авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

«С. Соловейчик Педагогика для всех. Содержание Предисловие Книга I. Человек для человека Глава I. Цели воспитания Глава II. Условия воспитания ...»

-- [ Страница 11 ] --

Нельзя все знать о детях! Когда рассказывают, что мальчика в школе обижают, я всегда думаю: "А что же это за мальчик, если он рассказывает об этом маме? Почему он маму свою не жалеет?" Это может показаться спорным, может и жестокостью показаться, но - поменьше пыла! Есть конфликты, в которых сотрудничество как раз и не нужно.

Общее правило состоит в следующем: мы как можно больше помогаем сыну, дочери в их внутренних делах - во всем, где мы можем придать им сил;

мы не торопимся помогать им в их столкновениях с миром, полагаясь на их силы и стараясь, чтобы они не привыкали жаловаться и надеяться на помощь родителей, затруднять их. Все то же самое - не затрудняй!

Парень идет служить в армию, иногда ему бывает очень тяжело там, но родителям он об этом не напишет - бережет их.

Лучшие люди, каких я видел, даже в болезни не пожалуются, они всегда говорят: "Уже лучше". Плохо было вчера, и только вчера, а сегодня лучше, сегодня всегда лучше. Такие люди и умирая заботятся лишь о том, чтобы не доставить хлопот другому.

Первое правило сотрудничества парадоксальным образом звучит так: не затрудняй!

Вот что такое сотрудничество: не говори ребенку "ты - неряха";

всякий недостаток ребенка наш общий недостаток, наше совместное упущение в той работе, которую мы вместе ведем в воспитании культурных навыков. Подумаем вместе, как тебе стать аккуратным. У нас одна цель - твое развитие, твоя воспитанность.

Об этом можно не говорить ребенку, но это нужно держать в уме. Все, что мы можем сделать с ребенком, мы можем сделать только вместе с ребенком, вовлекая его в решение задачи. И ничего нельзя сделать помимо него!

Культурная программа нашего сотрудничества с детьми в общем-то не так уж и велика.

Первоначальные навыки культурного поведения несложны: говори "пожалуйста, спасибо, здравствуйте, до свидания", умей извиниться, содержи себя в чистоте, аккуратно ешь, не прерывай другого в разговоре, уступай место и дорогу старшим и девочкам, не привлекай к себе внимание громким разговором в общественных местах... Трудность освоения этой простой программы в том, что она почти целиком состоит из всевозможных "не": не забудь сказать "спасибо", не клацай вилкой, не садись за стол с грязными руками, не толкайся, не прерывай, не шуми... А запрет - не лучший способ воспитания и вовсе не годится для сотрудничества. Наложив запрет, я должен следить за его соблюдением, я становлюсь контролером, я вынужден постоянно поправлять и делать замечания, причем ребенок не может отвечать тем же. Я не допускаю, чтобы он мне делал замечания. Но всякое воспитательное действие, которое разрешено только одной стороне, для воспитания плохо. Я не могу шлепать ребенка хотя бы потому, что нельзя, чтобы он шлепал меня. Не могу острить в адрес ребенка, если не допускаю, чтобы он острил в мой адрес. Не стану поправлять ребенка, если не хочу, чтобы он поправлял меня.

Папа с сыном-первоклассником подходят к дому, папа предупреждает: "Не будем звонить, мама больна. Откроем дверь ключом".

Прекрасный урок. Но отец опоздал, сын по привычке нажал кнопку. И тогда: "Я кому сказал? Паразит!" По расстроенному пианино можно, конечно, ударить кулаком, но ни один инструмент в мире не начал от этого удара звучать чище. Мы должны не столько учить вежливости, сколько воспитывать сердечный слух, чувство человека, и тогда ребенок легко овладеет правилами поведения. Он не просто будет вести себя культурно, поведение будет отражать внутреннюю его культуру, будет следствием развитого сердечного слуха. Но мы не всегда понимаем, что вежливость и сердечный слух - явления, совершенно разные по своей природе, они приходят к человеку по-разному. Внешняя культура, вежливость - это набор навыков, привычек поведения. Сердечный слух - психическая способность. Но то, что полезно для образования привычки, порой вредно для развития способности.

Пришла тетя, принесла конфеты: "Что надо сказать? Скажи тете спасибо".

Мы сконфузили ребенка, и еще хуже, если не сконфузили: значит, он и не знает, что такое смущение. Вежливости учим, а сердечный слух забиваем. Привычка к вежливым формам в языке усугубляется, а сердечный слух притупляется. Сто таких упражнений - и от драгоценного свойства слышать сердцем другого ничего не остается.

Правила вежливости рассчитаны на проявление положенных чувств, даже если чувств в действительности нет. Как часто приходится говорить "спасибо" и тогда, когда мы не чувствуем особой благодарности. Это все необходимо в обществе. Но преждевременно обучая ребенка высказывать словами чувства, которых он не испытывает, мы можем испортить его сердечный слух. Сказал "спасибо" - и незачем теперь выражать благодарность улыбкой, и нет никакой благодарности за подарок! Квиты.

Лучше действовать так: "Сейчас придет тетя в гости, она нам скажет "здравствуйте", и мы с тобой не забудем, я скажу, и ты скажешь..."

Но забыл, не сказал - что ж, в следующий раз повторим урок, не делая замечаний. Не торопиться, не щеголять выучкой своего ребенка: посмотрите, какой он у меня вежливый, как хорошо я его воспитываю. Мы не в цирке, мы не дрессированных собачек показываем, мы вообще не показываем своего ребенка, не демонстрируем его.

Маленький мальчик вмешался в разговор взрослых - обнимем его, прижмем к себе, палец ко рту - "тихонько!". Потом наедине скажем: "Нам с тобой надо учиться не прерывать разговора взрослых". И в троллейбус садясь: "Будем тихо разговаривать, хорошо? Чтобы нас никто, никто не слышал". Мама без упрека вытирает за ребенком, когда он вошел в комнату и наследил: "Ой, смотри, грязь какая". Сын будто и не обратил внимания на это. Но нет, что-то там, в голове, сработало, и постепенно он приучается вытирать ноги, даже быстрее, чем если бы на него каждый раз кричали: "Вытирай ноги, сколько раз тебе говорить!" Кричать можно всю жизнь, и всю жизнь без толку.

Девятиклассник, отнюдь не отличающийся стремлением к чистоте и порядку (все в его комнате разбросано), с восторгом рассказывает о новом классном руководителе: "У него аллергия к грязи! Он прямо бледнеет, когда грязь в классе увидит! У нас теперь так чисто!" Никогда не знаешь, что именно вызовет восторг подростка. Любит учителя - так все в нем нравится. Если у нас аллергия к грязи, она передастся детям;

нет ее - никакими силами не вызовешь эту добронравную болезнь, и нечего стараться, и нечего воевать с детьми.

Обучение вежливости и аккуратности так похоже на воспитание! Но, обучая вежливости, мы обычно тратим не душу, а нервы;

мы не вглядываемся в ребенка, а раздражаемся;

мы не говорим с ним, а напоминаем ему;

мы не переживаем с ним чье-то несчастье, а наказываем.

Вежливость продавца с покупателем можно заметно повысить беседой, выговором и особенно премиальными. Но сердечный слух подобным воздействиям не поддается. Это слух не на слово, а на состояние другого человека. А мы с первых лет исключаем понятие "другого" из семейного обихода. Когда малыш тянется к горячему чайнику, мы говорим:

нельзя - будет больно;

или: нельзя - разобьешься, нельзя - упадешь. Самые первые моральные понятия связываются с вредом себе: нельзя, потому что тебе будет больно. А ведь истинное "нельзя" - потому что больно другому.

Воспитание сердечного слуха требует нравственной тишины, и нельзя внешнюю культуру воспитывать методами, подавляющими культуру внутреннюю.

Ничто, пожалуй, не возмущает нас так сильно, как человек вежливый, но бессердечный.

Вежливость - признак воспитания, бессердечность - признак невоспитанности. Противоречие между вежливостью и бессердечием мы и воспринимаем как обман. Будем вежливыми с детьми, будем оберегать их сердечный слух!

Когда жалуются на сына, я спрашиваю:

- Представьте себе, что ваша семья смотрит телевизор. А сыну надо пройти, на мгновение загородив экран. Как он пройдет: быстро? пригнувшись? испытывая смущение? или спокойно, не торопясь?

Тут и ответ о сегодняшних результатах воспитания. Если поторопится - с мальчиком все в порядке, и теперь главное - не замучить его воспитанием и тревогами: "Что из него вырастет?" Все правила вежливости постараемся преподносить детям не как требования этикета, а как необходимость не затруднять людей. Добивайся своей цели за свой счет. Все, что можно делать самому, - делай сам, никого не затрудняй, а если уж затрудняешь, то проси об одолжении. Ни с кого нельзя требовать - никто в этой жизни, включая родных, ничего мне не должен и ничем не обязан. Я обязан людям, мне в радость оказать услугу, я могу просить о помощи, но мне никто ничем не обязан. Не трогай человека, не принуждай, не вынуждай, не вмешивайся в его жизнь, не вторгайся в его душу, не добивайся верха над ним. Люди типа "мой верх" - самые отвратительные люди на свете. Помни правила деликатности.

Не затрудняй людей - не добавляй им забот без крайней нужды.

Не затрудняй людей - не будь угрюм.

Не затрудняй людей, не старайся выглядеть несчастным и нуждающимся в помощи.

Не затрудняй людей - проси о помощи только того, кто может и хочет тебе помочь, и не проси о помощи без конца.

Не затрудняй людей, не ставь их в неловкое положение, а если почему-либо чувствуешь свое превосходство над человеком, то тем более уступай ему.

Не затрудняй людей - если жалуешься кому-нибудь на свои беды, а человек тебя утешает, будь благодарным ему и не отводи его утешения как ничего не стоящие.

Не затрудняй людей ничем, ни силой своей, ни слабостью.

Как научить ребенка этим правилам? Бесконечными повторениями? Нет, соблюдением их в общении с детьми.

Маленькая педагогическая задача. Мама, укладывая десятилетнюю девочку спать, всегда читает ей несколько страничек из книжки. Так заведено, и девочка целый день ждет этой минуты. Но вот однажды, в то самое время, когда укладывались спать, к маме ненадолго зашла подруга. Мама сказала девочке: "Сегодня читать не будем, на кухне тетя Наташа ждет меня". У дочки на глазах слезы...

Что делать? Рассердиться на девочку за ее нечуткость, за то, что она не хочет уступить?

Сказать ей, что она грубый и бессердечный человек, поссориться с ней?

Вообще-то говоря, у мамы есть на это право;

хорошо воспитанная девочка уступила бы, ведь ей не четыре года - десять лет. Но надо воспитывать совестливость, а не считаться с правами.

Да если и с правами: у девочки есть эти пятнадцать минут маминого внимания, так заведено.

Мама сказала: "Конечно, неловко получается, тетя Наташа ждет, но я обещала тебе... Давай читать". Стали читать;

не прошло и пяти минут, как девочка прервала маму: "Там тетя Наташа ждет". Маленькая битва выиграна. А могла бы девочка и не остановить маму - что ж, все равно она получила бы урок порядочности. Постепенно, через год, два или через пять лет, девочка научится уступать, видя, как это делает мама. А еще важнее, что мама вовсе и не уступила. Если бы она сказала: "Сегодня не будем читать", а девочка пустилась бы в слезы, закатила истерику и мама, браня ее и сердясь, взяла бы книжку, - это было бы неправильно.

Но мама сама стала читать, сама проявила деликатность, а не уступила девочке под давлением. Это важный оттенок отношений. Хорошее правило: не дожидаться, пока ребенок начнет требовать.

Мы учим детей общаться, сотрудничать, а не подчинять себе других.

Глава III. ВОСПИТАНИЕ СОТВОРЧЕСТВОМ Соподчинение, сообщничество, сотрудничество... Но есть и более высокий тип отношений между людьми, между родителями и детьми - сотворчество. Счастливейшее состояние духа!

В сотворчестве человек испытывает такой же подъем, что и художник. Мы не всегда вольны выбирать тип отношений с детьми, но пусть общение перерастает в сотрудничество, а сотрудничество - в сотворчество.

Мир - правда и творчество, сотворение правды, претворение правды в справедливость.

Правда и творчество - это ведь то же, что совесть и любовь.

Любовь и совесть правят миром, любовь и совесть проявляются в творчестве и правде.

Есть детские коллективы в стране, где растят по системе коллективного творческого воспитания, разработанной ленинградским педагогом профессором И.П.Ивановым.

Результаты поразительные. В совместном творчестве между детьми и взрослыми само собою устанавливается подлинное равенство, идет духовное общение. Но можно ли такие отношения установить в семье, где практически нет коллектива?

Не знаю.

В решающий момент я вынужден сказать: не знаю, не видал.

Как я развиваюсь вместе с сыном? Где, в чем хоть малый элемент совместного созидания?

Если я помогу рисующему мальчику, то я просто подскажу ему. А в чем совместное наше напряжение духа?

Но все же прикинем, представим себе какие-то практические действия в семейном сотворчестве. Выберем, в качестве первого шага, область любознательности, область воображения, область эстетики.

Вспомним, что любознательность - ядро всех познавательных способностей ребенка. От нее зависит и память, и творческая сила. От нее же зависит и интерес к людям.

Любознательность - крючья, выставляемые в мир. Чем больше крючьев, тем больше и улов, тем богаче человек. С любознательным ребенком интереснее, его все любят. Поэтому, пересиливая себя, будем хвалить ребенка за всякий интерес, за всякий вопрос, за всякую попытку исследовать мир, даже если это исследование дорого нам обходится.

Ребенок в возрасте "почемучки" задает в день чуть ли сотни вопросов (кто-то насчитал более четырехсот). Многие из них малоценны: пятилетний просто хочет привлечь внимание.

Вопросы тоже могут быть механическими, так что наше раздражение понятно и простительно. Надоедает. Но будем на страже, не пропустим среди пустяковых вопросов ценный. Тут нужно определенное напряжение, внимание.

Вот фразы, которые стоит почаще произносить в присутствии детей: "Как интересно! А я и не знал, что... Оказывается, что..." Если у нас родились дети, мы должны развивать свой интерес к миру.

Но будем бояться нового порока - "кроссвордных знаний", "кроссвордной любознательности". Люди, ничего не зная глубоко, с изумительной ловкостью, в считанные минуты решают самые сложные кроссворды, и им кажется, будто они все знают.

Каким бы малоценным, с нашей точки зрения, занятием ни увлеклись сын или дочь, заметим, что все-таки увлеклись, все-таки хоть что-то они стремятся знать. Заставим и себя оценить это увлечение, вложить в него частицу души. Гораздо хуже, когда приходится вздыхать:

"Моего ничего не интересует..."

Но и эту фразу оставим при себе, никогда не будем корить ребенка за нелюбознательность это опасно. Наоборот, постараемся внушить ему, что его все интересует, будем без конца удивляться его острому глазу, быстрому уму, тогда, быть может, нам и вправду удастся раскачать тяжелый маховик нелюбознательности.

Если десятилетний за все хватается и все бросает, он ищет свой интерес, ищет такое дело, которое у него пойдет;

не будем корить его, сдержимся, постараемся быть терпеливыми педагогами. Конечно, мальчик, который разбрасывается, отстанет от тех, кто занимается одним видом спорта или в одном техническом кружке с шести лет;

но мы же не чемпиона растим.

Особенно трудно подростку. Куда бы ни пришел - всюду новичок, всюду отстал от сверстников. Поэтому, если есть возможность, постараемся пристроить сына или дочь к какому-то занятию до десяти-одиннадцати лет;

а подростка оставим в покое. Переждем!

Нам часто будет казаться: если ребенка не интересует то, что интересует нас, значит, его ничего не интересует. Опасное заблуждение. Интересы ребенка могут сильно отличаться от наших, и мы должны потрудиться душой, чтобы признать их.

Так хочется посмотреть на занятия и интересы ребенка с точки зрения будущей профессии.

Один отец сломал голубятню, сказав сыну: "Голуби тебя не прокормят". Это верно, не прокормят;

но мы не можем знать, какие ценнейшие качества личности развивает самое малоценное занятие.

Сознательно увлечь ребенка очень трудно. Прикинем, кого мы можем привлечь на помощь кого из родных, знакомых, нельзя ли хоть на время отдать ребенка в чужие люди, отослать в гости, чтобы там с ним ходили на рыбалку, на охоту, отдать в помощники и подмастерья вдруг он где-нибудь встретит свой интерес?

Не стоит торопить ребенка с выбором профессии. Когда же время выбора подойдет, не позволим чужим людям приставать к сыну с вопросами: "Ты кем хочешь стать?" Мы и представить себе не можем, как мы все надоедаем детям! О будущей профессии разговариваем так же осторожно, как о первой любви: это интимнейшее дело.


А интерес к людям? А воображение? Почаще будем разговаривать с детьми о людях - об их судьбах, делах и поступках, и, разумеется, только доброжелательно, с удивлением, состраданием, любованием. Оказывается, это и нам трудно - вот тут-то и приходится переделывать, творить нового себя. Каждый встречный человек должен интересовать нас и нашего ребенка. Вместе отыщем, что можно хорошего сказать о нем.

Особенно стараемся обращать свое внимание и привлекать внимание детей к людям малозаметным, "маленьким". Приучимся жить в ожидании чуда - чуда встречи с необыкновенным человеком в любом обличье, будем ждать чуда вместе с детьми.

"У всех можно чему-нибудь научиться!" - так говорим мы детям. Нет человека ниже меня, у каждого можно чему-нибудь научиться, каждый человек - мой учитель. Но и мне, старшему, трудно поверить в это, трудно привыкнуть. Нужно сотворчество с детьми.

Любознательность толкает меня к человеку, воображение помогает понять его. Каждый человек - другой, не такой, как я;

тем больше нужно воображения, чтобы почувствовать его душу. Почаще будем говорить детям: "Давай поставим себя на его место..." - но не тогда, когда мы упрекаем детей. Представим себе состояние другого человека, чтобы вместе простить его.

Дети все умеют! Я не умею скакать на лошади, а трехлетний сын - умеет. Он скачет на палке.

Побоимся отвлечь детей, когда они скачут, торгуют в магазине, воюют, тушат пожар, лечат.

Попробуем вступить в игру или хотя бы пройти мимо ребенка, не встретившись с ним взглядом. Кто-то рассказывает в воспоминаниях о своем детстве: он играет в лавку, мимо проходит мама и целует мальчика. "Ну, мама, - говорит он недовольно, - ну разве когда ты входишь в лавку, ты целуешь лавочника?" Не целуйте лавочников, не мешайте пожарникам тушить пожар и не отнимайте у ребенка стул, если этот стул - паровоз.

Люди не равны между собой, а дети равны всем людям. Я - это только я, а он, маленький, он король, он и принц, он космонавт, он индеец, он папа. Если в мою комнату вошел король, то я обращусь к нему не иначе как "Ваше величество!".

В семье Ульяновых был порядок: все должны были вовремя приходить к столу.

Уважительной причиной для опозданий считалось лишь одно: зачитался или заигрался.

Заигрался! А в иных семьях мальчика или девочку еще бы и наказали: "Тебе бы все играть и играть..." Или: "Не наиграешься..."

Сухомлинский говорил: в сказках о том, что на Солнце живут два кузнеца и потому оно раскаленное, для ребенка больше правды, чем в сведениях о физическом строении светила. В сказке, в поэзии больше правды, чем в истине. Никогда не станем разоблачать детские выдумки и фантазии. Если хотите, то ведь и будущий заработок сына зависит от того, насколько он умеет фантазировать, потому что на каждой стоящей работе требуется воображение. Постараемся укрепить тот вид фантазии, который сильнее у ребенка, не слишком стремясь к гармоническому развитию. Упор на то, что есть у ребенка, а не на то, чего у него нет.

Когда нам кажется, будто у нашего ребенка совершенно нет воображения, это обычно означает, что у него нет того воображения, которое свойственно нам. У него оно какое-то другое, и надо терпеливо искать его, чтобы развить.

Стоит помнить, что школьная программа относительно условна, она связана традицией и недостатком учебного времени. Почему в ней есть литература, а нет истории музыки? Разве музыка менее значительна, чем литература? Почему нет в школе геологии? Бухгалтерии?

Истории кино? Философии? Но ограниченность школьной программы, вполне оправданная, не должна стать ограниченностью детей. Не стоит думать, будто интересы, связанные с программой (и приносящие отметки), важнее непрограммных интересов. У них одинаковая ценность.

Почаще играем с детьми воображаемыми предметами. Мы вдвоем месим тесто на столе, раскатываем его, мажем повидлом, ставим в духовку, вынимаем, режем на части, едим и хвалим!

"Вкусно!" А в руках - ничего. Мальчик ползет на четвереньках и мяукает, он кошка.

Прекрасно. Что у меня в кулаке? Мышка. Мышка для кошки. Выпускаю - лови!

"Хочу все знать" - это замечательно. Но еще дороже - "хочу представлять", "хочу придумать". Знания ребенок получает в школе, в книгах, с телеэкрана. Но кто, кроме нас, толкает его к мечте и фантазии?

Рассказываем детям сказки. Дети очень любят сказки, придуманные на их глазах, с паузами, затруднениями, с выбором: что делать герою? Маленький не только ждет, он и напрягает фантазию. К тому же дети очень гордятся тем, что их папа или мама сами сочиняют сказки.

А сочинять их легко, стоит один раз попробовать и дать себе волю фантазировать. Не вспоминать, а фантазировать.

Один мальчик, когда ему говорили, что он врунишка, отвечал: "Я не вру, я фантазирую!" Отличать ложь от фантазии не всегда легко. Если нам говорят, что окно разбил ветер, колдун, незнакомец в черной шляпе - это одно;

если говорят, что окно разбил соседский мальчик Женя - это другое...

Прекрасно, когда мальчик выучил уроки и получил "пять". А не выучил уроки, но получил "пять"? Ловкач или молодец? Не будем торопиться с осуждением. Выучить все уроки можно лишь в школе;

в жизни все уроки не выучишь;

в жизни чаще всего приходится исхитряться.

Если ребенок привыкнет отвечать лишь тогда, когда он знает урок назубок, - он пропал. "А ты сообрази", - говорим мы сыну вместо нравоучительного: "Надо было делать уроки!" Конечно, надо было. Но надо быть и находчивым, надо быть и творческим человеком!



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.