авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |

«Российская академия наук Дальневосточное отделение ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ Хоздоговор № 06-09/БР-0-280-2009 Экз. № ...»

-- [ Страница 10 ] --

Карта состояния растительного покрова водосборного бассейна Зейского во дохранилища изначально была составлена в масштабе 1:200 000, проекция Гаусса Крюгера (зона 22). Карта составлялась с использованием топоосновы масштаба 1: 000. При печати была использована топооснова масштаба 1:500 000 без дополнитель ной обработки тематической карты.

Для оценки современного состояния растительного покрова и лесных земель зо ны влияния Бурейского водохранилища был произведен архивный поиск необходи мых современных (по залетам 2005-2006гг.) космоснимков на территорию протяжен ностью от устья Буреи на ЮЗ до п.п. Ургал, Чегдомын на СВ и шириной свыше 120 км. В результате использованы 6 сцен космоснимков со спутника LISS-3 (IRS– 1D) по залетам 19.08.2005 г. (охватывают около 20% восточной окраины зоны влия ния) и 29.09.2006 г. – на остальную часть территории зоны влияния, с разрешением м. Кроме того, для оценки динамики изменений в пределах зоны влияния на террито рии Амурской области использованы архивные космоснимки со спутника Landsat ТМ по залетам 1988 года (27.09.88) с разрешением 30 м. По результатам камерально го комплексного дешифрирования космоснимков и имеющейся топоосновы масштаба 1:200 000 была составлена векторная Карта состояния растительного покрова и зе мель зоны влияния Бурейского водохранилища, наложенная на цифровую модель ме стности (ЦММ) того же масштаба. Карта составлена в масштабе 1:200 000, проекция Гаусса-Крюгера (зона 22). ЦММ составлялась с использованием изданной ГШ РФ то поосновы масштаба 1:200 000.

Дешифрирование снимков выполнено камеральным путем, полевой заверки не проводилось. По всем снимкам были рассчитаны нормализованные вегетационные ин дексы (NDVI), примененные для классификации объектов. Результаты компьютерной обработки статистических данных по видам и площадям антропогенной нарушенности лесов и лесных земель района исследований приведены в таблицах 7.2.4, 7.2.5.

Как видно из таблицы 7.2.4, покрытая лесами площадь водосбора Зейского водо хранилища составляет около 4.2 млн. га или 63.4%. Совместно с кустарниками и стлаником, редколесьем, зарастающими рубками и зарастающими горельниками об лесенная часть водосбора достигает около 72 % и в целом относится к сильно зале сенным территориям. В то же время степень залесенности, сохранности лесов и рас тительного покрова водосборного бассейна водохранилища очень неравномерная.

Это объясняется как природными условиями, так и антропогенными факторами. От носительно слабой антропогенной нарушенностью характеризуется междуречье Тока – Купури, где хозяйственная деятельность практически отсутствует. При этом на дан ной территории наглядно демонстрируются необратимые последствия лесных пожа ров для лесных экосистем в условиях крайне уязвимых ландшафтов. На разновремен ных космоснимках видно, что на месте целого ряда отдешифрированных каменистых осыпей (бассейны рек Луча, Купури, Бол. Иракан, Унин и др.) 15-20 лет назад были леса либо стланиковые заросли. Таким образом, в данных ландшафтных условиях по сле лесных пожаров самовосстановления ни лесов, ни кустарников не происходит, что также необходимо учитывать при планировании противопожарных мероприятий.

Таблица 7.2.4 - Статистика по водосборному бассейну Зейского водохранилища Общая площадь района исследований, га 6 865 в т.ч. площадь Зейского водохранилища, га 216 № п.п. Типы объектов Общая площадь, га %% 1 Леса 4 215 599 63, 2 Заболочено 1 472 889 22, 3 Кустарник, редколесье 441 717 6, 4 Гольцы, осыпи 167 476 2, 5 Горельники 93 223 1, 6 Вырубки 65 831 1, 7 Зарастающие горельники 64 816 1, 8 Зарастающие рубки 40 204 0, 9 Затопляемая зона 30 894 0, 10 Прочие нелесные территории естественного гене- 18 567 0, зиса 11 Россыпи, карьеры 20 692 0, 12 Селитебные территории 5 954 0, 13 Поля 3 486 0, Итого 6 641 348 Таблица 7.2.5 - Результаты статистической обработки по зоне влияния Бурейского водохранилища Общая площадь рассматриваемого участка, кв. км Площадь зеркала вдхр. (по факту на 09. 2006), кв. км 395, №№ Площадь, %% Типы объектов п.п. кв. км от общей площади 1 Горельники свежие 262,3 1, 2 Вырубки свежие 2296,1 10, 3 Поля, пашни 8,5 0, 4 Леса 12135,6 58, 5 Кустарники, редколесье 2997,1 14, 6 Пляжи 23,2 0, 7 Отработанные россыпи, карьеры 8,2 0, 8 Селитебные территории 35,9 0, 9 Болота, заболоченные территории 1664,6 7, 10 Зарастающие горельники 367,1 1, 11 Гольцы, осыпи, каменные россыпи 105,8 0, 13 Зарастающие вырубки 855,9 4, 14 Луга 61,8 0, Итого 20822,1 99, Благодаря статусу ООПТ, слабо нарушены лесные экосистемы в пределах Зей ского заповедника и заказника Бекельдеуль. На остальной части водосборного бас сейна Зейского водохранилища леса на протяжении последних 30-ти лет уже в значи тельной степени нарушены как собственно хозяйственной деятельностью, так и непо средственно связанными с ней пожарами преимущественно антропогенного генезиса.

Наиболее повреждены пожарами леса левобережья водохранилища в пределах Верх незейского ландшафта, где площади отдельных очагов пожаров достигают 10000 га (бассейн среднего течения р. Тулунгин), а в целом пройденная свежими (1-5 лет) лес ными пожарами площадь сопоставима здесь с таковой для сохранившихся относи тельно ненарушенных лесов. При таком масштабе нарушений растительного покрова существует реальная опасность необратимости негативных изменений в лесных эко системах и их деградации. В том числе, это не может не сказаться на объеме годового стока (его уменьшении) с данного водосбора.

Как видно из таблицы 7.2.5, покрытая лесами площадь рассматриваемой части зоны влияния Бурейского водохранилища составляет около 1.2 млн. га или 58.1 %.

Совместно с кустарниками и стлаником, редколесьем, зарастающими рубками и го рельниками облесенная (в различной степени) часть водосбора достигает около 78% и в целом относится к сильно залесенным территориям. Однако степень залесенности, сохранности лесов и растительного покрова зоны влияния очень неравномерная. Наи более облесена (более 80% территории) и в то же время наименее антропогенно на рушена в настоящее время ЮВ часть зоны влияния в бассейне среднего течения реки Тырма на участке от устья реки Садылга до устья реки Яурин (Хабаровский край). К хорошо облесенным и слабо нарушенным можно отнести и междуречье Буреи – Тую на в СВ части зоны влияния. Относительно слабо антропогенно нарушен также лес ной покров на облесенной части левобережья Буреи в междуречье Ягдынья – Дубли кан. Основные нарушения лесного покрова здесь связаны со свежими пожарами, площади которых достигают 1000 га.

На территории Амурской области к слабо нарушенным лесным массивам в пре делах зоны влияния можно отнести лишь небольшие по площади (до 20 000 га) участ ки лесов – это территория Желундинского заказника, а также водораздельная часть на границе с Хабаровским краем (междуречье Ташина – Ниж. Мельгин). На остальной части рассматриваемой территории интенсивно проявлены два основных фактора на рушений – рубки и лесные пожары. Последние по количеству наиболее распростра нены в западной части зоны влияния и зачастую тяготеют к прибрежной зоне водо хранилища. Это можно объяснить бесконтрольным сжиганием порубочных остатков при лесосводке, что неоднократно наблюдалось специалистами при проведении мо ниторинговых исследований в верхнем бьефе водохранилища.

Однако наиболее проявлены из антропогенных факторов на рассматриваемой территории рубки леса, которыми охвачена вся центральная часть зоны влияния. Об щая площадь рубок различного возраста достигает 14%. При этом обращает на себя внимание следующий факт. На космоснимках 1988 г. основная часть рубок на рас сматриваемой территории была сосредоточена в прибрежной части Буреи, где в то время происходила сводка леса под ложе будущего водохранилища. При этом пло щадь рубок уже тогда выходила за пределы ложа при отметке НПУ 256 м, т.е. факти чески вырубались леса в будущей водоохраной зоне водохранилища.

На современных космоснимках видно, что и свежими рубками в прибрежной части водохранилища охвачена значительная часть водоохраной зоны за пределами зоны затопления. Особенно это проявлено в пределах Амурской области. На террито рии Хабаровского края данный факт имеет место в основном на правобережье Буреи (участок от р. Янырь и ниже по течению). Одной из причин данного нарушения явля ется то, что границы водоохраной зоны Бурейского водохранилища до сих пор не вы несены в натуре.

Общая площадь нарушений лесного покрова рассматриваемой территории в ре зультате рубок и пожаров различного возраста достигает 18%. Другие виды антропо генных нарушений в совокупности не превышают 1%.

Таким образом, из приведенного краткого анализа видно, что среди основных проблем в сохранении лесов и лесных экосистем на рассматриваемой территории, можно назвать следующие:

• скорейшее вынесение в натуру границ водоохраной зоны Бурейского водо хранилища и контроль за соблюдением в ней установленного режима природопользо вания, в т.ч. лесопользования;

• усиление контроля за соблюдением правил пожарной безопасности в лесах, в т.ч. при проведении лесосводки и лесоочистки, прокладке и эксплуатации лесовозных дорог, массовом и неконтролируемом спортивном рыболовстве.

VII.3. Прогнозируемое и фактическое влияние водохранилищ на лесные экосистемы Первая на Дальнем Востоке Зейская ГЭС была запроектирована как водорегули рующая для ликвидации наводнений и получения электроэнергии. Проект каскада ГЭС на р. Бурее (вначале под названием Желундинская ГЭС) имеет преимущественно энергетическую направленность. В число задач входит также снижение уровней па водков и уменьшение сроков затопления поймы.

Выработка энергии и противопаводковое назначение ГЭС невозможно без соз дания крупных водохранилищ, а для дальневосточных рек с преимущественно дож девым питанием на водохранилищах необходимы и противопаводковые емкости для многолетнего и сезонного регулирования уровней рек в нижнем бьефе. Создание во дохранилищ ГЭС сопровождается коренным переформированием его ложа, процес сами абразивного и волнового образования берегов, изменением гидрологических ус ловий на побережье. Водные массы водохранилища обладают большой теплоемко стью и тепловой инерцией, поэтому влияют на температурный режим воздушных масс и термический режим почв побережья.

Имеются методики составления прогноза динамики местного климата, влияния водохранилища на длительность безморозного периода и фенофазы развития расте ний. Например, для Зейского водохранилища был составлен научный прогноз преоб разования экосистем [27]. Предполагалось, что Зейское водохранилище будет способ ствовать увлажнению и отеплению прилегающей территории. В нижнем бьефе, на оборот, прогнозировалось снижение поемности и образование полыньи зимой и низ кая температура воды летом.

Для водохранилищ, создаваемых в лесной таежной зоне, важным также, по мне нию авторов, является выяснение величины и характера их влияния на лесные экоси стемы побережья и нижнего бьефа. Решение этих вопросов возможно с помощью но вого методического подхода на основе комплексной системной оценки изменений в лесах побережья. Этот подход состоит в использовании дендрохронологического ме тода для целей текущего мониторинга, а также выявления динамики таксационных показателей древостоев за период влияния созданного водохранилища.

VII.3.1. Методический подход к определению влияния крупных водохранилищ на прибрежные леса Создание крупных водохранилищ ГЭС воздействует на особенности структуры погоды побережья, определяя микро- и мезоклиматические изменения в ней. Лесные экосистемы реагируют на эти изменения местного климата многообразно, в том числе изменением прироста древостоев по диаметру, высоте и запасу. Все изменения в лес ной среде преимущественно носят не прямой, а опосредованный характер – через факторы тепла, влаги и длительности фенологических фаз. Прямое воздействие водо хранилища после его наполнения (стабилизации) может иметь место лишь в при брежной зоне при подтоплении (осушении) эрозионных берегов. Резкие изменения гидрологических условий произрастания леса приурочены к размываемым берегам, сложенным рыхлыми отложениями.

Границы зоны воздействия водохранилища на лесные экосистемы во многом оп ределяются рельефом и направлением господствующих ветров по сезонам года. Ус тановлено, что безморозный период на берегах водохранилища у плотины Зейской ГЭС увеличился на 18 дней. Это дает прирост суммы положительных температур, увеличение вегетационного периода, а, следовательно, и возможностей для прироста леса. Влияние водохранилища на первичную производительность лесов, лугов и бо лот через увеличение безморозного периода и суммы положительных температур опосредованно выражено в изменении термических условий почвообразования, уве личении деятельного слоя почвы и связано с понижением уровня многолетней и се зонной мерзлоты под лесами и на болотах.

Изменения в лесных экосистемах побережья распространяются вглубь суши на расстояния, где преобразованный мезоклимат и гидрогеологические условия являют ся факторами развития экосистем и не выходят за рамки их устойчивости. При анали зе происходящих изменений следует также учитывать, что влияние водохранилища относится к вековым факторам изменения условий на побережье и их действие опре деляется режимом водохранилища, который складывается из режима накопления и расхода водных масс, а также динамикой уровней и площадей акватории и зоны сра ботки. Все сдвиги температур воздуха, влажности, по сравнению с обычными усло виями, определяются в первую очередь депонированием тепла водными массами в летне-осенний период, а затем расходованием его со стоком и на прогревание воздуха над водохранилищем в зимне-весенний сезон.

Компоненты лесных экосистем испытывают влияние водохранилища непосред ственно или опосредованно. Непосредственное влияние – это изменения в ежегодном приросте, т. е. производительности через измененную продолжительность вегетации, повышенную среднюю температуру зимних месяцев, сдвиг фенологических фаз рас тений, атмосферные явления. Опосредованное влияние – это динамика почвенных процессов (снижение уровней и длительности сезонной и многолетней мерзлоты, гра диенты температуры почвы, изменение массы почвенной органики /опада, подстил ки/), динамика напочвенного покрова.

Пространственное влияние (распространение его от кромки берегового уступа и от уреза воды) – важнейший показатель возможных преобразований в прибрежных лесах. Считается [27, 9], что эффективное влияние на равнинных берегах распростра няется до 10 км, в горных условиях – до 3-5 км. На подветренных участках равнинно го побережья глубина проникновения отепления может распространяться до 20 км и более.

На вопрос: что изменилось в лесах побережья Зейского водохранилища за 30 лет существования Зейской ГЭС? – ответы можно искать как в изменении производи тельности лесов, так и в динамике напочвенного покрова, изменениях в мощности лесной подстилки, положении зеркала грунтовых вод, глубине залегания многолетней мерзлоты и других условий существования леса. Совершенно необходимо также вла деть сведениями о «стартовом» состоянии исследуемых объектов – знать, что они представляли собой перед созданием водохранилища. Не менее существенным явля ется величина, размер «отклика» каждого исследуемого явления за этот период с уче том его системной инерции и природной устойчивости.

Изменения в различных слагаемых экосистем во времени протекают по-разному.

При этом каждое слагаемое имеет свое характерное время. На необходимость учета последнего при исследовании явлений динамики экосистем указывали А.Д. Арманд и В.О. Таргульян [1]. Причем для явлений с разными характерными временами должны применяться различные методы: от стационарных наблюдений до палеогеографиче ских исследований, в зависимости от периодичности, длительности и скорости управ ляющего фактора. Характерные времена, рекомендуемые этими авторами для поч венного компонента экосистем, имеют значение от минут (влажность) до тысяч лет (профиль и структура).

Кроме характерного времени важна возможность «чтения» динамики какого либо фактора. Например, рост переходных и верховых болот в высоту можно опреде лить по розеткам росянки, а ход роста отдельного дерева – по годовым кольцам.

Важно также иметь материалы хозяйственного учета почвенного покрова и на саждений лесного фонда за удовлетворяющий исследователя промежуток времени.

Такие материалы имеются по учету лесного фонда, ревизий лесов, которые повторя ются через 10-15 лет. Однако данная методика учета допускает проводить определе ние таксационных характеристик с точностью (+, -) 10 %, что для наших целей непри емлемо.

Изучением динамики почвенного покрова выявить степень влияния водохрани лища на почвы за короткий промежуток времени (30 лет) трудно, так как эти измене ния должны носить величину зональных отличий.

Таким образом, из объектов мониторинга лесов самым надежным является изу чение хода роста отдельных модельных деревьев. Оценка полученных результатов возможна как по динамике роста моделей разных возрастов, так и путем сравнения со статистически достоверными таблицами хода роста, таблицами текущего прироста, составленными ДальНИИЛХ для региональных групп типов леса [17].

VII.3.2. Основные факторы влияния водохранилищ ГЭС на лесные насаждения Следствием создания крупных водохранилищ является образование берегового уступа и подводной отмели, что приводит к падению или повышению депрессионной кривой грунтовых вод. На более или менее крутых берегах может образоваться поло са осушения, ширина которой от бровки уступа протягивается до линии совмещения бытового (до заполнения водохранилища) зеркала грунтовых вод с депрессионной кривой. На пологих берегах, сложенных тяжелыми глинистыми грунтами, может по вышаться капиллярная кайма почвенных вод, что приводит к подтоплению.

Другой важный фактор влияния водохранилищ связан с тепло- и массообменом между водной поверхностью и атмосферным воздухом. Тепло- и массообмен может осуществляться только при температурных градиентах, наличии водных течений, волнений и ветра, изменении характера солнечной радиации, а конкретнее – состав ляющих баланса радиации. Водохранилища депонируют в водных массах не только потенциальную энергию напора ГЭС, но и значительные количества тепла, величина которого превосходит потенциальную энергию воды в сотни раз. Это тепло и тепло обменные процессы на границе вода–атмосфера являются причиной изменения мест ного климата, прежде всего температуры воздуха. Ниже рассматривается влияние «отепляющего» действия Зейского водохранилища по основным фазам уровенного режима на воздушные массы и окружающие леса.

Максимальный уровень ежегодного наполнения водохранилища приходится на конец августа – начало октября, стояние – в октябре и период сработки длится с но ября по апрель. Затем циклы наполнения/сработки повторяются. Величина макси мального уровня водохранилища зависит от водности года. За весь период с 1985 го да, когда летне-осенний максимум (314.71 м) приблизился к НПУ (315.0 м), уровней близких к НПУ было всего шесть, в остальных случаях был «недобор» от 3-х до 9-ти метров.

Длительность безморозного периода определяется временем между поздне весенними и ранне-осенними заморозками. Несмотря на положительные среднесу точные температуры воздуха, сумма положительных температур выше 50 является определяющей для жизни древесно-кустарниковых пород. В пределах Верхнезейской впадины первые напочвенные заморозки до образования водохранилища обычно приходились на 25-29 августа, после которых всегда была теплая погода.

Создание Зейского водохранилища внесло свои коррективы следующим обра зом. Температура воды в нем до глубины 12м к 20 августа достигает +12о, прогрева ясь с поверхности до +21-22о, затем происходит постепенное охлаждение и к 20 сен тября она равна +10о до глубины 20-24 м [9].

Воздух с 19 часов до 1 часа ночи в этот период имеет положительную темпера туру. Заморозок возникает между 1 часом ночи и 7 часами утра срочных наблюдений в условиях штиля. Тогда для нагрева воздуха от 0о до +7оС потребуется 9.21 кДж на 1 м3 влажного насыщенного воздуха.

Температурный градиент на водной поверхности в августе между 1 и 7 часами равен +20о, тогда при коэффициенте теплопередачи 20 вт/м град. тепловой поток Q с водной поверхности равен 20 вт/м град. к 20о = 400 вт/м2. За 1 час штилевого времени нагревается на 7о 156 м3 воздуха. Среднесуточная мощность потока тепла для этих условий равна 154 вт с 1 м2 поверхности водоема. Средний показатель отражает лишь общую характеристику потерь тепла водоемом. Повторяемость штилей для м/с Бере говой в августе и сентябре составляет 68-72%. Из ветров преобладают северные, се веро-западные и западные (54-71%), остальные направления распределяются равно мерно. На метеостанции Бомнак штилей в это время 36%, преобладают ветры восточ ных и северо-восточных румбов (63%).

Следующий важный для жизни леса период начинается с конца вегетации (сен тябрь) и продолжается до начала ледостава (начало ноября). В это время водные мас сы достигают фазы гомотермии, когда прекращаются процессы гравитационной стра тификации водных масс, а теплопотери идут путем излучения. В этот период водные массы охлаждаются на всю глубину до t = +4оС, а далее теряют тепло на поверхност ное охлаждение и замерзание. Расчетная мощность теплового потока на участках с глубинами 20-26 м (заливы Темна, Уркан, Тулунгин, Дуткан) в период до установле ния гомотермии с 20 сентября до 20 октября составит 285 вт/м2. Мощность теплового потока за период после гомотермии до ледостава 10 ноября составляет 47 вт/м2. При веденные расчеты мощности теплового потока согласуются со справочными материа лами по коэффициентам теплоотдачи: 13 Вт/м2 х град. для свободного движения воз духа и 35 Вт/м2 х град. для ветра [15,16, 18].

Для выяснения сути влияния водохранилища на леса побережья следует проана лизировать динамику водности водохранилища («блуждание» уреза воды в пределах зоны затопления в многолетнем цикле и в этой связи изменчивости водных масс) за период его существования. Так, по уровенному режиму за период от перекрытия Зеи до настоящего времени можно выделить несколько фаз по водности водохранилища:

- 1974 – 1982 – период наполнения - 1983 – 1992 – многоводный период - 1993 – 1998 – маловодный период - 1999 – 2004 – средний по водности период Период наполнения продолжительностью 9 лет характеризуется тем, что водо хранилище занимало только днище речной долины в пределах первой надпойменной террасы р. Зея. По руслу подпор распространялся только до устьев рек Мульмугакан и Уркан. При этом оставались еще не затопленными современные заливы Дуткан, Ту лунгин, Темна, протяженность которых в настоящее время составляет 20–30 км. Так же полностью оставались «сухими» Урканский залив и р. Зея выше створа мостового перехода БАМа. На правобережье граница затопления приустьевых участков рек Мульмугакан, Мульмуга, Кохани отстояла на 15-25 км от современной береговой ли нии водохранилища. На плоских поверхностях граница затопления располагалась на расстоянии от 1.5 до 3–5 км от НПУ.

После дождливых 1983 и 1984 гг. наступил многоводный период, уровень водо хранилища превысил УМО (299м), а в 1985г. – уже и НПУ (315.7 м). С 1982 по 1986 годы площадь затопления увеличилась с 1480 км2 до 2465 км2, т.е. на 985 км или в 1.7 раза, а объем водохранилища вырос в 2 раза – с 35.6 до 70.8 км3. На 1983 1991 гг. приходится основная переработка и стабилизация берегов водохранилища.

Исключение составляет участок левобережья водохранилища от р. Филимошка до р.

Темна, сложенный рыхлыми отложениями кайнозоя, где процессы переработки бере гов продолжаются до сих пор.

Прирост площадей и объемов затопления в эту фазу приходится в основном на равнинную часть водохранилища. Так, Урканский залив и верховья реки Зея от ство ра моста БАМ почти равны по площади – 247 и 208 км2, соответственно;

залив Темна – 140 км2;

залив Дуткан – около 146 км, Тулунгин – 40-50 км. Правобережье водо хранилища на участке от п. Горный до Джигды «придвинулось» на 0.5–6 км в зави симости от рельефа, который в этих местах чрезвычайно пологий. В этой связи ме теостанция Береговой «приблизилась» к водохранилищу на 1.5 км, а была удалена более чем на 5.5 км. Метеостанция же Бомнак до 1983 года находилась на расстоянии более 25 км от уреза воды. Поэтому, оценивая влияние водохранилища на прибреж ные леса, следует исходить из анализа ситуационных событий, используя график ди намики уровней и картографическую основу размещения лесов и участков водохра нилища, на побережье которых эти леса произрастают.

На 1993–1998 гг. приходится маловодный период. Его характеристика важна для исследования влияния на леса побережья тем, что мелководные заливы в осенний пе риод имеют обширную незатопляемую зону сработки, достигающую ширины 0.3– 0.8 км, в то время как подпоры «удаляются» на 6–12 км (заливы Уркан, Темна, Тулун гин). На р. Зея в данный период обнажаются устья рек Ток, Арга, а водпост метео станции Бомнак находится как раз на границе подпора водохранилища или даже на освободившейся реке. В таких условиях «выявить влияние» с помощью данных ме теостанций явно недостаточно.

Одна из причин индивидуального подхода к конкретным участкам водохрани лища состоит в различном влиянии казалось бы одинаковых участков по площади.

Рассмотрим в качестве примеров заливы Уркан и «ухвостье» водохранилища от ж.д.

моста БАМ до подпора (далее Зейский залив). Они примерно равны по площади – при НПУ их площадь равна 209 и 247 км, соответственно. В то же время термический режим вод у них разный. Зейский залив снабжается стоком Зеи и ее притоков, кото рый с августа закономерно снижает температуру – в конце августа она здесь уже ни же +8°С. Величина притока в средневодный год превышает здесь 300 м3/с. При этом Урканский залив обладает расходом всего около 15 м3/с.

Примерно равные площади акваторий и равный объем воды в заливах не свиде тельствуют об одинаковых теплозапасах. По фактическим замерам воды, Зейский за лив – «холодный», а Урканский – «теплый». Отепляющее влияние водных масс в Зей ском заливе будет составлять при температуре воздуха +1С и +8С воды всего 104 Вт, а в Урканском заливе – 208 Вт, т.е. в два раза больше (условия штиля).

Метеостанция Бомнак зарегистрирует возможное повышение только при ветре В, З и Ю направлений (53%) и при штиле. В маловодный год у с. Бомнак водохрани лища нет. Поэтому при расчете влияния следует исключать из срочных наблюдений все С, СВ и СЗ ветры при любой водности и восточные ветры – при низкой водности.

Из приведенных данных следует, что наблюдения м/с Бомнак для целей метеообосно ваний влияния водохранилища на леса не могут быть использованы.

Рассмотрим Урканский и Зейский заливы водохранилища в условиях маловод ного года с уровнем осенью 309м. Площадь зеркала на обоих заливах сократится на 35 км и составит 85% от их площади при НПУ. Уменьшение площади теплообмена на 15% и уменьшение объема воды на 1.3 км влечет снижение «выдачи тепла» с августа по 20 сентября на фазу гомотермии в Урканском заливе на 65.510 кДж, а в Зейском – на 21.810 кДж, т.е. в три раза. Таким образом, Урканский залив отдает тепла за август-сентябрь в 3 раза больше Зейского.

Водохранилище отдает свои тепловые запасы при наибольшем температурном напоре, который приходится на последнюю декаду августа и конец сентября и в ос новном в ночные часы, когда перепад температур между водой и воздухом достигает 14-25С. На сколько существенной для местного климата является величина теплоза пасов водохранилища, видно из таблицы 7.3.1.

Таблица 7.3.1 - Средняя величина теплового потока с поверхности водохранилища в зависимости от осеннего уровня Объем воздуха (км), Уровень, Объем, Площадь, Потери тепла при нагреваемый на 3С Годы м км км гомотермии за 1 час при штиле 1,141018 Дж 1982 297,6 33,80 1554 2,181018 Дж 1983-1982 313,5 65,0 2336 1,841018 Дж 1993-1998 309,0 54,7 2085 2,101018 Дж 1999-2004 312,4 62,5 2275 В монографии [9] приводятся данные Е.С. Петрова о влиянии водохранилища на температуру воздуха м/с Бомнак за периоды 1966-75 гг. и 1979-88 гг. по пространст венным разностям. Поскольку до 1988 г. влияния водохранилища на территорию м/с Бомнак из-за удаленности (более 25 км) не было, положительные результаты для ав густа (+0.4С) и сентября (+0.1С) следует отнести за счет других метеорологических процессов, не связанных с влиянием водохранилища.

Способность водохранилища в ранне-осенний период и до ледостава за 1 час штиля повысить температуру воздуха на 3С и на 150 м в высоту говорит о многом.

Расчеты показывают, что, кроме срочных наблюдений за температурой воздуха, важ ное и решающее значение имеют термическая стратификация, площадь зеркала и объем водных масс – как на всей акватории водохранилища, так и на конкретных его участках. В связи с этим для объективного решения стоящих перед лесным монито рингом задач необходимо выделить каньонную, горную и равнинную части водохра нилища, а также провести типизацию и районирование его акватории по гидрологиче скому и гидротермическому режимам, выделить орографические границы для зоны влияния.

Таким образом, предложенная ранее и стройная поначалу система лесного мони торинга в виде закладки профилей-трансект и пробных площадей для дендрохроноло гического мониторинга требует системного подхода с целью выявления величины влияния водохранилища на лесные экосистемы.

VII.3.3. Радиус влияния Зейского водохранилища При сооружении крупных гидроузлов всегда стоит вопрос о границах влияния водохранилищ. Несомненно, что кроме общих депонированных количеств тепла и площади теплообмена, т.е. зеркала водохранилища, важным является направление, в котором с акватории водохранилища будут перемещаться трансформированные воз душные массы.

По метеостанции Береговой в августе устанавливается северо-западный перенос, который является устойчивым до марта включительно. В весенне-летний период ве роятность ветров других направлений возрастает, но северный, северо-западный, се веро-восточный суммарный перенос и летом преобладает над другими направления ми. По метеостанции Бомнак летом прослеживается преобладание восточного, севе ро-восточного и северо-западного ветров, т.е. направлений ветра с суши, а не с водо хранилища.

Из картографического анализа направлений перемещения воздушных масс сле дует, что левобережье водохранилища до предгорий хребтов Соктахан и Джагды бо лее обеспечено «прогретым» воздухом, чем правобережье, откуда собственно и по ступают материковые холодные массы воздуха. Рассмотрим сценарий летне-осеннего переноса, как наиболее важного для продолжительности вегетационного периода.

При этом можно утверждать, что поверхностный слой воды в водохранилище по со стоянию на 20 августа прогрет выше 18о (в период полевых работ 22-26 августа в за ливах Черная речка и Окака можно было купаться).

Северные ветры со стороны Унахи–Бомнака могут вызывать адвективные и ра диационные заморозки при температуре ветра +5-7оС. При скорости ветра 3-5 м/с время для преодоления водохранилища составит от 2.5 до 5 часов. В принимаемых условиях движения приземной массы воздуха слоем 250м (при объемной теплоемко сти 1.3 кДж/м3-град и коэффициенте теплопередачи 25вт/м2-град., температурном градиенте 13оС), последняя будет прогреваться при движении в направлении от ме теостанции Береговой до залива Саломатовский (расстояние 22 км) или Снежногор ска (33 км) в течение 1-3,5 часов. Повышение температуры воздуха может составить 5-8о и она будет равна +12-13оС, т.е. в значительной мере приблизится к среднемесяч ной в августе.

Насколько далеко могут перемещаться эти массы воздуха в подветренной части водохранилища, зависит от рельефа местности и структуры растительного покрова.

Допустимо считать, что прогретый воздух может заполнить днище Верхнезейской депрессии над зеркалом водохранилища на высоту 200-250 м и при своем движении в южном, юго-восточном, юго-западном и западном направлениях будет остывать с та кой же интенсивностью, как и при движении над водохранилищем. В этом случае его влияние должно фиксироваться в 25-40 км от побережья.

В северном направлении отепляющее влияние водохранилища в летне-осенний период обусловлено штилевой погодой – 68% случаев наблюдений. Перенос с южных направлений здесь бывает только в 19% случаев. Поэтому ожидать распространения эффективности отепляющего влияния на северное побережье на расстояние более 10км нет оснований. Механизм весеннего охлаждающего влияния на побережье отли чается тем, что на северных (правых) берегах водохранилища в апреле и мае преобла дает перенос с материка. К этому времени на озерной части водохранилища образует ся обширная зона сработки, толщина льда на которой закономерно увеличивается к урезу воды и быстро стаивает. Зона сработки, свободная от растительности, площа дью 500–770 км быстро нагревается и является термическим буфером между холод ным водохранилищем и окружающими лесами. В связи с этим весной на побережье отсутствуют позднее-весенние заморозки, а наступление фенологических фаз задер живается на 7-10 дней.

При отсутствии осенних заморозков длительность вегетации увеличивается на 15-20 дней. По сути, именно с этим и связано влияние водохранилища на окружаю щие леса.

VII.3.4. Результаты изучения влияния Зейского водохранилища на прибрежные лесные экосистемы и экосистемы нижнего бьефа В предыдущем разделе было показано неотвратимое влияние водохранилищ ГЭС на окружающие леса. Оценить это влияние необходимо на стадии проектирова ния, (т.е. составить долгосрочный прогноз развития лесных экосистем) и этим улуч шить качество технико-экономического обоснования проекта. После строительства ГЭС нужно систематически получать текущие сведения о динамике лесных экоси стем в зоне влияния водохранилища и оперативно выбраковывать изменения, не свя занные с этим влиянием, например палы, нашествие вредителей, болезни леса.

Эти два этапа оценки влияния на леса имеют разную основу. Прогноз изменений в лесных системах основывается на расчете прогноза динамики местного климата (аридизация или увлажнение), изменении влажности почв с учетом радиусов влияния.

Система мониторинга лесов основывается на динамике дендрологических пока зателей прироста по диаметру, высоте и объему. Эти показатели увязываются с ос новными факторами роста и развития древостоев.

Цели планируемого лесного мониторинга включают как общие цели слежения за состоянием лесов и текущий прогноз ситуаций, так и цели получения нормативных данных для проектирования, строительства и эксплуатации водохранилищ, регули рующих отношения в области охраны окружающей среды и оценки воздействия гид ростроительства на окружающую природную среду. Следовательно, основные цели лесного мониторинга – получение исчерпывающих сведений об изменении состояния лесов под влиянием крупных водохранилищ, выявление закономерностей протекания процессов изменений и их качественное и количественное выражение в виде, доста точном для составления длительного прогноза с высокой долей вероятности.

Цель мониторинга лесов побережья Зейского водохранилища заключается в изу чении степени влияния водохранилища на производительность леса. При этом Зей ское водохранилище принимается за полномасштабный, с длительным периодом дей ствия объект-аналог строящихся и проектируемых водохранилищ каскада ГЭС на р. Бурее и в бассейне р. Амур.

Основная задача лесного мониторинга – выявить степень влияния крупных во дохранилищ на леса и земли лесного фонда в зависимости от удаления насаждений от берега и от пространственного их размещения на участках водохранилищ, различаю щихся:

географическим положением;

рельефом окружающих берегов;

глубинами водохранилища.

В число задач мониторинга лесов также входит разработка на основе получен ных материалов исследований способов расчета количественных показателей долго срочного прогноза влияния водохранилищ на леса побережий и их составляющие компоненты. При этом имеется в виду положительное, нейтральное или отрицатель ное воздействие.

Методика работы на пробных площадях Принципиальную схему мониторинговых исследований в зоне влияния водохра нилища можно разделить в общем виде на три основных этапа:

1) получение сигналов от объектов лесного мониторинга;

2) их анализ и объяснение;

3) прогноз развития растительного покрова.

Сигнал представляет собой зарегистрированное изменение, происшедшее в рас тительном покрове (ускорение/замедление роста по замерам, сброс листвы, отмира ние) на ландшафтном уровне (изменение ареала экосистемы), выявленное при поле вых работах на постоянных пробных площадях в основном путем анализа роста мо дельных деревьев.

На следующем (камеральном) этапе дается объяснение методам изучения дан ных обработки растительного покрова, их достоверности и анализируются получен ные изменения (по диаметру и высоте, по возрастным периодам) под воздействием естественных и антропогенных факторов. На конечном этапе на основании количест венных показателей проводится предварительное прогнозирование влияния водохра нилища на лесные экосистемы.

В зоне влиянии Зейского водохранилища предварительно было проведено гео ботаническое изучение растительного покрова по материалам лесоустройства терри тории лесхозов, входящих в район исследований, и по планам лесонасаждений наме чены места заложения геоботанических профилей (таксационных ходов) по основным лесным формациям. В процессе полевых работ на геоботанических профилях были заложены временные пробные площади размером в среднем 0.25 га (50х50 м либо 50х100 м), в зависимости от конфигурации участка или склона.

Заложенные в 2004 г. и описанные выше пробные площади выбирались макси мально однородными по положению в рельефе, характеру почвы, крутизне и экспо зиции склона, уровню залегания грунтовых вод, характеру подстилающих горных по род. На каждую пробную площадь заведены карточки с полным описание участка ле са, ее координат, местоположения, видового состава растительности по ярусам, под роста на учетных площадках. Отбор одного или нескольких типичных моделей де ревьев для рубки производился из числа здоровых, визуально не поврежденных гни лью. Для проведения специального исследования проводился анализ хода роста дре весного ствола.

Прежде чем выбранное для анализа дерево было срублено, оно описывалось на корню: определялись местоположение самого дерева, почва, подрост, подлесок и дру гие показатели, необходимые для целей исследования. У анализируемого дерева отме чались на стволе северная и южная стороны, устанавливалось местонахождение шейки корня и на расстоянии от него на 1.3 м измерялись два взаимно перпендикулярных диаметра в направлении север-юг, восток-запад. Дерево валили так, чтобы нижний срез проходил у шейки корня. У срубленного дерева обрубались сучья, не повреждая кору, и отмечались по всей длине ствола северная или южная стороны. Затем измерялись общая высота ствола, диаметры в коре на 1/4, 1/2, 3/4 высоты и у пня, расстояние до начала кроны. Ствол дерева размечался на двухметровые секции и на середине каждой, у шейки корня, на высоте 1.3 м и основании вершинки делались отметки и по ним пер пендикулярно оси ствола выпиливались кружки древесины толщиной 2-3 см. Кружки последовательно выпиливались в направлении от основания ствола к вершине.

Подсчет годичных слоев и все необходимые измерения производились непо средственно в лесу, либо сразу после их доставки к месту полевой камеральной обра ботки (во избежание усушки и растрескивания кружков). На нулевом срезе произво дилась разбивка слоев по периодам 5 или 10 лет по четырем направлениям (север, юг, запад, восток). От центра отсчитывалось количество годичных слоев и сколько лет в периоде с отметкой карандашом. На всех остальных кружках учет велся от перифе рии к центру.

После разделения годичных слоев и их подсчета приступали к обмеру диаметров в направлении север-юг, запад–восток в коре и без коры (с точностью 0.1 см), начиная с нулевого выреза. По средним диаметрам всех кружков по таблице или по формуле круга находится площадь сечения: (q= D/4).

Объем ствола (V) определяется по формуле сложных сечений:

V = q L, где q – площадь сечения на половине длины ствола;

L – длина ствола.

Для анализа хода роста дерева, то есть изменения его размеров (высоты, диамет ра, площади сечения и прироста) строился график хода роста дерева в высоту и про дольный разрез древесного ствола по 10-летним периодам. Для наглядного изображе ния того, как изменяются размеры ствола с возрастом, либо от влияния климатиче ских или других факторов, вычерчивалась схема продольного разреза ствола в опре деленном масштабе по высоте и диаметру.

Дальнейшая работа по анализу заключается в определении того, как изменяется с возрастом таксационный диаметр, высота, текущий и средний прирост, процент прироста. Исследовались причины, обуславливающие характер хода роста ствола.

Ход роста по диаметру обследовался на высоте груди (на высоте 1.3м). Вычитая по следовательно из большего диаметр соседний меньший, узнается, на сколько увели чился диаметр за период исследования.

Текущий прирост (z) за определенный период по диаметру (D), высоте (H) и объему (V) определяется по формуле: Zтек.= (Т- t) / n, где T и t – таксационные при знаки в данный период и n лет назад (n лет назад в период обычно принимаются 5 и 10 лет).

Средний прирост (Zср.) определяется делением таксационного показателя на возраст (А), в течение которого росло дерево: Zср. = Т/А.

Процент текущего прироста (Р) определяется по формуле: Р = 200 Zтек / Т+t.

Для наглядности результаты исследования динамики приростов по высоте и диаметру, а также по возрасту представляются в виде графиков.

На основании полученных в ходе анализа ствола результатов, выявляются при росты в высоту, по диаметру, устанавливаются периоды их кульминации по возрасту (на графиках), обуславливающие отклонение таксационных показателей от общих за кономерностей под влиянием естественных и антропогенных факторов.

Динамика роста модельных деревьев по высоте и диаметру – важные показатели, характеризующие прошедший период роста. Но для наших целей еще важнее иссле дование динамики текущего прироста в зависимости от диаметра и высоты за послед ние 30 лет существования водохранилища. Разбивка на три десятилетних периода обусловлена тем, что в разных местах водохранилища, как указывалось выше, влия ние было предположительно разным и зависело от набора уровня водохранилища и годов стояния этих уровней при максимальном наборе осенью. По этому принципу измерялся и объем ствола по 10-ти летним периодам. Найденный процент текущего прироста сравнивался с приростом пород по стандартной таблице для пород Дальне восточного региона [17].

VII.3.5. Анализ роста и развития древесных пород по результатам исследований на пробных площадях Анализ табличных данных и графиков динамики роста показал, что все отобран ные модели на пробных площадях проявляют общую тенденцию к абсолютному рос ту в высоту по диаметру и объему. Для выявления зависимости развития древостоев от влияния водохранилища брался текущий прирост объема ствола модельного дере ва и запаса насаждения на 1 га и сравнивался с аналогичными показателями для нор мального насаждения по таблицам хода роста, приведенными в таблице 7.3.2.

Рассчитанные величины прироста по объему сравнивались с нормальным про центом прироста, а уменьшение или увеличение текущего прироста по десятилетиям существования водохранилища рассчитаны по отношению к нормальному в процен тах (табл. 7.3.3).

Таблица 7.3.2 Процент текущего прироста по объему отдельного дерева (для нормальных насаждений) [17, таб. 68] Диаметр, см Сосна Лиственница Ель Береза белая 8 2,79 2,82 3,89 3, 12 2,57 2,51 3,40 3, 16 2,35 2,20 2,89 2, 20 2,14 1,91 2,52 2, 24 1,94 1,67 2,29 2, 28 1,76 1,47 2,07 1, 32 1,58 1,30 1,90 1, 36 1,40 1,15 1,75 1, Таблица 7.3.3. Динамика роста и развития древесных пород на пробных площадях Объемный Высота/ Прирост, % Объем прирост, % От № №№ Древес- диаметр, Воз ствола кло Нор № моде- ная по- см раст, по по в коре нения мальн.

ПП лей рода на Н=1,3 лет Факт.

вы- диа б/коры +, мо м соте метру дальн.

1 1 Листвен- 15.39/18.1 80 0.26/0.22 1,2 1,4 2,94 2,7 +0, ница “ 3 “ 14.6/17.4 100 0.97/0.82 0,7 1,0 2,5 1,8 +0, “ 4 “ 23.8/32.6 78 0.24/0.20 0.34 0,24 0,85 0,66 +0, 2 5 “ 12.3/14.6 33 0.14/0.13 6,2 4,1 12,5 7,86 +4, “ 7 “ 12.7/9.7 34 0.075/0.07 3,2 2,3 6,84 4,93 +1, “ 8 “ 15.9/19.3 66 0.26/0.22 2,5 4,6 2,4 2,06 +0, “ 9 “ 20/23.6 157 0.62/0.57 0,15 0,14 0,37 0,65 -0, 4 15 “ 18.6/13.6 50 0.17/0.15 1,5 0,7 2,4 1,73 +0, “ 16 “ 10.25/8.9 47 0.045/0.042 1,8 1,4 4,0 4,03 -0, “ 17 “ 12.25/11.1 46 0,094/0.09 1,0 2,3 3,0 2,53 -0, 1 2 Береза 20.4/21.3 74 0.44/0.40 0,5 0,8 1,56 2,2 -0, 3 10 Береза 22.9/19.3 89 0.34/0.30 0,96 0,61 1,89 1,9 -0, 4 14 Береза 16.87/12.3 42 0.14/0.12 1,8 1,4 4,0 3,3 +0, 2 6 Сосна 16.6/26.1 40 0.48/0.47 1,8 3,3, 7,3 8,0 -0, 3 11 Ель 13.2/14.3 63 0.17/0.16 0,21 1,2 2,26 2,5 -0, “ 12 Ель 13.1/17.6 69 0.24/0.21 2,0 2,3 3,0 32 + “ 13 Ель 9.6/10.3 63 0.07/0.06 1,7 1,6 4,39 4,6 -0, При исследовании моделей лиственницы (№№ 1, 3-5, 7-9, 15-17) в возрасте от до 157 лет, произрастающих на левобережье в каньонной (ПП № 1, урочище Бол. Бе кельдеуль) и равнинной (ПП № 2, урочище Черная речка) частях водохранилища, бы ло установлено, что положительный прирост дали 60% стволов по объему (от 0.37 до 6.84%). Здесь сложились наиболее благоприятные климатические условия для роста растений.

По возрастной структуре наибольший прирост наблюдался у молодых деревьев (33-50 лет), прирост по высоте составил от 1.0 до 5.2% (модели №№ 5, 7, 15-17). В от дельных стволах лиственницы (модели №№ 9, 16, 17) отмечен более низкий прирост по сравнению с нормальным. Лиственница (модель № 9) имеет предельный возраст 157 лет и относится к перестойному классу – это период старения и отмирания ство ла, прекращения прироста и образования мертвой ткани.

Стволы лиственницы моделей №№ 16, 17 в возрасте 46 лет в молодой стадии были подвержены воздействию огня от низового пожара, что привело к образованию внутренней гнили (шириной 2-5см) ствола и, соответственно, снижению прироста по высоте и диаметру.

Лиственница модели № 4 в возрасте 100 лет два последних десятилетия показы вает меньший прирост по сравнению с предыдущим, так как к этому периоду времени относится повреждение корневой шейки дерева пожаром.

У стволов ели (модели №№ 11-13) одного класса возраста (III) наблюдается от носительный отрицательный прирост у двух моделей и лишь модель № 12 дала плю совой прирост по диаметру и объему, т.к. росла в более лучших почвенных условиях и без угнетения ее другими лесными породами.

Сосна представлена одной моделью (№ 6) в возрасте 40 лет, имеет пониженный ход роста в сравнении с нормальным (модальным), что объясняется воздействием ни зовых пожаров.

Березы белые (модели №№ 2, 10) в стадии перестойного класса возраста дали относительное снижение по объемному приросту в связи с завершением роста. У бе резы в IV классе возраста (модель № 14) продолжается прирост по высоте, диаметру и объемный прирост превысил модальный (табл. 7.3.3).

По результатам выявленной динамики текущего прироста лиственницы по строены графики для ПП №№ 1, 3, 4, расположенных в горной части водохранилища и ПП №№ 2, 5, 7, 8 – для равнинной. Из графиков следует, что общая тенденция роста процента текущего прироста наблюдается у всех модельных деревьев, но она выше у тонкомерных, т.е. у молодых экземпляров. Установлен также меньший разброс зна чений прироста на моделях горной части водохранилища, по сравнению с равнинной, что свидетельствует о более устойчивом «отклике» леса в этих условиях. Здесь «раз нос» значений прироста в раннем возрасте составляет 1.7%, против 3% на равнинных территориях.

У всех модельных деревьев прослеживается улучшение прироста в первое деся тилетие заполнения водохранилища. С одной стороны это трудно объяснимо, так как к месту заложения ПП №№ 5, 7 и 8 водохранилище приблизилось в 1978 году на 7 10 км. В то же время подобная реакция леса вполне согласуется с преобладающим на указанных участках западным и северо-западным переносом воздушных масс с аква тории водохранилища. При этом выбранные участки пробных площадей находятся с подветренной стороны.

Превышение текущего прироста лиственницы после заполнения водохранилища, по сравнению с нормальными насаждениями, на равнинной части водохранилища со ставило в первое десятилетие 2.3-3.46%, во второе – 2.3% и в последнее – 1.83%. В горной части лиственница увеличивала рост в заливе Бекельдеуль, соответственно, на 1.31, 0.79 и 0.76%, а в заливе Алгая – на 3.12, 1.74 и 1.4%.

Много или мало дает это увеличение производительности в реальных кубомет рах прироста? Если обратимся к таблице 3.2, то отметим увеличение прироста запасов не более чем 0.2-0.3м3/га у лиственницы и на 0.15–0.25 м3/га у ельников. Такие малые по объему приросты – следствие неудовлетворительных состояний лесных насажде ний. У лиственничников средний запас изменяется от 50 до 200 м3/га при варьирова нии значений средней полноты от 0.3 до 0.7.

Сколь бы значительным ни было влияние водохранилища, низовой беглый по жар, вызывающий ожог корневой шейки, на десятки лет снижает интенсивность при роста. Это видно на модели № 4 лиственницы. Пожары – это частый и, к сожалению, уже почти постоянный фактор в жизни леса.

Приведенная ниже таблица 7.3.4 сравнения эффективности влияния водохрани лища на преобладающие в Снежногорском лесхозе насаждения IV класса бонитета составлена с использованием данных хода роста нормальных лиственничников базо вой густоты [17, табл. 154]. В колонках 1-6 таблицы помещены параметры возраста, средней высоты, среднего диаметра, числа стволов на 1 га, запас в м3 на 1 га, текущее изменение прироста в м3 для нормальных насаждений. В колонках 7 и 8 показаны от пад стволов насаждений по числу стволов и по объему в %. В колонке 9 помещены средние значения прироста, полученные по модельным деревьям соответственно их диаметрам и возрасту.


Таблица 7.3.4 - Сравнительная таблица хода роста лиственничных насаждений базо вой густоты и нормальных лиственничных насаждений под влиянием водохранилища Зейской ГЭС [17, табл. 154, 238] Динамика под Отпад древо Нормальные насаждения влиянием стоя водохранилища Текущее Кол-во За- по кол изменение Возраст, Н ср., Д ср., по V, Z тек. V, стволов, пас, ву, м прироста, лет м см % м шт. % м 20 4,8 4,5 5976 30 7,3 6,7 4711 79 4,7 21,2 4,7 5,92 40 9,5 8,6 3738 126 4,7 20,7 4,1 5,59 50 11,3 10,5 2935 166 4,0 21,5 3,9 5,43 60 12,9 12,4 2328 200 3,4 20,7 3,8 5,14 70 14,2 14,2 1870 223 2,3 19,7 3,7 4,33 80 15,4 15,8 1561 243 2,0 16,5 3,0 3,58 90 16.4 17,4 1334 261 1,8 14,5 2. 100 17,2 18,8 1179 277 1,6 11,6 2, 110 18,0 20,1 1053 291 1,4 10,7 2, 120 18,6 21,2 969 304 1,3 10,5 2, 130 19,2 22,2 897 315 1,1 7,4 1, 140 19,6 23,2 838 325 1,0 6,6 1,2 150 20,1 24,0 792 335 1,0 5,5 0,8 160 20,5 24,7 760 345 1,0 4,0 0,5 Цифры в колонке 7 – это изменение за 10 лет количества стволов в процентах.

По таблице 238 [17] находим нормальное распределение по количеству и запасу. При этом в величину отпада включена разность по числу стволов между десятилетиями.

Для малых диаметров отпад считался на основании разбивки на ступени в 2 см, в него включали стволы с диаметром 2 см и более.

Из запаса предыдущего десятилетия вычитался отпад, а к результату суммиро вался прирост реальных моделей по колонке 9. Полученный результат – запас на 1 га для насаждений в зоне влияния водохранилища – помещен в колонке 10.

Как следует из таблицы 7.3.4, для случая лесных насаждений оптимальной воз растной структуры прирост для возрастов, которыми характеризуются отобранные для исследований модельные деревья, составил 62 м3 или, в нашем случае, 0.69 м3/га в год. С учетом преобладания насаждений полнотой 0.4 этот показатель сократился до 0.28 м3 в год. Таким образом, увеличение продуктивности в среднем может соста вить 18-24%.

Комплексный анализ динамики роста и развития древесных пород по относитель ным приростам по высоте, диаметру и объему позволяет сделать следующие выводы:

1. Рост и развитие древесных пород на исследуемых пробных площадях проте кает в целом в соответствии с общей закономерностью роста. Отклонения в росте по толщине, высоте и объему у растущих деревьев происходят под воздействием изме нившихся климатических условий в зоне влияния водохранилища (температура, ве тер, влажность).

2. В спелом и перестойном возрасте рост деревьев снижается или прекращается и воздействие внешних факторов не оказывает на него заметного влияния. В молодом возрасте древесные породы растут более интенсивно и достигают кульминации в III IV классах возраста.

3. Наиболее характерными моделями, позволяющими отследить влияние клима тических факторов, являются древесные породы в среднем и приспевающем (III-IV класс) возрасте.

VII.4. Общие выводы по результатам обследования лесного покрова в зоне влияния Зейского водохранилища 1. Предварительные результаты о положительном влиянии водохранилища Зей ской ГЭС на прибрежные леса получены впервые с помощью разработанной ориги нальной методики. В то же время пока нет оснований для далеко идущих выводов и долгосрочных прогнозов, особенно в части количественных показателей положитель ного влияния водохранилища.

2. Для статистически достоверных расчетов должен быть соответствующий со став и количество наблюдений – как в зоне влияния, так и за ее пределами. Необхо димо вести фенологические наблюдения.

3. Недостаток метеостанций в зоне водохранилища, а также отсутствие данных по замерам температурного режима на разных глубинах водохранилища не позволяют с достаточной объективностью и точностью выявить влияние водохранилища на климат, а, следовательно, и на растительность побережья. Необходимо включить в параметры метеонаблюдений и гидрологических исследований термическую стратификацию вод водохранилища, а также температуру воздуха, направление и скорость ветра в Уркан ском заливе и в створе ж.д. моста БАМа, в поселках Горный, Хвойный, Береговой. Тре буется также исследовать динамику переноса воздушных масс по метеостанциям Ого рон, Береговой. Это обстоятельство следует учитывать при организации сети пробных площадей для долгосрочного мониторинга лесов в зоне влияния Бурейского гидроузла.

4. При апробировании общепринятой методики исследований по закладке вре менных пробных площадей и выборе моделей древесных пород, а также разработанной ранее программы лесного мониторинга была выявлена необходимость в их уточнении и доработке (применительно к поставленным целям) по следующим показателям:

Основной принцип установления влияния водохранилища на рост и развитие леса заключается в определении изменений таксационных показателей, выраженных через текущий прирост объема ствола дерева и запаса насаждения на 1га в сравнении с данными нормального насаждения по таблицам хода роста. Для этого следует про изводить детальный пересчет деревьев на пробной площади и отбор средних моделей (по средним значениям диаметра и высоты древостоя) у средневозрастных и приспе вающих насаждений.

Для объективности наблюдений пробные площади следует также заложить на фоновых участках за пределами зон влияния водохранилищ – как Зейского, так и Бу рейского.

Необходимо продолжить изучитение влияние Зейского водохранилища на ле са в правобережной части акватории (участок Береговой – Хвойный, а также в Ги люйском заливе выше подпора).

Для полного и качественного изучения влияния необходимо вести долгосроч ный лесной мониторинг в зоне влияния Бурейского водохранилища.

Необходимо организовать систематические фенологические наблюдения на берегах водохранилищ.

Список литературы Опубликованная 1. Арманд А.Д., Таргульян В.О. Принцип дополнительности и характерное время в географии. //Системные исследования, ежегодник. М.: Изд-во Наука, 1974. с. 146-153.

2. Влияние леса на водные ресурсы. М.: Наука, 1986.

3. Готванский В.И. Бассейн Амура: Осваивая – сохранить. - Благовещенск: изд.

Post Scriptum, 2005. – 144 с.

4. Густокашина Н.Н, Балыбина А.С. Изменение континентальности климата в зоне влияния водохранилищ ангарского каскада ГЭС в кн. «Регионы нового освоения, экологические проблемы, пути решения». Хабаровск, 2008 г., кн. 2, - С. 534-537.

5. Колесников Б. П. Геоботаническое районирование Дальнего востока и зако номерности размещения его растительных ресурсов. // Вопросы географии Дальнего Востока. Сб.6, 6. Колобаев Н.Н., Подольский С. А., Дарман Ю.А. Влияние Зейского водохрани лища на наземных позвоночных. Под ред. Колобаева Н.Н. Благовещенск, 2002, - 216 с.

7. Криволуцкий А.Е. Амуро-Приморская страна // Физико-географическое рай онирование СССР (характеристика региональных единиц) / Под ред. Н.А. Гвоздецко го. – М.: Изд-во МГУ, 1968. – с. 503-541.

8. Крупская Л.Т., Хрунина Н.П. Некоторые вопросы использования земель на горных предприятиях юга Дальнего востока и рекультивация. Сб. «Рациональное ос воение месторождений полезных ископаемых Дальнего Востока». Владивосток, Дальнаука. 1997.

9. Мордовин А.М., Петров Е.С., Шестеркин В.П. Гидроклиматология и гидро химия Зейского водохранилища. Владивосток-Хабаровск. Дальнаука., 1997. - С. 30 33, 86- 10. Плотины и развитие: новая методическая основа для принятия решений. От чет Всемирной комиссии по плотинам. 2000 г.

11. Подольский С.А., Игнатенко С.Ю., Дарман Ю. А. и др. Бурейская ГЭС: зона высокого напряжения. Под редакцией к. г. н. С.А. Подольского. М.;

Всемирный фонд дикой природы (WWW) – Россия, 2005. - 80 с.

12. Рянский Ф.Н. И экология, и экономика. Хабаровское книжное издательство, Амурское отд. Благовещенск, 1990, - 160 с.

13. Сапаев В. М., Дарман Ю.А., Швец В.Г. Строительство Селемджинской ГЭС и проблемы сохранения мигрирующей популяции косули. Хабаровск. Препринт/ ИВЭП, ДВО АН СССР, Хабаровск, 1990, - 52 с.

14. Себин В.И. Колебания климата буреинского нагорья по данным дендрохро нологического анализа. В кн. «Проблемы экологии и рационального использования природных ресурсов в Дальневосточном регионе». Материалы региональной научно практической конференции. Т.1. Благовещенск, 2004.

15. СНиП II. Тепловые сети. Нормы проектирования. М. 1964.

16. СНиП IIА. Строительная климатология. М. 1973. - 320 с.

17. Справочник для таксации лесов Дальнего Востока под ред. В.Н. Корякина.

ДальНИИЛХ, 1990. - 526 с.

18. Холодильная техника. Энциклопедический справочник. Т.2. М. 1961. - с. 19. Яборов В.Т. Леса и лесное хозяйство Приамурья. – Издательская компания «РИО», Благовещенск, 2000г., - 224 с.

Фондовая 20. Сидоров Ю.Ф. и др. Отчет по теме НИР «Составление карт условий приро допользования и антропогенной нарушенности Амурской области м-ба 1:500 000»

(объект «Карта природопользования») в 2-х кн. Государственный природоохранный центр, Благовещенск, 2002.

21. Сидоров Ю.Ф. и др. Отчет по теме НИР «Оценка воздействия россыпной зо лотодобычи на окружающую среду (Уруша-Ольдойский золотороссыпной узел)». Го сударственный природоохранный центр. Благовещенск, 2001. - 309 с.

22. Савченко И.Ф., Сидоров Ю.Ф., Яборов В.Т. Отчет по теме НИР «Монито ринг лесов в зоне влияния Зейского водохранилища – объекта-аналога Бурейского гидроузла». НПП Природоохранный центр. Благовещенск, 2005г., - 115 с.

23. Савченко И.Ф., Сидоров Ю.Ф., Яборов В.Т. Отчет по теме НИР «Научный социально-экологический мониторинг и базы данных зоны влияния Бурейского гид роузла (мониторинг лесов)» за 2005г. НПП Природоохранный центр. Благовещенск, 2005г., - 113 с.


24. Савченко И.Ф., Сидоров Ю.Ф., Яборов В.Т. Отчет по теме НИР «Научный социально-экологический мониторинг и базы данных зоны влияния Бурейского гид роузла (мониторинг лесов)» за 2006г. НПП Природоохранный центр. Благовещенск, 2007г., - 61 с.

25. Савченко И.Ф., Савченко А.И., Сидоров Ю.Ф., Сидоров Е.Ю., Отчет по теме НИР «Научный социально-экологический мониторинг и базы данных зоны влияния Бурейского гидроузла (мониторинг лесов)» за 2007г. НПП Природоохранный центр.

Благовещенск, 2007г., - 49 с.

26. Старченко В.М., Борисова И.Г., Дарман Г.Ф. Отчет по теме НИР «Научный социально-экологический мониторинг и базы данных зоны влияния Бурейского гид роузла (мониторинг растительности)». Амурский филиал Ботанического сада института ДВО РАН. Благовещенск, 2006г., - 125 с.

27. Экосистемы бассейна реки Зеи и их преобразование под влиянием Зейского водохранилища / Отчет ХабКНИИ ДВНЦ АН СССР, Хабаровск, 1977г. - 234 с. Фон ды ХабКНИИ. Гос. рег.№ 71056633.

РАЗДЕЛ VIII ЗООЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ, ПРОВЕДЕННЫЕ В РАМКАХ "СОЦИАЛЬНО—ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА ЗОНЫ ВЛИЯНИЯ БУРЕЙСКОГО ГИДРОУЗЛА" в 2003-2009 гг.

В настоящем отчете представлены результаты полевых исследований за период с апреля 2003 г. по июнь 2009 г. Также использованы данные, полученные авторами до заполнения Бурейского водохранилища - в июле 2000 г. при обследовании долины Бу реи от п. Усть-Ургал до п. Талакан. Наблюдения проводились в соответствии со схе мой, представленной в отчете за 2003 г., опубликованной на страницах монографии (Проблемы охраны …, 2004). Согласно договоренности, достигнутой между предста вителями ИВЭП ДВО РАН, Буреинского заповедника, Хинганского заповедника и ИВП РАН, эти организации проводят зоологические наблюдения на разных участках зоны влияния Бурейского гидроузла и на различных "контрольных" участках.

Сотрудники ИВЭП ДВО РАН - Куренщив Д.К., Росляков А.Г., Антонов А.Л., Долгих А.М., Олейников А.Ю., Аднагулов Э.В., сотрудники Буреинского заповедни ка - Триликаускас Л.А., Федотов Ю.П., Пивоварчик А.А. и представители Госохот надзора Верхнебуреинского района - Черешнев Ю.Н. Худяков А.А. проводили «опытные» наблюдения: в бассейне верхнего течения р. Буреи, напрямую не затрону том гидростроительством;

на участке I – "Живая Бурея" (площадка "Усть-Ургал");

на участке II – "Верхняя широкая часть Бурейского водохранилища" (площадка "Янырь", дополнительная площадка «Дубликанский заказник» ). В июне 2008 г. на блюдения на стационаре Янырь проводили: сотрудник ИВП РАН С.А. Подольский, сотрудники Хинганского заповедника А.Н. Светлаков и А.Ф. Былков. Буреинский за поведник проводил «контрольные» наблюдения на стационарах «Усть-Ниман» и «Стрелка».

Сотрудники Хинганского заповедника - Игнатенко С.Ю., Игнатенко Е.В., Каст рикин В.А., Парилов М.П., Антонов А.И., Былков А.Ф., Гавриков В.Я., Балан И.В, Бабыкина М.С. и сотрудник ИВП РАН – Подольский С.А. в 2006 г. проводили на блюдения: на участке III – "Средняя каньонная часть Бурейского водохранилища" (основной стационар - "Нижний Мельгин";

дополнительные маршруты на побережьях залива р. Тырмы);

на участке IV – "Нижняя широкая часть Бурейского водохранили ща" (основной стационар "Правые Аголи";

дополнительный стационар - «Желундин ский заказник»);

на участке V – "Нижний бьеф Бурейского гидроузла между Бурей скими створами" (основной стационар – урочище «Сухие протоки»);

на участке VI – "Нижний бьеф Бурейского каскада" (основной стационар - «Антоновское лесничество Хинганского заповедника»). Сотрудники Хинганского заповедника проводили «кон трольные» наблюдения в горной части основной территории указанного заповедника.

В настоящий отчет включены материалы, полученные на участках I, II, III, IV, V, VI.

В основе Бурейской системы зоологического мониторинга лежат:

1 представления о пространственной структуре зоны влияния горного водохра нилища;

2 прогноз экологических последствий создания Бурейского гидроузла, основан ный на аналогиях с Зейской ГЭС (Подольский, 1998;

Колобаев, Подольский, Дарман, 2000);

3 районирование зоны влияния Бурейского гидроузла (Подольский и др., 2004).

Перечислим группы наземных животных, за которыми велись регулярные на блюдения, а также основные методики, применяемые на бурейских стационарах.

Млекопитающие: учет мышевидных грызунов на линиях ловушек Геро (весна, лето, осень);

учет насекомоядных линиями ловчих цилиндров и заборчиков (осень);

учет копытных по дефекациям (весна);

зимний маршрутный учет охотничьих зверей по следам (зима);

учет крупных млекопитающих и соболя «многодневным окладом»

(зима);

учет изюбрей по реву (осень).

Птицы: маршрутные, площадочные и точечные учеты (весна, лето);

учет на пролете (преимущественно осенью);

учет гнезд;

учет журавлей методом аудиопелен гации (весна). Расчет относительного обилия птиц производился на видоспецифич ных полосах учета при допущении стопроцентной активности по формуле Р. Л. Нау мова [1965]. Лодочные маршрутные учеты осуществлялись с моторной лодки, иду щей со скоростью около 10 км / ч. При учетах птиц в акваториях показатели обилия приводятся в ос / кв. км, в иных случаях – в парах / кв. км. Для анализа меры домини рования в сообществах птиц использован индекс (Песенко, 1982). Исследования осенней миграции птиц проводились в сентябре на месте миграционной остановки воробьинных птиц в заливе р. Правые Аголи методом отлова паутинными сетями и прижизненной биометрической обработки. Жирность птиц определялась по восьми балльной шкале Кайзера [Kaiser, 1993].

Амфибии и рептилии: учеты на маршрутах (весна, лето);

учет кладок земновод ных (весна);

учет лягушек, погибших за время зимовки. Для всех видов наземных по звоночных регистрируются: любые следы жизнедеятельности;

случаи гибели;

сведе ния, полученные при опросах местного населения.

Насекомые: учет редких видов чешуекрылых (весна, лето);

учет жесткокрылых и других напочвенных беспозвоночных на линиях ловчих цилиндров (лето);

учет пчел (лето).

Весенние, осенние и зимние наблюдения проводились каждый год, летние – раз в 2-3 года.

Сезонные работы приурочены к следующим срокам: «весна» – май - июнь;

«ле то» – июль - начало августа;

«осень» - сентябрь - октябрь;

«зима» - февраль – март.

По наблюдениям в районе Зейского гидроузла известно, что зоокомплексы склонов побережий водохранилища и долин его притоков по-разному реагируют на влияние водохранилища. Поэтому в пределах каждого бурейского стационара места постоян ных наблюдений выбраны таким образом, чтобы охарактеризовать животное населе ние прибрежных склонов и долин как в зоне предстоящего затопления, так и вне ее.

Стационары зоологического мониторинга распределены по всем участкам, выделен ным при районировании зоны виляния Бурейского гидроузла.

Участок I расположен выше выклинивания подпора Бурейского водохранилища.

Он получил условное название «Живая Бурея». Здесь заложен стационар «Усть Ургал». Площадка включает острова Григорьевский и Анананьевский, покрытые ста ровозрастным пойменным лесом, и левобережные мари. Исследования проводились специалистами Хинганского заповедника и ИВП РАН в июле 2000 г. и в мае 2003 г. В 2001 г. здесь начал работать и Буреинский заповедник. С зимы 2003–2004 гг. к на блюдениям подключились специалисты ИВЭП ДВО РАН.

Участок II – «Верхняя широкая часть Бурейского водохранилища» расположен в пределах Верхнебурейской равнины. Средняя ширина искусственного водоема здесь по проекту составит 5 км, максимальная - 9 км. Стационар «Янырь» находится на правом берегу Буреи;

включает нижнюю и среднюю часть бассейна р. Янырь. Спе циалистами Хинганского заповедника и ИВП РАН проведены наблюдения в июле 2000, в мае 2003 и в июне 2008 гг. С февраля – марта 2004 г. учетом млекопитающих здесь занимался ИВЭП ДВО РАН.

Участок III – «Средняя каньонная часть Бурейского водохранилища» занимает весь каньон от устья р. Ушумуна до устья р. Островской. Рельеф среднегорный. Ши рина водохранилища здесь не превышает 1,5 км. Основной модельный стационар «Нижний Мельгин» включает бассейн нижнего течения одноименной реки от устья р. Суларин до урочища «Усть-Мельгин». Работы проводились: в июле 2000 г;

в мае июне 2003 г;

в феврале-марте, мае-июне, октябре 2004–2007 гг. Дополнительные зоо логические наблюдения на каньонном участке проводились в среднем и нижнем те чении р. Тырмы, в нижнем течении р. Обдергана, в бассейне р. Мальмальты.

Участок IV - «Нижняя широкая часть Бурейского водохранилища» занимает до лину Буреи, низкогорья и плато на участке от устья р. Островской до Талаканского створа. Средняя ширина водохранилища 6 км;

максимальная - 9 км. Основной модель ный стационар включает долины и водоразделы рек Правые Аголи и Чеугды. Наблю дения проводились в июле–августе 2000 г., в июне 2003 г., в марте, июне и октябре 2004-2007 гг., в марте 2008 г., в сентябре 2009 г. Дополнительно обследовались: лево бережная часть бассейна р. Левые Аголи, приустьевая часть бассейна р. Талаканки, во дораздел рек Чеугда и Талаканка, северо-восточная часть Желундинского заказника.

Участок V – «Нижний бьеф Бурейского гидроузла между Бурейскими створами»

простирается от Талканского створа до створа проектируемого Нижнее-Бурейкого гидроузла. Основной модельный стационар занимает урочище «Сухие протоки», представляющее крутую излучину Буреи с прибрежными скалами, многочисленными островами, старовозрастными пойменными и дубовыми лесами. Зоологические на блюдения проводились в мае 2003 г, в июне и октябре 2004 - 2007 гг., в июне 2008 г.

Дополнительно обследовались: район дер. Бахирево и район устья р. Бушунги. В 2008- 2009 гг. проведено комплексное обследование всего участка от Бурейского до Нижне-Бурейского створа.

Участок VI – «Нижний бьеф проектируемого Бурейского каскада» занимает ни зовья Буреи, а также общую пойму этой реки и Амура. В качестве основного модель ного стационара используется Антоновское участковое лесничество Хинганского за поведника. Работы там проводились ежегодно. В 2008-2009 гг. проводилось ком плексное обследование долины Буреи от створа проектируемой Нижне-Бурейской ГЭС до острова Домиканский включительно.

Регулярные «контрольные» наблюдения проводились на основной территории Хинганского заповедника. Эти наблюдения сопоставлялись с данными, полученными на побережьях Нижней широкой части Бурейского водохранилища. Планировалось, что наблюдения на стационаре «Стрелка» и других участках Буреинского заповедни ка будут использоваться в качестве «контроля» для средней каньонной части Бурей ского водохранилища. Однако, по техническим и организационным причинам наблю дения здесь были эпизодическими, поэтому их результаты не могут корректно срав ниваться с данными, полученными на площадке «Нижний Мельгин – Суларин». По мимо этого, для «контроля» и выявления особенностей воздействия Бурейского водо хранилища на промысловых животных использовались многолетние данные службы госохотучета по Амурской области.

VIII.1. Фактические данные VIII.1.1. Копытные, хищные, зайцеобразные и промысловые виды грызунов VIII.1.1.1. Буреинский заповедник - учетная площадка "Стрелка" (подсистема «Контроль») Учеты проводились во второй–третьей декадах февраля. Обследован участок, примыкающий к территории заповедника на левобережье долины р. Буреи вниз от слияния Левой и Правой Буреи до устья безымянного ручья, впадающего примерно в 1 км ниже р. Умальта-Макит. Лиственничник составляет большую часть обследован ной площади — более 70 %, а долинный смешанный лес с фрагментами долинного ельника — около 30 %.

Результаты маршрутных учетов следов представлены в таблице 8.1.1.

Таблица 8.1.1 - Результаты учета на площадке "Стрелка" в феврале 2005-2006 гг.

Протяж. Суточных следов на 10 км маршрута Биотоп Маршру- Северный Лось Изюбрь Кабарга Соболь Другие та, км олень Приречный Заяц - 7,4/4, ельник Белка 2,7/4,3 0/0 0/0 0/0 3,7/2,3 18,5/2, 11,1/7, Лиственничник Горностай 17,8/19,6 0/0 0/0,5 1,1/+ 2,8/1,5 5,1/2, 0,6/1, Смешанный Заяц лес в долине 9,8/14, 8,2/4,8 2,4/0 0/0 0/0 0/0 4,9/4, Буреи Норка - 2,4/ 4, Примечание: + обозначает наличие старых следов Планировалось, что зоологические наблюдения на стационаре «Стрелка» будут использованы в качестве «контроля» для зоокомплексов «Средней каньонной части Бурейского водохранилища». Однако выяснилось, что на рассматриваемой террито рии некоторые модельные виды млекопитающих отмечаются нерегулярно (изюбрь), либо малочисленны (кабарга). Для получения репрезентативных «контрольных» дан ных было необходимо существенно расширить сеть наблюдений в районе Буреинско го заповедника. Можно порекомендовать создание 2-3 площадок по учету млекопи тающих методом «многодневного оклада» (Русанов, 1986) и существенное увеличе ние километража зимних маршрутных учетов (ЗМУ): не менее чем до 200–300 км.

Организация репрезентативных «контрольных» наблюдений в районе Буреинского заповедника была чрезвычайно важна для понимания процессов происходящих с зоо комплексами горных побережий Бурейского водохранилища.

VIII.1.1.2. Участок I – «Живая Бурея» (подсистема «Опыт») Примыкает к северной оконечности Верхнебуреинской равнины. Включает до лину р. Буреи и прилегающие склоны сопок от устья р. Нимана до выклинивания подпора Бурейского водохранилища в районе устья р. Ургала. Рельеф относительно слабо расчлененный. Значительную долю участка занимает широкая долина р. Буреи (4–7 км). Максимальные высоты левобережных сопок 300–400 м. По правому берегу есть высотные отметки более 400 м. Преобладающие биотопы: лиственничные и сфагновые мари, смешанные, тополевые и темнохвойные пойменные леса, низкогор ные лиственничные и лиственнично-березовые леса. Характерной особенностью уча стка является большое количество крупных островов (Григорьевский, Ананьевский и др.) используемых млекопитающими во время сезонных миграций и местных коче вок. Ожидалось увеличение интенсивности использования наземными позвоночными долинных биотопов, примыкающих к зоне выклинивания подпора искусственного моря. Данный прогноз не оправдался в связи с чрезвычайно сильным антропогенным воздействием. Решающее значение при этом имела вырубка старовозрастных лесов на островах (что не имеет отношения к созданию водохранилища). Работы на учетной площадке «Усть-Ургал» площадью 800 га, проводились в первой декаде февраля 2005 г. и первой декаде марта 2006 г. Площадка расположена в непосредственной близости от поселка и базы отдыха.

Среди копытных была отмечена только косуля, хотя в начале зимы охотники указывали на присутствие здесь одиночных изюбрей и лосей. Встречались также све жие следы пребывания лисицы, соболя, американской норки, зайца-беляка, но чис ленность этих животных находилась на низком уровне. Результаты учетов представ лены в таблице 8.1.2.

Таблица 8.1.2 - Учет следовой активности копытных на учетной площадке «Усть—Ургал» в феврале 2005 г.

Учтено Протяженность Число следов Биотоп Вид свежих маршрута, км на 10 км следов Лиственнично-березовые леса и 35 — — — мари Хвойно-лиственные леса 16 Косуля 10 6, Чозенники по берегу р. Буреи 5 Косуля 2 4, В 2006 г. на площадке абсолютного учета (800 га, заложена в феврале 2005 г.) ус тановлено обитание 3-х косуль. Все они отмечены в хвойно-лиственном лесу острова Григорьевский и в чозенниках по его берегам. Плотность населения косули на стацио нарном участке «Усть-Ургал» в феврале 2005 г. составила 3,7 особи на 1000 га, что совпадает с показателем учетов, проводившихся здесь же в феврале 2004 г. После вы рубки леса на островах Григорьевский и Ананьевский участок потерял свое значение для большинства видов диких животных и учетные работы стали нецелесообразны.

VIII.1.1.3. Участок II – «Верхняя широкая часть Бурейского водохранилища» (подсистема «Опыт») Расположен в пределах Верхнебуреинской равнины. Включает: долину Буреи от устья р. Ургала до начала Бурейского ущелья (2 км выше устья р. Ушумуна). Левобе режье представляет обширную заболоченную равнину с множеством сфагновых и сфагново-лиственничных марей, а также невысокими пологими сопками высотой до 350–450 м. Основные левые притоки: Дубликан, Адникан, Ягдынья. Для правобере жий характерен среднегорный рельеф. Максимальные высоты 774 м и 894 м (г. Ту юн). Склоны сопок покрыты лиственничными и лиственнично-березовыми лесами с рододендроном и багульником. На водоразделах и в вершинах распадков есть участки темнохвойных (еловых и пихтовых) лесов. Наиболее крупные левые притоки – ти пичные горные реки Туюн и Янырь. В пределах рассматриваемого участка обитает самостоятельная популяция косули, для которой равнина и окружающие ее склоны являются основными местами зимовок. Значительная часть территории затоплена Бу рейским водохранилищем. Его средняя ширина здесь составляет 5 км, максимальная 8–9 км. Основные факторы воздействия на животное население: затопление значи тельных площадей, подтопление прибрежных территорий, практически полная изо ляция левобережных и правобережных популяций большинства видов наземных по звоночных.

Учетная площадка в заказнике «Дубликанский»

Площадка расположена в Дубликанском заказнике в долине одноименной реки вне зоны предстоящего затопления. Преобладающим типом растительности являются лиственнично-белоберезовые леса на склонах невысоких сопок и в долине Дублика на. Мари с угнетенными лиственничниками характерны для выположенных участков рельефа. Вдоль обоих берегов реки полосами вытянуты хвойно-лиственные леса с вкраплениями чозенников. Здесь отмечается разнообразный видовой состав и высо кие плотности промысловых животных. Это, в первую очередь, связано с минимиза цией факторов беспокойства со стороны человека, что и являлось основной целью создания данной ООПТ. Поскольку заполнение Бурейского водохранилища было приостановлено, территория Дубликанского заказника, вплоть до 2006-2007 гг. прак тически не испытывала воздействия гидросооружения. Учеты численности промы словых видов проводятся ежегодно. В качестве примера приводятся данные 2005 г.

(таблица 8.1.3).

Таблица 8.1.3 - Ориентировочная плотность населения изюбря, косули и кабарги в Дубликанском заказнике (2005 г) Особей Протяженность Учтено све- Число сле Биотоп Вид на маршрута, км жих следов дов на 10 км 10 км Изюбрь 17 28,3 19, Хвойно-лиственный лес 6 Косуля 13 21,7 17, с чозенией Кабарга 15 25,0 12, Лиственнично— Изюбрь 12 3,9 2, березовый лес Косуля 29 9,3 7, Изюбрь 8 5,7 4, Лиственничная марь Косуля 5 3,6 2, Изюбрь 37 7,2 5, Всего 51 Косуля 47 9,2 7, Кабарга 15 2,9 1, *Для расчета плотности населения по формуле Формозова использованы пересчетные коэффициен ты, полученные на площадке «Суларин».

В настоящее время к Дубликанскому заказнику подошла зона выклинивания подпора заполняемого Бурейского водохранилища, это позволяет прогнозировать здесь дальнейшее увеличение плотности населения копытных, вытесняемых из зоны затопления и нуждающихся в долинных местообитаниях. Учитывая ограниченность кормовой базы на территории заказника было бы целесообразно организовать искус ственную подкормку диких животных.

Учетная площадь "Янырь" В 2005 г. зимний маршрутный учет на площадке "Янырь" и прилежащих терри ториях проводился с 21 по 28 февраля;

в 2006 – с 23 по 28 февраля. Учеты проводи лись в долине нижнего течения р. Яныря, по его притоку р. Ингиркану, а также в при лежащей части долины р. Буреи и на её правобережных склонах. Общая обследован ная площадь составила около 2,6 тыс. га, общая протяженность маршрутов 65,9 км.

Кроме этого, проведен учет на сопредельной с площадкой территории - в долине р.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.