авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«1 Автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина ...»

-- [ Страница 8 ] --

Самое большое число несчастных случаев среди малолетних и подростков было на предприятиях по обработке дерева, они превышали взрослый травматизм в 18 раз. Число потерпевших малолетних девочек от несчастных случаев на человек на предприятиях, связанных с обработкой металла было больше, чем мальчиков (соотношение 17,1 и 12,3), при этом уже в подростковом возрасте это соотношение резко изменилось, мальчики травмировались почти в пять раз чаще (36,3 и 7,4). Эта отрасль давала и самые высокие показатели несчастных случаев среди взрослых. (Приложение № 6, 7).

В Петербурге на предприятиях по обработке металла происходило 50 % всех несчастных случаев среди малолетних и подростков, на предприятиях по об работке хлопка – 28 %. Таким образом, ситуация в целом по стране и в Петербур ге по уровню травматизма по отраслям промышленности среди малолетних и подростков была примерно одинаковой. (Приложение № 8).

Всего по империи Малолетние Подростки Всего мальчики девочки мальчики девочки 35, Несчастные случаи 19,7 10,6 29,1 11,3 35, Свод отчётов фабричных инспекторов. СПб., 1912. С. 146.

Таблица. Сведения о потерпевших малолетних и несовершеннолетних рабочих от несчастных случаев на 1000 человек за 1912 год (составлено автором) В соответствии с данной статистикой в 1912 году число малолетних маль чиков, пострадавших от несчастных случаев в процессе трудовой деятельности на фабриках было почти в 2 раза больше чем девочек, а подростков почти в 2,5 раза больше. Одновременно, для подросткового возраста, как среди девочек, так и особенно среди мальчиков был характерен значительный рост несчастных случа ев. Объяснить это можно следующими причинами: во-первых, девочки выполня ли менее сложную и травмоопасную работу, во-вторых, мальчики старшего воз раста работали наравне со взрослыми, при этом были физически более слабыми и менее выносливыми, не имели достаточного опыта, зачастую в силу возраста не обоснованно рисковали, а соответственно и чаще получали травмы.

Число рабочих в СПб Число заявлений о несча- Число несчастных случаев на стных случаях рабочих соответствующей возрастной группы мало- подро- итого мало под- итого мало- подро- итого лет- стки всех воз- лет- рост- всех воз- летние стки всех воз ние растов ние ки растов растов 30718 201.913 2.134.817 486 4405 76569 15,8 21,8 35, Таблица. Число рабочих и число заявлений от несчастных случаев без различия пола потерпевших и относительное число последних на 1000 рабочих соответствующей возрастной группы. К 1912 году сократилось число работающих малолетних на фабриках и за водах, и по сравнению с подростками от 14 до 17 лет их было в 6,5 раз меньше.

Количество несчастных случаев с ними было в 9 раз меньше и составляло на человек 15,8, в то время как среди подростов 21,8 случаев. Меньший травматизм среди малолетних связан с тем, что их не допускали в силу низкой квалификации и возраста к сложным работам, которые были сопряжены с угрозой здоровью.

Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых над зору фабричной инспекции за 1912 год. Петроград: Типография В. Ф. Киршбаума, 1915. С. VI.

Там же. С. VIII.

Возраст Временная Постоянная Постоянная Смерть Неиз- Итого потерпев- потеря тру- частичная по- полная потеря вестно ших доспособно- теря трудо- трудоспособ сти способности ности В общем 828,8 136,0 0,7 6,7 27,8 среднем 12 лет 867,7 73,5 - - 58,8 13 лет 820,8 150,3 - 11,6 17,3 14 лет 792,6 154,5 - 16,3 36,6 От 15 до 17 858,5 107,8 0,3 7,7 25,7 лет Таблица. Число рабочих имевших разные формы потери трудоспособности по возрастам на 1000 рабочих соответствующей возрастной группы Наибольшее количество малолетних, временно потерявших трудоспособ ность в соответствии со статистикой за 1912 год, приходилось на 12-летний воз раст (867,7 случаев), наименьшая на 14-ти летний (792,6 случая). На 1000 рабочих потеря трудоспособности среди 12-летних была выше среднего показателя среди всех работников 12-17 лет. Наряду с временной озабоченность общественности вызывали постоянная частичная и полная потеря трудоспособности. В среднем наибольшее количество на 1000 малолетних и несовершеннолетних постоянная частичная потеря трудоспособности составляла 136 человек и 0.7 – постоянная полная потеря трудоспособности. Эти данные свидетельствуют о том, что в ре зультате борьбы за существование, вынужденные с ранних лет работать дети те ряли здоровье, и это отражалось на их судьбе, порой ограничивая их в дальней шей трудовой деятельности.

О тяжёлом труде подростков написал в своём стихотворении поэт Н. А. Не красов:

В золотую пору малолетства Всё живое счастливо живет, Не трудясь, с ликующего детства Дань забав и радости берет.

Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых над зору фабричной инспекции за 1912 год. Петроград: Типография В.Ф. Киршбаума, 1915. С.

XXVI.

Только нам гулять не довелося По полям, по нивам золотым:

Целый день на фабриках колеса Мы вертим – вертим – вертим! К 1912-1913 гг. эксплуатация детского труда на фабриках несколько сокра тилась. Это было связано как с эволюцией ограничительного законодательства, так и с усовершенствованием техники на производстве и как следствие повыше нием требований к образовательному уровню и квалификации работников, кото рой не обладали несовершеннолетние.

В наибольшей степени виктимизация малолетних имела место в ремеслен ных мастерских, чья деятельность носила латентный характер и была практически недоступна для вмешательства общественности. Об этом свидетельствуют не только документы архивов, но и публицистика. Журнал «Русское богатство» в 1900 году писал: «Мир ремесленников – один из самых тёмных уголков русской жизни. Тёмен он себе – от насквозь проникающаго его невежества и «звериной правды» сложившихся в нём отношений;

тёмен он и для других – благодаря от сутствию освещающих его исследований и недостатку воспроизводящих ремес ленную жизнь художественных описаний. Тёмный и забытый это мир. Если до сих пор он не мог похвалиться избытком общественного внимания к себе, то ещё меньше он может гордиться избытком законодательного о себе попечения… В те чение столетия мы сначала не додумывались, а потом не удосуживались сблизить закон с жизнью и призвать его на действительную службу – на защиту слабого в той среде, где и до сего дня царит, по истине «кулачное» право». Во второй половине XIX века в России значительно увеличилось число ре месленных заведений. «Сверните с главной улицы города, пройдите к любой ре месленной мастерской, спуститесь в подвал – и вы найдёте там детей, в сырости и полутемноте занятых тяжёлым трудом. Слабыми ручёнками они делают трудную Некрасов Н. А. Плач детей // Полн. собр. стихотворений: в 3 т. Л. : Сов. писатель, 1967. С.

152.

А. П. Наши ремесленники // Русское богатство. 1900. № 4. С. 160.

работу, согнувшись сидят за колодкой, быстро работают иглой, бьют молотом, поднимают тяжести. Радости солнца им незнакомы, свежий и чистый воздух – редкий гость в их лёгких. Им не нужно вставать на рассвете, чтобы ко времени добраться до мастерской, на полу, на станке, на чём придётся. Им не нужно после работы идти домой, в родную семью: у них нет дома, нет уюта родного крова. Их дом – здесь, в мастерской, родные их – далеко в деревне, а, если и в городе, то пойти к ним редко удаётся даже по праздникам. Впалая грудь, тусклые глаза, пе чать немощи на лице – пред вами грустная повесть детской жизни…»599 И в связи с ростом числа людей, которые зарабатывали себе на пропитание ремесленным трудом и вовлечения детей и подростков в производство актуализировались соци альные вопросы защиты и охраны детского труда и реорганизации ученичества.

Организация деятельности ремесленных мастерских с середины XIX века стала объектом внимания и бурных обсуждений юристов, общественности, Все российских съездов русских деятелей по техническому и профессиональному об разованию, по ремесленной промышленности, по борьбе с торгом женщин и са мих хозяев мастерских. Наиболее жаркие споры вызывали возраст приёма на обу чение в мастерские, ограничение времени работы, предоставление возможности ученикам посещения начальной школы. «Тысячи детей получают в настоящее время ремесленное образование в мастерских, в большинстве случаев грубых, не редко пьяных и жестоких хозяев, не имеющих даже смутного понятия о нравст венном воспитании и привыкших смотреть на ученика как на предмет эксплуата ции. В условиях городского ученичества подросток оказывался вырванным из привычной детской повседневности и в одночасье оказывался в повседневности взрослой, результатом чего являлась ускоренная социализация, т. е. преждевре менное освоению социальных ролей взрослого человека, а соответственно и раз личного рода девиаций. Одновременно происходил рост значения подростков в Балабанов М. С. Наши законы о защите детского труда. С. 4.

Козлинина Е. И. Обездоленные дети. С. 69.

экономике семьи, который приводил к изменению отношения к детям, а так же учёту их мнения.

Отходничество подростков на заработки из деревни в столицу на рубеже XIX- начала XX вв. являлось одной из распространённых форм социального лиф та, выбор которого осуществляли родители в соответствии с их видением буду щей судьбы своих детей в вопросе образования и дальнейшей профессиональной деятельности. Но движение такого лифта могло обеспечивать как социальный рост, так и перемещение конкретного ребёнка в категорию маргиналов. По дан ным современного историка Б. Н. Миронова до 10 % мигрантов, приезжавших в Петербург на рубеже XIX-XX вв., были не старше 16 лет. 601 Массовый приток учеников в столицу во второй половине XIX века происходил из Санкт Петербургской, Архангельской губерний и из Карелии.

Нельзя не согласиться с мнением современного исследователя О. П. Илю хой, которая вывела для ремесленных учеников «три основных типа, три варианта судеб людей, прошедших «испытание обучением» в Петербурге. Первый – весьма распространённый – тип человека, опустившегося «на дно» петербургской жиз ни… Второй, также массовый, тип – внешне более благополучный – объединяет тех молодых людей, которые адаптировались к городской жизни, заняв нижние ступени социальной лестницы. Они не стали «настоящими» горожанами, сохра нили связь с деревней, навещая родственников, и составили достаточно обшир ный маргинальный слой… Третий тип составляли наиболее удачливые и пред приимчивые «выученики Петербурга», сумевшие разбогатеть и даже стать хозяе вами собственных заведений. Их визитной карточкой на родине нередко стано вился большой красивый дом, в котором жили родственники и куда время от вре мени наезжал хозяин. Именно социальный имидж этих людей, их достижения, слава и капиталы являлись веским аргументом для крестьянина, отправлявшего Миронов Б. Н. Социальная история России… Т. 1. С. 341.

своего ребёнка в столицу на поиски счастья желавшего видеть в своём сыне “пи теряка”». Обучение в мастерских продолжалось от трёх до пяти лет и предусматрива ло не только обучение, но и обязательный труд. Каждую осень сотни детей приво зили в Санкт-Петербург для продажи в ремесленные заведения. За несколько руб лей хозяева мастерских приобретали учеников как дешёвую рабочую силу, взамен они должны были их кормить, одевать и учить. Чтобы ещё более закрепить свою власть над ребёнком и устранить родителей от всякого вмешательства покупатели брали от родителей долговую расписку. При неграмотности населения, его незна нии юридических законов и боязни судебной волокиты, документы, по существу свидетельствовавшие продажу ребёнка в мастерскую, имели для невежественных родителей большой авторитет и обязательную силу, и на этой почве процветали чудовищные злоупотребления.

В мировом суде Санкт-Петербурга в 1911 году рассматривалось дело о кра же, совершенной учеником ремесленной мастерской у своей хозяйки, которая на стаивала не только на наказании мальчика, но и на компенсации расходов, говоря, что она его купила, думая, что мальчик честный. На вопрос судьи: «Что значит купила?» Хозяйка объяснила, что в Петербурге принято покупать детей в учение, причем за них выплачивается определённая сумма денег, в зависимости от воз раста, сил и здоровья этого своеобразного живого товара. Покупатель при этом приобретал право пользоваться рабочей силой ребенка. Очень часто хозяева со своей стороны передавали контракты другим лицам.

Таким образом, ребёнок как вещь переходил из рук в руки, а были случаи, когда родители навсегда теряли связь со своими детьми. Крестьянка Дарья Андреева, отдала сына на год мещанину Тимошину, прасолу, торговавшему лубочными кар тинами. В срок ей ребёнка не возвратили. После обращения в мировой суд выяс нилось, что Тимошин продал её сына прасолу, живущему в Нижегородской гу Илюха, О. П. Школа и детство в карельской деревне в конце XIX – начале XX века. СПб. :

«Дмитрий Буланин», 2007. С. 97, 98, 99-100.

Труды I Всероссийского съезда по борьбе с торгом женщин. С. 104.

бернии, а тот перепродал третьему, который уехал в Сибирь. И не смотря на все усилия, предпринятые для розыска мальчика, его так и не нашли. Петербургский писатель и журналист М. А. Круковский в рассказе «При ключения Сеньки» описал историю крестьянского мальчика, которого отец не смотря на возражения матери продал в Петербург за 5 рублей: «У крестьян Оло нецкого края во многих прионежских деревушках существует неразумный, бес сердечный обычай без особой нужды посылать детей в Петербург и обдавать их мелким торговцам в услужение, «в обучение», как говорит тёмный люд. Каждую зиму сотни мальчиков увозятся из разных глухих углов в Петербург и навсегда отрываются от полей». 605 Мужчина, занимавшийся увозом детей из деревни, в столице продал мальчика в овощную лавку уже за пятнадцать рублей, где его не сколько раз избили, что в конечном итоге закончилось побегом от хозяина.

В 1898 году в Петербурге из членов отдела защиты детей была образована особая комиссия с целью исследования положения ремесленных учеников, кото рая пришла к следующим заключениям: «Большинство содержателей ремеслен ных и торговых заведений руководствуясь исключительно грубыми, личными ин тересами, большею частью относятся к своим ученикам едва ли не как к рабочему скоту, отданному в их бесконтрольное распоряжение… К малолетним предъяв ляются требования, исполнение которых под силу разве только здоровому взрос лому человеку. Сама статья 431 Устава о промышленности устанавливающая 10 часовой срок ежедневной работы, не делает различия между взрослыми и детьми.

Что же касается содержателей мастерских, то почти никто из них не наблюдает по отношению к малолетним, даже этого, достаточно-таки большого для ребёнка срока. Большинство хозяев признаёт 10-ти часовой рабочий день недостаточно для себя выгодным и произвольно увеличивает продолжительность детской рабо ты, лишая учеников указанного послеобеденного отдыха». Труды I Всероссийского съезда по борьбе с торгом женщин. С. 87.

Круковский М. А. Приключения Сеньки. 2-е изд. М. : Книгоиздательство К. И. Тихомирова, 1914. С. 2.

Отчёт отдела защиты детей за 1898 г. СПб., 1899. С. На Всероссийском съезде по ремесленной промышленности, проходившем в Санкт-Петербурге в 1900 году отмечалось, что «вопрос о ремесленном учениче стве – одно из самых больных мест нашей ремесленной промышленности, и чем далее мы идём, тем он делается больнее и больнее. За редкими счастливыми ис ключениями мы видим везде одну картину: хозяин-ремесленник недоволен своим учеником, ученик ропщет на своего хозяина». К концу XIX в. в России насчитывалось около 80 тысяч ремесленных заве дений, не считая мелких. Только в Санкт-Петербурге в 1895 году было более тысяч мастеров, более 3 тысяч подмастерьев и около 15 тысяч учеников ремес ленных мастерских, а к 1899 году число учеников достигло почти 18 тысяч. Наибольшее число мальчиков работало в типографиях, переплётных и столярных мастерских, а девочек – в белошвейных, шляпных и портняжных. В 1882 году Министерство финансов и Министерство внутренних дел ут вердили списки ремёсел, где не разрешалось использовать малолетних до 15 лет.

К ним относились скотобойни, пекарни, овчинно-шубочные заведения, типогра фии в ночное время, и некоторые операции в древодельных, латунных и золото серебряных мастерских.

В договорах между мастером и родителями или опекунами малолетнего со держались следующие условия: «отставной унтер-офицер Сергей Семёнов заклю чил сей контракт с мастером Дамского Портного цеха Иваном Фёдоровым в том, что отдал я ему Фёдорову родную дочь Марью Сергееву Семёнову для обучения Дамскому портному мастерству сроком от вышеписанного числа впредь на пять лет на следующих условиях: 1) Мастеру обучить дочь мою вышесказанному мас терству сколько ея способности постичь могут и содержать её пищею, банею и стиркою белья и по воскресным дням посылать её в Воскресную школу, а прочее, как то: одежду верхнюю и нижнюю и обувь дочери моей получать от меня Семё нова и за обучение дочери моей обязуюсь я заплатить мастеру Сидорову семьде Отчёт по Всероссийскому съезду по ремесленной промышленности в СПб с 14 по 20 марта 1900 г. СПб.: Типография Г. А. Бернштейна, 1900. С. 7.

Дембо Г. И. Вопросы охранения здоровья малолетних ремесленников. СПб., 1901. С. 1.

ЦГИА СПб. Ф. 487. Оп. 1. Д. 607. Л. 90.

сят пять рублей серебром, т. е. при заключении контракта тридцать семь рублей пятьдесят копеек, а остальные по истечении одного года. 2) Дочери моей быть у мастера в полном повиновении и послушании без позволения с квартиры не отлу чаться, шалостей не делать, к мастерству быть старательной, в противном случае волен мастер взыскивать с неё согласно постановлению Ремесленных правил. 3) В случае болезни дочери моей мастеру отправлять её в больницу… 4) До окончания срока контракта мне Семёнову дочь от мастера не брать, равно и мастеру без за конных причин не отсылать. 5) Контракт сей содержать нам с обеих сторон свято и ненарушимо в чём и подписуемся». Но обязательства по обучению учеников со стороны хозяев часто наруша лись. «58% учеников ремесленных мастерских получали от хозяев вознагражде ние натурой, т. е. жили за харчи и одежду». 611 Журнал «Вестник воспитания» рас сказывал, что «мальчик Б. служил в часовом магазине. Ему приходилось вставать в 6 часов утра, а работу он заканчивал в 9 часов вечера. Жил он без жалованья, за харчи. В летнее время хозяева уезжали на дачу и оставляли ему 15 копеек на еду.

Случалось, что они «забывали» делать это… И мальчик с голода начал воро вать». 612 Особенно тяжела была работа в булочных: мальчики жаловались на уто мительность ночной работы и на плохую обстановку. Не многим легче было и в мастерских. «У портного – рассказывает один из воспитанников приюта, – трудно было жить. Заставляли колоть дрова, таскать водку мастерам, били за дело и без дела». В сентябре 1895 года Санкт-Петербургской Ремесленной управой была соз дана комиссия по пересмотру вопросов о ремесленном ученичестве для вынесе ния их на II съезд русских деятелей по техническому и профессиональному обра зованию. 14 ноября 1895 года состоялось заседание особого совещания для обсу ждения вопросов, связанных с ремесленным ученичеством, предложенных комис ЦГИА СПб. Ф. 223. О.1. Д. 3384. Л.10.

Зак А. И. Типы детской беспризорности, преступности и проституции // Вестник воспитания.

1914. № 8. С. 99.

Зак А. И. Типы детской беспризорности, преступности и проституции // Вестник воспита ния. 1914. № 8. С. 99.

Зак А. И. Типы детской беспризорности, преступности и проституции. С. 99.

сией. Протокол заседания свидетельствует, что основными обсуждаемыми про блемами были альтернативные формы профессиональной подготовки, возраст учеников, взаимоотношения между мастерами и учениками.

На заседании обсуждалась степень влияния созданных специальных ремес ленных школ на уменьшение учеников в мастерских. Участники заключили, что снижение их численности объясняется скорее нежеланием мастеров увеличивать количество учеников, т. к. это требует дополнительных усилий и материальных затрат. Кроме того, были сделаны выводы, что в целом не видно значения школ для учеников и подмастерьев, отсутствует непосредственная их связь с мастер скими, вместе с тем «несомненно, ремесленные школы с их теоретическою, по следовательною программою обучения ремеслу имеют преимущество пред мас терской, но страдают рознью практической подготовки сравнительно с ремеслен ной мастерской». Было признано, что минимальным для учеников, поступающих в обучение ремеслу, должно быть возраст 12 лет, до этого «ученик ещё недостаточно серьё зен, чтобы тотчас начать серьёзно воспринимать изучаемое ремесло. В возрасте более 15 лет, хотя и быстрее усваивают ремесло, но в последние годы тяготятся ученичеством и нередко не оканчивают учение». Перед съездом также вырабатывалось мнение относительно условий отдачи учеников в обучение, которое могли осуществлять родители или лица, имеющие на это законное право. Предлагалось в виде гарантии сторон введение учениче ской книжки на срок обучения, оговаривалась также недопустимость словесного договора, как не предусматривающего для сторон гарантий.

На соединённом заседании пятого отделения по кустарной и ремесленной промышленности Общества содействия русской промышленности и торговли и Комиссии по техническому образованию, состоящей при Императорском Русском техническом обществе в декабре 1895 года в докладе М. М. Рейнке «Об организа ции выставок работ ремесленных учеников и об учреждении учебных мастер ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5238. Л. 7.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5238. Л. 7.

ских» были высказаны предложения по улучшению ремесленного ученичества. В частности предлагалось устройство учебных мастерских посредством выдачи субсидий тем ремесленникам, которые примут на себя обязательство системати чески и основательно обучать ремеслу… Особое внимание уделялось организа ции периодических выставок работ ремесленных учеников, которые «могут ока зать следующее влияние на улучшение ремесленного ученичества: А. выставки могут служить лучшим удостоверением способа обучения учеников в разных мастерских;

Б. выставки дадут родителям возможность помещать своих детей в такие мастерские, в которых ученичество обставлено наиболее правильно;

В.

только путём устройства периодических выставок можно производить правиль ный выбор мастерских, пригодных для превращения их в учебные мастерские;

Г.

выставки облегчают возможность судить о пригодности ученика к дальнейшему обучению ремеслу;

Д. выставки служат рекламою лучших мастерских и поощре нием, как для ремесленных учеников, так и для содержателей мастерских». В ходе работы Съезда по техническому и профессиональному образованию в Москве в конце декабря 1895 - начале января 1896 года секция: «Ремесленное ученичество мастерских» приняла резолюцию, в которой говорилось: «Признавая, что обучение ремеслу в частных мастерских, как форма ремесленного ученичест ва, по своему специальному характеру, определяемыми жизненными условиями самой ремесленной промышленности и общего экономического строя современ ного общества – естественно призвано к дальнейшему самостоятельному разви тию, независимо от распространения ремесленных школ и училищ, секция нахо дит: 1. Что настоящее положение ремесленного ученичества в мастерских не от вечает его основным задачам, ни в отношении обеспечения дальнейшего пра вильного развития ремесленной промышленности, ни в отношении удовлетворе ния насущных потребностей значительной части населения, для которого учени чество в мастерских является наиболее доступной формой профессионального образования…» ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5238. Л. 18.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5238. Л. 21.

Съезд признал необходимым с целью упорядочения ученичества в мастер ских учреждение особого института ремесленной инспекции для надзора за ис полнением Ремесленного устава и правил, а также разбора возникающих между мастерами и учениками споров и взаимных жалоб. Были приняты также решения, согласно которым если «мастер примет к себе ученика другого мастера без пись менного свидетельства в виде ученической книжки подвергается за сие денежно му взысканию до 100 рублей и обязан сверх того вознаградить за причинённые сим прежнему хозяину убытки.

Если мастер будет изобличён в злоупотреблении дозволенного ему законом мерами домашнего исправления учеников своих, или в том, что он не даёт им достаточного отдыха и пищи, а равно если мастер занимает учеников более до машнею, нежели относящуюся к его мастерству работою, то первый раз он за сие подвергается денежному взысканию от 10 до 50 рублей;

при вторичном изобли чении в том же проступке денежному взысканию и от него забираются сие учени ки с запрещением ему иметь их течение года;

в третий раз тому же денежному взысканию в высшей мере и он навсегда лишается права держать учеников. В случае нарушения сего запрещения виновный приговаривается к аресту на время от трёх недель до трёх месяцев». I Всероссийский съезд по ремесленной промышленности проходивший в 1900 году постановил принимать в учение в мастерские только по окончании кур са в объёме одноклассной начальной школы, если же мастер примет не окончив шего курс, то обязан был в течение 3-х лет ученичества дать ученику возмож ность закончить недополученное образование;

без окончания такого образования не могли быть выданы подмастерские дипломы. Но в реальной жизни мастера были не заинтересованы в том, чтобы в ущерб работе отпускать своих учеников в школу.

Ученица швейной мастерской, вспоминает, что при устройстве в обучение тётя предупредила девочку: «“Если тебя спросят, грамотная ли ты, скажи, что ты кончила три начальных класса в начальной школе”. Я вытаращила глаза, ответи ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5238. Л. 22.

ла: “Ведь я ещё во втором классе”. Тётя Таня раздражённо мне заметила: “Слу шай, что тебе говорят, подумаешь, птица какая, а то тебя может мадам Малыгина не взять – она меня спрашивала о грамотности, я ей сказала, что ты начальную трёхлетку кончила. Ещё она добавила, что за битого трёх небитых дают, так и за грамотного человека”». 619 Впоследствии девочка жалела, что так и не смогла за кончить школу.

Свидетельством низкой грамотности или безграмотности учеников ремес ленных мастерских и даже их родителей являются контракты, а также письма и обращения в Управу, хранящиеся в ЦГИА СПб, которые написаны не собствен норучно, а знакомыми или вообще посторонними людьми, о чём сделаны специ альные приписки в конце текста.

На ремесленном съезде фактически обнаружилось, насколько сами ремес ленники были далеки от стремления к рациональной постановке ученичества, они «упорно противились всевозможным новшествам, которые на первых порах мог ли отозваться на их карманах, и ехидно отзывались об интеллигенции, которая берётся решать вопросы вне их компетенции». На Съезде мебельно-обойный и драпировочный мастер, личный почётный гражданин С. М. Ларин поставил вопрос о том, в каких случаях может быть на рушен контракт об ученичестве, как со стороны хозяина, так и опекунов ученика и внёс следующие предложения: «если ученик долго прихворал не по вине хозяи на;

в случае неизлечимой болезни глаз, чахотки и др. заразительных болезней;

в случае наклонности ученика к воровству, если на него не повлияют никакие меры домашнего исправления, то контракт может быть нарушен, а такой ученик по окончании срока, установленного договором, отдаётся в исправительную ремес ленную мастерскую». 621 Исправительные мастерские предлагалось создавать ре месленным управам на средства, получаемые за счёт штрафов за нарушение пра Ключева М. И. Страницы из жизни Санкт-Петербурга 1880–1910 // Невский архив: Истори ко-краеведческий сборник. – СПб., Вып. 3. С. 168-169.

Дембо Г. И. Вопросы охранения здоровья малолетних. С. 5.

Труды Всероссийского Съезда по ремесленной промышленности 1900 года. СПб.: Типогра фия инж. Г. А. Бернштейна, 1900. С. 147.

вил о приёме к себе подмастерьев без переходных аттестатов и за приём недо учившихся учеников от другого хозяина. Предполагалось, что данные заведения будут иметь огромное воспитательное значение, так как это будет та же мастер ская, только с более строгой дисциплиной. При этом участники съезда ремеслен ной промышленности надеялись, что ученик, зная о существовании такой испра вительной мастерской «боялся бы туда попасть, так что мы, ремесленники, не прибегали к разным наказаниям в виде подзатыльников и колотушек». 622 В дан ном выступлении на съезде прозвучало откровенное признание со стороны масте ра о том, что «подзатыльники и колотушки» являются обычным явлением. Но предложение об исправительных мастерских не получило дальнейшего развития.

По фабричному законодательству дети допускались на фабрику уже с летнего возраста, и владельцы обязаны были малолетним, которые не имеют сви детельства об окончании курса предоставлять возможность посещения учебного заведения не менее 3-х часов ежедневно. Но эти правила нарушались. Труд в ре месленных мастерских был не нормирован и не охраняем, хотя и существовала 431 статья Устава о промышленности, устанавливающая 10-часовой срок еже дневной работы и ремесленная управа, призванная охранять интересы не только владельцев мастерских, но и учеников. Но фактически рабочий день в мастерских длился 13,5 часов, у бочкарей, рамочников, токарей до 15 часов, в сапожных и прачечных доходил до 16 часов, а в булочной до 17 часов. 623 Ни один фабрикант не заставлял своих рабочих трудиться по 14 часов в сутки. Это объясняется тем, что внимание правительства было обращено на крупные предприятия, а малые ремесленные заведения оставались без надзора.

Деятельность Ремесленной управы, а соответственно и ремесленных учреж дений регламентировалась и контролировалась Петербургским градоначальни ком. Это касалось, в том числе условий, режима работы и обучения учеников.

Градоначальник генерал-лейтенант В. В. фон-Валь в 1895 году направил циркуляр приставам, в котором говорилось: «До сведения моего дошло, что некоторые мас Труды Всероссийского съезда по ремесленной промышленности 1900 года. С. 148.

Юридическая охрана детей, работающих в мастерских. С. 85.

терские, работающие для домов терпимости, посылают примерять заказанное платье и сдавать самые заказы чрез малолетних девочек, с которыми там обходят ся весьма цинично.

Признавая посылку несовершеннолетних в дома терпимости обстоятельст вом крайне развращающим нравственность посылаемых девочек, предлагаю Гг.

Приставам обязать содержателей мастерских, изготовляющих бельё и платье для домов терпимости, ни под каким предлогом не посылать в названные дома мало летних и несовершеннолетних девиц, а всё необходимое выполнять чрез вполне взрослых женщин. За исполнением сего иметь неослабное наблюдение, а о нару шающих настоящее моё распоряжение немедленно доносить мне для соответст вующих распоряжений». В 1896 году в ремесленных заведениях по распоряжению Санкт Петербургского Градоначальника генерал-майора Н. В. Клейгельса были вывеше ны правила содержания учеников в ремесленных мастерских, касающиеся усло вий их быта. (Приложение № 9) Если по отношению к девочкам-ученицам ремесленных мастерских градо начальника заботила их нравственность, то в отношении мальчиков, обращалось внимание в связи с имевшимися фактами на их физическую нагрузку. В журнале «Призрение и благотворительность в России» приводится случай о том, что «16 летний мальчик, служивший у хозяина в лавке, принуждён был тащить сахар в тележке весом в 11 пудов 30 футов. Тележку едва отвезли в участок 2 дворни ка». Хотя для предотвращения подобных случаев в приказе по градоначальству и Столичной полиции, подписанным генерал-майором Клейгельсом ещё 11 авгу ста 1896 года за № 221, говорилось: «При объездах города мною усматривается, что мальчики, служащие в торговых заведениях, на фабриках и в мастерских, пе реносят на головах тяжести, иногда не соразмеренные с силами носильщиков, что ЦГИА СПб. Ф. 1648. Оп. 1. Д. 4. Л. 29.

Огронович В. Съезд деятелей по делам малолетних // Призрение и благотворительность в России. 1914. № 1. С. 113.

лишает их возможности быстро ориентироваться и принимать необходимые пре досторожности при встрече с экипажем.

Принимая во внимание, что обременение детей непосильною ношей, поми мо несоответствия такого явления естественному человеческому чувству, может служить источником и несчастных случаев, особенно при переноске тяжестей по улице с бойким экипажным движением, предлагаю участковым приставам распо рядиться, чтобы во всех случаях, когда мальчики усмотрены будут по улицам с ношами явно непосильными, отправлять их вместе с переносимыми предметами в Участковые управления для составления протокола на предмет привлечения хозя ев к ответственности и вызова хозяев в участковые Управления за получением нош».626 Но в реальной жизни эти запреты не действовали.

Градоначальник просил содействия в наблюдении за содержанием детей в ремесленных заведениях Императорского Человеколюбивого общества, попечи тели которого, согласно примечания к ст. 393 Устава о промышленности, самим законом призваны следить за добрыми и отеческими отношениями мастеров к своим ученикам.

В октябре 1897 года В. Н. Герард, председатель Отдела защиты детей от жестокого обращения Общества попечения о бедных и больных детях, состояв шего под покровительством ее Императорского высочества великой княгини Ели заветы Маврикиевны, в письме в Санкт-Петербургскую ремесленную управу об ратил внимание на необходимость вывешивать в ремесленных мастерских объяв ления о рабочих часах в сутки, поскольку «при расследованиях, производимых участковыми попечителями Отдела, неоднократно замечалось, что малолетние ученики в ремесленных мастерских обременяются непосильной работой. Вопреки точному смыслу ст. 431 Устава о промышленности, согласно которой рабочие ча сы в сутках суть от 6 часов утра до 6 часов вечера, исключая полчаса часа на зав трак и полтора часа на обед и отдых, т. е. не превышаются для взрослых мастеров 10 часов, содержатели ремесленных мастерских заставляют работать малолетних ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп.1. Д. 5351. Л. 4.

учеников по 10–14 часов, не предоставляя им вместе с тем достаточного перерыва для обеда и отдыха.

При таких условиях и имея в виду значительный вред приносимый физиче скому, нравственному и умственному развитию малолетних учеников чрезмер ным их обременением, Бюро Отдела Защиты детей честь имеет покорнейше про сить СПб Ремесленную Управу, не найдёт ли она возможным: 1. предписать, что бы во всех мастерских, на видном месте выставлялись правила о производстве ра бот с 6 часов утра до 6 часов вечера (ст. 431, Устава о промышленности);

в тех же заведениях, где по условиям производства, работа начинается и оканчивается в другие часы, обязать хозяев вывесить в мастерской соответственное объявление за подписью местного представителя полицейской власти;

2. побудить лица, коим СПб Ремесленная Управа поручает надзор за ремесленными заведениями, иметь за таковыми более бдительное наблюдение в отношении малолетних». В свою очередь столоначальник Санкт-Петербургской Ремесленной Управы в письмах 8 марта 1898 года № 1875 старостам портного, кондитерско-булочного, серебряно-позументного, обойно-волосяного, живописно-малярного, кожевенно сапожного, слесарно-кузнечного, столярно-токарного цехов указал: «предлагаю обязать мастеров и мастериц вверенного Вам цеха выставлять в каждой мастер ской на видном месте правила о производстве работ в соответствии со ст. 431 Ус тава о промышленности и иметь со своей стороны более бдительное наблюдение за ремесленными заведениями в отношении малолетних». 628 В некоторых заведе ниях существовал особый режим, поэтому «в управу были приглашены вместе со старостой кондитерско-булочного цеха крупные владельцы хлебно-булочных промышленных заведений в числе 10 человек, которым вновь объявлены Правила относительно числа рабочих дней в неделю и числа рабочих дней в сутки, причём приглашённые мастера правила эти обязались исполнять в точности, в чём и дали в присутствии Управы подписки». ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп.1. Д. 5269. Л. 5.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 6.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 19.

Одновременно 9 марта 1898 года столоначальник Ключин СПб Ремеслен ной Управы проинформировал Председателя Общества защиты детей о разослан ных письмах в ремесленные цеха и обратился с просьбой «в случае обнаружения отделом защиты детей обременений малолетних учеников ремесленных мастер ских непомерной работой сообщать о том в Управу, для привлечений виновных к законной ответственности». 630 (Приложение № 10) 22 декабря 1899 года градоначальник Клейгельс направил письмо в ремес ленную управу, в котором он делится впечатлениями от организации ремесленно го ученичества и высказывает заботу, тревогу и стремление изменить положение дел. (Приложение № 11) В ответ на предписания Градоначальника и Ремесленной Управы восемь цеховых сходов рассмотрели «меры к улучшению ремесленного ученичества и вообще к упорядочению и урегулированию отношений мастеров, подмастерьев и учеников» и было «безусловно выражено желание о применении значащихся в приговоре мер в действительности в возможно скорейшем времени». 631 Примером принятых решений является приговор Цехового схода мастеров Портного цеха от 25 февраля 1900 года, который пронизан заботой об улучшении положения ре месленных учеников и содержит условия о наказании хозяев мастерских за нару шение их обучения и содержания. (Приложение № 12) На I Всероссийском съезде по ремесленной промышленности в 1900 году в одном из выступлений прозвучало, что «неокрепший детский организм по разме ру предъявляемых к нему требований ставится на одну доску с выносливостью взрослого рабочего. По производившимся со стороны участковых попечителей «отдела защиты детей» обследованиям было установлено, да и сами хозяева мас терских не отрицают этого, что положенных перерывов в работе не делается на практике нигде. Как взрослые, так и малолетние отрываются от работы лишь ров но на столько времени, сколько нужно на еду, причём о послеобеденном отдыхе не бывает даже речи.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 8.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5351. Л. 5.

Сами мастера констатируют тот факт, что когда подмастерья работают сверхурочное время и сдельно, мастер даёт подручного мальчика и получает с подмастерья плату за мальчика, смотря по его успехам;

таким образом, ученик переходит в полное распоряжение деспота работника, который требует от ученика непосильной работы и за малейшее неисполнение обильно награждает подза тыльниками.

Если по отношению к взрослым ведётся агитация в пользу 8 часового рабо чего дня, то насколько важнее сокращение рабочего времени для малолетних». На съезде было принято решение, что ремесленный труд в сутки не может длиться более 11,5 часов. Рассматривался вопрос также о двухсменной работе по примеру Англии, но большинство мастеров не поддержало данное предложение.

В сообщении IV Отделению Русского общества охранения народного здра вия в 1900 году прозвучало: «В последнее время многие из среды самих мастеров пришли к сознанию того, что в разумной постановке ремесленного ученичества «быть или не быть» всей ремесленной промышленности». В 1900 году в Министерстве Финансов было предположено созвать особую, под председательством Директора Департамента Торговли и Мануфактур тайного советника Ковалевского, комиссию для рассмотрения выработанного в названном Министерстве проекта постановлений, касающихся ремесленного ученичества и распространения надзора фабричной инспекции на ремесленные заведения. Пред ставителем Ремесленной Управы в комиссии стал председатель Управы Т. А. За гребин. В 1900 году работала комиссия по рассмотрению вопроса о самовольном переходе подмастерьев и учеников от одного мастера к другому, в докладе кото рой говорилось: «По вопросу же самовольного ухода и перехода учеников от од ного мастера к другому – комиссия полагает полезным установить запись посту Дембо Г. Н. Вопросы охранения здоровья малолетних ремесленников. Сообщение IV Отде лению Русского общества охранения народного здравия. 28 апреля 1900 г. СПб. : Типография П. П. Сойкина, 1901. С. 9.

Там же. С. 2.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5351. Л. 24.

пающих в обучение ремеслу учеников в ученическую книгу, после срока их ис пытания, длящегося не более шести месяцев, чтобы ремесленною Управою выда валась бы ученическая книжка, в которую и вносится по их обоюдному соглаше нию, законный срок обучения и условие;

чтобы таковая книжка в то же время могла служить видом на жительство по срок обучения у мастера;

без законного и добровольного соглашения сторон до срока обучения и получения книжки ученик не может покинуть мастерскую, а мастер его уволить;

другой же мастер, приняв ший такового самовольно покинувшего до срока обучения мастерскую ученика, подвергался бы штрафу, с возмещением убытков мастеру, которого ученик поки нул, а ученик подвергался бы мерам исправления, как наказанию… Вообще жела тельно установление для учеников карательных мер как наказания». 635 Переход от одного мастера к другому свидетельствовал о поиске малолетними лучших усло вий, о наличии проблем неудовлетворительных условиях жизни и обучения. Мас тера настаивали на возвращении к ним покинувших их учеников, т. к. они прак тически являлись бесплатной рабочей силой в мастерской поскольку обучение и одновременно работа на мастера были непременными условиями жизни учеников.

Согласно разрешению Санкт-Петербургского градоначальника от сентября 1901 года и Устава промышленности в 1902 году была создана комиссия для опи си и проверки ремесленных заведений по цехам и регистрации подмастерьев и учеников, введена поимённая запись подмастерьев и учеников в установленные книги и выдача им специальных значков. За учеников, которые не войдут в книгу мастера должны быть подвергнуты штрафу. Возникшие проблемы, связанные с регистрацией решали на цеховых сходах. В 1903 году Отдел защиты детей вновь обратился в Ремесленную Управу и к градоначальнику Санкт-Петербурга, с обеспокоенностью сообщая, что «во вре мя осмотра торгово-промышленных заведений попечителями отдела упомянутых объявлений о режиме работы не имелось, такой же результат дал и осмотр заве дений цеховых старост и их помощников. Кроме того хозяева заведений заявля ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5351. Л. 27.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5351. Л. 56.

ли, что никаких распоряжений по сему предмету Ремесленной управой не дава лось. В виду этого отдел защиты детей покорнейше просит Ремесленную Управу вновь подтвердить цеховым старостам о бдительности наблюдения за исполнени ем вышеуказанного распоряжения Управы, а равно, если возможно, то объявить об этом распоряжении путём циркуляра или объявлений всем содержателям ре месленных или торгово-промышленных заведений».637 В свою очередь и градона чальник напоминал Ремесленной Управы «о настоятельном исполнении просьбы отдела защиты детей о вывешивании во всех мастерских правил о производстве работ». Старшина Санкт-Петербургского ремесленного сословия 8 августа 1903 го да отрапортовал его превосходительству градоначальнику, что «в типографии бы ло отпечатано более 9 тысяч объявлений и направлено с циркуляром о числе ра бочих дней в неделю и числе рабочих часов в сутки цеховым старостам восьми цехов». 639 (Приложение № 13) Таким образом, Ремесленная управа уже централи зованно напечатала для всех заведений объявления о режиме работы, и только благодаря этому удалось добиться во всех заведениях полной информации по данному вопросу.

Деятельность ремесленных заведений находилась под наблюдением градо начальника, который 26 августа 1903 года в письме Старшине Ремесленного со словия отмечал, что «отступление содержателей ремесленных промышленных за ведений от условий, выраженных в законе, предусматриваются и караются по ста тье 1378 Уложения о наказаниях. В порядке 29 ст. Устава о наказаниях, предла гаю немедленно донести мне дополнительно, были ли приняты меры привлечения к ответственности виновных лиц указанных в законе порядком, и в утвердитель ном случае представить соответственные в форме ведомости сведения». Но и в июне 1904 года в донесении старшины ремесленного сословия гра доначальнику Н. В. Клейгельсу об исполнении постановления о 10-часовом рабо ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 13.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 15.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 19.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 24.

чем дне говорилось о том, что ряд мастерских его не выполняют: «1) Никелиро вочная А. Дальгрен, Фонарный переулок против Казанской ул. Рабочий день: от часов утра до 7 часов вечера. 2) Живописная Блинова, Фонарный переулок, рабо чий день от 7 часов утра до 7 часов вечера. 3) Шляпная Чистякова, Казанская ул.

д. 25, рабочий день от 8 часов утра до 9 часов вечера (был штрафован за неиспол нение означенного постановления на 25 рублей). 4) Вязальных изделий М. Ми хайлова, Апраксин пер., д. 3, рабочий день от 6 часов утра до 8 часов вечера.

На мастерскую Михайлова необходимо обратить внимание: ученики этой мастерской живут по контракту, и на словах они не имеют более 6 часов сна, ос тальное время в работе, при том обращение с ними г-на Михайлова не из завид ных, судя по их словам, они часто принимают побои.

На основании вышеизложенного довожу до сведения и прошу распоряже ния вашего превосходительства о введении в указанной мастерской 10-часового рабочего дня». В соответствии с Уставом о промышленности и обязательными постановле ниями по санитарной части в ремесленных мастерских должны быть оборудованы отдельные помещения для сна с индивидуальными спальными местами и опреде лённым объёмом воздуха для каждого проживающего. Но эти правила повсемест но нарушались. Крайне редко мастера арендовали специально для учеников ком наты для проживания.

Председатель общества охраны детей В. Н. Герард в выступлении на съезде заявил, что «вопрос о ремесленном ученичестве – одно из самых больных мест нашей ремесленной промышленности, и чем далее мы идём, тем он делается больнее и больнее. За редкими счастливыми исключениями мы видим везде одну картину: хозяин-ремесленник недоволен своим учеником, ученик ропщет на сво его хозяина. Больные места ремесленного ученичества настолько обострились, что стали интересовать не одних ремесленников, но и многих общественных дея телей, не принадлежащих к ремесленному обществу… Разумные хозяева-мастера ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 94–94 об.

знают отлично, что чем образованнее, чем развитее его ученик, тем лучших ре зультатов он может ожидать от него.

В этом всё дело. Проникнитесь все этим принципом, и во имя не только об щечеловеческой справедливости, но и в интересах самой ремесленной промыш ленности добейтесь того, чтобы ученик перестал быть рабом и жертвой своего хо зяина, а сделался его помощником, его сотрудником. От правильного разрешения Съездом этой задачи зависит будущность всей ремесленной промышленности». На пятом съезде русских исправительных заведений для малолетних в мае 1900 года прозвучали слова ученика ремесленной мастерской: «Я учился не ре меслу, а тому, как добывать водку для мастеров, чтобы не били». 643 Съезд принял резолюцию, согласно которой разрешался «приём малолетних в обучение ремеслу лишь лицам, удовлетворяющим совокупности следующих условий: а) достигших гражданского совершеннолетия;

б) грамотным;

в) имеющим звание цехового мас тера;

г) не ограниченных в правах по суду;

д) не изобличённых в безнравственном поведении;

е) не изобличённых в неоднократном нарушении каких-либо законо дательных или административных постановлений относительно содержания или обучения ремесленных учеников». На I Всероссийском съезде по борьбе с торгом женщин в 1910 году говори ли о том, что «ремесленное ученичество сводится у нас к использованию детского труда и к тому, что девочки или мальчики после трёх лет учения научаются пить как взрослые, ругаться скверными словами и развратничать... У нас почему-то существует наивное убеждение, что ребёнок отдается в ремесленные мастерские на выучку. Нет, он в большинстве случаев не отдается, а продается за определён ную сумму денег по контракту». Отчёт по Всероссийскому съезду по ремесленной промышленности в СПб с 14 по 20 марта 1900 г. СПб. : Типография Г. А. Бернштейна, 1900. С. 7-8.

Труды состоящего под высочайшим покровительством его императорского высочества Ве ликого князя Сергея Александровича пятого съезда состоящих под высочайшим покровитель ством его императорского величества государя императора русских исправительных заведений для малолетних. Май 1900 года. М. : Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1900. С.502.

Отчёт по Всероссийскому съезду по ремесленной промышленности в СПб. С.24.

Там же. С.103-104.

Подтверждением фактов «продажи» детей в мастерские является судьба мальчика Филиппова, который «был отдан «в учение» на пять лет, хотя ему было при поступлении всего лишь 11 лет… Пьяница-отец ученика, заключив в цеховой управе «контракт» и распив с хозяином «могарыч», оставил своего сына в кабалу на полном иждивении мастера. Таким образом мальчик стал неотъемлемою соб ственностью П-ли и как беззащитная «собственность» исполнял все приказания и прихоти властелина. Ученик нянчил детей, выносил помои, колол дрова, часто исполнял работы не по силам, бегал в ресторацию за водкой для хозяина и под мастерьев – и за всё это получал смрадный угол, скудную пищу, старое рубище и бесконечные и беспощадные побои от хозяйки, кухарки, подмастерьев и в осо бенности от самого мастера… Последний просто с каким-то наслаждением мучил своего «ученика». Он заставлял его до изнурения стоять на коленях, бил толстым «потягом» так, что всё тело бывало покрыто сплошными синяками, бросал в го лову колодки с гвоздями и часто разбивал голову до крови, морил голодом и т.


д. и т.п.!.. Ученик Филиппов превратился в идиота и терпел, не имея возможности из бавиться от своего мучителя, который действовал на основании «контракта», за ключённого с пьяницей-отцом». Тяжёлые условия жизни в отходничестве в Петербурге в своих записках рассказал житель Карелии А. Н. Самсонов, которого в 10-летнем возрасте отдали за 6 рублей в «мальчики» к хозяину чайных магазинов: «Нас использовали на по бегушках, мы мыли полы, стёкла витрин, чистили посуду. И чуть что не так – по лучали подзатыльник, а то и более серьёзную трёпку. Жили мы с извозчиками, спали по двое на одной койке без матраса и простыней. Ели два раза в день, в пост мяса не полагалось. На 11 мальчишек – одно пальто, сшитое на большой рост, доставалось оно с боем только сильнейшим. Поднимали нас в 5 часов утра. Мы готовили приказчикам чай, чистили их обувь, одежду. К 7 часам отправлялись по магазинам и работали до 11 часов ночи… Первое время я работал в развесочном отделении центрального отделения на Невском. С утра до ночи стоя колол ма Радецкий И. М. Мученики тёмного царства. Ответы «на вопросы» о положении ремесленных учеников. СПб.: Изд. М. М. Ледерле и К, 1894. С. 10.

шинкой сахар. До 18 пудов раскалывал за день. Попробуешь размяться – подза тыльник получишь. Перевели меня в другой магазин, где мы работали вдвоём с приказчиком. Однажды в сильное наводнение магазин затопило. Меня спасли чу дом, но, простудившись, я заболел. Положили в больницу и забыли, никто не по интересовался, жив ли я. В течение пяти лет такого «обучения» не видел ни одно го светлого дня. У меня была только одна мечта – выспаться. Дважды убегал от хозяина. И каждый раз за шиворот, с побоями меня водворяли на прежнее место.

И вот пошло пять лет. Кончился срок моей кабалы. Мне дали 11 рублей, плохонь кий костюмишко, тужурку. Чтобы проехать от Петербурга до Кондопоги, я истра тил 9 рублей». 647 При этом в записках нет ни слова о тех профессиональных на выках, благодаря которым мальчик будет в дальнейшем зарабатывать себе на жизнь и которые должен был получить он за время проживания в столице.

Журнал «Современный мир» рассказывает случай, когда ученик жестяной мастерской не выдержал издевательств. Мальчик «постоянно жаловался на жес токое обращение хозяина и старался убежать из мастерской. 27 ноября, после на казания, мальчик выждал хозяина в мастерской, и когда последний наклонился над листом жести, Коля изо всей силы ударил хозяина по голове молотком на гла зах рабочих». 648 В результате 11-летний ребёнок стал убийцей, и виновата в этом была система безнаказанности мастеров и в целом латентность ремесленного об разования от общественного контроля.

В воспоминаниях ученицы белошвейной мастерской М. Ключевой, относя щимся к концу XIX века, говорится, что во время устройства её на обучение, мас терица предупредила: «“Будешь не слушаться и плохо работать, вызову тебе эки паж и отправлю обратно домой”. Хозяйка объявила, что берёт меня на обучение белошвейному делу на три года без жалованья, с хозяйскими харчами». 649 Девуш ка рассказывает в мемуарах о режиме и условиях труда, быта, отдыха, питании.

«Трудовой день мы начинали с полдевятого утра, после утреннего кофе или чая.

Цит. по: Илюха, О. П. Школа и детство в карельской деревне… С. 93-94.

Жбанков Д. Н. Современные самоубийства // Современный мир. 1910. № 3. С. 57.

Ключева М. И. Страницы из жизни Санкт-Петербурга 1880–1910 // Невский архив: Истори ко-краеведческий сборник. СПб., Вып. 3. С. 170.

Мы садились за свои рабочие столы… В 12 часов мы обедали. Обедали сначала мастерицы, а потом и мы. Обед занимал 20 минут. В 5 часов пили кофе с ситным.

И кофе было вкусное, душистое, и ситный тоже, но ситного не хватало. В 9 часов вечера работу кончали – ужинали.

… В начале моего ученичества было тяжело просидеть почти весь день на стуле. Часто болела голова. Работали по 11-12 часов в день, иной раз за день и слова не скажешь.

… Вечером после работы хозяйка учениц отпускала погулять – вокруг дома – и наказывала, чтобы мы не вздумали с кем-нибудь завести знакомство, а в осо бенности с мужчинами. Гуляли мы около часа, не дождёмся, бывало, ужина, на ужин у нас часто была овсяная каша и чай сладкий с хлебом. Мы, как птицы не бесные выпущенные из клетки, не нарадуемся подышать воздухом и насладиться дорогой свободой.

В 11 час. 30 мин. мы уже спали в своих кроватях, по два человека. Вставали мы половина восьмого утра, и всё шло обычным порядком, работы всегда было много». 650 В данной мастерской не было случаев жестокого отношения к учени цам, не было претензий к питанию: «Стол у нас был сытный, но простой: треска, каша, щи, селёдка, горох, картофель. Чай, и днём кофе с ситным. Это куда было богаче нашего стола у тёти Тани, в мастерской было тепло и светло. Мясо ели три раза в неделю». 651 О хозяйке девочка отзывалась доброжелательно: «Мы ценили её и понимали, что надо работать, лишь бы обеспечить себе кусок хлеба». 652 Как о естественной норме девочка рассказывает об 11-12 часовом рабочем дне и двух местных спальных местах. Это свидетельствует о том, что потребности детей бы ли минимальными, и даже значительную продолжительность рабочего дня они воспринимали как норму.

Но гораздо чаще учеников не обучали мастерству, а использовали в качест ве домашней прислуги. Публицисты описывали условия «обучения» и жизни в Ключева М. И. Указ. соч. С. 171-172.

Там же. С. 171.

Там же. С. 173.

ремесленных мастерских следующим образом: «И вот ребёнок, оторванный от семьи, материнской ласки и забот, закрепощённый в мастерской ремесленника приступает к «науке», оставаясь всё время «на воспитании» у подмастерьев, хо зяйки, кухарки и всех домочадцев, которые так же, как и сам мастер, имеют на ученика неограниченные права и поступают с ним «по своему»… Первые два-три года, а то и четыре, «ученик» исполняет различные поручения подмастерьев, хо зяйки, кухарки и проч., ничего общаго с ремеслом не имеющия: выносит помои, убирает комнаты, няньчит детей, бегает за водкой и различными покупками для подмастерьев и хозяина, чистить для всех платье и обувь и всем старается угодить во всех отношениях… Не угодить – бьют, и бьют, кто и как умеет: хозяин даёт подзатыльники, дерёт за уши, треплет «за чуб», толкает ногами куда попало, а в экстренных случаях – подвергает систематическому истязанию ремнём, верёвкой, палкой и чем случится… Хозяйка даёт тумаки, шлёпает по щекам, дерёт за уши, кричит, ругает и жалуется на «свинтюха» главе дома… Дети хозяина бьют «пар шивца», щиплют, бросают в него камнями и всем, что попадается под руки, а также вечно жалуются на «чертёнка» «папаше» и «мамаше»… Кухарка бьёт «ско тину» веником, лопатой, железными щипцами, ложками, обливает помоями и также кричит и ругается, не стесняясь никакими пределами. Затем идут подмасте рья… Здесь, в мастерской «ученик» для подмастерьев является в полном смысле «козлом отпущения»… Его бьют по голове, по спине, дерут за волосы и уши, тол кают, щиплют, дают зуботычины, подзатыльники и также за «особенные провин ности» подвергают торжественной секуции в «растяжку»… Подмастерья бросают в «ученика» рубанком, колодкой, клещами, напильниками, горячими подковами, ножницами, молотками, даже утюгами, – одним словом тем, что в какой мастер ской попадается под руку…» Подмастерья являлись для ученика непосредст венным начальством, поэтому их власть и влияние на беззащитных детей была значительна. Они служили для учеников не только наставниками и «воспитателя ми», но и примером во всех отношениях, подвергая часто невероятным истязани Радецкий И. М. Мученики тёмного царства. Ответы «на вопросы» о положении ремесленных учеников. СПб.: Изд. М. М. Ледерле и К, 1894. С. 6.

ям своих подопечных, тем не менее, последние при этом следовали за ними умом и сердцем по всем направлениям и часто становились такими же, как и сами истя затели.

В швейной мастерской «закрепощённая 5-летним контрактом девочка с 10 11 летнего возраста вынуждена работать с 6-ти часов утра до 11 часов вечера. И даже с прекращением шитья в 11 часов, на ней ещё лежит обязанность вместе с остальными своими сверстницами убрать, и вымести мастерскую, и только после этого ей дозволено предаться отдохновению тут же, на полу в мастерской». 654 При такой постановке дела всякий, даже самый легкий труд превращался в каторжную работу, и вызывал в детской душе непреодолимую ненависть к ней.

Карельский сказитель П. Н. Уткин вспоминает годы своего ученичества в столице: «Увезли меня в Питер и определили на пять лет мальчиком к сапожнику.

Ну, мне стало жить очень плохо. В четыре часа утра разбудят и до одиннадцати вечера на побегушках». 655 Результатом такого обучения стал побег. Данная ситуа ция была довольно типичной для столицы. И замена полноценного общего и про фессионального образования эксплуатацией детей в конечном итоге приводила не только к низкому уровню грамотности и общеобразовательного уровня, но и к разнообразным формам отклоняющегося поведения в виде бродяжничества, ни щенства, преступности, пьянства и проституции.

На основании примечания к ст. 115 ремесленного устава, «надзор за поло жением учеников в ремесленных заведениях г. Санкт-Петербурга был возложен на попечителей о бедных Императорского Человеколюбивого общества, с тем, чтобы лица сии, о всяком обнаруженном ими случае нарушения мастерами уста новленных законом в отношении содержания учеников правил, доводили до све дения градоначальника для принятия мер ко взысканию с виновных». Ремесленная Управа и попечители «о всяком обнаруженном ими случае на рушения мастерами установленных законом в отношении содержания учеников Козлинина Е. И. Обездоленные дети. Очерки из судебной практики. М., 1894. С.76.


Цит по: Илюха О. П. Школа и детство в карельской... С. 94.

Обнинский П. С. О правовой защите детей // ЖМЮ. 1900. № 1. С.296.

правил, доводили до сведения градоначальника для принятия мер ко взысканию с виновных».657 Но, как правило, наказания носили, формальный характер.

Родители и опекуны «сбывая» детей в мастерские на любых условиях, толь ко бы избавиться от лишнего рта и научить ребёнка какому-нибудь ремеслу в большинстве случаев не решались жаловаться и конфликтовать из боязни ли шиться места или озлобить хозяина и ещё более ухудшить каторжную долю уче ника. Хотя случаи обращения, как в Ремесленную Управу, так и к градоначальни ку имели место.

Согласно поступившим рапортам о нарушении закона о 10-часовом рабочем дне для малолетних были проверены все слесарно-кузнечные мастерские, но ин формация о нарушениях не подтвердилась. На анонимную жалобу от коробочного цеха от 3 сентября 1903 года «о бесконтрольных и неограниченных часах рабоче го дня, так что иногда работают не только 12 или 13 часов, но приходится и все часов в сутки» старосте обойно-волосяного цеха была поручена проверка мастер ских, но в ходе неё никто не жаловался на превышение времени работы. Управа проверила также поданное 9 сентября 1903 года сообщение о работе в бронзовой мастерской Егорова с 6 утра до 8 вечера. После проверки был состав лен протокол по обвинению в преступлении Егорова, и он был препровождён к мировому судье. 5 июня 1904 года СПб градоначальник генерал-лейтенант Фуллон издал «Обязательное Постановление об ответственности хозяев ремесленных заведений и мастерских столицы за несоблюдение правил о рабочем времени в сих заведе ниях», согласно которому содержатели ремонтных мастерских и заведений, ви новные в неисполнении сего постановления, а также в пользовании рабочими вне пределов означенного для них в объявлении Ремесленной управы времени, под лежат ответственности по статье 29 Устава о наказаниях. Обнинский П. С. О правовой защите детей. С. 296.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 31.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 53.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 60.

Градоначальнику, в Ремесленную Управу и в полицию поступали обраще ния от родителей, родственников и самих учеников с жалобами на бесконтроль ное и неограниченное время работы, на плохое обучение, эксплуатацию, жестокое обращение, неудовлетворительное содержание и бытовые условия или даже с просьбой о расторжении контракта, в связи с невыполнением его условий. Далеко не все родители, родственники и ученики, имевшие претензии к мастерам и под мастерьям были грамотными, поэтому для подачи жалобы необходимо было най ти того, кто мог бы её написать, а за это требовалось заплатить. Кроме того уче ник не всегда мог покинуть мастерскую, чтобы отнести жалобу в Управу и одно временно не было гарантии, что она даст результаты и подростку не станет ещё хуже. У многих учеников в семьях тоже были проблемы, поэтому возвращаться туда не хотели или из-за нищеты или из-за девиантного поведения родителей.

Ремесленная Управа не оставляла без внимания ни одной жалобы, ни одно го обращения, включая анонимные письма о жестоком обращении с учениками, хотя нередко принимаемые меры носили формальный характер. Были случаи, ко гда переписка по одному вопросу затягивалась на длительное время, а соответст венно и решение проблем, поднимаемых в них, тянулись долгие месяцы.

Для проверки жалоб в мастерскую направляли старосту цеха или заседателя Ремесленной Управы, которые беседовали с мастером, подмастерьями, ученика ми, дворником. Затем на заседание приглашались и заслушивались все заинтере сованные стороны, представитель докладывал о результатах обследования, и за тем принималось решение. После проверки и рассмотрения, жалобы не всегда на ходили подтверждение.

При этом почти все дети рассказывали о невыносимых условиях работы и быта, о побоях, которые выпадали на их долю в мастерских. В одной из жалоб в Управу говорилось, что хозяин «не даёт сыну, согласно контракта, никакой одеж ды» и поэтому заявительница просила «заставить мастера снабдить её сына при личною одеждой». ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3420. Л. 1.

Василиса Поливина принесла в Управу жалобу на столярного мастера «в том, что у него находится по контракту её родной сын, с которым он жестоко об ращается, нанося ему побои без всякой причины, кроме того не даёт сыну соглас но контракта никакой одежды и поэтому она просит заставить мастера снабдить её сына приличною одеждой и запретить ему жестокое обращение, в противном же случае просит о нарушении контракта» 662. После этого мальчик был препро вождён к мастеру, которому предписано содержать его как следует, а председа тель Управы вынес резолюцию на заявлении, согласно которой в течение месяца следовало провести надлежащее дознание и доложить о результатах.

Имели место случаи, когда мастера не желая платить Ремесленной Управе ежегодный взнос за учеников, не регистрировали контракты с ними. Но при воз никновении конфликтов разбирательства порой доходили до полиции и прокуро ра. Столярный мастер Иван Николаев обвинялся «в держании у себя без видов крестьян Егора Михайлова, Арсения Никитина и Василия Александрова и в про гнании от себя до истечения срока контрактов солдатского сына Калинина и Его ра Егорова». 663 В деле содержится документ, согласно которому «11 октября г. солдатский сын Михайло Калинин, 12 лет и крестьянский сын Егор Егоров, лет, явившись в 12-м часу ночи в Управление 2-го участка Московской части, зая вили, что проживающий по Николаевской улице мастер, у которого они находят ся в учении по контрактам, выгнал их вон из мастерской и не даёт им ночлега;

рассердился же он на них за то, что они требовали, чтобы он дал им тёплую одеж ду, т. к. у него для четырёх учеников имеются для выхода только два ветхих по лушубка и один поношенный армяк». Наказанием для мастера стал штраф, но это не гарантировало, что в дальнейшем его ученики не столкнуться с подобным отношением.

Во главе мастерских стояли обычно грубые, малообразованные люди, кру гозор которых не шёл далее своих корыстных интересов, они весьма мало думали ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3420. Л. 1.

ЦГИА СПб. Ф. 487. Оп. 1. Д. 620. Л. 2.

ЦГИА СПб. Ф. 487. Оп. 1. Д. 620. Л. 3.

о ремесленном образовании учеников, и важнее всего для них было извлечь из питомцев доход и как можно выгоднее использовать детскую рабочую силу. И не случайно вероятно, что 17% малолетних преступников были учениками ремес ленных мастерских. Бытовые условия жизни учеников были неудовлетворительными в большей части мастерских. В фонде Прокурора Петроградского окружного суда содержат ся документы, связанные с разбирательством в 1867 году жалобы двух учеников ремесленной мастерской, которые обратились в Управление 2-го участка Москов ской части, в связи с тем, что столярный мастер, у которого они находились в учении по контрактам «выгнал их вон из мастерской и не даёт им ночлега;

рас сердился же он на них за то, что они требовали, чтобы он дал им тёплую одежду, т. к. у него для четырёх учеников имеются для выхода только два ветхих полу шубка и один поношенный армяк».666 В результате расследования мастера обяза ли приобрести одежду для каждого своего ученика.

В журнале «Вестник Европы» приводился рассказ мальчика о том, что его «кормят в мастерской объедками, остающимися от подмастерьев;

мяса же и ку сочка не съел в течение двух месяцев». 667 На втором съезде русских деятелей по техническому и профессиональному образованию отмечали: «Если и в прежние времена питание учеников было не особенно завидным, то теперь оно стало вдвое хуже… хозяева кормят их в такой степени, лишь бы они не болели от голода и могли работать в мастерской.

Так же неудовлетворительно содержание учеников и в остальных отноше ниях. Бельё, одежда и обувь находится на них в самом дурном виде, который мы можем постоянно наблюдать при появлении ученика на улице, а постелей учени ки почти не имеют вовсе и валяются на голых досках и т. п., подостлав себе под бок какое-нибудь тряпьё, наполненное мириадами насекомых. Для свежего чело века одна проведённая ночь в подобной постели равнялась бы настоящей пытке, а Воропонова М. Защита детей в Санкт-Петербурге // Вестник благотворительности. 1901. № 10. С.77.

ЦГИА СПб. Ф. 487. Оп. 1. Д. 620. Л. 3.

Никитин В. Дети-преступники и их судьба // Вестник Европы. 1874. № 1. С. 390.

ученики имеют в ней единственный отдых во время своего многострадального существования. Прибавьте ещё к этому антисанитарное состояние наших под вальных мастерских, и вы легко составите себе приблизительное понятие о мучи тельных терзаниях самого безотрадного детства и отрочества ремесленных уче ников». Неудовлетворительное содержание учеников и отсутствие отдельных спальных мест приводило даже к заражению учеников инфекционными болезня ми. Об этом свидетельствует прошение в Ремесленную управу от 15-летнего уче ника Михаила Прокофьева: «По воле моего родителя – отца, отдан им я по кон тракту в учение с марта месяца 1863 г. на 4 года к временно С-Петербургского Сапожного Цеха мастеру Василию Иванову Бухареву у которого от спания на од ной постели с подмастерьем (отправленным в больницу), одержимым сифилити ческою болезнью и я заражён с марта месяца сего 1864 года, не смотря на болез ненное моё состояние г. хозяин Бухарев не принял надлежащих мер к пользова нию меня и под разными предлогами с того времени в больницу не отправил ради своих работ, а потому нарушил правила Ремесленных Уставов и контрактного ус ловия с моим родителем-отцом, воле которого я всегда был благопокорливый сын, ныне питая к г. Хозяину не доверие за учинённое им мне увечье, чувствую, что ремесло сапожника мне не доставит обеспечения в будущем как не согласное с моим желанием. По сему прилагаю медицинское свидетельство с копиею, по корнейше прошу сделать зависящее распоряжение об уничтожении контракта, за ключённого не мною, против моего желания – не согласного учиться сапожному ремеслу;

и об освидетельствовании болезненного моего состояния чрез медицин ский физикат;

за увечье какому я по вине моего хозяина подвергнут, в случае не излечения меня от заражённой болезни подвергнуть законной ответственности и самое лечение произвести за его счёт. Октября 6 дня 1864 года». 2-ой съезд русских деятелей по техническому и профессиональному образованию в России 1895–96. XIV секция – ремесленного ученичества в мастерских. СПб. : «Владимирская» Паро вая типо-лит. Мордуховского, 1898. С. 72–73.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3335. Л. 124.

В деле имеется также свидетельство с сургучной печатью и подписью штаблекаря от 4 октября 1864 года: «Михаил Прокофьев, 15 лет с 23 марта и по настоящее время одержим худосочною болезнью сыпью венерического свойст ва… требующая надлежащего употребления медицинских средств;

Каковая бо лезнь при расслабленном состоянии тела лишает его возможности выходить из квартиры». 670 В архивном деле отсутствуют документы о дальнейшей судьбе мальчика, которая вызывает не только жалость и сочувствие, но и возмущение всей системой ремесленного ученичества, в которой были возможны такие факты, являвшиеся отнюдь не единичными. Но усилий государства, общественных и бла готворительных организаций было не достаточно для их преодоления.

В рапорте старосты портного цеха в Ремесленную управу по расследованию жалобы матери ученика на мастера говорится, о результатах осмотра «постельных принадлежностей, – таковых ни у одного ученика не имеется, а спят они кое-как на верстаках».671 По информации главного инспектора малолетних рабочих, «не удовлетворительность санитарной обстановки наносила сильный ущерб здоровью работающих детей и препятствовала малолетним получать сообразное с их воз растом образование». Согласно данным комиссии по надзору за положением малолетних работ ников и работниц в торгово-промышленных и ремесленных заведениях Санкт Петербурга, созданной в 1896 г., «в большинстве мастерских пища малолетних частью недостаточна, а частью неудовлетворительна по качеству. Для ночлега редко где можно встретить надлежащие приспособления;

есть целый ряд ремес ленных заведений, где дети спят прямо на верстаках или на полу в том же поме щении, в котором в течение дня производится работа. Всюду мало и воздуха и света. Дети посылаются на далекие расстояния с непосильной ношей в холод и слякоть, в плохой одежде и обуви». ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3335. Л. 125.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3375. Л. 43.

Там же. Д. 5013. Л. 2.

Труды I Всероссийского съезда по борьбе с торгом женщин. С.105.

14 марта 1897 года, на «Совещательном при СПб градоначальнике присут ствии», рассматривался вопрос «относительно допущения жилья учеников в мас терских». Мнения старост ремесленных цехов не совпадали. Мастера столярного цеха написали прошение в Ремесленную управу с просьбой «о ходатайстве перед градоначальником разрешить ночевать ученикам и подмастерьям в помещении мастерской». 674 Аналогичного мнения придерживались и живописно-малярный, обойно-волосяной, кожевенно-сапожный, серебряный, слесарно-кузнечный цеха, а «староста кондитерско-булочного цеха заявил, что «невозможно допустить ноч лег рабочих кондитерско-булочного цеха, потому что там производится приго товление съестных припасов».675 При этом уже сам факт совмещения проживания и производства свидетельствовал об отсутствии полноценных бытовых условий и о стремлении мастеров сэкономить средства на учениках и подмастерьях.

Ученики Пётр Андреев, Алексей Анюхин и Иван Петров, в прошении воен ному губернатору в августе 1865 года жаловались на дурное содержание и обра щение с ними слесарных дел мастера Гринберга, у которого они находились в обучении. В результате мастер дал подписку в Управление Петербургского Воен ного Генерал-губернатора в том, что «я своих учеников кормить буду хорошо, и завиду для них кровать и отвиду другие помещения, в случае выше означенное, я не исполню, то поступить со мною по закону». В прошении в Ремесленную Управу Февроньи Забабуриной говорилось, что башмачный мастер «обязался содержать меня, как упомянуто в контракте, т. е.

обедать и кормить прилично. Но обязательств своих Иогансон не исполнял: пла тья нам решительно никакого не выдавал;

пищу получали самого дурного качест ва. Кроме того, он Иогансон дозволяет своей кухарке ругаться над нами самыми неприличными словами». 677 Но и после окончания контракта девочка вынуждена была оставаться у него жить, «по 3 р. 50 коп. серебром в месяц не имея ничего, во что бы я могла одеться, среди зимы и сильного мороза, куда бы я могла идти, – я ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5276. Л. 2.

Там же. Л. 1.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3444. Л. 1.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3335. Л. 21.

согласилась, но тут опять стали повторяться те же сцены: голод, страдание и брань безнравственной женщины его кухарки, которая поносила меня самыми безстыдными словами».

В ответ на жалобы хозяева писали подписки в Управу с обязательствами по отношению к ученикам: «1. Пищу готовить в пропорциональном размере дома, а не выдавать им на руки деньгами;

2. Одевать в должном порядке;

3. В баню от пускать под присмотром подмастерья еженедельно по субботам после рабочих часов и держать их в чистоте и опрятности;

4. Иметь отдельное для спанья поме щение с надлежащим количеством кроватей и постельными принадлежностями;

6. В воскресные и праздничные дни учеников православного вероисповедания ос вобождать от всяких работ и не препятствовать ими обрядов православной церк ви». Столярный мастер в объяснении в Управу писал: «Фёдоров жаловался в Полицию… будто бы я его не одеваю;

между тем, кроме нижней одежды, куплена была ему шуба, которой в настоящее время у него нет, и где она находится, не знаю, а к пасхе куплены ему блуза и ситцевая рубаха». 679 Но в результате обсле дования было выяснено, что условия жизни в мастерской не отвечали санитарным требованиям, т. к. мастер хоть и заявлял в прошении, что мальчик ни в чём не ну ждается, тем не менее, обязался «ученика Тихона Федорова снабдить тюфяком, сапогами и брюками». В прошении полковника Левицкого в Ремесленную Управу от 30 марта года содержится жалоба на мастера портного цеха Фёдорова, который «не имел права вопреки законам, постановленным дурно обращаться с вверенною ему для обучения девицы Екатерины, но допустил своему подмастерью нанести ей побои от нанесённых ей жестоких побоев в следствие которых Екатерина Ильина забо лела, и ныне помещена для излечения в Мариинской больнице, заключённое с Федоровым условие должно быть нарушено, а сам Федоров за послабление к ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 5269. Л. 76.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3339. Л. 162 об.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3339. Л. 171.

подмастерью за нанесение побоев подвергается законом взысканию. Доверен ность, выданная мне матерью Анисьей Ильиной для малолетней девицы Екатери ны Ильиной находится у портного Федорова.

Посему представляя при сём медицинское свидетельство о жестоком обра щении Фёдорова и в каком положении находится малолетняя девица Екатерина Ильина». 681 Заявитель просил «заключённый с ним контракт признать не действи тельным, и взыскать с него, Фёдорова, выданные мною по условию 10 рублей се ребром, которые и возвратить мне, а за нанесённые ей побои, также обиды и жес токое обращение, удовлетворить девицу Екатерину Ильину по законам с виновна го». 682 Заседатель Назаров в рапорте в Ремесленную Управу указал: «В следствие данного мне поручения об узнании на месте действительно ли была прибита уче ница Ильина, находящаяся в учении у портного Федорова, на сие имею честь до нести, сам Фёдоров объяснил мне, что он никогда не наказывал учениц, а что оз наченную девочку без дозволения подмастерья его Марка Федорова за грубость и дерзость. Он с ней поссорившись ударил ее два раза. А в то время хозяина не бы ло в мастерской, что он сознает и собственноручно подписался». 683 В результате разбирательства, хотя мастер не был непосредственно виновен в избиении девоч ки, вернул 10 рублей заявителю и контракт был расторгнут.

Иногда ученики подавали жалобы полицейским приставам. В одной из них в Литейную часть говорится: «Зовут меня Василий Устинов сын Устинов кресть янский мальчик СПб губернии Гдовского уезда дер. Кислина, от роду мне 14 лет веры православной, у исповеди и причастия каждую неделю бываю. Отдан я в учение к сапожному мастеру Козловскому, проживающему в Литейной части, квартала, по Моховой в д. № 16 матерью по условию около года, а как хозяин Козловский обращается со мною жестоко, не одевает и вместо учения заставляет меня разные тяжёлые чёрные работы делать, то я вынужден обратиться с жалобой ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3339. Л. 117-117 об.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3339. Л. 120.

ЦГИА СПб. Ф. 223. Оп. 1. Д. 3339. Л. 118.

в полицию, чтобы наказать по справедливости. В том и подписуюсь, крестьянский мальчик Василий Устинов». В результате разбирательства староста Кожевенно-сапожного цеха в рапор те в Ремесленную Управу сообщил, что «подмастерья не подтверждают жалобу ученика. Ученик в данный момент находится в отлучке у дяди, и мастер просит вернуть ему ученика». Дядя мальчика Гаврила Алексеев 13 октября 1865 года также обратился к Приставу Исполнительных дел Литейной части: «Сестрой моей родной деревни Кислина же Дарьей Алексеевой отдан был сын ея Василий Устинов по контракту в ученье сапожному мастерству к ремесленнику Ивану Иванову Козловскому, живущему Литейной части, 1 квартала, в Моховой улице, в доме Графа Ланзорф, но мать его в декабре 1864 года померла;



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.