авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«ГОУ ВПО «Вологодский государственный педагогический университет» На правах рукописи Димони Татьяна ...»

-- [ Страница 4 ] --

доля материальных издержек в валовом доходе приусадебных хозяйств колхозников СССР составляла 33% 35, в 1944 г. – 31% 36, то есть была сравнительно невелика. В 1955 г. доля материальных издержек приусадебного хозяйства колхозников РСФСР составляла 37% от валового дохода двора, в Вологодской области – 36%. В 1960 г. по РСФСР в колхозных дворах материальные издержки составляли 42% валового дохода двора. В 1965 г. хозяйства колхозников РСФСР имели долю материальных издержек в 43% от валового дохода, колхозные дворы Вологодской области – 49%. Во второй половине 1960-х гг. доля материальных издержек в совокупном доходе двора продолжала нарастать. В хозяйствах колхозников Вологодской области материальные издержки составляли в 1966 г. 50%, в 1968 г. – 50%, в 1969 г. – 55%37. Данные об увеличении доли материальных издержек от совокупного дохода свидетельствуют об увеличении роли капитала в хозяйстве крестьянского двора в 1930 – 1960-е гг.

Таким образом, соотношение материальных издержек и затрат живого труда в структуре себестоимости продукции колхозов в течение 1930-х – 1960-х гг. претерпело эволюцию. По материалам расчетов статуправлениями структуры себестоимости колхозов мы установили, что существуют разные данные относительно того, когда сельскохозяйственный продукт стал производным, в основном капитала. Судя по материалам таблицы 17, это происходит уже в середине 1950-х гг. Однако по данным таблиц 18, 19 к концу 1950-х гг. нарастает доля расходов на оплату труда в структуре себестоимости основных сельхозпродуктов. Нарастание затрат на оплату труда в этот период свидетельствует только о том, что из ничтожно малой (при господстве повинностной системы) она превращается в сколько-нибудь заметную. Рассчитать роль недоплаты за труд в определении себестоимости аграрного продукта сложно, особенно при переходе от повинностной системы эксплуатации колхозников к зарплатному механизму, включая переход к гарантированной оплате труда, введенной в колхозах в 1966 г.

Процесс модернизации находит отражение и в изменениях объема и структуры материальных затрат (соотношение стоимости семян, кормов, удобрений, материалов, горючего, амортизации и т. п.).

Рассмотрим, как изменялась структура материальных затрат на производственные нужды в колхозах Европейского Севера России в 1934 – 1960 гг. (табл. 25). В эти годы в сводных годовых отчетах колхозов учитывались только денежные затраты, следовательно, в расчет попадали лишь покупные продукты и материалы.

Отметим, что их доля в общих затратах была невелика. Так в колхозах Вологодской области в 1950 г. из всех затраченных на производство продуктов и материалов покупные составляли лишь 6% в стоимостном выражении. Особенно высокой была доля покупных материалов (64% от всех используемых в производстве), мелкого инвентаря (35%). В то же время удельный вес покупных семян и посадочного инвентаря не превышал 1%, фуража и подстилки – 2%, продуктов для расчетов с колхозными трактористами по трудодням – 1%38. В 1950-е гг. доля покупного материала и покупного мелкого инвентаря в колхозах Вологодской области возрастала (в 1955 г. соответственно 85% и 57% от всего используемого в производстве, в 1959 г. – 98% и 88%), при этом доля покупных семян и фуража от всех примененных в хозяйственной деятельности колхозов не превышала 2 – 3%39.

Таблица Структура денежных затрат на производственные нужды в колхозах РСФСР и Европейского Севера в 1934 – 1960 гг. (в процентах) Территория, годы горюче и МТС на текущий ремонт с на лечение скота и Затраты материалов мелкого на промышленные на наем рабочих, Денежные затраты Денежные затраты Денежные затраты Денежные затраты сельхозвредителями Покупные семена* Покупной фураж* Амортизационные предприятия*** Прочие расходы борьбе деньгами **** сооружений** специалистов минеральных материалов служащих, смазочных удобрений инвентаря отчисления ветнадзор построек Покупка Затраты Затраты Оплата по РСФСР 1934 г. 10 10 3 10 - 16 5 10 - - - 1937 г. 7 14 3 1 10 - 9 6 5 9 10 - 1945 г. 21 1 1 10 2 15 6 9 0,2 17 - 17, 1955 г. 12 16 3 - 15 - 7 2 10 - 7 - 1960 г. 8 12 2 - 16 - 15 1 - 2 3 23 Северный край 1934 г. 7 27 1 10 - 14 2 8 - - - 1937г. 6 39 2 7 - 8 4 4 3 10 - Архангельская область 1938 г. - - 1 1 6 - 4 - - 1 5 - 1945 г. 40 0,3 0,4 10 2 9 5 12 1 11 - 9, 1955 г. 10 44 2 - 7 - 3 1 14 - 5 - 1960 г. 9 25 1 - 11 - 6 1 - 1 - 24 Вологодская область 1938 г. - - 3 1 8 - 8 - - 2 12 - 1945 г. 28 - 1 14 3 13 5 9 1 16 - 1955 г. 26 26 3 - 6 - 3 1 10 - 4 - 1960 г. 14 16 3 - 13 - 10 1 - 4 2 24 Коми АССР 1938 г. - - 1 1 9 - 4 - - 4 - - 1945 г. 50 1 1 7 2 9 7 6 3 12 - 1955 г. 7 43 2 - 7 - 3 1 10 - 7 - 1960 г. 7 34 2 - 10 - 7 1 - 1 1 23 *-с 1938 г. – покупка семян и фуража ** - с 1955 г. – текущий ремонт построек, сельхозмашин, транспортных средств и др.

*** - с 1945 г. – покупка сырья и материалов для подсобного производства **** - за 1960 г. оплата деньгами работ РТС и спецстанций по договорам Составлено и рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 79. Д. 298. Л. 298, 226;

Оп. 324. Д. 1377. Л. 202, 203;

Д. 5722. Л. 22, 24;

ГАРФ.

Ф. А-374. Оп. 31. Д. 7096. Л. 29, 33;

Колхозы во второй сталинской пятилетке. – М. – Л., 1939. – С. 138.

Как видно из данных таблицы 25 в 1930 – 1950-е гг. преобладающие части денежных затрат на производственные нужды приходились на покупку семян и фуража, горюче-смазочных материалов, текущий ремонт построек и сооружений, сельхозмашин, выплаты специалистам и т. д., а в 1960 г. – на амортизационные отчисления. Очень небольшие доли расходов падали на минеральные удобрения, материалы по борьбе с вредителями, лечение скота и ветнадзор, оплату МТС деньгами и др. Показательны на этот счет данные Северного краевого земельного управления об использовании удобрений.

Согласно им, в 1934 г. колхозы (вместе с совхозами) вывезли на поля навоза 3,5 т. в расчете на 1 га пашни, золы – 0,04 ц., торфа – 0,12 ц., использовали минеральных удобрений – 2,4 га на 1 га пашни40. При этом основная часть израсходованных минеральных удобрений приходилась на совхозы – около 70%41. Следовательно, основная часть удобрений приходилась на местные, причем и уровень их применения был невысоким. Так, в Вологодской области колхозы вывезли на поля в 1940 г. 4,3 млн. т. навоза, в 1949 г. – 3, млн. т., а в 1955 г. – 2,8 млн. т. Серьезных изменений в этой ситуации не наблюдалось до второй половины 1950-х гг. В то же время нельзя не отметить некоторых важных подвижек в структуре денежных затрат на производственные нужды. Прежде всего, возраставшая до второй половины 1940-х – первой половины 1950-х гг.

доля затрат на покупку семян и фуража в 1960 г. сокращается. В 1934 г. в колхозах Северного края она составляла 34% всех затрат, в 1945 г. в колхозах Архангельской области – 40%, в 1955 г. – 54%, в колхозах Вологодской области соответственно 28% и 52%, в колхозах Коми АССР 50% и 50%, что было примерно в 2 раза выше, чем по РСФСР. В 1960 г. в колхозах Архангельской области доля затрат на покупку семян и фуража сократилась до 34%, в Вологодской области составила 30%, в колхозах Коми АССР – 41%. Доля затрат на покупку горюче-смазочных материалов имела медленную, но устойчивую динамику роста, проявившуюся в 1960 г. по колхозам практически всех включенных в таблицу регионов. Явное сокращение происходило по статье затрат «на промышленные предприятия»

– в 1955 г., 1960 г. по всем регионам она не превышала 1% от всех затрат, сократившись по сравнению с 1934 и 1945 г. в 3 – 7 раз. Еще одна статья, доля расходов на которую в 1930 – 1950-е гг. сокращалась, – покупка мелкого инвентаря. Если в 1938 г. в колхозах Европейского Севера России она составляла 5 – 12%, то в 1960 г. – 1 – 3%. Еще один важный момент – появление в 1960 г. новой статьи расходов колхозов на производственные нужды – амортизационных отчислений. Они составляли примерно четверть всех производственных затрат колхозов Европейского Севера.

В целом колхозы Европейского Севера отставали от РСФСР по показателям роли «промышленных» затрат во всех денежных затратах. Если сравнить долю расходов на минеральные удобрения, материалы по борьбе с сельхозвредителями, покупку горюче-смазочных материалов, лечение скота, ремонт построек и сооружений, оплату МТС деньгами, покупку мелкого инвентаря, то мы увидим, что в колхозах РСФСР она составляла в 1934 г.

29%, в колхозах Северного края – 25% всех денежных затрат на производство;

в 1945 г. по колхозам РСФСР – 46% затрат, в колхозах Архангельской области – 34%, Вологодской области – 48%, в колхозах Коми АССР – 35%;

в 1955 г. по колхозам РСФСР – 32%, по колхозам Архангельской области – 17%, по колхозам Вологодской области – 16%, Коми АССР – 19%;

в 1960 г. – по колхозам РСФСР 61% всех затрат на производственные нужды, по колхозам Архангельской области – 46%, Вологодской области – 56%, Коми АССР – 44%. Таким образом, мы наблюдаем постоянное отставание в 1930 – 1950-е гг. колхозов Европейского Севера от показателей российских колхозов в доле «промышленного»

капитала, работавшего в сельском хозяйстве. Кроме того, наблюдались и внутрирегиональные различия. Так колхозы Вологодской области, как правило, по этому показателю опережали колхозы Коми АССР, которые только в 1960 г. стали отставать от архангельских колхозов.

Рассмотрим, как складывалась структура реализации материальных затрат в колхозах РСФСР и Европейского Севера России по важнейшим продуктам сельского хозяйства в 1953 и 1956 гг. (табл. 26).

Таблица Структура материальных затрат колхозов РСФСР и районов Севера по расчетам ВНИЭСХ в 1953 и 1956 гг. (в процентах) Все затраты Затраты семян Затраты МТС Затраты на Амортизация (кормов) по на работы с содержание основных себестоимости оплатой рабочего скота средств производства натурой (по производства мясу - затраты колхозов на приплод) Зерновые культуры РСФСР 1953 г. 100 54 37 5 1956 г. 100 44 43 9 Районы Севера 1953 г. 100 70 18 8 1956 г. 100 58 28 11 Картофель РСФСР 1953 г. 100 71 9 16 1956 г. 100 74 11 11 Районы Севера 1953 г. 100 84 5 7 1956 г. 100 82 4 10 Мясо РСФСР 1953 г. 100 63 30 4 1956 г. 100 65 22 9 Районы Севера 1953 г. 100 47 45 6 1956 г. 100 61 25 11 Молоко РСФСР 1953 г. 100 89 - 6 1956 г. 100 84 - 11 Районы Севера 1953 г. 100 85 - 11 1956 г. 100 81 - 15 Составлено и рассчитано по: РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 7. Д. 1593. Л. 3, 9, 63, 66.

Расчеты структуры материальных затрат за 1953 и 1956 гг., произведенные ВНИЭСХ в 1956 г., показали, что в колхозах РСФСР наиболее высокую долю занимают затраты на семена и корма (расчет производился по себестоимости производства). Доля затрат семян в производстве зерновых культур в колхозах РСФСР составляла в 1953 г. 54% от всех материальных затрат, в 1956 г. – 44%, в колхозах районов Севера она была еще выше – 70% и 58% соответственно. Доля затрат семян в производстве картофеля была еще более весома – в колхозах РСФСР в 1953 г.

71%, в 1956 г. – 74%, в колхозах Европейского Севера России – 84 и 82% соответственно. Затраты кормов в производстве животноводческой продукции составляли также большую часть материальных затрат. В колхозах РСФСР в 1953 г. они равнялись 63% затрат, в 1956 г. – 65%, в колхозах Севера – 47% и 61% соответственно;

в производстве молока в колхозах РСФСР в 1953 г. – 89%, в 1956 г. – 84%, в колхозах Севера – 85% и 81%. При этом отметим, что большая часть затрат приходилась на корма собственного производства, прежде всего грубые корма, корма же промышленного производства (концентрированные) колхозы имели в очень небольшом количестве. В 1950 г. колхозы Вологодской области были обеспечены концентрированными кормами на 24% от потребностей, в 1952 г.

– на 19%, в 1954 г. – на 20% от потребностей43.

Второй по величине частью затрат в производстве зерна были затраты МТС на работы с оплатой натурой: в 1953 г. они составляли в колхозах РСФСР 37%, в 1956 г. – 43% всех материальных затрат. В колхозах Европейского Севера эта составляющая затрат была в 1,5 – 2 раза ниже: в 1953 г. – 18%, в 1956 г. – 28%. Данная статья затрат была гораздо меньше в производстве картофеля: в колхозах России в 1953 г. она составляла 9%, в 1956 г. – 11%. В колхозах Европейского Севера были еще более низки эти затраты – 5% и 4% соответственно. Интересным представляется сравнение величины доли затрат МТС на работы с оплатой натурой и затрат на содержание рабочего скота в растениеводстве. Если в производстве зерновых культур доля затрат на содержание рабочего скота была значительно ниже доли затрат МТС на работы с оплатой натурой: по колхозам РСФСР в 1953 г. – в 7 раз, в 1956 г.

почти в 5 раз;

то в колхозах районов Севера эта разница была значительно меньше – в 1953 г. примерно в 2 раза, в 1956 г. примерно в 2,5 раза. В производстве же картофеля столь значительных различий не было, при этом доля затрат на содержание рабочего скота была как правило выше, чем затраты на работы МТС: в колхозах РСФСР она составляла в 1953 г. 16%, в 1956 г. – 11%;

в колхозах районов Севера – 7% и 10% (здесь большую долю занимали семена). Кроме того, представленные данные позволяют сравнивать качество капитализации, а, следовательно, и уровня модернизации производства различных культур: у зерновых оно было выше, чем в производстве картофеля.

В производстве мяса второй по величине статьей затрат были затраты на приплод. Они составляли в колхозах РСФСР в 1953 г. 30%, в 1956 г. – 22% от всех материальных затрат. В колхозах районов Севера затраты на приплод были выше – 45% и 25%. Затраты на содержание рабочего скота в материальных затратах на производство мяса и молока колебались от 4 до 15%, при этом в колхозах районов Севера были несколько выше. Что касается затрат на амортизацию основных средств производства колхозов, то они были невелики по всем продуктам и равнялись 2 – 5% от всех материальных затрат.

Рассмотрим как изменилась структура материальных затрат в колхозах Европейского Севера в 1960 – 1970 гг. (табл. 27).

Таблица Структура материальных затрат в колхозах Европейского Севера России в 1960 – 1970 гг. (по данным сводных годовых отчетов, в процентах) Корма свои и живая тяга и и Семена свои и Прочие прямые общехозяйствен Общепроизводс (автотранспорт, Амортизация ные расходы Территория, Удобрения материалы смазочные покупные покупные Текущий Горюче твенные затраты ремонт годы т.д.) Архангельская область 1960 г.

растениеводство 51 - 3 4 33 животноводство - 74 - 1 20 всего* 54 0,1 1 37 7, 1965 г.

растениеводство 44 - 10 - 37 животноводство - 74 - - 20 всего* 63 3 - 27 1970 г.

растениеводство 26 - 11 4 - 45** 11 животноводство - 64 - - - 29** 6 всего* 52 3 2 - 33** 8 Вологодская область 1960 г.

растениеводство 63 - 4 4 21 животноводство - 80 - 1 13 всего* 72 1 2 17 1965 г.

растениеводство 53 - 11 - 29 животноводство - 74 - - 21 всего* 64 5 - 25 1970 г.

растениеводство 31 - 10 4 - 36** 15 животноводство - 65 - - - 23** 9 всего* 51 4 2 - 28 12 Коми АССР 1960 г.

растениеводство 41 - 5 5 37 животноводство - 76 - 1 16 всего* 63 1 3 25 1965 г.

растениеводство 38 - 12 - 41 животноводство - 72 - - 22 всего* 61 3 - 29 1970 г.

растениеводство 21 - 10 6 - 51** 10 животноводство - 63 - - - 28** 8 всего* 54 2 2 - 32** 9 *- в том числе промышленные предприятия колхозов ** - включая накладные и прочие расходы Составлено и рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 31. Д. 7137. Л. 4, 5, 9, 10, 39, 40;

Оп. 35. Д. 4893. Л. 148, 184, 190;

Анализ производственно-хозяйственной деятельности колхозов РСФСР в 1973 г. (по данным годовых отчетов): Т. II: Анализ себестоимости и рентабельности. – М., 1974. – С. 1, 5, 9.

Исходя из данных таблицы видим, что во всех материальных затратах в 1960, 1965, 1970 г. преобладали затраты на сельхозпродукцию – семена и корма (свои и покупные). В 1960 и 1965 гг. они находились на уровне 61 – 65% (кроме показателя 1960 г. Архангельской области – 54%), а в 1970 г. их доля в материальных затратах снизилась до уровня 51 – 54%. Отметим, что заметно более высокими были затраты на корма (свои и покупные) в животноводстве. Если в растениеводстве затраты на семена в колхозах Европейского Севера постоянно сокращались – в колхозах Архангельской области с 51% в 1960 г. до 44% в 1965 г. и до 26% в 1970 г., в колхозах Вологодской области соответственно с 63% до 53% и 31%, в колхозах Коми АССР – с 41% до 38% и 21%, то в животноводстве уровень затрат был значительно выше, а их сокращение шло медленнее. Доля кормов в материальных расходах на животноводство занимала в колхозах Архангельской области в 1960 г. и в 1965 г. 74%, в 1970 г. – 64% материальных расходов, в колхозах Вологодской области – соответственно 80, 74, 65%, в колхозах Коми АССР 76, 72, 63%. То есть модернизация в растениеводстве в 1960-е гг. в этом показателе шла опережающими темпами.

Что касается части «промышленных» расходов среди материальных затрат, то заметным явлением здесь было увеличение доли затрат на удобрения в растениеводстве. Если в 1960 г. в колхозах Архангельской области в этой отрасли доля затрат на удобрения в материальных затратах составляла 3%, то в 1965 г. – 10%, в 1970 г. – 11%, в колхозах Вологодской области соответственно 4, 11, 10%, в колхозах Коми АССР –5, 12, 10%.

Таким образом, наивысший показатель доли затрат на удобрения приходится на середину 1960-х гг. В то же время постоянно отмечалась недостаточная обеспеченность колхозов удобрениями. Так в 1958 г. колхозы Вологодской области получили в условных туках 48 кг на 1 га пашни, в 1960 г. – 30 кг, в 1961 г. – 49 кг, в 1962 г. – 51 кг, в 1963 г. – 54 кг, в 1964 г. – 62 кг минеральных удобрений, что было примерно в 5,5 раз ниже, чем на единицу площади в Финляндии, сходной по природным условиям с Вологодчиной44.

Еще один важный момент – изменение доли материальных затрат на горюче-смазочные материалы, автотранспорт, текущий ремонт, амортизацию и т. д. Доля затрат на горюче-смазочные материалы в 1960 и 1970 г. в растениеводстве практически не изменилась (в Архангельской области – по 4%, в Вологодской области – по 4%, в Коми АССР – 5 и 6%). Но в целом по колхозному производству в 1970 г. по сравнению с 1960 г. доля затрат на горюче-смазочные материалы несколько снизилась (кроме Архангельской области): в 1960 г. в колхозах Архангельской области 1%, в Вологодской области 2%, в Коми АССР 3%;

1970 г. соответственно 2% везде.

Что касается такого важного показателя доли промышленных затрат в материальных затратах как амортизация, то она постепенно возрастала. До начала 1960-х гг. амортизация основных средств производства в колхозах не учитывалась. Но в расчетах себестоимости продукции ее иногда рассчитывали по нормам амортизационных отчислений, установленных для совхозов. По таким расчетам в 1957 г. доля амортизации среди материальных затрат в колхозах Вологодской области составляла по молоку 4%, по зерну – 5%, по картофелю – 2% от всех материальных затрат 45. В 1970 г. в растениеводстве колхозов Вологодской области амортизация значительно возросла и равнялась 15%, в животноводстве – 9%, а в целом по колхозному производству – 12% (табл. 27).

Для изучения процессов модернизации важно сравнить структуру материальных затрат колхозов и совхозов (табл.28, 29).

Таблица Структура материальных затрат на производство зерна в колхозах и совхозах Вологодской области в 1958 – 1962 гг. (по данным годовых отчетов, в процентах) Затраты В среднем по колхозам В среднем по совхозам 1958 г. 1959 г. 1960 г. 1961 г. 1958 г. 1959 г. 1960 г. 1961 г. 1962 г.

Все затраты 100 100 100 100 100 100 100 100 Из них:

Стоимость семян 44 40 43 49 40 45 33 43 Стоимость удобрений 2 3 3 3 7 12 8 13 Прямые затраты на тракторные работы (без оплаты труда) 4 9 5 11 18 20 19 14 Прочие прямые затраты 24 13 27 15 18 10 29 18 Накл. расходы (вкл. оплату труда управленческого персонала) 26 35 22 22 17 13 11 12 Составлено и рассчитано по: Володин В.С. Указ. соч. – С. 88.

Таблица Структура материальных затрат в колхозах и совхозах Минпродзага Коми АССР в 1961 г. (в процентах) Зерно* Картофель Овощи Силос Молоко Говядина Свинина Семена и корма:

Колхозы 51 54 13 50 72 79 Совхозы 39 34 11 38 76 82 Удобрения:

Колхозы 4 4 8 4 - - Совхозы 10 13 22 12 - - Работа тракторного парка:

Колхозы 9 7 11 8 3 1 Работа автопарка, живого тягла и др. обслуж.

отраслей:

Колхозы 23 20 42 24 15 12 Накладные расходы:

Колхозы 13 15 26 14 10 8 Совхозы 20 26 41 16 14 10 Горюче-смаз.

материалы:

Совхозы 4 2 2 5 - - Амортизация:

Совхозы 4 2 2 4 2 1 Тек. ремонт:

Совхозы 6 3 3 6 1 1 Пр. прямые затраты:

Совхозы 17 20 19 19 7 6 Всего затрат:

Колхозы 100 100 100 100 100 100 Совхозы 100 100 100 100 100 100 * - по совхозам яровые зерновые Составлено и рассчитано по: Коновалов Д. Рентабельность производства и пути ее повышения в колхозах и совхозах. – Коми книжное издательство, 1963. – С. 29, 31.

Как видно из таблицы 28 в 1958 – 1962 гг. доля стоимости семян в материальных затратах была выше в колхозах Вологодской области (кроме 1959 г.), в то время как доля затрат на удобрения была значительно выше в совхозах – в 1958 г. более, чем в 3 раза, в 1959 г. – в 6 раз, в 1960 г. – почти в 2 раза, в 1961 г. – в 3 раза выше. Более высока в совхозах была доля затрат на тракторные работы в зерноводстве: в 1958 г. и 1960 г. в 2 и более раз выше.

Доля этих затрат в колхозах приближается к совхозной лишь в 1961. (11% в колхозах и 14% в совхозах). Таким образом, промышленный капитал более быстро и активно проникал в совхозное производство. Сравнение структуры материальных затрат в колхозах и совхозах Коми АССР дает примерно те же результаты (табл. 29). В колхозах более высокой была доля затрат на корма и семена, в совхозах – доля затрат на удобрения (в 2 – 3 раза). В то же время в Коми АССР не наблюдалось столь значительных различий в долях затрат на работу тракторного парка между колхозами и совхозами (в совхозах эта доля получалась из сложения затрат на горюче-смазочные материалы, амортизацию и текущий ремонт).

Рассмотрим как изменялась в сопоставлении структура материальных затрат колхозов и совхозов в течение 1960-х гг. (табл. 27, 30).

Таблица Структура материальных затрат в совхозах РСФСР и Европейского Севера России в 1967 г. (в процентах к итогу) Вид затрат РСФСР Архангельская Вологодская Карельская Коми АССР область область АССР Горюче-смаз.

материалы 2 1 1 1 Семена и корма 48 60 52 65 Удобрения 4 4 7 4 Амортизация 9 7 7 6 Текущ. ремонт 8 4 6 3 Прочие прямые затраты 14 11 11 10 Накл. расходы 15 13 16 11 Итого 100 100 100 100 Составлено и рассчитано по: Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг.: Ч. II. – М., 1969. – С. 647.

Сравнивая данные таблиц 27 и 30, можно придти к выводу, что структура материальных затрат в колхозах Европейского Севера России в 1970 г. была очень близка к совхозным показателям этого региона в 1967 г.

Явные различия оставались лишь в доле удобрений, которая в колхозах была несколько более низкой, а также отставание колхозов сохранялось в доле затрат на текущий ремонт (в совхозах Европейского Севера России в 1967 г.

его доля была почти в 2 раза выше, а в совхозах Коми АССР – в 5 раз выше).

Таким образом, в конце 1960-х гг. отставание колхозов Европейского Севера в уровне работы в них промышленного капитала от совхозных показателей сохранялось, но становилось меньше.

Еще один важный для исследования момент – сравнение структуры материальных затрат в совхозах Европейского Севера и РСФСР. Сравним данные по совхозам региона за 1967 г. (табл. 30). Структура материальных затрат в совхозах Европейского Севера свидетельствует об отставании от РСФСР в уровне работы в них промышленного капитала. Доля затрат на семена и корма в совхозах Европейского Севера была выше, чем в совхозах РСФСР (48%), наименее значительными были отличия от российского уровня в совхозах Вологодской области (52%) и Коми АССР (53%), наиболее значительными – в Архангельской области (60%) и Карельской АССР (65%).Отметим, что во всех совхозах Европейского Севера в 1967 г. более 50% материальных затрат приходилось на сельхозпродукты. Выше была в совхозах РСФСР (хотя и незначительно) доля затрат на горюче-смазочные материалы, амортизацию, текущий ремонт. В то же время совхозы Европейского Севера были равны или опережали уровень совхозов РСФСР по доле удобрений в материальных затратах (хотя в условиях почв Европейского Севера даже и этих объемов удобрений было недостаточно).

Схожая картина наблюдается при сравнении структуры материальных затрат в колхозах РСФСР и Европейского Севера в 1970 г. Доля затрат на корма и семена в колхозах РСФСР (43%) была ниже, чем в колхозах Европейского Севера (Архангельская область – 52%, Вологодская область – 51%, Коми АССР – 54%). В то же время доля затрат на промышленную продукцию в структуре материальных затрат в колхозах Европейского Севера была более низкой. В колхозах РСФСР доля затрат на горюче смазочные материалы составляла 3%, в колхозах Европейского Севера – 2%;

доля затрат на удобрения в колхозах РСФСР была равна 4%, в колхозах Архангельской области – 3%, в колхозах Вологодской области – 4%, в колхозах Коми АССР – 2%;

доля затрат на текущий ремонт равнялась в колхозах РСФСР 5%, что было в 2,5 раза выше, чем в колхозах Вологодской и Архангельской областей и в 5 раз выше, чем в колхозах Коми АССР. Доля же затрат на амортизацию в колхозах Европейского Севера была близка к среднероссийским показателям, а по колхозам Вологодской области даже опережала ее46.

В целом, согласно балансовым расчетам органов государственной статистики (в сопоставимых ценах конечного потребления, без амортизации), даже в 1966 г. сельское хозяйство СССР (вместе с лесным) оставалось в основном самовоспроизводящейся отраслью (доля собственной продукции в структуре материальных затрат составляла 62%) 47. Это соотношение в сельском хозяйстве Европейского Севера показывает его еще большую замкнутость. Так, в общей сумме материальных затрат сельского хозяйства Коми АССР в 1966 г. на долю промышленной продукции приходилось лишь 27%, в том числе в растениеводстве – 35%, в животноводстве – 25%. В структуре полных затрат труда по расчетам Д.Я. Канивец на материалах Европейского Северо-Востока 1966 – 1968 гг. доля промышленного труда в производстве всей сельхозпродукции составляла 23%, в том числе в производстве продуктов земледелия 22% и в животноводстве 23%. В структуре промышленных материальных затрат наибольший удельный вес занимала продукция машиностроения и металлообработки (16%), топливной (12%) и химической промышленности. О замкнутости сельского хозяйства можно судить по удельному весу амортизации и текущего ремонта основных средств в структуре себестоимости продукции. В совхозах Европейского Севера в среднем за 1961 – 1965 гг. удельный вес амортизации и текущего ремонта основных средств в себестоимости всей сельхозпродукции составил 9%48.

Что касается материальных затрат крестьянских дворов, то представление о них дает обследование материальных затрат промпродуктов в хозяйствах колхозников и единоличников, проведенное ЦСУ СССР в 1950 г.49 Сравнение величины материальных затрат в среднем на хозяйство показывает, что затраты единоличных дворов в денежном выражении были более чем в 5 раз ниже, чем в хозяйствах колхозников. Это яркое свидетельство более высокого уровня раскрестьянивания единоличного двора. Структура же затрат в хозяйстве колхозника и единоличника была достаточно схожей. На покупку хозяйственных материалов и инвентаря хозяйства колхозников расходовали 36% материальных затрат, хозяйства единоличников – 42% затрат, на ремонт и переработку продуктов соответственно 41 и 48%, хворост из своего хозяйства составлял 5 и 1% в затратах, жмыхи – 3% в колхозных дворах и 6% в единоличных, затраты под многолетние насаждения – 15 и 3% соответственно. Анализ структуры этих затрат показывает практическое отсутствие затрат на «модернизированную»

часть расходов – горюче-смазочные материалы, промышленные удобрения и корма. Основная часть расходов колхозных дворов приходилась на ремонт инвентаря и переработку продукции, что свидетельствует об отсутствии большого потенциала развития двора. В то же время достаточно большая доля затрат на многолетние насаждения (по сравнению с единоличным двором – в 5 раз выше) позволяет выявить сохранявшуюся крестьянскую составляющую жизнедеятельности колхозного двора.

Проведенное исследование позволяет придти к выводу о том, что в колхозах Европейского Севера России преодоление пятидесятипроцентной грани, когда капитал становится ведущим фактором сельхозпроизводства, относится ко второй половине – концу 1960-х гг. Модернизация сельского хозяйства по критерию капитализации развивалась здесь с отставанием от общероссийских процессов, где уже в середине 1960-х гг. капитал стал основным фактором сельхозпроизводства. Кроме того, в колхозах Европейского Севера России присутствовала неравномерность модернизации колхозного производства по уровню капитализации в различных регионах и отраслях. Колхозы Архангельской и Вологодской областей были более модернизированными, чем колхозы Коми АССР. Среди отраслей сельского хозяйства наиболее модернизированной было животноводство.

Совхозы Европейского Севера России по сравнению с колхозами были более модернизированной экономической структурой по степени капитализации сельхозпроизводства. Уровень капитализации в совхозах Европейского Севера вдвое опережал колхозный и находился на уровне российских показателей совхозного производства.

Свидетельством модернизационных подвижек являлось изменение структуры материальных затрат в сельском хозяйстве: нарастание доли промышленных затрат и сокращение внутриотраслевых затрат продукции сельского хозяйства. Сельское хозяйство постепенно превращалось в продавца сырья для промышленности, являлось покупателем средств производства.

Замкнутый ранее круг процессов по производству сельхозпродуктов размыкался, усиливалось и становилось все более интенсивным товарное обращение между аграрным сектором и другими отраслями. Сокращалась доля сельхозпродуктов, потребляемых в натуральном виде в самом сельском хозяйстве. В то же время доля затрат на промышленную продукцию в структуре материальных затрат в колхозах Европейского Севера России оставалась в течение всего периода более низкой, чем в среднем по колхозам РСФСР, что свидетельствовало о более низкой ступени их модернизации. Совхозы же Европейского Севера по степени модернизированности (исходя из соотношения сельскохозяйственных и промышленных затрат) были близки к показателям по РСФСР, и, в целом, опережали колхозы региона, причем отставание колхозов от совхозов постепенно сокращалось. Крестьянские дворы, представленные хозяйствами колхозников и единоличников, оставались на низких стадиях модернизации, хотя и здесь происходили подвижки, выражавшиеся в увеличении доли затрат в валовом доходе двора.

В то же время сравнение структуры себестоимости сельхозпродукции в РСФСР и на Европейском Севере с показателями структуры издержек фермеров США в 1950 – 1960-е гг. показывает отстающий характер модернизации сельского хозяйства РСФСР в целом и Европейского Севера в частности. В 1950 г. в США доля затрат на живой труд (заработная плата наемным рабочим) составляла в 1950 г. 14%, в 1966 г. – 8% от всех издержек производства. В материальных же затратах фермеров США большое место занимала доля расходов на ремонт и обслуживание машин (1950 г. – 21%, 1966 г. – 16%), амортизацию основного капитала соответственно 19 и 21%, т.е. те статьи, которые характеризуют степень индустриальной модернизации сельского хозяйства. В остальных же расходах (приобретение кормов и скота, семян и удобрений) основное место занимала покупка этих средств50.

§ 2. Доходно-расходные характеристики аграрного производства в контексте модернизационного процесса Модернизационные процессы в аграрной подсистеме характеризуются, кроме уже рассмотренных позиций, возрастанием специализации производства, изменением налоговой системы, направленностью ее на стимулирование экономических механизмов развития.

Прежде всего, обратимся к изучению процессов специализации сельского хозяйства Европейского Севера России. В этом плане нас будет интересовать динамика выделения ведущих отраслей сельского хозяйства, процесс его «очищения» от несельскохозяйственных занятий. В качестве методического инструментария при этом используем анализ структуры денежных доходов и расходов в разных хозяйственных укладах Европейского Севера в 1930 – первой половины 1960-х гг.

Отметим, что совхозы изначально создавались как моноотраслевые, специализированные хозяйства. Нельзя не отметить, что в этом принципе производственной деятельности совхозов наблюдались вариации. Так, во второй половине 1930-х гг. считалось, что высокий уровень специализации производства совхозов не всегда полезен, и необходимо развивать дополнительные отрасли. Тем не менее уже в 1930-е гг. совхозы различались по характеру их специализации – зерновые, картофелеводческие, овощеводческие, мясомолочные и т. д. Одна отрасль хозяйства в совхозах считалась основной, остальные отрасли развивались как дополнительные или подсобные. В Северном крае в 1932 г. были 21 совхоз маслотреста, 2 совхоза племтреста, 1 – льнотреста, 3 – зверокролиководческих совхоза 51. Таким образом, основной производственной направленностью совхозов Северного края было животноводство, при этом высокая степень специализации присутствовала уже в начале 1930-х гг., что подтверждают и более поздние данные. Данная тенденция в развитии совхозов была зафиксирована Вологодским окружным земельным управлением еще в конце 1920-х гг. В его отчете отмечалось: «Животноводству в совхозах Северного края принадлежит ведущая роль. В ближайшем будущем вся работа совхозов должная быть перестроена в сторону максимального развертывания данной отрасли, главным образом, в молочном и племенном направлении»52. В конце 1960-х гг. было проведено исследование, которое подтвердило сложившуюся специализацию совхозов Европейского Севера России. На основании структуры стоимости товарной продукции (в сопоставимых ценах) было выявлено, что в регионе выделяются следующие типы совхозов: в Архангельской области – цельномолочный, молочно-мясной, мясо-молочный, ското-откормочный, птицеводческий, оленеводческий, звероводческий, теплично-парниковый;

в Карельской АССР – молочно-мясо картофелеводческий, молочно-мясной, звероводческий и птицеводческий;

в Коми АССР – цельномолочный, молочно-мясной, мясо-молочный, свиноводческий, птицеводческий, скотоводческо-оленеводческий, оленеводческий, теплично-парниковый и кормоплеменной. Во всех специализированных совхозах на продукцию главных отраслей приходилась значительная часть стоимости всей товарной продукции сельского хозяйства – от 62 до 100%53. В целом по совхозам Европейского Севера России 34% в структуре товарной продукции занимало молоко, 25% – мясо крупного рогатого скота. В товарной продукции растениеводства совхозов 55% приходило на долю картофеля, 30% – на долю овощей54. Это говорит о том, что процессы модернизации в совхозном производстве по показателю специализации находились на высоком уровне.

Рассмотрим структуру денежного дохода колхозов и сделаем вывод о процессах специализации производства в этом укладе. Денежный доход колхозов состоял из денежных средств, полученных в результате их хозяйственной деятельности. Он включал денежные доходы от реализации продукции, подсобных предприятий, заработков на стороне и др. Структура денежных доходов колхозов в 1930 – 1960 гг. представлена в табл. 31.

Материалы таблицы показывают, что практически до середины 1950-х гг. в колхозах Европейского Севера ярко выраженной производственной специализации не существовало. Колхозы строились как многоотраслевые хозяйства. Такой была принципиальная позиция власти, считавшей, что данная хозяйственная структура таким образом увеличивает устойчивость.

Таблица Структура денежных доходов колхозов РСФСР и Европейского Севера России в 1930 – 1960 гг. (в процентах) Годы, От От От подс. От зараб. Пр. доходы Всего дох-в территория земледелия животноводства предприятий на стороне и поступл. и поступл.

Северн. край 1930 г. 63 15 4 7 11 1932 г. 57 24 2 9 8 1933 г. 70 18 1 6 5 1934 г. 69 18 1 7 5 1937 г.

РСФСР 54 25 6 12 3 Архангельская область 19 47 3 28 3 Вологодская область 33 36 3 23 5 Коми АССР 13 38 7 38 4 1939 г.

РСФСР 43 32 6 12 7 Архангельская область 15 54 4 23 4 Вологодская область 34 41 2 18 5 Коми АССР 10 50 4 30 6 1942 г.

РСФСР 70 18 3 2 7 Архангельская область 32 45 5 12 6 Вологодская область 42 43 5 8 2 Коми АССР 28 50 5 12 5 1945 г РСФСР 43 42 3 4* 8** Архангельская область 23 62 3 8 4 Вологодская область 38 48 3 6 5 Коми АССР 19 61 3 10 7 1955 г.

РСФСР 52 41 7 - Архангельская область 8 72 19 1 Вологодская область 41 45 11 3 Коми АССР 6 74 20 - 1960 г.

РСФСР 48 45 6 1 - Архангельская область 10 70 3 3 14 Вологодская область 33 51 2 2 12 Коми АССР 5 67 4 20 4 Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп 75. Д. 44. Л. 18;

Оп. 324. Д. 400. Л. 1, 6, 7, 13;

Д. 1377. Л.

193 – 197;

Д. 3593. Л. 2;

Д. 5722. Л. 10 – 18;

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 31. Д. 7097. Л. 1;

Д. 7096.

Л. 5, 12, 17;

ГААО. Ф. 106. Оп. 8. Д. 2250. Л. 17об.;

Ф. 1196. Оп. 1. Д. 1353. Л. 11об.

* - в т.ч. от промыслов ** - в т.ч. и от предоставления тяги колхозникам Тем не менее, в начале 1950-х гг. начали проводиться исследования, которые зафиксировали складывание специализации многих колхозов.

Распространение в эти годы получил отраслевой подход к вопросам размещения и специализации сельскохозяйственного производства.

Отраслевые институты растениеводства и животноводства разрабатывали методологию размещения отдельных отраслей и культур56. Авторы работ о производственных типах колхозов 1950-х гг. указывали, что многоотраслевое развитие колхозов не снимает вопроса о производственной специализации.

При этом отмечалось, что имеется ввиду «не односторонняя и узкая специализация, которая характерна для капиталистического сельского хозяйства», а специализация, которая способствует развитию отраслей 57.

Таким образом, к середине 1950-х гг. проблема специализации колхозного производства, которую мы выделяем в качестве важного направления модернизационных процессов, обсуждалась, изучались конкретные производственные типы хозяйств, особенности и возможности специализации производства в регионах. Так в Вологодской области ведущей отраслью хозяйства колхозов являлось молочное животноводство, при этом были определены четыре сельскохозяйственные зоны: молочно-овощно картофельная (районы с развитой промышленностью и крупными населенными центрами);

молочно-льноводческая;

молочно-льноводно зерновая (глубинные районы области с более низким развитием земледелия и животноводства);

животноводческая. В 1960-е гг. была выявлена достаточно высокая специализация колхозов. В 1967 г. имели по две товарные отрасли 46 колхозов Вологодской области, по три – 68 колхозов, по четыре – 82 колхоза, по пять – 79, шесть отраслей – 35 и более семи отраслей – 4 колхоза59. В Архангельской области по специализации было выделено пять сельскохозяйственных зон: пригородная, с развитым молочным животноводством, огородничеством и картофелеводством, двинская – с животноводством на заливных лугах, юго-западная – с ведущими отраслями животноводством и льноводством, северо-восточная с молочным животноводством при использовании естественных кормовых угодий, а также Ненецкий национальный округ с оленеводческой специализацией 60.

Экономисты предполагали, что в дальнейшем все колхозы Архангельской области будут специализироваться на производстве молока и говядины, а в пригородных районах основной упор будет сделан на организации производства картофеля и овощей для снабжения населения Архангельска, Северодвинска, Котласа и других городов.

Первоначально колхозы в хозяйственной деятельности копировали универсализм крестьянского хозяйства: в начале 1930-х гг. основные доходы колхозов Северного края были получены от земледелия – около 2/3 всех доходов, на втором месте с большим отставанием были доходы от животноводства – около 1/5 части. На это обстоятельство обращают внимание и социологи, исследующие динамику крестьянских сообществ. Так В.Г. Виноградский отмечает, что в 1930-е гг. колхоз рассматривался крестьянами как расширенный крестьянский семейный двор, где они воспроизводили стремление извлекать ресурсы выживания от разных типов производственной деятельности. По мнению экономистов, структура хозяйства с преобладанием доходов от земледелия характерна для экстенсивного типа производства с земледельческой направленностью. Всего от сельскохозяйственных занятий колхозы Северного края в 1932 – 1934 гг.

получали более 80% доходов. Доходы от заработков на стороне составляли менее десятой части доходов, а доходы от промышленных предприятий не превышали 1 – 2%.

Во второй половине 1930-х гг. происходит структурная перестройка доходных поступлений в колхозах Европейского Севера. Если в РСФСР во второй половине 1930-х – первой половине 1950-х гг. ведущей статьей получения доходов было земледелие – в 1937 г. – 54% доходов, в 1939 г. – 43%, в 1942 г. – 70%, в 1945 г. – 43%, в 1950 г. – 50%, то в колхозах Европейского Севера на первый план в структуре денежных доходов выходит животноводство. Особенно высокой долей доходов от животноводства отличались колхозы Архангельской области и Коми АССР.

Доля доходов от животноводства в колхозах Европейского Севера России нарастала вплоть до 1960-х гг. (кроме периода войны), что является важным показателем возрастающей специализации производства колхозов.

Специфической особенностью колхозов Европейского Севера была высокая доля в денежных доходах поступлений от «заработков на стороне».

Как правило, в колхозах Европейского Севера это были доходы от извоза (от использования лошадей на лесозаготовках) и от реализации леса (дров)62. В колхозах РСФСР в 1937 и 1939 г. поступления по этой статье составляли 12% всех доходов. В колхозах Европейского Севера России в 1930-х гг. заработки на стороне давали от до трети всех денежных доходов. Особенно высокими они были в Коми АССР. Сказывались традиции отходничества, особенно на лесозаготовки, высокая сезонность, избыток рабочих рук.

Постепенно заработки на стороне как источник дохода теряют свое значение.

В колхозах РСФСР они давали в 1945 г. 4%, в 1960 г. – 1% доходов. В колхозах Европейского Севера их доля оставалась более высокой, чем в колхозах РСФСР, но постепенно сокращалась, оставаясь высокой лишь в колхозах Коми АССР. Сокращение доли «заработков на стороне»

знаменовало собой отход от крестьянской модели хозяйствования, когда сельскохозяйственная деятельность была невозможна без пополнения доходов за счет отхожих промыслов. Концентрация на сельскохозяйственной деятельности являлась ярким проявлением процессов аграрной модернизации.

Модернизация аграрной экономики предполагает, с одной стороны, сельскохозяйственную специализацию производства, а с другой – формирование промышленной составляющей его развития (прежде всего, переработки сельхозпродукции). В аграрной же подсистеме 1930 – первой половины 1960-х гг. «промышленная» составляющая представляла собой унаследованную от крестьянского уклада систему подсобных производств.

От подсобных предприятий колхозы получали небольшую часть доходов – не более 7% в течение периода 1937 – 1960 гг. Как известно в – 1950-е гг. деятельность подсобных предприятий в колхозах на уровне государственной политики не приветствовалась. На совещании по вопросам коллективизации в ЦК ВКП (б) в 1934 г. И.В. Сталин говорил: «Для чего нам нужны колхозы? Для полеводства и животноводства. Если поставить вопрос о подсобных предприятиях, то о животноводстве забудут. … Откуда же вы рабочих получите в городах,…если у колхоза дела пойдут лучше? … Для промышленности есть промышленные пункты, для сельского хозяйства есть колхозы. Это смешивать… ни в коем случае нельзя» 63. В 1938 г. было принято постановление СНК СССР «О незаконной организации при колхозах промышленных предприятий, не связанных с сельским хозяйством».

В 1939 г. появилось постановление «Об утверждении инструкции Народного комиссариата финансов СССР «О порядке передачи колхозами промышленных предприятий, не связанных с сельскохозяйственным производством, местным государственным и кооперативным органам». В ряде колхозов в административном порядке закрывались подсобные предприятия, запрещалась организация кирпичного, гончарного, деревообрабатывающего и иного производства. Производство оборудования для сельских промышленных производств было прекращено. Эти меры в значительной степени консервировали уровень развития аграрной экономики 1930 – 1940-х гг., исключая развитие элементов ее промышленной составляющей. Тем не менее, сеть сельской промышленной инфраструктуры с ограничениями, но продолжала функционировать. В 1932 г. в Северном крае насчитывалось 765 маслодельных, сыроваренных и казеиновых заводов, 1658 сливочных пунктов, 40 сырных подвалов, 257 казеиновых пунктов64. В 1935 г. в колхозах Северной области и Коми АССР насчитывалось промпредприятия с 15,3 тыс. рабочими, в Карельской АССР – промпредприятий с 4,2 тыс. рабочих. В 1940 г. на территории Архангельской и Вологодской областей, Коми АССР существовало 8,3 тыс.

подсобных предприятий колхозов, среди которых были 3265 мельниц, кузниц, 245 маслобоек, 191 кирпичный завод, 547 мастерских по ремонту транспортного инвентаря и т. д. 66 Таким образом, на селе сохранялись традиционные «подсобные» отрасли, необходимые для обеспечения функционирования сельского хозяйства в рамках традиционного общества.

Ограничения в развитии так называемых подсобных предприятий и промыслов в сельском хозяйстве были отменены лишь в 1966 г.

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР «О развитии подсобных предприятий и промыслов в сельском хозяйстве»67. В этом же году вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О максимальном использовании имеющихся резервов и возможностей для увеличения производства товаров народного потребления», которое предписывало «в короткий срок разработать и осуществить меры по развитию в совхозах и колхозах различных промыслов и подсобных предприятий» 68. Однако в 1967 г. в Постановлении СМ СССР «О дальнейшем развитии подсобных предприятий и промыслов в сельском хозяйстве» разъяснялось, что подсобные предприятия в колхозах и совхозах следует развивать «не в ущерб сельскохозяйственному производству», а главными целями их деятельности должно стать «полное использование излишка рабочей силы, материальных и сырьевых ресурсов». Особое внимание рекомендовалось уделять промышленной переработке сельскохозяйственных продуктов, дикорастущих плодов, ягод, грибов, производству местных строительных материалов и т.д. Рассмотрим, как характеризует модернизационный процесс колхозного двора характеристика соотношения отраслей в его хозяйстве (табл. 32) Таблица Структура валового дохода от приусадебного хозяйства колхозного двора Европейского Севера России в 1950-1960-е гг.

(в процентах) 1953 г. 1957 г. 1960 г 1961 г. 1965 г. 1970 г.

Вологодская Вологодская Вологодская Вологодская Вологодская Вологодская Коми АССР область область область область область область РСФСР РСФСР РСФСР Весь доход 100 100 100 100 100 100 100 100 100 В т. ч.

от растениеводства 42 40 37 32 37 28 35 17 38 от животноводства 58 60 58 58 59 64 48 75 58 прочие поступления - - 5 10 4 8 17 8 4 Составлено и рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 267. Л. 49;

ГАРФ. Ф. А-374.

Оп. 30. Д. 12311. Л. 5;

Совокупный доход колхозников и его распределение:

Статистические материалы: Приложение к бюллетеню ЦСУ РСФСР № 1. – М., 1962. – С.

18;

Совокупный доход семей рабочих промышленности, рабочих совхозов и колхозников РСФСР: Приложение к бюллетеню ЦСУ РСФСР № 30. – М., 1962. – С. 59;

Совокупный доход семей колхозников РСФСР в 1971 г.: Приложение к статистическому бюллетеню ЦСУ РСФСР № 13. –М., 1972. – С. 13.

Доход колхозников от приусадебного хозяйства имел ту же эволюцию в соотношении структурных частей, что и в сельхозартелях. Доля доходов от растениеводства постепенно сокращалась, а от животноводства увеличивалась. В то же время в начале 1950-х гг. статистики стали отмечать, что в пригородных колхозах часть приусадебных хозяйств специализировалась на растениеводстве. В частности в аналитической записке статуправления Вологодской области об итогах обследования бюджетов колхозников за третий квартал 1954 г. писалось об увеличении площади посева картофеля на приусадебных участках колхозников в колхозах, находящихся вблизи городов областного подчинения, имеющих крупные рынки. Так в колхозе «Большевик» Череповецкого района Вологодской области площадь посева картофеля выросла в обследованных хозяйствах на 23%. Отличительной чертой структуры доходов крестьянского хозяйства Европейского Севера России была более высокая, чем по РСФСР доля «прочих поступлений» в валовом доходе двора – примерно в 2 раза выше в Вологодской области, чем по РСФСР. В связи с этим при обследовании бюджетов колхозников отмечалось, что «отдельные»

дворы занимались выработкой кустарных изделий для продажи на рынке.

Например, в 1954 г. в колхозе «Просвет» Кирилловского района Вологодской области в 10 обследованных хозяйствах взрослые трудоспособные колхозники занимались выработкой решет и корзин. Заработок от кустарных изделий здесь составлял в среднем на одно обследованное хозяйство 413 руб.


или 40% всех доходов за 1 квартал 1954 г. 71 В 1955 г. при бюджетном обследовании в колхозе «Дружба» Уломского района Вологодской области выяснилось, что колхозники получили большую сумму от продажи лесных ягод – в среднем на одну обследованную семью 1564 руб. или 25,4% общей суммы денежного дохода 72. Таким образом, процессы модернизации по показателю специализации производства наблюдались также и в крестьянских хозяйствах Европейского Севера России.

Особенностями отличалась ситуация в единоличных хозяйствах.

Исследователи заметили, что в этой категории дворов важными статьями дохода были доходы от неземледельческих промыслов и рыночных продаж73.

Так по данным на 1937 г. в облагаемом доходе единоличных хозяйств СССР доходы от сельского хозяйства составляли 59%, около 30% доходы от неземледельческих промыслов и 11% доходы от рыночных продаж.

Особенно большие «побочные доходы» приносила лошадь. Нередко доходы от извоза и других работ вне хозяйства становились, как описывает М.А. Вылцан, главными доходами единоличного хозяйства. По приблизительным данным в 1937 – 1938 гг. эти доходы достигали 4 – 6 тыс.

руб. и выше на одно хозяйство. Всего из 930 тыс. единоличных хозяйств РСФСР в 1938 г. 127 тыс. имели неземледельческие и рыночные доходы, тыс. – только неземледельческие доходы, 59 тыс. – только рыночные доходы, 461 тыс. не имели ни земледельческих, ни рыночных доходов.

Следовательно, если привести типологию, предложенную для классификации хозяйств единоличников В.А. Бондаревым, подразделившего их на хозяйства потребительского типа, хозяйства наемно-батрацкого типа, мелкотоварные хозяйства, хозяйства примитивно-коммерческого типа, то нужно признать, что единоличный двор в 1930-е гг. не подходил ни под одно из этих определений. Скорее здесь нужно вести речь о массированных процессах выхода за рамки крестьянского состояния. Схожие процессы происходили и на Европейском Севере России. Так, в хозяйстве единоличника Н.И. Харина Андомского района Вологодской области (в тот период – Ленинградской области) в 1931 г. доходы имели следующую структуру: от растениеводства – 14%, от животноводства – 32%, от выкатки леса – 12%, от перевозки сена – 7%, зарплаты – 25%, промыслов – 10%76.

Следовательно, данное хозяйство формировало от несельскохозяйственных занятий более половины своего бюджета. Данное явление ярко прослеживается в динамике процессов средней обеспеченностью дворов землей. Так, в 1956 г. средний размер облагаемого участка единоличного хозяйства Вологодской области составлял 0,12 га, тогда как средний размер участка колхозника – 0,26 га77.

Перейдем к рассмотрению расходных характеристик аграрного производства. Важнейшей задачей при анализе денежных расходов в контексте изучения процессов модернизации является выяснение, какова была доля отчислений на налоги, сборы и другие обязательные платежи, а также какова была доля расхода на накопления (одним из основных показателей этого являются отчисления в неделимые фонды колхозов).

Изменение доли расходов на уплату налогов и системы налоговых отчислений – один из ярких показателей ступени развития хозяйства, способа вписанности аграрной подсистемы в экономическую систему общества.

Особенностью изучаемого периода было то, что размеры отчислений регулировались государством (налоги, страховые платежи) или уставом сельхозартели (отчисления на пополнение неделимых фондов), то есть существовала принудительность экономического механизма накопления капитала.

Отметим, что доходами и расходами совхозов до конца 1950-х гг.

полностью распоряжалось государство, а в более поздний период – основной их частью, регулируя направления модернизационных изменений.

В колхозах ситуация была иной. Кратко охарактеризуем систему денежного налогообложения колхозов, не ставя перед собой цель полномасштабного ее описания, чему посвящено значительное количество исследований78. Начиная с 1923 г. в сельском хозяйстве действовал единый сельхозналог79. Он взимался с колхозов в твердых ставках, устанавливаемых с гектара площади сенокосов и многолетних насаждений. Таким образом, в сельском хозяйстве действовал достаточно архаичный поземельный принцип налогообложения денежным налогом, характерный для ранних этапов модернизации. Доходы от животноводства, пчеловодства полностью освобождались от обложения, посевы технических культур облагались по льготным ставкам, освобождались от сельхозналога и доходы от колхозной торговли. Следовательно, острие налогообложения было направлено на зерновое производство, что свидетельствовало о приспособленности системы налогообложения к уровню развития сельхозпроизводства. Такая система налогообложения действовала до середины 1930-х гг. – периода складывания основных составляющих колхозного строя.

С поземельного принципа налогообложения колхозы были переведены в 1936 г. Вводилась система их подоходного налогообложения (Постановление ЦИК и СНК от 20 июля 1936 г. «О замене сельскохозяйственного денежного налога с колхозов подоходным денежным налогом»). Согласно постановлению, шире становилась база налогообложения колхозов. Подоходный налог теперь взимался с общего валового дохода колхоза, исчисленного по сумме денежной выручки и стоимости распределяемой валовой продукции. Сюда включались доходы не только от зернового хозяйства, но и от технических культур, всех видов животноводства, колхозной торговли и т. д. В целом переход к подоходному принципу налогообложения упростил систему взимания налога, сделал ее более единообразной, подразумевал развитие товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве. Этот этап в развитии налогообложения колхозов, хотя и не отличался направленностью на модернизацию сельского хозяйства, но учитывал развитие всех отраслей, расширяя налогооблагаемую базу.

До 1957 г. сумма облагаемого дохода исчислялась условно по видам доходов и каналам реализации. Первоначально, в 1936 г. ставки подоходного налога были установлены в размере 3 % с валового дохода в год для артелей и коммун, 4 % – для ТОЗ, то есть были поощрительными для хозяйств с более высоким уровнем обобществления. С 1941 г. были установлены две различные ставки: 4% с доходов от продажи продукции в порядке контрактации и государственных закупок, а также доходов от внутрихозяйственного использования продукции, 8% с остальных доходов колхозов81. В послевоенные годы дифференциация ставок налогообложения колхозов значительно усложнилась. Указом Президиума ВС СССР от августа 1948 г. были установлены следующие размеры ставок: 6% – с доходов, получаемых от внутрихозяйственного использования продукции, 6% – с доходов от продажи продукции государству, 12% – с доходов продукции, распределяемой среди колхозников, 13% – с доходов, получаемых от реализации продукции на колхозных рынках82. С 1951 г. были вновь изменены ставки подоходного налога с колхозов. Налог с доходов от продажи продуктов в порядке контрактации и государственных закупок взимался в размере 9% от суммы дохода, а с доходов от торговли на колхозных рынках – 15% 83. Таким образом, по низшей ставке облагалась стоимость продукции, сданной государству в обязательные поставки, по высшей – проданной на колхозном рынке. Следовательно, период 1940 – 1950-х гг. был связан с повышением уровня налогообложения колхозов, что, в целом, ограничивало возможности экономической модернизации в связи со значительной долей изъятия доходов. В то же время, наиболее сильно ограничительные налоговые механизмы действовали в отношении доходов, напрямую не связанных с государственными каналами изъятия.

В конце 1950-х гг. в системе подоходного налогообложения колхозов вновь происходят изменения. В 1957 г. была введена единая ставка, средний размер которой составлял 14%84. С 1958 г. ставка налога была установлена в размере 12,5 % 85. Из облагаемого дохода стала вычитаться значительная часть издержек производства и часть внутрихозяйственного накопления в натуре. В результате фактическое налогообложение стало близким к валовому доходу. С 1966 г. подоходным налогом по единой ставке 12% стал облагаться не валовой доход, а часть чистого дохода, полученного от сельхозпроизводства, оказания услуг, подсобных предприятий и промыслов, за вычетом части дохода, соответствующего рентабельности в 15%, а также платежей в централизованный союзный фонд социального обеспечения колхозников86. При обложении стали учитываться экономические показатели:

чистый доход и рентабельность. Следовательно, к середине 1960-х гг.

система налогообложения смягчается. Уровень налогообложения становится ниже, меняются принципы исчисления облагаемого дохода. Система подоходного налогообложения стала учитывать такие модернизационные показатели производства как прибыль, рентабельность и др. При этом налоговые преимущества имели более экономически развитые хозяйства, что показательно для экономических механизмов модернизации. Таким образом, размеры подоходного налога до конца 1950-х гг. возрастали, что характеризует направленность налоговой системы на выкачивание средств из сельского хозяйства. По мнению М. Богачевского, изучавшего налоговую систему СССР, подоходный налог был направлен на изъятие не столько чистого дохода, сколько фонда оплаты труда, не учитывалась стоимость затрат колхозов на производство продукции87.

Рассмотрим на материалах колхозов Европейского Севера России, какая доля денежных доходов колхозов шла на уплату налогов, и попытаемся сделать выводы об особенностях механизмов модернизации в этом регионе (табл. 33).

Таблица Доля денежных доходов колхозов Европейского Севера России, идущих на выплату налогов, сборов и платежей и на пополнение неделимого фонда (в процентах к итогу) Год, территория Доля налогов, сборов, Доля отчислений в платежей неделимый фонд 1932 г.

Северный край 3 1933 г.

Северный край 5 1934 г.

Северный край 4 1937 г.

Архангельская область 14 Вологодская область 12 1940 г.

Архангельская область 10 Вологодская область 15 1942 г.

Архангельская область 17 Вологодская область 18 1945 г.


Архангельская область 20 Н.св.

Вологодская область 16 Н.св.

1950 г.

Архангельская область 20 Вологодская область 22 Коми АССР 21 1955 г.

Архангельская область 16 Н.св.

Вологодская область 13 Н.св.

Коми АССР 15 Н.св.

1960 г.

Архангельская область 7 Вологодская область 7 Коми АССР 2 1965 г.

Архангельская область 2 Вологодская область 3 Коми АССР 0,4 Составлено и рассчитано по: ГААО. Ф. 106. Оп. 8. Д. 2250. Л. 17об – 18;

РГАЭ. Ф.

1562. Оп. 324. Д. 401. Л. 1, 7;

Д. 1377. Л. 199;

Д. 3593. Л. 9;

Д. 5722. Л. 22;

ГАРФ. Ф. А-374.

Оп. 31. Д. 7096. Л. 29, 37, 41, 45, 49, 53;

Оп. 35. Д. 4891. Л. 5, 7.

Как видно из таблицы доля налогов, сборов и платежей колхозов Северного края в начале 1930-х гг. была невелика и не превышала 5% денежных доходов. Однако уже во второй половине 1930-х гг. она возрастает примерно в 3 раза и продолжает нарастать до 1950 г., когда фиксируется самая высокая доля денежных изъятий у колхозов через налоги, сборы и другие платежи. К середине 1950-х гг. налоговый пресс на колхозы смягчается и в 1960-е гг. налоги составляли очень небольшую долю от всех доходов (1965 г. в колхозах Европейского Севера – 0,4 – 3%). Динамика величины налогообложения свидетельствует о том, что модернизационные импульсы придавались государством колхозному производству через этот механизм в начале 1930-х гг., а затем – с середины 1950-х гг. В период середины 1930 – первой половины 1950-х гг., характеризующийся политикой высокого налогообложения, модернизационные возможности колхозного производства за счет внутренних ресурсов были снижены.

Для анализа процессов накопления колхозов важно проанализировать динамику их отчислений в неделимые фонды. Примерным Уставом сельхозартели 1935 г. было установлено, что колхозы должны производить отчисление на пополнение неделимых фондов в размере не менее 10, но не свыше 20% денежных доходов артели88. В 1938 г. в эти цифры дважды было внесено уточнение: первоначально, что отчисления на пополнение неделимых фондов не должны превышать 10% денежных доходов артели89, а затем, что отчисление на пополнение неделимых фондов должно производиться в размере не менее 12, но не более 15%, в районах технических культур и животноводческих районах в размере не менее 15, но не более 20% денежных доходов артели. В 1952 г. было принято постановление Совета Министров СССР о распространении размера отчислений на пополнение неделимых фондов, установленного для районов животноводческих и технических культур, на колхозы всех районов СССР – т.е. не менее 15% и не более 20% от денежных доходов артели 91. Таким образом, размеры накоплений в колхозах регламентировались государством.

По сути дела, установив нормы накопления в колхозах, государство довело этот показатель до уровня отчислений на накопления, характерного для модернизированной экономики. Тем самым создавались предпосылки для становления расширенного типа воспроизводства в аграрной подсистеме. С другой стороны, установленная высокая доля отчислений в неделимые фонды не соответствовала реальным возможностям накопления колхозов. В 1937 г. колхозы Вологодской и Архангельской областей отчисляли на пополнение неделимых фондов 12 – 13% денежного дохода. Показателем того, что соответствующие Уставу отчисления были тяжелы для колхозов являлось то, что в 1937 г. в Архангельской области 8%, в Вологодской области – 11%, в Карельской АССР – 4%, Коми АССР – 5% колхозов отчисляли в неделимый фонд меньше норм, установленных Уставом сельхозартели92. Доля отчислений стремительно возросла в военные годы – в 1942 г. в колхозах Вологодской и Архангельской областей до четверти денежных доходов. В 1950 г. отчисления в неделимые фонды были на довоенном уровне – 15%. В 1958 г. колхозы получили возможность самостоятельно определять процент отчислений в неделимые фонды. В 1960-е г. размер отчислений в неделимые фонды сокращается – в 1965 г. в колхозах Европейского Севера России до 4 – 8% от доходов, что показывает, что реальные возможности накопления колхозов этого региона были невелики. Отметим, что реальные размеры отчислений на накопления в колхозах установить сложно, так как эти же отчисления использовались и на пополнение израсходованных ресурсов, а размеры амортизации в колхозах не исчислялись. По мнению В.В. Крылова, предельной нормой накопления в традиционной экономике являются 5 – 7%, реже 10% валового внутреннего продукта. Как мы можем предположить, реальные возможности накоплений не превосходили этих показателей, свидетельством чему были данные середины 1960-х гг.

Рассмотрим, какова была доля расходов на налоги, сборы, другие платежи в крестьянском укладе. Доля налогов и сборов в структуре денежных расходов семей колхозников имела схожую с колхозами динамику.

В 1930 – 1960-е гг. система налогообложения дворов включала следующие отчисления: крестьяне уплачивали сельскохозяйственный налог, налог на лошадей единоличных хозяйств (с 1938 г.), а также общие сборы для всего населения страны – налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан (введен в 1941 г.), рыболовный и билетный (разрешавший ловлю рыбы) сборы. В годы Великой Отечественной войны с 1942 г. по 1946 г. все население страны привлекалось к уплате военного налога. Местные налоги включали в разные периоды сбор на нужды жилищного и культурно – бытового строительства (превратился в постоянно действующий платеж с 1933 г. и действовал до 1943 г.). По принятому в 1942 г. Указу о местных налогах и сборах сельское население привлекалось к уплате налога со строений, земельной ренты, разового сбора на колхозных рынках, сбора с владельцев транспортных средств (вплоть до велосипедов), сбора с владельцев скота. Кроме того, деревенские жители уплачивали налог со зрелищ по киноустановкам и налог с прочих зрелищ. Почти каждая семья в сельской местности с конца 1930-х гг. выполняла так называемое «самообложение», которое объявлялось номинально добровольным сбором. Большое место в системе денежных повинностей крестьянства занимали также государственные займы, имевшие, по существу, характер денежного налога.

Сельскохозяйственный налог в денежной форме был введен еще в 1923 г. Им облагались доходы личного хозяйства колхозников и единоличников, получаемые во всех отраслях. В 1939 г. твердые ставки сельхозналога были заменены прогрессивными, зависимыми от размера дохода в каждом отдельном хозяйстве с приусадебного участка земли, коровы, мелкого скота и неземледельческих заработков. Размеры сельхозналога неоднократно повышались. В 1941 г. на военное время была введена «временная надбавка» к сельхозналогу в размере 100% с суммы налога, предъявленного к уплате (отменена в 1942 г. в связи с введением военного налога) 96. В 1943 г. нормы доходности по сельхозналогу были увеличены в 3 – 4 раза97. Сельхозналог вновь был увеличен постановлением Совмина от 30 марта 1948 г. и Указами Президиума Верховного Совета СССР от 13 и 15 июня того же года. Размер налога при тех же источниках и нормах доходности повысился в 1948 г. по сравнению с 1947 г. на 30 %. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 августа 1950 г.

увеличивались расчетные нормы доходности по основным продуктам крестьянского земледелия: зерновым, картофелю, овощам 99, а в 1952 г. была введена семипроцентная надбавка к облагаемому доходу на неучитываемые доходы от молодняка скота и домашней птицы. 100 Отличительная черта Закона о сельскохозяйственном налоге 1952 г. состояла также в том, что впервые к обложению привлекались доходы колхозников, получаемые от общественного хозяйства по трудодням. В результате сумма сельхозналога заметно возросла 101. Лишь в 1953 г. изменились принципы обложения сельскохозяйственным налогом, что привело к его заметному снижению.

Налог стал исчисляться по твердым ставкам с каждой сотой гектара земли, находящейся в личном пользовании колхозного двора, независимо от размера общей суммы доходов хозяйств колхозников, получаемых ими от личного хозяйства102.

Государственные займы представляли собой привлечение денежных или натуральных средств населения с обязательством возврата этих средств по истечении определенного срока. Первые займы были проведены государством в 1922 – 1923 гг. и имели натуральную форму. В конце 1922 г.

и начале 1924 г. были выпущены первые денежные государственные выигрышные займы. С 1927 г. займы становятся ежегодными, причем размер их размещения постоянно возрастал. Так, если заем 1936 г. составлял по СССР 4832 млн. руб., то заем 1940 г. – уже более 9 млрд. руб.103 Размещение государственных займов восстановления и развития народного хозяйства СССР проводилось до 1958 г.

В 1940 г. в семьях колхозников Вологодской области доля денежных налогов и сборов составляла 5% денежного дохода, в 1941 г. – 11%, в 1942 г.

– 22%, в 1945 г. – 15%, в 1950 г. – 16%, в 1953 г. снизилась до 9%, а в 1955 г.

составила 5%. В 1963 г. доля налогов и сборов в структуре расходов семей вологодских колхозников составляла 2% 104. В целом мы можем выявить сопоставимость доли изъятия через налоговые платежи у крестьянских дворов с долей изъятия через этот канал у колхозов. Это позволяет сделать вывод о сходстве экономических механизмов, ограничивавших небольшие возможности модернизационных изменений крестьянских дворов.

Налогообложение единоличных дворов несло дополнительную идеологическую нагрузку. Существовавшая с конца 1920-х гг. прогрессивная шкала обложения единоличных дворов – от необлагаемых хозяйств до хозяйств, облагавшихся по твердым ставкам или облагавшихся по прогрессивным ставкам, учитывала степень лояльности в отношении власти.

Если хозяйство единоличника не выполняло планов посева и обязательств по сдаче продукции государству, то оно попадало в разряд с повышенной нормой обложения.

По мнению М.Н. Глумной, нормы доходности единоличных дворов, как правило, завышались налоговыми органами, что приводило к высокому проценту изъятия. Так доля дохода, изымаемая через сельхозналог у единоличного двора в Северном крае, составляла в 1933 г. – 16%, в 1937 г. в Северной области – 22%105. Кроме того, единоличные дворы привлекались к самообложению, сбору на нужды хозяйственного и культурного строительства. Эти налоги на единоличный двор были значительно выше, чем на двор колхозника. Так по постановлению ЦИК и СНК от 11 сентября 1937 г. ставки самообложения для колхозного двора в год не должны были превышать 20 руб. в год, а для единоличного – 75 руб. С 1936 г. двор колхозника выплачивал культсбор в сумме от 5 до 40 руб. в год, а единоличный двор – от 75 руб. до 200% сельхозналога. Кроме указанных налоговых отчислений, в 1934 г. единоличные хозяйства были обязаны уплатить единовременный налог, которым охватывались их неземледельческие и рыночные доходы. Одной из целей вновь введенного налога являлось давление на единоличные дворы, сохранившие средства производства, с целью их вступления в колхоз. В Постановлении ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 19 апреля 1938 г. «О налогах и других обязательствах в отношении единоличных хозяйств» было указано, что недопустимо по налоговому обложению уравнивать единоличников с колхозниками и тем самым наносить «прямой ущерб делу дальнейшего вовлечения единоличных хозяйств в колхозы» 106. В целом доля налоговых изъятий у единоличных дворов в 1930-е гг. серьезно возросла. В Северном крае в 1934 г. через налоговые платежи изымалось 47% дохода единоличных хозяйств (без единовременного налога), в 1937 г. – в Архангельской области – 72%, в Вологодской – 76% доходов. Следовательно, налоговая схема, предложенная государством для единоличников, была однозначно направлена на свертывание их хозяйствования и ликвидацию этого подразделения крестьянского уклада. Данные о дальнейшем уровне налогообложения единоличных дворов подтверждают, что данный тип хозяйства окончательно деградировал. Так, по данным Вологодского областного финотдела за 1955 и 1956 гг. сумма исчисленного сельхозналога на единоличные дворы была ниже, чем на хозяйства колхозников. В среднем на колхозный двор было предъявлено сельхозналога к уплате в 1955 г. 156, руб., в 1956 г. – 155,3 руб., а на единоличный двор соответственно – 129, руб. и 136 руб. Рассмотрим, происходило ли накопление в колхозных дворах.

Изучение крестьянских бюджетов показывает, что доля накоплений в структуре расходов семьи вологодского колхозника была невелика и составляла в 1953 г. – 4%, в 1957 г. – 6%, в 1963 г. – 7% совокупного дохода. Таким образом, несмотря на постепенное расширение возможностей накопления, его размеры не выходили за рамки экономики традиционного общества.

Изучение структуры денежных доходов и расходов позволяет придти к выводу о существенных изменениях в экономическом механизме аграрной модернизации Европейского Севера России в 1930 – 1960-е гг. Колхозы из многоотраслевых хозяйств превращались в специализированные. Процессы модернизации проявлялись в том, что основную долю в их доходах формировала продукция животноводства. Об этом же свидетельствует сокращение доли доходов от отходничества. Такая же направленность эволюции была присуща и приусадебным хозяйствам колхозников.

Высокая доля изъятий через налоги, сборы, иные платежи ограничивала возможности модернизации аграрного производства, однако со второй половины 1950-х гг. эта ситуация меняется. Снижение уровня налоговых изъятий, отмена порядка принудительных отчислений на накопления в неделимые фонды колхозов давало возможность развитию аграрного производства на расширенной основе.

Примечания к главе II:

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930-1980-е гг. – С. 8.

Безнин М.А. Димони Т.М. Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х годов.

Фабричнов А. М. Издержки производства и себестоимость в сельском хозяйстве. – М., 1979. –С. 81.

Опыт исследования коллективного земледелия. – М., 1928.

Брюханов А. К проблеме издержек производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах // На аграрном фронте. – 1930. – № 6. – С. 29 - 44;

На новом этапе социалистического строительства: Т. II. – М., 1930. – С. 1 - 268, 606 – 639.

Сдвиги в сельском хозяйстве СССР между XV и XVI партийными съездами:

Статистические сведения о сельском хозяйстве СССР за 1927 – 1930 гг. для членов XVI съезда ВКП (б). – М., 1930.

Там же. С. 164 – 165.

Издержки производства и себестоимость продукции в колхозах / Под ред.

В. Г. Венжера. – М., 1960. – С. 25 – 29;

Суслов И. Ф. Экономические проблемы развития колхозов. – М., 1967. – С. 123;

Фабричнов А. М. Указ. соч.

– С. 86;

и др.

Вознесенский Н. А. Хозрасчет и социалистический план//Вознесенский Н.А.

Избранные произведения. – М., 1979. –С. 46.

Как исчислять себестоимость продукции в колхозах. Обмен мнениями // Коммунист. – 1962. – № 13. – С. 54.

Венжер В. Г. Использование закона стоимости в колхозном производстве.

– М., 1965. – С. 267.

Венжер В. Г. О методике исчисления издержек производства в колхозах // Вопросы экономики. –1955. – № 11. – С. 82 – 95.

Силин А. Г. Статистика себестоимости колхозной продукции. – М., 1964. – С. 3.

Там же.

Либкинд А.С. Анализ экономики колхозов. – М., 1957. – С. 138.

Там же.

Как исчислять себестоимость продукции в колхозах. – С. 46 – 59.

Фабричнов А. М. Указ. соч. – С. 88.

О себестоимости производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах и совхозах СССР в 1960 г. – С. 18.

Как исчислять себестоимость продукции в колхозах. – С. 46 - 47.

Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. – М., 1977. – С 265, 266.

РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 7. Д. 1593. Л. 3 – 66.

ГАВО. Ф. 1705. Оп. 9. Д. 2122. Л. 2 – 3.

Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 30. Д. 8831. Л. 15.

ГУРК НАРК. Ф. 140. Оп. 2. Д. 4835. Л. 12, 14.

Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-317. Оп. 1. Д. 2171. Л. 15об. – 16.

Совхозы к 15 годовщине Октября: Сборник / Под ред. А.П. Теряевой. – Сельхозгиз, 1932. – С. 82.

Рассчитано по: О себестоимости производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах в 1958 г.: Оттиск из еженедельного статистического бюллетеня ЦСУ СССР № 32 от 29 августа 1959 г. – С. 32 – 49;

О себестоимости производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах и совхозах СССР в 1960 г. – Б/м. – С. 46 - 53.

Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 31. Д. 7150. Л. 231, 233.

Мордвинцев П.А., Павлов И.П. Основные пути снижения себестоимости продукции в колхозах Вологодской области // Хозяйствовать разумно, расчетливо. – Вологда, 1960. – С. 37 – 39.

О себестоимости производства сельскохозяйственных продуктов в колхозах в 1958 г. – М., 1959. – С. 5 – 6.

Силин А. Г. Указ. соч. – С. 74 – 75.

Рассчитано по: Анализ производственно-хозяйственной деятельности колхозов РСФСР в 1973 г.: (по данным годовых отчетов): Т. II. – С. 1, 5, 9.

Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг.: Ч. II. – М., 1969. – С. 647.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 3. Д. 446. Л. 30 (по среднетоварным ценам).

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 3. Д. 819. Л. 34.

Рассчитано по: Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье в 1950 – 1965 гг. – С. 218;

ГАВО. Ф. 1703. Оп. 18. Д. 880. Л. 18;

Оп. 17. Д. 6020. Л. 1;

Д. 7190. Л. 3;

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 31. Д. 8198. Л. 1.

Рассчитано по: Личный архив М.Ф. Сычева. Сводный годовой отчет колхозов Вологодской области за 1950 г.

Рассчитано по: Личный архив М.Ф. Сычева. Сводные годовые отчеты колхозов Вологодской области за 1955 г. и за 1959 г.

Коллективизация сельского хозяйства в Северном районе: (1927 – 1937 гг.).

– С. 602.

ГААО. Ф. 106. Оп. 4. Д. 52. Л. 13.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 30. Д. 5. Л. 50.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 25. Д. 127. Л. 45, 58.

Личный архив М.Ф. Сычева. Записка Первого секретаря Вологодского областного комитета КПСС А.С. Дрыгина Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу 14 марта 1965 г. С. 10.

Рассчитано по: ГАВО. Ф. 1705. Оп. 9. Д. 2122. Л. 10.

Рассчитано по: Анализ производственно-хозяйственной деятельности колхозов РСФСР в 1973 г.: Т. II. – С. 1, 5, 9.

Рассчитано по: Основные показатели баланса народного хозяйства: Стат.

сборник. – М., 1987. – С. 135.

Канев Г.В. Межотраслевые связи сельского хозяйства и формирование регионального агропромышленного комплекса // Расширенное воспроизводство в сельском хозяйстве Европейского Северо-Востока: Труды Коми филиала АН СССР: № 45. – Сыктывкар, 1979.

РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 3. Д. 1012. Л. 3.

Рассчитано по: Тихонов В.А. Экономика и организация применения техники в сельском хозяйстве. – М., 1972. – С. 66.

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 16. Д. 290. Л. 35.

Коллективизация сельского хозяйства в Северном районе: (1927 – 1937 гг.).

– С. 204.

Канев Г.В., Беляев В.В., Степанова Г.И. Экономическая эффективность сельского хозяйства Европейского Севера. – М., 1974. – С. 75.

Там же. – С. 43 – 45.

Зальцман Л.М., Краснов В.Д., Цынков М.Ю. Опыт сочетания отраслей колхозного производства: (на примере Московской, Вологодской, Тульской областей). – М., 1953;

Евстафеев Д.А. Производственные типы колхозов Вологодской области // Вопросы географии: Производственные типы колхозов: Сб. 30. – М., 1952. – С. 105 – 129.

Канев Г.В., Беляев В.В., Степанова Г.И. Экономическая эффективность сельского хозяйства Европейского Севера. – С. 65.

Там же. – С. 151.

Зальцман и др. Указ. соч. – С. 46 – 47.

Сычев М.Ф. Накопление и потребление в колхозах. – С. 26.

Архангельская область. Экономико-географическая характеристика. – Архангельск, 1967. – С. 293 – 295.

Виноградский В.Г. Крестьянские общества сегодня //Куда идет Россия?



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.