авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«ГОУ ВПО «Вологодский государственный педагогический университет» На правах рукописи Димони Татьяна ...»

-- [ Страница 2 ] --

324. Д. 403), содержащие погодовые сведения за 1937 – 1942 гг. по всем областям и республикам Европейского Севера России (по Карело-Финской ССР – до 1941 г.).

Годовые отчеты колхозов середины 1930 – середины 1960-х гг. были изучены в Российском государственном архиве экономики (Ф. 1562), Государственном архиве Российской Федерации (Ф. А-374), Государственном архиве Вологодской области (Ф. 1703), Государственном архиве Архангельской области (Ф. р-3474). Более подробное исследовательское внимание было сосредоточено на сводных годовых отчетах через пятилетний промежуток. Таким образом, подробно были изучены сводные годовые отчеты колхозов Европейского Севера России за начало 1930-х гг., 1935 г., 1940 г., 1945 г., 1950 г., 1955 г., 1960 г., 1965 г.

Данные сводных годовых отчетов колхозов анализировались в ракурсе сбора сведений по экономической модернизации этого уклада. Поэтому внимание было сконцентрировано на таких таблицах сводных годовых отчетов как «Баланс колхоза», «Средства на капиталовложения и их расходование», «Денежные доходы и их распределение», «Распределение продуктов животноводства и растениеводства». Сведения таблицы «Баланс колхоза», составлявшиеся, как правило, на начало года, дают возможность установить стоимость основных средств производства и их структуру, так как содержат данные о наличии и размещении средств производства. На основании этих данных появилась возможность проанализировать динамику производственных капиталов колхозов за 1930 – первую половину 1960-х гг., а также структуру их производственных фондов. Кроме того, баланс колхоза содержит сведения об источниках образования средств колхозов, что позволяет выяснить соотношение собственных средств колхозов (неделимых фондов, паевых взносов, фондов помощи) и заемных средств (долгов членам колхоза, учреждениям и лицам). Важными также представляются данные балансов колхозов об источниках формирования неделимых фондов колхозов (доходов от обобществленного имущества и вступительных взносов, от отчислений от доходов сельхозартели, от зачислений стоимости приплода и прироста животных и т. д.). Таблица «Средства на капиталовложения и их расходование» сводного годового отчета колхоза дает возможность выявить источники поступления средств и их соотношение (долгосрочные ссуды, краткосрочные ссуды на капвложения, собственные средства сельхозартели).

Эта же таблица содержит данные о статьях расходов на капиталовложения, что позволяет выявить их абсолютные показатели и рассчитать структуру.

Таблица «Денежные доходы и их распределение» сводного годового отчета колхозов способствует рассмотрению источников поступления средств в абсолютных показателях и расчету их структуры (доходы от разных отраслей и др. денежных доходов). Также данные этой таблицы дают возможность исчисления расходов колхозов, определения их структуры (на налоги, страховые платежи, сборы, возврат ссуд, пополнение неделимого фонда и т.

д.). Таблицы «Выполнение плана и доходы колхоза от полеводства», «Выполнение плана и доходы колхоза от животноводства» позволяют вычислить товарность колхозной продукции, а также определить каналы изъятия сельхозпродукции в разные периоды (обязательные поставки, натуроплата за работу МТС, возврат фуражных и семенных ссуд, продажа в порядке колхозной торговли и др.). С 1960 г. сводные годовые отчеты включали новую табличную форму «Расчет затрат и себестоимости продукции», позволяющую исчислить структуру себестоимости сельхозпродукции и проанализировать производственные затраты колхозов.

ЦСУ СССР готовило по каждой из таблиц сводных годовых отчетов разработочные таблицы, содержащие сведения обо всех областях и республиках СССР, которые в ходе подготовки исследования использовались наряду со сводными годовыми отчетами колхозов.

Не менее ценным источником являются объяснительные записки к сводным годовым отчетам колхозов, готовившиеся статистическими органами и представлявшиеся в высшие партийные и советские структуры «для сведения». В этих объяснительных записках содержится ценная аналитика по проблемам сельского хозяйства, как правило, за ряд лет.

Анализируя сводные годовые отчеты колхозов важно определить уровень их достоверности. Сводные годовые отчеты колхозов составлялись по данным текущей и оперативной отчетности, внедрявшейся в колхозную систему с начала 1930-х гг. Качество и достоверность колхозных отчетов нередко зависели от внутренней организации этой работы в колхозе, квалификации счетоводов и бухгалтеров, поэтому они подвергались на уровне областных (республиканских) статуправлений логической и документальной проверке. Кроме того, отчетная дисциплина и колхозов и совхозов контролировалась партийными органами разных уровней. Так только за первую половину 1968 г. Вологодском областным комитетом КПСС была сделана проверка по вопросам отчетности сельского хозяйства в 172 колхозах, причем в некоторых – дважды. В большинстве сельхозартелей учет велся по двойной системе счетоводства. В этой системе цифровые данные о выходе продукции и ее распределении, о денежных доходах и расходах, обо всех средствах колхоза и их использовании проверялись балансовым методом, что позволяет говорить о достаточно высоком уровне репрезентативности данного источника. К подобному выводу приходят, анализируя годовые отчеты колхозов 1930 – 1950-х гг., М.А. Вылцан, М.Л. Богденко, В.И. Звавич, Ю. А. Мошков и др. 141 Так Ю.А. Мошков достаточно высоко оценивает информационный потенциал сводных годовых отчетов колхозов и степень достоверности содержащихся в них статистических показателей, характеризующих хозяйственную деятельность колхозов и материальное положение колхозников. Он обращает внимание на возможность применения к этому массовому статистическому источнику широкого арсенала математических методов. В то же время Ю.А.

Мошков отмечает, что историкам не удалось выявить в материалах Наркомзема, в его статистически-учетных подразделениях соответствующих методических материалов, внутриведомственных положений или инструкций с указаниями о способах дополнительного расчета или корректировки получаемых от регионов статистических показателей. Но составлялись сводные годовые отчеты для служебного пользования, носили закрытый характер и были доступны сравнительно узкому кругу лиц, поэтому именно эти документы в меньшей степени подвергались искажениям и могут считаться наиболее достоверными из всего статистического ряда, относящегося к сельскому хозяйству. Не случайно именно данные сводных годовых отчетов колхозов использовались Госпланом СССР, ЦУНХУ и ЦСУ СССР, органами госбезопасности для собственных выводов о ситуации в стране142.

Большую помощь в диссертационном исследовании оказали составленные сотрудниками министерств и ведомств динамические таблицы, содержащие различные показатели работы колхозов за ряд лет (динамика объемов валового производства и их распределение, динамика себестоимости основных видов сельхозпродукции и др.). Особую ценность представляют материалы разработки «Динамика себестоимости основных видов сельхозпродукции колхозов», рассчитанной ВНИЭСХ по материалам сводных годовых отчетов колхозов за 1953 – 1956 гг. (РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 7.

Д. 1593). Они содержит данные распределения затрат на оплату труда и производственные затраты по отдельным сельхозкультурам в разрезе СССР, РСФСР и отдельных территорий, в том числе районов Севера.

Еще одним важным для исследования источником являлись годовые отчеты совхозов. Они начали составляться в конце 1920-х гг. До середины 1930-х гг. единообразия форм отчетности совхозов не существовало, кроме того, годовые отчеты совхозов составлялись по трестам и направлениям и нередко включали также данные по ОРСам и другим подсобным предприятиям. На эту особенность источников по истории совхозов уже обращали внимание исследователи143. Поэтому наиболее полные материалы о работе совхозов содержатся в разработках годовых отчетов совхозов, выполненных ЦСУ. Наиболее ценными среди изученных систематизированных материалов оказались «Сопоставительные таблицы данных учета капиталовложений в совхозах по видам имущества и трестам с 1928 по 1931 г.» (РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 75. Д. 60), «Разработочные таблицы сводных годовых отчетов совхозов 1932 г.» (ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 16. Д. 290), статистический сборник «Совхозы в 1935 г.» (РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 79. Д. 101), «Разработочные таблицы годовых отчетов совхозов за 1936 г.» (ГАРФ. Ф. А 374. Оп. 16. Д. 637), «Статистические сводки годовых отчетов совхозов за 1938 г. по всем совхозам в областном разрезе и в сопоставлении с 1937 г.»

(ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 16. Д. 739) и т. д. Сводные годовые отчеты совхозов, материалы их разработок изучались в центральных и региональных архивах.

Сводные годовые отчеты совхозов и материалы их разработки содержат сведения о результатах финансовой деятельности совхозов, фактической себестоимости продукции, выполнении планов производства и сдачи государству продукции, о капитальном строительстве, отчислениях в фонды и т. д. Нередко годовые отчеты совхозов сопровождались объяснительными записками. Большое количество ценных материалов о деятельности совхозов отложилось в фондах Министерства совхозов РСФСР (ГАРФ. Ф. 317.). Среди них – статистические материалы типа «Основные показатели работы совхозов Наркомсовхозов РСФСР за… г.», а также большое количество делопроизводственной документации: справки по управлениям совхозов по разным вопросам экономики, отчеты, докладные записки минсовхозов РСФСР о хозяйственной деятельности совхозов за разные годы.

Для изучения роли МТС в модернизации аграрной подсистемы были использованы годовые отчеты МТС за разные годы. Часть статистических материалов по вопросам деятельности МТС была опубликована 144, часть изучена в фондах статуправлений региональных архивов (ГААО. Ф. 1892;

ГАВО. Ф. 1703). Годовые отчеты МТС содержат данные о численности МТС по направлениям, величине и структуре их основных фондов, себестоимости тракторных работ и ее структуре, что представляет большой интерес для изучения модернизационного влияния МТС.

Материалы об экономической жизни крестьянского уклада 1930 – первой половины 1960-х гг. достаточно скудны. По сути дела экономические параметры приусадебных хозяйств колхозников позволяют выявить только бюджетные обследования колхозного крестьянства, ведущиеся с 1930-х гг.

Эти материалы как исторический источник подробно описаны М.А. Безниным, И.Я. Матюхой и др. Бюджетные обследования колхозников содержат данные о структуре доходов двора, распределении расходных статей, дают возможность исчисления товарности хозяйства, его производственных затрат. По мнению историков, материалы бюджетных обследований обладают значительной степенью достоверности. Дело в том, что региональные статистические управления систематически проверяли репрезентативность бюджетной сети и давали сведения о ее уровне. Так в 1949 г. при проверке сведений о колхозах Вологодской области, в которых проводятся бюджетные обследования, выяснилось, что выдача в среднем на один двор в этих колхозах незначительно выше, чем в среднем по области (по зерновым – на 7%, по денежным выплатам – на 20%)146. В 1964 г. при подобной проверке в этой же области выяснилось, что по обследуемым колхозам определено к выдаче по труду лишь на 1,3% больше в денежном выражении, чем во всех областных колхозах в среднем 147. Материалы бюджетных обследований были изучены в фондах статуправления РСФСР (ГАРФ. Ф. А-374) и статуправления по Вологодской области (ГАВО. Ф.

1703), часть – по опубликованным данным 148. Большое значение для изучения темы имели расчеты совокупного дохода колхозных семей, аналитические записки по бюджетам колхозников, содержащие данные о динамике численности скота, обеспеченности скотом хозяйств колхозников.

Большие возможности для исследования крестьянского уклада предоставляют похозяйственные книги сельсоветов. Они содержат перечисление имущества двора: построек, скота, до середины 1930-х гг. – орудий труда. Похозяйственные книги сельсоветов изучались в фондах Государственного архива Вологодской области. Сведения о хозяйственной деятельности единоличников наиболее полно представлены в материалах налоговой статистики Министерства финансов по исчислению сельхозналога, изучавшихся в фондах ГАВО (Ф. 1401). Эти источники содержат сведения о доходности дворов от разных отраслей хозяйства, данные о средних размерах земельных участков, об исчисленном сельхозналоге и т. д.

Отдельную проблему исследования представляло определение места сельских хозяйственных укладов в производстве сельхозпродукции. Сводные таблицы ЦСУ СССР и РСФСР данных учета валовой продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств и экономическим районам, выявленные за 1941, 1945, 1950 г. (РГАЭ Ф. 1562), 1955, 1961, 1965 г. (ГАРФ. Ф. А-374) позволили рассчитать удельный вес укладов в производстве сельхозпродукции в целом, а также отдельно по продукции земледелия и животноводства.

Значительная доля источниковых материалов была извлечена из официальных статистических ежегодников «Народное хозяйство СССР», «Народное хозяйство РСФСР», статистических сборников «Сельское хозяйство СССР», статистических сборников по областям и республикам Европейского Севера России, а также из статистических публикаций ограниченного доступа, издававшихся небольшими тиражами, с грифами «для служебного пользования» и «совершенно секретно». В частности большие возможности представляют публикации о структуре себестоимости в колхозах и совхозах, изменении закупочных цен, финансировании и кредитовании сельского хозяйства 149. Сборник «Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг.» в двух частях (М., 1969), подготовленный министерством сельского хозяйства РСФСР, содержит данные величине основных производственных фондов сельского хозяйства в колхозах и совхозах (в сопоставимых ценах), о структуре основных производственных фондов сельхозназначения в колхозах и совхозах, данные о рентабельности производства, дает структуру материальных затрат в совхозах по данным на 1967 г. Сборник «Анализ производственно-хозяйственной деятельности колхозов РСФСР в 1973 г. (по данным годовых отчетов)» в двух томах (М., 1974) содержит данные о себестоимости и рентабельности колхозного производства на конец интересующего нас периода. Сборник «Основные показатели производства продукции земледелия и животноводства в личных подсобных хозяйствах населения в 1965, 1970 и 1978 гг.» (М., 1979), подготовленный МСХ РСФСР, дает сведения об удельном весе производства продукции в личных приусадебных хозяйствах населения в общем производстве по областям и республикам Европейского Севера России.

Обработка статистических данных применительно к задачам исследования имела свою специфику. Необходимость проследить процессы за длительный период времени диктовала потребность в сопоставимости особенно финансовых показателей, что, впрочем, не всегда удавалось реализовать из-за того, что ряд данных, мало интересовавших статистических работников, экономистов, не были подвергнуты соответствующему пересчету. В этом случае приходилось пользоваться относительными показателями, сопоставление которых за длительные промежутки времени позволяло выявить в динамике структурные изменения, происходящие в аграрной подсистеме Европейского Севера России.

В диссертационном исследовании использовались как общеисторические, так и специальные методы исследования (количественные, междисциплинарные методы). В частности историко генетический метод позволил выявить причинно-следственные связи в процессах аграрной модернизации Европейского Севера России, дать характеристики развития модернизационных элементов в экономике сельского хозяйства, описать их. Историко-сравнительный метод использовался в исследованиях хода модернизации разных хозяйственных укладов, а также при выяснении различий в процессах развития аграрной подсистемы России в целом и Европейского Севера в частности. Историко типологический метод позволил выявить качественные изменения в ходе модернизации сельских хозяйственных укладов Европейского Севера, выявить различные стадии модернизационных изменений в аграрной подсистеме. Историко-системный метод позволил дать комплексную картину происходящих изменений в экономике Европейского Севера России 1930 – первой половины 1960-х гг. Кроме того, в диссертации применялись нарративный и дискриптивный методы исторического описания. В частности в некоторых случаях требовалось привести характеристики явлений и процессов, происходящих на селе, так, как это трактовалось органами власти, колхозными управленцами, крестьянами. С другой стороны, дискриптивный метод сделал возможным вычленение и описание отдельных исторических единиц, вкупе характеризующих ход модернизации сельского хозяйства (источников накопления капитала, соотношения капитала и живого труда в производстве сельхозпродукции, капиталовложений в сельскую экономику и пр.). Междисциплинарный характер исследования потребовал привлечения методов других наук – экономики, статистики и др. В частности в диссертации использовались разработанные экономистами методы определения уровня товарности сельхозпродукции, структуры себестоимости, методика сравнения показателей хозяйственного развития регионов и укладов. Статистические методы позволили систематизировать первичный материал, рассчитывать показатели, делать группировки показателей, рассчитывать средние и относительные величины, строить графики.

Научная новизна исследования состоит в том, что здесь впервые ставится вопрос о важнейшей составляющей модернизационного процесса на Европейском Севере России 1930 – первой половины 1960-х гг. – динамике экономических изменений в аграрной подсистеме. Это исследование потребовало разработки особой методологии исследований, связанной с проблемами уровня капитализации – ранее в исторических работах, посвященных экономической истории Европейского Севера России, она не имела применения. Впервые в работе определена величина основных фондов аграрной подсистемы 1930 – первой половины 1960-х гг., соотношение капиталов разных сельских хозяйственных укладов, структура капитала в укладах. Таким образом, в диссертации применяется ракурс рассмотрения проблемы модернизации в контексте укладных характеристик, что также является для Европейского Севера историографически новым. Впервые в историографии Европейского Севера России проанализированы источники накопления капиталов в разных укладах, роль в них государства. Научную новизну имеет рассмотрение модернизаторской роли МТС, так как рассмотрение взаимоотношений МТС и колхозов в этом контексте не предпринималось. Большое внимание в работе уделяется такому малоизученному сюжету как становление новых видов инфраструктуры в сельском хозяйстве Европейского Севера, особенно финансовой, а также изучению процессов товаризации продукции разных хозяйственных укладов.

Большинство источников в диссертационном исследовании впервые вводятся в научный оборот. В их обработке применяется оригинальная авторская методика. В результате диссертационного исследования впервые в историографии будет определена грань выхода Европейского Севера России за рамки традиционного общества, описана специфика этого процесса.

Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и примечаний.

Основные выводы и положения диссертации апробированы в докладе на заседании ученого совета ИРИ РАН (2004 г.), докладе в Центре международного сотрудничества для исследования японской экономики при экономическом факультете Токийского университета (2004 г.), на заседании ученого совета исторического факультета Вологодского государственного педагогического университета (2003 г.), в выступлениях на сессиях Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (2000 г., 2002 г., 2004 г., 2006 г.), в докладах на Всероссийских и региональных конференциях, монографиях и статьях.

Примечания к введению:

Колесников П.А. Северная деревня в XV – первой половине XIX века. – Вологда, 1970;

Колесников П.А. Крестьянство и сельское хозяйство Европейского Севера России в XVI – XVIII вв.: (к вопросу об эволюции аграрных отношений в русском государстве). Автореф. дис. … доктора ист.

наук. – Л., 1972.

Колесников П.А. Крестьянство и сельское хозяйство Европейского Севера России в XVI – XVIII вв. – С. 42 – 43.

Островский А.В. Сельское хозяйство Европейского Севера России 1861 – 1914 гг. – СПб., 1998. – С. 211.

План электрификации РСФСР: Доклад VIII съезду Советов государственной комиссии по электрификации России. – М., 1920. – С. 104.

Советов П.М. Аграрная реформа на Европейском Севере России: проблемы переходной экономики. – Апатиты, 1998. – С. 6.

Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года по Вологодской области.

– Вологда, 1972. – С. 2.

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е гг.:

Тезисы научного доклада. – Вологда, 2003;

Безнин М.А., Димони Т.М.

Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х годов. – Вологда, 2005;

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930 – 1980-х годах:

(новый подход) // Вопросы истории. – 2005. – № 7. – С. 23 – 44;

Безнин М.А., Димони Т.М. Процесс капитализации в российском сельском хозяйстве // Отечественная история. – 2005. – № 6. – С. 94 – 121;

Безнин М.А., Димони Т.М., Изюмова Л.В. Повинности российского крестьянства в 1930 – 1960-х годах – Вологда, 2001;

и др.

Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 2. – М., 2001. – С. 597.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. – М., 1991;

Вебер М.

Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.

Парсонс Т. Система современных обществ. – М., 1997.

См. подробнее: Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. – М., 2006.

Осипова О.А. Американская социология о традициях в странах Востока. – М., 1985.

Rostow W. The Stages of Economic Growth: A Non-Communist Manifesto. – Cambridge. Mass., 1960;

Крылов В.В. Теория формаций. – М., 1997.

Островский А.В. История цивилизации. – СПб., 2000. – С. 201.

Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. – М., 1977. – С. 30, 44, 213, 215, 268.

Островский А.В. Сельское хозяйство Европейского Севера России 1861 – 1914 гг. – С. 211.

Саблин В.А. Крестьянский двор на Европейском Севере России в 1917 – 1920-е гг.: Автореф. дис. … доктора ист. наук. – Архангельск, 2006. – С. 45.

Сталин И. В. Об индустриализации страны и правом уклоне в ВКП (б) // Сталин И.В. Сочинения: Т. 11. – М., 1949. – С. 159.

The transformation of Russian society: Aspects of social change since 1861. – Cambridge. Mass, 1960.

Blak C.Introduction // The transformation of Russian society. – P. 7.

Gershenkron A. Problems and patterns of Russian economic development // The transformation of Russian society. – P. 42 – 72.

Laye T. von. The state and the economy // The transformation of Russian society. – P. 209 – 225.

Российская модернизация: проблемы и перспективы: (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. – 1993. – № 7.

Согрин В.В. Клиотерапия и историческая реальность: тест на совместимость: (Размышления над монографией Б.Н. Миронова «Социальная история России периода империи») // Общественные науки и современность.

– 2002. – № 1. – С. 144 – 160.

Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. – М., 1998.

Опыт российских модернизаций XVIII – XX века (отв. ред. академик РАН В.В. Алексеев). – М., 2001;

Алексеев В.В., Алексеева Е.В., Денисевич М.Н.

Региональное развитие в контексте модернизации. – Екатеринбург – Лувен, 1997;

Алексеев В.В., Алексеева Е.В. Распад СССР в контексте теории модернизации и имперской эволюции // Отечественная история. – 2003. – № 5.

Алексеев В.В. Ключевая проблема российской истории ХХ века // Алексеев В.В. Общественный потенциал истории. – Екатеринбург, 2004. – С.

269, 280;

Алексеев В.В. Парадоксы российской модернизации ХХ века // Там же. – С. 299.

Rostow W. The Stages of Economic Growth. – P. 8, 39.

Травин Д., Маргония О. Европейская модернизация: В 2 т. – М., 2004.

Штомпка П. Социология социальных изменений. – С. 106;

Опыт российских модернизаций XVIII-XX вв. / Отв. ред. академик РАН В.В.

Алексеев. – М., 2000. – С. 18.

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е гг.:

Тезисы научного доклада;

Безнин М.А., Димони Т.М. Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х годов;

Безнин М.А., Димони Т.М.

Аграрный строй России в 1930 – 1980-х годах: (новый подход);

Безнин М.А., Димони Т.М. Процесс капитализации в российском сельском хозяйстве;

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е гг. // Экономическая история: Ежегодник. – М., 2005. – С. 448 – 484.

Грегори П. Политическая экономия сталинизма. – М., 2006. – С. 46 – 47, – 65.

Сычев Н.В. Политическая экономия: Курс лекций. – М., 2002. – С. 108.

Ленин В.И. О продовольственном налоге // Ленин В.И. Полное собрание сочинений: Изд. 5: Т. 43. – М., 1963. – С. 207.

См., например: Дубровский С.М. К вопросу о сущности «азиатского»

способа производства, феодализма, крепостничества и торгового капитала. – М., 1929. – С. 19.

Тарновский К.Н. Социально-экономическая история России: Начало ХХ века: Советская историография середины 50-х – 60-х годов. – М., 1990;

Левковский А.И. Социальная структура развивающихся стран: (Проблемы многоукладного переходного общества). – М., 1978;

Рындзюнский П.Г. О мелкотоварном укладе в России XIX в. // История СССР. – 1961. – № 2;

Данилов В.П. Социально-экономические уклады в советской доколхозной деревне: их соотношение и взаимодействие // Новая экономическая политика: Вопросы теории и истории. – М., 1974;

Нетесин Ю.Н. Об особенностях воспроизводства российского промышленного капитала в начале ХХ века // Вопросы истории капиталистической России: Проблема многоукладности. – Свердловск, 1972.

Безнин М.А., Димони Т.М. Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х гг.

Сычев Н.В. Указ. соч. – С. 114.

Многоукладная экономика и российская деревня / Под ред. Е.С.Строева. – М., 2001.

Бондарев В.А. Фрагментарная модернизация постоктябрьской деревни:

история преобразований в сельском хозяйстве и эволюция крестьянства в конце 20-х – начале 50-х годов ХХ века на примере зерновых районов Дона, Кубани и Ставрополья. – Ростов-на-Дону, 2005;

Бондарев В.А. Крестьянство и коллективизация: Многоукладность социально-экономических отношений деревни в районах Дона, Кубани и Ставрополья в конце 20-х – 30-х годах ХХ века. – Ростов-на-Дону, 2006.

Бондарев В.А. Крестьянство и коллективизация. – С. 11.

Данилов В.П. Создание материально-технических предпосылок коллективизации сельского хозяйства в СССР. – М., 1957;

Он же. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. – М., 1977;

Он же. Советская доколхозная деревня: социальная структура и социальные отношения. – М., 1979;

Волков И.М. Трудовой подвиг колхозного крестьянства в послевоенные годы: Колхозы СССР в 1946 – 1950 гг. – М., 1972;

Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя 1945 – 1958. – М., 1976;

Ивницкий Н.А.

Коллективизация и раскулачивание: (начало 30-х годов). – М., 1996;

Зеленин И.Е. Совхозы СССР: 1941 – 1950. М., 1969;

Он же. Аграрная политика Хрущева и сельское хозяйство. – М., 2001;

Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. – М., 1970;

Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: Политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. – Изд. Саратовского университета, 1967;

Тюрина А.П. Социально-экономическое развитие советской деревни 1965 – 1980. – М., 1982;

Денисова Л.Н. Исчезающая деревня России:

Нечерноземье в 1960 – 1980-е годы. – М., 1996;

Зима В.Ф. Голод в СССР 1946 – 1947 гг.: происхождение и последствия. – М., 1996;

Попов В.П.

Российская деревня после войны: (июнь 1945 – март 1953). – М., 1993;

Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву: Середина 40-х – начало 60-х гг. – М., 1992;

Она же. Население российской деревни в 1939 – 1959 гг.: проблемы демографического развития. – М., 2002;

История социалистической экономики СССР: В 7 т. – М., 1976 – 1980;

История крестьянства СССР: В 4 т. – М., 1986 – 1988.

Доброноженко Г.Ф. Коллективизация на Севере: 1929 – 1932. – Сыктывкар, 1994;

Бакунин А.В., Денисевич М.Н. Развитие личных подсобных хозяйств населения: тенденции и перспективы: (30 – 80-е гг.). – Свердловск, 1990;

Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны:

(1941 – 1945). – Свердловск, 1990;

Мотревич В.П. Колхозы Урала в годы Великой Отечественной войны. – Свердловск, 1990;

Толмачева Р.П. Колхозы Урала в первые послевоенные годы: (1946 – 1950). – Томск, 1979;

Она же.

Колхозы Урала в 50-е гг. – Томск, 1981;

Клементьев Е.И., Кожанов А.А.

Сельская среда и население Карелии: 1945 – 1960 гг. – Л., 1988;

Павлов Н.П.

Крестьянство Удмуртии: 1946 – 1970 гг. – Ижевск, 1975;

Очерки истории сельского хозяйства и крестьянства Чувашии: Ч. 1. – Чебоксары, 1989;

Шорников А.М. Очерки истории сельского хозяйства и крестьянства Чувашии: (1959 – 1985 гг.): Ч. 2. – Чебоксары, 1990;

Безнин М.А.

Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950 – 1965 гг. – М. – Вологда, 1991;

Крестьянство Сибири в период упрочения и развития социализма. – Новосибирск, 1985;

Крестьянство и сельское хозяйство Сибири: 1960 – 1980-е гг. – Новосибирск, 1991;

Горбачев О.В. На пути к городу: сельская миграция в Центральной России (1946 – 1985 гг.) и советская модель урбанизации. – М., 2002;

и др.

Данилов В.П. Создание материально-технических предпосылок коллективизации сельского хозяйства в СССР.

Вылцан М.А. Этапы развития материально-технической базы сельского хозяйства СССР // Вопросы истории. – 1975. – № 9. – С. 18 – 21.

Краев М.А. Победа колхозного строя в СССР. – М., 1954. – С. 402, 404.

Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя. – М., 1978.

История крестьянства СССР: История колхозного крестьянства: Т.2:

Советское крестьянство в период социалистической реконструкции народного хозяйства: Конец 1927 – 1937 гг. – М., 1986. – С. 335, 337.

Там же. – С. 395.

Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. – М., 1970.

История крестьянства СССР: Т. 4: Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества 1945 – конец 50-х годов. – М., 1988. – С. 31.

История крестьянства СССР: Т. 3: Крестьянство СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны. – М., 1987. – С. 221.

Волков И.М. Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы: Колхозы СССР в 1946 – 1950 годах. – М., 1972.

Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя: (1945 – 1958). – М., 1976.

Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: Политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты.

Денисова Л.Н. Деревня Российского Нечерноземья. 1960-е – 1980-е годы:

Автореф. дис. … доктора ист. наук. – М., 1996. – С. 20.

Кузнецова Н.В. Восстановление и развитие экономики Нижнего Поволжья в послевоенные годы: (1946 – 1953). – Волгоград, 2002;

Стрельцова Т.П.

Амурская деревня: противоречия и трудности послевоенного развития ( – 1965 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. – Владивосток, 2006;

Филатов В.В. Сельскохозяйственное производство на Урале в конце 1920-х – начале 1940-х гг. – Автореф. дис. … доктора ист. наук. Екатеринбург, 2007;

Андреенков С.Н. Аграрные преобразования в Западной Сибири в 1953 – гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – Новосибирск, 2007;

и др.

Алтайский И.П., Арина А.Е., Березовский М.Я., Доброхотова В.Н., Горбатенко Г.Т., Попов А.П. Доходы, накопления и финансовое хозяйство в колхозах. – М., 1937;

Выносов М. Сельскохозяйственный кредит СССР. – М., 1938.

Государственная кредитная помощь колхозам и колхозникам. – М., 1935;

Сельскохозяйственный кредит. – М., 1930;

Советские финансы на службу колхозному строю. – М., 1935.

Усоскин М. Краткосрочный кредит в СССР. – М., 1955;

Голев Я.И.

Сельскохозяйственный кредит в СССР. – М., 1958;

Советские финансы и кредит: Сборник статей. – М., 1952.

Шенгер Ю.Е. Очерки советского кредита. – М., 1961;

Архипов А.И.

Колхозные доходы и их использование. – М., 1966;

Кредитно-денежная система СССР: К 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. – М., 1967;

Массарыгин Ф.С. Кредитная система СССР. – М., 1974;

Захаров В.С. Кредит в системе управления экономикой. – М., 1979;

Финансирование развития сельского хозяйства. – М., 1984;

и др.

История крестьянства СССР: Т. 2. – С. 298.

Там же. – С. 340.

Денисова Л.Н. Деревня Российского Нечерноземья. 1960-е – 1980-е годы. – С. 18.

Грегори П. Указ. соч. – С. 121 – 122, 287 – 289.

Моисеев М.И. Экономические основы заготовок сельхозпродукции. – М., 1935;

Дихтяр Г.А. Советская торговля в период построения социализма. – М., 1961;

Рубинштейн Р.А. Развитие внутренней торговли в СССР. – Л., 1964;

и др.

Мошков Ю.А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации ( – 1932 гг.). – М., 1966.

Волков И.М. Указ. соч.

История крестьянства СССР: Т. 2. – С. 358;

Т. 3. – С. 88, 90, 224;

Т. 4. – С.

117, 354.

Вылцан М.А. Сталинский продуктообмен и товарное производство «особого рода» в 1930-е годы // Экономическая история: Ежегодник. 2002. – М., 2003. – С. 122 – 132.

Залесский М.Я. Налоговая политика советского государства в деревне. – М., 1940;

Марьяхин Г.Л. Налоговая система СССР. – М., 1952;

Марьяхин Г.Л.

Очерки истории налогов с населения СССР. – М., 1964;

Пискотин М. Налоги с сельского населения СССР: Правовые вопросы. – М., 1957.

Зима В.Ф. «Второе раскулачивание»: (Аграрная политика конца 40-х – начала 50-х гг.) // Отечественная история. – 1994. – № 3;

Попов В.П.

Крестьянские налоги в 40-е гг. // Социологические исследования. – 1997. – № – 2. – С. 95 –114.;

Безнин М.А., Димони Т.М., Изюмова Л.В. Повинности российского крестьянства в 1930 – 1960-х годах;

Безнин М.А., Димони Т.М.

Повинности российских колхозников в 1930 – 1960-е гг. // Отечественная история. – 2002. – № 1.

Ильиных В.А. Налогово-податное обложение сибирской деревни: Конец 1920-х – начало 1950-х гг. – Новосибирск, 2004.

Несмий М.И. Доходы и финансы колхозов. – М., 1940;

Несмий М.И.

Анализ годового отчета колхоза. – М., 1955;

Либкинд А.С. Анализ доходов и накоплений в колхозах. – М., 1969;

Либкинд А.С. Проблемы анализа годового отчета колхоза. – М., 1958;

Либкинд А.С. Статистический анализ движения использования основных фондов колхозов. – М., 1964;

Суслов И.Ф. Экономические проблемы развития колхозов. – М., 1967;

и др.

История крестьянства СССР: Т. 2. – С. 243.

Там же: Т. 4. – С. 277.

Безнин М.А., Димони Т.М. Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х гг.

Совхозы в XV годовщине Октября: Сборник / Под ред. А. Теряевой. – М., 1932;

Несмий М.И., Неделин С.И. Вопросы организации финансов совхозов.

– М., 1953.

Зеленин И.Е. Зерновые совхозы СССР: (1933 – 1941 гг.). – М., 1966;

Богденко М.Л. Совхозы СССР: 1951 – 1958. – М., 1972.

Зайдинер В.И., Ковынева С.А. Совершенствование совхозного производства и рыночных отношений во второй половине 1930-х гг. и его результаты // Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок: Материалы XXIX сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Орел, 2006. – С. 463 – 468.

Романченко В.Я. Государственные сельские хозяйства России:

исторический опыт, проблемы, уроки развития: (на материалах регионов Европейской части РФ: (1965 – 1985 гг.): Автореф. дис. … доктора ист. наук.

– Саратов, 2000;

Романченко В.Я. Аграрная политика 1960 – 1980-х годов и интенсификация совхозного производства в России // Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок: Материалы XXIX сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Орел, 2006. – С. 513 – 522.

Горбачев О.В. На пути к городу: Сельская миграция в Центральной России (1946 – 1985 гг.) и советская модель урбанизации.

Горбачев О.В. Указ. соч. – С. 61 – 64.

Вайнер М.Т., Твардовский В.П. Машино-тракторные станции к XV годовщине Октября. – М., 1932;

Гальперин И., Ларионов А., Фраер С. МТС за работой. – Л., 1934;

и др.

Виноградов И.И. Политотделы МТС и совхозов в годы Великой Отечественной войны: (1941 – 1943). – Л., 1976;

Донгарова Т.С.

Чрезвычайные органы партии. – Л. 1976;

Козлова Л.А. Политотделы. – М., 1984;

и др.

Вылцан М.А. Этапы развития материально-технической базы сельского хозяйства СССР // Вопросы истории. – 1975. – № 9. – С. 18 – 21;

Вылцан М.А. Историческая роль МТС // История СССР. – 1978. – № 2. – С. 67 – 80;

и др.

Томилин В.Н. Машинно-тракторные станции и колхозы Центрального Черноземья в 1946 – 1958 годах: неравноправное партнерство // Отечественная история. – 2006. – № 5. – С. 103 – 108;

Томилин В.Н. МТС в истории сельского хозяйства страны // Преподавание истории в школе. – 2006. – № 8. – С. 19 – 26.

Островский В.Б. Указ. соч.

Котов Г.Г. Сближение двух форм социалистической собственности и укрепление союза рабочих и крестьян // Союз рабочих и крестьян на современном этапе. – М., 1962. – С. 81.

Григоровский В.Е., Алексеев М.А. Личное подсобное хозяйство колхозников, рабочих и служащих в СССР. – Л., 1968.

Шмелев Г.И. Личное подсобное хозяйство и его связи с общественным производством. – М., 1971;

Белянов В.А. Личное подсобное хозяйство при социализме. – М., 1970.

Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950 – гг.

Денисевич М.Н. Индивидуальные хозяйства в политике Советского государства в 30-е – первой половине 80-х гг. (на материалах Урала):

Автореф. дис. … доктора ист. наук. – Екатеринбург, 1993.

Попов В.П. Российская деревня после войны: (июнь 1945 – март 1953);

Попов В.П. Экономическое и социальное положение советского общества в 40-е гг. (на примере российской деревни): Автореф. дис. … доктора ист.

наук. – М., 1996 Попов В.П. Крестьянские налоги в 40-е гг.

Зима В.Ф. «Второе раскулачивание»: (Аграрная политика конца 40-х – начала 50-х гг.);

Зима В.Ф. Голод в СССР 1946 – 1947 годов: происхождение и последствия;

и др.

Вылцан М.А. Материалы Наркомфина СССР как источник по истории советской деревни // Источниковедение истории советского общества: Вып.

2. – М., 1968. – С. 356 – 366;

Звездин З.К. Материалы обследования денежных доходов и расходов сельского населения в 1931 – 1932 гг. // Источниковедение истории советского общества: Вып. 2. – М., 1968. – С. – 337.

Гущин Н.Я., Кошелева Э.В., Чарушин В.Г. Крестьянское хозяйство Западной Сибири в довоенные годы: (1935 – 1941 гг.). – Новосибирск, 1975;

Сергеев Г.С. К вопросу о единоличнике, его месте в социальной структуре и системе производства деревни середины 30-х годов: (по материалам областей нечерноземного Центра РСФСР) // Проблемы истории советского крестьянства. – М., 1981. – С. 132 – 138.

Зеленин И.Е. Коллективизация и единоличник: (1933 – первая половина 1935 г.) // Отечественная история. – 1993. – № 3. – С. 35 – 55.

Вылцан М.А. Последние единоличники. Источниковая база, историография // Судьбы российского крестьянства. – М., 1996. – С. 364 – 386.

Ильиных В.А. Единоличное дворохозяйство в контексте процесса раскрестьянивания (конец 1920-х – начало 1940-х гг.) // http://history.nsc.ru/iva89 1 htm;

Ильиных В.А. Единоличники Западной Сибири в 1930-е годы: социальные изменения, стратификация // Отечественная история. – 2006. – № 6. – С. 95 – 105.

Schapiro L. The Communist Party of Soviet Union. – N.Y., 1960;

Bergson A.

The Economics of Soviet Planning. – L., 1964;

Nove A. The Soviet Economy. An Introduction. – L., 1961;

Дюмон Рене. Колхозы, совхозы или проблематичный коммунизм: Вып.1, 2. – М., 1964;

Марченко В. П. Основные черты хозяйства послесталинской эпохи. – Мюнхен, 1959;

Гароди Р. Большой поворот социализма. – М., 1970;

Горбацевич Д.М. Два месяца в гостях у колхозников.

– Нью-Йорк, 1967;

Спасибер Н. Советская стратегия экономического роста. – М., 1965;

Билимович А. Д. Экономический строй освобожденной России. – Мюнхен, 1960;

Чунгунов Т. Деревня на Голгофе: Летопись коммунистической эпохи: от 1917 до 1967. – Мюнхен, 1968;

и др.

Марченко В.П. Указ. соч. – С. 50 – 52.

Дюмон Р. Указ. соч.: Вып. 2. – С. 35 – 45.

Кэбиш С. Советское сельское хозяйство и программа КПСС // СССР и будущее: анализ новой программы КПСС. – М., 1964. – С. 169.

Levin M. Russian Peasants and Soviet Power. – L., 1968;

Фицпатрик Ш.

Сталинские крестьяне: Социальная история советской России в 30-е годы:

деревня. – М., 2001;

и др.

Издержки производства и себестоимость продукции в колхозах. – М., 1960;

Суслов И. Ф. Экономические проблемы развития колхозов. – М., 1967;

Эффективность сельскохозяйственного производства. – М., 1967;

Емельянов А. М. Методологические проблемы накопления и рентабельности в колхозах.

– М.,1965;

Котов Г. Г. Расширенное воспроизводство социалистического сельского хозяйства. – М., 1969;

Материальное стимулирование развития колхозного производства. – М., 1963;

Белянов В. А. Личное подсобное хозяйство при социализме. – М., 1970;

Шмелев Г. И. Личное подсобное хозяйство и его связи с общественным производством. – М., 1971;

и др.

Корнилов Г. Трансформация аграрной сферы Урала в первой половине ХХ века // ХХ век и сельская Россия. – Токио, 2005. – С. 296;

Он же. Основные тенденции аграрного развития в ХХ веке // Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок. – С. 166 – 170.

Колхозная жизнь на Урале. 1935 – 1953 / Составители Х. Кесслер, Г.Е.

Корнилов. – М., 2006. – С. 7 – 9.

Наухацкий В.В. Модернизация сельского хозяйства и раскрестьянивание российской деревни: (60 – 90-е годы ХХ века) //History of the Russian Peasantry in the 20th Century: (volume 2). – Tokyo, 2004. – P. 75.

Мазур Л.Н. Политика интенсификации сельскохозяйственного производства в СССР в 1960 – 1980-е гг.: специфика советского опыта // Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок.

Материалы XXIX сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Орел, 2006. – С. 498 – 512.

Бондарев В.А. Крестьянство и коллективизация. – С. 8.

Коротаев В.И. Русский Север в конце XIX – первой трети XX в.:

Проблемы модернизации и социальной экологии. – Архангельск, 1998.

Глумная М.Н. Колхозы Европейского Севера России конца 1920-х – 1930 х гг.: традиция и модернизация // Европейский Север России: традиция и модернизационные процессы: Материалы научной конференции 2 – 3 марта 2006 г.: Ч. 2. – Вологда – Молочное, 2006. – С. 150 – 158.

Карпов С.Г. Процессы модернизации в аграрном секторе экономики на Европейском Севере России в 1960 – 1980-е гг. // Там же. – С. 188 – 194.

Селезнев С.А. Очерки хозяйства Северного края: Основные отрасли хозяйства. – Архангельск, 1931;

Основные проблемы развития народного хозяйства Северного края в III пятилетке: (материалы к конференции). – Архангельск, 1936.

Волягин А.А., Васильев В.В. О колхозах Вологодского округа. – Вологда, 1929;

Прядченко Г.К. Об организационно-хозяйственном укреплении колхозов: Доклад на краевом съезде колхозников 11/1 – 1932 г. и постановления съезда. – Архангельск, 1932.

Сибиряк В. Очередные задачи сельского хозяйства Северного края. – Архангельск, 1932.

Анхимов Н., Перминов А. Сельское хозяйство Карело-Финской ССР. – Петрозаводск, 1948;

Сельское хозяйство Коми АССР / Труды конференции по вопросам развития сельского хозяйства Коми АССР: (март 1949). – Сыктывкар, 1949;

Витязева В.А. Советская Коми Республика. – Сыктывкар, 1954;

и др.

Калянова Г.Т. Развитие сельского хозяйства Коми АССР в 1951 – 1958 гг.

// Из истории сельского хозяйства Коми АССР. – Сыктывкар, 1977;

Коновалов Д.А. Рентабельность производства и пути ее повышения в колхозах и совхозах. – Сыктывкар, 1963;

Его же. Снижение себестоимости продукции – источник роста общественного богатства. – Сыктывкар, 1964;

Коновалов Д.А., Ченцов Р.Е. Сельское хозяйство Коми АССР за 40 лет. – Сыктывкар, 1961;

Канев Г.В., Беляев В.В., Степанова Г.И. Экономическая эффективность сельского хозяйства Европейского Севера. – М., 1974;

Габов Л.А., Свиридова М.А., Кравцова М.Д. Сельское хозяйство Коми АССР в период развитого социализма: (историческое исследование). – М., 1981;

Сычев М.Ф. Накопление и потребление в колхозах. – Северо-Западное книжное издательство, 1969;

Седых Ю.В. Хозрасчет и материальная заинтересованность в колхозах. – Вологда, 1963;

Мордвинцев П.В.

Себестоимость продукции в колхозах Вологодской области и пути ее снижения. – Вологда, 1960;

и др.

См. например: Канев Г.В., Беляев В.В., Степанова Г.И. Указ. соч.

Давыдов В.Н. Подготовка и начало массовой коллективизации в Коми области. – Сыктывкар, 1959;

Беданова Л.А. Коллективизация сельского хозяйства в Архангельской области: (1927 – 1932 гг.). – Архангельск, 1961;

Некрасов К.В. Борьба Коммунистической партии за победу колхозного строя в Северном крае: (1929 – 1932 гг.). – Вологда, 1973.

Беданова Л.А. Указ. соч. – С. 5.

Некрасов К.В. Указ. соч. – С. 135.

Доброноженко Г.Ф. Коллективизация на Севере: 1929 – 1932.

Глумная М.Н. Крестьянско-колхозный рынок на Европейском Севере в 1930-е гг. // Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок: Материалы XXIX сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Орел, 2006. – С. 468 – 478;

Глумная М.Н. Базарная торговля на Европейском Севере России в годы Великой Отечественной войны // 1941 – 1945: Уроки войны – уроки правды, мужества и патриотизма:

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 24 – февраля 2005 г. – Вологда, 2006. – С. 41 – 53.

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы: 1946 – 1958. – М., 2005.

Клементьев Е.И., Кожанов А.А. Сельская среда и население Карелии – 1960 гг.: Историко-социологические очерки. – Л., 1988.

Попов А.А., Сметанин А.Ф. Северная деревня в 60 – первой половине 80-х годов. – Сыктывкар, 1995.

Глумная М.Н. Единоличное крестьянское хозяйство на Европейском Севере России в 1933-1937 гг.: Дис. … канд. ист. наук. – М., 1994.

Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950 – гг.

Артемова О.В. Крестьянский двор на Европейском Севере: (вторая половина 1930 – 1940-е гг.): Дис. … канд. ист. наук. – Вологда, 1997.

Безнин М.А., Димони Т.М., Изюмова Л.В. Повинности российского крестьянства в 1930 – 1960-х годах. – Вологда, 2001;

Изюмова Л.В.

Повинности колхозного крестьянства на Европейском Севере России в конце 1930 – 1950-е гг.: Дис. … канд. ист. наук. – Вологда, 2001.

Безнин М.А. Указ. соч.;

Безнин М.А., Карпов С.Г., Савина Н.В.

Приусадебное хозяйство колхозников Европейского Севера России в 1960 – 1980-х годах. – Вологда, 2001;

Гулин К.А. Материальное положение колхозного крестьянства на Европейском Севере России в 1965 – 1985 гг.:

Дис. … канд. ист. наук. – Вологда, 1999;

Гулин К.А., Димони Т.М., Карпов С.Г. Бюджет и имущество крестьян Европейского Севера России второй половины ХХ в. – Вологда, 2003.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: 1917 – 1967: В 5 т. – М., 1967;

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций пленумов ЦК: Тт. 4 – 9. – М., 1970 – 1972;

История колхозного права: Сборник законодательных материалов СССР и РСФСР 1917 – 1958: В 2 т. – М., 1958 – 1959;

и др.

Экономическая жизнь СССР: Хроника событий и фактов: 1917 – 1965: В двух книгах. – М., 1967.

Сталин И.В. Сочинения: В 15 т. – М., 1946 – 1952;

Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание: Документы и материалы: В 5 т.

– Т. 4. – М., 2002.

Тюрина А.П. О характере и достоверности источников по социально экономической истории советской деревни 60 – 80-х гг. // Археография и источниковедение истории Европейского Севера РСФСР: Тезисы выступлений на республиканской научной конференции: Вологда, 2 – 5 июня 1989 г.: Ч. 1. – Вологда, 1989. – С. 27 – 30.


Зеленин И.Е. О некоторых показателях сельскохозяйственной статистики (50 – 60-е гг.) // Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии. – Вологда, 1995. – С. 332 – 337;

Попов В.П. Российская деревня после войны. – С. 3 – 7.

Колхозы в 1930 г.: Итоги рапортов колхозов XVI съезду ВКП (б). – М. – Л., 1931;

Доходы колхозов и их распределение. – М. – Л., 1932;

Колхозы весной 1931 г. – М. – Л., 1932;

Колхозы в 1937 г.: (по годовым отчетам): Ч. 1.

Растениеводство. – М., 1939;

Колхозы в 1937 г.: (по годовым отчетам): Ч. II.

Животноводство. – М., 1939;

МТС и колхозы в 1936 г. – М., 1937;

Колхозы в 1938 г.: (по годовым отчетам): Данные предварительной сокращенной разработки. – М., 1938;

Колхозы в 1938 г.: (по годовым отчетам): Ч. 1.

Растениеводство. – М., 1939;

Колхозы в 1938 г.: (по годовым отчетам): Ч. II.

Животноводство. – М., 1939;

Колхозы в 1938 г.: (по данным годовых отчетов): Часть IV. Баланс и кадры. – М., 1940;

Выполнение плана по сельскому хозяйству на 1 января 1939 г.: (основные показатели). – М., 1939;

Колхозы во второй сталинской пятилетке. – М. – Л., 1939.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 72. Д. 94. Л. 139.

Вылцан М.А. Сводные годовые отчеты колхозов за 1935 – 1939 гг. как исторический источник // Исторический архив. – 1962. – № 6. – С. 141 – 151;

Звавич В.И. Годовые отчеты колхозов за 1932 – 1940 гг. и их разработки как исторический источник // Проблемы истории СССР. – М., 1973. – С. 51 – 64;

Долгов В.С. Общественное хозяйство колхозов к концу восстановительного периода: (по материалам годовых отчетов колхозов за 1949 – 1950 гг.) // Проблемы истории современной советской деревни: 1946 – 1973. – М., 1975.

– С. 171 – 179;

Массовые источники по социально-экономической истории советского общества. – М., 1979. – С. 310;

Мошков Ю. А. Годовые отчеты колхозов 1930-х годов – ценнейший источник по истории становления колхозной системы в СССР // Динамика и темпы аграрного развития России:

инфраструктура и рынок: XXIX сессия Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы: Тезисы докладов и сообщений. – М., 2004. – С. 136 – 139.

Мошков Ю.А. Экономические аспекты становления колхозной системы:

информационный потенциал годовых отчетов колхозов 1930-х годов // Экономическая история: Обозрение: Вып. 12. /Под ред. Л.И. Бородкина. – М., 2006. – С. 113 – 123.

Махова А.И. Источники ГАВО и ВОАНПИ по истории совхозов на Европейском Севере России в 1930 – 1950-х гг. // 1941 – 1945: уроки войны – уроки правды, мужества и патриотизма. – С. 368 – 371.

См. например: МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939;

Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957;

Народное хозяйство СССР в 1958 г.: Стат. ежегодник. – М., 1959;

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы;

и др.

Безнин М.А. Крестьянский двор в российском Нечерноземье 1950 – гг.;

Матюха И.Я. Статистика бюджетов населения. – М., 1973;

Массовые источники по социально-экономической истории советского общества. – М., 1979;

и др.

Рассчитано по: ГАВО. Ф.1703. Оп. 18. Д. 1. Л. 4.

ГАВО. Ф. 1703. Оп. 18. Д. 148. Л. 6.

Безнин М.А. Крестьянские бюджеты в 1940 – 1960-е гг. – Вологда, 2002.

О себестоимости производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах в 1958 г. – М., 1959;

Уровень и структура себестоимости сельскохозяйственной продукции колхозов и совхозов. – М., 1975;

Уровень и состав затрат на производство валовой продукции колхозов и совхозов и продукции растениеводства совхозов за 1966 – 1980 гг. – М., 1983;

О себестоимости производства сельхозпродукции в колхозах и совхозах. – М., 1978;

Методика факторного анализа себестоимости сельхозпродукции:

Проект. – М., 1975;

Факторы доходности, закупочные цены и полная себестоимость продукции, проданной государству за 1964 – 1981 гг. по колхозам и совхозам системы МСХ СССР. – М., 1982;

Финансы социалистического хозяйства: Сводка балансов за 1933 г. – М., 1935;

О кредитовании сельского хозяйства. – М., 1980;

и др.

Глава I. Капиталы аграрной экономики и источники их накопления § 1. Темпы накопления аграрного капитала Один из важнейших показателей процессов модернизации – нарастание величины основных производственных фондов (капитала). При этом важно также учитывать динамику данного процесса. Чем более интенсивно он развивается, тем быстрее будут происходить качественные модернизационные подвижки в экономике.

Капиталы, работавшие в сельском хозяйстве, были представлены средствами колхозов, совхозов, МТС (до 1958 г.), а также хозяйств колхозников, единоличных дворов, хозяйств рабочих и служащих.

Рассмотрим, как изменялась величина аграрных капиталов «общественного» сельского хозяйства Европейского Севера России в 1930 – первой половине 1960-х гг. в целом, а затем в региональном разрезе (табл. 1).

Анализ изменения величины индивидуальных сельских капиталов мы сознательно оставляем в стороне, так как уже проведенные исследования показали достаточную стабильность ее размеров. Согласно подсчетам В.А. Белянова, основные производственные фонды личных подсобных хозяйств колхозников СССР (вместе с хозяйствами рабочих, служащих и других групп населения) составляли в 1940 г. 9 млрд. руб., в 1950 г. – 8 млрд., в 1960 г. – 10 млрд. руб. (в сопоставимых ценах, на конец года) 1.

В период складывания колхозного строя капиталы общественного сельского хозяйства увеличивались достаточно быстро. В колхозах и совхозах Северного края с 1932 по 1935 г. они возросли в 1,6 раза, в 1937 г.

по сравнению с 1932 г. – в 2,2 раза, в 1940 г. (в границах бывшего Северного края) по сравнению с 1932 г. – в 3,2 раза. Этот рост свидетельствовал не о собственно нарастании капиталов колхозов и совхозов, а о перераспределении в «общественный сектор» части капиталов крестьянских хозяйств. Отметим, что темпы нарастания капитала в колхозах и совхозах Европейского Севера России несколько превосходили в этот период средние показатели по СССР, где с 1932 по 1937 г. они составляли 2 раза, а в 1940 г.

по сравнению с 1932 г. основные фонды возросли в 2,7 раза2.

Между тем темпы нарастания капиталов в этот период не были равномерными. Уже с 1935 по 1937 г. в Северном крае и в 1937 – 1940 г. в его территориальных границах можно проследить их снижение по сравнению с 1932 – 1935 гг. В 1935 – 1937 гг. они равнялись 1,3 раза, в 1937 – 1940 гг. – 1,4 раза. Таким образом, после периода формирования аграрного капитала колхозов и совхозов в 1932 – 1935 гг., во второй половине 1930-х гг. можно наблюдать замедление темпов роста этого экономического ресурса.

В сельских хозяйственных укладах динамика нарастания капитала различалась. Стоимость основных фондов совхозов и МТС в начале 1930-х гг., в отличие от колхозов, нарастала достаточно быстрыми темпами. Если с 1931 по 1933 гг. стоимость основных фондов колхозов Северного края возросла на 4% (в ценах 1932 г.), то стоимость основных фондов совхозов за этот же период увеличилась в 1,8 раза, а МТС – в 5 раз3.

В период Великой Отечественной войны аграрные капиталы колхозов и совхозов Европейского Севера сократились. В территориальных рамках Архангельской и Вологодской областей, Коми АССР они уменьшились в 1945 г. на 8%, что было меньше, чем в колхозах и совхозах СССР, где сокращение составило 29%. Меньшие потери аграрных капиталов объяснялись отсутствием боевых действий и оккупации на большей части Европейского Севера.

Таблица Основные капиталы производственного назначения колхозов и совхозов Европейского Севера России в 1932 – 1957 гг. (млн. руб., в ценах соответствующих лет) 1932 г. 1935 г. 1937 г. 1940 г. 1945 г. 1950 г. 1957 г.

Северный край 179,1 295, Архангельская область 149,3 152,6 233,1 376, Вологодская область 366,9 316,9 479,9 739, Коми АССР 52,8 56,5 81,5 123, Карельская АССР (Карело Финская ССР) Н.св. Н.св. Н.св. Н.св.

Всего по Европейскому Северу 394,2 569,0 526,0 795,8 1238, Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 16. Д. 290. Л. 35;

Д. 739. Л. 1, 3;

Оп. 1. Д. 2100. Л. 1, 21, 22, 23об.;

Оп. 7. Д. 68. Л. 2, 5, 18;

Ф. А-310. Оп. 1. Д. 4980. Л. 7;

Д. 4985. Л. 7;

Д. 4962. Л. 7;

Д. 4961. Л. 7;

РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 402. Л. 9;

Д. 1378. Л. 219;

Д.

3606. Л. 2, 5;

ГААО. Ф. 3474. Оп. 12. Д. 2 «б». Л. 22;

Личный архив М.Ф. Сычева. Сводный годовой отчет колхозов Вологодской области за 1957 г.

В послевоенный период капиталы колхозов и совхозов Европейского Севера вновь начинают нарастать. С 1945 по 1950 г. они увеличились в 1, раза (без Карело-Финской ССР), с 1950 по 1957 гг. – в 1,6 раза. Всего за двадцатилетний период 1935 – 1957 гг. капиталы колхозов и совхозов Европейского Севера возросли в 4,2 раза. В целом период второй половины 1930 – первой половины 1950-х гг. характеризуется достаточно равномерными, поступательными темпами нарастания капиталов. Что касается колхозов и совхозов, то их капиталы по сравнению с началом 1930-х гг. серьезно возросли, что объясняется не только их накоплением, но и простой перекачкой средств из крестьянского уклада. Подтверждением этому служат данные об основных производственных фондах сельского хозяйства СССР. С 1928 по 1940 г. они возросли в целом в 1,2 раза, а в 1950 г.

по сравнению с 1940 г. практически не изменились5, что говорит о том, что в сельском хозяйстве происходили в основном процессы перераспределения основных производственных фондов между укладами.

Рассмотрим, какова была динамика капитализации в 1940 – 1950-е гг.

по отдельным регионам Европейского Севера России (табл. 2, 3).

Таблица Основные средства производства колхозов, МТС, совхозов Архангельской области в 1940 – 1955 гг.

(на конец года, млн. руб. в ценах соответствующих лет) 1940 г. 1945 г. 1950 г. 1955 г.


Совхозы 15,7 11,1 12,8 54,6* Колхозы 133,6 141,5 220,3 281, МТС 17,2 18,1 40,1 161, Итого 166,5 170,7 273,2 Составлено по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 7. Д. 68. Л. 2;

Оп. 324. Д. 402. Л. 9;

Д. 1378. Л.

219. Д. 3606. Л 2, 5;

Д. 5724. Л. 11;

ГААО. Ф. 1892. Оп. 21. Д. 4797. Л. 42;

Оп. 9. Д. 89. Л. 1;

Д. 632. Л. 37.

* - данные за 1957 г.

Таблица Темпы роста основных фондов колхозов и совхозов Вологодской области в 1940 – 1960-е гг. (в разах к предыдущему показателю) Годы Колхозы Совхозы 1940 1 1950 1,4 1, 1960 4,3 4, 1970 1,3 7, Рассчитано по: Развитие Вологодской области за 50 лет: (1937 – 1987). – Вологда, 1987. – С. 36;

Народное хозяйство Вологодской области за годы Советской власти: Стат.

сборник. – Вологда, 1967. – С 59.

Основные фонды колхозов, совхозов, МТС Архангельской области (табл. 2) с 1940 по 1945 гг. оставались практически неизменными, а к 1950 г.

возросли в 1,6 раза. Различия в темпах роста капиталов различных укладов сохранялись и в этот период. С 1940 по 1945 гг. основные фонды совхозов сократились в 1,4 раза, в 1950 г. выросли по сравнению с 1945 г. в 1,6 раза.

Основные капиталы колхозов Архангельской области в 1945 г. увеличились по сравнению с 1940 г. в 1,1 раза, в 1950 по сравнению с 1945 г. – в 1,5 раза, в 1955 г. по сравнению с 1945 г. – в 1,3 раза. Основные фонды МТС Архангельской области выросли в 1945 г. по сравнению с 1940 г. в 1,1 раза, в 1950 г. по сравнению с 1945 г. – в 2,2 раза, в 1955 г. по сравнению с 1945 г. в 4 раза. В целом за период с 1940 по 1950 г. основные капиталы совхозов возросли в 1,1 раза, колхозов – в 1,6 раз, МТС – в 2,3 раза. Таким образом, приоритет в послевоенный период отдавался восстановлению капиталов, работавших в колхозном производстве, а капиталы совхозов росли более медленно. В начале 1950-х гг. капитализация аграрной подсистемы особенно интенсивно происходила через институт МТС, где капиталы нарастали наиболее быстрыми темпами.

Основные фонды колхозов, совхозов и других госхозов (без МТС) в Вологодской области (табл. 3) возросли (в восстановительной стоимости) с 1940 по 1950 г. в 1,4 раза, с 1950 по 1960 г. – в 4,2 раза, с 1960 по 1970 г. – в 2,2 раза6. Таким образом, наиболее быстрые темпы роста основного капитала наблюдались в 1950-е гг., что связано, прежде всего, с передачей-продажей ресурсов МТС колхозам, а самыми низкими темпы роста аграрного капитала колхозов и совхозов Вологодской области были в 1940-е гг. Темпы роста основных капиталов колхозов здесь, как правило, отставали от совхозных. В Вологодской области колхозы увеличили свой основной капитал с 1940 по 1950 г. в 1,4 раза, а совхозы – в 1,8 раза, с 1950 по 1960 г. основные фонды колхозов возросли в 4,3 раза, а совхозов – в 4,1 раза, с 1960 по 1970 г.

основные фонды колхозов увеличились в 1,3 раза, совхозов – в 7,9 раз. Эти данные показывают, что, первоначально, в 1940-е гг., различие в темпах роста капиталов колхозов и совхозов было небольшим, при преимуществе совхозов, в 1950 – 1960-е гг. основные фонды колхозов росли несколько быстрее, чем совхозов, в 1960 – 1970-е гг. происходило быстрое форсированное нарастание совхозного капитала, а темпы роста капитала колхозов являлись самыми низкими за период 1940 – 1960-х гг.

Рассмотрим, как изменялись основные производственные фонды сельского хозяйства Европейского Севера России в конце 1950-х –1960-е гг.

С 1957 по 1961 г. основные капиталы «общественного» сельского хозяйства выросли здесь в 3,4 раза. Основное значение в столь быстром нарастании капиталов имело, конечно, принятие колхозами фондов МТС. В 1960-е гг.

темпы роста капиталов колхозов и совхозов были более низкими: с 1961 по 1968 г. они увеличились в 1,5 раза. В 1960-е гг. мы наблюдаем отставание темпов роста капиталов колхозов и совхозов Европейского Севера от общесоюзных, где они увеличились с 1961 по 1968 г. в 1,8 раза7. Всего за десятилетие 1957 – 1968 гг. рост основных производственных фондов колхозов и совхозов Европейского Севера России составил 5,1 раза.

Сравнивая с предыдущим периодом 1937 – 1957 гг., мы выявляем значительное увеличение скорости нарастания основных производственных капиталов колхозов и совхозов в 1960-е гг. Ускорение темпов роста с 0,2 раза в среднегодовых показателях в 1935 – 1957 гг. до 0,6 раза в среднем за год в 1957 – 1968 гг. является ярким свидетельством процессов модернизации в колхозах и совхозах Европейского Севера.

Рассмотрим, как эти процессы развивались в региональном разрезе, выбрав за исходный уровень 1938 г., когда уже прекратил существование Северный край. Наиболее высокие темпы роста капиталов колхозов и совхозов в предвоенный период были в Коми АССР. Если с 1938 по 1940 г. в Архангельской области нарастание капиталов составило 1,5 раза, в Вологодской области – 1,7 раза, то в Коми АССР – 2,6 раза. Более быстрый рост основных производственных фондов «обобществленного» сельского хозяйства в Коми АССР объяснялся сильной отсталостью этого региона и необходимостью вывести его население из состояния доаграрной стадии развития, а, следовательно, более высоким уровнем государственных вливаний. Производственные капиталы колхозов и совхозов в годы Великой Отечественной войны более всего сократились в Вологодской области: в 1945 г. они составили 90 % от уровня 1940 г. В Архангельской области и Коми АССР за годы войны капиталы колхозов и совхозов пережили менее значительное сокращение. В послевоенный период нарастание основных производственных капиталов колхозов и совхозов было примерно равным и составило в период 1945 – 1950 г. и 1950 – 1957 г. примерно 1,4 – 1,6 раза в республиках и областях Европейского Севера. В целом за период 1938 – 1957 г. наиболее значительными темпы нарастания капиталов колхозов и совхозов были в Коми АССР – они увеличились в 6,1 раза, тогда как в Архангельской области – в 3,9 раза, в Вологодской области – в 3,3 раза.

Различие в темпах роста капиталов колхозов и совхозов сохранялось и в конце 1950-х – 1960-е гг. (табл. 4).

Таблица Темпы роста основных производственных фондов колхозов и совхозов Европейского Севера России в 1957 – 1968 гг. (млн. руб.)* 1957 г. 1961 г. 1968 г. Всего в разах за 1957 – гг.

Всего основных производственных 123,8 424,1 632, фондов Темпы роста к предыдущему году (в разах), всего на - 3,4 1,5 5, Европейском Севере Архангельская - 3,3 1,4 4, область Вологодская область - 2,7 1,6 4, Коми АССР - 3,8 1,5 5, Составлено и рассчитано по: Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг. – М., 1969. – С. 471, 475, 479.

* - за 1957 г. в масштабе цен 1961 г., за 1961 – 1968 гг. – в сопоставимых ценах С 1957 по 1961 г. основные фонды колхозов и совхозов возросли в Коми АССР в 3,8 раза, в Архангельской области – в 3,3 раза, в Вологодской области – в 2,7 раза. В 1961 – 1968 гг. темпы роста производственных капиталов в областях и республиках Европейского Севера были примерно равными и составляли 1,4 – 1,6 раза. За весь период 1957 – 1968 гг. наиболее высокими темпы роста капиталов были в Коми АССР – 5,7 раза, в Архангельской области они составляли 4,5 раза, в Вологодской области – 4, раза. Ситуация в Карелии была очень специфичной, а доля капиталов, сосредоточенных здесь – относительно небольшой, поэтому из анализа данная территория была исключена. К анализу процессов в этом регионе мы обратимся в других разделах.

Следует сказать, что величина капиталов в сельском хозяйстве долгое время не считалась советской властной элитой основным фактором производства. Конечно, учет основных фондов с начала 1930-х гг. велся в ежегодной сельскохозяйственной статистике и их нарастание считалось позитивным явлением, но отнюдь не определяющим для аграрного производства. Большее значение придавалось таким факторам, как производительность труда, развитие соцсоревнования, воспитательная работа в трудовом коллективе, решение кадровых проблем. Так, даже в 1963 г. на XIII Вологодской областной партийной конференции говорилось: «У нас нет причин для существования отстающих колхозов, … главная причина в людях, в кадрах, которые стоят во главе хозяйства, в уровне работы с народом…»8.

Тем не менее, понимание важности величины капитала в сельском хозяйстве нарастало.

В экономической же науке с конца 1950-х гг. одним из основных показателей уровня и темпов накопления считался показатель величины производственных фондов на единицу земельной площади. В Вологодской области, по сведениям, приведенным вторым секретарем Вологодского обкома ВКП (б) в 1941 г., на 1 га посева в дореволюционное время приходилось машин и орудий на 6 руб., в 1938 г. – на 55 руб.9 В 1960-е гг.

этот показатель был несоизмеримо выше: в 1961 г. в колхозах и совхозах Архангельской области на 1 га пашни приходилось основных производственных капиталов сельхозназначения 416 руб., в Вологодской области – 249 руб., в Коми АССР – 570 руб., Карельской АССР – 761 руб., в 1968 г. – соответственно 668 руб., 425 руб., 1022 руб., 1183 руб.

Следовательно, только в течение 1960-х гг. обеспеченность основными капиталами сельскохозяйственных предприятий Европейского Севера возросла не менее чем в 1,6 – 1,8 раза, что несколько выше, чем показатели нарастания размеров сельскохозяйственных капиталов. По мнению Г.В. Канева, В.В. Беляева, Г.И. Степанова, М.Ф. Сычева, данный показатель был настолько значимым, что с ним напрямую был связан размер валовой продукции земледелия и животноводства, причем движение валовой продукции в сопоставимых ценах почти полностью совпадало с движением основных фондов. Так в конце 1960-х гг. в молочно-мясо картофелеводческих совхозах Карельской АССР, имеющих свыше 350 руб.

основных фондов на 1 га сельхозугодий, производили валовой продукции в расчете на единицу земельной площади на 78% больше, чем в хозяйствах с уровнем фондооснащенности менее 250 руб. на 1 га 12. Еще один важный качественный показатель величины капиталов в сельском хозяйстве – их величина в расчете на сельскохозяйственного работника (фондовооруженность). В 1930 г. подобные расчеты показали, что СССР сильно отстает по данному показателю от Соединенных штатов Америки.

Так, в САСШ на 1 работника приходилось сельскохозяйственных средств производства на 1850 золотых рублей, а в СССР – в совхозах на червонных рублей, по всем же категориям хозяйств – лишь на 445 червонных руб. на одного работника13. Расчеты, проведенные ЦУНХУ СССР в 1935 г.

при составлении народнохозяйственного баланса, показали разительную разницу фондовооруженности работников промышленности и сельского хозяйства основными капиталами. Так в 1932 г. на одного рабочего промышленности СССР приходилось 7 тыс. руб. основных фондов (в ценах 1933 г.), на одного совхозного рабочего – 1,7 тыс. руб., на одного работника колхоза (вместе с МТС) – 497 руб. Динамику нарастания фондовооруженности труда в сельском хозяйстве позволяют представить данные по Вологодской области. В 1940 г. на одного среднегодового работника, занятого в сельском хозяйстве (в колхозах и совхозах), приходилось 73 руб. основных производственных фондов, в 1950 г. – руб., в 1960 г. – 1096 руб., в 1965 г. – 1879 руб. 15 Как видим наиболее значительный рост фондовооруженности приходится на 1950-е гг. Если с 1940 по 1950 г. этот показатель увеличился в 2 раза, то с 1950 по 1960 г. – в раз. За 1960-е гг. фондовооруженность возросла в сельском хозяйстве Европейского Севера приблизительно в 2 раза. Работа капитала в сельском хозяйстве видна из данных, приведенных ЦСУ Вологодской области: при сокращении численности работников, занятых в сельскохозяйственном производстве с 1961 по 1968 г. на 20%, рост валовой продукции колхозов и совхозов составил 42%. Сельхозпредприятия Европейского Севера значительно различались по уровню фондовооруженности. Так в сельском хозяйстве Архангельской области она составляла в 1964 г. 2254 руб., в Вологодской области – 1657 руб., в Карельской АССР – 3119 руб., в Коми АССР – 1859 руб. на одного среднегодового работника, занятого в сельском хозяйстве 17. Во многом этот уровень зависел от природно-климатических условий, динамики преобразования колхозов в совхозы, уровня развития промышленности и т. д.

Таким образом, наблюдается два различных этапа в нарастании «общественных» сельскохозяйственных капиталов Европейского Севера России: период достаточно медленного, но поступательного развития процесса во второй половине 1930 – первой половине 1950-х гг. и период более быстрого их увеличения во второй половине 1950 – 1960-е гг. Еще раз укажем, что начало этапа 1930 – первой половины 1950-х гг. характеризуется масштабным межукладным перераспределением аграрных капиталов, что давало эффект нарастания капиталов колхозов и совхозов. В целом можно утверждать, что модернизационные подвижки в экономике сельского хозяйства в факторе величины капитала только начали развиваться на этапе 1930 – первой половины 1950-х гг. Это был этап медленного созревания модернизационного рывка, произошедшего в конце 1950-х гг. и продолжавшегося в 1960-е гг. Вместе с тем отметим, что если на первом этапе темпы роста капиталов колхозов и совхозов Европейского Севера в целом соответствовали общесоюзным показателям, то во второй половине периода наблюдается отставание Европейского Севера в темпах роста производственных капиталов. Таким образом, на Европейском Севере России проявлялся своеобразный «затухающий» вариант модернизации. Наивысшие темпы роста на Европейском Севере демонстрировали аграрные окраины – Коми АССР, Карелия, а Вологодская область – традиционный аграрный регион – развивалась с отставанием по темпам нарастания основных производственных капиталов. О причинах этого процесса мы сможем сделать выводы после рассмотрения других важнейших вопросов модернизации аграрной экономики Европейского Севера России в 1930 – первой половине 1960-х гг.

§ 2. Источники накопления капитала в аграрной экономике Европейского Севера России Аграрный капитал колхозов, совхозов, приусадебных хозяйств формировался в основном за счет: во-первых, разделения средств производства крестьянских хозяйств между колхозно-совхозным сектором и приусадебными хозяйствами колхозников, во-вторых, за счет средств, идущих через различные каналы государственных вложений в сельскую экономику, и, в-третьих, путем внутриотраслевых накоплений в сельскохозяйственном производстве18.

Рассмотрим подробнее, какое значение каждый из этих источников формирования аграрного капитала имел в течение 1930 – 1960-х гг.

Формирование капиталов колхозов, согласно правовым документам, осуществлялось за счет обобществления имущества крестьян, вступающих в сельхозартель. Согласно Примерному Уставу сельхозартели 1930 г., крестьяне, вступающие в колхозы, вносили денежный вступительный взнос в размере от 2 до 10% стоимости имущества, как обобществленного, так и необобществленного, приходящегося на его долю во дворе19. Хотя местные власти нередко принимали решения и о более высоком уровне обобществления. Так, на II Вологодской чрезвычайной окружной конференции ВКП (б), состоявшейся в феврале 1930 г., было решено, что обобществление средств в артелях и коммунах должно быть произведено на 60%, а в колхозах – на 90%. При этом считалось недопустимым передавать имущество кулаков «какому-нибудь бедняку или вообще отдельному лицу», так как «оно могло идти только в колхозы»20. В 1935 г. в новом Примерном Уставе сельхозартели было закреплено, что вступающие в артель должны были внести денежный вступительный взнос от 20 до 40 руб. на двор (в зависимости от мощности хозяйства). Вступительные взносы зачислялись в неделимый фонд артели. В неделимый фонд также зачислялись от до части стоимости обобществленного имущества членов артели (рабочего скота, инвентаря, хозяйственных построек и т. д.). Больший процент зачисления в неделимый капитал применялся к более мощным хозяйствам.

Остальная часть имущества зачислялась в паевой взнос члена артели21.

Солидную долю начального капитала колхозов на первой стадии активной коллективизации занимало имущество раскулаченных хозяйств. По сведениям на 1 июля 1930 г., в РСФСР 51,3% колхозов получили то или иное имущество раскулаченных общей стоимостью около 109 млн. руб. Доля стоимости имущества раскулаченных хозяйств в неделимом капитале колхозов, куда он полностью зачислялся, в этом году составила 30,7%22. В неделимых капиталах колхозов Северного края в 1930 г. часть, перешедшая от имущества раскулаченных, была ниже, чем по России – 8%, в колхозах АО Коми – 7%, в колхозах Карельской АССР – 3%23.

Роль капиталов, перешедших из индивидуальных крестьянских хозяйств в колхозы, длительное время была очень значительной. В неделимом фонде колхозов РСФСР в 1935 г. доля обобществленного имущества и вступительных взносов составляла 24%, в 1937 г. – 21%, в г. – 12%, в 1950 г. – 12%. В колхозах Северного края доля обобществленного имущества и вступительных взносов составляла в 1933 г.

52% неделимого фонда, в 1934 и 1935 гг. – 42% 25. В 1938 г. в колхозах Европейского Севера России доля обобществленного имущества и вступительных взносов в неделимом капитале колхозов составляла от трети до четверти его состава (Архангельская область – 21%, Вологодская область – 29%, Коми АССР – 27%, Карельская АССР – 33%), в 1945 г. ее удельный вес снизился до примерно десятой части неделимых капиталов колхозов (Архангельская область – 7%, Вологодская область – 11%, Коми АССР – 10%) и в 1950 г. оставался на том же уровне26. Таким образом, в начальный период деятельности колхозов роль капиталов, перешедших из индивидуальных хозяйств, в колхозах Европейского Севера была значительно выше, чем в колхозах РСФСР, а во второй половине 1940-х гг. уступала российским показателям.

Довольно значимой величиной в составе всех средств колхозов (в денежном выражении) в 1930-е гг. оставались и паевые взносы. В РСФСР в 1935 г. они составляли 11 %, в 1938 г. – 9% от всех средств колхозов27. В 1932 г. в колхозах Северного края доля паевых взносов во всех средствах колхозов составляла 13%, в 1933 г. – 17%, в 1934 г. – 14%, в 1935 г. – 12%.

Удельный вес паевых взносов падает в послевоенный период. В колхозах Европейского Севера в 1950 г. он составлял от 5 до 7% всех средств колхозов, в 1955 г. – 3 – 4%, в 1965 г. – 1% (см. табл. 14). В конце 1960-х гг., согласно новому Примерному уставу колхоза 1969 г., паевые взносы как составная часть колхозных капиталов перестали существовать.

По мнению И.Ф. Суслова, в период коллективизации было обобществлено примерно 60% средств производства бывших единоличных крестьянских хозяйств. В Северном крае уровень обобществления средств производства крестьянских хозяйств в период коллективизации был несколько выше, чем в среднем по стране: у бедняков около 72%, у середняков примерно 76%, у хозяйств выше среднего – 59%. Даже на середину 1960-х гг., по подсчетам И.Ф. Суслова, доля обобществленных фондов, созданных трудом в единоличных крестьянских хозяйствах, в стоимости основных средств производства колхозов составляла 15 – 20%28.

Если в формировании колхозного капитала перемещение средств из индивидуальных крестьянских хозяйств имело большое значение, особенно на начальном этапе существования колхозов, то для приусадебных хозяйств колхозников остаточный капитал полномасштабных крестьянских дворов доколлективизационного периода стал основным и, воспроизводясь, продолжал играть такую роль в течение последующих десятилетий. В период коллективизации по мере уменьшения основных средств производства в единоличных дворах часть капитала осталась в приусадебном хозяйстве: уже в 1931 г. доля этого оставшегося капитала вышла на уровень, который стабильно сохранялся в 1930-е гг. – около 20% всех средств производства сельского хозяйства СССР29.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.