авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«ГОУ ВПО «Вологодский государственный педагогический университет» На правах рукописи Димони Татьяна ...»

-- [ Страница 7 ] --

приоритетной статьей долгосрочного кредитования колхозов РСФСР оставалось формирование стада (39% от всех использованных долгосрочных ссуд). В 1950-е гг. суммы, направленные на различные производственные мероприятия в колхозах, и структура использования долгосрочного кредита, радикально меняются. Постановлением СМ СССР и ЦК КПСС от сентября 1953 г. «О мерах по дальнейшему развитию животноводства в стране и снижении норм обязательных поставок продуктов животноводства государству хозяйствами рабочих и служащих» был утвержден развернутый план строительства животноводческих помещений в колхозах и капитальных силосных сооружений52. К концу 1950-х гг. на первое место по вложению долгосрочных ссуд выходит строительство животноводческих помещений и механизация ферм. В 1958 г. почти половина всех долгосрочных ссуд была израсходована именно на эти цели.

В конце 1950-х гг. основная часть долгосрочных кредитов колхозам Вологодской области была выдана на строительство животноводческих помещений – 39%, на «скот» приходилось 25% использованных долгосрочных ссуд, на электрификацию – 14%, на новую технику – 8%, на покупку минеральных удобрений – 3%. Таким образом, главным приоритетом государственного финансирования колхозов Вологодской области в конце 1950-х гг. было создание производственной инфраструктуры.

Еще один важный момент исследования развития финансовой инфраструктуры – изучение соотношения собственных денежных затрат колхозов и кредитов банка в финансировании капвложений по разным статьям (табл. 65).

В 1959 г. в капиталовложениях колхозов Вологодской области долгосрочные кредиты банка составляли 13% от всех капвложений.

Наибольшая доля государственного кредитования была в расходах на строительство животноводческих построек, силосных сооружений, механизацию ферм – 33%, на электрификацию колхозов – 31%, на приобретение скота – 33%. Постепенно удельный вес долгосрочных ссуд банка в финансировании капиталовложений возрастал. Так, в 1972 г. в колхозах Архангельской области он составил 21%, в колхозах Вологодской области – 33%, в колхозах Коми АССР – 7% (по РСФСР – 22%).

Таблица Соотношение доли колхозов и банковских кредитов по разным статьям долгосрочного кредитования в Вологодской области в 1959 г.

(в процентах) Денежные Кредиты банка Всего затраты расходов колхозов На строительство животноводческих помещений, силосных сооружений, механизацию ферм 67 33 На электрификацию колхозов 69 31 На приобретение новой сельхозтехники* 92 8 На приобретение скота 67 33 На мелиорацию, ирригацию 100 - Всего 87 13 *- за исключением техники, направляемой на механизацию животноводческих ферм и электрификацию.

Составлено и рассчитано по: ГАВО. Ф. 1300. Оп. 1. Д. 1427. Л. 169.

Развитие производственной сельскохозяйственной инфраструктуры оставалось приоритетной статьей государственных долгосрочных вложений в колхозы России. Удельный вес финансирования покупки сельхозтехники, транспортных средств через механизм долгосрочных ссуд резко нарастает в начале 1960-х гг. Если в 1958 г. на покупку сельхозтехники, транспортных средств колхозами банки вложили 2% от всех выданных колхозам РСФСР долгосрочных ссуд, то в 1960 г. – 17%, а в 1965 г. – 37% ссуд (столько же, сколько на строительство животноводческих помещений и механизацию ферм)54. В середине 1960-х гг. была принята серия постановлений ЦК КПСС и СМ СССР о капитальных вложениях на развитие сельского хозяйства.

Кроме увеличения объема государственных капвложений, постановления в качестве приоритетных статей финансирования указывали строительство объектов производственного назначения и приобретение техники.

Дополнительные долгосрочные кредиты колхозам выдавались на покупку скота улучшенных пород55.

В 1963 г. выдача долгосрочных ссуд колхозам Вологодской области распределялась по статьям следующим образом: на строительство животноводческих построек, силосных сооружений, механизацию ферм – 34% расходов, на покупку скота – 61% всех расходов долгосрочного кредитования. Использование долгосрочных ссуд колхозами Архангельской и Вологодской областей в 1968 г. отражено в таблице 66.

Таблица Выдача долгосрочных ссуд колхозам Европейского Севера России на основные мероприятия в 1968 г. (в процентах к итогу) Архангельская Вологодская область область На строительство животноводческих помещений и механизацию ферм 25 На электрификацию, радиофикацию, телефонизацию, газификацию 9 На водохозяйственное строительство 2 На строительство других производственных объектов 6 На покупку взрослого скота 2 На покупку сельхозтехники, промысловых судов и механизмов 45 Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 36. Д. 9690. Л. 12 – 15.

В 1968 г. расходы на строительство оставались важной статьей расходования долгосрочных ссуд. В колхозах Архангельской области на строительство животноводческих помещений и механизацию ферм было израсходовано 25% долгосрочных ссуд, в колхозах Вологодской области – 42% ссуд, на электрификацию, радиофикацию, телефонизацию, газификацию соответственно 9 и 12% долгосрочных ссуд. На покупку сельхозтехники, промысловых судов и механизмов в колхозах Архангельской области 45% долгосрочных ссуд, в колхозах Вологодской области – 23% ссуд.

Таким образом, банковский капитал, ориентируясь на приоритеты государственной политики, вливаясь в колхозное производство через механизм долгосрочных ссуд, диктовал основные направления его развития.

До начала 1950-х гг. деятельность банковского капитала не выходила за рамки поддержания и воспроизводства сельскохозяйственной деятельности колхозов, но во второй половине 1950-х – 1960 -е гг. он мощно проявляет себя в создании сельскохозяйственной производственной инфраструктуры, регулируя соединение финансового и промышленного капитала в сельском хозяйстве.

Особенность распределения капиталовложений в колхозы, как отмечали экономисты, состояла в том, что более крепким хозяйствам выдавались ссуды больших размеров, поскольку они обеспечивали их своевременный возврат 57. Так, например, в колхоз «Родина» Вологодского района Вологодской области в 1966 г. половина затрат на капитальные вложения была сделана за счет заемных средств58. В 1967 г. в Вологодском районе колхозам, имеющим на 100 га сельхозугодий до 22 тыс. руб.

основных фондов, было выдано в расчете на эту же площадь 1050 руб.

долгосрочных кредитов, а колхозам, имеющим более высокую фондообеспеченность, – 1350 руб.59 Таким образом, чем выше был уровень оснащенности капиталами колхозов, тем активнее государство способствовало продвижению их модернизации.

Большое значение в изучении становления финансовой инфраструктуры в сельском хозяйстве имеет исследование краткосрочного кредитования. До середины 1960-х гг. место краткосрочного кредитования колхозов в кредитах сельскому хозяйству было чрезвычайно мало. Как показывают данные 1953 г. краткосрочные кредиты, предоставленные Госбанком колхозам СССР, составили 500 млн. руб., из которых 140 млн. руб.

приходилось на прямые кредиты колхозам и около 360 млн. руб. - на ссуды по контрактации, выданные колхозам заготовительными организациями. В 1956 г. прямые краткосрочные кредиты колхозам СССР увеличились до млн. руб., а авансы, выдаваемые колхозам через заготовительные организации, – почти до 1 млрд. руб. К 1959 г. задолженность колхозов СССР Госбанку составила около 3 млрд. руб., из которых 950 млн. руб.

приходилось на кредиты по производственным затратам колхозов и более млрд. руб. по авансам, полученным колхозами через заготовительные организации (масштаб цен до реформы 1961 г.). Таким образом, краткосрочный кредит до 1960-х гг. в основном был нацелен на финансирование изъятий сельхозпродукции колхозов. Во второй половине 1960-х гг. (с 1965 г. по 1970 г.) выдача краткосрочных ссуд колхозам РСФСР возросла более чем в 13 раз – с 425 млн. руб. до 5,7 млрд. руб., а остатки ссуд на конец года – в 7 раз, со 187 млн. руб. до 1,4 млрд. руб.61 При этом в 1967 г. колхозы были переведены на одноканальную систему кредитов через прямое банковское кредитование.

Выявим динамику соотношения каналов краткосрочных кредитов в колхозах Европейского Севера. В 1961 г. большая часть краткосрочных ссуд здесь также была получена колхозами через авансы заготовительных организаций: в Архангельской области – 66%, в Вологодской области – 77%, в Коми АССР – 74% 62. В середине 1960-х гг. ситуация изменилась.

Проследим это на материалах колхозов Вологодской области (табл. 67).

Таблица Динамика выдачи краткосрочных кредитов колхозам Вологодской области в 1964 – 1967 гг. (млн. руб.) 1964 г. 1965 г. 1966 г. 1967 г.

Авансы заготовительных организаций 11,7 13,1 11,3 Кредиты Госбанка на производственные нужды 2,3 2,9 3,4 25, Всего 14,0 16 14,7 25, Составлено по: Сычев М.Ф. Указ. соч. – С. 91.

Как видно из таблицы, сумма краткосрочных кредитов резко возросла в 1967 г. Напрямую в колхозы до 1967 г. поступала лишь четверть всех краткосрочных кредитов. Остальные поступали опосредованно через авансы заготовительных организаций. В 1967 г. все краткосрочные кредиты колхозам начали выдаваться напрямую. Удельный вес краткосрочных кредитов в производственных затратах был невелик. Краткосрочные ссуды во всех затратах производства колхозов составляли в 1967 году в Архангельской области 7%, в Вологодской области – 14%, в Коми АССР – 6%. Сравнение с данными по РСФСР, где краткосрочные ссуды во всех затратах производства колхозов составляли 27% 63, показывает меньшую заинтересованность финансового капитала в работе в колхозах Европейского Севера, где возможности пополнения оборотного капитала были ниже.

Рассмотрим, на какие статьи расходовались краткосрочные кредиты. В колхозах Вологодской области в 1963 г. основная часть краткосрочных кредитов была распределена на оплату семян и кормов – 74% от всех краткосрочных кредитов, на оплату нефтепродуктов, запчастей, текущего ремонта было израсходовано 21% краткосрочных кредитов, на прочие производственные затраты – 6%. Рассмотрим, как распределялись краткосрочные кредиты в 1965 г. (табл. 68).

Таблица Краткосрочное кредитование колхозов Европейского Севера России в 1965 гг. (в процентах) Статьи расходов Архангельская Вологодская область Коми АССР область Выдано за год ссуд 100 100 В т.ч.

на оплату нефтепродуктов, запчастей и текущего ремонта 27 15 на оплату семян и кормов 60 66 на покупку животных и птиц для откорма - 1 Прочие 13 18 Рассчитано и составлено по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 35. Д. 5554. Л. 46.

В 1965 г. от полученных краткосрочных кредитов колхозы Европейского Севера основную часть израсходовали на оплату семян и кормов. На оплату нефтепродуктов, запчастей и текущий ремонт колхозы израсходовали от 1/6 (Вологодская область и Коми АССР) до (Архангельская область) краткосрочных ссуд. Таким образом, расходование краткосрочных ссуд в основном решало проблему оборотных средств на нужды простого воспроизводства.

Развитие финансовой инфраструктуры в сельском хозяйстве отражает соотношение темпов роста капиталовложений в сельское хозяйство с капиталовложениями в народное хозяйство в целом и в промышленность в частности (табл. 69).

Таблица Темпы роста капитальных вложений в народное хозяйство Вологодской области в 1950 – 1960-е гг. (1951 – 1955 гг. = 100) 1951 – 1955 гг. 1956 – 1960 гг. 1961 – 1965 гг. 1965 – 1970 гг.

Все капитальные вложения в народное 100 172 270 хозяйство В том числе:

капитальные вложения государственных и кооперативных предприятий и организаций 100 161 263 колхозов и межколхозных организаций 100 262 383 Рассчитано по: Развитие Вологодской области за 50 лет: (1937 – 1987). – Вологда, 1987. – С. 49.

На материалах по Вологодской области, представленных в таблице, выявляем, что, несмотря на то, что объемы капиталовложений в сельское хозяйство значительно отставали от капиталовложений в промышленность, темпы роста капиталовложений в сельское хозяйство в 1950 – 1960-е гг.

опережали другие отрасли. Реальные же объемы капиталовложений колхозов и межколхозных организаций Вологодской области в сравнении в периодом 1951 – 1955 гг. возросли в 1961 – 1965 гг. с 35 млн. руб. до 134,1 млн. руб.

Доля капиталовложений колхозов и межколхозных организаций во всех капиталовложениях в народное хозяйство Вологодской области также несколько возросла – с 6% в 1951 – 1955 гг. до 9% в 1956 – 1960 гг., 8% в 1961 – 1965 гг. и 12% в 1966 – 1970 гг.65 Капитальные вложения в сельское хозяйство Вологодской области возросли с 1961 – 1965 гг. по 1966 – 1970 гг.

в 2,2 раза.

И все же эти крупные изменения не снимали проблемы недостаточной величины кредитов, небольших в сравнении с реальными потребностями размеров капиталовложений, что приводило к отставанию модернизации отрасли. Капитальные вложения в расчете на одного среднегодового работника в колхозах Европейского Севера и в 1960-е гг. были ниже, чем в среднем по РСФСР. Так в 1961 г. этот показатель составлял в колхозах РСФСР 165 тыс. руб., а в колхозах Архангельской области – 129 тыс. руб., в колхозах Вологодской области – 94 тыс. руб., в колхозах Коми АССР – тыс. руб.;

в 1968 г. капитальные вложения в расчете на одного среднегодового работника в колхозах РСФСР составляли 393 тыс. руб., а в колхозах Архангельской области – 379 тыс. руб., в колхозах Вологодской области – 374 тыс. руб., в колхозах Коми АССР – 254 тыс. руб.66 В записке Первого секретаря Вологодского областного комитета КПСС А.С. Дрыгина Л.И. Брежневу в 1965 г. указывалось, что колхозы имеют много долгов «на которые их толкали административными методами»: за строительство колхозных и межколхозных ГЭС, «которые не работают», за приобретенную у МТС технику, за машины по выращиванию кукурузы, сахарной свеклы, за оборудование для беспривязного содержания скота и т.д. При этом суммы погашения старой задолженности для многих колхозов превышали суммы выделяемых банковских кредитов67.

Таким образом, в 1930 – 1960-е гг. происходило становление финансовой инфраструктуры в сельском хозяйстве Европейского Севера России. Ее развитие прошло три этапа. Первый – начало 1930-х гг., когда в краткий период создания колхозов роль государства была довольно значительна. Второй период – середина 1930-х – середина 1950-х гг. – этап снижения доли государственного финансирования колхозов и увеличения значения собственных средств хозяйств. Третий период – середина 1950-х – середина 1960-х гг. – этап нарастания доли государственных ссуд в капиталовложениях в сельское хозяйство.

В ходе развития финансовой инфраструктуры произошло ее становление как одноканальной и прямой, непосредственно включавшей сельское хозяйство в народнохозяйственную систему страны. Постепенно возраставшая роль банковского кредитования, особенно долгосрочного, оказывала сильное влияние на приоритеты колхозного производства, тормозя модернизацию (1930 – 1940-е гг.) или продвигая ее (1950 – 1960-е гг.).

Особенностью Европейского Севера России в процессах становления финансовой инфраструктуры было более медленное их развитие. Здесь прослеживается меньшая роль государственного банковского кредитования как капиталовложений, так и непосредственно производственного процесса.

На Европейском Севере наблюдались и внутрирегиональные различия. Во второй половине 1930-х гг. наибольшие государственные вложения шли на развитие сельского хозяйства колхозов Вологодской области и Коми АССР, во второй половине 1950 – середине 1960-х гг. удельный вес государства в финансировании сельского хозяйства колхозов Коми АССР постепенно снижался, а колхозов Архангельской области – возрастал при сохранении приоритета в финансировании сельского хозяйства колхозов Вологодской области. В этом проявлялась особенность инфраструктурно-финансовой государственной политики, связанная с приоритетом более перспективных в сельском хозяйстве территорий, а также национальных автономий, а позднее – с направленностью на финансирование сельского хозяйства через совхозное производство.

§ 2. Машинно-тракторные станции (МТС) как инфраструктурный элемент модернизации сельского хозяйства В советской историографии проблема места МТС во взаимоотношениях государства с колхозами была достаточно подробно исследована. Изучалась материально-техническая база сельского хозяйства, организующая роль МТС в колхозном производстве, кадры специалистов МТС, деятельность политотделов и пр. 68 Главные выводы, к которым приходили авторы, заключались в том, что МТС являлась производственной и экономической смычкой города и деревни, опорной базой в техническом и организационном переустройстве колхозного производства, кузницей квалифицированных кадров сельского хозяйства. Для нас же важен иной ракурс. Попытаемся выявить, какие модернизационные импульсы придали МТС развитию сельского хозяйства, как они повлияли на экономический механизм переустройства традиционного аграрного общества.

История возникновения МТС хорошо исследована. Истоком их создания служила работа тракторной колонны в совхозе им. Шевченко, которая в 1928 г. была преобразована в первую МТС. В 1929 г. правительство СССР приняло постановление «Об организации машинно-тракторных станций» 69. В нем было определено, что роль МТС состоит «наряду с обработкой земли окружающего населения… в применении всех мероприятий, необходимых для поднятия общего уровня агрономической культуры в районах действия МТС…». МТС рассматривались в государственной политике как «рычаг социалистического переустройства и подъема сельского хозяйства». Предусматривалось, что они будут «поднимать сельское хозяйство на более высокую техническую ступень» и увеличивать его товарность70.

Еще перед решением об организации системы МТС в сельском хозяйстве, в 1928 г. постановлением СТО «Об условиях продажи тракторов и производства их ремонта в 1928 – 1929 годы» было установлено, что тракторы могут продаваться исключительно совхозам и колхозам, а крестьянским хозяйствам продажа тракторов допускалась лишь в исключительных случаях. Таким образом, уже в конце 1920-х гг.

устанавливалась неравноценность укладов в возможностях технической модернизации, которая еще более увеличилась с сосредоточением всей сложной сельскохозяйственной техники (тракторы, комбайны, автомобили и др.) в основном в МТС, в то время как в собственности колхозов остались лишь достаточно примитивные машины (сноповязалки, жатки-самоскидки, лобогрейки, молотилки, сенокосилки и т. д.). По данным, опубликованным в 1939 г., в МТС РСФСР было сосредоточено в 1934 г. 62% стоимости сельхозмашин (включая тракторы) и инвентаря МТС и колхозов, в 1937 г. – 78%72. Уже в 1936 г. механические энергоресурсы, благодаря оснащенности МТС, составляли более половины всех механических энергоресурсов МТС и колхозов РСФСР. В то же время, на Европейском Севере в 1937 г. лишь треть всех энергоресурсов колхозов и МТС составляли механические, а 66% приходилось на рабочий скот73.

Еще одно важное изменение, произошедшее в отношении государства с МТС и колхозами – принципы формирования капитала МТС.

Первоначально МТС создавались не только государством, но и колхозами, совхозами, сельскохозяйственной кооперацией. В начале 1929 г. в СССР были 2 государственных МТС и 78 кооперативных 74. Предполагалось, что МТС будут развиваться на основе широкого привлечения акционерного капитала, причем уже в 1929 г. утвердилась ведущая роль МТС в кредитовании сельского хозяйства: в районе действия МТС допускалось кредитование лишь тех отраслей крестьянского хозяйства и тех сельхозопераций, которые не могли быть обслужены МТС75. В 1930 г. СНК СССР разрешил Трактороцентру (Всесоюзный центр по организации и руководству МТС) выпустить специальные акции. Их размещение производилось среди колхозов и колхозников, единоличных бедняцких и середняцких хозяйств в районах, где сосредотачивались МТС. Средства крестьянского населения СССР в капиталовложениях на строительство МТС в 1930 – 1931 гг. составили 48% от всех капиталовложений77. В Северном крае сельское население вложило в акции Трактороцентра в 1931 г. 469 тыс.

руб., в 1932 г. – 885 тыс. руб.78 Но начавшееся акционирование не получило продолжения и было отменено 79. Таким образом, с 1932 по 1958 гг. МТС существовали как государственный капитал, работающий в сельском хозяйстве.

Рассмотрим, как изменялась численность МТС на Европейском Севере России (табл. 70) и величина их производственных капиталов (график 5).

Таблица Число МТС на Европейском Севере России в 1930 – 1950-е гг.

(на конец года) Территория 1932 г. 1934 г. 1936 г. 1940 г. 1950 г. 1953 г. 1956 г.

Северный край 13 25 Вологодская область 68 85 92 Архангельская область 30 33 37 Коми АССР 16 17 19 Карело Финская ССР 32 31 34 Итого на Европейском Севере России 146 166 182 Составлено по: Коллективизация сельского хозяйства в Северном районе: (1927 – 1937 гг.) //Под ред. А.А. Сталь. – Северо-Западное книжное издательство, 1964. – С. 659;

Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957. – С. 215.

График Основные капиталы МТС Архангельской области, Вологодской области и Коми АССР (в млн. руб., в ценах соответствующих лет) Архангельская обл.

млн. руб. Коми АССР Вологодская обл.

1937 г. 1940 г. 1950 г. 1953 г. 1954 г. 1955 г. 1956 г.

годы Составлено по: Народное хозяйство Архангельской области: Статистический сборник. – Архангельское книжное издательство, 1957. – С. 78, 79;

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы: 1946 – 1958. – М., 2005. – С. 235;

ГАВО. Ф. 1703. Оп. 11. Д. 1788. Л. 112 об.;

Д. 2463. Л. 190;

Оп. 9. Д. 1705. Л. 193;

МТС во второй пятилетке. – М. – Л.;

1939. – С. 31.

В 1932 г. в Северном крае было создано 13 МТС. К 1940 г. численность МТС приблизилась к значению, которое с колебаниями сохранялось до середины 1950-х гг., постепенно нарастая. Пик численности МТС на Европейском Севере приходился на первую половину 1950-х гг., точнее на 1953 г. – 182 МТС. Наибольшее число МТС было сосредоточено в самом крупном сельскохозяйственном регионе – в Вологодской области – около половины всех МТС Европейского Севера. Примерно одинакова была численность МТС в 1953 г. в Архангельской области и Карелии. Коми АССР же была единственным регионом Европейского Севера, где численность МТС продолжала нарастать после 1953 г. Спецификой отличалось и развитие МТС в Карельской АССР. Во второй половине 1950-х гг. их число резко сокращается в связи с массовой совхозизацией в этом регионе.

Основные производственные фонды МТС возросли с 1940 г. по 1950 г.

в Архангельской области – в 2,3 раза, в Коми АССР – в 2 раза. В 1950-е гг.

нарастание основных капиталов МТС шло быстрыми темпами – в Архангельской области с 1950 по 1953 г. они возросли в 2,8 раза, в Коми АССР – в 2 раза, с 1953 по 1956 г. в Архангельской области – в 1,7 раза, в Коми АССР – в 1,5 раза. Всего с 1940 по 1956 гг. основные фонды МТС увеличились в Архангельской области в 11 раз, в Вологодской области – в раз, в Коми АССР – в 6 раз.

Основная доля капиталов МТС была сосредоточена в Вологодской области: в 1937 г. – 60%, в 1957 г. – 63% всех основных производственных фондов МТС Европейского Севера России. Второй по величине частью были основные фонды МТС Архангельской области, третьей – в 1937 г. – Карельской АССР, а в 1957 г. – Коми АССР. Как мы видели выше, капиталы, сосредоточенные в МТС Европейского Севера, были примерно равны капиталам, накопленным к концу 1950-х гг. колхозным производством.

Обращает на себя внимание еще одно обстоятельство. Капиталы МТС опережали по темпам роста численность МТС Европейского Севера России.

Это свидетельствует о постепенной концентрации государственного капитала в сельском хозяйстве через посредство МТС.

Отношения МТС с колхозами официально считались договорными.

Внешне они представляли перечень обязательств, которые брала на себя МТС (виды и сроки работ, ремонтные обязательства, обязательства по оплате труда и т.д.) и колхоз (выделение колхозников для работы в МТС, доставка своими средствами горюче-смазочных материалов к месту работы МТС, проведение перечня агротехнических мероприятий и др.). Типовые договоры МТС с колхозами были опубликованы в 1933, 1934, 1938, 1939, 1948, 1949, 1954 г. Их текстуальный анализ свидетельствует о возрастающем подчинении колхозного производства государству через деятельность МТС.

Обязательное, по сути дела, пользование колхозов машинами МТС, участие МТС в составлении производственных планов колхозов, установлении севооборота, «содействие в деле организации труда и распределения доходов…, подготовки колхозных кадров и постановки учета» 80 создавали механизм массированного государственного вторжения в колхозную экономику через эту модернизированную структуру. При этом модернизирующие импульсы в форме внедрения передового по форме государственного капитала (машины, механизмы), по сути дела кредитующегося в производство, развивались во внешней оболочке натурализации отношений государства и колхозов – введении натуроплаты колхозов за работы МТС.

Согласно Примерному договору МТС с колхозами от 5 февраля 1933 г.

система оплаты колхозами работ МТС по твердым денежным расценкам была заменена оплатой работ МТС натурой в определенных процентах от урожая (20% – по зерну, кукурузе, подсолнуху, льну, 17% – по свекле, 16% – по картофелю)81. В 1939 г. в новом типовом договоре колхозов с МТС было установлено, что зерновые культуры сдаются колхозами МТС пропорционально посевным площадям каждой культуры в колхозе82. То есть до 1954 г. существовала форма натуроплаты, соответствующая представлениям о классическом институте аграрного общества – издольной аренде, при этом с высокой ставкой. В 1953 г. были введены твердые дифференцированные ставки натуроплаты по каждому виду выполняемых работ, что несколько модернизировало эту систему отношений, но в то же время были установлены ставки натуроплаты мясом и молоком за работу МТС по производству кормов, расширяя поле действия «старых»

механизмов. На эту специфику развития аграрного строя 1930 – 1960-х гг.

уже обращали внимание исследователи84.

Рассмотрим подробнее основные моменты, связанные с деятельностью МТС в сельском хозяйстве Европейского Севера России.

Концентрация колхозной жизни «вокруг» МТС происходила постепенно. В начале 1930-х гг. очень небольшая часть колхозов Европейского Севера была «охвачена» МТС. Согласно статистической разработке отчетов колхозов об итогах весеннего сева 1931 г. лишь 4% колхозов Северного края, 2% колхозов Коми АССР были связаны с МТС, а колхозы Карельской АССР полностью находились вне зоны охвата МТС. В РСФСР в зону действия МТС была втянута значительно большая доля сельхозартелей – 22% 85. Ситуация резко изменилась уже к середине 1930-х гг., когда основная часть колхозов стала находиться в сфере обслуживания МТС. Доля таких колхозов в 1937 г. составляла в Вологодской области – 64% от общего их числа, в Карельской АССР – 62%, в Коми АССР – 56%, в Архангельской области – 40%. В Архангельской области половинный рубеж в доле колхозов, «охваченных» деятельностью МТС, был достигнут к концу 1930-х гг. (53% в 1940 г.). Таким образом, к началу 1940-х гг. более половины колхозов Европейского Севера обслуживались МТС. Но все же здесь значительно меньшая часть колхозов была связана с МТС, чем в среднем по РСФСР: в 1937 г. 76% российских колхозов попадали в сферу действия МТС. Доля колхозов, связанных с МТС, на Европейском Севере постоянно нарастала, но все же даже к окончанию существования МТС не все колхозы были вовлечены в сферу работ МТС. Например, в Архангельской области в 1956 г. 13% колхозов не обслуживались МТС, в Коми АССР – 17%86. Основной вывод из вышеприведенных данных состоит в том, что основное число колхозов испытывали на себе модернизирующее воздействие МТС.

Еще один аспект, свидетельствующий о возрастании взаимосвязи колхозов и МТС, – число сельхозартелей, приходящихся на обслуживание одной МТС (табл. 71).

Из таблицы следует, что сеть МТС все глубже проникала в колхозную систему. В 1937 г. основная часть МТС в Архангельской области и Карельской АССР обслуживала от 20 до 40 колхозов, в Вологодской области – от 40 до 100 колхозов, в Коми АССР – от 20 до 60 колхозов87. В середине 1950-х гг. половина и более МТС охватывали производство от 11 до колхозов каждая, а в Карелии – 54% МТС обслуживали от 6 до 10 колхозов.

Эти данные позволяют сделать вывод о все более глубоком проникновении инфраструктуры МТС в колхозное производство, возрастании возможностей придания колхозам модернизационных импульсов, диктуемых государством.

Таблица Группировка МТС Европейского Севера России по числу обслуживаемых колхозов в 1937 и 1957 г.

(в процентах к общему числу МТС) Территория До 10 колхозов 11-20 колхозов Более 20 колхозов 1937 г. 1957 г. 1937 г. 1957 г. 1937 г. 1957 г.

Архангельская область - 11,1 8,0 47,2 92,0 41, Вологодская область - 16,5 1,6 64,7 98,4 18, Коми АССР - 28,6 45,4 57,1 54,6 14, Карельская АССР 8,0 58,4 40,0 33,3 52,0 8, Составлено и рассчитано по: МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939. – С. 24;

Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957. – С. 217.

Видимой частью деятельности МТС, которую всегда отмечала советская историография, была роль МТС в механизации сельского хозяйства. Она прослеживалась через такие, несомненно, важные показатели, как изменение численности машинно-тракторного парка и степени механизации сельхозработ (табл. 72).

Количество основной техники МТС – тракторов и комбайнов – увеличивалось на протяжении 1940 – 1955 г. Наиболее резко численность техники возросла в течение первой половины 1950-х гг. С 1950 по 1955 г. на Европейском Севере количество тракторов увеличилось в 2 раза, комбайнов – почти в 3 раза. Такая неравномерность наполнения машинами и механизмами говорит о неравномерном нарастании технологической составляющей модернизационных потенций МТС. Наибольшая часть техники была сосредоточена в Вологодской области – более 50% тракторов, более двух третей комбайнов. И это было оправдано как территорией региона, так и долей сосредоточенного здесь сельского хозяйства.

Таблица Парк тракторов и зерновых комбайнов в сельском хозяйстве Европейского Севера России (на конец года, шт.) Территория Количество тракторов (в пересчете Количество зерновых комбайнов (в на 15-сильные) пересчете на 15-фунтовые) 1940 г. 1950 г. 1955 г. 1940 г. 1950 г. 1955 г.

Вологодская область 3980 4728 8377 341 460 Архангельская область 1429 1699 3854 87 96 Коми АССР 729 1147 1639 41 49 Карельская АССР 1132 1238 2299 33 32 Итого на Европейском Севере России 7270 8857 16169 502 637 Составлено по: Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957. – С. 221.

Рассмотрим, каковы были качественные характеристики машин МТС.

Для этого сравним мощность тракторного парка МТС по автономным республикам и областям Европейского Севера России в конечный период их работы (табл. 73).

Мы видим, что состав машин МТС качественно смещался по составу в сторону наполнения более мощными тракторами. Качественно состав МТС Европейского Севера был значительно хуже, чем в РСФСР. Основная часть тракторов здесь была маломощными, до 1501 л.с. Более того, в Коми АССР и Карело-Финской ССР подавляющая часть тракторов была мощностью до 1200 л.с. В то же время тракторами мощностью более 2001 л.с. сельское хозяйство Европейского Севера было оснащено плохо. Если в РСФСР доля таких тракторов составляла 1/3 от всех, то в Вологодской области их доля равнялась 2% от всех тракторов, в Архангельской области – 16%, а в Коми и в Карелии они отсутствовали. Кроме того, использовались далеко не все имеющиеся в сельском хозяйстве трактора. Министерство сельского хозяйства РСФСР указывало в докладной записке в Госплан СМ СССР, что в 1947 г. в районах Севера не использовалась треть тракторов, в том числе в Вологодской области – 14%, в Архангельской области – 21%88.

Таблица Группировка МТС Европейского Севера России по мощности тракторного парка на 1 января 1956 г. (в процентах) Территория Всего МТС В т.ч. МТС, имеющих тракторный парк мощностью До 1200 л.с. 1201-1500 1501 – 2000 Более л.с. л.с. л.с.

РСФСР 100 14,3 16,9 36,5 32, Вологодская область 100 39,1 33,7 25,0 2, Архангельская область 100 35,1 21,7 27,0 16, Коми АССР 100 76,2 14,3 9,5 Карело Финская ССР 100 92,0 4,0 4,0 Составлено и рассчитано: Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957.

– С. 219.

Обратимся к рассмотрению показателя изменения степени механизации сельхозпроизводства в колхозах, который нередко считается главным критерием уровня индустриализации и модернизации сельского хозяйства. Так как МТС работали в основном в растениеводстве, уровень механизации именно этой отрасли является для нас важным показателем модернизационных процессов (табл. 74).

Таблица Механизация основных сельхозработ в колхозах Европейского Севера России в 1940 и 1953 г. (к общему объему данной работы в колхозе) Показатель 1940 г. 1953 г.

Архангельская Вологодская Коми Архангельская Вологодская Коми область область АССР область область АССР Вспашка паров 48 52 56 82 99 Вспашка зяби 52 53 63 90 100 Посев зерновых - 14* 10 45 60* Посадка картофеля - - 1 9 27** Сенокошение 0,1 - - 6 5 Уборка зерновых комбайном 8 6 7 25 48** *- посев озимых ** - данные 1955 г.

Составлено и рассчитано по: Народное хозяйство Вологодской области: Стат.

сборник. – Вологда, 1961. – С. 68;

ГАВО. Ф. 2463. Оп. 9. Д. 705. Л. 196;

Народное хозяйство Архангельской области: Стат. сборник. – Архангельск, 1957. – С. 89;

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Указ. соч. – С. 241.

Из таблицы следует, что в основном механизированными были операции по пахоте. Доля механизации по этому виду работ на Европейском Севере в 1940 г. уже составляла практически по всем регионам более половины от общего объема пахоты, что было значительно выше, чем в 1937 г., когда пахота под яровые была механизирована на треть, вспашка зяби – чуть выше, чем наполовину 89. В то же время по остальным сельхозработам (сев зерновых, посадка картофеля, сенокошение, уборка зерновых) доля механизированных работ в 1940 г. была мизерной. В 1953 г. в колхозах Европейского Севера практически полностью были механизированными работы по пахоте, около половины работ по севу зерновых. Доля же механизации остальных видов сельхозработ, хотя и возросла по сравнению с 1940 г., оставалась ниже половинного рубежа. В целом уровень механизации в растениеводстве колхозов Вологодской области составлял в 1950 г. – 24%, в 1953 г. – 42%, в 1955 г. – 54%, в 1957 г. – 68% 90, т.е. превысил половинный объем всех работ в середине 1950-х гг.

Вызывало нарекания и качество работы МТС. В отчетном докладе Вологодского обкома КПСС на VIII партийной конференции в 1955 г.

сообщалось, что «трактористы…пашут с большим количеством огрехов…, концы не заделывают, во многих случаях пашут вкруговую, что приводит к заболачиванию почв…Предпосевная обработка часто не проводится. Больше половины всех яровых высевается разбросным способом, заделка семян во многих колхозах не выдерживает никакой критики»91.

Несмотря на несомненную важность приведенных выше показателей изменения количества техники МТС, ее качественного состава, уровня механизации, представляется актуальным выявить экономические механизмы модернизирующей роли МТС в колхозном производстве.

Обратимся к таким важным составляющим этого процесса, как структура основных производственных капиталов МТС и структура себестоимости работ МТС (табл. 75, 76).

Их таблицы 75 видно, что структура основных фондов МТС принципиально отличалась от структуры основных капиталов колхозов.

Главные капиталы МТС были сосредоточены в машинах – тракторах, комбайнах, других сельхозмашинах и двигателях, механизированном транспорте. На долю этой части капитала МТС в 1937 г. приходилось в Архангельской и в Вологодской областях – 82% всех основных производственных фондов, в Карельской АССР – 71%, в Коми АССР – 77%.

К концу существования МТС структура их основных фондов принципиально не изменилась. В МТС Вологодской области в 1957 г. строения и сооружения производственного назначения составляли 12% всех основных фондов, тракторы – 28%, комбайны – 13%, сельхозмашины – 25%, транспорт – 5%, установленное оборудование – 8% основных фондов92.

Таблица Структура основных производственных фондов МТС и МСС Европейского Севера России на конец 1937 г. (в процентах к итогу) Области, Механизированный силовые машины оборудование и Установленное республики С/х машины и Гужевой и пр.

инструменты Инвентарь и сооружения Комбайны транспорт транспорт двигатели Тракторы Здания и Скот Архангельская область 47,8 6,6 22,6 4,8 0,6 4,2 0,5 2,3 10, Вологодская область 44,6 7,6 25,0 5,1 0,2 3,5 0,3 3,2 10, Карельская АССР 41,2 1,8 20,0 8,4 0,8 2,9 0,3 7,1 17, Коми АССР 44,2 3,6 20,4 9,1 0,5 5,8 0,4 3,2 12, Составлено по: МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939. – С. 31.

Модернизационный аспект деятельности МТС заключался и в специфике соотношения труда и капитала в затратах производства (табл. 76).

Как видно из таблицы, основную роль в затратах МТС Вологодской области играли расходы на горюче-смазочные материалы и ремонт машин. В совокупности их доля в себестоимости тракторных работ МТС в 1940 – 1950 гг. составляла около 60%, в то время как доля живого труда (зарплата производственным рабочим, зарплата персонала МТС) составляла примерно треть затрат. Таким образом, деятельность МТС в колхозах вносила в экономику колхозного производства модернизационный элемент в форме приложения к земле передового промышленного капитала, что разрушало изолированность экономики деревни.

Таблица Себестоимость тракторных работ МТС Вологодской области (на 1 га условной пахоты, в процентах к итогу) Виды затрат 1940 г. 1946 г. 1950 г.

Горюче-смазочные материалы 37 31 Ремонт машин 18 29 Зарплата производственным рабочим 12 9 Зарплата персонала МТС 26 26 Адмрасходы 4 5 Прочие 3 - Всего 100 100 Составлено и рассчитано по: ГАВО. Ф. 1703. Оп. 11. Д. 1858. Л. 86;

Д. 2092. Л. 60 – 61.

Еще один важный момент в деятельности МТС заключался в их влиянии на специализацию колхозного производства. Она осуществлялась не только через участие МТС в руководстве колхозным производством, но в том числе и через комплектование специализированных МТС соответствующими профильными машинами и сельхозинвентарем. В 1932 г. из образованных в Северном крае 15 МТС было 3 картофельные, 1 овощная, 3 льноводно животноводческих, 2 льноводно-звероводческих, 6 льноводных МТС 93. В 1946 г. в Вологодской области было 26 МТС министерства земледелия и МТС технических культур94. Таким образом, основную роль МТС играли в специализации колхозов на технических культурах. В 1950-е гг. в животноводческих районах создавались луго-мелиоративные станции (ЛМС).

В 1950 г. в Вологодской области было 83 МТС и 2 луго-мелиоративных станции, в 1955 г. – 85 МТС общего типа и 7 ЛМС95.

Нельзя обойти вниманием и еще одну функцию МТС, которая была неразрывно связана с их ролью экономического и технического агента модернизации колхозного производства. В МТС была сосредоточена основная часть квалифицированной рабочей силы сельского хозяйства: из общего числа механизаторов, работавших в сельском хозяйстве СССР, их доля в МТС составляла в 1940 г. – 85%, в 1953 г. – 82%, в 1957 г. – 66%96.

Квалифицированные кадры «индустриального звена» в МТС состояли из трактористов, бригадиров тракторных бригад, комбайнеров, шоферов и пр. В 1930-х – начале 1950-х гг. механизаторы не зачислялись в штаты МТС, а являлись членами колхозов, кроме комбайнеров, которые были зачислены в штатные работники МТС в 1935 г. 97 В 1953 г. трактористы, бригадиры тракторных бригад, помощники бригадиров стали постоянными рабочими МТС. Эта когорта, непосредственно являвшаяся членами колхоза, а, затем, плотно вписанная в колхозную жизнь и производство, занималась более квалифицированным механизированным трудом и получала гарантированный минимум оплаты (с 1939 г. трактористам, бригадирам тракторных бригад выплачивался ежемесячный денежный гарантийный минимум (по 2 руб. 50 коп. на трудодень) 98. Следовательно, через МТС в деревне массированно происходила товаризация труда, связанная с влиянием промышленного капитала, качественно меняющая характер производительных сил сельского хозяйства, внедряющая элементы пролетаризации в колхозное производство.

Рассмотрим изменение численности работников МТС на Европейском Севере России (табл. 77).

Таблица Основные кадры МТС Вологодской области и Коми АССР в 1937 – 1950 гг. (на конец года, чел.) Профессии 1937 г. 1940 г. 1950 г.

Вологодская Коми Вологодская Коми Вологодская Коми область АССР область* АССР область АССР Трактористы 4883 533 5065 594 4610 Тракторные бригадиры 815 90 937 153 708 Комбайнеры 272 22 374 57 443 Шоферы 207 52 265 84 414 Постоянные рабочие МТС 386 65 324 Н.св. Н.св. Н.св.

Агрономический персонал 218 37 185 40 407 * - данные за 1939 г.

Составлено и рассчитано по: МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939. – С 93;

ГАВО. Ф. 1703. Оп. 11. Д. 2092. Л. 80;

Оп. 7. Д. 1480. Л. 34;

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф.

Указ. соч. – С. 237, 238.

Как видно из таблицы, численность кадров МТС нарастала до 1940 г., в послевоенный период по состоянию на 1950 г. наблюдалось их снижение.

Численность рабочих и служащих МТС резко возросла в первой половине 1950-х гг. В Вологодской области, например, в 1956 г. их численность составляла 20,2 тыс. МТС сосредотачивала не только передовые механизаторские кадры, но и кадры специалистов сельского хозяйства. Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР от 4 апреля 1934 г. в штат МТС входили старшие агрономы, агрономы по специальным культурам и семенам в зависимости от направления хозяйства МТС и агрономы, прикрепленные к отдельной группе колхозов. В 1953 г. на МТС было возложено зоотехническое и ветеринарное обслуживание колхозов (до этого оно находилось у районных управлений сельского хозяйства и заготовок). Кроме того, в 1953 г. МТС были переданы районные контрольно-семенные лаборатории с оборудованием и специалистами. Таким образом, численность специалистов сельского хозяйства, сосредоточенных в МТС, увеличивалась.

В Вологодской области и Коми АССР, например, численность агрономического персонала возросла с 1937 по 1950 г. примерно в 2 раза.

Следовательно, через сосредоточение наиболее квалифицированных и образованных кадров МТС являлись мощным ресурсом наращивания человеческого капитала в деревне.

Модернизационное место МТС проявлялось и в той роли, которую они сыграли в товаризации сельхозпроизводства колхозов, прежде всего через механизм натуральной оплаты сельхозпродукцией работ МТС. О сущности этого института советская историография высказывалась неоднозначно. Так, например, В.А. Тищенко в 1960 г. отмечал, что термин «натуральная оплата работ МТС» не вполне отражал сущность отношений МТС и колхозов. Эти отношения, по его мнению, не являлись товарными, так как «МТС не отчуждали принадлежавших им средств производства», не было отношений платного пользования государственными средствами производства, а МТС непосредственно участвовала в колхозном производстве. По мнению В.А. Тищенко натуроплата МТС по своему экономическому содержанию представляла собой передачу государству той части сельхозпродукции, которая создавалась трудом, вложенным в колхозное производство, живым трудом работников МТС и прошлым овеществленным трудом индустриальных рабочих102.

Несмотря на натурализованную оболочку отношений МТС и колхозов, тем не менее, мы должны говорить о товаризирующей сельхозпроизводство роли МТС, так как происходил процесс отчуждения продукта сельского хозяйства вовне отрасли, пусть даже и в натуральной форме. Отметим, что роль МТС в отчуждении сельхозпродукции, особенно зерновых, была велика, особенно со второй половины 1930-х гг. (см. таб. 79). Так в 1933 г. колхозы Северного края отчуждали через натуроплату МТС 4% зерновых, в 1934 г. – 6%, в 1937 г. в Архангельской и Вологодской областях половину отчуждаемых вовне сельского хозяйства зерновых, в Коми АССР – 92% товарных зерновых. Высокой доля изъятий зерновых через натуроплату МТС оставалась весь период их существования. В колхозах Европейского Севера она колебалась от трети до половины и более всех отчуждаемых зерновых.

Таким образом, МТС являлись важнейшим инфраструктурным элементом модернизации сельского хозяйства. Нарастающая степень охвата колхозного производства, приближение к производителю, позволили капиталу МТС, в основном сформированному через государственные вложения, контролировать колхозную экономику, диктуя модернизирующие сельхозпроизводство приоритеты государственной политики. Сосредоточив наиболее передовую технологически часть капитала, МТС стали главным ресурсом приложения к земле овеществленного труда, что трансформировало систему экономических отношений колхозов с государством. В сельхозартелях постепенно происходила товаризация труда (в виде гарантированного минимума на трудодень механизаторам) и продукции (в форме натуроплаты колхозов за работы МТС), шло накопление человеческого капитала, что выводило колхозы за рамки экономики традиционного общества и приближало к модернизированной стадии экономического развития.

Примечания к главе IV:

Кредитно-денежная система СССР. – М., 1967;

Шенгер Ю.Е. Очерки советского кредита. – М., 1961;

и др.

Сельскохозяйственная энциклопедия: Т. 3. – М., 1934. – С. 265.

Кредитно-денежная система СССР. – С. 44.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 2. – М., 1967. – С. 385 – 388.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 4. – М., 1968. – С. Суслов И.Ф. Экономические проблемы развития колхозов: (Темпы роста и условия расширенного воспроизводства). – М., 1967. – С. 77.

Кредитно-денежная система СССР. – С. 50.

Суслов И.Ф. Экономические проблемы развития колхозов. – С. 77.

Решения партии и правительства по сельскому хозяйству: (1965 – 1971 гг.).

– М., 1971. – С. 48 – 49.

Тюрина А.П. Социально-экономическое развитие советской деревни 1965 – 1980. – М., 1982. – С. 11.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 5. – М., 1968. – С. 739 – 740.

Там же. – С. 609.

Шенгер Ю.Е. Очерки советского кредита. – С. 41.

Рассчитано по: Вологодская область: Краткий экономико-статистический сборник по Вологодской области. – Вологда, 1938. – С. 113;

Личный архив М.Ф. Сычева. Данные о развитии сельского хозяйства Вологодской области за 1940 – 1970-е гг. Л. 12.

Рассчитано по: Народное хозяйство РСФСР в 1970 г.: Стат. ежегодник. – М., 1971. – С. 321.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 2. – М., 1967. – С. 154.

Там же. – С. 234.

Рассчитано по: Колхозы весной 1931 г.: Статистическая разработка отчетов колхозов об итогах весеннего сева 1931 г. – М. – Л., 1932. – С. 92 – 93.

Колхозы в 1930 г.: Итоги рапортов колхозов XVI съезду ВКП (б). – М. – Л., 1931. – С. 204 – 205.

Рассчитано по: ГААО. Ф. 106. Оп. 4. Д. 47. Л. 26;

Оп. 5. Д. 55. Л. 75.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 2. Д. 175. Л. 12.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 14. Д. 81. Л. 59.

ГААО. Ф. 106. Оп. 13. Д. 9. Л. 105 об.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 1. Д. 88. Л. 172.

Колхозы во второй сталинской пятилетке. – С. 131, 132.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 1377. Л. 209, 211.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 5723. Л. 5, 6;

Оп. 44. Д. 1709. Л.

19.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 63. Д. 102. Л. 14.

Сычев М.Ф. Указ. соч. – С. 83.

Габов Л.А., Свиридова М.А., Кравцова М.Д. Сельское хозяйство Коми АССР в период развитого социализма. – С. 17.

Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг.: Ч. II. – С. 552, 560.

Там же.

Рассчитано по: ГААО. Ф. 1196. Оп. 1. Д. 1318. Л. 54;

ГААО. Ф. 1196. Оп. 1.

Д. 1495. Л. 7.

Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 16. Д. 637. Л. 14.

Рассчитано по: там же.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 82. Д. 41. Л. 38 – 39.

Рассчитано по: там же.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 403. Л. 7, 12.

Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 1377. Л. 213, 215.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 1. Д. 241. Л. 30;

Оп. 2. Д. 183. Л. 20.

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 7. Д. 3135. Л. 125.

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 7. Д. 3136. Л. 30.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 4. – С.

630.

См. например: Лобытов М.Г. Стираются вековые грани. – Северо-Западное книжное издательство, 1968;

Петухов И. На столбовой дороге. – Северо Западное книжное издательство, 1966;

Страхов В.Е. Былое и новь. – Вологодское книжное издательство, 1959;

и др.

Страхов В.Е. Указ. соч. – С. 20, 41.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 63. Д. 102. Л. 14.

Там же. Л. 15.

Безнин М.А., Димони Т.М. Капитализация в российской деревне 1930 – 1980-х годов. – С. 54.

Рассчитано по: Кредитно-денежная система СССР. – С. 312.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 2. – С.

181.

Там же. – С. 291.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 4. – С. 81.

Рассчитано по: ГАВО. Ф. 2726. Оп. 2. Д. 172. Л. 37.

Рассчитано по: Народное хозяйство РСФСР в 1963 г.: Стат. ежегодник. – М., 1965. – С. 569;

Народное хозяйство РСФСР в 1970 г.: Стат. ежегодник. – М., 1971. – С. 472;

Народное хозяйство РСФСР в 1975 г.: Стат. ежегодник. – М., 1976. – С. 498;

Народное хозяйство РСФСР в 1985 г.: Стат. ежегодник. – М., 1986. – С. 382.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Т. 4. – С.

739 – 740.

Подсчитано по: ГАВО. Ф. 606. Оп. 4. Д. 325. Л. 1.

Сычев М.Ф. Накопление и потребление в колхозах. – С. 83.

Петухов И. Указ. соч. – С. 53.

Сычев М.Ф. Указ. соч. – С. 83.

Шенгер Ю. Е. Указ. соч. – С. 373.

Рассчитано по: О кредитовании сельского хозяйства. – С. 4.

Рассчитано по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 32. Д. 1365. Л. 27.

Анализ производственно-хозяйственной деятельности колхозов РСФСР в 1973 г.: (по данным годовых отчетов): Т. II: Анализ себестоимости и рентабельности. – М., 1974. – С. 497, 469.


Рассчитано по: ГАВО. Ф. 606. Оп. 4. Д. 325. Л. 1.

Рассчитано по: Развитие Вологодской области за 50 лет: (1937 – 1987). – Вологда, 1987. – С. 49.

Основные экономические показатели работы колхозов и совхозов РСФСР за 1961 – 1968 гг.: Ч. II. – С. 568.

Личный архив М.Ф. Сычева. Записка Первого секретаря Вологодского областного комитета КПСС А.С. Дрыгина Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу 14 марта 1965 г. С. 14.

Венжер В.Г. Основные вопросы производственной деятельности МТС. – М., 1949;

Басюк Т.В. МТС – решающая сила в развитии колхозного производства. – М., 1954;

Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945 – 1958). – М., 1976;

Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя. – М., 1978;

Вылцан М.А. Историческая роль МТС в создании и развитии колхозного строя // История СССР. – 1978. – № 2. – С. 67 – 79;

Аграрная политика коммунистической партии на этапе строительства МТС (1929 – 1939):

Сборник научных статей. – Владимир, 1985;

Станис В.Ф. Социалистические преобразования сельского хозяйства. – М., 1971;

Виноградов И.И.

Политотделы МТС и совхозов в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1943). – Л., 1976;

Козлова Л.А. Политотделы МТС. – М., 1984;

Донгарова Т.С. Чрезвычайные органы партии (о политотделах МТС). – М., 1976;

и др.

История колхозного права: Т.1. – М., 1959. – С. 137.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: Т.

4: 1927 – 1931. – М., 1970. – С. 477.

СЗ СССР. – 1929. – № 5. – Ст. 51.

МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939. – С. 33.

Там же. – С. 87, 139.

Станис В.Ф. Указ. соч. – С. 145.

История колхозного права: Т. 1. – С. 137.

СЗ СССР. – 1930. – № 2. – Ст.16.

Вылцан М.А. Историческая роль МТС… – С. 69.

Статистический сборник по Северному краю за 1929 – 1933 гг. – Архангельск, 1934. – С. 201.

Вылцан М.А. Историческая роль МТС… – С. 69.

См.: Типовой договор МТС с колхозом 1939 г. // Важнейшие решения по сельскому хозяйству за 1938 – 1940 годы. – М., 1940. – С. 162.

История колхозного права: Т.1. – М., 1959. – С. 357.

Важнейшие решения по сельскому хозяйству за 1938 – 1940 годы. – М., 1940. – С. 165.

Партия – организатор крутого подъема сельского хозяйства СССР. – М., 1958. – С. 60.

Безнин М.А. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е годы // Северная деревня в ХХ веке: Актуальные проблемы истории: Вып. 3. – Вологда, 2002.

– С. 3 – 9;

Безнин М.А., Димони Т.М. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е годы: Тезисы научного доклада. – Вологда, 2003;

Безнин М.А., Димони Т.М.

Аграрный строй России в 1930-1980-е годы: (новый подход) // Вопросы истории. – 2005. – № 7. – С. 23 – 44;

и др.

Колхозы весной 1931 года: Стат. разработка отчетов колхозов об итогах весеннего сева 1931 г. – М. – Л., 1932. – С. 12, 13.

Рассчитано по: Колхозы в 1937 г. (по годовым отчетам): Ч. 1.

Растениеводство. – М., 1939. – С. 4;

Народное хозяйство Архангельской области: Стат. сборник. – Архангельское книжное издательство, 1957. – С.

78;

Народное хозяйство РСФСР: Стат. сборник. – М., 1957. – С. 203;

История Коми: Т. 2. – Сыктывкар, 2004. – С. 498.

МТС во второй пятилетке. – М. – Л., 1939. – С. 24.

ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 7. Д. 3135. Л. 27.

МТС во второй пятилетке. – С. 129.

ГАВО. Ф. 2463. Оп. 9. Д. 705. Л. 196.

ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 30. Д. 5. Л. 49 – 50.

Рассчитано по: ГАВО. Ф. 2463. Оп.9. Д. 705. Л. 193.

Коллективизация сельского хозяйства в Северном районе: (1927 – 1937 гг.).

– С. 475.

ГАВО. Ф. 1703. Оп. 11. Д. 1858. Л. 5, 6.

Там же. Д. 2092. Л. 11;

Оп. 14. Д. 2498. Л. 42.

Рассчитано по: Сельское хозяйство СССР: Стат. сборник. – М., 1960. – С.

463.

Партия – организатор крутого подъема сельского хозяйства. – М., 1958. – С. 121.

Там же. – С. 103.

Народное хозяйство Вологодской области: Стат. сборник. – Вологда, 1963.

– С. 92.

История колхозного права: Т. 1. – М., 1959. – С. 402.

Там же: Т. 2. – М., 1958. – С. 404.

Тищенко В.А. Развитие форм производственно-технического обслуживания колхозов. – Ростов-на-Дону, 1960. –С. 99 – 103;

Вылцан М.А.

Историческая роль МТС… – С. 74.

Глава V. Товарность сельского хозяйства Европейского Севера России в 1930 – первой половине 1960-х гг.

§ 1. Динамика и каналы товарности аграрной подсистемы Товарность – один из важнейших показателей уровня развития модернизации экономики, степени ее втянутости в рынок. При этом превращение низкотоварных хозяйств в достаточно высокотоварные, даже при специфичности каналов отчуждения, характеризует первую стадию процесса товаризации продукции, а вторая стадия – превращение товарного хозяйства в рыночное – свидетельствует о становлении капитализма в сельском хозяйстве.

Показатель товарности сельского хозяйства в 1930 – 1960-е гг.

становился одним из наиболее значимых индикаторов состояния сельской экономики. Трактовка категории «товарность», «товарная продукция» в – 1960-е гг. претерпела довольно значительные перемены. Первоначально статистика понимала под товарной продукцией сельского хозяйства всю сельхозпродукцию, отчужденную на внедеревенском рынке, независимо от каналов изъятия1. В конце 1950-х – 1960-е гг. в экономической литературе стало подчеркиваться, что под товарностью сельского хозяйства правильно понимать только ту часть продукции, которая может быть им отдана на сторону без нанесения ущерба процессу сельскохозяйственного воспроизводства2. Существовало и другое определение товарной продукции сельского хозяйства – как продукции не только отчужденной на внедеревенском рынке, но и потребленной вне деревни3. В 1960 – 1970-е гг. в товарную продукцию нередко включали также продукцию, проданную работникам совхозов, колхозникам в счет денежной оплаты труда 4. Эти изменения в трактовке понятия «товарной» сельхозпродукции интересны тем, что показывают эволюцию внутреннего содержания категории товарности в зависимости от характера изъятия аграрной продукции. Как правило, степень товарности характеризовалась соотношением валовой и товарной продукции, выраженным в процентах.

Рассмотрим, как законодательно оформлялись каналы изъятия товарной продукции сельского хозяйства в 1930 – 1960-е гг. Первоначально предполагалось, что основным каналом отчуждения продукции сельского хозяйства будет являться контрактация. Она начала широко применяться с 1928 г., особенно по посевам зерновых и технических культур. При контрактации размеры заготовок определялись договорами между крестьянами и заготовительными организациями. Сдача колхозами продукции законтрактованных культур была установлена из расчета среднего урожая в размере от 1/3 до валового сбора в основных зе рновых районах и не более 1/8 – в незерновых. По бобовым культурам – не менее 50% валового сбора;

по рису, подсолнуху, сое – не менее 70% и т. д. 5 До 1933 г. при помощи контрактации заготавливалась основная масса сельхозпродукции для государственных нужд. В то же время изучение ситуации на местах показывало, что серьезных изменений в товарности сельхозпродукции по сравнению с 1920-ми годами не происходило. Так в информации, подготовленной к отчету Вологодского окружкома ВКП (б) на окружной партконференции в 1930 г., отмечалось, что товарность индивидуальных крестьянских хозяйств в 1929/1930 гг. по полеводству и животноводству выражалась коэффициентом 14,3. Коэффициент же товарности колхозов для 1929 г. составил 17, для 1930 г. – 20. При этом товарность животноводства в индивидуальных крестьянских хозяйствах составляла 44, в то время как в колхозах – 23. Партконференция пришла к выводу, что преимущества колхозов весьма незначительны и объяснила низкую товарность колхозов тем, что они являются, главным образом, потребительскими6.

В 1933 г. контрактация начала отменяться. Заготовка основных видов сельхозпродукции колхозов и приусадебных хозяйств стала проводиться через систему твердых заданий по поставкам сельхозпродукции, имеющих силу налога. Эта система резко повысила уровень изъятия сельхозпродукции.

Так в Северном крае с 1931 по 1933 г. заготовка хлеба увеличилась на 25%, льносемян – на 9%, масла – на 8% и т. д. В проведении обязательных поставок было два отличных друг от друга периода. В первый период с 1933 по 1939 г. поставки продуктов полеводства исчислялись с гектара плана посева, а поставки продуктов животноводства – с поголовья скота. 19 января 1933 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) были введены твердые поставки зерна 8. В постановлении особо оговаривалось, что выполнение обязательств по сдаче зерна является первоочередной обязанностью каждого колхоза и единоличного хозяйства и должно вестись из первых обмолотов. Колхозы, не выполнившие своих обязательств по сдаче хлеба перед государством, подвергались денежному штрафу в размере рыночной стоимости недовыполненной части обязательств. К этим колхозам предъявлялись требования о досрочном выполнении всего годового обязательства, подлежащего взысканию в «бесспорном порядке». Не выполнившие обязательств единоличные хозяйства привлекались к судебной ответственности. Колхозники, посеявшие зерновые культуры на приусадебных участках, привлекались к зернопоставкам также с 1933 г. «из расчета фактического посева на процентов ниже нормы единоличников и на 5 процентов выше нормы колхозов» 9. Эти же принципы заготовок сельхозпродукции в отношении колхозов, хозяйств колхозников и единоличников были распространены в 1933 г. на подсолнух, рис, кунжут, мясо, молоко, шерсть, клещевину и картофель, кожевенное сырье 10. Второй период проведения обязательных заготовок ведет отсчет от постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 8 июля 1939 г. «О мероприятиях по развитию общественного животноводства в колхозах», согласно которому поставки животноводческой продукции стали исчисляться с гектара земельной площади. Решением ЦК ВКП (б) и Совета Министров СССР от 7 апреля 1940 г. такая система была распространена и на полеводство (с гектара пашни). Такой способ исчисления получил название погектарного (поземельного) принципа. Система обязательных поставок была распространена на овощи, сено, горчицу, лен-кудряш, рапс, сою, яйца11.


В 1942 – 1945 гг. был создан хлебный фонд Красной Армии, в который зерно сдавалось колхозами в том же порядке, что и по обязательным поставкам12.

Выполнение плана обязательных поставок, прежде всего, хлебозаготовок, считалось «первой заповедью» колхозов и колхозников13.

В 1930-е гг. меняется по сути и сохранившаяся система договоров контрактации. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 21 сентября 1935 г.

договорам контрактации хлопка, сахарной свеклы, льна-долгунца, конопли, и ряда других сельхозпродуктов была придана сила закона, обязательного к исполнению, как колхозами, колхозниками и единоличниками, так и заготовительными организациями14. Невыполнение договоров контрактации каралось уголовной ответственностью, денежными штрафами, бесспорными изъятиями невыполненной части обязательств.

Система отчуждения, формировавшаяся в 1930-е гг., включала кроме обязательных поставок сельхозпродукции государству натуральную оплату работ МТС, введенную в 1933 г. Согласно постановлению СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 25 июня 1933 г. устанавливалось, что «колхозы обязаны сельхозработы по зерну, подсолнуху, льну, свекле и картофелю, проведенные МТС…, оплачивать натурой в определенном установленном проценте от урожая»15. Оплата услуг МТС натурой являлась «безусловно обязательной», а уклонение от обязательств преследовалось законом. Закреплялось, что зерно по натуроплате «должно быть сдано машино-тракторным станциям полностью и безоговорочно». МТС было предоставлено право бесспорного взыскания натуроплаты с «задерживающих» ее колхозов. МТС имела право оставить для своих нужд 5% зерна по натуроплате, остальное сдать полностью и без задержек на… пристанционные или пристанские пункты Заготзерна». Для колхозов, не обслуживаемых МТС, обязательные поставки сельхозпродукции повышались на 25%. С 1953 г. была установлена натуроплата мясом и молоком за работы, выполненные МТС по производству кормов16.

В 1930 – 1950-е гг. продукция колхозов, кроме обязательных поставок сельхозпродукции государству, поставок по договорам контрактации и натуроплаты колхозов за работу МТС, отчуждалась через систему государственных закупок, а также через децентрализованные заготовки, потребление рабочих и служащих совхозов, сдачу совхозами сельхозпродукции и продажу на колхозном рынке (без внутридеревенского оборота).

Торговля колхозов, колхозников и единоличных хозяйств была разрешена в 1932 г. Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 5, 6, 10 мая, 23 июля 1932 г. разрешили торговлю колхозам, расположенным в пределах 100-километровой зоны от Москвы и Ленинграда, продуктами «по ценам несколько выше кооперативных». С 15 января 1933 г. колхозам и колхозникам предоставлялась возможность «беспрепятственной продажи излишков своего хлеба … на базарах и рынках» после выполнения обязательств перед государством. Колхозам, колхозникам и единоличникам, «аккуратно выполняющим централизованный план скотозаготовок», давалась возможность беспрепятственной продажи крупного скота, свиней, овец, птицы и мясной продукции своих хозяйств на рынках, базарах и через колхозные лавки» 19. Постановление от 23 июля 1932 г. разрешало торговлю объемистым фуражом (сеном, соломой) 20. ноября 1933 г. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) определяло, что колхозная торговля хлебом может вестись после выполнения краем, областью, республикой «обязательств по всем видам сдачи зерна государству по всем секторам (зернопоставки, натуроплата МТС, хлебосдача совхозами, возврат зерноссуд) и после полной засыпки семенных и страховых фондов21.

В 1935 г. вышло постановление о развитии базарной «инфраструктуры»

при торговле на железнодорожных станциях и пристанях 22. Тем не менее, рыночная сеть на Европейском Севере была достаточно скудная. Так, в 1932 г., когда официально была разрешена базарная торговля, в некоторых глубинных районах Северного края не было ни одного сельского базара. В 1939 г. в Вологодской области рынки имелись только в 28 городах и райцентрах из 42 районов области, в 1945 г. более или менее в области функционировали только 13 рынков23.

Изъятия продукции крестьянских дворов были введены в 1932 – 1933 гг. в форме обязательных поставок государству отдельных24, а в 1939 – 1941 гг. почти всех основных продуктов, производимых в приусадебном хозяйстве (зерно, рис, картофель, мясо, молоко, шерсть, кожевенное сырье, яйца, сыр-брынза, табак и махорка). Первоначально, в 1933 г. обязательные поставки с приусадебных участков колхозников устанавливались на 5% ниже нормы единоличников и на 5% выше нормы колхозов. Но уже в 1934 г.

размеры обязательных поставок с приусадебных участков колхозников были приравнены к нормам единоличных хозяйств соответствующего района. С 1940 г. частично погектарный принцип исчисления обязательных поставок распространялся и на крестьянские дворы (по кожевенному сырью с 1940 г., по яйцам – с 1941 г., по зерну – на единоличные хозяйства с 1940 г.).25 Размер обязательных поставок неоднократно менялся в сторону повышения. Так, в 1940 г. колхозные дворы в счет обязательных мясопоставок в зависимости от зон страны обязаны были сдать от 32 до 45 кг мяса (единоличные – от 64 до 90 кг)26, 200 – 1100 г. шерсти с каждой головы овец, 130 –200 г. с каждой головы коз (единоличные – 500 – 1400 и 150 – 220)27, 2 – 20 ц с гектара плана сева картофеля (единоличные – 3 – 25 ц.) 28, 0,5 – 2 шт. шкур овец и коз (единоличные – 1 – 3 шт.). Кроме того, в обязательном порядке сдавались все шкуры крупного рогатого скота, получаемые от убоя или падежа от незаразных заболеваний 29. Постановлением СМ СССР и ЦК ВКП (б) от марта 1946 г. среднегодовые нормы обязательной поставки молока государству по колхозным дворам устанавливались в размере до 260 литров с каждой коровы колхозного двора и до 300 литров с коровы, находящейся в единоличном хозяйстве. С 1948 г. колхозники, имеющие посевы зерновых культур и риса, привлекались к обязательным поставкам по нормам, установленным для единоличных хозяйств данного района 30. С 1949 г. на 50% повышалась норма обязательных поставок шерсти крестьянскими дворами, имеющими овец 31. В послевоенные годы колхозный двор в зависимости от почвенно-климатической зоны обязан был сдавать 40 – 60 кг мяса, 120 – 280 л молока, 30 – 150 шт. яиц в год32. Лишь с 1953 г. годовые нормы обязательных поставок государству были снижены до 30 кг мяса, 60 – 110 л молока, 30 – 100 шт. яиц, 200 – 1100 г овечьей шерсти. С 1954 г.

хозяйства, не имеющие скота в личном пользовании, перестали привлекаться к мясопоставкам, поставкам овчин и козлин, шерсти, сыра-брынзы 33, хозяйства колхозников освобождались от обязательных поставок государству зерна34.

Сложившаяся система заготовок продукции колхозов и колхозных дворов существовала до 1958 г. В порядке обязательных поставок колхозы сдавали следующие продукты сельского хозяйства: зерно, семена масличных культур, овощи, сено, мясо, шерсть, молоко, масло, яйца, кожу. В порядке контрактации производились заготовки сахарной свеклы, хлопка-сырца, льна-долгунца, конопли, табака и махорки, чайного листа, семечковых и косточковых плодов, ягод, винограда, семян овощных и бахчевых культур, кормовых корнеплодов, а также продукции других культур. Натуроплата за работы МТС в колхозах взималась по зерновым культурам, картофелю и овощам, масличным и техническим культурам. За работы МТС по производству кормов, раскорчевке кустарников и т. д. натуроплата вносилась мясом и молоком.

Так как продукция совхозов изначально принадлежала государству, то товарной продукцией считался здесь весь урожай за вычетом потребности в семенах.

Основной чертой отчуждения сельхозпродукции, с начала 1930-х – до конца 1950-х гг., была множественность каналов изъятия, большая часть которых носила ярко выраженный принудительный характер и обладала чертами натурального отчуждения. Вся политика изъятия продукции, как неоднократно подчеркивал в выступлениях И.В. Сталин, была направлена на повышение степени отчуждения сельхозпродукции, становление специфического «вынужденного» товарного производства. Показательно, что И.В. Сталин характеризовал такой тип отношений с сельхозпроизводителями как «дань», которую крестьянство должно выплачивать35.

В 1958 г. был осуществлен переход к принципиально новой системе отчуждения сельскохозяйственной продукции: государственным заготовкам сельскохозяйственных продуктов в порядке закупок по единым ценам, дифференцированным по зонам страны 36. Одновременно были отменены обязательные поставки сельхозпродукции государству колхозами и колхозными дворами, а также натуральная оплата колхозов за работу МТС.

Это коренным образом изменило феномен товарности, трансформировав ее из практически натурального отчуждения продукции производителей в продажу по ценам, постепенно приближавшимся к себестоимости производства. При этом доля отчуждаемого продукта не претерпела значительных изменений.

Главным итогом системы отчуждения, сложившейся в 1930-е гг. и существовавшей до конца 1950-х гг., стало повышение уровня изъятия сельхозпродукта у непосредственных производителей. Если в дореволюционный период товарность сельского хозяйства Российской империи достигла 30%, после коллективизации в СССР - 40%, то в основном товарным (когда уровень товарности превышает 50%) сельское хозяйство становится лишь в 1960-е гг. При этом по подсчетам А. М. Емельянова, за годы советской власти валовая продукция сельского хозяйства увеличилась в 3,8 раза, товарная – в 7,9 раза37.

Рассмотрим, какую роль в формировании товарной продукции играли разные уклады на материалах Архангельской области (табл. 78).

Возможность такого анализа дают опубликованные в официальной статистике данные о госзаготовках и госзакупках сельхозпродукции, составлявших основную часть товарных изъятий. В 1940 г. главным поставщиком товарной продукции были колхозы. По 6 представленным для анализа продуктом они главенствовали в 5 (картофель, овощи, льноволокно, скот, молоко), хозяйства населения стояли на второй позиции в производстве товарной продукции, а по яйцам – давали полностью ее часть, удельный вес товарной продукции совхозов был мизерным. В 1950 г. ситуация изменилась незначительно. Колхозы по-прежнему занимают ведущую позицию в производстве товарной сельхозпродукции, причем они отвоевали товарную нишу по поставкам яиц у хозяйств населения, приусадебные хозяйства населения остались на втором месте по показателям доли в товарной сельхозпродукции (более трети картофеля и яиц, около четверти скота и молока), совхозы несколько увеличили свои позиции в производстве товарного скота и овощей. В 1960 г. колхозы остаются лидерами по удельному весу в сельхозпродукции по всем рассматриваемым позициям, но мы видим значительное усиление позиций совхозов – они вышли на второе место в показателях удельного веса товарного картофеля, овощей, скота, молока. Приусадебные хозяйства населения пока удерживают второе место лишь в производстве яиц, хотя их позиции в показателях удельного веса в Таблица Удельный вес закупок основных сельскохозяйственных продуктов в разных категориях хозяйств Архангельской области в 1940 – 1968 гг. (в процентах) 1940 г. 1950 г. 1960 г. 1965 г. 1968 г.

ые хозяйства ые хозяйства ые хозяйства ые хозяйства ые хозяйства Приусадебн Приусадебн Приусадебн Приусадебн Приусадебн населения населения населения населения населения Колхозы Колхозы Колхозы Колхозы Колхозы Совхозы Совхозы Совхозы Совхозы Совхозы Картофель - 72 28 1 62 37 31 61 8 48 22 30 41 20 Овощи - 100 - 5 95 - 36 60 4 68 28 4 76 20 Льноволокно - 100 - - 100 - - 100 - 40 60 - 57 43 Скот 2 60 38 11 67 22 18 67 15 48 41 11 53 33 Молоко 4 82 14 4 71 25 25 73 2 50 47 3 61 38 Яйца - - 100 - 60 40 15 60 25 82 18 - 75 25 Рассчитано по: Народное хозяйство Архангельской области в цифрах. Стат. сборник. Северо-западное книжное издательство, 1972. С.

46-47.

товарной сельхозпродукции снизились (кроме незначительного возрастания показателей по овощам и скоту). В 1965 г. мы видим смену лидерства в производстве товарной продукции, которая переходит к совхозам по анализируемым видам продукции. Колхозы сохраняют первое место в производстве товарного льна, личные приусадебные хозяйства оказываются на третьей позиции, кроме производства картофеля. В 1968 г. совхозы укрепили свое лидерство в показателях удельного веса в товарности продукции, колхозы остались на второй позиции, а личные приусадебные хозяйства населения сохранили второе место в производстве картофеля.

Показатели доли колхозов в товарной продукции, изымаемой по всем каналам, еще более впечатляющи. В той же Архангельской области колхозы давали в 1940 г. 69% товарного картофеля, в 1945 г. – 84%, в 1952 г. – 70%, молока соответственно – 71%, 69%, 64%, скота в живом весе – 58%, 71%, 65% 38. Товарность продукции колхозов Европейского Севера значительно отличалась от российских показателей. Как показало совместное исследование М.А. Безнина и Т.М. Димони, по продукции растениеводства она была на порядок ниже, а по продукции животноводства нередко опережала общероссийские показатели39.

Рассмотрим динамику товарности продукции сельхозартелей.

Товарность колхозов еще в конце 1920-х – начале 1930-х гг. была невелика.

Постепенно показатели отчужденной сельхозпродукции менялись. Изучим изменение доли отчужденной продукции зерна, картофеля, молока, мяса – главных составляющих сельхозпроизводства Европейского Севера России. В 1932 г. колхозы Северного края отчуждали вовне деревни 4,5% зерновых, в 1933 г. – 10,4 %, в 1934 г. – 15% зерновых. Показатели доли отчужденной продукции нарастали в середине 1930-х – начале 1950-х гг. Товарность зерновых и бобовых в колхозах составляла в Вологодской области в 1937 г.

12% от всего распределенного зерна, в 1940 г. – 22%. Она повышается в период Великой Отечественной войны: в 1942 г. – до 26% от валового сбора зерновых, в 1945 г. – до 29%. В 1955 г. товарность зерновых снизилась до 23% от валового сбора. Резкое падение товарности зерновых в колхозах Вологодской области, как и в других регионах Европейского Севера России, наблюдается во второй половине 1950-х гг.: в 1956 г. – до 9% от валового сбора, а в 1958 г. – до 6%. В 1960-е гг. товарность зернобобовых вологодских колхозов незначительно возрастает – в 1961 – 1965 гг. (по среднегодовым показателям) до 9%40.

В Архангельской области товарность зерновых и бобовых была значительно ниже, чем в Вологодской области, хотя динамика товарности была тождественной. В 1937 г. колхозы Архангельской области отчуждали 9% валового сбора зерновых и бобовых, в 1940 г. – 12%, в 1942 г. – 17%, в 1945 г. – 18%. В 1955 г. товарность зерновых в Архангельской области сократилась до 6% от распределенного урожая, а в 1956 г. – до 2% и в дальнейшем оставалась примерно на этом же уровне. В колхозах Коми АССР товарность зерновых и бобовых была близка к показателям архангельских колхозов: в 1937 г. – 5,3%, в 1940 г. – 17%, в 1945 г. – 30%, в 1953 г. – 20%, в 1956 г. – 2%, в 1958 г. – 0,5%, в 1965 г. – около 3%41.

Таким образом, в сельском хозяйстве Европейского Севера России имел место рост товарности зерновых в течение 1930-х гг. и в период Великой Отечественной войны. Она сохранялась на относительно высоком уровне до середины 1950-х гг. Во второй половине 1950-х гг. происходит резкое падение товарности зернобобовых. В целом динамика отчуждения зерновых и бобовых в колхозах Европейского Севера отличалась от общероссийских показателей товарности зерновых и бобовых, который сохранялся на достаточно устойчивом уровне, и свидетельствовала о включении рыночных механизмов в процесс сельхозпроизводства с конца 1950-х гг., диктующих сокращение производства убыточных культур.

Товарность картофеля в колхозах Европейского Севера России также была подвержена колебаниям. В 1932 г. в колхозах Северного края товарность картофеля составляла примерно 10% от валового производства, 1933 г. – 8%, в 1934 г. – около 10%42. Товарность картофеля была наиболее высокой в колхозах Архангельской области. В 1937 г. она составляла 12% от валового сбора, в 1940 г. – 26%, в 1942 г. – 51%, в 1946 г. – 19%, в 1955 г. – 13%, в 1960 г. – 19%, в 1965 г. – 32%. Достаточно высоким был уровень отчуждения картофеля в колхозах Вологодской области и Коми АССР. В колхозах Вологодской области он составил в 1937 г. – 10% от валового сбора, поднялся в 1942 г. до 32% и сократился в 1949 г. до 16%, а в 1955 г. – до 12% валового сбора. В 1960 г. товарность картофеля в вологодских колхозах составляла 7%, в 1965 г. – 12% от валового сбора картофеля. В колхозах Коми АССР товарность картофеля равнялась в 1937 г. 9% от валового сбора, в 1940 г. возросла до 18%, в 1942 г. – до 29%, в 1946 г. – до 46% от валового сбора картофеля. В 1955 г. товарность картофеля в колхозах Коми АССР сократилась до 12%, но затем возросла: в 1960 г. – до 15%, а в 1965 г. – до 31% от валового сбора43. Таким образом, товарность картофеля возрастает в 1930 – 1940-е гг., но остается сравнительно более низкой, чем товарность зерновых. Это вполне объяснимо – основную нагрузку по снабжению населения картофелем выполняли личные приусадебные хозяйства. В 1950-е гг. мы не наблюдаем резкого снижения товарности картофеля в северных колхозах, а возрастание этого показателя в 1960-е гг.

свидетельствовало об экономической рентабельности его производства в новой системе взаимосвязи государства и сельхозпроизводителей.

Специфичность отчуждения продукции животноводства в хозяйствах Европейского Севера России, как уже отмечалось выше – в достаточно высоком уровне товарности. Товарность молочного животноводства резко возросла в колхозах уже в начале 1930-х гг. Если в конце 1920-х гг. доля товарной продукции по отношению к валовой в этой отрасли не превышала 26 – 29%, то в 1932 г. в колхозах Северного края доля товарного молока составляла 68% (по РСФСР – 41%), в 1934 г. – 75%44. При этом подавляющая часть этой продукции реализовывалась государственным органам заготовок;

в порядке колхозной торговли колхозы Северного края реализовали в 1933 г.

лишь около 10% молочной продукции 45. Товарная часть молока была наиболее высокой в колхозах Вологодской области. Она составляла в 1937 г.

– 80% от валового производства молока и молочной продукции, в 1945 г. – 70%, в 1950 г. – 73%, в 1955 г. – 75%, в 1960 г. – 79%. Достаточно высокой была товарность молока и молочной продукции в колхозах других регионов Европейского Севера России. В Архангельской области она составляла в 1937 г. – 76% от валового производства молока, в 1945 г. – 52%, в 1950 г. – 64%, в 1960 г. – 79%. В колхозах Коми АССР – в 1937 г. товарность молока равнялась 62%, в 1945 г. – 54%, в 1950 г. – 49%, в 1960 г. – 74%46.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.