авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена Юридический факультет ДИСКРИМИНАЦИЯ, ТЕРРОРИЗМ И ...»

-- [ Страница 3 ] --

Starting from the early 90s the aggression in the Russian society has risen a lot, especially in the area of the youth. The most dangerous tendency of this phenomenon is the decrease of the age when people commit the actions of vio lence. The deeds based on «xenophobian spirits» compose a particular group of felonies. «Xenophobia» (Greek «хenos» — «strange» and «phobos» — «fear») — negative purpose, irrational fear and hatred of the aliens. The objects of xenophobia may be both concrete groups like the representatives of another re ligion, race, tribe, nation, state and all the “strangers” in general.

In this paper the object of criminal display of xenophobia means foreign ers and specifically people who have Caucasian appearance. In spite of the fact that the Constitution of the Russian Federation enunciates a principle of non national state and a principle of religious freedom, antinational movement grows more and more in the Russian society. What’s the reason for this? The aim of our study is to find this out.

The development of migration in the whole world occurs extremely in consistently. And those negative tendencies in the sphere of migratory move ments that we see today are typical not only for Russia. It must be admitted that migration is an integral part of contemporary society and an organic part of its economy. However today they observe that illegal migration that includes cheap labor force continually gain in scope. This all indicates insufficient effectiveness of the public policy in this question.

We have identified two basic reasons for xenophobia against foreigners.

Firstly, that is nationalism that prevails among the youth. And secondly that is some kind of fear based on already known “reputation” of foreign citizens, par ticularly concerned with their criminal activities. So, coming across to illegal position, they unite into the groups with the view of criminal assault and lar ceny. For example in Orenburg region two citizens of Kazakhstan who have crossed the state border illicitly made the acquaintance of the family Z., took up their residence, and then for mercenary ends they killed the family. The felons were detained and up to the final sentence they inflicted penalty for each of them in the form of deprivation of liberty within twenty years.

We can't help drawing your attention to terrorist activities of people who have a Caucasian look. This way on the 29th of March 2010 at 7:57 a.m. and at 8:36 a.m. in Moscow underground terrorist acts were accomplished by two sui cide bombers by Dagestan birth. In the issue more than 35 people were killed and much more suffered. Dagestan is the region of the Russian Federation and its inhabitants are the citizens of Russia. However we do not rule out the possi bility of financing of terrorists by foreign organizations.

According to the statistics of BBC published in the Internet, the most criminal activity is demonstrated by citizens of Uzbekistan (about 20%), Tajiki stan (17%), Ukraine (14%) and Azerbaijan (10%).

The increase of offences of foreigners becomes a reason for the increase of offences against them. The return reaction happens. For example, after the terrorist attacks in Moscow (29 March 2010) the community treats people with such a look aggressively. The return reaction of the Russians to the explosions was attack women with covered head with yashmaks in underground coaches.

That tells us about their religious views. It is known about two similar incidents at least. But that are just details.

In today’s Russia we are able to speak about much more serious and global development of the problem of nationalism and xenophobia. The move ments of the “skinheads” provoke a lot of alarm (eng. “skinheads” — “with a shaven head”). “Russia for the Russians!”, “Death to newcomers!” (the transla tion can be inaccurate) are not the only slogans calling upon for the violence against the foreigners. For example, “Battle organization of the Russian nation alists” took the responsibility for the “execution” of the citizen of Tajikistan, performed on the 6th of December 2008 in the forest near the village Zhabkino in Moscow Region.

The absence of the smoothly running mechanisms of control over the unlawful relocation of foreigners in the country's territory makes it impossible to bring them to book. Inactivity of the state structures causes new victims. In addi tion to this the government does not make a full-fledged informational medium, eo ipso breaking the fundamental principles of the democracy, that is what our Constitution proclaimed. In the opinion of the Informational-analytical centre “Sova”, the desire of the authorities for hiding the information about the con flicts spreads panic rumours and gives opportunity to nationalistic organizations of playing the role of the only newsmakers and making informational picture of the events arbitrarily.

According to the data given by Aleksandre Bastrykin the chairman of the Committee of inquiry at public prosecutor's office, at the period of 1998- the number of crimes against foreigners and stateless people increased from thousand to 15 thousand a year, this means by 68 percent;

and about 5-6 thou sand crimes are committed by foreigners every year. We must not forget that these are just official statistics, and consequently the real crime rate is much higher on both sides.

There is no doubt that the migratory control over people coming in Russia must be toughened. It is necessary to create such legal mechanism that could fully supervise the actions of the foreigners in the Russian Federation. With the purpose of guarantee of national security the government must take arrange ments to perfect the legislative basis. In February 2009 the President of the Rus sian Federation Dmitry Madvedev applied to the law enforcement agencies with demand to control the crime wave among the labour migrants. The President ex plained that foreigners lose their jobsites because the labour-market decreases.

They must combat organized crime in point of foreign citizens. We are in need of raising the level of feeling for law and order and legal standards, culti vating for tolerance in people. In our society there should be the awareness of national, religious, race and any other aspect as the one that cannot prevent us from reaching our common aim. That is construction of united amicable world space.

A. V. Kovalevskaya, Volgograd Academy of Public Administration, Volgograd, Russia THE INTERNET-DATA AS EVIDENCE IN PROVING “HATE CRIMES” The author emphasizes the problem of “hate crimes” in the Russian Fed eration in this article. The usage of Internet-data as an essential source of evi dence in criminal procedure is suggested. The basic characteristics of Internet data are pointed out. The results of questionnaire survey of federal judges are used in analyses.

Hate crimes or bias motivated crimes occur when the perpetrator intention ally selects the victim because of his or her membership in a certain social, ra cial group, nationality, or religion [5;

1]. Being inhabited with more than 180 na tionalities [2], the Russian Federation is a multinational state, which is empha sized in the Preamble of the Constitution of 1993. Although the number of vic tims of hate crimes has significantly decreased (about 57 people, including fatalities during the past months of 2010, comparing to 111 victims and 20 fa talities in January-March, 2009 [3] ), the problem of crimes with motives of na tional, racial, or religious hate or enmity continues to be relevant for most re gions.

The process of informatization is irreversible for the contemporary Russian society. Electronic means allowing to carry on negotiations, cut deals, exchange personal information and etc. have become wide-spread. The Internet, providing its users with a vast communicatory space is used by governmental authorities and agencies as well as with average citizens. According to the data from Public Opinion Foundation, in the past 6 years the number of Russians using the Inter net has grown almost four and a half times and includes 32 percent of the coun try population [1].

Simultaneously, the easiness of photo- and video materials publication in the Internet, the possibility to describe and comment various events and an nounce arrangements, makes the zone of cyberspace attractive for usage, among other things, in illegal activities. As a result, weblogs of some organized crimi nal groups contain photo- and video records of attacks on victims, committing the acts of vandalism and materials stirring up social, race, national, or religious hatred.

The criminogenic potential of World Wide Web is extremely high, with the skilled application of the opportunities it offers the most diverse crimes can be committed — from murder (for instance, by disabling life support system as a result of program garbling) to conspiracy to commit an attack on persons or institutions enjoying international protection, through electronic mail, communi cations program and various types of Internet-messengers, such as ICQ, Skype, Yahoo massager, Google Talk, allowing to intercommunicate with people, lo cated on the distance from each other, on-line.

The Internet data includes any material reflection of facts and ideas, posted on the informational-telecommunicational network Internet, which form is suitable for the transmission and processing in informational process. Such interpretation allows to differentiate the crimes, of which the Internet-data serves as evidence, and computer crimes [4], while the definition itself seem more appropriate than “Internet information” or “Internet material”, which are more extensive comparing to within-named one.

The Internet data is characterized by the following features: the quickness of search, obtaining, emission, origination and dissemination;

the absence of stiff connection with data carrier;

changeability;

the easiness of data copying and transmitting within the effective range of communication facilities;

the digi tal form and, as a rule, availability to many users.

According to their nature, the Internet-data may be classified in two groups: automatically generated by the computer (or technical) and generated by the user. Depending on the form — webpages, log files, the data of website visitors counters, databases of search engines, service of Web server location, electronic messages, electronic contracts, multimedia information (including graphic, animation, audio-and videofiles), hyperlinks and other may be distin guished.

Among the sources of criminal evidence listed in part 2 art.74 of the Criminal procedure code of Russian Federation, the Internet-data refers to the group of “other documents”. The present group may include the materials of photography and filming, audio- and video-taping and other data carrier [7], received, called for or put in according to the procedure established for collec tion of evidence by the Criminal procedure code of Russian Federation. The open-ended character of the list is indicative of the legislator’s intention to sup plement it in future as new opportunities of information fixation appear.

However, the practice shows that data, contained in the Internet, is most often admitted as material evidence. This reason is one of possible causes why law practitioners mistrust them. According to our questionnaire survey of fed eral judges, on their attitude to the Internet-data as a source of evidence in crime-proving process: 15% of respondents trust such data, if it is duly authenti cated and executed;

20% trust more than distrust, however suspect garbling even despite compliance with the law requirements;

a half of respondents tends more not to trust the Internet-evidence while 10% of judges consider them not deserv ing trust at all.

We suppose, that subsumption of the Internet-data to the category of “other documents” would enable to overcome the difficulty of its usage in prov ing process, originating from the absence of stiff connection with data carrier.

For example, original copy of web-page is its visible image at the display. Con sequently, it may be submitted in paper form only as a copy. The admission of its printed copy as material evidence, as it happens in practice, will cause a rea sonable doubt in court due to the absence of uniqueness and onliness, which is the main characteristic of material evidence. On the contrary, the criminal pro cedure legislation does not forbid the submission of properly executed copy of a web-page or protocol of original document inspection if having the original in case papers is impossible.

The question if the characteristic of publicity is present when materials stir ring up social, race, national, or religious hatred and, consequently, forbidden by law are posted in a media- or any other weblog containing news and analytics or at websites on open access, is controversial.

As a result of analyses of Federal Law “On Mass Media”, the following features of mass information may be pointed out: it includes messages and mate rials intended for an unlimited range of recipients and represented in a certain objectivized form (printed, audio and audio-visual and other). Thus the legisla tor makes it possible for the Internet to qualify as a Mass Media. [6] In order to be officially recognized as a Mass Media, the Internet-resource should obtain periodicity, which means it should be updated at certain periods of time. In this case it must also be registered, while its owner must satisfy the re quirements for Mass Media founders and would possess all rights and responsi bilities of a journalist. The problem is that the terms of weblog use do not neces sarily specify the age requirement, and not all bloggers meet the requirements for being Mass Media founders. To this moment the matter of blogosphere’s le gal status is not regulated with Russian legislation.

Literature 1. http://bd.fom.ru/pdf/intmart09.pdf — Galitsky E., Sidorova A. The Internet in Russia // Public Opinion Foundation database, 2009.

2. http://perepis2002.ru/index.html?id=87 — The official website of national censure of 2002.

3. http://xeno.sova-center.ru/ — The Informational Analytical Centre “SOVA” 4. See Gracheva J., Ermakova L. and others;

Associate Editor A. Rarog. The review of Criminal code of Russian Federation. 5th edition revised and enlarged. — M.: Prospect, 2008.

5. Stotzer R. Comparison of Hate Crime Rates Across Protected and Unprotected Groups, Williams Institute, 2007–06. Retrieved on 2007-08-09.

6. Timoshenko V., Smushkin A. The review of Federal Law “On Mass Media” №. 2124 1 of December 27, 1991 (article-by-article). — M.: Omega-L, 2008.

7. The Criminal procedure code of Russian Federation dated 18.12.2001 N 174 (as amended on 29.03.2010) // Rossijskaya gazeta. 31.03.2010.

В. А. Абаканова, РГПУ им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург, Россия ЯТРОГЕНИЯ КАК МИРОВАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ Studies of the quality of medical aid undertaken both in our country as well as abroad, show the steady rise of complications caused by diagnostics and treatment, and also the increase of diseases resulting from defects of the ren dered medical care. Those complications and diseases were called by WHO (World Health Organization) iatrogenic. The existing situation is considered by worldwide medical community as epidemic resulting from the scientific and technological advance, as so-called “plague of the 20th century”.

Современный мир многообразен и противоречив, одновременно он целостен и взаимосвязан. На планете Земля живут более 6 млрд человек, существует более 2000 независимых государств, различающихся по уров ню экономического развития и уровню жизни, религиозным воззрениям и разнообразием культур, национальных и местных традиций, стилей пове дения и образов жизни. В то же время современное общество целостно и едино. Этому способствуют интенсивное развитие средств коммуникации и транспорта, сделавшее современный мир более доступным для общения и передвижения;

научно-технический прогресс, превративший мир в единое технико-технологическое пространство. Немаловажное значение имеют экономические, финансовые, производственные связи. Названные призна ки приводят к неминуемой глобализации современного мира. Отношение к глобализации в мире неоднозначно: с одной стороны, глобализация позво ляет решить единые для мирового сообщества задачи, с другой стороны, она порождает во многих областях социальную напряженность. Очевидно, что системы здравоохранения как основные элементы структуры совре менных обществ невозможно рассматривать обособленно вне связи с ми ровым сообществом.

В настоящее время мало кто будет спорить с тем, что структуры здравоохранения функционируют не так эффективно, как они могли бы и должны это делать. Люди во всем мире все более нетерпимо относятся к тому, что службы здравоохранения и качество медицинской помощи не отвечают потребностям.

Не вызывает сомнений, что системы здравоохранения должны более оперативно реагировать на вызовы меняющегося мира. Эта задача может быть решена только совместными усилиями мирового сообщества.

Медицина, как никакая другая область знания, создала высокоэффек тивные и в то же время довольно агрессивные лекарственные препараты и методики лечения. В результате сложилась парадоксальная ситуация: гран диозные успехи в познании процессов жизнедеятельности человеческого организма и его лечении приводят к опасности причинения вреда пациенту в процессе оказания медицинской помощи.

Еще в 2004 г. 57-я Всемирная ассамблея здоровья назвала приоритет ной задачей здравоохранения радикальное увеличение безопасности лече ния. А уже в 2009 г. в Докладе о состоянии здравоохранения в мире [1] среди общих недостатков оказания медицинской помощи была названа плохо разработанная система здравоохранения, не способная обеспечить стандарты безопасности и гигиены, имеющая своим следствием высокие показатели случаев внутрибольничной инфекции, ошибки в приеме ле карств и другие предотвратимые негативные воздействия, которые являют ся недооцененной причиной смерти и ухудшения состояния здоровья. Ко ординатором исследования неблагоприятных последствий лечения стал Всемирный альянс по защите безопасности пациентов. В него входят госу дарственные и общественные деятели, медицинские эксперты и специали сты. Во многих странах также организованы соответствующие националь ные структуры. В США — это Национальное агентство по безопасности пациентов (National Patient Safety Agency), Американская ассоциация по изучению ятрогении (American Jatrogenic Associacion). В России, к сожале нию, даже статистика, касающаяся данного вопроса, на официальном уровне не ведется, проводятся только отдельные эпидемиологические ис следования. Практически полностью отсутствует система учета ятроген ных поражений с анализом их причин и рекомендаций по лечению и про филактике. Определенное представление о состоянии дел в сфере медици ны дают разве что материалы СМИ и обращения граждан в правоохрани тельные органы, в то время как органы здравоохранения тщательно скры вают реальное положение дел.

В Российской Федерации право человека на медицинскую помощь за креплено в Конституции РФ. Так, согласно ст. 41 Конституции, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Одним из при оритетных национальных проектов РФ является проект «Здоровье», на чавший свое действие в 2006 г. Он предполагает повышение качества ока зания медицинской помощи всем категориям граждан, особенно детям.

Логично предположить, что термин «повышение качества медицинской помощи» также говорит и о снижении количества дефектов такой помощи.

В то же время приходится констатировать, что в уголовно-правовой сфере проблемы ответственности за некачественное оказание медицинской по мощи не решены. Действующий Уголовный кодекс РФ не отражает спе цифики ятрогенных преступлений. Так, медицинский работник может быть привлечен, в зависимости от формы вины и тяжести причиненного пациенту вреда, за убийство (ст. 105), причинение смерти по неосторожно сти (ст. 109), причинение умышленного (ст. 111, 112, 115) или по неосто рожности (ст. 118) вреда здоровью, заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122).

Существуют серьезные трудности в раскрытии и расследовании этой, по сути, малознакомой работникам правоприменительных органов разновид ности преступного причинения смерти или вреда здоровью человека.

Крайне недостаточно методических разработок по организации расследо вания преступлений против жизни и здоровья, совершаемых медицинскими работниками при оказании гражданам медицинской помощи. Криминали стические исследования в этом направлении практически не проводились.

Такое состояние вещей можно объяснить прежде всего недостаточностью информации о ятрогенных преступлениях и невозможностью или сложно стью в получении доказательственной базы. Она строится главным обра зом на заключениях экспертов (медицинских работников, как правило, не свободных от так называемой «корпоративности»), решающих вопросы о своевременности госпитализации, правильности выбранной стратегии и тактики лечения, полноценности и правильности лечебных мероприятий, оказания медицинской помощи в положенное время, правильности оформления медицинской документации, а также немаловажный вопрос о причинно-следственных связях между неблагоприятным исходом лечения и действиями медицинского персонала и множеством других факторов.

Таким образом, ятрогенные преступления являются одним из ярких примеров латентных «скрытых», а точнее, «скрываемых» медицинскими работниками, преступлений.

Не стоит забывать, что целью расследования является также профи лактика преступлений, которая невозможна без выявления причин деяния.

Американская ассоциация по изучению НПЛ установила следующие причины ятрогении:

ненамеренные медицинские ошибки (несчастный случай);

неблагоприятные последствия фармакотерапии, включая нежела тельное лекарственное взаимодействие и нежелательное, но ожидаемое побочное действие лекарств (одна из самых частых причин ятрогении);

применение недостаточно проверенных или чрезмерно радикальных методов лечения (например, лоботомия или ятрогенные инсулиновые комы у больных шизофренией, соматически инвалидизирующие больного, при том что их эффективность в отношении обрыва психоза так и не была до казана);

диагностические ошибки вследствие влияния «человеческого факто ра», где особое место занимают ятрогении из-за небрежности медицинских работников и фармацевтов (например, неаккуратно, от руки написанное на звание препарата в истории болезни часто становится причиной ошибоч ной выдачи другого лекарства больному);

нозокомиальные инфекции и рост резистентности микрофлоры имеют много признаков ятрогений, поскольку в значительной степени про израстают из рутинного и необоснованного назначения антибиотиков вра чами общей практики (эта группа включает в себя также, например, про лежни, септические осложнения после инъекций и катетеризации цен тральной вены, заражение вирусными гепатитами В и С, ВИЧ-инфекцией);

медицинские воздействия, которые можно ассоциировать с поняти ем «медицинские пытки» (классическими примерами стали медицинские эксперименты в концентрационных лагерях во время Второй мировой вой ны, однако к категории медицинской пытки относят и практику «экономно го» отношения к анестезии при экстракции зуба, медицинском аборте и т. д.) [2. С. 12].

Понять, что лежит в основе ятрогении, чем определяется ее сущность на современном этапе, каким образом построить систему противодействия этому явлению и становится пока неразрешенной задачей как единичного государства, так и мирового сообщества в целом.

Список рекомендуемой литературы 1. Доклад о состоянии здоровья в мире «Первичная медико-санитарная помощь.

Сегодня актуальнее, чем когда-либо» // ВОЗ. Швейцария, 2009.

2. 3айратьянц О., Кактурский Л., Верткин А., Вовк Е. Болезни, порожденные врачом // Медицинская газета. 2008. 23 июля. № 54.

Н. Н. Агафонова, Пермский филиал Нижегородской академии МВД России, г. Пермь, Россия СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ В КОМИ-ПЕРМЯЦКОМ ОКРУГЕ ПЕРМСКОГО КРАЯ (по материалам социологического исследования) Социальная напряженность — явление, которое постоянно присутст вует в обществе. В 90-е гг. XX в. — начале XXI в. ситуация в стране в це лом и в Коми-Пермяцком автономном округе провоцировала рост напря женности и резкого ухудшения социального самочувствия населения.

Социальное самочувствие является результатом рефлексии челове ком собственной жизни, своих успехов и неудач. Показатели социального самочувствия определяются следующими: 1) удовлетворенность человека своей жизнью в целом;

2) оценка человеком своего сегодняшнего положе ния в условиях;

3) представление респондента о своем будущем.

Для определения социального самочувствия нами использовался тест «Социальный термометр», который дает надежное основание для измере ния социальной адаптированности. Основная гипотеза заключается в том, что степень адаптированности связана со структурированием реальности таким образом: чем более адаптирован человек в социальном пространст ве, тем он толерантнее воспринимает социальное окружение и социальную среду.

Было проведено сравнение уровня социального самочувствия респон дентов и субъективной самооценки материальной обеспеченности (показа тель успешности процесса адаптации). В данном случае анализ произво дился не от реального дохода респондента, а от его субъективной оценки, так как социальное самочувствие как внутренняя характеристика, зависит от субъективного восприятия человеком уровня своего материального по ложения, а не от реального размера дохода. В ходе анализа важно было вы явить, достаточно ли респонденту имеющегося дохода, чтобы быть удовле творенным своим благосостоянием и ощущать себя комфортно в социаль ном пространстве. Респондентам было предложено ответить на вопрос:

«В какой степени, по вашему мнению, уровень дохода определяет ваше общее благополучие?»

По материалам исследования более четверти населения Коми Пермяцкого округа отнесли себя по материальному статусу к бедным сло ям населения, лишь 6,3% идентифицируют себя как хорошо обеспеченные, 64,6% как среднеобеспеченные. В этом случае мы можем констатировать, что это конфликт социально-классовой идентичности, так как при корре ляции с группой среднедушевого и личного дохода было отмечено, что 52% из них имеет доход от 4500 до 15 000 рублей. Доход от 7 до 15 тысяч имеет всего 36,2% опрошенных, что явно не соотносится с показателем 64,6% отнесшим себя к среднеобеспеченным. Проблема состоит в том, что это внутриличностный конфликт тех, кто по социальному статусу занимает высокие и серединные позиции (работники образования, здравоохранения, негосударственного сектора и сектора услуг), а по материальному статусу занимают позиции низшего слоя среднеобеспеченных и даже и не могут субъективно смириться с противоречием между социальной позицией и материальной обеспеченностью. Однако необходимо отметить, что это яв ление характерно не только для Коми-Пермяцкого округа, но и в целом для российского современного общества.

Респондентам было предложено определить по 10-балльной шкале, в какой степени уровень дохода определяет их общее благополучие.

В какой степени, по вашему мнению, уровень дохода определяет ваше общее благополучие?

Абсолютно 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Полностью не опреде- 1,1 1,5 2,2 3,4 3,0 18,3 3,0 8,6 11,9 12,7 30,6 определяет ляет 55,2% (810) отметили, что их благополучие находится в прямой за висимости от материальной обеспеченности. В этой ситуации комментарии излишни. В условиях общества потребления материальное благополучие — это не только доступ к благам и товарам, услугам, но и мера свободы выбора и реализации своих жизненных возможностей и потребностей.

Для определения уровня материального благополучия респондентам было предложено оценить свое положение на шкале «Богатство (10-баллов) — Бедность (0 баллов)».

По самооценке материального положения прослеживается, хотя и слабая, тенденция к росту материального положения в срезе границы ниж него и среднего слоя, и наоборот, некоторые респонденты (4,5%) отмечают, что после объединения двух субъектов федерации их позиции снизились, в частности, это те, кто заняты в сфере сельского хозяйства.

Анализируя ответы самооценки материального положения по шкале в части запросов и удовлетворения потребностей в повышении своего ма териального статуса, мы видим что вектор безусловно идет в сторону по вышения. В основном это реальные запросы, особенно тех категорий, ко торые считают, что их положение должно быть на уровне 8 баллов, — это люди с высшим образованием, являющиеся рядовыми работниками в так называемых бюджетных сферах или руководителями среднего уровня в го сударственном и негосударственном секторе возрастной когорты от 30 до 50 лет. У них есть уже реальные основания для социальных и экономиче ских запросов, и они могут здраво оценить свои возможности. Оценка себя по крайней позиции характерна как обоснованная только для малой части респондентов (9% — это те, чьи доходы можно отнести к самым высоким группам, почти 10% — это возрастная группа от 20 до 25 лет). На сего дняшний день их желания подкреплены в лучшем случае среднеспециаль ным, незаконченным высшим и у 3% высшим образованием. Хорошо, если такая стратегия будет подтверждаться реальными основаниями и стремле нием не только к материальному, но и социально-профессиональному ус пеху и выстраиванием индивидуального маршрута для вертикальной соци альной мобильности.

При анализе факторов, влияющих на изменение положения на шкале «Бедность и Богатство», только 10,4% отметили, что изменение их положе ния зависит лично от них, от их собственных усилий. 23,5% являются со циальными и личностными пессимистами, они считают, что от собствен ных усилий совсем не зависят изменения на этой шкале. Это очень высо кий показатель: или люди уже смирились со своим положением или в сложных социально-экономических условиях просто «плывут по тече нию». Эта группа людей с доходом до 10 000 руб. Надо заметить, что по давляющее большинство респондентов отмечают, что их положение в рав ной степени зависит и от субъективного фактора (собственных усилий), и от объективной ситуации (в России, Пермском крае и Коми-Пермяцком ок руге).

При субъективной оценке социального статуса были получены сле дующие результаты. Подавляющее большинство опрошенных недовольны своим сегодняшним положением и считают, что их «место» на позиции от 7 баллов и выше. Нужно отметит, что для многих такие запросы вполне ре альны, они подтверждены уровнем образования, стажем трудовой деятель ности, сферой приложения труда.

При этом 58,2% отмечают, что изменение их социального статуса только в определенной мере зависит от них самих, 22% уверены что от них вообще не зависит изменение положения на социальной лестнице, и только 12,7% отметили, что все в «их руках». В основном это руководители сред него звена и люди со стажем от 10 лет и более.

Затруднились определить свое место в будущем 59,7%. Этот показа тель свидетельствует, что у людей в Коми-Пермяцком округе нет видения своего существования в будущем и социального оптимизма, который сни жается на фоне общих сложностей жизни в округе, чему способствует еще и неустойчивая финансовая ситуация в России и мире.

Социальная напряженность концентрируется в экономической и соци альной сфере общества, в политической сфере она проявляется более ак тивно и открыто. Политическими причинами социальной напряженности являются дезорганизация властных структур и нестабильность, связанная со сменой политической системы, становлением нового посткоммунисти ческого устройства, процессами административно-территориальной дезин теграции и интеграции, что оказывает серьезное влияние на социальное самочувствие людей, уровень социальной напряженности и социальную температуру. Активизируется борьба политических элит за власть на раз ных уровнях. Элитаризация политического процесса создания Пермского края послужила дополнительным источником социальной напряженности.

Респонденты (59,4%) отмечают, что за уровень и качество жизни в равной степени должны нести ответственность руководство края и округа.

25,6% считают, что за жизнь в округе должны отвечать представители краевой власти.

Хотя в последние годы происходили позитивные экономические изменения, однако нет достаточных оснований считать социальное само чувствие большинства жителей Пермского края благополучным, а в усло виях неразвитой экономической инфраструктуры Коми-Пермяцкого округа неблагополучие находится на достаточно высоких позициях, о чем свиде тельствуют материалы, полученные в ходе опроса. На смену ярко выра женным идеологическим и экономическим противоречиям пришли менее выраженные, однако актуализирующиеся в социальном сознании и вос приятии проблемы. Они связаны с социальной дифференциацией, нерав номерностью доходов населения, различиями в возможностях и в матери альном положении работников негосударственной и бюджетной сферы, проблемами личной безопасности, коррупции, рыночно-криминальной экономики и т. п.

Преодоление кризиса связано с глубокими преобразованиями, ко торые неизбежно сопровождаются ростом социальной напряженности, по вышением конфликтной активности отдельных социальных групп.

Уровень социальной напряженности очень высокий, половина (!!!) на селения Коми-Пермяцкого округа отмечает его на крайне высоких позици ях, от 8 до 10 баллов.

Анализируя полученные данные, можно отметить, что актуализация всех социальных проблем находится на крайне высоких позициях, особен но связанных с положением на рынке труда, проблемами молодежи, спадом производства, социальной сферой.

А. В. Алешина, РГПУ им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург, Россия ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ КОНЦЕПЦИИ, ТРАКТУЮЩИЕ ПРИРОДУ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ПРАВА In the article are consided the basic scientific concepts about a place of in ternational law. Are resulted arguments in protection of each concept.

Современное состояние общества характеризуется значительным расширением сотрудничества государств в различных областях и сферах деятельности, что влечет за собой возникновение все большего числа от ношений частноправового характера, которые выходят за рамки юрисдик ции одного государства.

Регулирование такого рода отношений с присутствующим в их составе иностранным элементом осуществляется посредством такой отрасли права, как международное частное право.

Международное частное право представляет собой систему правовых норм, регулирующих частноправовые отношения, осложненные иностран ным элементом.

Место международного частного права в юридической системе опре деляется такими факторами, как предмет, методы правового регулирова ния, нормативный состав, источники правового регулирования и субъекты соответствующих отношений [1. С. 89].

Природа международного частного права и его место в системе права неоднозначно трактуются в юридической науке. Существующие научные концепции условно можно разделить на следующие группы.

1. Международно-правовая концепция, представители которой отстаи вают положение о включении международного частного права в общее ме ждународное право (В. Э. Грабарь, С. Б. Крылов, Ф. И. Кожевников, А. М.

Ладыженский, С. А. Малинин, В. И. Менжинский, Л. Н. Галенская, И. П.

Блищенко и др.).

В поддержку данной концепции выдвигаются следующие аргументы.

Во-первых, международное публичное и международное частное право имеют общий предмет регулирования — международные отношения. Во вторых, источниками международного частного права могут быть между народные договоры и международные обычаи, которые являются основ ными источниками международного публичного права.

2. Концепция, согласно которой международное частное право являет ся частью гражданского права (М. М. Агарков, О. Н. Садиков, М. И. Бра гинский, А. Л. Маковский, И. А. Грингольц и др.).

Сторонники этой точки зрения приводят в ее защиту следующие аргу менты. Во-первых, гражданское и международное частное право имеют общий предмет, а именно гражданско-правовые отношения, с той лишь разницей, что международное частное право регулирует такого рода отно шения, которые имеют в своем составе иностранный элемент. Во-вторых, внутреннее законодательство государств является одновременно источни ком и гражданского и международного частного права.

3. Концепция, которой придерживаются ученые, относящие междуна родное частное право к внутреннему праву каждого отдельного государст ва и подчеркивающие гражданско-правовой характер его норм, однако счи тающие его самостоятельной отраслью национального права (И. С. Пере терский, Л. А. Лунц, М. М. Богуславский, Г. К. Матвеев, В. П. Звеков, С. Н. Лебедев, Н. В. Орлова, А. А. Рубанов, А. Б. Левитин, М. Г. Розенберг и др.). В ее защиту выдвигаются следующие аргументы. Во-первых, меж дународное частное право имеет свой собственный предмет и методы пра вового регулирования, что является критериями отграничения одной от расли права от другой. Во-вторых, вопреки своему названию международ ное частное право имеет национально-правовую природу. Так, в отличие от международного публичного права, единого для всех государств, междуна родное частное право существует в рамках внутреннего (национального) права каждого государства. В-третьих, только в нормативный состав меж дународного частного права входят такие специфические нормы, как кол лизионные, посредством которых осуществляется выбор применимого права.

4. Концепция, сторонники которой придерживаются взглядов на меж дународное частное право как на полисистемный комплекс, включающий в себя международно-правовые и национально-правовые нормы (А. Н. Ма каров, Р. А. Мюллерсон, Г. И. Тункин, Ю. М. Колосов, Б. Н. Кольцов, В. В. Гаврилов и др.). Представители данной концепции придерживаются мнения о том, что международное частное право является искусственным образованием, которое нельзя рассматривать ни как часть международного, ни как часть внутригосударственного права. Не образует оно и собственной системы права, так как само состоит из норм различных правовых систем.

В конечном счете международное частное право — это совокупность пра вовых норм международного и национального происхождения, находящихся в тесном взаимодействии и регулирующих особую группу общественных отношений.

В последнее время российская доктрина преимущественно признает за международным частным правом характер самостоятельной отрасли на ционального права [2. С. 32;

3. С. 39;

4. С. 36].

Таким образом, наличие различных взглядов на место международно го частного права в системе права подтверждает его сложную и неодно значную природу.

Список рекомендуемой литературы 1. Ануфриева Л. П. Международное частное право: В 3 т. Т. 1. Общая часть: Учеб ник. — М.: Изд-во БЕК, 2000.

2. Толстых В. Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

3. Международное частное право: Учебник / Л. П. Ануфриева, К. А. Бекяшев, Г. К. Дмитриева и др.;

отв. ред. Г. К. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Проспект, 2008.

4. Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 6-е изд., перераб.

и доп. — М.: Инфра-М, 2010.

Л. М. Алланина, Тюменский государственный университет, Институт государства и права, Тюмень, Россия НОВЫЕ ПОДХОДЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О ВЕЩНЫХ ПРАВАХ ДЛЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СОЦИУМА The main issue of the article deals with the civil rights in rem and main problems of the property law in Russia. Conseption of the development of the Russian civil legislation contains a lot of novelties and offers remarkable changes on civil rights in rem matter, extending the list of such rights.

Гражданское законодательство основывается на общечеловеческих ценностях: добросовестности участников гражданского оборота, недопус тимости злоупотребления гражданскими правами, исходя из принципов равенства, неприкосновенности собственности, свободы договора, недо пустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необ ходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспе чения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. В этой связи совершенствование норм Гражданского кодекса Российской Федерации о вещных правах напрямую влияет на состояние и развитие правоотношений внутри гражданско-правового социума.

На рубеже столетий, на фоне активной изменяющейся культурно правовой парадигмы отечественного законодательства, весьма актуальными представляются положения разрабатываемой Концепции развития граж данского законодательства о вещных правах, предусмотренной Указом Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» [1. С. 6]. Разработка предложений по со вершенствованию норм кодекса должна быть завершена к июлю 2010 г.

Активная разработка концепции обусловлена назревшей необходимо стью приведения норм действующего Гражданского кодекса Российской Федерации, принятого еще в 90-х гг., в соответствие с реалиями нынешней экономической ситуации в стране и устранением пробельностей и проти воречий, встречающихся в практике его применения.

Понятие вещных прав, наиболее часто упоминаемое цивилистами, тем не менее не имеет под собой какой-либо четко обозначенной базы в виде единства взглядов и твердо устоявшейся однозначной концепции, объяс няющей сущность, природу и правовые свойства последних.

К вещным правам относят, в частности, право собственности как наи более полное по содержанию, а также так называемые ограниченные вещ ные права, перечень которых предлагается дополнить, что обусловлено по требностью участников гражданского оборота в создании полноценного и стабильного режима пользования чужим имуществом.

Разработчики Концепции предлагают выделить в действующем кодек се специальный подраздел, посвященный ограниченным вещным правам.

Указанный раздел должен состоять из нескольких глав, каждая из которых должна регулировать соответствующее ограниченное вещное право: серви туты, право владения и пользования земельным участком, участком недр, лесным участком, водным объектом (эмфитевзис);

право личного пользов ладения (узуфрукт);

залог;

право приобретения чужой вещи;

право на до ход, приносимый вещью (вотчинные выдачи);

право оперативного управ ления.

Следствием указанных нововведений в области вещных прав будет яв ляться исключение ныне закрепленных в тексте закона права постоянного пользования и права пожизненно наследуемого владения в отношении уча стков, не находящихся в государственной либо муниципальной собствен ности, с заменой на эмфитевзис и право суперфициарного типа (право за стройки).

Предлагаемые нововведения, как, собственно, и сама Концепция, со держит немалый материал для изучения и отличается достаточной новиз ной. В особенности это касается тех вещных прав, которые ранее не были закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации: право постоян ного владения и пользования земельным участком (эмфитевзис);

право за стройки земельного участка;

право личного пользовладения (узуфрукт);

ипотека и иное зарегистрированное (учтенное) залоговое право;

право приобретения чужой недвижимой вещи;

право вещных выдач.

Право приобретения чужой недвижимой вещи и право вещных выдач устанавливаются в отношении земельных участков и иных объектов недвижимости, а сервитут — на те же объекты недвижимости, за исключе нием помещений.

Вместе с тем наблюдаются и своего рода некоторые антиномии и не досказанности. Право эмфитевзиса, позволяющее извлекать полезные свойства из земельного участка, в каком-то смысле созвучно праву вещных выдач, которое также направлено на извлечение плодов и иных полезных свойств из недвижимой вещи.

Вводимое право узуфрукта фактически дублирует право вещных вы дач, и на практике, скорее всего, приобретет распространение и «прижи вется» какая-либо одна из указанных двух правовых конструкций, наибо лее отвечающая нуждам гражданского оборота. При этом наименование «право вещных выдач» не отражает его истинно рентную составляющую и поэтому должно обязательно содержать ссылку на нее.

Суперфиций призван разрешить создавшуюся на практике коллизию с правами арендатора-застройщика с возможностью изменения субстанцио нальных характеристик земельного участка. Тем не менее данное право вызывает своим существованием закономерный вопрос о соотношении со сложной недвижимой вещью. Кроме того, нельзя забывать и о двуединой связи сопредельного участка недр и земельного участка, в тесной связи с которым находится сложная недвижимая вещь, а также о соответствующей долгосрочной цели использования участка недр.

Анализ подхода к земле как единственному системообразующему центру недвижимостей позволяет сделать вывод о необходимости уточне ния и дальнейшего его развития, а именно: в основе понятия «недвижимая вещь» должна быть не только земная поверхность, но также и недра, по скольку такие признаки, как прочная связь с землей, неперемещаемость, свойственные большинству недвижимостей, являются таковыми в силу прочной связи с недрами.

При этом изменение субстанциональных характеристик участка недр и земельного участка, связанное и вытекающее из процесса строительства, не должно прекращать существования участка недр как объекта права либо изменения его целевого использования в случае, когда участки предостав ляются для целей строительства не только надземных, но и подземных со оружений, либо осуществление прав связано с такой деятельностью. Необ ходимо также устранить существующее противоречие между легальными определениями земельного участка (ст. 11.1 Земельного кодекса Россий ской Федерации) и недр (абзац первый преамбулы закона Российской Фе дерации «О недрах») в части почвенного слоя.

В этой связи, в абзац 1 п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации представляется необходимым внести соответствующие измене ния, изложив в следующей редакции: «К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей и недрами, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства».

Таким образом, дополнение круга вещных прав правами суперфиция, эмфитевзиса, правом вещных выдач представляет собой несомненный ин терес для дальнейшего изучения и шаг вперед как в реализации принципа единства судьбы земельного участка и находящихся на нем сооружений, так и гражданского законодательства о вещных правах в целом.

Рекомендуемая литература 1. Российская газета. 2008. 23 июля. № 4712.

М. С. Анохина, БИСГУ им. Н. Г. Чернышевского, Балашов, Россия ПРАВОВОЙ АСПЕКТ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ The notion of tolerance, as moral foundation of the world community is considered in the article. And the legal aspects, which connect with its forming both on the international and federal levels, are also affected. The most impor tant attention is given to the subjects of Russian Federation, which also realize and take part in different programs, which are directed to the ethnic intolerance's overcoming.

На современном этапе развития общества наблюдаются две взаимно противоположные тенденции. С одной стороны, благодаря современным высоким технологиям разрушаются все территориальные границы и барье ры, что обусловливает необратимые процессы глобализации. Однако, с другой стороны, опасаясь потерять свою идентичность, нации, народы и народности стремятся во что бы то ни стало защитить свои национальные традиции, обычаи, религиозные воззрения и культуру от воздействия дру гих. Зачастую это приводит к обострению внутренней политической си туации того или иного полиэтнического региона, всплеску экстремизма и религиозной нетерпимости.

При этом ни глубокие изменения в идеологии современного россий ского общества, ни технический прогресс, ни постепенное утверждение в массовом сознании ценностей либерализма и гуманизма, представлений о праве человека думать, веровать и вести себя иначе, чем другие, ни глоба лизация экономики, ни создание механизмов контроля над миграцией и помощи беженцам не избавили общество от проявления нетерпимости, дискриминации по национальному или по конфессиональному признаку.

В этой связи возникает необходимость регулирования различных сторон жизни граждан посредством проведения политики, основанной на принци пах толерантности, взаимного уважения национальных и религиозных ценностей, традиций и убеждений. Толерантность, таким образом, явля ется важнейшим условием нахождения компромиссов, преодоления кон фликтов.

Понятие «толерантность» по смысловой насыщенности значительно шире, нежели просто «терпимое отношение». В наше время толерантность стала одной из нравственных основ мирового сообщества. Толерантность — это, прежде всего, способность признавать права других как свои собст венные. Действительно, равноправный подход, подразумевающий понима ние равного доступа всех граждан страны к социальным благам, к управ ленческим, образовательным и экономическим возможностям для всех людей, независимо от их пола, расы, национальности, религии, принад лежности к какой-либо группе, способствует росту взаимоуважения членов группы или общества, доброжелательности и терпимому отношению к раз личным группам [1. С. 15].


Вопросы толерантности и формирования толерантного сознания на международном уровне рассматриваются в «Декларации принципов толе рантности» от 16 ноября 1995 г. Представляя «толерантность» как «необ ходимое условие мира и социально-экономического развития всех наро дов», Декларация обращает внимание на «обязанность государств-членов развивать и поощрять уважение прав человека и основных свобод для всех, без различия по признаку расы, пола, языка, национальной принадлежно сти, религии или состояния здоровья, и бороться с проявлениями нетерпи мости». В данном контексте наиболее эффективным средством предупреж дения нетерпимости рассматривается воспитание в духе толерантности, которое «начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, дабы обеспечить осуществление этих прав, и с поощре ния стремления к защите прав других» (ст. 4 Декларации) [2].

Уважение прав и свобод граждан государством и прежде всего самими гражданами напрямую зависит от знания нормативно-правового регулиро вания в стране. Для России таким необходимым знанием является знание Конституции и Гражданского кодекса Российской Федерации, определя ющих весь спектр прав ее граждан: гражданские, политические, экономи ческие, социальные, культурные, экологические, а самое главное — право нации на самоопределение, призванное создавать государственно-правовые гарантии для уважения прав человека и учета в политике специфических этнических, лингвистических, религиозных и других коллективных инте ресов [4, 98].

В нашей стране также имеется опыт формирования программ толе рантности, примером является Федеральная целевая программа «Формиро вание установок толерантности сознания и профилактика экстремизма в российском обществе на 20012005 годы», утвержденная Правительством Российской Федерации от 25 августа 2001 г. Целью программы являлось формирование и внедрение в социальную практику норм толерантного по ведения, определяющих устойчивость поведения в обществе отдельных личностей и социальных групп в различных ситуациях социальной напря женности как основы гражданского согласия в демократическом государст ве. Программа позволила обеспечить внедрение в социальную практику норм толерантного поведения, возможность эффективного противодейст вия проявлениям экстремизма в обществе, гибкого опережающего реагиро вания на изменение социально-политической ситуации в России и создание основы для снижения социальной напряженности [5].

На уровне субъектов РФ также принимаются и осуществляются раз личные программы, большинство из которых направлено на преодоление этнической интолерантности (расовой неприязни), например, «Программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантности в Санкт-Петербурге на 20062010 годы» (постановление Правительства Санкт-Петербурга от 11.07.2006 № 848), целевая программа «Комплексные меры по профилак тике терроризма и экстремизма в Приморском крае на 20092010 годы», целью которой является создание условий для устранения причин, способ ствующих проявлению терроризма и экстремизма. При этом поставленная цель достигается путем достижения взаимопонимания и уважения в во просах межэтнического и межкультурного сотрудничества, а также укреп ления межнационального согласия. Основными целями программы «Про филактика терроризма и экстремизма в Саратовской области на годы», являются: предупреждение террористических и экстремистских проявлений на территории области;

укрепление межнационального согла сия, достижение взаимопонимания и взаимного уважения в вопросах ме жэтнического и межкультурного сотрудничества и т. д. Основным задачами выступают: повышение уровня межведомственного взаимодействия по профилактике терроризма и экстремизма, сведение их к минимуму на тер ритории области, усиление антитеррористической защищенности объектов социальной сферы, проведение воспитательной, пропагандистской работы с населением области, направленной на предупреждение террористической и экстремистской деятельности, повышение бдительности [6].

В Мурманске по инициативе муниципального учреждения «Центр со циальной помощи семье и детям Мурманска» реализуется программа «То лерантность как образ жизни». Занятия в первую очередь направлены на семьи вынужденных переселенцев, находящихся в трудной жизненной си туации. Для достижения целей специалисты Центра используют тренинги, семинары, социальное сопровождение семей. Авторы программы считают, что воспитать детей, умеющих жить в многонациональном мире, — одна из задач, стоящих сейчас перед обществом [3].

И все же, несмотря на начавшиеся разработки и реализации программ по формированию установок толерантного поведения и профилактики тер роризма и экстремизма, еще существует потребность внедрения методов и организационных механизмов мониторинга, разработки и внедрения сис темы учебных программ и тренингов для самых разнообразных категорий граждан. Кроме того, необходимы разработки программ, охватывающих субъектов общества на уровне не только отдельной личности, но и семьи, социальных групп и общества в целом. Необходимые шаги для преодоле ния нетерпимости в обществе — обеспечение равного доступа к охране здоровья, образованию, социальному обеспечению, реализации права на жилище для всех без какой-либо дискриминации, в том числе по признаку наличия регистрации по месту жительства;

регулирование миграционных процессов, приводящих к различным формам этнической дискриминации представителей меньшинств и мигрантов. Толерантность должна быть ос мыслена сегодня не только как ориентация сознания, но и как образ жизни.

Список рекомендуемой литературы 1. Болотина Т. В. Вопросы толерантности в современном российском образовании // Преподавание истории в школе. 2010. № 2.

2. Декларация принципов толерантности [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.tolerance.ru 3. Кузнецов Ю. В. Проблема толерантности в условиях глобализации [Электрон ный ресурс]. Режим доступа: http://www.helion-ltd.ru/tolerant-pro 4. Пугачев В. П. Введение в политологию: Учеб. пособие для студентов вузов. 3-е изд., перераб. и доп. / В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. — М.: Аспект Пресс, 2001.

5. Хашир А. А. Правовой аспект формирования толерантного сознания в полиэт ничном регионе [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.khashiraa.ru /analit/statement/vystuplenie_ 6. Профилактика терроризма и экстремизма в Саратовской области [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://saratov.gov.ru О. В. Бессчетнова, БИСГУ, Балашов, Россия ПОНЯТИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК The article dwells to the urgent issue of tolerance in the modern world un der the globalization circumstances, with the point of view of different sciences such as medicine, education, psychology, philosophy, cultural studies, and law.

In addition to that, the classification of the tolerance’s types regarding age, gen der, race, religious, nation, etc. is presented in the article.

Проблема формирования толерантности в современном мире выступа ет как одна из наиболее актуальных в эпоху развития глобализации. Имен но ее своевременное решение поможет ответить на вопрос: «как жить вме сте, не утрачивая идентичности различий?» Как справедливо отмечает И. В. Власова, в настоящее время «от выпускников вузов требуется не только “гибкость” и “пожизненное обучение”, важнейшими факторами становятся умение работать в команде, настроенность на диалог, много плановое мышление и т. д.» [2. С. 152].

Толерантность является предметом исследования многих гуманитар ных наук. Впервые, понятие «толерантность» было введено английским иммунологом П. Медоваром и означало снижение или полное отсутствие нормальной реакции на какое-либо лекарственное или иное вещество, вы зывающее проявление в организме определенных симптомов [1]. Сущест вует и иммунологическая толерантность, то есть такое состояние организ ма, при котором он не способен синтезировать антитела в ответ на введе ние определенного антигена при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам, что имеет важное значение в трансплантологии при пе ресадке органов и тканей.

Кроме медицинского обоснования существует и биологическое под тверждение важной роли толерантности в жизни человеческого организма.

С позиции биологии толерантность обеспечивает устойчивость организма к внешним воздействиям, проявляясь как следствие адаптивности и рези стентности организма по отношению к стрессорам, другими словами, то лерантность — способность организма переносить неблагоприятное влия ние того или иного фактора среды.

В психологической научной литературе понятие «толерантность»

трактуется как отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо не благоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воз действию [5. С. 431], а также стремление и способность к установлению и поддержанию общности с людьми, которые отличаются в некотором отно шении от превалирующего типа или не придерживаются общепринятых мнений. Часто люди склонны враждебно относиться к «чужим», отличным от нас самих. Различие может иметь место на любом уровне биологиче ской, культурной или политической реальности.

Классики отечественной и зарубежной педагогики также неоднократ но обращались к изучению проблемы толерантности. Среди них Я. А. Ко менский (разработка универсальной программы «Панпедия» по формиро ванию умения жить в мире с другими людьми), К. Д. Ушинский (развитие «нравственной привычки» толерантно поведения), В. А. Сухомлинский («Школа воспитания добрых чувств» на основе принципов толерантности).

Современные исследователи в области педагогики толерантности А. Г. Асмо лов, А. А. Галкин, В. М. Золотухин, Ю. А. Красин, Г. У. Солдатова, В. А. Тиш ков, Е. С. Черепанова и другие изучают ее с позиции различных подходов:


этического, гносеологического, психологического. В частности, А. Г. Ас молов и Г. У. Солдатова рассматривают толерантность как уважение и при знание равенства, отказ от доминирования и насилия;

признание много мерности и многообразия человеческой культуры, норм, верований;

отказ от сведения этого многообразия к единообразию или к преобладанию ка кой-то одной точки зрения [8. С. 43]. А. А. Галкин и Ю. А. Красин подчер кивают отсутствие корреляции между нарастающей глобализацией и рос том культуры толерантности, придавая особое значение сфере образования по ее формированию [3. С. 66]. Исследования А. В. Коржуева, В. А. Попко ва, В. Усковой, Е. С. Черепановой указывают на необходимость преподава ния правоведческих дисциплин как наиболее эффективного метода форми рования идей толерантности учащихся.

Кроме того, основные принципы толерантности заложены в основных мировых религиях: буддизме, исламе, христианстве, а также в трудах Ари стотеля, Гомера, Геродота, Гераклита, Сенеки, Конфуция. В частности, в Евангелии прямо подчеркивается необходимость дискуссии с Талионом (от лат. talio — возмездие, равное по силе преступлению): «Вы слышали, что сказано: око за око, а зуб за зуб». «А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;

и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду».

В концепциях философско-этнических концепций прошлого и на стоящего значительный вклад в развитии идей толерантности внесли Л. Н. Толстой («непротивление злу насилием»), А. Швейцер («смирение как миропонимание»), Н. К. Рерих («терпимость как активная форма взаи модействия»), а также К. Роджерс, В. Франкл, И. А. Ильин, В. В. Розанов, Л. В. Скворцов и другие.

С точки зрения культурологии суть толерантности (терпимости) пред ставляет собой качество культуры (нравственной, правовой, политической) каждого общества, любого социального слоя, каждого гражданина, невзи рая на пол, возраст, этническую, конфессиональную или расовую принад лежность. Толерантность проявляется в различных формах: личная, обще ственная (отраженная в морали, нравах, общественной психологии, созна нии), государственная (отраженная в законодательстве, политической прак тике). Основное требование толерантной культуры в следующем: свобод ное исповедание каждым гражданином, общественной группой, обществом свободно избранных нравственных, социально-политических, мировоз зренческих предпочтений предполагает их лояльное, терпимое, не враж дебное, уважительное отношение к аналогичному выбору других. Поэтому важным компонентом терпимости является понимание воззрений, нравов, привычек, чувств, способов действий, отличных от наших.

В рамках социологической парадигмы толерантность рассматривается как система ценностей, норм и образцов поведения, объединенных вокруг «готовности принять других такими, как они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия» [5]. Она является признаком уверенности чело века в надежности своих позиций, отсутствия боязни сравнения и конку ренции с другими воззрениями, боязни утратить свойственные ему разли чия. При том, что основным фактором установления толерантности явля ются объективные внешние условия существования индивида или соци альной группы, в каждом отдельном случае играют свою роль и индивиду ально-психологические особенности личности, ее природная склонность к терпимости и согласию [7. С. 32].

Таким образом, из анализа определений толерантности, данных с по зиции гуманитарных наук, можно заключить, что, несмотря на различия, все они имеют нечто общее, определяя толерантность как способность ин дивида адекватно реагировать на внешние раздражители, терпимо отно ситься к людям, процессам и явлениям (ценностным ориентациям, уста новкам, образу жизни, вероисповеданию, внешнему виду, культуре, языку и др.), отличным от его собственных, понимать, что мир велик и разнооб разен и не сводится исключительно к индивидуальному мировосприятию конкретного человека.

Помимо морально-нравственной категории толерантность необходимо рассматривать и как особый способ взаимодействия людей, при котором обеспечивается достижение целей через уравновешивание двухсторонних интересов как необходимого условия становления и развития гражданского общества. Инвариантом всех этих толкований является морально нравственная установка человека на терпимость, снисходительность, по нимание другого. Толерантный человек — это человек, который с уважени ем относится к интересам, привычкам, верованиям других людей, стремит ся понять их и достичь взаимного согласия без применения насилия, дав ления.

Таким образом, при формировании толерантного мировоззрения лич ности предполагается овладение реальными технологиями разрешения конфликтов ненасильственными методами, способностью к ведению толе рантной дискуссии, развитием способности к эмпатии. Исходя из этого, возникает необходимость формирования новой системы толерантных уста новок и поведения, включающей в себя навыки терпимости и взаимоува жения, готовность к сопереживанию, компромиссу, бесконфликтному по ведению в сложных ситуациях с учетом межнациональных, межконфес сиональных, межкультурных различий.

Список рекомендуемой литературы 1. http://www.medslv.ru/html/p/priv3kanie-tolerantnost5.html 2. Власова И. В. Культура толерантности в педагогике: конфликтологический ас пект // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2008. № 4 (40).

3. Галкин А. А., Красин Ю. А. Культура толерантности перед вызовами глобали зации // Социологические исследования. 2003. № 8.

4. Декларации о принципах толерантности [Электронный ресурс] Режим досту па: http://www.un.org/russian/documen/declarat/toleranc.htm 5. Дробижева Л. М., Хомяков М. Б. Новые подходы в изучении и преподавании идей толерантности как результат реализации программы Ур. МИОН [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.iriss.ru/display_analyticsitem 6. Краткий психологический словарь. — М.: Политиздат, 1985.

7. Права человека, толерантность, культура мира //Документы. М., 2002.

8. Ростиславова О. А. Толерантность как гуманистическая ценность // СПО.

2006. № 4.

Т. В. Бирюлина, ИрГТУ, Иркутск, Россия ДУХОВНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ The way to religious tolerance is defined in surmounting of spirituality cri sis and immaturity of religious experience. Due to main component of religious ness the virtue is, for a modern society characteristic crisis of moral theories is negatively reflected in religiousness. The offered by H. Kng the Global Ethics Project defines the common ethical basis of various religions.

В современном плюралистичном и многополюсном мире одной из важных составляющих является религия или, точнее, религии. Сущность религии заключается в возвращении человека к его подлинному бытию, к Богу, к совершенствованию его души и поступков. В основании любой ре лигии лежит принцип любви и добра, братства всех людей. Но, к сожале нию, религия, хотя и провозглашает обретение человеком нравственности и истины, гармонизацию его личности и нахождение его верного положе ния в мире, на практике часто становится источником напряженности, а то и открытого конфликта в обществе.

Истоки этого противоречия можно отнести к одной, если не основной, из глобальных проблем нашего мира, которая заключается в кризисе ду ховности, потери ориентиров [2]. В современном мире нет единой консо лидирующей идеи, приемлемых для всех нравственных положений. Это ярко выражается в философии постмодернизма, подчеркивающей онтоло гическую бездомность человека, растворение его в витальных, техниче ских, семантических и других процессах, сведение истины и моральных норм к субъективному предпочтению и т. п.

Поскольку религия — явление духовное, то мировоззренческий хаос отражается и на религиозности. Прежде всего, современный человек разу чился жить в религии, его понятие о Боге искажено, для него речь о Боге потеряла смысл. Переживание духовного, равно как и вообще понятие о нем, оказывается сокрыто, хотя порой человек может ненадолго вырваться за рамки обыденности в переживании красоты природы или явлений ис кусства, в состоянии любви к Другому. Но сфера духа вообще оказывается не проработанной, и у человека отсутствует духовный внутренний стер жень, базис или ядро, вокруг которого собирается личность человека. По этому он становится легким и послушным объектом манипулирования со стороны личностей с деструктивными устремлениями. Принимая главен ство иррациональной веры и отвергая логику и здравый смысл, такой чело век погружается в океан собственного бессознательного, имеющего по сво ей структуре природу мифа. В частности, сложность многомерного мира, согласно мифологическому сознанию, сводится к одномерной дихотомии свой-чужой и выражается в религиозной нетерпимости.

Бытие человека — особый вид бытия, он несводим только к природ ному существованию. Человека определяет его внутреннее, духовное бы тие, жизнь духа. Человек — существо духовное, именно дух составляет его суть, сущность, поэтому так или иначе у него существует жажда духовно го. Религия, духовность раскрывает новую сферу реальности, до этого не известную. Поскольку сфера духа оказывается terra incognita, то все что угодно может выдаваться за духовность, и человек впадает в мифологиче ское мировосприятие, отвергая весь прежний образ мира и бытия в нем.

Причиной такой искаженной религиозности является не просто религиоз ная безграмотность, а неизведанность, непроработанность сферы духа, не знания самого собя и своего внутреннего мира, своих глубин. Религиоз ность подразумевает собирание человека, трезвение, обретение им своей подлинности и глубины. Жизни духа нужно учиться, чтоб жить духом, из духа [3].

Важной, если не основной составляющей религиозности является нравственность, внутренняя приверженность моральным нормам, созна тельный выбор человеком пути добра. Нравственность также играет важ ную роль и в нерелигиозном видении мира.

Поскольку конкретные моральные нормы могут различаться для раз ных групп или даже отдельных личностей, возникает понятие толерантно сти, или терпимости, к иным взглядам. Толерантность является выражени ем постмодернистского умонастроения современности: отказ от построе ния онтологии, отрицание общих концептуальных схем, рассмотрение со бытий как единично-уникальных, уход от бинарных оппозиций и т. д. Но несмотря на подчеркивание многополярности мира, существуют успешные попытки найти в нем некое единство, общий базис и конституирующий принцип. Это шаг от толерантности к диалогу, открытость для слышания, видения и принятия Другого. В частности, существует проект мирового этоса, определяющий единые основные моральные требования для всех религий. Мировая этика отличается тем, что в ней нет никакого смешения религий, в ней есть уважение к отличиям и все же есть общие стандарты, которые можно найти во всех традициях, поскольку, несмотря на все раз личия, религии имеют общие ценности, мерки и положения.

Автором и разработчиком проекта мирового этоса является Ганс Кюнг, «неофициальный католический» теолог, одна из знаковых фигур в истории современного христианства и выдающийся теоретик экуменизма. В начале 1990-х гг. Кюнг стал инициатором проекта мирового этоса, который явля ется попыткой описания общих аспектов учений мировых религий и выра боткой минимального кодекса правил поведения, который может быть при емлем для каждого. В 1993 г. в Чикаго состоялась Вторая встреча Парла мента мировых религий, который принял «Декларацию мирового этоса»

[1]. Эта декларация была подготовлена после двухлетней консультации почти 200 ученых, которые представляли различные мировые религии.

Впервые в истории представители мировых религий собрались вместе и попытались прийти к основному этическому консенсусу, который могли бы поддержать, невзирая на догматические различия, не только все религии, но и неверующих. Декларация была подписана 143 лидерами от всех глав ных и других вероисповеданий мира и предлагалась миру как начальное утверждение группы правил поведения, с которыми могут согласиться все религии в мире. Эта Декларация является точкой отсчета современного макроэтического движения.

В противовес распространенной ныне этики эмотивизма, согласно ко торой все оценочные, моральные суждения абсолютно субъективны и есть не что иное, как выражение предпочтения, установки или чувства [2], Г. Кюнг предлагает стратегию морального возрождения, которая в наш век глобальных процессов должна быть нацелена на формулировку глобально значимых и для всех приемлемых нормативных стандартов. Такая «базовая этика» исходит из некоего «минимального базового консенсуса» между людьми всего мира по вопросам о ценностях и нормах. Кюнг делает вывод, что единство и мир не могут быть ограничены сферами политики, эконо мики и культуры, но должны осуществляться прежде всего в сфере ценно стей и норм. Поскольку целью этики является благо для всех, то она долж на быть неделимой, поэтому неделимый мир нуждается и в неделимой эти ке. Мир между народами невозможен без мира между религиями, а мир между религиями невозможен без диалога между религиями. Главная идея Декларации заключается в том, что без нового мирового этоса, без объеди няющей глобальной этики невозможен и новый мировой порядок.

Причем эта этика «нова» только в том, что касается ее применения, но не по своим базовым принципам, поскольку общий набор «сердцевинных ценностей» есть в учениях всех религий мира, которые составляют основу глобальной этики. Однако этим ценностям еще предстоит воплотиться в сердцах и поступках людей. Эти «сердцевинные ценности» образуют осно ву для фундаментального консенсуса по общеобязательным ценностям, не оспоримую, безусловную норму для всех сфер жизни, «для семей и общин, для родов, наций, религий».

«Декларация мирового этоса» была призвана дополнить и дать этиче ское обоснование «Всеобщей декларации прав человека» от 1948 г. Глав нейшим принципом постулируемой этики является требование, чтобы «с каждым человеческим существом обращались по-человечески», то есть в согласии с «неотчуждаемым и неприкосновенным достоинством» всех че ловеческих существ. Второй важный принцип глобальной этики зафикси рован в Золотом правиле: «Не делай другим того, чего не желаешь себе»

или в его позитивном утверждении: «Что ты желаешь для себя, то делай и для других». Но прав не может быть без обязанностей. Принципы мирового этоса, в свою очередь, влекут за собой четыре «главных нравственных им ператива» или этические нормы, которые содержатся в большинстве рели гий мира, а именно глобальную приверженность культуре: ненасилия и благоговение перед всеми формами жизни («не убей!»);

солидарности и справедливого экономического порядка («не укради!»);

толерантности и правдивости («не лги!»);

равноправия и партнерства между мужчинами и женщинами («не прелюбодействуй!»).

В мире все более происходит осознание того, что мир на земле невоз можен без религиозного мира. Ныне только в области глобальной этики мы можем найти достаточную общую почву для достижения мира, справедли вости и равенства между всеми людьми. Для того чтобы двигаться вместе в этих направлениях, необходим межрелигиозный диалог, и такой диалог уже начался.

Список рекомендуемой литературы 1. Kng H., Kuschel K.-J. (Eds.), A Global Ethic. The Declaration of the Parliament of the World’s Religions (SCM Press, London / Continuum, New York 1993). — 16 p.

(http://www.weltethos.org/pdf_decl/Decl_english.pdf) 2. Macintyire A. After virtue. A study of moral theory (Notre Dame University Press, Noter Dame, Indiana 1981).

3. Ильин И. А. Аксиомы религиозного опыта: В 2 т. — М., 1993.

А. В. Болдырев, И. В. Литвин, Киевский национальный университет им. Т. Шевченко, Институт международных отношений, Киев, Украина.

СОВРЕМЕННЫЕ ВНЕСУДЕБНЫЕ СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ Mediation, the most widely used Alternative dispute resolution process, is a process by which a third-party neutral meets with the disputing parties and ac tively assists them in reaching a settlement. The procedure can be incorporated by reference in the dispute resolution clause of a business agreement or in a submission agreement entered into after a dispute has arisen. It is suitable for all types of disputes, either national or transnational.

Как говорят наши коллеги юристы, нет ничего более дорогого, чем су дебный процесс. Поэтому вопрос о внесудебном разрешении споров ста новится все более актуальным. На сегодняшний день в мировой практике существуют варианты альтернативного решения каких-либо конфликтных ситуаций. К ним следует отнести медиацию (mediation), независимую оценку (neutral evaluation), упрощенный суд присяжных на примере США (summary jury trial), судебный мини процесс (mini-trial), комиссию по рас смотрению споров (dispute review board), конференции по судебному уре гулированию (judicial settlement conferences) и комбинацию всего вышеиз ложенного [3. С. 1821].

Среди них сегодня особое внимание следует уделить именно медиа ции, которая является наиболее распространенным методом АВС. Ныне это международно-признанный термин. В некоторых случаях этот метод определяется не как «альтернативный», а как метод эффективного урегули рования споров [6], тем более, что у него есть ряд видимых преимуществ.

Во-первых, в данном процессе стороны принимают активное участие. Во вторых, обеспечивается конфиденциальность, имеющая для некоторых компаний весомое значение. В-третьих, в этом виде разрешения конфликт ных ситуаций отсутствует множество формальных процедур, которые было бы необходимо исполнить при рассмотрении дела в суде, что экономит кроме времени еще и количество затраченных материальных ресурсов [2.

С. 31]. Необходимо подчеркнуть, что в случае если стороны хотят сохра нить партнерские и добрые отношения, то медиация — наилучший способ разрешения возникших конфликтов.

Если говорить про практику использования медиации в странах СНГ, то она не очень развита. В Украине, например, вообще отсутствуют нормы, которые бы содействовали развитию судебного посредничества. Впрочем, Гражданский кодекс Белоруссии содержит ряд норм, которые регулируют эту сферу гражданских правоотношений. В России на данном этапе рабо тает группа по созданию закона по использованию медиации.

Формальное определение медиации закреплено в ст. 1 Типового зако на ЮНСИТРАЛ (комиссии ООН по международному торговому праву) 2002 г., касающейся международных коммерческих арбитражных процедур согласно которым, медиация — это «процесс… когда стороны привлекают третье лицо, либо лиц… с целью получения помощи в мирном урегулиро вании споров, которые возникают по причинам контрактных или других правовых отношений либо связанных с ними» [7].

Медиация как самостоятельный способ внесудебного разрешения спо ров появилась в США в 60-х гг. прошлого столетия, в качестве альтернативы дорогому и длительному судебному разбирательству. Семейные и трудовые конфликты были первыми и успешными сферами применения медиации.

Затем бизнес стал активно применять медиацию как средство разрешения коммерческих споров. Эффективность медиации содействовала быстрому расширению географических границ ее применения. Она распространи лась в Австралии, Канаде, а в 80-е гг. начала применяться в Великобрита нии, затем и в других странах Европы. В качестве примера можно привести выступление доктора Хайнца Бамбергера, министра юстиции земли Райн ланд-Пфальц (ФРГ), в котором он заявляет, что 51 судья прошел обучение на медиатора. А интерес к такого рода повышению квалификации прояви ли еще примерно 100 судей. В настоящее время для них ежегодно органи зуются состоящие из трех частей курсы повышения квалификации по ме диации [1. С. 36].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.