, а также де тям в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет разрешалась ночная работа в тех промышленных заведениях, в которых это по роду производства, являлось необ ходимым и не могло причинить вреда здоровью малолетних, при условии, чтобы ночная работа не продолжалась более четырёх часов в сутки. Через два года Го сударственный Совет вынес окончательное заключение по данному вопросу.

Для надзора за исполнением постановлений о работе и обучении малолет них рабочих была учреждена особая инспекция, находившаяся в ведении Мини стерства Финансов по Департаменту Торговли и Мануфактур. На инспекторов возлагалось: «1. наблюдение за исполнением постановлений о занятиях малолет них рабочих и о посещении ими начальных училищ. 2. составление при участии чинов местной полиции, протоколов о нарушениях упомянутых постановлений и передача сих протоколов в подлежащие судебные установления. 3. обвинение на суде виновных в совершении означенных проступков». 161 Для наблюдения за вы полнением закона был основан институт фабричной инспекции, первым главным инспектором стал Е. Н. Андреев.

В 1884 году Министерство финансов утвердило инструкцию чинам фабрич ного надзора. Из ведения фабричных инспекторов были исключены ремесленные заведения. В статье 29 инструкции говорилось «как главный инспектор, так и их помощники имеют право беспрепятственно входить, во всякое время дня и ночи, ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5013. Л. 3.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5013. Л. 3-3 об.

во все подлежащие их ведению промышленные заведения, осматривать все по мещения каждой фабрики и завода…» Инструкция министра финансов подробно указывала, что должны делать инспектора и их помощники для того, чтобы исполнялись постановления о школьном обучении малолетних рабочих. По статье 69-й чины фабричной ин спекции обязаны были также посещать школы, учреждённые или приспособлен ные для малолетних рабочих, «причём в случае замеченных ими недостатков и упущений по части преподавания, он и, не приступая с своей стороны ни к каким распоряжениям, доводят о том до сведения местного инспектора народных учи лищ». 163 При этом на несколько губерний полагался только окружной инспектор и его помощник. Поэтому даже самые добросовестные и трудолюбивые инспектора не в состоянии в течение года ни разу побывать на многих фабриках и заводах. В то же время как школы были подчинены ещё и надзору министерства народного просвещения. В этом видны формализм и бюрократия и в, конечном итоге неэф фективность системы управления и контроля.

Первым фабричным инспекторам пришлось выдерживать упорную борьбу с хозяевами. Даже в Петербургском округе, отличавшемся наиболее прогрессивны ми позициями были фабриканты, которые пытались не допускать их к осмотру своих заведений под тем предлогом, что у них нет совсем малолетних, при этом высказывались в очень резкой форме и даже угрожали жаловаться в министерство финансов. А между тем при осмотре оказывалось, что малолетние были, но толь ко они скрывались, с ведома конечно фабричной администрации, на чердаках, в отхожих и др. местах. При проверке метрических свидетельств на одной, «вполне благоустроен ной, солидной фабрике» под видом 17 летних работали дети 14, 13 и даже 12 лет.

…Фабричный инспектор должен был прибегать к манёврам, чтобы появиться на Гольцев В. Надзор за работой малолетних на русских фабриках // Детская помощь. 1885. № 3. С. 147.

Там же. С. 148.

Пажитнов, К. А. Положение рабочего класса в России. Т. 2. Л.: Путь к знанию, 1924-25. С.

29.

фабрике раньше незамеченным и не дать возможности фабрикантам скрыть мало летних от глаз непрошенного ревизора. Фабричный инспектор писал: «Нужно было выбирать окольные пути, подъезжать тихо, с подвязанным колокольчиком, для того, чтобы увидать на заводе истинную картину. При помощи таких манёв ров мне удавалось накрывать малолетних, при чём приходилось буквально ловить их, так как они все пускались врассыпную, когда экипаж подъезжал к заводу. Не сколько таких удачных экскурсий, сопровождаемых протоколами, несомненно, произвели должное впечатление и злоупотребления как будто исчезли, но, тем не менее, не был уверен, что нигде больше не практиковалось секретное пользование трудом малолетних». Данные фабричной инспекции констатируют постепенное уменьшение применения детского труда на фабриках. В целом это, конечно, соответствовало действительности. Законы, ограничивавшие применение труда детей, так или иначе, соблюдались. Но это не означало, что на практике не существовало обхода законов и что фактически дети не работали больше, чем об этом свидетельство вали отчёты инспекторов. Надзор за соблюдением законов оставался слабым, без наказанность поощряла пренебрежительное отношение к закону.

В апреле 1884 года Государственный Совет принял постановление, согласно которому: «1) заведывающие (владельцы или управляющие) заводами, фабриками и мануфактурами, виновные в не исполнении правил относительно работы в этих заведениях малолетних, подвергаются аресту на срок не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей;

2) виновные же в не предоставлении малолетним, работающим в промышленных заведениях, которые согласно прави лам, должны посещать школу, возможности посещать таковую в течение установ ленного времени, подвергаются штрафу в сумме не свыше ста рублей». 166 Но де нежные штрафы, которыми отделывались фабриканты, были для них совсем не страшны.

Балабанов М. С. Очерки истории рабочего класса в России. Ч. I-III. Киев, Сорабкоп, С. 151.

Цит. по: Гессен В. Ю. История законодательства о труде рабочей молодёжи. С. 96.

В июне 1884 года был издан закон о школьном обучении детей, и внесены изменения в закон 1882 года, согласно которым допускалась 6-ти часовая непре рывная работа детей вместо 8-ми часовой, по четыре часа с перерывом. В июне 1885 года появился закон «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах», в соответствии с которым вос прещалась ночная работа подростков до 17 лет на хлопчатобумажных, полотня ных и шерстяных фабриках. С октября 1885 года министр финансов мог распро странять его действие и на другие отрасли.

Законодательные акты о малолетних рабочих являлись показателями соот ношения сил отдельных классовых группировок как в целом в стране, в стране, так и в Петербурге, а также теми результатами, которые дало проведение их в жизнь.

Предприниматели, вынужденные пойти на сокращение рабочего времени для детей и подростков, фабриканты и заводчики немедленно провели формально пропорциональное уменьшение их заработной платы. Малолетние при сокраще нии времени работы на одну треть (с 12 на 8 часов) стали соответственно полу чать в три раза меньше, а в тех промышленных заведениях, в которых число рабо чих часов было сокращено вдвое (с 12 часов на 6), заработок уменьшился также на половину. После издания Закона 3 июня 1885 г. комиссия В. К. Плеве, под непосредст венным давлением и по требованию министерства внутренних дел, составила проект правил «О найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры» и «Особен ные правила о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих», которые были ут верждены 3 июня 1886 г. Они коренным образом изменили существовавшие до этого времени условия найма рабочих вообще, а, следовательно, и малолетних.

В условиях обострения конкуренции между предпринимателями петербург ского и центрального районов появился закон 24 апреля1890 года, который не только приостановил поступательное движение рабочего законодательства, но и в Михайловский Я. Отчёт главного фабричного инспектора за 1885 г. СПб., 1886. С. 86.

значительной степени расширил права предпринимателей на эксплуатацию мало летних.

Согласно постановлению от 4 октября 1888 года, все изданные ранее вре менные правила о труде малолетних детей и подростков имели силу лишь до января 1890 года, когда разработанные к тому времени материалы о последствиях этих мероприятий должны были дать возможность установить окончательное со держание ограничительных законов о труде малолетних. Таким образом, Госу дарственному Совету предстояло разрешить следующие вопросы: 1) о допущении к работе в фабрично-заводских предприятиях малолетних в возрасте от 10 до лет;

2) о работе в ночное время детей от 12 о 15 лет;

3) о шестичасовой непрерыв ной для них работе и о 4) о ночной работе всех несовершеннолетних до 17 летне го возраста. Следовательно, незыблемыми были признаны правила о 8-часовом рабочем дне и воспрещении принимать на фабрики и заводы детей, не достигших 10-летнего возраста. В 1890 году министр финансов И. А. Вышнеградский внёс законопроект, который ослаблял значение законов 1880-х гг. Малолетних рабочих теперь могли при необходимости привлекать к работе 9 часов в две смены по 4,5 часа.

2 июня 1897 года был принят закон «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности», который вводил ограничение времени рабочего дня на фабриках и заводах 11,5 часами, а в случае работы в ночное время или в субботу и перед праздниками – 10 часами.

На рубеже XIX-ХХ века законы о труде малолетних, и в частности в отно шении продолжительности их рабочего дня, воплощаясь в жизнь, принимали уродливые формы чуждые интересам рабочих. Предприниматели Петербургской губернии, в силу конкуренции требовали ограничительных правил, при этом, не ухудшая условий работы малолетних в связи с тем, что им это было не выгодно.

При этом промышленники Центрального paйoнa, для которых проведение в жизнь законов о труде несовершеннолетних носило угрожающий характер, всяче ски старались свести значение этих законов к минимуму, но проведение этого ле Гессен В. Ю. История законодательства о труде рабочей молодёжи. С. 109.

гальным, законодательным путём не удавалось, поэтому они прибегали к дpyгим мерам, таким как сокрытие малолетних рабочих, перевод их в следующую вoзpacтнyю группу подростков, просто игнорирование закона, удлинение рабоче го дня путём сверхурочных работ. В 1902 году количество нарушений законов о рабочем дне малолетних, об наруженных фабричной инспекцией, было ещё значительным и достигало случаев, при этом Петербург занимал второе место по стране с 43 нарушения ми. Под влиянием событий 1905 года правительство стало поспешно вырабаты вать законопроекты по рабочему вопросу, надеясь таким образом задержать рево люционное движение. Но, промышленная буржуазия, требовавшая от правитель ства yступoк политического характера не соглашалась поступиться хотя бы ча стью своих прав и возможностей, и поэтому не поддержала власть в её начинани ях, в связи с чем проекты 1905-1907 гг. так и не были утверждены, а в последую щие годы и вовсе забыты.

Проектом первой комиссии под председательством министра финансов В.

Н. Коковцева было предложено установить 10,5-часовой рабочий день. Но обсу ждение проекта этой комиссии, не успев начаться под предлогом поражения под Цусимой, было прервано промышленниками.

На втором совещании по рабочему вопросу, созванном в aпpeле 1906 года под председательством министра М. Фёдорова Министерство торговли и про мышленности представило на обсуждение представителей промышленности про ект о продолжительности и распределении рабочего времени, которое в отноше нии детей и подростков сводилось к следующим положениям: 1) число часов ра боты малолетних в возрасте от 12 до 15 лет не может превышать шести часов;

2) лицам, не достигшим 15 лет, воспрещались ночные работы. Через полгода было созвано третье совещание под председательством Министра торговли и промыш Гессен В. Ю. Труд детей и подростков в России с XVII века до Октябрьской революции.

Том 1. М-Л.: Госуд. изд-во тип. Печатный двор в Лгр, 1927. С. 136.

Там же. С. 138.

ленности Д. Философова, который предлагал установить, что: а) рабочий день де тей от 12 до 15 лет продолжается нe более шести часов в сутки;

б) не достигшие 17 лет не могут быть занимаемы в ночное время;

в) дневная продолжительность работ для всех рабочих, начиная с 15 лет, не должна превышать 10,5 часов в су тки и г) производство сверхурочных работ допускается по свободному соглаше нию сторон. Не высказывая возражений против 6-часовой работы для детей, промыш ленники потребовали, чтобы малолетним считались не достигшие 14 лет, а подро стками от 14 до 16 лет. Тем самым предприниматели добивались фактически уве личения продолжительности рабочего дня для 14-летних и права употреблять на ночных работах подростков 16-летнего возраста. Таким образом, поправки к про екту должны были дать фабрикантам возможность усилить эксплуатацию важной для ниx группы рабочих. Но достигнуть консенсуса между представителями про мышленности и правительством так и не удалось.

Правительство на рубеже XIX-XX веков вынуждено было балансировать между интересами промышленников и растущим рабочим движением, при этом оно как отмечает Гессен «старалось отыграться на охране труда детей и подрост ков, того труда, ограничение в использовании которого, причиняя предпринима телям наименьшие неудобства, создавало вместе с тем впечатление прогрессивно го движения законодательства… В начале XX века технические завоевания в сильнейшей степени отразились на оборудовании наших фабрик и заводов. И ес ли раньше механизация производства, освобождая предприятие от потребности в мускульной силе, давала возможность в широких размерах использовать труд ма лолетних, то теперь изобретённые сложнейшие машины требуют уже обученного и сознательного, в техническом отношении рабочего». 172 В связи с изменением требований к трудовым ресурсам малолетние рабочие стали постепенно вытес няться женщинами и подростками в возрасте 14-17 лет.

Гессен В. Ю. Труд детей и подростков в России с XVII века. С. 140.

Гессен В. Ю. История законодательства о труде рабочей молодёжи. С. В феврале 1907 года было созвано чрезвычайное совещание, на котором фабриканты опять предприняли усилия на изменение возрастных критериев детей и подростков и ограничение продолжительности рабочего дня, а также особое ме сто занял вопрос о ночном времени. Согласно закону 1882 года ночным считался промежуток времени между 9 часами вечера и 5 часами утра. Проект министерст ва предлагал считать его с 10 часов вечера до 4 часов утра. Таким образом, это предложение было шагом назад по сравнению с существовавшими нормами. В результате обсуждения ночным временем стал считаться непрерывный шестича совой промежуток времени между 10 часами вeчepa и 6 часами yтpa.

В дальнейшем вопросы, касающиеся ограничения рабочего времени мало летних и несовершеннолетних больше не обсуждались. В целом, в период рево люции 1905-07 гг., правительство вырабатывало законопроекты, которыми надея лось за счёт промышленной буржуазии добиться успокоения рабочего движения.

После разгрома революции и начала реакции предпринимателям легче было оказывать давление на правительство, чтобы либеральные проекты даже не выно сились на обсуждение. Таким образом, все попытки ограничить рабочий день де тей и подростков вызывали со стороны промышленников решительный отпор.

В связи с оживлением промышленности после 1910 года положение детей и подростков значительно улучшилось. Последствием увеличения числа фабрик и заводов стало привлечение к работе малолетних и несовершеннолетних при по вышении оплаты труда и как следствие сокращению безработицы среди них.

Продолжительность рабочего времени для несовершеннолетних в 1913 году для 64,7 % составляла более 9 часов, для 27,9 % равнялась 9 часам и только 7,4 % ра ботали от 8 до 8,5 часов. Начало ремесленной организации и обучению ремёслам, которая действо вала с незначительными изменениями до конца XIX века, положила Екатерина II.

В апреле 1785 года в составе Грамоты на права и выгоды городам Российской им перии было издано Ремесленное положение.

Пажитнов К. А. Указ. соч. С. 40.

В соответствии с Ремесленным положением ученики ремесленных заведе ний находились в ведении Подмастерской Управы, во главе с Поверенным Под мастерским. В компетенцию Управы входили разбор жалоб, приносимых на под мастерьев или учеников по поводу их действий, связанных с ремеслом. Ученики принимались без ограничения возраста, при двух свидетелях – один со стороны мастера, другой со стороны ученика, при которых и договаривались о сроках обучения, содержании и плате. При принятии ученика мастер должен был пред ставить его Управному Старшине. Старшина приказывал ученику быть верным, послушным и почтительным к мастеру и учиться ремеслу прилежно. Обучение должно было осуществляться не более пяти и не менее трёх лет.

Санкт-Петербургская Ремесленная управа, образованная в 1798 году была старейшей в Российской империи. С 1862 года она подчинялась собранию выбор ных ремесленного сословия, а с 1872 года перешла в ведение Городской думы. В 1870-е–1880-е годы Управа направляла ремесленникам уведомления о необходи мости получить ежегодные дозволения на право работы, часто действуя через по лицию. За подмастерья мастер вносил ежегодно по 90 копеек, а за ученика – копеек. К 90-м годам XIX века ежегодные разрешения на право работы были за менены единовременными аттестатами, но прежний сбор за подмастерьев и уче ников сохранился.

Первоначально Управа находилась в здании Городской думы на Невском проспекте, а с 1810 года – на углу Владимирской площади, Загородного проспекта и Большой Московской улицы. С 1862 года подчинялась Собранию выборных ремесленного сословия, а с 1872 года перешла в ведение Городской думы;

ликви дирована в 1918 году на основании декрета ВЦИК от 12 ноября 1917 года.

Со второй половины XIX в. роль Ремесленных Управ как органов само управления в большинстве городов России упала. К 1913 году они сохранились только в 29 городах, в том числе в Санкт-Петербурге.

В 1857 году была учреждена особая комиссия, которая в течение трёх лет осмотрела свыше полутора тысяч ремесленных заведений и убедилась в эксплуа тации и «жалком, беспомощном положении учеников, совершенно предоставлен ных произволу мастеров, которые весьма часто содержат их дурно, об учении их заботятся мало и обращаются с ними жестоко». В статье 1 Ремесленного Устава, говорилось: «Ремесло – обработка вещей посредством ручной работы». 175 Таким образом, как и прежде в соответствии с законодательством ремесленникам запрещалось применение машин в производ стве. Поэтому, чтобы выжить в конкурентной борьбе даже с мелкими фабрикан тами они были вынуждены работать по 16-18 часов в сутки, хотя по Уставу их ра бочий день ограничивался 10 часами (с 6 часов утра до 18 часов вечера с переры вом на получасовой завтрак и полуторачасовой обед). Но даже это не оправдывает те условия труда и жестокую эксплуатацию, которым подвергались малолетние ученики мастерских.

Новая редакция Уставом о ремесленной промышленности, вошедшая в Свод Законов Российской Империи 1879 года издания включала в себя вопросы регулирования деятельности ремесленных мастерских, прав и обязанностей мас теров, положения подмастерьев и учеников, условия их обучения. В соответствии с Уставом перед отдачей малолетнего в обучение ремеслу его должны были под вергнуть медицинскому освидетельствованию для выяснения, может ли он по со стоянию своего здоровья заниматься тем ремеслом, которому его желают обу чить. Мастер был обязан заключить письменный договор с лицами или учрежде ниями о принятии на себя обучения и содержания ученика на определённый срок на определённых в договоре условиях.

В каждом договоре необходимо было указать: звание, имя, отчество, фами лию мастера, ученика и лица, отдающего малолетнего в учение, род занятий мас тера, возраст ученика, время заключения договора, срок и предмет обучения, ха рактер помещения, количество и качество пищи, и одежды, которыми мастер должен снабжать ученика, продолжительность работы в мастерской, услуги и ра бота, которые мастер должен требовать от ученика в разные периоды учения, размер платы за обучение, если он оговорён. В каждом ученическом договоре Общественное и частное призрение в России. СПб., 1907. С. 256.

Устав ремесленный. Изд. 1879 г. СПб.: Тип. 2-го отд. Собств. е. и. в. канц., 1879. С. 3.

должен быть указан испытательный срок, в течение которого ученик подвергается испытанию в отношении его способности к изучению ремесла и к работе. Срок этот не мог быть менее двух недель и более трёх месяцев. Каждый ученический договор должен был предъявляться мастером Комиссии по ученическим делам для засвидетельствования. 176 После окончания обучения ученикам выдавался подмастерский диплом первого разряда, если они выдержали экзамен при Ремес ленной Управе и диплом второго разряда – по свидетельству мастера.


Устав предусматривал возможность обращения ученика в случае притесне ния в Ремесленную Управу и обязывал относиться к мастеру с почтением и ува жением, как к своему учителю и исполнять все его законные требования и указа ния, а также «быть верным, послушным, почтительным к мастеру и его семье, со хранять добрыми поступками и поведением домашнюю тишину и согласие, быть прилежным».177 На обиды со стороны подмастерья ученик мог жаловаться масте ру, а на суровое обращение со стороны мастера приносить жалобы Управному Старшине. По требованию ученика и родителей договор мог быть расторгнут при условии: «если ученик оставил занятие и избирает другое ремесло;

если должен переселиться в другую местность;

если родители требуют ухода». В соответствии с Ремесленным положением мастер в своём доме имел над учеником «право хозяина», как над лицами, принадлежавшими к его семье, и должен был следить за нравственностью учеников и подмастерьев. Согласно Ус таву «мастер обязан учеников своих учить усердно, обходиться с ними человеко любивым и кротким образом, без вины их не наказывать и занимать должное вре мя наукою, излишней и необыкновенной не по ремеслу работы не налагать, равно, как не дозволять этого делать и членам своей семьи». 179 Мастерам запрещалось бить учеников без причины или вообще «худо с ними поступать» под угрозой уп латы пени в Ремесленную Управу. После окончания обучения мастер должен был дать свидетельство о степени верности, послушания, почтительности, прилежания Устав о ремесленной промышленности. СПб., 1910. С. 23-24.

Там же. С. 25.

Там же. С. 28.

Устав о ремесленной промышленности. С. 24.

и искусства, а также поведения. Но в положении не устанавливался минимальный возраст учеников, отсутствовали требования об образовании учеников.

Контроль за деятельностью ремесленных заведений, за выполнением Устава о промышленности, наблюдение за исполнением постановлений о продолжитель ности рабочего времени, за соблюдением условий контрактов об обучении лежали на Ремесленной Управе.

Во второй половине XIX - начале XX вв. законодательство, касавшееся тру да несовершеннолетних, претерпело самые значительные изменения за всё время его существования. Они коснулись, прежде всего, ограничения возраста, времени работы и охраны труда. К 1914 году в результате рабочего движения, эволюции законодательства и оживления промышленности произошло улучшение условий труда, повышение заработной платы и как следствие сокращение безработицы среди несовершеннолетних.

В начале XX в. сформировалось законодательство, ограничивавшее труд несовершеннолетних, было реформировано законодательство об ограничении ро дительской власти, появились специальные суды для несовершеннолетних, кото рые были не столько карающими, сколько защищавшими и помогавшими оши бившемуся ребёнку. Таким образом, появилась новая отрасль публичного права – детское право. Важный раздел был посвящён охране прав ребёнка, за которым как объектом государственного попечения, признавался ряд особых прав, охраняемых новыми законами: право на удовлетворение потребностей материального благо состояния, право на образование, право на охрану от ранней эксплуатации труда, право на охрану нравственности личности. Вместе с тем в отличие от ряда евро пейских государств, где в начале XX века были приняты отдельные законы о за щите детей, в России такого закона не было.

В декабре 1913 года в Петербурге состоялся первый съезд деятелей по де лам малолетних, в начале 1914 года создано Всероссийское общество правовой охраны малолетних, которое имело своих уполномоченных во всех губерниях страны. Но, в целом, все усилия и предпринимаемые государством и обществен ными организациями меры по отношению к детям, были малоэффективны, так как они не касались коренных причин, имевших глубокие социально экономические и политические истоки.

Ещё в конце XIX в. возникла необходимость изменения законодательства о положении и защите детей, его специализации и выделении из общего права в ви де особого законоположения, особой системе детского призрения и защиты, кото рая бы охватывала и объединяла все стороны этого сложного вопроса. Но обсуж дение затянулось из-за многообразия и противоречивости взглядов специалистов по этому вопросу. В декабре 1914 года в Петербурге планировалось созвать осо бое совещание, которому предстояло обсудить подготовленные законопроекты «О мерах попечения над беспризорными детьми», «О лишении родительской вла сти», «Об ответственности малолетних и о судопроизводстве по делам о малолет них». Все они должны были составить особый Закон о детях, но из-за начала Пер вой мировой войны ни обсуждение, ни принятие его так и не состоялось. Война же только обострила все детские проблемы.

ГЛАВА 3. Дети и социально-экономическое развитие Санкт-Петербурга 3.1. Характеристика социально-экономического положения семей трудящихся Санкт-Петербурга Отмена крепостного права в 1861 году, положила начало не только буржу азному, капиталистическому пути развития России, но и привела к изменению в семейном укладе всех сословий. В условиях аномии принятые нормативные стан дарты поведения и убеждения либо серьёзно ослаблены, либо отсутствуют.

Обычно это проявляется в тревожности, дезориентации личности и общественной изоляции. При этом по-прежнему сохранялось униженное и неравноправное по ложение женщин и детей, особенно среди представителей низших слоёв общест ва, а в массовом сознании продолжала господствовать авторитарно патриархальная модель отношения к ребёнку.

Подавляющее большинство детей в столице по сословию и званию принад лежали к трудящемуся населению: мещане (25,8 % – мальчики;

26,1 % – девочки), крестьяне (35,6 % – мальчики;

32,4 % – девочки) и нижние чины (23,4 % – маль чики;

24,8 % – девочки). Дети других сословий составляли среди мальчиков 9%, среди девочек 5,2 %, а дети дворян и чиновников – 4,6 % (мальчики) и 3,4% (де вочки). Французский психолог и социолог Г. Лебон сказал: «Человек всегда посту пает соответственно особенностям своей организации и соответственно особен ностям той среды, в которой та организация функционирует». 181 Для детей столи цы сословная принадлежность тоже оказывала влияние на социально экономический уровень жизни, менталитет, образование и повседневность. На трудящемся населении столицы в большей степени отражалось тяжёлое экономи ческое положение, удорожание жизни, постоянная борьба за существование, ко торые нередко заставляли родителей нищенствовать, а, следовательно, и детей идти по тому же пути. Юрист Г. Дагаев отмечал, что «вся эта ненормальность со циального строя и общей деморализации самым роковым образом отражается на детях». 182 Мировой судья Петербургского особого суда по делам о малолетних Н.

А. Окунев считал, что «промышленное развитие роковым образом влечёт за со бою непомерно быстрый рост городского населения. Если прежде семья доволь Статистический ежегодник С-Петербурга. Материал по статистике СПб. Год первый. 1881.

СПб., 1882. С. 133, 134.

Цит. по: Гвоздев И. О врождённых и приобретённых свойствах детей, как зачатков преступ ности взрослых. СПб., 1896. С. 26.

Дагаев Г. Юные преступники и меры борьбы с ними: По поводу закона 1897 года 2 июня // Вестник благотворительности. 1902. № 9. С. 47.

ствовалась заработком отца или мужа, занятого у себя дома своим ремеслом, если прежде мать, хозяйка дома, проводила всё своё время за хозяйством и за нянчень ем ребят... то теперь в городах, особенно больших, мы наблюдаем совершенно иную жизнь беднейших классов городского населения. Не только отец и мать, но также и старший брат, и старшая сестра, все решительно из семьи уходят почти на целый день из дома для работы на фабрики и заводы;

дома, во дворах домов и на улицах близ своих жилищ остаются только одни дети, если они не посещают школу;

тут же и во дворах, и в общих квартирах остаётся и часть взрослого насе ления, случайно или привычно не имеющая работы, т. е. часть населения, наибо лее развращающая, зачастую пьяная или порочная». 183 Таким образом, изменения в социально-экономическом развитии вели к массовой детской безнадзорности и заброшенности подрастающего поколения и как следствие – их преступности.

Неуверенность в завтрашнем дне вызывали ослабление функций семьи и её влия ния на детей, а порой жестокое отношение к ним, вплоть до детоубийств.

Петербургский журналист и беллетрист XIX в. В. Михневич писал: «Ничто другое, как именно состояние семьи, не представляет более верного, более на глядного масштаба для измерения нравственного здоровья, а также, конечно, и нравственной болезненности данной среды, данного общества… Там, где плоха семья, там плохо и общество, и наоборот: здоровая, крепкая семья есть ручатель ство здоровья и всего общества». Педагоги, юристы, врачи, общественные деятели практически одинаково оценивали явно недостаточную, а то и откровенно негативную роль семьи в про цессе социализации детей. Газета «Право» отмечала: «Мы видим, что к детям своим родители относятся сплошь и рядом совершенно равнодушно, не давая им даже того минимального воспитания, какое они могли бы дать по своему положе нию и своим средствам. Уже в самом нежном возрасте, дети подпадают тлетвор Окунев Н. А. Особый суд по делам о малолетних. Отчёт Санкт-Петербургского столичного мирового судьи за 1910 г. СПб., 1911. С. 1.


Михневич В. Язвы Петербурга. Опыт историко-статистического исследования нравственно сти столичного населения. СПб. : ООО «Издательство «Лимбус Пресс», 2003. С. 423.

ному влиянию улицы, которое развращает их и делает нравственными калеками на всю жизнь». Юрист А. Ф. Кони, анализируя ситуацию в российском обществе в конце XIX века, описывал процесс социализации детей следующим образом: «Постоян ная жизнь впроголодь и в холоде, неудачная и отупелая гоньба за куском хлеба, отсутствие каких-либо здоровых впечатлений, бодрость и забвение, находимые обыкновенно в водке, – всё это создаёт условия, гибельно действующие на одича лого, голодного ребёнка. Брань пьяного отца, вопли побитой матери, вечное вза имное раздражение, ожесточённые проклятия, посылаемые жизни и всему суще ствующему, глубоко западают во всегда восприимчивый, боязливо, но упорно на блюдательный ум ребёнка, а откровенные слова и картины из области сокровен нейших людских отношений – в самом нежном возрасте развёртывают перед ним одну лишь книгу животных отношений. Без бога, без наивной детской фантазии, без светлых душевных радостей возрастает подгоняемый пинками и колотушками маленький зверёк… Если таково бывает влияние на ребёнка семьи несчастной, то нужно ли говорить о том, как влияет на него семья дурная? Просмотр дел о жес током обращении с детьми, об умышленном развращении их нравственности, о продаже их в своеобразное артистическое невольничество – даёт незабываемые, давящие как кошмар картины». Журнал «Тюремный вестник» следующим образом характеризовал положе ние детей в городском социуме: «Бесприютным заброшенным детям и подрост кам у нас теперь «имя легион». И он всё плодится и множится. Сорокоградусная водочная отрава, хронические голодовки, наследственный сифилис и другие наши русские беды, как прекрасно устроенные парники и теплицы могущественно со действуют размножению вырождающихся и оскуделых разновидностей человече ской породы, настоятельно требующих для своего обезвреживания внимательного Право. 1903. № 21.

Цит. по: Теодорович М. Ф. Дети-преступники и суды для них. Популярные этюды. Варшава :

Типография Варшавского учебного округа, 1914. С. 4,5.

и правильного физического и умственно-нравственного воспитания, при свете на учного знания». Мнения юристов и общественных деятелей были практически единодушны в характеристике причин отклонений, имевших место в процессе социализации детей и деструктивного отношения к ним, которые лежали в социально экономическом поле. И слова Платона: «Человек есть самое ручное из всех жи вотных, когда хорошее воспитание с его хорошей натурой соединяется;

но при недостаточном или дурном воспитании он делается самым диким существом на земле» 188 имеют особую актуальность для отражения российской действительно сти рассматриваемого периода.

Социальные и экономические условия, неурожаи и эпидемии, имевшие ме сто во второй половине XIX - начале XX вв. приводили к разрушению внутрисе мейных отношений и самих семей. Острее всего это отражалось на детях, которые становясь сиротами или испытывая голод и видя безысходность в семье, устрем лялись в города, в основном большие, где было легче бороться за выживание. Но в то же время эти дети пополняли страту беспризорников, нищих, бродяг и, в ко нечном итоге, правонарушителей.

Исследование влияния городского российского социума на формирование габитуса в детском возрасте подтверждает идеи социальных антропологов о том, что склонность к агрессии передается не по наследству, а формируется в процессе воспитания, то есть отражает культурный опыт конкретной социальной среды, её религиозные и идеологические установки. С их точки зрения, не существует ни какой связи между различными историческими формами насилия, ибо каждая из них порождалась своим специфическим социальным контекстом.

Наибольшее число жертв существовавшей тяжёлой действительности пада ло именно на ранний возраст, когда ребёнок погибал из-за собственной жизнен Дриль Д. А. Впечатления от VII съезда представителей русских исправительно воспитательные заведения // Тюремный вестник. 1908. № 12. С. 895.

Цит. по: Гвоздев И. О врождённых и приобретённых свойствах детей, как зачатков преступ ности взрослых. СПб., 1896. С. 25.

ной неустойчивости или расплачивался за неустойчивость в жизненной борьбе своих родителей. Социальные условия, в которых росли дети «были убийствен ными для них, даже если родители не плохи. Жизнь была перенесена в трактир, ребята отданы улице, с её превратностями и случайностями». 189 По данным, при ведённым на I Всероссийском съезде по семейному воспитанию «в России 32% детей питаются еле-еле и 52,7% не доедают». В начале ХХ в. в России семьи в основном имели 5-7 детей разных возрас тов. Их число было обусловлено взаимодействием многообразных социально экономических, демографических, национальных, психологических факторов.

Существовала зависимость между числом детей в семье и характером экономиче ского развития региона, а также социальным положением семьи. Отношения в семье в основном оставались патриархально-авторитарными и первостепенное влияние на это оказывали социально-экономические факторы.

Применительно к дореволюционному российскому обществу из-за низкого уровня грамотности подавляющего большинства населения страны, за исключе нием дворянства и духовенства, слабого развития общественных институтов воз действия на социализацию, в значительной степени личность ребёнка формирова ли стереотипы поведения родителей. Но одновременно семья не была автоном ной, она испытывала и влияние всего общества, и характер внутрисемейных от ношений накладывал на детей определённый отпечаток. Начиная с раннего детст ва, ребёнок перенимал язык и веру, нормы поведения, образ мышления, социаль ные установки, систему ценностей. Немецкий социолог и психолог Э. Фромм рас сматривал семью в качестве «психического представителя общества», 191 что в полной мере соответствует ситуации в российском социуме.

Преобладающая роль семьи в воспитании детей определялась ещё и тем, что система дошкольных учреждений зародилась в России только в конце XIX Огронович В. Съезд деятелей суда по делам малолетних // Призрение и благотворительность в России. 1914. № 1. С. 98.

Труды I Всероссийского съезда по семейному воспитанию в СПб. 30.12.1912-6.01.1913. Т. 1.

СПб., 1914. С. 413.

Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М. : АСТ, 2006. С. 107.

века. При этом к 1917 году в стране насчитывалось всего около 200 детских садов, которые посещали 5,4 тысячи детей. Численность начальных и средних общеоб разовательных школ составляла в 1890 году на тысячу человек населения 21 уча щегося, а к 1914 году – 59. Журнал «Призрение и благотворительность в России» отмечал, что «делу воспитания, по-видимому, предстоит постепенный переход в руки общества, по добно тому, как это имело место в отношении обучения детей. Современная семья в некоторых случаях уже оказывается не в силах дать воспитание детям, что чаще всего замечено на тех ступенях общества, где борьба за существование имеет наиболее острый характер, т. е. в низших слоях общества;

тут и отец и мать вы нуждены зарабатывать себе хлеб вне дома и оставлять детей без присмотра на произвол судьбы… Двор и улица заменяют для них семью и школу». На I съезде по семейному воспитанию в 1913 году проблемы детей из низ ших сословий объясняли изменениями в развитии общества, отмечая, что «совре менная семья пролетаризированных классов городской бедноты, семья неимущая, только борющаяся за существование, таит в себе гораздо больше дурных, опас ных для детской души элементов, нежели спасительных, что не только не всегда ребёнок охранён своей семьей от внешних опасностей, но много чаще приходится спасать его от гибели в недрах родительского попечения». 194 На съезде также от мечалось, что «усиливающаяся детская преступность, хулиганство, детская про ституция, детское бродяжничество, дети-алкоголики – все эти ужасные явления современности обязаны своим существованием, прежде всего, конечно, социаль ному укладу нашего общества и результат такого уклада – детская беспризор ность». 195 Осознание данных проблем уже много значило для архаичного россий ского общества, но комплексное их решение было не посильно из-за наличия Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII – XX в): Генезис лично сти, демократизация семьи, гражданского общества и правового государства: в 2-х т. СПб. : Д.

Буланин, 1999. С. 265.

Колобов А. О задачах попечительства о малолетних, живущих личным трудом // Призрение и благотворительность в России. 1913. № 8. С. 29-30.

Труды I Всероссийского съезда по семейному воспитанию. СПб. 30.12.1912 – 06.01.1913. В 2-х тт. Т. 1. СПб., 1912. С. 513.

Там же. Т. 2. С. 263.

сложностей практически во всех сферах жизнедеятельности, а соответственно и недостатка необходимых денежных средств, хотя, в конечном итоге, всё упира лось в целом в систему государственного устройства.

В журнале «Свободное воспитание» приводились данные о моральных и физических различиях между детьми из семей разных сословий и разного уровня достатка. «По своей физической структуре ребёнок масс народа слабее ребёнка такого же возраста из средней зажиточности семьи. Это обусловливается тем, что родители его уже сами истощены. В наследство он получает малокровие, худосо чие, золотуху и предрасположение к туберкулёзу. Вся обстановка домашней жиз ни – плохое питание, отсутствие воздуха и света в квартире, грязь и антигигие ничность двора, улицы и даже школы уже в достаточной мере могут содейство вать развитию хронических болезней детей, ужасающей смертности их от эпиде мий.

Но если ко всему этому прибавить некий плюс, повышающий до максимума все ужасы полуголодного и полуживого прозябания, то мы будем иметь правиль ную картину жизни трудящихся детей народа». Специалисты предлагали способы облегчения детской судьбы, отмечая, что «смешно было бы требовать, чтобы измученные, не видящие в жизни солнца ра дости, дети не озлоблялись на окружающий мир… Не тюремными наказаниями и исправительными приютами с почти тю ремным режимом (за немногими исключениями) может общество бороться с воз растающей детской преступностью, а освобождением ребёнка от тягот и бремени непосильного труда, нести которые ему не по силам ни морально, ни физически.

Создавая общественно-воспитательные учреждения, которые дают детям возмож ность правильно развиваться в общественном смысле, общество, тем самым мо жет и должно укрепить и развить чувство ответственности и солидарности детей, которые являются фундаментом общественной жизни и предохранять их, таким образом, от отступлений от общественных норм». 197 Но желаемое было крайне далеко от реальной действительности и финансовых возможностей общества. В Левитина М. Права детства // Свободное воспитание, 1913-14. № 7 С. 73.

Левитина М. Права детства. С. 76.

действительности охватить общественно-воспитательными учреждениями можно было далеко не всех нуждающихся, а только не значительное их количество.

Социально-экономическая ситуация в российском обществе вела к отклоне ниям в процессе социализации, не позволяла определённым категориям семей обеспечить своему ребёнку полноценные условия жизнедеятельности и поэтому дети оказывались депривированными. Родители нередко не только не могли, но и не хотели взять на себя ответственность за их воспитание. Даже школа и благо творительные заведения не всегда оказывались в состоянии сгладить последствия негативного влияния семьи, условий жизни и социального окружения.

На Шлиссельбургском проспекте госпожа Беклемишева содержавшя бес платную школу для детей городской бедноты, в которой в 1898-99 гг. было человек детей, из них 36 живущих и 109 приходящих говорила про своих школь ников: «Это всё те же голодные, бледные, очень часто больные дети, обитатели углов, холодных чуланов и чердаков, затхлых, сырых и тёмных подвалов. Сред ний заработок остаётся всё тот же, а пищевые продукты, квартиры, а за ними углы и койки чрезмерно дорожают, тем не менее, наплыв в столицу для искания труда всё продолжается. Приехав в город, родные начинают искать работу, переходя от одной фабрики к другой. Но, увы, старания напрасны, мечты обмануты, везде они встречают отказ или же получают работу за такую малую плату, которой не хва тает ни им, ни детям на самое необходимое. Начинаются слёзы, жалобы, общее раздражение, которое переносится и на детей в виде упрёков, проклятий и побоев.

Дети, во избежание этого, бегут на улицу, ища спасения, не зная и не понимая, что улица в фабричной местности и есть самая пагуба. Родителям же не до детей, они выбиваются из сил, ища заработка. А там следует нищенство детей, сначала более или менее случайное, а потом и привычное». 198 Но существовали энтузиа сты, которые стремились и личным участием и собственными средствами оказы вать помощь нуждающимся.

Дриль Д. А. Тюрьма и принудительное воспитание // Журнал Министерства юстиции.1900.

№ 4. C. 157.

Экономические и социальные проблемы приводили к физическим и нравст венным страданиям детей из-за собственной жизненной неустроенности, или они были вынуждены расплачиваться за неустойчивость в жизненной борьбе своих родителей. В условиях поиска заработка, расширения труда женщин на производ стве, ослабевало влияние родителей на детей, а соответственно и усиливалась их заброшенность, безнадзорность и порочное влияние улицы. Дети гибли из-за того, что голодные матери не способны были их накормить, в силу социальных причин, незаконнорождённые, покинутые и подкинутые, от недостаточного присмотра, из-за болезней, из-за того, что родители у них были арестантами, нищими, алко голиками или проститутками.

Кроме бедности и невежества, как общих причин почти всех зол, существо вали, как отмечалось на VI съезде русских исправительных заведений в 1904 году, и особые условия порчи детей, с которыми в отдельных случаях было возможно бороться. К ним относились «беспризорность детей бедноты и вообще рабочего люда, влияние дурного товарищества, влияние жизни семьи с её раздорами, пьян ством, безнравственностью и часто порочностью самих родителей, условия жизни детей в частных ремесленных мастерских, многие из которых являлись не шко лою ремесла, а школою разврата и преступления (40-50% детей, попадающих в исправительные приюты составляли бывшие ученики ремесленных заведений, а также находившиеся в услужении в лавках, в чайных, трактирах, пивных и т. п.) Все эти условия, и создают весьма благодарную почву для развития у детей ис порченности, порочности и преступности». С 1890 до 1900 г. жизнь в Петербурге стала дороже на 30-35 %, а к 1909 го ду произошло ещё более резкое увеличение цен на квартиры и на все продукты первой необходимости. 200 Это заставляло урезать то те, то другие потребности лишь бы как-нибудь свести концы с концами. «Бедность растёт не по дням, а по часам, растёт и влечёт за собою всех своих страшных спутников – невежество и О мерах борьбы с детскою преступностью. Из трудов 6 съезда русских исправительных за ведений. С.7-8.

Чериковер С. Петербург. М., 1909. С. 110.

нужду, порок и болезнь, разврат и преступление, из которых всё крепче слагается деморализация общественного быта и жалкое наследство будущему поколению – недоброкачественная масса пролетариата». Процесс развития капитализма во второй половине XIX - начале XX вв.

приводил к росту городского населения, которое сопровождалось обострением социальных проблем, усилением социального расслоения, обнищанию основной массы населения страны, ростом числа обездоленных. В конце XVIII века в сто лице насчитывалось 220 тысяч человек, по переписи 1854 г. – 540 тысяч, в 1890 г.

– 955 тысяч, а в 1897 г. – уже 1.267.023, т. е. за столетие количество населения выросло в 60 раз. 202 В Санкт-Петербургской губернии к 1912 году дети и подрост ки в возрасте от 10 до 19 лет составляли 18,1 % от общей численности жителей. Рост городского населения происходил как за счёт притока крестьян из де ревень в поисках лучшей жизни, так и за счёт увеличения рождаемости. У жен щин из привилегированных слоёв общества роды, как правило, принимали врачи на дому. Одновременно в столице к концу XIX в. действовали Санкт Петербургское родовспомогательное учреждение, Мариинский родовспомога тельный дом, Императорский Клинический Повивальный институт, 12 городских родильных приютов, а также частные родильные приюты и приюты при право славных и иноверческих церквях.

В связи с увеличением прироста населения во второй половине XIX века родовспомогательные заведения не удовлетворяли потребности нуждающихся в помощи женщин, особенно городских окраин. «Женщины-роженицы сплошь и рядом разрешались от бремени в полицейских будках, во дворах домов и на ули цах разыскивая свободные места, в одном из четырёх родовспомогательных заве Отчёт II съезда по техническому и ремесленному образованию в России // Вестник благотво рительности. 1897. № 12. С. 11.

Дембо Г. И., Губерт В. О. Деятельность общества охранения народного здравия по борьбе с жилищной нуждой в Санкт-Петербурге. Доклад, прочитанный в соединённом заседании всех отд. О.О.Н.З. 26-го янв. 1909 г. СПб. : Тип. П. П. Сойкина, 1910. С. 6.

Статистический ежегодник России 1912 г. (год девятый). Издание Центрального статистиче ского Комитета МВД. СПб., 1913. С. 79.

дениях». В 1867 году в них на 125 бесплатных кроватей были приняты 3431 ро женицы. Смертность среди рожениц в конце века составляла семь случаев на женщин, т. е. на 147 человек приходился один смертный случай. Наибольшая смертность рожениц приходилась на женщин в возрасте 25-35 лет. Число мертво рождённых детей в Петербурге составляло 41%, преимущественно среди бедных слоёв населения. Это выше, чем в ряде западноевропейских и российских горо дов.

Одним из бедствий в России была детская смертность. Около трети детей умирало на первом году жизни, и более половины не доживали до 6 лет. 205 Со гласно статистическим данным в конце XIX века в России «до 10 лет вымирало от 50 до 70 % всех детей. Да и из тех, которые переживают этот возраст многие вы живают как будто по недоразумению». Возраст Смертность До 1 года 313, До 5 лет 77, До 10 лет 13, До15 лет 6, До 20 лет 8, Таблица. Смертность населения в детском и подростковом возрасте в 1885 г. на 1000 жителей Санкт-Петербурга (составлено автором) Из таблицы видно, что в расчёте на 1000 жителей почти треть детей в году умерла в возрасте до 1 года, после 5 лет уровень смертности значительно уменьшается. Минимальное количество смертей пришлось на возраст от 10 до лет, т. е. к этому времени ребёнок адаптировался к окружающей среде и условиям жизни и становился относительно самостоятельным. После 15 лет смертность Кривошеин М. П. Сравнительный обзор призрения рожениц в городских родильных при ютах. СПб., 1897. С. 5.

Михайлов В. Указ. соч. С. 54.

Михаил, иеромонах. Обиженные дети // Вестник благотворительности. 1901. № 4. С. 44.

Загоровский П. Сравнительные данные о смертности, рождаемости и о числе заключённых браков в СПб за 4-ю четверть в 1884 г. и 1885 г. и вообще за пятилетие с 1881 по 1885 гг. // Вестник судебной медицины и общественной гигиены издаваемый Мед. Департаментом. СПб.

1887. Т. IV. С. 46.

увеличивается, что связано не только с болезнями, но и с травматизмом, несчаст ными случаями, как на производстве, так и в быту.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.