авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Министерство образования и науки Российское Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский ...»

-- [ Страница 7 ] --

Необходимость оценки экономических рисков в зоне III возникает только для защиты водозаборов и зон рекреации. Экологические риски в границах внеш ней и замыкающей зон оцениваются при наличии особо охраняемых природных и водохозяйственных объектов.

Сводные данные опасным природно-техногенным процессам (ОПТП), на блюденным в зонах ТПГО на территории обследованных рудников Урала, пред ставлены в таблице 6.3.

Для оценки социального риска требуется выделение IV социальной зоны. Со гласно [183], социальный риск – это нанесение ущерба здоровью определенной группе населения, включая моральный ущерб. Поэтому в границы зоны включает ся полностью площади зон I, II и III, а также все прилегающие населенные пункты, население которых в результате ликвидации рудника полностью или частично по теряло работу. Зона социального риска Дегтярского техногенеза охватывает полно стью город Дегтярск и территорию предыдущих трех зон.

Таблица 6.3 - Распределение наблюденных ОПТП по зонам техноприродных опасностей на объектах полевого обследования Урала Наименование объектов Зоны техногенно-природных опасностей* I II III Дегтярский рудник, 1.2- 1.3, 2.1-2.4, 3.2, 1.2-1.3, 2.1-2.4, 2. г. Дегтярск 3.3, 3.4, 3.6, 4.1 - 4.2 3.3, 4.1-4. Гумешевский рудник, 1.1-1.3, 2.1-2.4, 3.3, 2.1-2.4, 3.3, 3.6, н.с.

г. Полевской 3.4, 3.6, 4.1-4.2 4.1-4. Васильевский рудник, 4.1 н.с. н.с.

г. Краснотурьинск Карпушихинский рудник, 1.2-1.3, 2.1-2.4, 3.3, 1.2, 2.1-2.4 2. пос. Карпушиха 3.4, 3.6, 4.1-4. Ломовский рудник 1.3, 2.1-2.4, 3.3, 3.4, 2.1-2.4 2. 3.6, 4.1-4. Рудник им. III-го Интернацио- 1.2, 2.1-2.4, 3.3, 3.4, н.с. н.с.

нала, г. Нижний Тагил 4.1-4. *) нумерация процессов и явлений согласно таблице 6. 6.2.2. Группы сложности гидрогеологических условий рудников на стадии их «мокрой» ликвидации и консервации Как было отмечено выше, комплексным проявлением ТПГО служит природ но-техногенная ПВС и её составная часть - ГГС. Последняя геометрически соотно сится с внутренней зоной ТПГО, тогда как первая включает все три зоны. Вероят ность риска и уязвимость природной среды находятся в прямой зависимости от степени отличия параметров природно-техногенных ГГС и ПВС от природных ус ловий, которые совокупно могут быть выражены через группу сложности гидро геологических условий. Подобная группировка объектов апробирована в многоце левой постановке: для составления проектно-сметной документации на геологораз ведочные и проектно-изыскательские работы, оценки запасов подземных вод, ве дение мониторинга на месторождении твердых полезных ископаемых и др.

Например, при определении гидрогеологической сложности (обводненности) рудных месторождений при их вскрытии и разработке выделяются месторождения с простыми (А), сложными (Б) и очень сложными (В) условиями. Основными ос ложняющими факторами принимаются [42]:

- присутствие в зоне питания дренажных водоотливов рек и крупных водо ёмов;

- интенсивная тектоническая нарушенность, трещиноватость и закарстован ность рудовмещающих пород;

- наличие в верхней части разреза мощных толщ слабоустойчивых рыхлооб ломочных отложений кор выветривания.

В монографии [121] приводится около десятка различных гидрогеологиче ских классификаций месторождений твердых полезных ископаемых: Д.И. Щеголе ва (1940), С.П. Прохорова (1945), Г.Н. Каменского (1947), П.П. Климентова и др., без выделения комплексной сложности объектов.

В действующей «Классификации запасов и прогнозных ресурсов питьевых, технических и минеральных подземных вод» (утверждена приказом МПР России N 195 от 30.07.2007) выделяется четыре группы сложности месторождений (объек тов) по условиям геологического строения и гидрогеологических условий:

1-я группа месторождений или участков недр с простыми геологическим строением, гидрогеологическими, водохозяйственными, экологическими и горно геологическими условиями. Характеризуются ненарушенным залеганием и устой чивой мощностью водоносных горизонтов, однородными фильтрационными свой ствами водовмещающих пород, выдержанными гидрохимическими закономерно стями.

2-я группа месторождений или участков недр со сложными геологическим строением, гидрогеологическими, водохозяйственными, экологическими и горно геологическими условиями. Характеризуются нарушенным залеганием, неустойчи вой мощностью и осложненным внутренним строением водоносных горизонтов, неоднородными фильтрационными свойствами водовмещающих пород, невыдер жанными гидрохимическими закономерностями.

3-я группа месторождений или участков недр с очень сложными геологиче ским строением, гидрогеологическими, водохозяйственными, экологическими и горно-геологическими условиями. Характеризуются ограниченными размерами, резко изменяющимися мощностью и фильтрационными свойствами водовмещаю щих в основном трещиноватых и закарстованных пород, сложными гидрохимиче скими закономерностями.

4-я группа месторождений или участков недр с исключительно сложными гео логическим строением, гидрогеологическими, газогидрохимическими и горно геологическими условиями. Характеризуются резкой изменчивостью распростра нения в плане и разрезе коллекторов трещиноватых зон в породах различного гене зиса.

В условиях природно-техногенных ГГС и ПВС осложняющими, в первую очередь, является степень техногенного преобразования природных условий (усло вий питания и разгрузки, формирования химического состава рудничных вод и т.п.), создающая крайнюю изменчивость распространения в плане и разрезе кол лекторов подземных вод. Поэтому, все затопленные рудники, по «Классифика ции…», могут быть отнесены к 3 или даже 4 группам сложности. В любом случае разделение затопленных рудников с позиции природных объектов приобретает не определенность и даже может привести к ошибкам.

Чтобы упорядочить разделение природно-техногенных ПВС предлагается сравнивать объекты по иным критериям, отражающим степень техногенного изме нения условий питания и разгрузки, а также формирования химического состава (Таблица 6.4). В этом случае простые, сложные и очень сложные природно техногенные гидрогеологические условия имеют следующее содержание:

Простые условия принимаются для объектов при отсутствии излива руднич ных вод на поверхность земли, изменении параметров питания не более чем в раза, и близком к природному химическом составе рудничных вод. Техногенная трансформация гидрогеологических условий на объектах первой группы незначи тельная и связана с увеличением регулирующей емкости водовмещающих пород за счет техногенных и перемещенных насыпных грунтов. Движение воды происходит не только в природных, но и в техногенных каналах (техногенных водоносных го ризонтах). Отличие химического состава шахтных вод от природных аналогов оп ределяется параметрами внешних источников, в основном, дополнительного ан тропогенного питания 2. Сложные условия на объекте могут возникнуть по двум причинам: опас ность постоянного или временного излива рудничных вод, включая широкомас штабное подтопление селитебных зон, или при формировании горизонта кислых или загрязненных токсичными промышленными отходами рудничных вод. Интен сивность подземного стока увеличивается в 2-3 раза.

3. При постоянном изливе кислых или токсичных рудничных вод гидрогео логические условия пассивной стадии техногенеза горнорудного профиля следует отнести к очень сложным. Доля подземной составляющей в общем стоке террито рии увеличивается в 3 раза и больше, иногда с полным прекращением поверхност ного, что приводит к изменению скорости водообмена, формированию «промывно го» режима фильтрации, особенно в нестационарный период и при наличии прямо го гидродинамического напора (затопленные провалы и карьеры).

Используя предложенные признаки, автором определена группа сложности некоторых горнорудных объектов, позаимствованных из монографии «Гидрогеоло гия СССР …, т. XIV. Урал» [42], на стадии их «мокрой» ликвидации (Таблица 6.5).

Таблица 6.4 - Группы сложности гидрогеологических условий рудников на стадии их «мокрой» ликвидации Группа Условия питания Условия разгрузки Химический состав рудничных вод Типовые затопленные рудничных вод рудники на (излив на поверхность территории Урала земли) I. Близки к естественным Отсутствует Близок к естественному гидрогеохими- Ауэрбаховский, Алапаев Простые Условиям ческому фону ский, Валуевский, Шульгин ский, Шиловский II. Интенсивность инфильтраци- Возможен незначи- 1.При наличии излива близок к естест- Богомоловский, Ново Сложные онного питания увеличена в 2 тельный или перио- венному гидрогеохимическому фону. Ежовский, Ново-Леневский, дического действия. 2. При отсутствие излива отличается от Абатуровский, им. III-го Ин 3 раза относительно природ На подработанной природных вод по макрокомпонентно- тернационала ных условий территории развива- му составу и (или) содержит токсичные ются процессы под- вещества топления и заболачи вания III. Интенсивность инфильтраци- Постоянный выход Отличается от природных вод по мак- Дегтярский, Лёвихинский, Очень онного питания увеличена в 3 шахтных вод на по- ро- и микрокомпонентному составу за Карпушихинский, Ломов сложные раза и более относительно верхность земли. Реа- счет техногенной активизации природ- ский, Карабашский, Зюзель природных условий. Имеются лизованы мероприя- ных процессов окисления и (или) со- ский, Гумешевский, Крыла условия для формирования тия по его контролю и держит токсичные вещества в резуль- товский, Пышминско прямого гидродинамического управлению тате захоронения на подработанной Ключевской, Березовский напора территории промышленных отходов Таблица 6.5 – Соотношение групп сложности при отработке и мокрой ликвидации на некоторых рудниках Урала Номер 1 Название месторождения Категория Группа сложности сложности при затоплении при вскрытии и рудников отработки [42] 18 Полуночное месторождение Северо- Б3 Сложные Уральского марганцевого бассейна 20 Североуральские бокситовые рудники В Сложные, возможен («Красная Шапочка», Центральное, излив Северное, Кальинское, Черемуховское и др.) 21 Покровское железорудное Б1 Сложные 24 Турьинская группа скарновых медно- А Простые рудных месторождений (Васильевское, Фроловское, Никитинское, Вадимо Александровское и др.) 25, 29, Воронцовско- Ауэрбаховская группа А Простые 31 железорудных месторождений (Ауэр баховское, Песчанское, Северо Песчанское, Воронцовское) 36, 37, Гороблагодатская группа железоруд- А Простые 38 ных скарновых месторождений (Го роблагодатское, Валуевское, Осокино Александровское) 39 Кабанская группа медноколчеданных А Сложные месторождений 40, 41, Красноуральская зона медноколчедан- А Сложные, техно 42 ных месторождений (Красногвардей- генная метаморфи ское, Чернушинское, Ново-Левинское зация химического и др.) состава 43 Богомоловское коренного золота Б Сложные, наличие токсичных элементов и возмо жен излив 45, 46 Высокогорская группа скарновых же- Б Очень сложные лезорудных месторождений (Высоко горское, Естюнинское, Лебяженское) 47 Группа месторождений им. III Интер- А Сложные и очень национала (им. III Интернационала, сложные Ольховское, Северо-Ольховское) 48, 49, Лёвихинская группа медноколчедан- А Очень сложные, 50 ных месторождений (Лёвихинское, излив кислых вод Карпушихинское, Ломовское и др.) 62 Дегтярская металлогеническая зона Б То же медноколчеданных месторождений:

Дегтярское и др.

см. рис. 3. Из 13 рассмотренных объектов (групп объектов) сходственную степень сложности при эксплуатации и «мокрой» ликвидации, по авторским оценкам, име ют шесть (46 %), в том числе, три объекта с простыми условиями и три – со слож ными.

В 54 % случаях при «мокрой» ликвидации формируются более сложные ус ловия. В первую очередь, это территории медноколчеданных рудников как резуль тат излива кислых вод на поверхность земли.

В 26 % случаях первоначально простые условия трансформируются в очень сложные, что должно находить отражение в Проекте ликвидации и требованиях к системе мониторинга на таких объектах.

Отнесение к одной из трех групп сложности природно-техногенных гидро геологических условий затапливаемого рудника по предлагаемой методике требу ется оценки трех характеристик:

1. Вероятность излива рудничных вод на поверхность земли.

2. Модуль поверхностного питания природно-техногенной ГГС.

3. Гидрохимический прогноз.

По первому направлению следует разделять объекты с возможным прямым гидродинамическим напором на выходе рудничных вод и при его отсутствии. В первом случае борьба с шахтоизливом может осуществляться искусственным дре нажем (Ломовский рудник) или осушением и ликвидацией обводненных поверхно стных техногенных полостей (Крылатовский, Гумешевский рудники).

При отсутствии прямого гидродинамического напора, например, Пышмин ско-Ключевской рудник, для оценки выхода рудничных вод на поверхность пред лагается использование балансовых зависимостей (4.1) – (4.4), представленные в главе 4. Они позволяют учесть увеличение области питания предполагаемой точки излива рудничных вод за счет техногенной гиперпроницаемости массива.

Примененный в формуле (4.4) модуль подземного стока, соответствующий в природных условиях Урала их поверхностному питанию, в природно техногенных условиях увеличивается за счет, во-первых, техногенной нарушенно сти зоны аэрации и гиперпроницаемости массива горных пород, во вторых, форми рования антропогенной составляющей общих водных ресурсов территории.

Учет техногенной гиперпроницаемости. Многолетние и фундаментальные исследования модуля подземного стока на Урале в различных природных услови ях были выполнены Ю.И. Владимировым [82]. Результатом послужило обоснова ние коэффициента сокращения речного стока для малых водосборов в различных по проницаемости массивах горных пород. В закарстованных породах с высокой горизонтальной и вертикальной проницаемостью он достигает 90 % среднемного летней величины речного стока, а в некарстующихся – на 10 % меньше. Режим ными наблюдениями на Богомоловском руднике (водозабор «шахта Салдинская») с техногенной вертикальной и горизонтальной гиперпроницаемостью поглощение поверхностного стока в пределах природно-техногенной ГГС составило 100 % [257, 269]. Таким образом, модуль поверхностного питания подземных вод на площади питания природно-техногенной ПВС в нарушенных горным техногенезом условиях Урала может составлять 90-100 % среднемноголетней величины модуля поверхностного стока и определяться по гидрометрическим данным. В природных условиях модуль подземного стока на территории большинства рудных месторож дений Урала составляет не более 30 % величины поверхностного стока.

Учет антропогенных водных ресурсов. Увеличивает модуль подземного пи тания природно-техногенной ПВС и антропогенная составляющая водных ресур сов, что связано, помимо банальных утечек из водоводов и возвратных вод [17], подачей для водо- и теплоснабжения населенных пунктов (городов, поселков) водных ресурсов со смежных речных бассейнов. Практически происходит межбас сейновая переброска водных ресурсов.

Представим пример учета антропогенной составляющей в модуле подземно го стока, реализованный на территории старейшего Березовского рудника [18, 217] при гидродинамическом прогнозе его затопления [81].

Для восстановления естественной гипсометрической поверхности был при менен морфометрический методом [276], сообразно которому расчет среднемного летней глубины залегания статического уровня подземных вод (Hг) определяется:

Hг = k z, (6.1) z = Нр – Hб, (6.2) где k – коэффициент, полученный эмпирическим путем;

z – мощность остаточного рельефа, м;

Нб – абсолютная отметка базисной поверхности, м;

Нр – абсолютная отметка поверхности земли, м.

Для учета антропогенной составляющей ресурсов подземных вод, в формулу (6.1) введен поправочный коэффициент (Кир), позволяющий учесть дополнитель ную амплитуду подъема уровня подземных вод [64]:

kz = З ( 6.3 ) K ир Ми+М = е К. ( 6.4 ) ир Ме Искусственные ресурсы по аналогии с естественными ресурсами выражены через модуль искусственных ресурсов (Ми). Последний определяется как соотно шение объёма утечек к площади их формирования и имеет ту же размерность, что и модуль естественных (динамических) ресурсов Ме. Амплитуда подъёма уровня будет обратно пропорциональна коэффициенту привлечения искусственных ресур сов (Кир).

Для г. Березовского, территорию которого захватывает депрессионная во ронка Березовского золотодобывающего рудника, модуль искусственных ресурсов оценен величиной 2,7 л/ с км2, при значении модуля естественного подземного стока 2,0 л/с км2 [277]. При этом прогнозная глубина восстановленного уровня подземных вод уменьшается более, чем в 2 раза, что демонстрирует существен ность учета искусственных ресурсов при гидродинамическом прогнозе.

Таким образом, антропогенные ресурсы способны в два раза увеличить под земный сток. Совокупно за счет гиперпроницаемости и антропогенных ресурсов увеличение объема подземного стока в природно-техногенных условиях может достигать 200-400 %.

Известно, что наиболее точные гидродинамические прогнозы достигаются математическим моделированием [280], который в сложных гидрогеологических условиях имеет свои ограничения [143, 173]. Тогда как изложенная методика мо жет быть реализована в любых природно-техногенных условиях. Практика показы вает хорошую сходимость предварительных балансовых прогнозов в долгосроч ной перспективе [69].

Гидрохимический прогноз наибольшую актуальность приобретает на медно колчеданных месторождениях, для которых разработана прогнозная эмпирическая геохимическая модель, представленная в гл. 5 (см. Рисунок 5.14) [76].

При наличии шламонакопителей и хвостохранилищ целесообразно исполь зовать более точные методы оценки миграции химического загрязнения, освещен ные в работах В.А. Мироненко, Е.В. Мольского, В.Г. Румынина [141, 142, 143], В.М. Гольбдерга [40], А.Е. Орадовской, Ф.М. Бочевера [162], Ф.И. Тютюнова [223, 224] и др. [161, 184, 205].

Имеются и другие подходы к анализу техногенного преобразования геологи ческой среды, в основном разработанные для других, отличных Уральского склад чатого пояса, природных условий и задач [2, 3, 9, 30, 99, 198, 274]. Экологическое нормирование техногенного воздействия целесообразно при менее значительном техногенном воздействии, чем горнодобывающее производства [227].

Важное значение для прогнозирования ТПГО имеет экономическая оценка последствий горнодобывающей деятельности [104, 195].

6.3. Мониторинг территорий затопленных рудников Урала Ведение мониторинга на территории затопленных рудников является важ нейшей геоэкологической задачей, позволяющей скорректировать реабилитацию подработанных и нарушенных земель.

Основы мониторинга окружающей среды заложены в работе [105]. Наиболее полно теоретико-методические основы мониторинга геологических, литотехниче ских и эколого-геологических систем рассмотрены В.А. Королевым, как система наблюдений, прогноза и управления [127]. В том числе рассмотрены особенности ведения мониторинга в горнодобывающих природно-технических системах, не за трагивающие постэксплуатационный период, когда природно-технические системы в их определении перестают существовать [16].

Мониторинг и прогнозирование опасных геологических явлений и процессов для обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях регламентированы ГОСТ Р 22.1.06-99 в привязке к конкретным видам эндогенных и экзогенных процессов (оползни, обвалы, карст, суффозия, просадка в лессовых грунтах, эрозия овражная и др.). Для каждого процесса выделены контролируемые параметры, методы на блюдения и прогнозирования, критерии принятия решений. Большинство регла ментированных позиций актуальны при контроле за развитием ТПГО на затоплен ных рудниках. Однако спектр опасностей, фиксируемых на исследуемых объектах, как было установлено выше (см. пп. 6.1), многообразнее.

Система государственного мониторинга состояния недр (ГМСН) России включает три уровня: федеральный, территориальный, объектный (локальный, ве домственный) [126, 260]. Для каждого уровня цель и задачи работ, а также источ ники финансирования определены «Положением о порядке осуществления госу дарственного мониторинга состояния недр Российской Федерации» (утверждено приказом МПР России № 433 от 21.05.2001) и «Положением о функциональной подсистеме мониторинга состояния недр единой государственной системы преду преждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (утверждено приказом Роснед ра № 1197от 24.11.2005).

Мониторинг объектов недропользования (объектный, локальный), в рас сматриваемых нами случаях это затопленные рудники, отнесен к обязанности конкретных недропользователей до возвращения нарушенных земель в муници пальную собственность. Но при их банкротстве затраты по содержанию отработан ных объектов ложатся на территориальные и местные бюджеты.

В 2013 г. в Уральский региональный центр ГМСН поступили обращения от ряда местных администраций Свердловской области по указанному выше поводу:

поселков Карпушиха и Левиха с просьбой оценить и дать рекомендации по устра нению последствий пассивной стадии горнорудного техногенеза (подтопление зда ний и сооружений, обрушения и провалы и др.), соответственно, Карпущихинского и Левихинского рудников;

г. Карпинска - по поводу провалов в канале р. Турья под влиянием затопления Южного разреза Богомоловского буроугольного месторож дения и др.

Согласно [283], мониторинг месторождений твердых полезных ископаемых (ММТПИ) представляет собой мониторинг состояния недр (геологической среды) и связанных с ним других компонентов окружающей природной среды в границах техногенного воздействия в процессе геологического изучения и разработки этих месторождений, а также ликвидации и консервации горнодобывающих предпри ятий. В документе в полном объеме изложены требования к системе ММТПИ, включая задачи, факторы, определяющие состояние недр, содержание, структуру и организацию.

Для любых объектов, включая затопленные рудники, в системе ММТПИ должны реализовываться следующие основные задачи [283, п. 2.5]:

- оценка текущего состояния геологической среды на месторождении и свя занных с ним других компонентов окружающей природной среды, и соответствия этого состояния требованиям нормативов, стандартов и условий лицензионного со глашения;

- составление текущих, оперативных и долгосрочных прогнозов изменения состояния геологической среды на месторождении;

- экономическая оценка ущерба с определением затрат на предупреждение отрицательного воздействия разработки на окружающую среду (осуществление природоохранных мероприятий и компенсационных выплат);

- разработка мероприятий по предотвращению аварийных ситуаций и ос лаблению негативных последствий эксплуатационных работ на массивы горных работ, подземные воды, связанные с ними физические поля, геологические процес сы и другие компоненты окружающей природной среды.

Разрабатываемое месторождение представляется как сложная природно техногенная система, содержащую ряд источников антропогенного воздействия на окружающую (в т.ч. – геологическую) среду [283, п. 2.6]. Поэтому мониторинг, помимо мониторинга геологической среды, может включать в себя мониторинг по верхностных водных объектов, атмосферы, почв, растительности [83, 84, 97, 110].

Аналогичный подход следует отнести к территориям затопленных рудников, как горнодобывающих предприятий, находящийся на стадии ликвидации (или кон сервации). При этом система мониторинга ранжируется по объему работ (и, соот ветственно, по затратам) в зависимости от сложности объекта, с которой связана степень его техноприродной геологической опасности.

При «мокрой» ликвидации объекта с простыми условиями достаточно реали зации стандартных мероприятий, заложенных в Проекте ликвидации, а также веде ние, в случае необходимости, маркшейдерского мониторинга, только во внутрен ней (I-ой) зоне в границах подработанных земель (см. пп. 6.2.1).

Если на объекте прогнозируются сложные условия с изливом рудничных вод на поверхность земли, загрязнением природных вод, мониторинг следует органи зовать до начала остановки дренажных мероприятий и для уточнения гидродина мического прогноза в течение всего периода гидродинамической нестабильности (2-4 года). Система мониторинга 2-го класса может содержать дополнительные специальные наблюдения, в том числе, в зоне II (внешней) в контуре затапливае мой депрессионной воронки.

Очень сложные условия требуют ведение комплексного мониторинга на объ екте с момента его затопления в зонах I, II и III ТПГО. В отдельных контрольных точках ведение мониторинга может требоваться на протяжении всего периода гид рохимической нестабильности (до 15-20 лет). В основном это территории медных рудников.

В качестве примера объектного мониторинга с очень сложными условиями можно привести территорию Гумешевского рудника. Объект наблюдается Недро пользователем в рамках работ на опытном участке подземного выщелачивания (ПВ) меди в зоне окисленных руд. В настоящее время основной задачей монито ринга на указанном объекте служит оценка допустимости метода в очень сложной геохимической обстановке [163]. Для разработки системы расположения наблюда тельных скважин и гидростворов автором была выполнена гидродинамическая схематизация объекта, комплекс гидрометрических и водно-балансовых наблюде ний, что позволило реализовать эффективную схему гидрохимического контроля, в том числе, на участке излива рудничных вод (Рисунок 3.14). Существенно уточ нить систему мониторинга позволяет использование численного моделирования [173].

Публикации А.И. Семячкова и соавторов представляют реализацию систем локального мониторинга на различных горнорудных объектах Урала [193, 194].

Для зоны Гумешевского техногенеза им, совместно с А.Н. Поповым, разработана система нейтрализации стоков на ботанических площадках, которую предлагается организовывать в пределах природных водохранилищ (Северский пруд) [179]. В предлагаемом решении проблемы смущает рыбохозяйственный и рекреационный статус Северского пруда, принадлежность его к бассейну питьевого Волчихинского водохранилища, при невозможности уверенного обоснования долговременности биологической защиты и некоторые др. моменты. Уже сейчас всего за 10 лет реа лизации системы ПВ уровень загрязнения поверхностных вод в водохранилище, по данным экологической службы г. Полевского, вырос в сотни раз (по марганцу и др.).

Более взвешенная и осторожная позиция на таких сложных объектах реко мендует сохранять и контролировать сформировавшийся излив рудничных вод, нейтрализуя его перед сбросом или используя для технологических целей [78, 125, 163].

На локальных объектах, например при водохозяйственном направлении ре культивации, система мониторинга решает иные задачи. Поддержание уровня на определенной глубине предотвращает развитие опасных геологических процессов, таких как подтопление и развитие ореолов загрязнения природных вод. Система мониторинга может быть отнесена ко II классу. На Богомоловском участке реали зация локального мониторинга II класса даже в ограниченном объеме (годовой цикл) позволила обосновать увеличение модуля подземного стока на площади при родно-техногенной ПВС для оценки эксплуатационных запасов водозабора (Рису нок 2.19).

На объектах с длительной историей освоения, затопленных десятилетия на зад, рекомендуется создание постов территориального и федерального уровня. Го сударственный контроль выполняется для отслеживания основных тенденций из менения состояния подземных вод и опасных геологических процессов в зонах техногенеза, в том числе и горнодобывающего.

В настоящее время на федеральном уровне выполняется мониторинг наибо лее типичных объектов. На территории Урала к таким объектам относятся затоп ленная угольная шахта «Красная Горнячка» в г. Копейске Челябинской области [260]. В настоящее время выбираются дополнительные объекты, на которых в 2014-2015 гг. в рамках ведения мониторинга федерального уровня будет выпол няться контроль за развитием опасных геологических процессов. К таковым отне сены территории горнорудного техногенеза на Дегтярском и Левихинском затоп ленных рудниках и ряд других объектов с очень сложным комплексом ТПГО.

На Дегтярском затопленном руднике, согласно предложениям автора, проек тируется гидролитогеохимический профиль по р. Ельчевка и её притокам, включая точки излива рудничных вод на поверхность и приотвальные озера (Рисунок 6.3).

Единственным примером объектов территориального уровня является Ре жевской природно-минералогический заказник (ПМЗ), для которого автором раз работана Программа экологического мониторинга. Уникальность объекта заключа ется в его значительной площади и разбросанности разнохарактерных горных вы работок. Это затопленные карьеры Липовского никелевого рудника, включая руби диевую шахту, разрозненные копи и шахты самоцветного сырья: турмалины, топа зы, морион и др. (Рисунок 6.4).

В соответствии с целями и задачами ПМЗ, на территории Заказника выделя ется две зоны: селитебно-хозяйственная, в которую входят населенные пункты, и зона охраны уникальных минералогических и геологических объектов (остальная территория Заказника). Официальное ранжирование минеральных копей выполне но по трем участкам: Адуйскому, Шайтанскому и Липовскому.

Первый включает 44 объекта (копи), второй – 13, третий – 8. Всего 65 объек тов. Многочисленность горных выработок позволяет всю территорию Заказника за пределами селитебно-хозяйственной зоны, классифицировать как единый ком плекс. Гидрогеологические условия объекта, согласно предложенной классифика ции, простые. Но учитывая, что большая часть существующих горных объектов (копей) не законсервирована должным образом, создавая опасность для населения и способствуя активизации опасных геологических процессов, наличие питьевого водозабора в зоне влияния техногенного озера затопленного Липовского никелево го карьера (Рисунок 6.5), следует назначить мониторинг II класса.

Выделены следующие основные задачи экологического мониторинга на тер ритории Режевского ПМЗ:

1. Получать и обрабатывать информацию о сохранности и безопасности ес тественных и техногенных историко-природных ландшафтов.

2. Фиксировать и прогнозировать активность экзогенных геологических процессов на типовых и уникальных ликвидированных и законсервированных гор но-технических объектах, выбранных по результатам паспортизации.

Рисунок 6.3. Проектируемые точки контроля государственного мониторинга на Дегтярском объекте Рисунок 6.4. Карта Режевского ПМЗ и объектов мониторинга 3. Оценивать последствия экологического, научного и познавательного ту ризма на объектах наблюдения.

4. Получать информацию о геохимической реабилитации водных, лесных, земельных экосистем, включая карьерные озера и старые отвалы.

5. Собирать и обобщать данные о качестве и количестве подземных вод, от бираемых в скважинах хозяйственно-питьевого водоснабжения и на Липовском водозаборе минеральных (радоновых) подземных вод.

Рисунок 6.5. Схема обследования Липовского водозабора (Западный дренажный узел) и карьера на территории Режевского ПМЗ 6. Оценивать изменения гидрологического режима малых водотоков (при токи рек Адуй и Реж).

7. Получать информацию о геохимической реабилитации водных, лесных, земельных экосистем, включая карьерные озера и старые отвалы.

8. Собирать и обобщать данные о качестве и количестве подземных вод, от бираемых в скважинах хозяйственно-питьевого водоснабжения и на Липовском водозаборе минеральных (радоновых) подземных вод.

9. Оценивать изменения гидрологического режима малых водотоков (при токи рек Адуй и Реж).

Согласно [283, п. 4.1], мониторинг на горнопромышленном объекте включа ет две подсистемы: во-первых, сбора информации по объекту, проведение и доку ментация полевых наблюдений;

во-вторых;

обработки информации и прогнозиро вания. Основой для сбора информации служит наблюдательная сеть, состоящая из пунктов наблюдений (горные выработки, скважины, родники, репера, гидрометри ческие створы). Все наблюдательные пункты должны иметь инструментальную привязку. При мониторинге группы месторождений могут привлекаться средства дистанционного зондирования (космоснимки).

В состав мониторинга II класса в рамках первой подсистемы включаются стандартные и специальные наблюдения. К стандартным наблюдениям, примени тельно к ПМЗ «Режевской», автором отнесены:

- количество и качество извлекаемых из недр полезных ископаемых на каждом участке и месторождении (копи);

- объем извлекаемых из недр горных пород (вскрышные работы);

- ход развития горных работ (расчистка копей) и состояние горных выработок (по результатам паспортизации);

- уровни подземных вод, участвующих в обводнении горных вырабо ток (Липовских карьеров);

- физические свойства, химический состав и температура подземных и карьерных вод.

К специальным показателям:

- расходы родников;

- расходы и уровни поверхностных вод;

- состояние горных выработок и их крепление;

- состояние устьев, фильтров и обсадных труб водозаборных и наблю дательных скважин (Липовских месторождений пресных и минеральных лечебных подземных вод), состояние насосного оборудования;

- физико-механические свойства и трещиноватость пород;

- количество и величина карстовых воронок и изменение их размеров;

- данные геодезических и маркшейдерских наблюдений за деформаци ей склонов и бортов карьеров для оценки развития оползне-обвальных процессов.

Подсистема обработки информации и прогнозирования обязательно должна включать создание и ведение базы данных. Обработка данных мониторинга заклю чается в построении необходимых карт, разрезов, графиков и таблиц, статистиче ской обработке данных наблюдений. Прогнозирование выполняется в текущем (на несколько месяцев), оперативном (на 1-3 года) и долгосрочном режимах, в зависи мости от выявленных тенденций изменения состояния геологической среды и дру гих компонентов окружающей среды.

В общем виде выделяется два этапа работ в организации системы монито ринга: базовый (предварительный) и основной (регулярных наблюдений). В ре зультате базового этапа по территории Заказника подготавливается серия карт гео логического, гидрогеологического и ландшафтного содержания масштаба 1: - 1:50000, а также карта фактического материала.

Контролируемые показатели и регулярность наблюдений устанавливаются для каждого типа наблюдаемых объектов (природных и техногенных). В пределах ПМЗ «Режевской» автором выделены 4 типа объектов: 1)горнорудные: копи, карь еры, шахты и т.п. (горнорудный мониторинг);

2) экзогенные геологические процес сы (геодинамический мониторинг);

3) водные объекты: родники, водозаборы, озе ра, прудки, речки (гидродинамический мониторинг);

4) природные экосистемы:

лесные, водные и т.п. (экологический мониторинг).

В результате создается система комплексного мониторинга горнорудных и горнопромышленных объектов.

На объектах большой площади целесообразно использование дистанцион ных методов контроля, как это предложено для затопленных шахт Кизеловского угольного бассейна [56].

6.4. Рекультивация территории затопленных рудников Урала Процесс затопления шахтных полей связан с периодом гидродинамической нестабильности и сопровождается целым перечнем неблагоприятных с экологиче ской точки зрения процессов. Поэтому, по мнению автора, разработанную Н.И.

Плотниковым концепцию техногенеза [174], следует дополнить шестым блоком решение вопросов рекультивации нарушенных участков литосферы или их повтор ное использование.

Как уже отмечалось, согласно действующему законодательству на подрабо танных и пораженных территориях проектируются специальные мероприятия по обеспечению их безопасности для жизнедеятельности человека, то есть выполняет ся их рекультивация [43, 108].

Стоимость подготовительных мероприятий по затоплению и консервации одного объекта может составлять, по данным Сибирско-Уральской алюминиевой компании и другим источникам [104], до 10-20 млн. руб., а функционирование станций нейтрализации – 6-8 млн. руб. ежегодно [135].

С другой стороны, подземные горные выработки отработанных месторожде ний относятся к разряду подземных пространств, повторная эксплуатация которых может быть экономически выгодна. Согласно классификации подземных про странств В.Н. Дублянского и В.Н. Андрейчука [61] подземные горные выработки относятся к группе - искусственные, классу – антропогенные, подклассу - механо генные.

Выделяют следующие сферы использования подземных техногенных про странств: промышленная (захоронение отходов, аккумуляция энергии, хранение углеводородного сырья и другие виды хранилищ), военная (испытание оружия, за хоронение отходов), сельскохозяйственная (например, скотомогильники), соци альная (водоснабжение и др.), коммуникационная (гидротехнические сооружения и др.), научная и культовая (погребения и т.п.).

Как показывает авторский опыт, уровень проведения рекультивации много кратно повышается при вовлечении нарушенных территорий во вторичное исполь зование. Хозяйственная деятельность и сопутствующая ей материальная и юриди ческая ответственность позволяют не только изучать и контролировать технопри родные опасности на территории остановленных рудников, но и предотвращать их.

Рассмотрим на конкретных примерах затопленных шахтных полей возмож ные направления их вторичного использования и рекультивации. На основе Ураль ского опыта, а также исходя из опубликованных данных, таких направлений насчи тывается шесть: водохозяйственное, горнотехническое, промышленное, историко– заповедническое, спортивно-рекреационное и санитарно-гигиеническое [75].

Водохозяйственное направление связано с использованием подземных горных выработок для каптажа подземных вод. При определенном качестве шахт ных вод, пригодном для хозяйственно-питьевого или производственно технического использования, и наличии водопотребителя, откачка шахтных вод является наилучшим способом, позволяя, во-первых, поддерживать уровень под земных вод на оптимальных отметках и предотвращать подтопление территории;

во-вторых, отказаться от создания новых водозаборов и забора природных вод в ненарушенных условиях. В-третьих, поддерживается потенциал уже работающих питьевых водозаборов подземных вод, имеющих гидродинамические границы с рудничным водоотливом. Достигаются и некоторые другие положительные эффек ты. Забор подземных вод производится как непосредственно через шахтные ство лы, так и через водозаборные скважины, вскрывающие затопленные выработки. В пределах подработанных территорий создаются более высокие модули подземного стока, а подземные горные выработки выступают в роли эффективных подземных дрен (см. гл. 4), таким образом, формируя наиболее благоприятные условия для водозабора.

Рассмотрим, как выполнялась водохозяйственная рекультивация на Пыш минско-Ключевском руднике (см. п. 3.1), значительная часть подработанной площа ди которого была застроена и входит в границы городской территории. После за вершения отработки для предотвращения подтопления водоотлив из двух шахт («Новоключевская» и «Новая») работал на сброс. В 1981 г. был введен в эксплуа тацию хозяйственно-питьевой водозабор «Зона Поздняя», производительностью около 2,4 тыс. м3/сут, вскрывший тремя скважинами горные выработки на горизон тах 89 м, 150 м и 210 м в 700 м западнее шахты «Новая».

В этом же году водоотлив из шахт «Новая» и «Новоключевская» был оста новлен, что привело к подтоплению жилой застройки, особенно на пониженных участках города. Возникла угроза загрязнения подземных вод на водозаборе «Зона Поздняя».

Для борьбы с подтоплением был разработан проект рекультивации рудника, который предусматривал возобновление водоотлива из шахтных стволов «Новая»

и «Новоключевская» на глубине 140-180 м и использование дренажных вод для производственно-технического водоснабжения промышленных предприятий горо да. В 1983 г. водоотлив из шахтных стволов, с указанной ниже конструкцией (Ри сунок 6.6), был возобновлен в объеме 11 тыс. м3/сут, что снизило уровни подзем ных вод на участках подтопления на 0,9-2,7 м и позволило сохранить качество во ды на питьевом водозаборе «Зона Поздняя».

Рисунок 6.6. Конструкция шахты «Новая» для дренажного водоотлива при ликвидации Пышминско-Ключевского рудника Водозабор эксплуатируется и по настоящее время, несмотря на временный статус, отсутствие полноценной зоны санитарной охраны и некондиционных пока затели воды (см. п. 5.1). Кондиционирование подаваемой питьевой воды достигает ся смешением в городских резервуарах с другими источниками водоснабжения.

Другим примером водохозяйственного направления рекультивации является Богомоловский рудник (Таблица 3.1). Два шахтных ствола рудника располагаются на западной окраине жилого поселка, входящего в границы города Красноуральска.

В настоящее время Богомоловский рудник включен в реестр месторождений пре сных подземных вод как Богомоловский водозаборный участок производственно технического назначения [257, 269]. Каптаж подземных вод осуществляется двумя водозаборами: из шахтного ствола для производственных нужд близлежащего ме таллургического комбината в количестве 3,6 тыс. м3/сут, и скважинным для хозяй ственно-питьевого водоснабжения поселка в объеме 0,2 тыс. м3/сут.

Химический состав шахтной воды, в основном, соответствует питьевым нормативам, за исключением ряда элементов (эпизодическое повышение содержа ния свинца и кадмия). Установлено, что некондиционность шахтных вод вызвана использованием техногенных провалов для складирования промышленных отходов (см. п. 5.1). Дальнейшее увеличение доли питьевого потребления требует внедре ния водоподготовки и организации зоны санитарной охраны, что и предполагается Недропользователем.

Второе, горнотехническое направление, наиболее актуально для Урала, как старейшего горнорудного региона, в пределах которого запасы основных рудных месторождений уже исчерпаны. Современные способы отработки, в первую оче редь, подземное и кучное выщелачивание, позволяют полнее освоить бедные, мел кие или уже частично отработанные месторождения. Бортовые содержания, обес печивающие экономическую рентабельность отработки месторождения подземным выщелачиванием, по сравнению с традиционными способами, понижаются при мерно в 5 раз (как по золоту, так по меди и никелю). Старые заброшенные горно рудные территории приобретают привлекательность для инвесторов, поскольку се бестоимость извлечения полезных компонентов существенно снижается, иногда в –3 раза. Это создает огромные перспективы по приращению балансовых запасов руды и привлечению к заброшенным месторождениям новых инвестиций [11].

Примером реализации подземного выщелачивания (ПВ) при добыче меди является старейшее Гумешевское месторождение коренных и окисленных медных руд, знаменитого малахитом и сказами уральского писателя П.П. Бажова. Место рождение отрабатывалось подземным способом с 1735 по 1994 г. (см. Таблица 3.1).

С 2004 года на одном из участков месторождения реализована система подземного выщелачивания меди сернокислыми растворами. В период 1994-2000 года за само изливом рудничных вод из подземных горных выработок наблюдения не проводи лись. С началом подземного выщелачивания в течение начального периода выпол нялся независимый контроль за химическим составом рудничных и поверхностных вод. Недропользователь проводил планировочные и иные мероприятия по сниже нию ТПГО в пределах его зоны ответственности. После перехода на собственную систему наблюдений, систематического контроля за экологической допустимостью выполненных мероприятий не проводится, что привело практически к экологиче ской дискредитации метода ПВ и его использования на затопленных рудниках.

На территории Урала на стадии опытной и опытно-промышленной эксплуа тации методом ПВ находятся несколько золоторудных месторождений, которые ранее отрабатывались неглубокими (20-50 м) шахтами и имеют систему подземных горных выработок (Свердловская область, Башкирия).

Общей проблемой для таких территорий любого типа рудоносности является наличие подземных техногенных полостей, которые искажают структуру фильтра ционного потока, затрудняя управление процессом выщелачивания. Особую роль на таких участках приобретает специальное гидрогеологическое обоснование эф фективности и безопасности гидрометаллургического производства.

Промышленное направление использования отработанных шахтных полей реализуется чаще всего стихийно путем заполнения провалов над горными выра ботками твердыми отходами промышленного производства. В ряде случаев разме щенные отходы ограничивают водохозяйственное использование затопленных элементов рудников (Богомоловский, Березовский и др.). Иногда складирование промышленных отходов выполняется для заполнения провалов и зон сдвижения при соответствующем обосновании уже после МЛ (Дегтярский рудник).

Существенным препятствием планового складирования отходов в глубокие подземные выработки служит свойственная для медноколчеданных месторожде нииий агрессивность шахтных вод. В силу относительно высокой стоимости по добного захоронения, экономическая целесообразность мероприятия возникает только для токсичных и радиоактивных отходов.

Известен негативный опыт закачки жидких радиоактивных отходов на Кара башском руднике. В ходе реализации проекта выяснилось, что колчеданные место рождения с агрессивными кислыми шахтными водами, по своей природе склонные к самовозгоранию и не приспособлены для прямого контакта с жидкими радиоак тивными отходами. Высокая температура в подземных выработках вызвала непро гнозируемые реакции в захороненных отходах и другие тяжелые экологические последствия. После этого эксперимента на Урале не разработан ни один проект за хоронения токсичных отходов в подземные горные выработки.

Однако на сегодняшний день имеется, по крайней мере, две предпосылки ещё раз рассмотреть вопрос об экологической и экономической целесообразности использования ликвидированных шахт в качестве хранилищ твердых токсичных и радиоактивных отходов. Во-первых, развитие технологии обращения с опасными и радиоактивными отходами, которая сейчас включает цементирование, битумиро вание, остекловывание первоначальной упаковки переработанных отходов, что де лает её инертной к агрессивным средам [26]. Во-вторых, значительная глубина размещения отходов в шахтных горизонтах позволяет, надежно, особенно в срав нении с наземными хранилищами, захоронить опасные отходы, что принципиально важно при особых обстоятельствах (военные действия, террористические акты и т.п.). Требуется своевременная и настойчивая политика по использованию подзем ных техногенных полостей для захоронения и складирования отходов до их затоп ления, с предварительным выбором и подготовкой подземных пространств.

Закон о ввозе на территорию России для переработки опасных радиоактив ных отходов реализуется. Строятся, в том числе и на Урале, хранилища и могиль ники. При этом радиоактивные отходы кондиционируются и подготавливаются для долговременного хранения. Закономерен вопрос, нужно ли создавать поверхност ные и приповерхностные хранилища и могильники отходов, если существует це лый ряд готовых подземных горных выработок? Причем часть из них располагает ся за пределами рудных тел и именно в последнем случае следует рассмотреть це лесообразность и возможность их применения для складирования опасных твердых промышленных отходов. Для этого конечно необходима всесторонняя оценка как горно-технических параметров шахтных полей, так и их геолого гидрогеологических и инженерно-геологических условий, положения в урбанизи рованной зоне и т.п.

Историко-заповедническое и спортивно-рекреационное направления бо лее подходят для естественных подземных полостей (пещер). Однако в Чехии в г.

Кутна Гора действует музей, в распоряжении которого имеется средневековая шах та. В ней с XIII по XVI века добывали серебро и медь, а сейчас в кристально чистой воде проводятся экскурсии на глубину до 50 м (вероятно, дайвинг). В отчете Са марской областной спелеокомиссии за 2004 год сообщается (Н.Е. Пудовкин) [187], что Ширяевские штольни, вскрывающие известняки и доломиты верхнего карбо на, признаны государственным геологическим памятником природы. К охране ре комендуются ещё два объекта – Серные рудники и Водинская штольня.

Подземные разработки насчитывают сотни лет, поэтому и в других регионах, в том числе, на Урале, имеются горнорудные объекты, которые по составу горных выработок и характеру техногенных ландшафтов, представляют историческую и геологическую ценность, иногда активно используются спелеологами и диггерами [58]. Например, при ликвидации Гумешевского рудника, в качестве одного из ва риантов предлагалось создание на его территории горно-геологического памятника природы. Отдельные участки Березовского рудного поля также имеют потенциал для создания на его территории горно-геологического памятника.

Спортивно-рекреационное направление в Свердловской области уже полу чило развитие на затопленных карьерах, которые приспособили для экстремально го дайвинга. Теоретически и затопленные шахты могут использоваться для указан ной цели, так же как заполненные водой естественные полости (пещеры). Ограни чение в реализации этого направления заключается в гарантии безопасности спор тивных мероприятий, требующей предварительной оценки технического состояния затопленных шахтных выработок.

Санитарно-гигиеническое направление рекультивации предусматривает выполнение мероприятий по нейтрализации воздействия на окружающую среду ликвидированных рудников. Это основной используемый сейчас способ рекульти вации, который реализуется на целом ряде объектов. Например, проектами ликви дации Ломовского, Карпушихинского, Дегтярского медноколчеданных рудников предусмотрена нейтрализация шахтных вод, выходящих на поверхность земли, пу тем их известкования. Нейтрализация ведется до величины рН 8-9, обеспечиваю щей осаждение из шахтных вод слаборастворимых соединений железа, меди и цинка. Помимо известкования проектами предусмотрено отстаивание шахтных вод в отстойниках, а, в особых случаях, бурение специальных дренажных скважин (Ломовский рудник).


Таким образом, затопленные рудники представляют собой определенную рыночную ценность. Для минимизации экономических и экологических потерь при их закрытии необходимо на стадии разработки проекта ликвидации обосновать вы бор одного из перечисленных направлений рекультивации, степень которого по вышается при наличии материалов гидрогеоэкологического мониторинга. Каждое направление для его проектной разработки должно быть обеспечено соответст вующей гидрогеологической информацией.

В контексте настоящего рассмотрения уместно подчеркнуть необходимость внедрения территориального учета техногенных подземных полостей и их ресурс ного потенциала, в первую очередь, полостей доступных для человека [61]. Затоп ленные подземные горные выработки представляют собой не только природно техногенные опасности, но и определенный социально-экономический потенциал, который, как и любой ресурс, нуждается в учете и оценке. Полагаем целесообраз ным поддержать инициативу пермских ученых по созданию кадастра подземных полостей Урала, а также работу коллег в этом направлении в других регионах Рос сии.

Выводы по главе 1. На территории горнорудного техногенеза пассивной стадии развиваются опасные природно-техногенные геологические процессы, составляющие технопри родные геологические опасности затопленных рудников Урала. По генезису ТПГО объединяются в четыре группы: гидродинамические (ГД), гидрохимические (ГХ), экзогеодинамические (ЭГД) и геомеханические (ГМ). Их проявление, определяю щее вероятность экологических, экономических, физических и прочих рисков, со относится со сложностью природно-техногенных гидрогеологических условий.

2. Прогнозирование ТПГО может выполняться методом зонирования. Каж дая группа ТПГО имеет свои закономерности площадного развития. Разработаны принципы зонирования территории по степени вероятности ТПГО. Зонирование позволяет формализовать методику оценки рисков при разработке проектов ре культивации ликвидируемых рудников Урала. ТПГО типа ГД и ГХ проявляются только в сложных и весьма гидрогеологических условиях.

Остальные группы ТПГО (ЭГД и ГМ) в том или ином виде встречаются на территории всех затопленных рудников, включая объекты с простыми условиями.

3. Принципиальные отличия гидрогеологических условий природно техногенной подземной водоносной системы от природной требуют специальной многоцелевой оценки группы их сложности. Разработаны принципы указанной оценки, учитывающие синергетику всей совокупности техноприродных геологиче ских опасностей, применительно к затопленным горнорудным условиям Ураль ского складчатого пояса. Изложены основные моменты методики и некоторые приемы прогноза ТПГО по параметрам природно-техногенных ПВС.

4. Основным способом контроля за эффективностью выполненной рекульти вации и оценки ТПГО в границах природно-техногенных ГГС и ПВС, может рас сматриваться только система комплексного экологического (горноэкологического) мониторинга. Продолжительность и состав наблюдений определяется группой сложности гидрогеологических условий природно-техногенной ПВС. При МЛ объ екта с простыми условиями достаточной является реализация стандартных меро приятий, заложенных в Проекте ликвидации. Если на объекте прогнозируются сложные условия, экологический мониторинг 2-го класса следует организовать до начала остановки дренажных мероприятий для уточнения гидродинамического прогноза и проводить в течение всего периода гидродинамической нестабильности (2-4 года). Система мониторинга 2-го класса может содержать дополнительные специальные наблюдения, в том числе, в зоне II.

Очень сложные условия требуют ведение на объекте в зонах I, II и III ТПО комплексного мониторинга 3-го класса с момента его затопления. В отдельных контрольных точках ведение мониторинга может требоваться на протяжении всего периода гидрохимической нестабильности (до 15-20 лет).

При отсутствии недропользователя система мониторинга может выполняться на территориальном и федеральном уровнях. Рассмотрены примеры систем эколо гического мониторинга всех уровней: локального – на Гумешевском руднике, тер риториального – в Режевском природно-минералогическом заказнике (ПМЗ), феде рального – на Дегтярском руднике.

5. Выделяется шесть направлений рекультивации территории затопленных рудников, в первую очередь, в пределах внутренней зоны ТПГО: водохозяйствен ное, горнотехническое, промышленное, историко– заповедническое, спортивно рекреационное и санитарно-гигиеническое. Наилучшим видом реабилитации гор норудных территорий является водохозяйственное направление рекультивации.

Повторное горное использование территории гарантирует ведение объектного мо ниторинга. Требуется инвентаризация затопленных подземных рудников Урала.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1. Воздействие горнодобывающего производства на природные ландшафты, литокомплексы и подземные воды описывается через понятие «горнорудного техногенеза», которое, согласно разработкам Н.И. Плотникова, представляет собой комплекс техногенных геологических процессов. После завершения горных работ на постэксплуатационном этапе освоения месторождений техногенез из активной фазы переходит в пассивную, а техногенные геологические процессы уступают место природно-техногенным. Горнорудный техногенез на Урале развивается циклично, когда в границах одной территориальной зоны проводятся горные работы в определенной исторической последовательности, образуя горнорудные циклы со сменой техногенных условий природно-техногенными, снова техногенными и т.д. с их увеличивающейся сложностью.

2. Впервые конкретизирован комплекс природно-техногенных геологических процессов, характерных для пассивной стадии горнорудного техногенеза на территории Уральского складчатого пояса. Разнообразие процессов определяется природными геолого-гидрогеологическими условиями, минералогической специализацией месторождения;

горнотехническими условиями отработки месторождения;

составом рекультивационных мероприятий;

стадией горнорудного цикла.

3. Прекращение горных работ в первую очередь сопровождается самозатоплением (полным или частичным) техногенных полостей, которое приводит к формированию природно-техногенных гидрогеологических структур, являющихся неотъемлемой частью природно-техногенных подземных водоносных систем горнорудного профиля. От природных их отличают, в первую очередь, новые гидрогеологические тела (техногенные водоносные горизонты), более высокие скорости водообмена с увеличенной глубиной внедрения поверхностных факторов, специфические пути транзита и участки разгрузки подземного стока, отличающиеся, соответственно, гиперпроницаемостью и гидродинамическим напором. В пределах техногенного водоносного горизонта шахтного типа подземные воды приобретают свойства рудничного стока.

4. Учитывая синергетичность и комплексность последствий горнорудного техногенеза, уместно говорить о структурном преобразовании подземной гидросферы. Природно-техногенные гидрогеологические структуры являются объективным признаком необратимости техногенного воздействия, изменяющего геогенез, тенденции и скорости его эволюции. В пределах Уральской гидрогеологической складчатой области участки горнорудного техногенеза по площади сопоставимы с местными бассейнами стока.

5. В новых природно-техногенных гидрогеологических условиях отчетливо проявляется период нестационарности, связанный с «перебалансировкой»

источников формирования подземного и рудничного стока. Процесс самозатопления техногенных полостей количественно отличается в зонах затрудненного и активного водообмена (выше и ниже местного базиса эрозии), отключением в последней привлекаемых источников питания рудничного водоотлива. Его продолжительность для рудников Урала составляет в среднем 2- года, при средней скорости самозатопления (подъема уровня) нижней зоны до 1- м/сут. и около 0,1 м/сут. – верхней. При угрозе масштабного подтопления (и затопления) селитебной зоны, осуществляется регулируемое самозатопление, поддержанием восстановленного уровня на заданных отметках. Горнорудных объектов с сухой консервацией на территории Уральского складчатого пояса не выявлено.

6. Нестационарные гидрохимические условия протекают сменой геохимических процессов, преобладающих при тех или иных балансовых пропорциях источников формирования подземного (рудничного) стока. Наиболее сложно формирование химического состава подземных вод происходит при завершении отработки колчеданных месторождений, при затоплении которых в ряде случаев выделяется период с худшими, чем при эксплуатации, геохимическими показателями рудничного стока. Относительная стабилизация геохимической обстановки происходит через 15-20 лет после полного самозатопления техногенных выработок при ведущей роли окисления и сернокислотного выщелачивания остаточной и рассеянной сульфидной минерализации. Разработана эмпирическая геохимическая модель формирования рудничного стока колчеданных месторождений на пассивной стадии техногенеза, имеющая прогнозный потенциал.

В иных условиях геохимия рудничных вод определяется не только природными, но и привнесенными техногенными факторами, такими как, промышленные отходы, складированные в техногенные полости;

гниение и окисление органического материала техногенного происхождения;

влияние коммунального или иного поверхностного загрязнения.

Гиперпроницаемость природно-техногенных гидрогеологических структур нарушает природную гидродинамическую и гидрохимическую зональность.


Влияние поверхностных агентов в природно-техногенных условиях прослеживается на большую глубину при существенной роли восходящих потоков (перемешивание).

7. На поверхности земли природно-техногенные гидрогеологические структуры и системы проявляются на Урале через гидродинамическую, гидрохимическую, экзогеодинамическую и геомеханическую опасности, убывающие от внутренней к внешней и замыкающей зонам ореола их распространения. Вероятность совокупной техноприродной геологической опасности связана со сложностью природно-техногенных гидрогеологических условий горнорудного объекта, сообразно которой назначается класс мониторинга, определяющий его продолжительность и состав наблюдений, объектный, территориальный или федеральный уровень исполнения.

Опыт рекультивации затопленных рудников Урала включает шесть направлений, среди которых наиболее распространенными являются водохозяйственное, горнотехническое и санитарно-гигиеническое. При простых и сложных природно-техногенных гидрогеологических условиях рекомендуется первое, тогда как последнее реализуется в очень сложных и сложных ситуациях.

8. Направление дальнейших исследований пассивной стадии горнорудного техногенеза может быть связано с получением количественной оценки всех его аспектов (гидродинамических, геохимических, экзодинамических, геофизических, геомеханических) в различных природно-техногенных условиях. Требуется инвентаризация и паспортизация горных выработок затопленных рудников Урала.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абатурова И.В. Оценка и прогноз инженерно-геологических условий месторождений твердых полезных ископаемых горно-складчатых областей. – Ека теринбург: ФГБОУ ВПО «Уральский государственный горный университет». 2011.

226 с.

2. Абдрахманов Р.Ф. Техногенез в подземной гидросфере Предуралья. Уфа: Уфимский НЦ РАН. 1993. 208 с.

3. Абдрахманов Р.Ф., Попов В.Г. Формирование подземных вод Баш кирского Предуралья в условиях техногенного влияния. - Уфа: БНЦ УрО АН СССР. 1990. 120 с.

4. Авершин С.Г. Сдвижение горных пород при подземных разработках. – М.: Углетехиздат. 1947. 245 с.

5. Алексеев С.В. Криогидрогеологические системы Якутской алмазонос ной провинции / науч. ред. Е.В. Скляров. - Новосибирск: академ. Изд-во «ГЕО».

2009. 319 с.

6. Аржанова В.С., Елпатьевский П.В., Елпатьевская В.П. Горнопромыш ленный техногенез как фактор трансформации состава вод (юг Дальнего Востока России). // Фундаментальные проблемы современной гидрогеохимии. Труды Ме ждународной конференции, посвященной 75-летнему юбилею гидрогеохимии. – Томск: Изд-во научно-технической литературы, 2004. С. 280-284.

7. Белогуб Е.В., Щербакова Е.П., Никандрова Н.К. Сульфаты Урала: рас пространенность, кристаллохимия, генезис. - М.: Наука, 2007. 160 с.

8. Беляев Г.Н., Елохина С.Н. К проблеме использования подземных вод карбонатных отложений для хозяйственно-питьевого водоснабжения // Водное хозяйство России, т. 1. - 1999. № 6. С. 571-582.

9. Бешенцев В.А., Матусевич В.М. Техногенез подземных вод Ямало Ненецкого автономного округа // Горные ведомости. Вып. № 4. - Тюмень: ОАО «СибНАЦ». 2005. С. 70- 81.

10. Бешенцев В.А., Пономарев А.А. Формирование техногенных гидро геологических систем на территории Ямало-Ненецкого автономного округа // Гео экология. - 2008. № 6. С. 123-135.

11. Блашенко В.В., Семячков А.И., Инвестиционные проекты горнопро мышленного комплекса: научное издание. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН. 2008. 152 с.

12. Блинков О. Г.

Защита водных объектов от загрязнения стоком с отва лов молибденовых рудников (на примере Жирекенского месторождения). Авторе ферат дисс. на соиск. ус. ст. к.т. н. – Екатеринбург: УГГГА. 1997. 25 с.

13. Блинов И.А., Белогуб Е.В., Маляренок М.Н. Зональность техногенных сульфатных выцветов Блявинского и Яман-Касинского колчеданных месторожде ний: природные данные и эксперимент // Литосфера. - 2013, № 5. с. 111-121.

14. Болдина С.В., Копылова Г.Н. Модель гидрогеодинамических процес сов в системе «пьезометрические скважины – напорный резервуар пресных под земных вод» при сейсмических воздействиях // Подземные воды Востока России:

материалы Всеросс. совещ. по подземным водам Востока России. - Тюмень. 2009.

с. 425-429.

15. Бондарик Г.К., Пендин В.В., Ярг Л.А. Инженерная геодинамика. – М.:

КДУ. 2007. 440 с.

16. Бондарик Г.К., Ярг Л.А. Природно-технические системы и их монито ринг // Инженерная геология. - 1990. № 5. с.3-9.

17. Боревский Б.В., Дробноход Н.И., Язвин Л.С. Оценка запасов подзем ных вод. / 2-е изд., перераб и доп. - Киев: Выща школа. 1989. 407 с.

18. Бородаевский Н.И., Бородаевская М.Б. Березовское рудное поле. – Екатеринбург: Металлургиндустрия. 1997. 264 с.

19. Буданов Н.Д. Гидрогеология Урала. – М.: Наука. 1964. 304 с.

20. Булатов Р.В. Подземные воды Урала // Сер. «Природа Урала». Вып. 9 под ред. А.М. Черняева. - Екатеринбург: Банк культурной информации. 2002. с.

21. Васильев В.В. (ОАО Морская арктическая геологоразведочная экспе диция). Кольские подземелья как объект минералогического изучения [Электрон ный ресурс]. - URL: http:// speleo.ru/f/index.php/topic, 215.0.html (дата обращения:

26.05.2010) 22. Веретенникова А.С. Гидрогеологическая зональность Урала // Гидро геология и инженерная геология Урала: тр. Свердл. Горного ин-та им. В.В. Вахру шева, вып. 101. – Свердловск. 1972. с. 8-10.

23. Веретенникова А.С. Гидрохимическая зональность Урала // Гидрогео логия и инженерная геология Урала: тр. Свердл. Горного ин-та им. В.В. Вахруше ва, вып. 101. – Свердловск. 1972. с. 18-19.

24. Вернадский В.И. История природных вод. - М.: Наука. 2003. 750 с.

25. Вишняк А.И., Четверкин И.А. Новые гидрогеологические проблемы Уральского региона // Международный симпозиум: «Будущее гидрогеологии: со временные тенденции и перспективы» (тезисы докладов). - 2007. С. 42- 43.

26. Волков А. Радиация под замком // Экологический журнал: «Барьер безопасности». - 2004, № 2 (весна). С. 44–46.

27. Волков С.Н., Емлин Э.Ф., Кецко О.Г. Город Реж и его окрестности:

природа, техника, человек. – Реж-Екатеринбург: НПЦ «ГеоН». 1992. 149 с.

28. Вострокнутов Г.А. Формирование и геохимические особенности руд ных и ореольных вод сульфидных месторождений Урала / В кн.: Формирование химического состава и запасов подземных вод Урала. – Свердловск: Изд. УФ АН СССР. 1968. С. 87-102.

29. Гавич И.К. Основы гидрогеологической стратификации и обработки информации. – М.: МГРИ. 1982. 79 с.

30. Гаев А.Я. Гидрогеохимия Урала и вопросы охраны подземных вод. – Свердловск: Уральский ун-т. 1989. 368 с.

31. Гаев А.Я. О тенденциях техногенной трансформации подземной гид росферы // Коллективная монография: «Будущее гидрогеологии: современные тен денции и перспективы». - СПб.: СПбГУ, ВВМ. 2008. С. 249-253.

32. Гаррелс Р.М., Крайст Ч.Л. Растворы, минералы, равновесия. - М.: Мир.

1968. 368 с.

33. Геологическая эволюция и самоорганизация системы вода – порода. Т.

1: Система вода – порода в земной коре: взаимодействие, кинетика, равновесие, моделирование / В.А. Алексеев [и др.];

отв. редактор тома С.Л. Шварцев. - Новоси бирск: Изд-во СО РАН. 2005. 244 с.

34. Геологическая эволюция и самоорганизация системы вода – порода. Т.

2: Система вода – порода в условиях зоны гипергенеза / Отв. редактор тома Б.Н.

Рыженко. - Новосибирск: Изд-во СО РАН. 2007. 389 с.

35. Геологический словарь. Т. 1. - М.: Недра. 1978. 486 с.

36. Геология СССР. Т.XII. Полезные ископаемые. - М.: Недра. 1973. 630 с.

Геохимия окружающей среды / Сает Ю.Е., Ревич Б.А., Янин Е.П. [и 37.

др.] – М.: Недра. 1990. 335 с.

38. Геоэкологические критерии оценки золоотвалов ТЭС в пределах Уральского складчатого пояса / Грязнов О.Н., Елохина С.Н., Пайков В.А., Футо рянский Л.Д. // Изв. ВУЗов: «Горный журнал». - 2007, № 1. С. 43-50.

39. Гидрогеологические проблемы ликвидации шахт в Восточном Дон бассе / Ю.А. Норватов, И.Б. Петрова, А.С. Миронов, О.И. Норватова // Сб. докл.

конф.: «Современные проблемы гидрогеологии и гидрогеомеханики». - СПб: Изд во СПГУ. 2002. С. 137-141.

40. Гидрогеологические основы охраны подземных вод / Гольдберг В.М., Язвин Л.С. [и др.]. Под ред. Козловского Е.А. - М.: Центр международных проек тов ГКНТ. 1984. 411 с.

41. Гидрогеологические условия бурения Уральской сверхглубокой сква жины / Шестов И.Н., Башта К.Г., Шиляев Ю.А., Шиляева З.А. // В сб. науч. тр.

«Результаты бурения и исследования Уральской сверхглубокой скважины (СГ-4)», вып. 3. - Ярославль: Недра. 1999. С. 378-383.

42. Гидрогеология СССР. Т. XIV. Урал. - М.: «Недра». 1972. 648 с.

43. Гидротехника в горном деле и строительстве / Под ред. Н.А. Плотни кова. - М.: Недра. 1978. 407 с.

44. Глазовская М.А. Геохимия природных и техногенных ландшафтов СССР. - М.: Высш. Шк. 1988. 328 с.

45. Голодковская Г.А., Демидюк Л.М., Шаумян Л.В. Инженерно геологические исследования при разведке месторождений полезных ископаемых М.: Изд-во Моск. ун-та. 1975. 180 с.

46. Гольдберг В.М. Взаимосвязь загрязнения подземных вод и природной среды. – М.: Гидрометеоиздат. 1987. 245 с.

47. Горная энциклопедия. Т. I. / Под ред. Е.А. Козловского. - М.: Совет ская энциклопедия. 1984. 560 с.

48. Горная энциклопедия. Т. II. / Под ред. Е.А. Козловского. - М.: Совет ская энциклопедия. 1986. 575 с.

49. Горная энциклопедия. Т. III. / Под ред. Е.А. Козловского. - М.: Совет ская энциклопедия. 1987. 592 с.

50. Горная энциклопедия. Т. IV. / Под ред. Е.А. Козловского. - М.: Совет ская энциклопедия. 1989. 534 с.

51. Горная энциклопедия. Т. V. / Под ред. Е.А. Козловского. - М.: Совет ская энциклопедия. 1991. 541 с.

52. Горшков С.П. Экзодинамические процессы освоенных территорий. – М.: Недра. 1982. 286 с.

53. Грязнов О.Н. Природные и техноприродные опасности и риски Урала // Изв. ВУЗов: «Горный журнал». - 2012, № 1. С.47-50.

54. Грязнов О.Н., Ворожев А.В., Гуман О.М. Инженерная петрология ме тасоматитов медноколчеданных и скарново-магнетитовых месторождений Урала /Изв. ВУЗов: «Горный журнал». - 2013, № 3. С. 82-89.

55. Грязнов О.Н., Новиков В.П., Фельдман А.Л. Гидрогеологические и геоэкологические аспекты разработки рудных месторождений горно-складчатого Урала // Изв. ВУЗов: «Горный журнал». Уральское горное обозрение. - 1995, № 5.

С. 95-101.

56. Гуляев Н.Ю. Мониторинг сдвижения земной поверхности над терри торией затопленных шахт Кизеловского угольного бассейна [Электронный ресурс] // Журнал «Уголь», 2002, № 12. URL:

http://www.rosugol.ru/jur_u/2002/12/guliaev.html (дата обращения: 07.11.2004).

57. Динамика потери прочностных свойств эффузивных пород СУБРа при их вскрытии подземными горными выработками / С.Г. Дубейковский, С.С. Ивано ва, Л.И. Кравцова, В.М. Ливщиц // В сб. тезисов докладов: «Гидрогеологические и инженерно-геологические исследования при проектировании проходки глубоких шахтных стволов» (21-22 октября 1974 г., г. Свердловск). – Свердловск: Свердл.

тер. правление НТО «Горное». 1974. С. 37- 39.

Долотов Ю.А., Сохин М.Ю. Проблемы спелеостологии [Электронный 58.

ресурс] // Русское общество спелеостологичексих исследований. 2007. URL:

http://www.speleosto.ru/f/index.php/topic,215.0.html (дата обращения: 26.05.2010) 59. Дубейковский С.Г., Иванова С.С. Прогноз изменения свойств горных пород в процессе эксплуатации месторождений Североуральского бокситового бассейна // Тезисы докл. всесоюз. сов.: «Инженерно-геологическое обоснование условий разработки месторождений полезных ископаемых» (сентябрь 1977 г., г. Н.

Роздол) – М.: НИИ технико-экономических исследований. 1977. С.87-92.

60. Дублянская Г.Н., Дублянский В.Н. Теоретические основы изучения парагенеза карст – подтопление. - Пермь: Изд-во Пермского ун-та. 1998. 204 с 61. Дублянский В.Н., Дублянская Г.Н., Лавров И.А. Классификация, ис пользование и охрана подземных пространств. - Екатеринбург: УрО РАН. 2001.

195 с.

62. Еделев А.В. Эколого-геохимическая прогнозная оценка состава дре нажных вод (на примере отвальных пород Ведугинского и Тасеевского месторож дений). Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. к.г.-м.н. – Новосибирск: ФГБУН Ин-т неф тегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука. 2013. 17 с.

63. Елохина С.Н. Гидрогеологические проблемы ликвидации горноруд ных предприятий // В сб.: «Экологические проблемы промышленных регионов». Екатеринбург. 2001. С. 127.

64. Елохина С.Н. Прогноз гидродинамических последствий затопления подземных горных выработок в условиях недостаточности гидрогеологической информации // Сергеевские чтения. Вып. 4: мат-лы годичной сессии Научного со вета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии. - М.:

Изд. «ГЕОС», 2002. С. 361-364.

65. Елохина С.Н. Некоторые моменты методики прогноза излива шахтных вод на поверхность земли при самозатоплении шахтных полей // Известия Ураль ской государственной горно-геологической академии. Вып. 15. Серия: Геология и геофизика. – Екатеринбург. 2003. С. 216-219.

66. Елохина С.Н. Исследование геоэкологических последствий самозато пления шахтных полей // Геоэкология. - 2004. № 5. С. 405-414.

67. Елохина С.Н. Новые направления гидрогеологических исследований при ликвидации и консервации шахтных полей на Уральских рудных месторожде ниях // Тенденции и перспективы развития гидрогеологии и инженерной геологии в условиях рыночной экономики России: мат-лы науч.-методич. конф. «XI Толсти хинские чтения». - С.-Пб. 2004. С. 19-21.

68. Елохина С.Н. Техноприродные опасности на затопленных рудниках Урала // Изв. ВУЗов «Горный журнал». - 2005. № 3. С. 120-127.

69. Елохина С.Н. Некоторые данные о сходимости долговременных гид рогеологических прогнозов на затопленных рудниках Урала // 85 лет геологиче ской службе Урала: мат-лы науч.- практ. конф. - Екатеринбург. 2005. С. 176 – 177.

70. Елохина С.Н. Типизация техногенных водоносных горизонтов // Под земная гидросфера: мат-лы XVIII совещ. по подземным водам Сибири и Дальнего Востока. - Иркутск. 2006. С. 389-392.

71. Елохина С.Н. Природно-техногенные гидрогеологические структуры // Эколого-геологические проблемы урбанизированных территорий: мат-лы Всерос.

науч.-практ конф. (г. Екатеринбург, УГГУ, 19-20 дек. 2006 г). - Екатеринбург: Изд во УГГУ. 2006. С.21-24.

72. Елохина С.Н. Роль техногенеза в структурном преобразовании под земной гидросферы // Геоэкология. - 2007. № 6. С. 494-505.

73. Елохина С.Н. Структурное преобразование подземной гидросферы в результате горнодобывающей деятельности // Подземные воды – стратегический ресурс устойчивого развития Казахстана: мат-лы науч.-практ. конф., посвящ. 100 летию Н.А. Кенесарина (г. Алматы, Казахстан, 1-3 окт. 2008). - Алмата. 2009.

С.123-126.

74. Елохина С.Н. Природно-техногенные гидрогеологические системы горнодобывающих комплексов // Коллективная монография: «Будущее гидрогео логии: современные тенденции и перспективы». - СПб.: СПбГУ, ВВМ. 2008. С.

254-261.

75. Елохина С.Н. Горнорудный техногенез постэксплуатационной стадии на территории Урала // Литосфера. - 2013. № 5. С.170-183.

76. Елохина С.Н. Геоэкологические проблемы затопленных рудников Урала / Под ред. О.Н. Грязнова. - Екатеринбург: ООО «УИПЦ». 2013. 187 с.

77. Елохина С.Н., Арзамасцев А.А. Гидрогеологические условия эксплуа тации и ликвидации рудников Урала // Изв. ВУЗов: «Геология и разведка». - 2007, № 4. С. 57- 66.

78. Елохина С.Н., Арзамасцев В.А. Эволюция подземной гидросферы в зоне техногенеза Гумешевского месторождения меди // В сб.: «Гидрогеохимия оса дочных бассейнов» (тр. Росс. науч. конф.). – Томск: Изд-во НТЛ. 2007. С. 240-248.

79. Елохина С.Н., Арзамасцев В.А. Активизация экзогенных процессов в пределах природно-техногенных гидрогеологических структур // Сергеевские чте ния. Вып. 9. Опасные природные и техноприродные экзогенные процессы: законо мерности развития, мониторинг и инженерная защита территорий: мат-лы го дичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, иженерной геоло гии и гидрогеологии (22-23 марта 2007 г.). - М.: Изд. «ГЕОС». 2007. С. 364-368.

80. Елохина С.Н., Арзамасцев В.А. Роль горнорудного техногенеза в фор мировании подземных вод восточного склона Урала // Подземные воды востока России: мат-лы Всеросс. совещания по подземным водам востока России с между народным участием (XIX Совещание по подземным водам Сибири и Дальнего Вос тока, 22-25 июня 2009 г.). - Тюмень. 2009. С. 349-353.

81. Елохина С.Н., Арзамасцев А.А., Соколкин С.Б. Прогноз гидрогеологи ческих и инженерно-геологических последствий затопления выработок Березов ского рудника // Мат. междунар. симп. «Инженерно-геологические проблемы ур банизированных территорий». Т. II. - Екатеринбург: Изд. «Аква-Пресс», 2001. С.

474-479.

82. Елохина С.Н., Владимиров Ю.И. К вопросу оценки эксплуатационных запасов подземных вод // Изв. УГГГА. Вып. 18. Серия: «Геология и геофизика». – Екатеринбург. 2003. С. 211 – 215.

83. Елохина С.Н., Елохин В.А. Оценка влияния горнорудного производст ва на поверхностные и подземные воды // Известия ВУЗов: «Горный журнал». – 2014. № 1. С. 93-98.

84. Елохина С.Н., Елохин В.А., Зубарев К.А. Оценка влияния горнодобы вающего производства на загрязнение почв // Изв. ВУЗов: «Горный журнал». 2012. № 8. С. 60-65.

85. Елохина С.Н., Елохин В.А., Сенюта Т.Е. Экзогенные геологические процессы на территории Уральского федерального округа и оценка активности их проявления // Изв. ВУЗов: «Горный журнал». - 2012. № 2. С. 173-177.

86. Елохина С.Н., Рыженко Б.Н. Моделирование образования фазы (Fе,Mg)SO4 7H2O при окислении сульфидов // В сб. мат. Всеросс. конф. «Геологи ческая эволюция взаимодействия воды с горными породами». – Томск: Изд-во НТЛ. 2012. С.74 - 77.

87. Елохина С.Н., Рыженко Б.Н. Вторичное минералообразование в при родно-техногенных гидрогеологических системах колчеданных месторождений, моделирование образования фазы (Fe, Mg)SO4 · 7Н2О при окислении сульфидов Дегтярского медно-колчеданного месторождения // Геохимия. - 2014. № 2. С. 1 15.

88. Елохина С.Н., Силина О.А. Основные закономерности трансформации химического состава шахтных вод при затоплении медных рудников Урала // Мат.

конф. «Развитие научных идей А.М. Овчинникова в гидрогеологии». - М.: МГГРУ ГИДЭК. 2005. С. 133-141.

89. Елохина С.Н., Футорянский Л.Д. К методике прогноза скорости затоп ления подземных горных выработок // Известия Уральской государственной горно геологической академии. Вып. 15. Серия: Геология и геофизика. - Екатеринбург, 2002. С. 227-231.

90. Елохина С.Н., Юркин А.С. Снижение инновационного потенциала подземной гидросферы в результате горного техногенеза // Инновационный потен циал естественных наук: труды междунар. науч. конф. Т.II. Экология и рациональ ное природопользование. Управление инновационной деятельностью. - Пермь:

Пермский госуниверситет. 2006. С. 98- 103.

91. Елохина С.Н., Юркин А.С. Горный техногенез в формировании совре менного родникового стока на Урале // Изв. ВУЗов «Горный журнал». - 2007. № 1.

С. 43-50.

92. Елохина С.Н., Юркин А.С. Современное состояние родникового стока на территории Уральского гидрогеологического массива // Водные ресурсы. Т. 34.

- 2007. № 5. С. 631-640.

93. Емлин Э.Ф. Геодинамические процессы на активно разрабатываемых колчеданных месторождениях Урала. – Свердловск: Изд. НТО «Горное». 1984. с.

94. Емлин Э.Ф. Техногенез колчеданных месторождений Урала. – Сверд ловск: Изд. Уральского университета. 1991. 255 с.

95. Емлин Э.Ф. Кадмий в геотехносфере Урала. – Екатеринбург: Изд-во УГГГА. 1997. 283 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.