авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Оглавление Советский Спиноза: вера в поисках разумения, А. Майданский............................................................ 1 ...»

-- [ Страница 2 ] --

5 См. «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу». — «Поиск». 12.08.2011. N 31-32.

6 См. С. Глазьев. Как оседлать волну. — «Независимая газета». 03.02.2012.

(4) См. А. Шурубович. Постсоветские региональные объединения:

достижения, проблемы, перспективы. — www.analyticsmz.ru/?cat= (5) См. «Содружество Независимых Государств в 2009 году. Статистический ежегодник». М., 2010. С. 101.

(6) См.: «10 лет Содружеству Независимых Государств: иллюзии, разочарования, надежды». М., 2001. С. 6;

«БИКИ». 25.02.2010. С. 2.

7 См. «Россия в 2010 году: российские трансформации в контексте мирового развития». М., 2010. С. 85.

8 Несмотря на оптимизм заявления П. В. Данилина о том, что наша страна «входит в десятку мировых лидеров по финансированию НИОКР» (П. В.

Данилин. Политика Медведева в цифрах и фактах. - «Независимая газета».

14.10.2011), в этом списке Россия занимает последнее место с огромным отрывом от остальных входящих в него государств. Если в 2011-м расходы на НИОКР в США составили (в миллиардах долларов) 382,6, в Китае — 153,7, а в Японии — 144,1, то в России — лишь 23,1, то есть в 17 раз меньше, чем в США, почти в 7 раз меньше, чем в Китае и в 6 раз меньше, чем в Японии.

9 См.: «Доклад о развитии человека. 2010. ПРООН. "Реальное богатство народов: пути к развитию человека". 20-е, юбилейное изд. М., 2010. С.

202—203;

«International Human Development Indicators — UNDP». — www.hdrstats.undp.org/ 10 «Новая газета». 18.04.2011.

11 См. Д. Б. Дондурей. Культура и инновации: неосознанный потенциал. — «НГ-Сценарии». 24.04.2012.

12 «Независимая газета». 27.04.2011.

13 См. А. Олейник. Власть и рынок: система социально-экономического господства в России «нулевых» годов. М., 2011.

14 Для сравнения: в США из федерального бюджета покрывается процентов финансирования НИОКР, остальное — из частных источников (корпорации, страховые компании, пенсионные фонды).

15 См. «Выступление Д. Медведева на совещании по вопросам модернизации и технологического развития экономики 15 мая 2009 года».

— www.kremlin.ru/text/appurs/2009/05/216352.shtml 16 Выступая в апреле 2011 года с отчетом правительства в Госдуме, В.

Путин утверждал, что в 2009—2010 годах в РФ появилось 600 тысяч новых малых и средних компаний и индивидуальных производителей. Но известно, что только в 2010 году количество прекративших деятельность коммерческих организаций составило 45 процентов от общего числа зарегистрированных, а количество индивидуальных предпринимателей и фермеров, которые свернули свою деятельность, впервые превысило число зарегистрированных лиц этой категории. Рост доли ушедших с рынка растет из года в год (см. «Новая газета». 01.07.2011.).

17 См. обращение в газете «Ведомости» к депутатам Государственной Думы (www.vedomosti/ru/).

18 См. И. Дежина. Нужен ли России малый инновационный бизнес? — «Человек и труд». 2005. N 3 (см. www.chelt.rn/2005/3-05/dezgma 3 05.html).

19 См. «Российский статистический ежегодник 2011. Статистический сборник». М., 2011. Табл. 12.1. С. 346.

20 См. «2007 Economic Census. Comparative Statistics for United States».

Summary. — www.factfinder. census.gov/ 21 См. «Российский статистический ежегодник 2011». Табл. 21.27. С. 559.

22 В Китае уже в конце прошлого века было более 120 технопарков.

23 См. «НГ-Наука». 08.06.2011. В Китае за период с 1995-го по 2005 год количество ежегодно подаваемых заявок на изобретения увеличилось в пять раз, в Японии подается в год около 400 тысяч заявок (см. там же). По количеству патентов в год на 1 миллион жителей Россия отстает от Японии в 18 раз, от Южной Кореи — в 14 раз (см. «НГ-Наука». 25.01.2012).

24 См. «НГ-Наука». 14.04.2010.

25 См. «Российский статистический ежегодник С. 46.

26 М. Делягин. Неравенство доходов становится злокачественным. — «Независимая газета». 01.11.2010.

27 См. В. Путин. О наших экономических задачах. — «Ведомости».

30.01.2012 (www.Putin2012.ru/events/149).

28 См. Э. С. Набиуллина. О приоритетах долгосрочного экономического развития. Выступление в Высшей школе экономики 3 апреля 2012 года.

www.economy.gov/ru/minec/press/news/ doc20120403_ Новый мировой класс - вызов для человечества, В. Якунин 30.06. Владимир Якунин Свободная мысль Москва 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, "5-6" ЯКУНИН Владимир Иванович — доктор политических наук.

В современном бурно меняющемся мире вновь обостряется вопрос о взаимоотношениях государства и общества, о качестве и пределах государственного управления. Сторонники неолиберального подхода, по сути, заявляют, что современное развитое государство уже давно ограничено в своих функциях, присущих исторически сформировавшемуся национальному государству, поскольку гражданское общество с его многочисленными общественными «союзами» и организациями саморегулирования, с развитой «демократией» и свободой личности не нуждается в архаичной государственной опеке. В то же время сторонники «сильной государственной власти», исходя из своего эмпирического опыта, особенно в странах развивающихся демократий, вполне резонно указывают, что резкое сужение функционала государственного управления в условиях отсутствия реальных демократических институтов ведет к росту социальных и экономических дисбалансов, напряженности и способно привести к самым крайним проявлениям нестабильности.

Как и большинство других экспертов, работающих в реальном секторе экономики, автора волнует то обстоятельство, на которое еще в середине XX века указывал К. Поланьи, выдающийся критик универсализма рыночных подходов. Он говорил об опасности теперь уже доминирующей практики «превращения рынков в самоцель вместо использования их в качестве средства удовлетворения общественных нужд» как императива развития современной цивилизации. Понятно, что фетишизация государства как безальтернативной и всеобъемлющей управленческой системы также ненаучна, как и неолиберальный постулат о недопустимости вмешательства государства в процессы экономического и социального планирования и развития.

Все последние десятилетия апологеты неолиберализма с особым рвением внедряли в сознание общественных масс постулаты явно ограниченного применения о неэффективности присутствия государства в экономической и социальной сферах. Это полностью отвечало властно-финансовым интересам нарождавшейся и доселе не существовавшей социальной общности. Определение данной общности («класса») в терминах традиционной политологии еще предстоит сформулировать, что мы и постараемся сделать в ходе данного анализа. Формирование новой исторической реальности глобализованного мира заставляет в очередной раз ставить вопрос об обновлении представлений о классообразовании(1).

Иными словами, происходящие сейчас трансформации, с одной стороны, видимые нам через мощные протестные движения, охватившие различные регионы и группы стран, являются реакцией на то, что мой коллега А.

Пабст называет «сговором между большим правительством и большим бизнесом». В результате возникла искусственная асоциальная модель системы, позволяющей приватизировать прибыль, национализировать возможные убытки, а риски возложить на общество, что в свою очередь усугубило уже существовавшее неравномерное распределение доходов и имущественное неравенство, увеличило бедность в развивающихся странах и на формирующихся рынках.

С другой стороны, и об этом свидетельствует мирохозяйственная практика последних лет, объектами управления для этого «класса» становятся не только привычные социальные группы и сообщества, но и целые государства и регионы при игнорировании государственных суверенитетов и цивилизационных особенностей.

Проникновению «финансово-либеральной идеологии» внутрь любого традиционного общества способствует массированное политическое и информационное давление через формирование с помощью подвластных СМИ некоей суммы «общечеловеческих ценностей», например идеи об особых правах «меньшинств» любого вида - от родоплеменных или этнических до сексуальных. Попытка глобальной стандартизации и унификации всей совокупности межцивилизационных отношений, насильственное насаждение комплекса ценностных и культурных ориентиров одной временно доминирующей цивилизации множественности других, очевидно, призваны создать новую модель управления обществом в глобализованном мире всеобщего потребления.

В самом деле, совершенно очевидно, что любой представитель сложной для понимания Запада культуры Востока, да к тому же еще и говорящий на другом языке и думающий о мире в совершенно иных категориях, представляет собой объект, непростой для манипуляции и влияния. Цель же этого манипулирования в конечном итоге весьма проста: поддержать высокий уровень потребления в интересах извлечения максимальных прибылей транснациональными корпорациями. Любая самостоятельность, любые различия, духовные, культурные потребности в конечном итоге мешают достижению указанных целей. Глобальное управление требует создания глобальных же унифицированных символов, стандартов и ложных по своей сути признаков благополучия, высокого общественного положения и властного доминирования. Реальные, сформировавшиеся в ходе развития той или иной цивилизации духовные и культурные ценности подлежат замене. Для глобального управления требуются не духовность, ответственность и сострадание, а маниакальная страсть к потребительству, неограниченный индивидуализм, жадность и пренебрежение интересами других.

Придумать сходу научное название этому «классу» представляется затруднительным. Но уже возможно отметить наиболее характерные его черты, а именно:

1. Прежде всего, его особенностью является интернациональный глобалистический характер. Когда некоторые пытаются возложить на администрацию США полную ответственность за разразившийся в 2008 году системный кризис современного мироустройства (начавшись как финансовый, кризис перерос в финансово-экономический, а теперь признается экспертами как системный), на самом деле они либо не видят, либо намеренно игнорируют тот факт, что и американское общество, и американское правительство, или по крайней мере часть его, сами могут являться объектами манипулирования. Исторически мировой финансовый центр уже не единожды дрейфовал по миру: из Венеции - в Голландию, из Голландии — в Англию, из Англии — в Северную Америку. Этот путь, без всякой конспирологии, был достаточно подробно описан Фернаном Броделем. Нет никакой гарантии, что новая геофинансовая реконфигурация не произойдет и в уже обозримом будущем.

Точно так же некорректны, на наш взгляд, и попытки присвоить глобализаторам авторство общечеловеческой потребности в мироосвоении, расширении пространства своей культуры на новые географические и социальные пространства, которая всегда стоит за несбыточной человеческой мечтой о действительной интеграции достижений и ценностей различных народов во имя общепланетарного блага.

Об интернациональном характере нового мирового класса можно получить представление, воспользовавшись данными списка долларовых миллиардеров по версии журнала «Forbes» за 2011 год. Представленные в нем богатейшие люди планеты распределены по 56 странам. При этом половина этих стран находится вне традиционных границ западной цивилизации. Американцы, конечно, занимают доминирующее положение — более трети членов клуба миллиардеров. Но в различных пропорциях в него входят представители всех существующих геополитических и цивилизационных ареалов. Это указывает на то, что реконструируемый «класс» интерцивилизационен, интергосударственен, он лишь концентрируется в некоторых государствах — как своих временных исторических «штаб-квартирах» (см. Рис. 1). Это действительно мировой класс.

2. В XX веке этот новый «класс» сосредоточил в своих руках критически большую массу глобального богатства мира, и прежде всего финансового капитала. Общий объем капиталов, находящихся в руках номинантов «Forbes», составляет 4468 миллиардов долларов. Это существенно больше, чем резервный запас любого государства мира. Это в три раза больше, чем, например, валовой внутренний продукт Российской Федерации. Ни одно государство сегодня не устоит при целенаправленном применении против него консолидированных в руках нового «класса» капиталов(2). Именно по его планам и в его интересах осуществляется глобальная миграция реальной экономики, влекущая за собой массированное обнищание «среднего класса» западных стран со времен Великой депрессии, а вместе с этим и рост социального напряжения, и многочисленные межэтнические конфликты. Причем в условиях, когда реальными триггерами глобальных трансформаций являются мгновенные спекулятивно-финансовые операции, трудно предположить, что эти конфликты имеют перспективу к разрешению.

3. Именно этот «класс» монополизировал «право на истину» в современной экономической науке. Как подчеркивал мой коллега по работе над многотомным трудом «Возможные сценарии будущего» («Possible Futures»), один из крупнейших современных социологов К Калхун, ему совершенно неясно, «как могли неоклассическая и иные школы экономики так долго настаивать на моделях, в основе которых находились репрезентативность и рациональность игроков, гладкие графики и длительный беспроблемный рост? Действительно ли маклеры с Уолл-стрит верили во все очковтирательство про новые инструменты снижения риска, или они на самом деле знали про близкий крах, но уверовали, что они настолько ловки, что все равно выплывут успешнее других? Несомненно, одной из черт времен "пузыря" был наем массы одаренных студентов лучших университетов в инвестиционные банки и вовлечение их в мир игры в покер всю ночь напролет, риска, ставшего удовольствием, неприязни к риск менеджменту и регулированию и бесконечной приятной уверенности в том, что они достаточно умны не только для того, чтобы заслуженно получать абсурдно большие зарплаты за минимально продуктивную деятельность, но и для того, чтобы вовремя выйти из финансовой пирамиды».

4. Этот «класс» практически полностью узурпировал право на информационно-управляющие системы. СМИ, Интернет, специальные и общественные сети в последнее время уже начинают осознаваться как не вполне безобидные «носители информации» даже на родине Интернета — в США. Выхолощенные до требований простой системы обслуживания, когда то искренние принципы «пятой власти» служат мощным напоминанием о том, что произойдет со всеми другими сферами творческой деятельности человека, когда они станут оцениваться лишь с точки зрения соответствия оплаченной прихоти (заказчика-инвестора) клиента.

Проблема монополизации медиа-ресурсов возникла еще в XIX веке.

Представление о современном положении дел с контролем массовой информации можно получить по рейтингу выручки крупнейших медиакомпаний мира(3). На 50 мировых компаний приходится доход в размере 381,3 миллиарда евро. Абсолютное доминирование принадлежит медиа-корпорациям Запада (см. Рис. 2).

5. Этот «класс» практически узурпировал каналы виртуальных потоков финансового капитала, как когда-то Англия захватила контроль над мировыми торговыми путями. По мановению волшебной палочки этого «класса» финансовые операции могут быть приостановлены или осуществлены с молниеносной скоростью в интересах создания «пустотной добавочной стоимости». Наверное, можно даже говорить о диктатуре сравнительно небольшого (теперь уже никак не «миллиарда») объединения «вершителей судеб», для которых «ядерную кнопку», когда-то определявшую судьбу народов, заменил код доступа к электронной системе регулирования мировых финансовых потоков. Теперь они назначают неудачниками целые страны, оценивая для рейтинга не столько экономические потенциалы, сколько соответствие ряда формальных статистических показателей очередной финансовой схеме.

Принципиальное значение здесь имел переход функции эмиссии из рук государства в руки частных компаний. Рубежное значение имел в этом отношении 1913 год — время учреждения Федеральной резервной системы США(4).

Легитимация новой модели геофинансовых потоков произошла в 1976— 1978 годах с утверждением Ямайской валютной системы. Если до 1971 года деньги соотносились с обеспечивающим их золотым запасом, то теперь эмиссия тех же долларов может быть любой. Американский печатный станок был включен после совещания в Кингстоне на полную мощь.

Сформировалась экономика «мыльного пузыря», которая, в соответствии со своей имманентной логикой, рано или поздно должна была лопнуть(5).

Отказ от Бреттон-Вудской системы и отрыв валют от золотого эквивалента привели к неконтролируемому росту фиктивного капитала, который в конечном итоге способен похоронить под собой реальные экономические сектора («физическую» или «реальную» экономику). Участившиеся мировые финансовые кризисы есть порождение этой системы. Если не будет принято мер по ее изменению, будущий исход - глобальный мировой финансовый обвал.

6. Стремление к универсализации мира под властью нового мирового господствующего «класса» предполагает демонтаж исторически сложившихся центров силы. Это без конфликтов не происходило никогда. А накопление беспрецедентных военных расходов за спиной этого «класса»

говорит само за себя.

Советский Союз самим фактом своего существования являлся вызовом интересам этого нового глобального «класса». После распада СССР описываемый нами «класс» перешел во фронтальное наступление.

Устранение геоэкономической системной альтернативы в лице международной социалистической системы предоставило возможность диктовать свою волю. Основными акторами мировых экономических процессов стали распределившие между собой зоны влияния транснациональные корпорации. Свидетельством наступления этого класса интересантов становится не только игра с ценами на нефть и золото, но уже и рост цен по большинству значимых товаров в мире, включая продовольствие. Если еще в 1990-е годы ценовое наступление ТНК не было столь очевидным, то в 2000-е оно затрагивает уже большинство мирового населения (см. Рис. 3).

7. Анализ происходивших и происходящих в мире событий позволяет с существенной степенью достоверности выявить ключевые цели данного «класса», действующего в современных условиях немыслимых по хаотичной скорости перемен.

Прежде всего этому «классу» необходимо добиться полной и безоговорочной победы «мира потребительства» как универсального пластилина для моделирования будущего глобального «гражданского общества». Во многом этот мир уже создан. В нем под лозунгом «потребление - двигатель экономического развития» осуществляется глобальная манипуляция общественным сознанием, устраняются даже малейшие ростки духовности, исторических традиции, национальной культуры и самобытности, препятствующие задачам глобализации меркантильности.

Казалось бы, что плохого в росте уровня материального потребления современного человека? Потребительский рост — как индикатор развития.

Это не очевидно на первый взгляд, но рост потребления не может выступать постоянным фактором развития. В истории нередки провалы и даже катастрофы в условиях модели линейного роста потребления. Много раз по одной и той же схеме повторялся алгоритм развития и гибели цивилизационных систем в периоды доминирования именно потребительских ценностей (см. Рис. 4).

На стадии возникновения великих государств духовная компонента мотивации деятельности и развития общества и государства всегда преобладала над материальной. Выдвигалась новая ценностно мировоззренческая парадигма. Духовное развитие тянуло за собой развитие материальное. Обратное соотношение не наблюдалось никогда.

Но на определенном этапе материальное целеполагание начинает доминировать над духовным. Достигается критический порог разрыва материального и духовного развития. Система начинает деградировать и распадаться. Достаточно небольшого сбоя в динамике потребительского роста, чтобы вся система государственности рассыпалась. Материальный двигатель прогресса ограничен, а в футурологическом отношении безысходен.

Этот вызов брошен историей миру в целом. Сопоставление потенциала духовного состояния мира и материального роста позволяет говорить именно о ценностно-мировоззренческом основании современного системного кризиса. Достигнут исторический максимум разрыва материального и духовного потенциалов человечества. Неизбежен вывод о перспективе смены миростроительской парадигмы (см. Рис. 5).

Объектом агрессивного консюмеризма стали все категории граждан, от подростков до стариков. Последние «достижения» в этой области касаются воздействия на детей младшего школьного возраста. Так называемая молодежная культура, возникшая в 1960-е годы на волне протестов против консерватизма и агрессивности военно-промышленного комплекса Запада, также была переориентирована на активизацию потребления.

В сознании человека базовые, в том числе заложенные в самой его природе, ценности замещаются удобными для манипулирования ценностными суррогатами. Священность человеческой жизни, важность традиций для развития, ценность семьи и связь поколений, святость материнства, признание человека существом общественным, необходимость свободы и соблюдения достоинства личности — все это подменяется пропагандой не только суррогатов, но даже контрприродных отклонений, которые за счет массированной рекламы вырастают в социальные пороки, но таковыми не признаются.

К таким явлениям следует отнести пропаганду беспредельного индивидуализма и пренебрежения интересами других. Неважно, идет ли речь об интересах соседа по улице или интересах граждан, живущих в Ираке, Ливии, Египте, Алжире, Тунисе, Сирии, Израиле, странах Африки или Латинской Америке, России, Индии или Китае. Агрессия НАТО против Ирака под сфабрикованным предлогом наличия у этого государства оружия массового поражения как угрозы западному миру и человечеству даже после официального признания администрацией Дж. Буша и правительством Т. Блэра, что эта информация была ложью, не повлекла за собой сколь-нибудь протестной реакции американцев и европейцев. Не было требований привлечь государственных лжецов, виновных в гибели десятков тысяч своих граждан и иракцев, к ответственности. Как, впрочем, и авторов «деривативной экономики», от которой пострадала едва ли не добрая половина человечества и обогатился лишь узкий круг финансовых олигархов. Смещение массового недовольства в сторону ряда менеджеров высокого уровня вряд ли устраняет возможности повторения этой ситуации в будущем. Атомизированное пропагандой предельного индивидуализма западное общество «проглотило» и эту ложь под предлогом защиты «общечеловеческих ценностей» (но только англосаксонской цивилизации).

Точно так же вполне «запрограммированно» Запад отреагировал на войну, развязанную НАТО против Ливии. Конечно же, опытные и искушенные в политике эксперты сразу после одобрения резолюции Совбеза ООН N «О закрытии воздушного пространства Ливии» предвидели, чем это закончится, поскольку даже в штаб-квартире ООН некоторые американские генералы буквально уговаривали российских коллег повлиять на Вашингтон, «так как одновременно третьей войны США просто не выдержат».

Показательным явлением современного общества агрессивного потребления становятся практически полная бездуховность и аморальность. Попытка свести все интересы человека и основания его жизни в современном обществе только к наживе и индивидуалистскому доминированию — это по сути программа реформирования человеческого сообщества в послушное стадо, беспрекословно исполняющее очередной социальный маневр по заказу властителей. При всех обширных рассуждениях о свободе личности, о конкуренции и общечеловеческих ценностях глобальное общество должно исповедовать лишь то, что позволяет осуществлять уверенное социальное управление для достижения поставленных целей защиты основ общества — armament protected consumerism (защищаемого вооруженной силой общества консюмеризма (потребления))(6). С разоблачением консюмеризма как одной из фундаментальных угроз человечеству выступали выдающиеся мыслители, представляющие разные цивилизации и религиозные конфессии. Как опасная форма радикального капитализма характеризуется он, в частности, в знаменитой энциклике Иоанна Павла II «Centesimus Annus»(7).

Сопредседатель Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций»

футуролог Джагдиш Капур жестко противопоставлял вызов глобального потребительства идеалам гуманизма(8).

В постсекулярном западном мире ценности — вера в Бога, добродетель, нравственность, любовь к ближнему, святость материнства, семьи как основы сохранения и развития человечества - давно сведены к неким привычкам, например ходить в церковь по воскресеньям. Или вообще выхолащиваются, как, например, Рождество праздник рождения Иисуса Христа, победы духовного начала в человеке - сведено к периоду массового потребления от рекламируемой Сайта Клаусом туалетной бумаги до дорогостоящих предметов роскоши.

В русле подобного мутационного трансформирования ценностей лежит и такое явление социальной жизни как агрессивная пропаганда защиты так называемых сексуальных меньшинств. Разнузданная пропаганда гомосексуализма захлестнула информационные каналы. Похоже, что нет сегодня более важной проблемы у глобального общества, чем защита интересов именно этих «меньшинств». Между тем, по оценке медицинских экспертов, распространенность генетического сбоя, приводящего к возникновению сексуальной дезориентации человека, составляет в природе приблизительно 4 процента вместе со всеми родовыми травмами. Но если оценить степень активности представителей этой группы в средствах массовой информации, громкость акций и т. п., создается иллюзия, что скоро нормально ориентированные граждане займут место «меньшинства», что, конечно же, невозможно.

Писатели-фантасты — братья Стругацкие, А. Беляев, С. Лем, А. Хейли, А.

Кларк, А. Азимов, описывавшие различные виды будущего общества, от коммунистического до постъядерного, сегодня выглядят как пророки, через десятилетия предсказавшие черты сегодняшнего мира.

Одним из эффективных способов подавления «глобального инакомыслия»

являются попытки управления экономическими кризисами, которые пришли на смену стихийным кризисам периода ранней истории капиталистической системы с практикой свободной рыночной конкуренции и повторяющимися периодами перепроизводства. Кстати, 36 ведущих мировых социологов, объединившихся для анализа причин и последствий мирового кризиса под эгидой Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», при разности мнений сошлись только в одном — в признании, что кризис является закономерным результатом породившей его системы. «Кризис в основе был создан капитализмом, начавшейся в 1970-е годы финансиализацией, политически организованными ограничениями регулирования и безответственностью как организаций, так и личностей.

Другими словами, тот кризис, который мы наблюдаем, является (закономерным. — В. Я.) результатом "обычного бизнеса", а не отступлений от него», — резюмирует Г. Калхун.

Сегодня более чем актуально вернуться к оценке последствий отказа от «золотого эквивалента» в международных финансовых расчетах.

Беспристрастный анализ хотя бы последнего финансово-экономического кризиса показывает, что на деле это решение привело к созданию неконтролируемого и даже де-факто негосударственного центра эмиссии резервной валюты, который дал упомянутому «классу» неоспоримые преимущества для форматирования глобального мира.

За счет чудовищного диспаритета цены и ценности (отношение мировых финансов к мировому валовому продукту 10:1), владения эмиссионным центром мировой резервной валюты, использования «виртуальных денег» в виде различного рода деривативов и финансовых производных инструментов этот «класс» создал мощный инструмент финансового управления глобальной экономикой и углубления неравенства развивающихся стран и стран «золотого миллиарда». Экономические отношения между ними можно сравнить лишь с периодом ранней колонизации, когда ценности развивающихся стран обменивались на «стеклянные бусы» западного мира. Сегодня «бусы» стали «бумажными» и приобрели зеленый цвет.

8. Признаками этого «класса» является также узурпирование права на реализацию в глобальном масштабе политики «защиты окружающей среды». Тема экологических угроз активно использовалась в трудах «Римского клуба». В первых выступлениях представителей организации начала 1970-х годов вступление в фазу глобальной катастрофы прогнозировалось на 20-е годы третьего тысячелетия. Пафос серии аналитических докладов «Римского клуба» определялся, прежде всего, вызовом несоответствия ресурсных потенциалов Земли и возрастающей численности населения(9).

Рекомендации «органического роста», перехода к системе распределения между мировыми регионами предполагали глобальные политические изменения в мире. Из докладов «Римского клуба» следовало, что принцип равенства в глобальном масштабе нереализуем, поскольку ресурсов Земли недостаточно. Согласно теории «органического роста» фактически закреплялось страновое неравенство. Сверхпотребление — для одних, ограничейное — для других, минимально достаточное — для третьих.

Выдвигалась модель «многоэтажного человечества». Соответственно требовалось установление контроля над странами «нижних этажей».

В связи с этим обеспокоенность экологическим состоянием оказывалась зачастую не более чем предлогом для продвижения экономических и политических интересов нового мирового «класса». Бесспорно, не надо быть ученым-климатологом, чтобы видеть гибельность хищнического отношения человека к природе. Озоновые дыры, опустынивание земель, болезни, вызванные загрязнением среды обитания человека, нехватка воды, природные катаклизмы и техногенные катастрофы — все это действительно создает угрозу существования человечества. Как предлагается человечеству бороться с этими проблемами? Прежде всего путем сокращения выброса вредных веществ в атмосферу, использования энергосберегающих технологий и технологий на основе возобновляемых источников энергии. Развертывается мощная программа против использования атомных электростанций и т.п.

Казалось бы, это является свидетельством того, что и на общественном, и на государственном уровнях в западных развитых странах осознали пагубность грубого насилия над природой. Однако почему тогда США отказались присоединиться к Киотскому протоколу об ограничении выбросов в атмосферу Земли вредных продуктов индустриального производства? Или как развивающиеся страны решат проблемы нехватки энергии для своего развития? Очень просто! Ответ готов: они должны закупить самые современные и передовые технологии у западных владельцев. Коль скоро это очень дорогостоящие технологии, Запад будет готов на эти цели предоставить кредиты, которые и поддержат его развитие, а развивающиеся страны поставят в еще большую зависимость.

Вот и еще один очень мощный рычаг глобального управления.

Несколько лет тому назад на конференции «Global Business Policy Council», созданной около 20 лет тому назад очень неординарным человеком, главой компании «А.Т. Кеаrnу» Полом Лаудичиной, был приведен интересный пример. В борьбе за экологию Швейцария отказалась закупать производимые перуанскими крестьянами фрукты и овощи. В результате около 15 тысяч крестьянских хозяйств разорились, а люди остались без средств к существованию.

Защита ли это экологии или «общечеловеческих ценностей» методами военной агрессии — все это подойдет с точки зрения сохранения доминирования стран «золотого миллиарда» во главе с США - важен результат! Этим результатом будет создание «нового глобального мира потребительства», в котором, с одной стороны, собственные граждане «запрограммированы» на необходимость реализации именно предложенной антипарадигмы развития, а развивающиеся и растущие экономики должны быть втиснуты в прокрустово ложе ресурсных, экономических и политических интересов «высших представителей» западной цивилизации.

Теперь можно дать наименование этому классу — это класс «глобальных олигархов». Уместно подчеркнуть, что ему абсолютно безразличны как судьбы большинства граждан развитых стран, так и тем более судьбы цивилизаций и народов Латинской Америки, Африки, Азии и Востока в целом. Именно поэтому класс «глобальных олигархов» столь спешно и агрессивно пытается задавить сегодня любые очаги духовного и социально экокомического сопротивления - будь это Ирак или Иран, Ливия или Сирия, Россия или Куба и т. д. Точно так же, прагматически, относятся они к формированию новой глобальной системы отношений с Китаем, Бразилией, Индией, Россией и рядом других развивающихся экономик. Они не намерены спокойно ждать, когда Китай станет первой экономикой мира, а Индия и Россия реализуют свои народохозяйственные потенциалы и превзойдут европейские страны.

В последнее время можно говорить о том, что и нужды собственного «среднего класса» (при всей растущей критике универсальности этого статистического параметра) уже все меньше и меньше волнуют представителей «нового класса», что выталкивает традиционные классы и группы в зону постоянной неопределенности. Стабильное когда-то западное общество все больше и быстрее превращается в «территорию риска», сферу нестабильности.

В таких условиях даже согласованная когда-то в ООН идея диалога цивилизаций(10) в многоаспектном мире является для «нового класса»

опасным вызовом. Многоязычие, поликультурность, традиционные цивилизации - все это раздражает и утомляет основных игроков на шахматных досках современной истории. Противостоять этому вызову цивилизационному призыву, пытаются создатели точек конфронтации, военных конфликтов и разделенного предрассудками и страхом мира.

Именно поэтому сегодня уже недостаточно просто декларировать абстрактную необходимость осуществления проектов «Нового человеческого гуманного общества» с признанием равенства цивилизаций, их культурного и духовного наследия. Необходимо реальное формирование общественных структур «Диалога цивилизаций» с широким вовлечением общественных сил для формирования упомянутого «Нового человеческого гуманного общества» с безусловным признанием основополагающего права каждой цивилизации на выстраивание собственного пути развития и самостоятельного определения своего места в мировом сообществе, участия в глобальной трансформации. Причем процесс воспитания нового гражданина будущего Мира должен сегодня начинаться именно в семьях, детских садах и школах.

«Другие — не значит Враги» — этот тезис, прозвучавший с трибуны МОФ «Диалог цивилизаций», должен стать практической базой для восстановления межцивилизационных отношений обществ, принадлежащих к разным цивилизациям, в реализации их неотъемлемого права на построение справедливого и счастливого будущего для себя и грядущих поколений.

*** В сознании человека базовые, в том числе заложенные в самой его природе, ценности замещаются удобными для манипулирования ценностными суррогатами.

*** 1 См.: Е. О. Wright. Class Structure and Income Determination. N. Y., 1979;

R.

Crompton, J. Gubbay. Economy and Class Structure. N. Y., 1978.

2 См. www.forbes.com/wealth/billion-aires.

3 Составлен Немецким институтом медиа- и коммуникационной политики.

См. www. communications.kiev.ua/ru/media/ viev/21593/ 4 См. Т.Д. Симпсон. Федеральная резервная система США. — «Деньги и кредит». 1993. N 1.

5 См.: Л. Ларуш. Физическая экономика. М., 1997;

Д. Тукмаков.

Уподобление Богу (Физическая экономика Ларуша как преодоление энтропии). — www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/01/396/52.html 6 См.: А. Б. Долгий. Манифест новой экономики. Вторая невидимая рука рынка. М., 2010;

В. И. Ильин. Потребление как дискурс. СПб., 2008.

7 См. Иоанн Павел II. Centesimus Annus [Сотый год]. Ватикан, 1991.

8 См. Дж. Ч. Капур. Наше будущее: потребительство или гуманизм. М., 2008 (см. www.worldaffairsjournal.com/).

9 См.: А. Печчеи. Человеческие качества. М., 1980;

Э. Пестель. За пределами роста. М., 1988;

Э. Вайцзеккер, Э. Левине, Л. Левине. Фактор четыре. Затрат — половина, отдача — двойная. М., 2000 (см.

www.clubofrome.org/).

10 См. «Организация Объединенных Наций A/RES/56/6/. Генеральная Ассамблея. Пятьдесят шестая сессия. 21 ноября 2001 г. Пункт 25 повестки дня. Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей 56/6. Глобальная повестка дня для диалога между цивилизациями». — www.daccess-dds ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/475/44/PDF/N0147544.pdf?OpenElement Секреты «цветных революций», Е. Пономарева 30.06. Елена ПОНОМАРЕВА Свободная мысль Москва 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, "5-6" ПОНОМАРЕВА Елена Георгиевна — профессор МГИМО(У) МВД РФ, доктор политических наук.

Окончание. Начало см. «Свободная Мысль». 2012. N 1/2, 3/4.

Современные технологии смены политических режимов Как они одинаковы, все эти революции!.. Все повторяется потому, прежде всего, что одна из самых отличительных черт революций — бешеная жажда игры, лицедейства, позы, балагана. В человеке просыпается обезьяна.

И. Бунин Одна революция все равно, что один коктейль: вы сразу начинаете готовить следующий.

У. Роджерс Проектный характер новейшей истории проявляется все в большей мере.

Сегодня не нужно быть сторонником теории заговора, чтобы констатировать факт моделирования политических событий в различных регионах мира в зависимости от интересов ведущих игроков мировой политики. К ним относятся как государства, прежде всего США, так и наднациональные структуры — ЕС, НАТО, МВФ, крупные ТНК, ну и, конечно, западные элитные группы.

В современных условиях борьба за ресурсы, территории и влияние становится все изощреннее. Под покровом красивых фраз о демократии, правах человека, свободе и толерантности происходит фактическое уничтожение суверенных государств, представляющих для Запада геостратегический или экономический интерес. Технологии «цветных революций» (ЦР) занимают особое место в этой борьбе, не прекращающейся с момента становления капиталистической системы. Они позволяют успешно менять политический режим практически в любой стране, с любой формой правления и государственного устройства. При этом «условия, благоприятствующие государственному перевороту, мало зависят от общей социально-политической ситуации в стране. Они носят преимущественно организационно-финансовый, методический и технический, а не политический или социальный характер»(1).

Слова всемирно известного теоретика и практика революций Л. Д. Троцкого оказались провидческими: «Восстание - это не искусство. Восстание — это машина. Чтобы завести ее, нужны специалисты;

и ничто не сможет ее остановить... Остановить ее смогут только техники»(2). Полагаю, что без изучения секретов «цветных революций» невозможна подготовка таких «техников». Для России этот вопрос стоит особенно остро, поскольку именно она является конечным пунктом назначения «цветных» технологий;

погружение ее в демократический хаос и окончательное дробление было и остается стратегической целью Запада.

«Цветные революции» как технологии уничтожения суверенных государств Известный русофоб, советник по национальной безопасности президента Дж. Картера, член Трехсторонней комиссии и автор концепции расширения НАТО на Восток Зб. Бжезинский в одном из интервью, отвечая на поздравления по случаю «победы» Запада в «холодной войне» против СССР, откровенно признался: «Мы боремся с Россией, как бы она ни называлась».

Эту мысль спустя 20 лет после высказываний Бжезинского детализирует кандидат на президентских выборах от Республиканской партии США М.

Ромни. Россия для него - «это дестабилизирующая сила на мировой арене, которую необходимо обуздать»(3), а Путин - «тиран» и «угроза глобальной безопасности»(4).

В едином ряду таких «тиранов» он упомянул, помимо российского президента, Фиделя Кастро и Махмуда Ахмадинежада.

В случае победы на грядущих выборах Ромни намерен реализовать свой план по «обузданию» России. Прежде всего он собирается пересмотреть планы по размещению системы ПРО в Европе и других регионах с учетом интересов США, уже не скрывая ее направленности против России. Кроме того, кандидат в президенты США намерен оказать поддержку европейским странам с целью уменьшить их зависимость от российских нефти и газа.

Параллельно будет вестись серьезная работа по укреплению связей США в центрально-азиатских республиках.

Ну и наконец Ромни готов всячески содействовать российской оппозиции.

«Моя администрация будет бороться с действующей в России властью и содействовать подаче в российское информационное пространство информации о преимуществах над нынешним положением дел таких категорий, как честные выборы, свобода слова, экономические возможности и некоррумпированное правительство». В качестве одной из мер по воспитанию в России демократического общества Ромни намерен пригласить к себе лидеров оппозиции с целью прохождения обучения в США, которое поможет развить их способности и сформировать в них идеи революции, которыми они позже смогут поделиться с соратниками в России(5).

Как было показано в предыдущих статьях(6), эта практика уже давно активно применяется Соединенными Штатами. Ромни лишь указал, что с гораздо большим энтузиазмом будет заниматься дестабилизацией России изнутри. В связи с этим следует знать и понимать, что «цветные»

технологии как инструменты «мягкой власти» представляют собой усовершенствованные, модернизированные методы психологической войны (составной части войны психоисторической), объявленной Западом Советскому Союзу и его союзникам сразу после окончания Второй мировой войны.

Напомню, что понятие «психологическая война» впервые появилось в служебных документах ЦРУ в 1949 году и определялось так: «координация и использование всех средств, включая моральные и физические (исключая военные операции регулярной армии, но используя их психологические результаты), при помощи которых уничтожается воля врага к победе, подрываются его политические и экономические возможности»(7). Это классическое определение не потускнело с годами. Как видим, изменились лишь методы достижения «уничтожения воли врага к победе».

В разработанном в том же 1949 году по указанию Белого дома Комитетом начальников штабов плане под кодовым названием «Дропшот» впервые акцент делался не на прямую агрессию против государства-противника, а на классовых союзников по ту сторону фронта, то есть «диссидентов». В документе отмечалось, что «психологическая война — чрезвычайно важное оружие для содействия диссентству и предательству среди советского (в зависимости от ситуации может быть иракский, белорусский, сербский. Е.П.) народа;

подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране»(8). Таким образом, психологическая война, не имеющая определенных сроков для достижения целей, иными словами, война только до победного конца, нацелена на вызов массового предательства внутри враждебной системы.

7 апреля 1950 года президенту Г. Трумэну была представлена директива Совета национальной безопасности США — СНБ-68, ставшая основой американской внешней политики на многие годы вперед и действующая в своих важнейших положениях по сей день. Известный специалист по «теневой» политике ЦРУ Н. Н. Яковлев считает, что созданная в 1973 году Трехсторонняя комиссия в своих докладах обтекаемыми формулировками озвучивала именно рекомендации директивы СНБ-68: «Запад не должен довольствоваться защитой своих основных ценностей и стремиться воплотить их в жизнь только на своей территории. Запад должен поставить своей целью оказание влияния на естественные процессы изменений, происходящие в "третьем" и коммунистическом мире... в направлении, не благоприятном для их ценностей... Говоря о мирных изменениях в интересах наших ценностей, мы должны скорей стремиться к изменениям внутри этих режимов, оказывая влияние на выбор альтернатив, которые возможны и необходимы в рамках их существующего строя... Запад не может оказывать эффективное влияние простой пропагандой их преимуществ или увеличивая требования к лидерам... Мы должны сформулировать перед партнером альтернативы так, чтобы тот или иной курс во внутренних делах для него представлялся более выгодным»(9).

Необходимо отметить, что с середины прошлого века в постановке целей ничего не изменилось, а вот методы психологической войны стали более совершенными. Почетное место среди них занимают технологии «цветных революций». Эти технологии были обкатаны до совершенства на постсоветском пространстве, а теперь работают в арабских странах.

Причем все эти «революции» в технологическом плане одинаковы, как братья-близнецы. Среди базовых принципов ЦР значатся, во-первых, экспрессивный и молниеносный характер действий, организованных с использованием новых технологий (Интернет, телефония, социальные сети), мобильных групп людей. Во-вторых, объединение усилий всех оппозиционных сил против политического режима и олицетворяющего его лидера (Бен Али, Мубарака, Каддафи, Асада, Путина). В-третьих, это активный и целенаправленный поиск сторонников смены режима, в первую очередь в силовых структурах (органы МВД и госбезопасности) и армии. Эта цель может быть достигнута путем подкупа или сбора компромата на отдельных важных представителей государственных структур, а также посредством задействования инструментов «мягкой власти» (образование, пропаганда, публичная дипломатия и т. п.).

Эту стратегию Запад активно использует с 1960-х годов. Детально технологии государственных переворотов для самой широкой публики были описаны еще в 1968 году в книге всемирно известного специалиста по военной стратегии и геополитике Э.Н. Люттвака «Государственный переворот: Практическое пособие». С тех пор эта книга была переведена на 14 языков и претерпела много переизданий. В России она впервые вышла только в этом году. Так же, как уже известные нам Дж. Най, Зб.

Бжезинский, М. Макфол и иже сними, Люттвак не просто ученый. Он работал консультантом в Совете национальной безопасности и в Государственном департаменте советником президента Р. Рейгана, участвовал в планировании и осуществлении ряда военных операций в латиноамериканских и африканских странах. Сам автор сравнивает свою книгу с кулинарным справочником, «поскольку она дает возможность любому вооруженному энтузиазмом и правильными ингредиентами непрофессионалу совершить свой собственный переворот: нужно только знать правила»(10). Что же в таком случае говорить о профессионалах, в руках которых финансовые и медийные империи?!

«Государственный переворот» Люттвак полагает делом «демократическим». «Его можно осуществить "извне", и он может происходить вне правительства, но внутри государственной машины, которую образует постоянная и профессиональная государственная служба, вооруженные силы и оппозиция. Цель такого переворота разобщить постоянных госслужащих и политическое руководство...»(11) И действительно, во всех странах, где были применены «цветные»

технологии, имело место именно «разобщение госслужащих и политического руководства»!

Однако вернемся к принципам ЦР. Четвертым среди самых значимых является создание с использованием технологий сетевого маркетинга без лидерских движений, гигантских «народных» големов, охватывающих значительное число недовольных всех спектров. Эти «големы»

используются для организации всевозможных антирежимных демонстраций и маршей протестов. В случае успеха ЦР и достижения целей государственного переворота «големы», как правило, быстро ликвидируются. Весь процесс осуществляется под четким руководством координаторов и так называемых маяков.

Изучая феноменологию «цветных революций», не следует, конечно, демонизировать мировую верхушку, которая «подсела» на революции, как на хорошие коктейли. На развитие событий в «цветном» ключе определенное влияние оказали объективные факторы или законы А. де Токвиля. Этот выдающийся французский мыслитель на основе тщательного анализа социального и политического развития Франции со времен Средневековья до Великой французской революции еще в 1856 году в работе «Старый порядок и революция» сформулировал несколько важнейших законов развития. Первый сводится к тому, что «с увеличением уровня благосостояния резко возрастает и уровень социальных притязаний»(12). Иными словами, революция происходит не тогда, когда в обществе плохо и становится еще хуже, а, наоборот, когда в обществе было плохо, становится лучше, но хочется, чтобы было еще лучше, то есть недовольство граждан растет вместе с их доходами. Как отмечал Токвиль, когда в обществе действительно становится меньше произвола и жестокости, репрессий со стороны властей, то несоизмеримо с этим у народа возрастает желание обретения полной свободы и гражданских прав.

Еще один закон Токвиля можно выразить французской народной поговоркой: «Самый быстрый путь к свободе ведет к наихудшей форме рабства». Дело в том, что «демократизация» в странах, где отсутствует традиция демократии, быстрые реформы, разрушающие господствовавший веками уклад, приведут к резкой поляризации социально-классовых сил общества и к дестабилизации политической власти. Дальнейшие события могут выйти из-под контроля тех сил, которые проводят реформы. «В результате вместо демократических институтов и ценностей в этих странах может установиться еще худшая форма тиранической власти, чем была до начала реформаторской деятельности»(13).

В связи с этим необходимо вспомнить, что же происходило в последние десятилетия в арабских странах, где вспыхнули «революции». С конца 1980-х годов элита подавляющего большинства этих стран стала активно реализовывать неолиберальную модель развития. Либерализация внешней торговли, свободное движение капиталов, займы и кредиты международных финансовых институтов несказанно обогатили местные элиты. При этом в странах сохранялись патронажно-клиентельные структуры, политическое руководство и госаппарат были связаны этническими и традиционными узами лояльности.


Формальные экономические достижения, выражающиеся в темпах роста экономики (в среднем в странах, охваченных волнениями, рост ВВП составлял более 3 процентов, а в Египте — более 5 процентов в год), сопровождались, как и свойственно неолиберальной модели, серьезными социальными издержками: рост безработицы, увеличение децильного коэффициента, бедность, массовая миграция. Например, по данным ЦРУ, безработица в Алжире и Египте составляла около 10 процентов, Тунисе — 14, Бахрейне — 15, Иордании -13 процентов. Зашкаливала по этому показателю Ливия - 30 процентов. Причем подавляющее большинство безработных составляет молодежь, а согласно автору демографически структурной теории революции Дж. Голдстоуну, как только доля молодежи 15—25 лет приближается к 20 процентам, то при прочих равных условиях начинаются социальные потрясения(14). Кроме того, в этих странах значительная часть населения проживает за чертой бедности. В Алжире этот показатель составлял 23 процента населения, в Египте -20, в Иордании — 14,2 процента. Важно, что в Тунисе, с которого все началось, этот показатель составлял всего 3,8 процента(15), а Ливия и Бахрейн до начала ЦР вообще могли гордиться тем, что там не было проживающих за чертой бедности.

Получается, что не столько качество жизни, сколько безработица среди молодежи может послужить детонатором протестных настроений. В то же время не стоит забывать и о других объективных факторах, которые сработали в богатых странах. В Ливии это экономическая неэффективность и коррупционность режима Каддафи, а в Бахрейне — несогласие шиитского большинства с монополизацией власти суннитской королевской семьей аль Халифа. Кроме того, «демонстрационный эффект глобализации», суть которого выражена принципом «хотим общества потребления», усиленный распространением современных коммуникационных технологий и миграции, привел к усилению давления на политическую систему с целью ускорения реформ со стороны наиболее активных социальных слоев — молодежи, конфессиональных и национальных меньшинств.

Именно эти социальные группы вольно или невольно стали союзниками глобальных игроков по свержению некогда признанных авторитетов, а фактически - по дестабилизации целого региона и уничтожению государственности своих стран. В связи с этим уместно вспомнить слова С.

Милошевича, который еще в ходе первой апробации технологии ЦР в году в Белграде провидчески сказал: «Я считаю свои долгом предупредить о последствиях деятельности, которую поддерживают и финансируют страны НАТО... Каждому должно быть ясно, что они нападают на Сербию не из-за Милошевича, а на Милошевича из-за Сербии»(16).

Опираясь на исторический опыт, следует помнить, что на Каддафи Запад нападал из-за Ливии, на Мубарака - из-за Египта, на Асада - из-за Сирии, на Путина — из-за России.

Человеческий фактор «цветных революций»

Успех «цветных революций» на 80 процентов зависит от человеческого фактора. «Чем больше в рядах заговорщиков имеется профессионалов, чем больше своих людей в стане противника (информаторов, "фигур влияния", сообщников), тем выше их шансы на успех»(17). Именно поэтому роль и значение человеческого фактора в «цветных революциях» огромно. Но откуда берутся местные «цветные» энтузиасты и координаторы? Почему они готовы на иностранные деньги работать против своей страны?

На самом деле все очень просто: самых главных игроков ЦР вербуют. Как говорил один из идеологов иллюминатов, живший в XVIII веке немецкий писатель барон Адольф фон Книгге, «из человека можно сделать все, стоит только подойти к нему со слабой стороны». Процесс вербовки включает три основных этапа работы с «объектом». Первый этап условно можно назвать «выявлением». Исходя из того, какого рода информацию требуется получить (или какие действия требуется обеспечить), выявляются все лица, обладающие такой информацией (способные к нужным действиям). Среди них определяются наиболее желательные для вербовки. И уже из этого круга лиц выбирают несколько (минимум одного) в качестве объектов последней.

Второй этап - выбор способов вербовки. Всесторонне изучив «объекты», им дают предельно точную политическую и морально-психологическую оценку, с тем чтобы определить их «болевые точки», а также методы давления на эти точки и допустимые пределы такого давления.

Третий этап «разработка», то есть сам процесс вербовки. Вербовочная операция представляет собой достаточно длительный цикл, требующий высокого уровня интеллектуального обеспечения. На первом ее этапе главную роль играют агенты-информаторы и аналитики. Их задача - найти тех людей, которые удовлетворяют перечисленным выше требованиям (условиям). При этом наибольший интерес для заговорщиков представляют руководители среднего и высшего звена управления органами безопасности и вооруженными силами, а также полномочные фигуры в структурах власти(18). Не меньшее, а иногда даже большее значение имеет вербовка работников «идеологического фронта» журналистов, ученых, публицистов, а теперь и блогеров, относящих себя к интеллигенции. В России во всех без исключения революциях особая роль принадлежала интеллигенции. Как писал С. Н. Булгаков, революция — это «духовное детище интеллигенции»(19). Приведу лишь некоторые факты тесной работы российской оппозиции под «крышей» западных служб.

23 декабря 2002 года Национальным паспортным центром в Портсмуте (США) одному из старейших «борцов с режимом» в России Людмиле Алексеевой был выдан паспорт за номером 710160620. Помимо предоставления американского гражданства куда более важными являются факты финансирования деятельности этой «революционерки». В частности, ее активность оплачивают Фонды Форда и Макартуров, Национальный фонд поддержки демократии (NED), Агентство США по международному развитию (USAID), Институт «Открытое общество» в компании с Евросоюзом. Только в минувшем году NED, уже упоминавшийся в предыдущей статье(20), выделил гражданке США Л. Алексеевой для ее работы в России два гранта на общую сумму в 105 тысяч долларов(21).

Помимо денежных вливаний от американских фондов, которые получают сотни неправительственных организаций, созданных в России, используются так называемые механизмы тщеславия. Например, нужного человека можно пригласить на заседания Трехсторонней комиссии или Бильдербергского клуба (А. Чубайс, Л. Шевцова, Е. Ясин) или дать должность ведущего исследователя, скажем, Королевского института международных отношений — более известного как Чатэм-Хаус (Л.

Шевцова). В этом ряду стоит и «попадание» А. Навального в список самых влиятельных персон мира по версии журнала «Time». В этом же списке фигурируют президент США Б. Обама и его главный конкурент на выборах 2012 года М. Ромни, канцлер Германии А. Меркель, духовный лидер Ирана аятолла А. Хаменеи, глава МВФ К. Лагард, инвестор У.

Баффет(22). Компания, как говорится, что надо. Причем журнал не распределяет фигурантов своей сотни влияния по местам и не присваивает рейтинги, что еще добавляет значимости попадания в нее.

Личность Навального заслуживает большего внимания. В 2006 году проект «Да!» Навального и Маши Гайдар начал финансировать NED. После чего самый известный сегодня блогер России накопил, как предполагают некоторые его биографы, на интернет-торговле 40 тысяч долларов (по его собственным словам), за которые он и купил по несколько акций в ряде крупных российских компаний с высокой долей государственной собственности. Так Навальный получил статус акционера-миноритария и платформу для своих антикоррупционных расследований.

При весьма странных обстоятельствах в 2010 году Навальный был принят на учебу в Йельский университет по программе «Yale World Fellows». Из более тысячи соискателей были отобраны только 20 человек — надо полагать, самые перспективные. В числе преподавателей этой программы были ветеран британского Форин-офиса лорд Мэллок-Браун и сотрудники Института «Открытое общество». Финансируется «World Fellows» Фондом Старра Мориса Р. («Хэнка») Гринберга, бывшего президента страхового гиганта «American International Group (AIG)», получившего гигантские вливания от Дж. Буша-мл. и Б. Обамы в 2008—2009 годах. Как отмечают эксперты «Executive Intelligence Review» под руководством Л. Ларуша, Гринберг и его фирма «C.V. Starr» занимаются «сменой режимов»

(переворотами) уже очень давно, начиная со свержения президента Маркоса на Филиппинах в 1986 году. Сам Навальный пишет, что посоветовала ему подать заявку на участие в программе Маша Гайдар, а рекомендации он получил от ведущих профессоров Высшей школы экономики в Москве. Кстати, свой антикоррупционный поход против «Транснефти» Навальный начал из Нью-Хейвена (то есть непосредственно из Йельского университета)(23).

Интересны замечания и по поводу психотипа Навального. Так, на публике он производит впечатление раздвоенной личности, а в онлайне — сама открытость. Вместе с тем, когда был взломан его почтовый ящик на портале gmail.com и опубликована переписка с посольством США и Национальным фондом поддержки демократии, касающаяся его финансирования, он признал, что письма подлинные. Своих собеседников он пытается разоружить вопросами вроде «вы считаете, что я работаю на американцев или на Кремль?»(24). Скорее всего он окажется для своих спонсоров расходным материалом, но пока деятельность Навального и его ближайших «соратников» выглядит прекрасной иллюстрацией к пособию Дж. Шарпа.

Однако вернемся к процессу вербовки. Американцы разработали уникальную и очень действенную формулу вербовки — MICE. Ее название образовано от первых букв слов: «Money — Ideology — Compromise -Ego»

(«Деньги — Идеология — Компромат — Эго»)(25). Очевидно, что внутри любой социальной группы можно выявить достаточное количество людей, неудовлетворенных существующим положением вещей, фактически находящихся в оппозиции по отношению к власти. В морально психологическом плане все они подходят для вербовки, вопрос лишь в том, кто из таких людей нужен вербовщикам.


Наконец, после того как объект вербовки определен и всесторонне изучен, в дело вступает собственно вербовщик. Благодаря его работе сценаристам ЦР может быть открыт доступ к секретной политической, экономической и военной информации, а также создан «маяк», центр притяжения всех недовольных. Что же касается самого процесса нахождения «нужных»

людей, то в этом вопросе есть несколько обязательных правил. Например, еще в 1973 году Министерство обороны США издало инструкцию «Программа борьбы с диссидентами», в которой перечислены признаки, определяющие диссидента. С ее помощью можно определить потенциальные объекты для вербовки среди военнослужащих не только в США, но и в других странах.

Вот некоторые признаки «диссидентов» среди военных:

- частые жалобы сержантам, офицерам, журналистам или конгрессменам на бытовые условия, несправедливое обращение и т. п.;

- попытки обращаться, минуя непосредственное начальство, к кому-либо с рассказами о своих проблемах;

- участие в несанкционированных собраниях, создание групп для выражения коллективных протестов, участие в демонстрациях, в агитации, симуляция болезней;

- частые мелкие акты неповиновения или дерзости, например уклонение от воинского приветствия, замедленное выполнение приказов и т. п.;

- несанкционированный допуск в военные помещения гражданских лиц или посещение их митингов вне пределов части;

- распространение подпольных или запрещенных печатных изданий;

- диссидентские надписи, выполняемые тайком на зданиях, транспортных средствах, имуществе;

- уничтожение или порча государственного (военного) имущества;

- вызывающее поведение в связи с предъявлением символов власти (например, при исполнении государственного гимна, выносе флага, выступлении первых лиц государства по телевидению или радио и т. п.);

- раздувание мелких инцидентов, преувеличение их масштабов и последствий, распространение слухов(26).

Аналогичные критерии выявления «диссидентов» существуют и применительно к сугубо гражданским лицам.

Рубежным в активизации работы США с недовольными в странах-мишенях можно считать 2006 год, когда новая хозяйка Госдепартамента США К. Раис объявила о новых политических задачах своего ведомства. С того момента одной из важнейших обязанностей каждого американского дипломата стало «вовлечение иностранных подданных и средств массовой информации в продвижение интересов США за рубежом»(27).Таким образом, еще в году в практику американской дипломатии официально было введено требование прямого вмешательства во внутренние дела государства пребывания. Теперь американские дипломаты должны «не только анализировать политику и определять ее итоги, но также осуществлять программы... помогать иностранным гражданам развивать строительство демократии, бороться с коррупцией, открывать бизнесы, улучшать здравоохранение и реформировать образование»(28). Так что удивляться поведению М. Макфола не стоит — он выполняет указания Госпедартамента США и проводит интересы своей страны.

Вместе с тем Россия, как и любое другое суверенное государство, вправе защищать свои интересы. Причем всеми имеющимися у этого государства средствами. В том числе пресечением деятельности «пятой колонны», диссидентов и неугодных дипломатов.

Возможна ли «цветная революция» в России?

«Цветные революции» не происходят сами собой, без наличия соответствующих предпосылок и без требуемых условий, но главное — без серьезной подготовки и существенных усилий. Потому, чтобы ответить на вопрос «Возможна ли в России "цветная революция?"», необходимо дать максимально четкую и жесткую оценку социально-экономических и политических условий и предпосылок, а также роли диссидентствующей публики и «пятой колонне». Только максимально полное и исчерпывающее знание о ситуации в стране, об имеющихся проблемах и вызовах может дать возможность власти эффективно бороться с «цветными» цунами.

Причем в данном случае речь идет не только о жестком государственном контроле за деятельностью западных фондов, занимающихся на территории России подрывной деятельностью. Но прежде всего — о серьезных изменениях в модели развития страны, так как только таким образом можно лишить «революционеров» поддержки.

Если предпосылки имеются, то теоретически в любом государстве возможна реализация сценария ЦР, в отсутствии оных рассмотрение такого хода событий, даже гипотетически, - бессмысленно. Условия же переводят возможность возникновения «цвет ной революции» и ее успеха из теоретической плоскости в практическую. Если этих условий недостаточно, то ЦР так и останется потенциальной возможностью завтрашнего или послезавтрашнего дня, а не фактором актуальной политики сегодня.

Среди внутренних предпосылок и условий ЦР можно выделить следующие:

- «авторитарное или псевдодемократическое государственное устройство, существенно ограничивающее возможности вхождения в доминирующую общественную силу и в правящую группу представителей различных социальных групп»(29);

- наличие широкого слоя недовольного существующим порядком населения, так называемой базовой группы, из которого рекрутируются участники массовых ненасильственных мероприятий;

- неудовлетворенность большей части населения уровнем предлагаемых правящей группой, в рамках существующего социального, политического и экономического устройства, благ и возможностей, в сравнении с ожидаемыми. В таком случае население активно или пассивно поддерживает идею «цветной революции»;

- отсутствие или слабый контроль со стороны власти за опорными источниками ЦР - НПО, СМИ, интернет-ресурсами;

- наличие в правящей группе сторонников «цветной революции» и сильного единого оппозиционного центра во главе с авторитетными лидерами;

- отсутствие легитимного политического лидера, способного объединить здоровые силы общества против вируса ЦР.

В настоящий момент в России нет этой совокупности условий. Как справедливо отмечают некоторые аналитики, большое сомнение вызывает и способность лидеров «цветного» движения в России организовать масштабные, долгосрочные и скоординированные массовые акции. Таким образом, можно с определенной долей уверенности утверждать, что в настоящее время в России отсутствует базовая группа для ЦР. Кроме того, сторонники «цветных» перемен не имеют широкого представительства в отечественном государственном аппарате(30). В то же время в стране есть серьезные социально-экономические проблемы. И от степени и быстроты их решения зависит возможность нового «цветного» давления.

Более двух тысяч лет назад китайский философ Лао-Цзы говорил:

«Наводить порядок надо тогда, когда еще нет смуты». Очевидно, что это высказывание как нельзя лучше характеризует современность. Если в государстве порядок, то реализация интересов внешних интересантов ему не страшна. Если же этого порядка нет, то вирусы революции имеют благодатную почву. Рвется там, где тонко.

Пожалуй, это самый главный секрет «цветных революций».

*** «Цветные революции» не происходят сами собой, без наличия соответствующих предпосылок и без требуемых условий, но главное - без серьезной подготовки и существенных усилий.

*** 1 М.Н. Петров. Механизмы государственных переворотов. М., 2005. С. 3.

2 Л.Д. Троцкий. История русской революции. — www.magister.msk.ru/library/trotsky/trot1009.htm 3 «Митт Ромни: "Россия — это дестабилизирующая сила на мировой арене, которую необходимо обуздать"». — www.rusfact.ru/news/mitt_romni_rossija_ehto_destabilizirujushhaja_sila_na_ mirovoj_arene_kotomu_neobkhodimo_obuzdat/2012-03-07- 4 «Ромни назвал "тирана" Путина "угрозой глобальной безопасности"». — www.newsru.com/world/28jan2012/romney.html 5 См. «Митт Ромни: "Россия — это дестабилизирующая сила на мировой арене, которую необходимо обуздать"».

6 См. Е. Г. Пономарева. Секреты «цветных революций». — «Свободная Мысль». 2012. N 1/2, 3/4.

7 «War Report of the Office of Strategic Service». Wash, 1949. P. 99 (цит. по:

Н. Н. Яковлев. ЦРУ против СССР. М, 1985. С. 12).

8 «"Dropshot" - American Plan for War with the Soviet Union, 1957». — www.allworldwars.com/Dropshot%20 %20American%20Plan%20for%20War%20with%20the%20Soviet%20Union%201957.h tml 9 «15-й доклад Трехсторонней комиссии». - Цит. по: Н. Н. Яковлев. ЦРУ против СССР. С. 70.

10 Э.Н. Люттвак. Государственный переворот: Практическое пособие. М., 2012. С. 4. 11 Там же. С. 20.

12 А. де Токвиль. Старый порядок и революция. — www.larevolution.ru/books/Tocql.html 13 А.М. Мигранян. Россия в поисках идентичности. М, 1997. С. 40.

14 См. Дж. Голдстоун. К теории революции четвертого поколения. www.ruthenia.ru/logosnumber/56/06.pdf 15 См. «The World Factbook». — www.cia.gov/library/publications/the-world factbook/ 16 «Политика» (Београд). 01.10.2000.

17 М.Н. Петров. Механизмы государственных переворотов: историко теоретическое исследование. С. 65.

18 См. там же. С. 65—66.

19 См. С. Н. Булгаков. Героизм и подвижничество (Из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции). — www.vehi.net/vehi/bulgakov.html 20 Е.Г. Пономарева. Секреты «цветных революций». — «Свободная Мысль».

2012. N 3/4. С. 55.

21 См. Е. Пустовойтова. Американская прописка российской революционной химеры. — www.fondsk.ru/news/2012/03/08/amerikanskaja-propiska rossijskoj-revoljucionnoj-himery.html 22 См. Л. Саенко. Time включил Навального в список 100 самых влиятельных людей мира. - www.news.mail.ru/society/8696159/ 23 См. Р. Дуглас. Обанкротившаяся Британская империя провоцирует свержение Путина. — www.larouchepub.com/russian/novosti/2012/b2026_rbd_dossier_1_brits_v_rus sia.html 24 Там же.

25 См. «Political Calculations». — www.politicalcal culations.blogspot.com/2005/04/brains-r-us.html 26 См. М. Н. Петров. Механизмы государственных переворотов: историко теоретическое исследование. С. 72—73.

27 «Transformational Diplomacy».

http://en.wikipedia.org/wiki/Transformational_Diplomacy. См. также «Transformational Diplomacy». — www.state.gov/documents/organization/86291.pdf 28 «Transformational Diplomacy». — www.merln.ndu.edu/archivepdf/nss/state/59339.pdf.

29 М.Н. Остроменский. Основы противодействия гражданского общества «цветным» революциям. — www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/ 30 См. М. Н. Остроменский. Возможна ли сегодня «цветная» революция в России? — www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/66800/ Инновации в условиях архаизации, Д. Котеленко 30.06. ДМИТРИЙ КОТЕЛЕНКО Свободная мысль Москва 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, "5-6" КОТЕЛЕНКО Дмитрий Геннадьевич — ученый секретарь Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН (Ростов-на-Дону), кандидат политических наук Работа выполнена по гранту Президента РФ «Международная периферия как зона социально-экономической депрессии, дефицита власти и контроля: проблемы и пути решения (на примере южного макрорегиона)».

Местное самоуправление в сельской местности в Южном федеральном округе Реализация любой реформы сопряжена со множеством трудностей. Учесть весь комплекс факторов, влияющих на ее реализацию, достаточно сложно, поэтому неудивительно, что результаты не всегда и не в полной мере соответствуют первоначальному замыслу. Анализ реальных итогов первых этапов муниципальной реформы позволяет предложить ряд рекомендаций по ее корректировке.

Формальные результаты, достигнутые в этот период (2003—2008), неоспоримы. Они, как обоснованно отмечают Т. Арсеньева и А. Руденко, внесли в российское общество ряд позитивных социальных инноваций: в основном отрегулирована федеральная и региональная нормативная база, созданы новые муниципальные образования, установлены их границы и статусы;

практически отлажены процедуры муниципальных выборов и сформированы органы местного самоуправления;

разработана и внедрена система муниципальных правовых актов, уставы муниципальных образований прошли государственную регистрацию и четко разграничили полномочия глав представительных и исполнительных органов местного самоуправления;

завершается процесс разграничения прав собственности на имущество, находящееся на территории муниципальных образований;

определены расходы и источники доходов в бюджеты поселений;

разработаны стратегии развития социально-экономической сферы муниципальных образований;

начата работа по формированию корпуса квалифицированных кадров(1).

Тем не менее реальные результаты не столь однозначны. На наш взгляд, существуют две главные проблемы, связанные с реализацией рассматриваемой реформы, — отсутствие адекватной экономической базы для местного самоуправления и отчуждение муниципальной власти от населения. Причем в обоих случаях действуют не факторы опережающего социального развития, а, напротив, инерция постсоветского системного кризиса, возродившего к жизни архаические практики (например: в экономике — откат к натуральному хозяйству, в сфере управления - расцвет примитивных практик власти, клановости и коррупции).

Экономическая база. По замыслу реформаторов муниципалитеты должны быть финансово состоятельными и одновременно с этим отвечать критерию «шаговой доступности». Однако на выходе отказ от «бездумного укрупнения» обернулся излишней дробностью муниципалитетов, что, соответственно, обеспечило им скудную доходную базу. Чрезмерная раздробленность муниципальных образований приводит к дефициту источников формирования их финансового потенциала. Если в России в ходе муниципальных реформ количество муниципальных образований увеличилось, то мировой опыт дает обратные примеры: в Дании реформа 2007 года привела к более чем 10-кратному сокращению числа муниципальных образований(2).

Хотя российская бюджетная система слишком запутана, как отмечают эксперты(3), нетрудно увидеть, что в настоящее время свыше 90 процентов муниципальных образований являются дотационными. Большая часть собранных налогов (50 процентов) оседает в федеральном, региональном (30 процентов) и районном (20 процентов) бюджетах, тогда как на места едва доходит 10 процентов общей суммы. Значительная часть средств, собранных на местах, проходит через все уровни бюджетной системы, чтобы вернуться в виде безвозмездных поступлений (дотации, субсидии, субвенции). Только крупные города имеют перевес собственных налоговых и неналоговых доходов над безвозмездными поступлениями (субсидии, дотации, субвенции).

Основной источник налоговых поступлений в региональные и местные бюджеты — налог на доходы физических лиц (НДФЛ), хотя он в разы уступает безвозмездным поступлениям. Как отмечают эксперты, НДФЛ при более справедливом его распределении мог бы стать более весомым источником доходов муниципалитетов (даже для большинства регионов именно этот налог обеспечивает самые существенные поступления). НДФЛ привязан к уровню зарплат: повышение уровня оплаты труда на местах должно приводить к росту местных доходов. Но уровень зарплат на местах остается крайне низким. И дело не только в экономических реалиях, но и в принципиальном нежелании крупных работодателей на местах, как правило, поголовно представленных в районных и городских собраниях депутатов, менять сложившуюся ситуацию. Что же реально стимулирует существующая система?

Проблема не только и не столько в поиске дополнительных источников дохода. Проблема в самой системе. Например, В. Путин предлагает передать на уровень муниципалитетов все налоги от малого бизнеса, который сейчас работает в условиях специальных налоговых режимов. Но очевидно, что эти деньги могут уйти на «помощь» крупным собственникам района (города), а не на развитие конкретной территории. Такой исход можно прогнозировать хотя бы с учетом реального состава советов депутатов районных и городских собраний: в основном это крупные местные предприниматели, с которых собственно и будет собираться налог.

Замысел муниципальной реформы противоречит объективным тенденциям пространственного развития. Общепризнанным стал тезис о депопуляции села и росте региональных столиц. В постсоветский период с карты исчезло до 30 тысяч деревень и сел. Продолжает увеличиваться количество мельчайших сел(4), активно идут процессы разрушения малых городов и поселков городского типа(5). Модернизацию региональных столиц сопровождали архаизация остальных территорий, «негативный социальный отбор» в глубинке(6).

Несмотря на это сохранение существующей сети поселений остается приоритетом государственной политики. Государственные программы поддержки села фактически приводят к сохранению натурального хозяйства(7). На аграрном Юге, где примерно половина из 23 миллионов населения проживает на селе, только Кубань демонстрирует высокие показатели сельхозпроизводства. Зарплаты в сельской местности не соответствуют реальному прожиточному минимуму. В условиях отсутствия господдержки даже «эффективные» предприятия не способны обеспечить их пристойный уровень.

Практически в каждом регионе сегодня сложилась своя зона(ы) депрессии, характеризующаяся деградацией системы производства, устойчивой депопуляцией, снижением качества человеческих ресурсов, криминализацией и т. д. Как правило, эти территории максимально удалены от региональных столиц (см. Рис. 1).

Районы, находящиеся на окраине сопредельных субъектов Федерации, зачастую образуют территориальную целостность — своего рода «пояс неразвития», представляющий собой зону, условно говоря, двойной социально-экономической депрессии, характеризующийся самоподдерживающейся негативной динамикой. Для описания этих территорий мы используем понятие «межрегиональная периферия» (см.

Рис. 2). В связи с этим сохранение существующей «нарезки»

муниципальных образований (районы и города) лишь консервирует проблему. Сегодняшняя сетка районов некритически заимствована из советского прошлого, когда район представлял собой хозяйственную единицу, замыкал на себе ряд производственных функций (например, число МТК, обслуживавших группы колхозов, в основном соответствовало количеству административных районов). То же касается и сельских поселений, границы которых прочерчены по границам давно развалившихся и приватизированных по частям колхозов.

Таким образом, в экономическом плане муниципальные районы сложно рассматривать в качестве опорных точек развития. Альтернативной могли бы стать крупные и средние города, которые уже сегодня в качестве социально-экономических центров обслуживают целые субрегионы (особенно на удаленных территориях).

Этот тезис подтверждает размещение крупных предприятий (см. Рис. 3). На Юге они сосредоточены, как правило, в крупных и средних городах, а также на пересечении основных транспортных магистралей, к которым, как отмечает С. Кордонский, давно тяготеет активное население страны(8).

Качество управления. Почему вместо «школы демократии» для населения местная власть превратилась в ресурс для избранных, была присвоена местными кланами? Почему местные жители проявляют ограниченный интерес к участию в местном самоуправлении?

Ответ на первый вопрос требует уточнения: ситуация в городах и муниципальных районах несколько отличается. В городах имеется некая критическая масса населения, достаточно высокая концентрация интересов различных групп. Все это препятствует монополизации властного ресурса какой-либо одной группой. Об этом свидетельствуют регулярные скандалы в городах (конфликты мэров и глав городских собраний), раз облачения громких фактов коррупции. В то же время борьба с коррупцией в органах власти практически не ведется в удаленных (в том числе от транспортных магистралей) районах. По крайней мере, об этом свидетельствует собранная нами из открытых источников база данных (см. Рис. 4).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.