авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА

Ответственный редактор:

заслуженный юрист РФ,

доктор

юридических наук, профессор

И.Л. Бачило

Труды Института государства и права

Российской академии наук

№ 5/2009

Москва, 2009 г.

1

Сборник статей настоящего выпуска Трудов ИГП РАН под-

готовлен сотрудниками сектора информационного права, кото рый отмечает свое десятилетие. Освещаются наиболее острые проблемы этой молодой отрасли российского права, активно развивающейся как юридическая наука, отрасль законодатель ства, как учебная дисциплина и общее правосознание.

ISBN 583390113-8 9 795833 901136 © Учреждение Российской академии наук Институт государства и права РАН, 2009 г.

© Коллектив авторов, 2009 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий выпуск трудов подготовлен сектором информа ционного права Института государства и права РАН. В статьях сборника рассматриваются требующие обсуждения и решения вопросы правового регулирования общественных отношений, изменяющихся под влиянием технологического, интеллектуаль ного и духовного развития мирового сообщества. Основное вни мание уделено правовому обеспечению процессов инновацион ного характера в области организации деятельности органов гос ударственной власти, информатизации и формированию инфор мационной инфраструктуры деятельности органов исполнитель ной власти на всех уровнях. В этой связи анализируется содер жание таких документов, как Стратегия развития информацион ного общества в Российской Федерации и План по реализации этой Стратегии.

Содержание статей пронизано желанием авторов отклик нуться на задачи сегодняшнего дня и запросы ближайшего вре мени. «Наше время по-настоящему новое… Общество становит ся открытым и прозрачным как никогда. Даже если это не нра вится правящему классу», – говорит Президент РФ1.

Информационные технологии и основанные на них иннова ции непосредственно связаны как с решением проблем эффек тивности экономики, так и с обновлением политической систе мы страны. Поэтому информатизация системы государственного управления, совершенствование правовой системы ни в коем случае не должны отставать от продвижений в области матери ального производства, выстраивания интеллектуального, креа тивного потенциала страны в соответствии с состоянием обще ства, способностями человеческого ресурса освоить новые усло вия жизни общества. В силу этого, а также учитывая необходи мость глобализации экономики, науки, для специалистов госу дарственного управления, законодателей и всех участников ука занных процессов на демократической, социальной, гуманитар Российская газета. 2009. 11 сент.

ной основе, проблема информационных технологий и ресурсов находится на первом плане.

Развитие науки и общества диктует новые и очень высокие требования к государственному и другим формам публичного управления. Оказывая информационные и административные услуги (их число доходит до сотен миллионов операций), струк туры государственного и муниципального управления призваны обеспечивать условия для системного решения основных про блем общества и человека. И если эта деятельность будет пра вильно организована, число обращений за индивидуальными услугами сократится. Новые технологии позволяют в автомати ческом режиме оказывать такие услуги всем, кто в них нуждает ся, освободить персонал региональных органов здравоохранения и социального развития, а следовательно, и отдельных граждан (за редким исключением) от непосредственных и обременитель ных контактов.

Если для решения проблем обновления технологий в науке, проектировании, производстве создаются структуры, обеспечи вающие скрещивание нано-, био-, информационных и когнитив ных технологий (на базе РНЦ «Курчатовский институт») 2, то юридические науки должны быть готовыми к изменениям и в области управления. Они должны войти в систему наук когни тивных и на уровне «познания» и «мышления» подготовить поч ву для своего междисциплинарного включения в управление этими процессами. Информационное право в какой-то мере при ближает момент решения межотраслевого взаимодействия уже давно «нарезанных» отраслей права и законодательства с учетом изменяющихся отношений в обществе. Междисциплинарное ви дение, интегрированное обучение, интегрированное управление на основе новейших обработок и анализа информации должно способствовать существенным подвижкам в регулировании пра вовых отношений на всех уровнях жизнедеятельности общества.

См.: Медведев Ю. Интервью с Михаилом Ковальчуком – членом корреспондентом РАН, ученым секретарем Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию // Российская газета. 2009.

11 сент.

Российская наука способна решать назревшие задачи. Наука западных стран и особенно США пока тяготеет к сужению уров ня исследований, решению конкретных, локальных задач как в точных, так и в социальных отраслях знаний. Это подтверждает ся мнением ученых, возвращающимся в Россию после длитель ной работы в США. «Шаг в сторону» от узко определенной темы категорически недопустим;

государство следит, чтобы масштаб ными проблемами занимались граждане страны, – свидетель ствуют те, кто возвращается в российскую науку.

Обозначенные процессы в научном видении и решении проблем современного общества, безусловно, ставят и новые вопросы в области информационной и технологической без опасности России. Здесь также огромный фронт работ для юри стов в контакте со специалистами информационных и сетевых технологий.

Этот выпуск «Трудов» открывается статьей доктора юриди ческих наук, профессора, заведующей сектором информацион ного права ИГП РАН И.Л. Бачило о предпосылках укрепления правового регулирования инновационных процессов в публич ном управлении на основе информационных технологий. Вопро сы совершенствования информационного законодательства в России рассматриваются на фоне связи законодательства в целом с состоянием исследований в области философии, теории и по литики права. Особое внимание уделено роли информационного права в укреплении институтов общества и государства, в об новлении их жизнеспособности с применением информацион ных технологий.

В статье научного сотрудника сектора информационного права А.Г. Арешева освещаются проблемы влияния глобализа ции на современные государства и их правовые системы. Новые информационные технологии, оказывающие комплексное воз действие как на социум в целом, так и на отдельного человека, приобретают первостепенное значение. Это требует совершен ствования международно-правовых регуляторов информацион ных отношений и обостряет необходимость развития современ ного российского информационного права, включая его институт «электронного правительства».

Кандидат юридических наук, старший научный сотрудник С.И. Семилетов посвятил свою статью правовым проблемам ин формационных коммуникаций в России. Обозначены перспекти вы и направления правового регулирования отношений участни ков инфокоммуникаций в условиях опережающего развития тех нологий, интеграции связи, вещания и информатизации, сфор мулированы признаки происходящих обновлений в отрасли, комментируются содержание и направления этих перемен;

пред ставлена соответствующая методология и модель правового ре гулирования.

В статье кандидата юридических наук, старшего научного сотрудника Э.В. Талапиной поднимается проблема ограниченно го применения в российской юридической практике норм принципов, подчеркивается их системообразующее значение.

Автор предлагает систему принципов доступа к экономической информации, в числе которых: прозрачность (открытость) эко номической информации общего значения и ее бесплатность, доступность экономической информации, исключительность информации ограниченного доступа, баланс публичного и част ного права в доступе и использовании экономической информа ции, официальность экономической информации, предоставляе мой органами публичной власти и др.

Докторант ИГП РАН, кандидат политических наук, доцент, проректор по науке Курского института государственной и му ниципальной службы Е.С. Устинович в своей статье обосновы вает необходимость системного правового регулирования всех направлений функциональной деятельности федеральных орга нов исполнительной власти РФ, уделяя особое внимание про блемам организации форм массовой информации – контактам государственных органов с населением и организациями;

необ ходимость принятия федерального закона «Об информации и информационной деятельности федеральных органов исполни тельной власти Российской Федерации».

В статье кандидата юридических наук, старшего научного сотрудника, советника юстиции 1-го класса В.Н. Монахова рас сматривается комплекс вопросов, связанных с появлением и раз витием новых явлений и процессов в мировом и отечественном информационном пространстве, порождающих необходимость разработки соответствующих информационно-правовых доктри нальных и законодательных новаций, адекватно отвечающих на вызовы глобального информационного общества. Освещены ключевые тенденции в развитии указанных процессов и явлений на примере США, Западной Европы и России. Предложены ва рианты их оценки, сформулированы для обсуждения предложе ния по совершенствованию их информационно-правового регу лирования.

Кандидат юридических наук, научный сотрудник А.А. Ан топольский в рассматривает проблему регулирования отноше ний, возникающих по поводу информации, с точки зрения взаи модействия и соотношения норм частного и публичного права, включая вопросы определения информации как объекта право вого регулирования, соотношении информации с другими объек тами права (в первую очередь гражданского), как то: вещи, до кументы, результаты интеллектуальной деятельности (интеллек туальная собственность), действия (включая услуги), нематери альные блага.

Кандидат юридических наук, старший научный сотрудник А.К. Жарова посвятила свою статью вопросам проблемы ано нимности субъектов в Интернете. Существующие технологиче ские процедуры позволяют создавать в сети анонимные отноше ния. Субъект, владеющий необходимыми специальными знания ми, создает состояние своей неизвестности и неопределяемости другими субъектами. Статус «анонима» в глобальной сети созда ет отношения, которые часто являются противозаконными, и усложняет их правовое регулирование. Эта проблема привлекает внимание юристов многих государств.

Статья кандидата юридических наук, ведущего научного со трудника Л.А. Сергиенко посвящена тенденциям и задачам пра вового регулирования отношений в информационной сфере на основе международных договоров РФ. Она рассматривает во прос о совершенствовании практики правового регулирования отношений в информационной сфере на примере двусторонних и многосторонних международных договоров и соглашений. За трагиваются проблемы основ законодательства ЕврАзЭС, СНГ, стран Европейского союза.

Опыт канадского проекта электронного правительства рас сматривается в статье младшего научного сотрудника сектора, аспирантки ИГП РАН Л.В. Приходько. Освещая историю разви тия проекта правительства Канады «Электронное правитель ство», его стратегическое значение для страны, автор рассматри вает вопросы финансирования, запуска его отдельных частей, виды государственных услуг в режиме онлайн. Канадский про ект считается самым успешным в мире, и этот опыт весьма ин тересен для России. Дан краткий обзор и региональных проектов различных канадских территорий.

В статье «Правовой мониторинг – информационный ресурс оздоровления законотворчества и правоприменения» И.Л. Бачи ло квалифицирует правовой мониторинг как один из институтов информационного права и рассматривает методологические про блемы этого института, обращая внимание на необходимость перевода мониторинга на электронную форму обслуживания сбора, обработки и анализа информации, а также на выбор кри териев оценки состояния юридической техники и содержания нормативных правовых актов, на необходимость принятия феде рального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», на сближения индикаторов оценки результатов со циологических и правовых мониторингов.

Статья кандидата педагогический наук, заведующего ка федрой уголовно-правовых дисциплин Академии сферы соци альных отношений В. М. Елина и кандидата юридических наук, старшего научного сотрудника А.К. Жарова посвящена выделе нию информационных объектов в самостоятельную категорию объекта преступления. Ими анализируется проблема защиты информационных объектов существующими уголовно правовыми нормами. На основе Стратегии национальной без опасности Российской Федерации до 2020 года, Стратегии раз вития информационного общества в Российской Федерации, Доктрины информационной безопасности, а также иных норма тивных правовых актов к дальнейшей разработке предлагаются отдельные составы преступлений по каждому из видовых объек тов в области уголовно-правовой охраны информационных объ ектов, в которые достаточно успешно интегрируются существу ющие составы преступлений, связные с защитой информации.

Завершает сборник статья, посвященная деятельности Международной академии информатизации. Она подготовлена на основе интервью, взятого членом редколлегии журнала «Тру ды Института государства и права РАН» М.М. Славиным у Пре зидента Академии А.Г. Харитона.

Авторы статей, представленных в настоящем сборнике, надеются, что им удалось обозначить те пути, которые ведут к решению современных задач в области информатизации и инно вационных процессов на основе информационных технологий в ходе продвижения общества к новым рубежам.

И.Л. Бачило* ПРЕДПОСЫЛКИ УКРЕПЛЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПУБЛИЧНОМ УПРАВЛЕНИИ НА ОСНОВЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Информация, информационные технологии, информатиза ция всех сторон социума привносят такие изменения в жизнь индустриального и постиндустриального общества, которые требуют изменений, порой коренных, в институтах организации, управления и права.

Значение правового регулирования и развития информаци онного законодательства по-прежнему остается крайне актуаль ной задачей, однако серьезных сдвигов в данной области пока не происходит. Это объясняется недостаточным уровнем осознания значимости поистине революционного воздействия новых тех нологий на социальную сферу жизни общества, его нравствен ную, политическую, социопсихологическую, организационную структуру – в его синергетической основе, на динамику перехода к новому пласту культуры в самом широком смысле этого поня тия. Правовое мышление, политика скорее находятся в обороне, чем выполняют роль «повивальной бабки», что обусловлено, в частности, застоем в области философии права, его операцион ного представительства – закона и законодательства, юридиче ской практики. И это проблемы не только национальные (внут ригосударственные) – они касаются всех форм государственного и в целом публичного и гражданского мироустройства.

Социальная мысль ХХ в. на пути к пониманию указанных проблем прошла через определенные этапы развития таких наук, как психология, социология, политология, в меньшей степени – права и, не опасаясь бурной реакции специалистов, скажу: еще * Доктор юридических наук, профессор, заведующая сектором информационного права Института государства и права РАН.

меньше – современной философии1. Математика, информатика, кибернетика создали такую основу для технических решений инновационных прорывов общества, которые значительно опе режают гуманитарную, нравственную, политическую, правовую культуру и создают так называемые ножницы между желаемым и действительным. На это указывали академики РАН Д.С. Львов, С.П. Капица, Е.П. Велихов и другие;

это фиксируется современ ной политологией России2.

Анализируя состояние безопасности технологий, член корреспондент РАН Н. Махутов констатирует: «Мы построили общество риска и уже живем в нем»3.

Почему полезно начать характеристику проблемы с таких высоких, казалось бы, абстракций? Во-первых, 10-летний опыт работы сектора информационного права ИГП РАН и наблюдения за состоянием правовой основы процессов информатизации об щества приводят к постановке именно общих и коренных про блем организации общества. Во-вторых, осваиваемые важные политические и правовые документы – Стратегия развития ин формационного общества в Российской Федерации и Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. не только требуют активизации решения научно-практических, правовых и исполнительских задач, поставленных ими, но и нуждаются в мобилизации науки более высокого уровня.

На первом плане – вопросы смысла и способов публичного управления жизнью общества в условиях естественной эволю ции, неизбежных кризисов и обострения противоречий и кон фликтов. Познание природы развития различных социальных институтов, постановка вопросов: общество и государство, об Имеются в виду труды ученых, заложившие основу развития этих направлений науки (см., например: Бергсон А. Творческая эволюция.

Материя и память. Минск, 1999;

Pareto V. The Mind and Societi // A Treatise of General Sociologe 1935. Vol. 1–2), а также современных социологов и политологов.

См. дискуссии на страницах журнала «Политический класс» за 2009 г.

Медведев Ю. Визит драмы. Интевью с Н. Махутовым // Российская газета. 2009. 9 сент.

щество и право – именно сегодня является немаловажным фак тором выработки политики, прогнозов реализации институтов права и законодательства, правоприменения, которые все более должны служить средством не только охраны, защиты, но и ор ганизации всех форм общественных отношений. Эта проблема все более выходит за рамки отдельного государства и проявляет ся за его пределами в структуре мирового сообщества. И привле кает внимание ученых, политологов, юристов и практиков управления. Подтверждение тому – состоявшаяся в сентябре 2009 г. Ярославская международная конференция «Современное государство и глобальная безопасность». Новый подход к роли политики предполагает отказ от замалчивания наиболее острых проблем современности, отход от ориентации на устаревшие идеологические мифы, отказ от уже ставших привычными либе ральных и рыночных методов и оценки результатов. Мировое сообщество осознает важность научного многофакторного ана лиза состояния планеты, ее безопасности, обоснования объек тивно, эволюционно формируемой парадигмы развития, движе ния общества к новым рубежам мирового сосуществования.

На фоне обозначенных условий и факторов ждут оценки направления органической связи институтов государства, обще ства и права. Объектом наблюдений являются процессы перехода и встраивания в единую систему ресурсов и потенциала разви тия как материальных, так и интеллектуальных источников жиз ни. Процесс сочетания и взаимодействия того, что А. Бергсон называл «памятью» при исследовании психологии отдельного индивида, и того, что в наши дни становится мировой памятью и источником виртуализации всей реальной жизни, раскрывает суть наблюдаемых явлений при переходе к информационному обществу.

В этом контексте важнейшее значение имеют вопросы, ка сающиеся роли информационного права в укреплении институ тов государства и обновлении жизни его институтов.

Информационное право является новой комплексной отрас лью в структуре российского права. Его предметом являются от ношения, которые обеспечивают реализацию процессов инфор матизации общества и переход его состояния в категорию ин формационного в полном смысле этого слова.

Информационное право как комплексная отрасль рассмат ривается в системе отраслей права в качестве структуры третьего уровня, что не снижает ее значения в системе права и законода тельства. Такой уровень объясняется тем, что данная отрасль выстраивается в соответствии с постулатами теории права, име ет прочную связь с классическими отраслями права – граждан ским, административным, уголовным, государственным (консти туционным), взаимодействует со многими отраслями дочернего происхождения относительно вышеназванных и образует четко очерченную предметную область правового регулирования.

Информационное право является не только отраслью законода тельства, но и научной дисциплиной, формирующей юридическую основу регулирования в своей сфере;

учебной дисциплиной в обла сти подготовки юристов-практиков и научных кадров – кандидатов, докторов по специальности 12.00.14 (административное право, финансовое право, информационное право) в соответствии со специализацией, установленной ВАКом России;

базой воспита ния и проверки состояния правосознания общества, включая правосознание законодателей, повышения правовой культуры населения в целом. Безусловно, центром внимания остается со стояние и развитие законодательства в рассматриваемой области.

Концепция развития информационного законодательства в Российской Федерации предусматривает правовое регулирова ние: 1) отношений в области создания, включения в рынок и иные формы представления информационных технологий для использования в структурах их потребления;

2) отношений в сфере формирования, защиты и использования информационных ресурсов;

3) отношений, которые реализуются через сетевые структуры современных информационных коммуникаций, вклю чая Интернет и иные модификации сетей. Правовое регулирова ние в указанных направлениях «сопровождает» процессы созда ния и функционирования информационных систем на разных уровнях и в разных сегментах жизни общества, обеспечивает его потребности в информационном продукте и позволяет создавать ин новационные процессы на основе потенциала информационно телекоммуникационных технологий (ИКТ).

Своеобразие отрасли информационного права состоит в том, что ее предметная сфера включает в структуру информаци онных ресурсов Российской Федерации в числе других и право вую информацию. Это особый вид информационного ресурса.

Вся нормативно-правовая база от законодательства до иных форм нормативного регулирования отношений субъектов права с момента принятия соответствующего акта или нормы включает ся в систему правовой информации. Заметим, что на этой стадии реализуется такая форма права, как правосознание, и не только населения страны в целом, но и самих законодателей и тех, кто создает подзаконные акты. Сюда же относится информация о правоприменении, а также информационная сторона деятельно сти политических, управленческих структур и судебной систе мы. В конечном счете информационное право становится в из вестной степени отраслью права о правовой системе в целом4.

Это необычная интегрирующая функция отрасли права не вы полняется системно ни одной другой отраслью права. Она реа лизуется в процессе деятельности по правовому мониторингу, которая в России инициирована и курируется Советом Федера ции Федерального Собрания РФ5.

По всем указанным направлениям осуществляется научная и научно-практическая деятельность коллектива сектора инфор мационного права ИГП РАН;

ежегодно проводятся теоретиче ские семинары, материалы которых публикуются в сборниках6.

См.: Бачило И.Л. Информационное право – новая отрасль права Российской Федерации (методология, теория, практика) // Государство и право. 2008. № 3.

По итогам такого мониторинга готовятся доклады Совета Федерации о состоянии законодательства РФ. В подготовке докладов принимают участие и сотрудники сектора информационного права ИГП РАН (см., например, доклады Совета Федерации о состоянии законодательства в Российской Федерации 2006 г., 2007 г., 2008 г.).

См.: Теоретические проблемы информационного права. М., 2006;

Правовые понятия и категории в контексте информационного права.

За время существования сектора подготовлено и выпущено три коллективных монографии7, опубликованы ряд авторских работ8, множество статей, изданы учебники по информационному пра ву9. Сектор активно сотрудничает с рядом субъектов РФ, с от дельными федеральными органами исполнительной власти (ФАИТ, ТПП, РСПП, Минсвязи и массовых коммуникаций Рос сии, ФНС, ЦИК России), учебными структурами Минюста Рос сии и др. Сотрудники сектора участвуют в работе Общественной палаты РФ, Ассоциации юристов России, поддерживают связи с учеными из стран СНГ (Беларуси, Украины, Казахстана, Узбеки стана, Армении), из Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Самары, Воронежа, Ханты-Мансийска, Твери, Владивостока и др., с ад министрациями и соответствующими подразделениями Ханты Мансийского автономного округа, Нижегородской, Свердлов ской областей. Заключено соглашение о научном сотрудничестве Материалы теоретического семинара по информационному праву 2006 г.

М., 2006;

Информационное право и становление основ гражданского общества в России. Материалы теоретического семинара по информационному праву 2007 г. М., 2008;

Конфликты в информационной сфере. Материалы теоретического семинара сектора информационного права 2008 г. М., 2009.

См.: Информационные ресурсы развития Российской Федерации.

Правовые проблемы. М., 2003;

Информационное право: Актуальные проблемы теории и практики. М., 2009;

Арешев А.Г., Бачило И.Л., Сергиенко Л.А. Персональные данные в системе информационных ресурсов. Основы правового регулирования. М., 2006.

См., например: Талапина Э.В. Комментарий к законодательству Российской Федерации о противодействии коррупции. М., 2010;

Жарова А.К. Информация. Правовое регулирование обращения информации в Интернете. М., 2006;

Монахов В.Н. Правовые рекомендации для создателей и держателей электронных коллекций научно-технической информации (с учетом 4-й части ГК РФ). М., 2009.

См., например: Бачило И.Л. Информационное право. Основы практической информатики: Учебное пособие. М., 2001.;

Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: Учебник / Под ред. Б.Н. Топорнина. СПб., 2001;

Бачило И.Л. Информационное право.

Спец. курс. М., 2009.

с Институтом информатики РАН в Санкт-Петербурге. Ряд пред ложений был подготовлен сектором и для Президиума Россий ской академии наук.

Сектор осуществляет: а) отслеживание информационной сто роны управленческой и социальной живой практики в регионах страны;

б) научную экспертную оценку законодательства РФ при изучении опыта других стран;

в) подготовку предложений по разви тию законодательства с учетом профиля работы сектора;

г) апроба цию предложений, разработанных сотрудниками сектора.

Конечно, преждевременно говорить о том, что в контактах сектора как научной ячейки и базы экспертов по соответствую щим проблемам правового регулирования информатизации налажена полная гармония. Если с Советом Федерации сложи лись достаточно продуктивные отношения и взаимопонимание, то утверждать это относительно Государственной Думы пока вряд ли возможно. Плодотворным был период подготовки Феде рального закона «Об информации, информатизации и защите информации» 1995 г., в разработке которого участвовало боль шинство сотрудников сектора. Этот Закон внес огромный вклад в правовое обеспечение процесса информатизации страны. Его называли «базовым» или «трехглавым», и он действительно за ложил основы регулирования по трем направлениям развития законодательства, о которых речь шла выше. Но в силу ряда при чин связи с профилированным комитетом Государственной Ду мы в период 2002–2008 гг. значительно ухудшились. Законы, ко торые принимаются ныне, безусловно, не проходят мимо внима ния сектора и ИГП РАН в целом, на стадии их обсуждения в об щем порядке и в форме парламентских слушаний специалисты Института привлекаются. Однако результативность от высказы ваемых предложений можно назвать минимальной. Ответствен ные комитеты нередко отступают от концепций, представляемых разработчиками, и в результате страдает качество принимаемых законов. Пожалуй, сложившаяся ситуация в известной мере от ражает общую картину отношений законодателей с наукой на сегодняшний день.

Вместе с тем следует отметить и положительные примеры сотрудничества комитетов Государственной Думы со специали стами ИГП РАН при обсуждении проблем развития законода тельства по безопасности детей, детства и воспитанию патрио тизма подрастающего поколения. Специалистами сектора была разработана концепция правового обеспечения этих вопросов и представлен проект структуры федерального закона, которым бы предусматривались пути охраны, защиты прав детей, их разви тия и воспитания, приобщения к практическим проблемам об щества. Эта идея нашла отражение в ряде уже принятых актов по детской проблематике благодаря работе Комитета Государ ственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, возглавля емого Е.Б. Мизулиной. И этот опыт взаимодействия подтвержда ет значение контактов науки и практики в законотворчестве. Уже поставлен вопрос о дифференциации прав молодежи до 18 лет (привлечение вне зависимости от возраста к таким формам об щения и работы, как форум творческой молодежи в Твери летом 2009 г., аналогичным движениям на уровне регионов). Итогом такого сотрудничества является легализация права молодого че ловека с 18 лет быть избранным в представительные органы местного самоуправления;

усиление и конкретизация правовых регуляторов в борьбе с детской наркоманией и т.д.

Плодотворным оказалось и участие сектора в работе группы специалистов по проблеме НИР «Создание системы централизо ванного управления сетями связи общего пользования в чрезвы чайных ситуациях и в условиях чрезвычайного положения» с группой специалистов, созданной при Ассоциации Докумен тальной Электросвязи (АДЭ), в 2008 г. И через год возражения Минкомсвязи России по ряду позиций сняты. Например, взаимо действие операторов разных систем подчинения, включая него сударственные корпорации, может быть легализовано в части обеспечения недискриминационного доступа к своим сетям, в том числе и к «последней миле»10.

См.: Сальманов О., Цуканов И. Артемьев убедил Щеголева // Ведомости. 2009. 8 сент.

Несмотря на сложности в отношениях науки и практики в области решения проблем развития информационного общества, благодаря вниманию высших должностных лиц Российской Фе дерации это взаимодействие приобретает более эффективные формы. Беспрецедентный пример функционирования сайта, бло га Президента РФ Д.А. Медведева, форм дискуссий в Интернете с приглашением любых желающих высказать свои предложения о путях развития страны, Интернет-общения и других форм кон тактов с массовой аудиторией премьер-министра России В.В. Путина свидетельствует о снятии психологических и адми нистративных барьеров в информационном общении власти и граждан11. Это один из индикаторов оценки состояния информа ционной составляющей современного российского гражданского общества.

Вопросы взаимодействия органов публичной власти с дру гими структурами гражданского общества включены в програм мы работы сектора, им уделяется большое внимание при прове дении тематических семинаров, в научных и диссертационных работах.

Что сегодня мобилизует коллективы, работающие в области развития информационного общества?

По мнению специалистов ИГП РАН, одним из приоритет ных направлений является решение задач в области правового регулирования процессов развития информационного общества с учетом его характеристик как гражданского, демократического, правового, социального, суверенного в международных контак тах и достаточно открытого для решения глобальных проблем планеты. Здесь установочную роль выполняют, прежде всего, два как политически, так и организационно важных документа:

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. и Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации. Они дополнены концепцией, сформули рованной в статье Президента РФ «Россия, вперед», а также его пространным выступлением на конференции в Ярославле См.: Российская газета. 2009. 11 сент.

14 сентября 2009 г. Из пяти основных векторов экономической модернизации нашей страны два непосредственно касаются ин форматизации: 1) «российские специалисты будут совершен ствовать информационные технологии, добьются серьезного влияния на процессы развития глобальных общедоступных ин формационных сетей, используя суперкомпьютеры и другую не обходимую материальную базу»;

2) «мы будем располагать соб ственной наземной и космической инфраструктурой передачи всех видов информации»12.

При внимательном прочтении этих документов нельзя не обратить внимание на ряд позиций, нуждающихся в более тща тельной правовой оценке и включению их в систему норматив ного правового регулирования. В тезисах доклада, представленно го специалистами ИГП РАН на Петербургском научном форуме «Наука и общество. Информационные технологии. IV Петербург ская встреча Нобелевских лауреатов» 21–25 сентября 2009 г., отме чалось, что План реализации Стратегии развития информацион ного общества в Российской Федерации не мобилизует всех воз можностей по усилению роли самих органов государственной власти в области создания условий для реализации идей Страте гии. В Плане больше внимания уделяется техническому обеспе чению мероприятий и меньше – организационному, прослежива ется ориентация на количественное измерение результатов (шту ки, число, проценты). Не раскрыто содержание раздела по пра вовому обеспечению направлений и мероприятий. Практикам не хватает такой позиции, как использование ИКТ в совершенство вании государственного управления и местного самоуправления в условиях информатизации. Наличие раздела о формировании электронного правительства (п. 6 Плана), которое обеспечивает соответствующую инфраструктуру и условия для этой основной цели, требует определения главной задачи – получение итогов содержательного (скажем, инновационного) характера. Именно это позволяет сконцентрировать внимание на применение потенци Российская газета. 2009. 17 сент.

ала ИКТ в государственном управлении на период до 2015 г. и тем более до 2020 г.

Наиболее важными в области организационного обеспече ния Стратегии представляются позиции, касающиеся создания системно значимых условий для успешного процесса развития информационного общества. Это прежде всего касается области образования и развития национальной промышленности инфор мационных технологий в России. Мероприятия по реализации Стратегии касаются и развития отечественной базы программно го обеспечения. Однако они могли бы получить более конкрет ное определение, так как это наиболее слабое место в нацио нальной инфраструктуре и обеспечении безопасности.

В первую очередь требуют решения проблемы информаци онного взаимодействия на всех уровнях деятельности органов государственной власти и особенно органов исполнительной власти. Планом предусмотрены мероприятия по электронному документообороту. Однако нет заданий по обеспечению и кон тролю за процессом внедрения электронных документов, элек тронной цифровой подписи в систему государственного и мест ного управления. Необходимы меры по установлению порядка документирования информации и их соблюдения. Важно уста новить, по каким признакам и критериям сохраняется и обмени вается в системе государственного управления информация только в бумажной форме, а какие документы и в каком порядке переводятся в электронный оцифрованный документ и инфор мационные ресурсы. Только при этом условии возможно реше ние задачи, предусмотренной п. 6.11 Плана – работа ГАС «Управление». Лишь на основе общесистемного решения по правилам документирования информации в электронной форме можно ожидать эффективности всех конкретных направлений информатизации (образование, здравоохранение, безопасность жизнеобеспечения и др.).

Следует отметить, что в Плане реализации Стратегии раз вития информационного общества выделены вопросы норматив но-правового обеспечения. Как уже говорилось выше, более по ловины пунктов этой части Плана непосредственно связано только с технологическим обеспечением мероприятий. Кроме того, необходима конкретизация мероприятий, связанных с раз работкой технических требований к организации взаимодей ствия системы межведомственного электронного документообо рота (МЭДО) и подготовки проекта положения об этой системе.

При упоре на технические требования практика будет нуждаться в организационных решениях, касающихся непосредственной деятельности органов государственной власти на всех уровнях.

Очень хорошее мероприятие – создание прикладных инфор мационных технологий для выполнения органами исполнительной власти своих функций (п. 6.3). Пока фронт работ ограничен лишь планами на уровне субъектов РФ с учетом их финансово хозяйственной деятельности. Довлеет концепция трактовки органов государственной власти как структур корпоративных и удобства применения аналогов программ для предприятий.

В Плане затронут вопрос о поддержке выполнения функций и оказания услуг (п. 6.4). Это одна из важнейших проблем иден тификации хода информатизации. Но именно здесь представлен подход оценки через организацию учета по «штукам». Между тем вопрос о подготовке нормативных правовых актов о созда нии классификаторов функций органов государственной и ис полнительной власти на федеральном уровне и на уровне субъ ектов РФ в свете создания и развития ГАС «Управление», о связи коренной функциональной деятельности с оказываемыми инди видуальными услугами гражданам и организациям нуждается в особом внимании. Здесь скрыты проблемы сути административ ной реформы. Если мы не знаем, кто и что делает и во имя чего (каких целей), информатизация останется только пожеланием.

Возможны типовые классификаторы функций федеральных ор ганов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления.

Наконец, из Плана выпала связь со Стратегией информати зации судебной системы РФ.

В ИГП РАН подготовлены предложения по уточнению Плана в части правового регулирования и обеспечения всех его направлений.

Особого внимания требуют вопросы правового статуса ин тегрированных информационных систем федерального уровня, многофункциональных центров предоставления услуг, например такого, как Общероссийский государственный информационный центр – Портал государственных услуг (ОГИЦ) и планируемых аналогичных региональных центров.

Следует продумать состав нормативных правовых актов под раздел мероприятий по п. 8 «Сокращение различий между субъ ектами РФ по уровню информационного развития». Рекоменда ция типовых решений была бы весьма полезной. Здесь важны предложения самих субъектов РФ.

В свете постановки проблемы безопасности в информаци онной сфере в условиях развития информационного общества, а также учитывая мероприятия, предусмотренные Стратегией национальной безопасности Российской Федерации, важно бо лее тщательно рассматривать вопросы обеспечения качества программного продукта для информационных систем государ ственного назначения. При этом не последнее место занимает вопрос об укреплении нормативно-правовой основы защиты и гарантий прав разработчиков этого продукта средствами граж данско-правового регулирования, а также о лицензировании про грамм для ЭВМ и информационных систем, используемых в особо чувствительных областях обработки информации. Это ка сается, прежде всего, областей обработки информации, относи мой к государственной тайне, а также к ряду систем конфиден циальной информации: персональным данным, коммерческой тайне, врачебной тайне, налоговой, к отдельным массивам слу жебной информации в структурах государственного управления и в органах местного самоуправления.

В Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» не уделено должного внима ния проблемам информационных технологий, в частности, вопро сам государственного регулирования в сфере применения указан ных технологий, формирования отрасли или кластера в области создания отечественного производства программного обеспечения и развитии этого сектора экономики. В ст. 12–14 данного Закона внимание акцентируется на использовании и порядке создания ин формационных технологий и информационных систем с учетом требований Федерального закона «О размещении заказов на по ставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государ ственных и муниципальных нужд» 2005 г. Здесь ощущается разрыв с четвертой частью ГК РФ, где акцент сделан на объекты прав ин теллектуальной собственности, к числу которых отнесены про граммы для ЭВМ, базы данных и информационные системы. Этот разрыв относительно природы программного обеспечения не сгла живается даже весьма обширными дополнениями, внесенными в этот Закон в июне 2009 г. Единственный пункт ст. 14 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» содержит требования к эксплуатации информацион ных систем, но и эта норма должна реализовываться «без надле жащего оформления прав на использование ее компонентов, явля ющихся объектами интеллектуальной собственности».

В течение ряда лет предметом внимания является создание ин формационного кодекса. Даже приведенные выше примеры несты ковки и пробелов в действующем правовом арсенале подтверждают необходимость разработки такого акта. Однако подготовка закона, который создаст основу в развитии всех направлений информатиза ции, наращивания и использования новых технологий для информа ционного ресурса социума, не позволяет торопиться и ориентиро ваться на отдельные коллективы (школы) специалистов. Здесь важна коллективная и всеобъемлющая работа без спешки и амбиций. Речь идет о фундаменте соединения материальной и виртуальной обла стей в синергетике самоорганизации общества на долгие годы.

ИГП РАН предлагает создать научно-общественный совет по подготовке концепции и проекта информационного кодекса РФ как комплексного закона, регулирующего все направления отношений в информационной сфере в условиях формирования и развития ин формационного общества.

А.Г. Арешев ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА Глобализационные процессы затронули, без преувеличения, все сферы жизни человечества. В принятой в 2000 г. Окинавской хартии информационного общества отмечалось:

«Информационно-коммуникационные технологии являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества XXI века... становятся жизненно важным стимулом развития мировой экономики... открывают огромные возможности и... позволяют людям шире использовать свой потенциал и реализовывать свои устремления»1.

Новые условия глобального социально-экономического кризиса ставят перед многими правительствами, заинтересованными в том, чтобы минимизировать риски, связанные с повсеместным экономическим спадом, и не допустить масштабной внутриполитической дестабилизации, весьма сложные задачи.

В то время как большинство государств решает задачи сугубо тактические, связанные подчас с элементарным выживанием и недопущением банкротства национальных экономик, некоторые государства, добившиеся в предшествующий период благодаря своим комплексным усилиям впечатляющего технологического прорыва, стремятся к достижению куда более амбициозных целей. Так, уже через два года в США стартует не электронное, а «интеллектуальное правительство», в формате которого будут эффективно решаться задачи контроля и управления государственными программами при условии обеспечения абсолютной прозрачности программ Научный сотрудник сектора информационного права Института государства и права РАН.

Окинавская хартия глобального информационного общества (22 июля 2000 г.) // Дипломатический вестник. 2000. № 8. С. 51.

для гражданского контроля. В качестве вероятного способа выхода из кризиса рассматривается вариант радикального технологического прорыва, призванного обеспечить безбедное существование как минимум гражданам развитых стран2.

Какова будет в случае осуществления этого сценария судьба граждан других, недостаточно развитых государств? И в какой группе государств место России? Для ответа на эти вопросы недостаточно простой констатации факта «продвинутости» или же, наоборот, отсталости нашей страны в сфере информатизации органов государственной власти, очередным этапом которой стало принятие Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года3. Практика использования современных информационно коммуникационных технологий (ИКТ) в целях оптимизации как процессов государственного управления, так и бизнес-процессов свидетельствует о том, что сделано не так уж мало. В пределах отдельно взятых органов власти или отдельных территориальных конгломератов выстроены интегрированные информационные системы, вполне отвечающие всем современным требованиям (в качестве примера достаточно сослаться на опыт Ханты-Мансийского автономного округа4).

Известная «разорванность» этих систем и отсутствие единой технологической платформы во многом обусловлены принципами государственного управления и логикой экономии ческого развития, которые были заложены еще в 1990-е гг.

Недостатки и даже провалы в реализации Федеральной целевой программы «Электронная Россия» признаются на высшем государственном уровне, и это не должно никого удивлять.

См.: Карелов С. Поумнеть или погибнуть. США готовят революцию в системе управления госфинансами // Время Новостей. 2009. 24 июня.

Утверждена распоряжением Правительства РФ от 6 мая 2008 г.

№ 632-р // СЗ РФ. 2008. № 20. Ст. 2372.

См.: Кривых В.Д., Маслова Н.Р. От компьютера к «электронному региону». Опыт использования информационных технологий в Ханты Мансийском автономном округе – Югре. Ханты-Мансийск, 2009.

Однако в контексте вхождения России в так называемое глобальное информационное общество существуют и гораздо более серьезные проблемы. Для создания хотя бы минимальных предпосылок на пути к их преодолению необходимо отметить некоторые черты и тенденции развития современной глобализации, которую многие авторы называют в качестве одной из причин охватившего мир кризиса и предлагают обсудить даже возможную в связи с кризисом деглобализацию.

У глобализации, безусловно, «западное» лицо.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года5 констатируется: «Ценности и модели развития стали предметом глобальной конкуренции». Между тем вопрос о ключевой роли именно этих факторов с точки зрения успешности или неуспешности конкретной социально экономической системы или государства, начал осмысливаться американскими учеными по меньшей мере еще несколько десятилетий назад. Так, в 1962 г. Чикагским университетом была издана книга Т. Куна «Структура научных революций», в которой автор, в частности, предложил концепцию «научных революций». Он отказался от свойственного его предшествен никам взгляда на развитие мировой науки как на поступательный процесс, предложив взамен концепцию «научных революций».

По мнению Т. Куна, «научная революция меняет историческую перспективу для сообщества, которое переживает эту революцию… Усвоение новой теории требует перестройки прежней и переоценки прежних фактов, внутреннего революционного процесса, который редко оказывается под силу одному ученому и никогда не совершается в один день…»6.

Представляется, что радикальное совершенствование на протяжении последних двух веков средств передачи и распространения информации имело именно характер одной из таких научных революций. Эти процессы в конечном итоге Утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 // СЗ РФ.

2009. № 20. Ст. 2444.

Кун Т. Структура научных революций. М., 2003. С. 83.

привели к коренным трансформациям социально экономических, общественно-политических, культурно идеологических систем, породили новые формы структуризации и организации сообществ. В 1962 г., одновременно с выходом в свет книги Т. Куна, сотрудник исследовательского центра RAND П. Бэран предложил концепцию пакетной передачи данных, обеспечивающую обмен информацией между вычислительными машинами, находящимися на значительном расстоянии друг от друга. Как известно, глобальная сеть, после 1983 г. ставшая известной как Интернет, является «наследницей» глобальной сети ARPANET, создававшейся Управлением перспективных исследований Пентагона на случай глобальной ядерной войны7.

Академик Н.Н. Моисеев более 10 лет назад писал, что развитие информационных технологий «оказывает революционизирующее влияние на общество, стремительно меняя условия нашей жизни. Оно оказывает огромное влияние на духовный мир людей и способно перестраивать основы нравственности. Человек обрел в нем могучее, но крайне опасное оружие, не менее мощное по своим последствиям, чем атомная бомба»8. Некоторые авторы утверждают даже, что информационные технологии, в частности Интернет как форма глобальной коммуникации, способны разрушить национальное государство9.

Сегодня мы можем оценить степень надуманности или, напротив, обоснованности подобного рода предположений, а также о воздействия, которое информационная глобализация оказывает на правовые системы государств. Общим стало утверждение о происходящей переоценке ценностей, в том числе на уровне национальных правовых систем. В условиях взаимосвязанных процессов интеграции и глобализации национальные границы и национальное право становятся узкими для отвечающего потребностям времени эффективного См.: Бедрицкий А.В. Информационная война: концепции и их реализация в США. М., 2008. С. 19–20.

Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 1998. С. 83.

См.: Соловьев A.M. Политология. М., 2004. С. 530.

экономического развития и решения глобальных проблем, все более ощущаемых мировым сообществом.

И.И. Лукашук отмечает, что глобализация в праве выражается прежде всего в «формировании новых юридических отношений, институтов и норм»10. Тенденция к глобализации права проявляется в интернационализации правовых норм, приемов и методов и своеобразной региональной гармонизации права, наиболее отчетливо просматривающейся на примере Европейского союза. Аналогичные процессы происходят в сфере образования11. И, добавим, не только в этой сфере.

Сетевые формы самоорганизации, ставшие в последние годы объектом возрастающего внимания исследователей, обладают рядом несомненных преимуществ по сравнению с традиционными государственно-бюрократическими структу рами. «Бюрократизация» современного права предстает в известной мере объективной тенденцией, связанной с появлением новых правовых отраслей и институтов. Эта тенденция является прямым следствием реализации основного назначения права – регулирования общественных отношений, и по мере развития и усложнения общественной жизни все больше общественных отношений попадают в сферу правового регулирования12.


Сетевые формы организации общества, основанные на несколько иных принципах, дают заметное преимущество в первую очередь негосударственным игрокам. Деятельность сетевой организации, осуществляемая самоуправляемыми группами, базируется на неформальном характере взаимоотношений внутри группы, на внешних связях их членов с лицами, не принадлежащими к организации, она не имеет Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000.

С. 173.

См.: Кашкин С. Место права Европейского союза в меняющейся системе высшего юридического образования РФ // Юридическое образование и наука. 2008. № 4.

См.: Щелоков К. Понятие бюрократизации права // История государства и права. 2007. № 12.

четких формальных рамок13. И поэтому нет ничего удивительного, что именно Интернет в силу некоторых его специфических особенностей стал почти идеальной средой для деятельности сетевых структур.

Некоторые авторы представляют Интернет в качестве «сложной динамической системы, развивающейся абсолютно свободно на фундаменте собственных законов эволюции и самоорганизации»14. Однако это лишь одна сторона вопроса.

Скажем, применительно к процессу глобализации экономики в научной литературе в связи с этим отмечается, что «никакие технологии или бизнес сами по себе не могут создать глобальную экономику. Главными агентами в ее становлении являются правительства, особенно правительства стран Большой семерки, и их международные институты – МВФ, Всемирный банк и ВТО»15, т. е. учреждения, в которых идейно и финансово доминировали США и которые долгое время считались рычагами американского влияния16. Вместе с тем рыночный опыт высокоразвитых стран свидетельствует, что в условиях глобализации происходит не свертывание экономической роли государства, а смена акцентов экономической деятельности, изменение хозяйственных функций государства, активизация его участия в борьбе за обеспечение для страны более выгодной ниши в мирохозяйственной системе17.

Нет ничего удивительного в том, что западные государства, и прежде всего США, не остаются в стороне и от процессов информационной и юридической глобализации. Для остальных цивилизаций вовлеченность в мировое юридическое пространство означает не только приобщение к благам и ценностям мировой цивилизации, но и все возрастающее См.: Бедрицкий А.В. Указ. соч. С. 25–26.

См.: Еляков М. Интернет – тотальная угроза обществу? // Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 11. С. 98.

Экономическая стратегия. 2000. Сент.– окт. С. 55.

См.: Закария Ф. Постамериканский мир будущего. М., 2009. С. 19.

См.: Глобализация мирового хозяйства и национальные интересы России / Под ред. В.П. Колесова. М., 2002. С. 97.

давление, а подчас откровенное навязывание культурно чуждых идей, моделей и представлений. При этом негативные последствия мирового неэквивалентного юридического обмена подчас оказываются намного серьезнее, чем достигаемый положительный эффект. В связи с этим стал даже использоваться термин «юридическая экспансия»18.

Новые формы самоорганизации индивидуумов, тесно связанные с сетевыми моделями поведения, трансформируются и развиваются в направлении, максимально отвечающем национальным интересам государств – лидеров глобализации.

Стандартные модели «либерально-демократических» реформ в большинстве стран постсоциалистического мира создали впечатление о необратимости глобализационных процессов, однако изъяны этих реформ, совершенно очевидные для большинства населения, стали к началу 2000-х гг. достаточно очевидными19.

Именно в этот период новые информационные технологии, оказывающие комплексное воздействие на эмоционально чувственную сферу человека, вышли на передний план в качестве «второго дыхания» глобализации, призванного распространять определенный набор ценностей по всему миру.

При этом надо заметить, что в США и других западных странах многочисленные социальные сети20 осуществляют свою деятельность в формате «электронной демократии», эффективно дополняя, регулируя и контролируя «традиционные»

управленческие механизмы. Термин «электронная демократия»

(e-democracy) впервые предложили ученые США и Великобритании, и он довольно быстро приобрел популярность См.: Тверякова Е.А. Юридическая экспансия: теоретико-историческое исследование: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002.

Имеются в виду не только негативные социально-экономические процессы на постсоветском пространстве, но и, например, тяжелейший азиатский кризис 1997–1998 гг., также ставший несомненным следствием глобализации.

Под этим термином мы понимаем множество членов общественной системы и совокупность информационных и иных связей между ними.

в научных кругах. Как правило, под «электронной демократией»

понимают использование новых информационных технологий для защиты и развития основных демократических ценностей, и в первую очередь для участия граждан в процессе принятия решений органами власти, т.е. в целях приобщения граждан к политическому процессу.

Концепция «электронной демократии» направлена на предоставление гражданам возможности участвовать в политической жизни страны и видеть результативность своих действий. Возможности использования Интернета и его информационной структуры в данной области практически неисчерпаемы. Это информирование населения о претендентах на выборные должности, распространение информации о партиях, участие граждан в электронных форумах политической направленности, в электронном голосовании и выборах.

Для США, учитывая, что более 70% взрослого населения имеют дома доступ к Интернету, большинство школ и библиотек подключены к сети, характерно появление сетевых сообществ, позволяющих не только общаться, но и координировать свои действия. Причем материалы включают тексты, фотографии, звуковые файлы, видеоматериалы. Социальные сети ведут работу по поддержке своего кандидата, проводят сбор средств, привлекают на свою сторону граждан21. Возможные негативные последствия минимизируются посредством четкого и детально регламентированного правового регулирования, включая и механизмы контроля со стороны институтов гражданского общества, которое можно определить в качестве социальной инфраструктуры политики, иными словами – как совокупность интересов, динамика взаимодействия которых обеспечивает воспроизводство и функционирование политических институций22. Заметим, вся эта сложная социальная система, См.: Сундатова О.Ю., Ходина Э.В. Развитие «электронной демократии» в странах Запада // Аналитический вестник Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 2008. № 9(354). С. 40–44.

См.: Володин А.Г. Политическая экономия демократии. М., 2008. С. 33.

адекватная европейскому культурно-цивилизационному ареалу, формировалась столетиями, порой – через войны, иные кровавые столкновения, и привела к пониманию того, что сильное гражданское общество составляет не просто совокупность различных общественных структур и отношений между ними, а систему отношений, которой свойственно наличие прочных системообразующих связей, характеризуемых особым качеством. В роли таких связей, цементирующих общество и придающих ему характер гражданского общества, выступает так называемый социальный капитал, от которого и зависит прочность гражданского общества. В широком смысле социальный капитал подразумевает институты, отношения, социальные связи, нормы и ценности, определяющие качества и количество социальных взаимодействий в обществе.

К элементам социального капитала относят социальные нормы, духовные ценности, доверие, сотрудничество и так называемые социальные сети – совокупность общественных и неформальных объединений, интерперсональные связи (личные, семейные, деловые)23.

Развитие «незападных» обществ в последние десятилетия определялось понятием «модернизация», под которой понималось включение в глобализационные процессы на условиях, диктуемых Западом. Противоречивость процесса модернизации, ярко проявившиеся в его ходе негативные процессы и явления, в том числе и связанные с утратой этого самого «социального капитала», деструкцией социальных связей, символом которой стали «флэш-мобы» и др., давно поставили под сомнение как казавшийся поначалу привлекательным путь «догоняющего развития», так и сам образец для подражания24.

См.: Лукьянова Е.Г. Социальный капитал и его роль в построении гражданского общества в России // Государство и право. 2006. № 3.

С. 86–89.

См.: Яковлев А.И. О значении традиционных ценностей в общественном развитии незападных обществ на рубеже эпох // Глобализация и справедливость: Сб. статей. М., 2008. С. 130.

Следует заметить, что в «глобализируемых» государствах, не относящихся к культурно-историческому «Западу», социальная и тесно связанная с ней информационная «революция» приводит к несколько иным последствиям с точки зрения выживаемости социальных систем.

Основоположник концепции «информационного общества»

М. Маклюэн вводит в научный оборот новое понятие – «глобальная деревня»25. Под этим термином предлагается понимать общество, субъекты которого посредством «электрических» коммуникаций способны взаимодействовать между собой так, как если бы они компактно проживали в одной деревне. В такой «глобальной деревне» становятся доступными «все времена и пространства сразу», все мировоззрения, культуры, формы общения и ценности, создаваемые и сохраняемые человечеством. Роль государства в таком обществе будет постепенно размываться, а мир постепенно будет приобретать некоторые черты догосударственного, по сути дела, доисторического устройства.


Действительно, многие из предсказаний М. Маклюэна сбываются. Специалисты в области международного права все чаще говорят о его фрагментаци, об анархизации миропорядка в сочетании с возрастающей ролью силовых, а не правовых подходов26. Является ли это следствием, не в последнюю очередь, глобальных информационных процессов последних десятилетий? В известной степени да.

Вместе с тем «глобальная деревня» оказывается, с точки зрения происходящих в ней информационных процессов, вовсе не однородной. Лишь один пример. Концентрация научных кадров в индустриально развитых странах объясняется как собственным воспроизводством квалифицированных кадров, так и импортом «мозгов». Приток специалистов из России и других стран СНГ в наиболее развитые страны ослабляет потенциал См.: Маклюэн М. Галактика Гуттенберга. М., 2005.

См.: Шугуров М.В. Доктринальные аспекты применения международного права // Международное публичное и частное право. 2008. № 5.

именно стран догоняющего развития27. Массовое внедрение современных средств массовых коммуникаций, «помноженное»

на некоторые аспекты унифицируемого образовательного процесса (в который активно встраивается и наша страна), не может не внушать тревоги. В качестве негативных факторов указывается отсутствие у современной молодежи – основного потребителя современных ИКТ – систематических знаний, отмечается хаотически-клиповое мышление, мало конкурентоспособное с точки зрения технократической эпохи.

При этом все большую популярность приобретают идеи этнократического свойства, помноженные на прогрессирующую жажду потребления. «Хочу все и сразу», – так в концентрированной форме выражает стремления этой (признаемся, немалой) части «новой» российской молодежи ведущая известной радиостанции, претендующей на интеллектуальность и респектабельность. В перспективе неизбежно будут нарастать трудности с поддержанием в надлежащем порядке унаследованных от ХХ в. сложных технических систем – ведь это является делом гораздо более сложным, нежели игры с «навороченными» мобильными телефонами или многочасовая болтовня в сети «Одноклассники»28. Острый дефицит квалифицированных кадров уже сейчас ощущается как отечественными IT компаниями, так и организациями, продукция которых имеет важное значение с точки зрения обеспечения интересов национальной безопасности России.

Обратной стороной прозрачности и видимой свободы информационных потоков является весьма жесткий (пусть и не всегда заметный для стороннего наблюдателя) контроль, достаточно четкое структурирование и адресация. Любое частное или деловое письмо, передаваемое по трансграничным сетям обмена информацией, не застраховано от того, чтобы быть См.: Постсоветское пространство в глобализирующемся мире.

Проблемы модернизации / Отв. ред. Л.З. Зевин СПб., 2008. С. 259.

См.: Калашников М. Варвары постмодерна: кишиневский пролог // http://rpmo№itor.ru/ru/detail_m.php?ID=13626.

опубликованным без ведома отправителей или адресатов, с соответствующими моральными либо материальными издержками. В 2000 г. в Великобритании был принят закон, дающий право соответствующим государственным органам при определенных условиях требовать у провайдеров предоставления журналов сетевого трафика и перехватывать пересылаемые сообщения29. В оправдание этой практики иногда (впрочем, все реже) ссылаются на «борьбу с терроризмом», однако это не более чем предлог. Современные информационные технологии представляются пусть и постоянно совершенствующимся, но в конечном итоге все же лишь инструментом, призванным донести необходимые сегменты информации для представителей тех социальных групп и слоев, которые выбраны в качестве «опорной базы» желаемых политических, социально-экономических, идеологических трансформаций. Эти трансформации могут иметь самые различные формы и средства реализации (включая жесткое военное противостояние)30, однако результат, как правило, всегда один – утеря национально-государственной субъектности с дальнейшим понижением уровня жизни основной части населения. Авторы интересного исследования, посвященного механизмам формирования позитивного образа России в странах постсоветского пространства, предлагают к обсуждению модель «воротной глобализации», основанной на активно развивающейся в последние десятилетия теории социальных сетей. Глобализация рассматривается в качестве многоуровневой системы, верхний уровнь которой составляет сеть так называемых ворот в глобальный мир – компактных территорий мегаполисов, соединяющих в себе функции транспортных и См.: Калятин В. Персональные данные в Интернете // Журнал российского права. 2002. № 5.

См.: Димлевич Н. Информационное противоборство в современном мире // http://www.fondsk.ru/article.php?id=2245.

финансовых центров, а также центров образования, науки, коммуникационных узлов и фокусов политического влияния31.

О том, каким влиянием может обладать грамотно выстроенная структура социальных сетей, свидетельствуют события многочисленных «цветных революций» на постсоветском пространстве и на Ближнем Востоке, в частности, драматические июньские события в Иране. В качестве примеров, свидетельствующих о важности информационных технологий, связан с системой микроблогов Твиттер, ставшей одним из основных источников распространения информации противниками Президента Ирана М. Ахмадинежада. 15 июня 2009 г. Твиттер – пользователели системы были уведомлены о том, что она на один час будет выключена в связи с проведением технических работ. Однако Госдепартамент США официально обратился к Твиттер с просьбой «не выключаться, пока в Иране происходят демократические процессы». По сообщению Reuters, официальный представитель Госдепартамента объяснил хозяевам Твиттер, что система является «важной формой коммуникации». Естественно, в Твиттере вняли голосу разума и продолжали работать без передышки32. А начиная с 20-х чисел июля в системе Google Maps стали выкладывать координаты событий в Иране с локализацией конкретных улиц и площадей.

О том, что в сложившихся условиях нормы традиционного права (включая такое «устаревшее» понятие, как государственный суверенитет) уступают место новым реалиям, многие авторы писали еще несколько лет назад, характеризуя известные события на Украине, кульминацией которых стало проведение не предусмотренного Конституцией этой страны третьего тура президентских выборов. События «оранжевой революции» позволяют увидеть новые аспекты взаимодействия власти и права, соотношение легального и легитимного, место См.: Беспалов С.В. и др. Механизмы формирования позитивного образа России в странах постсоветского пространства / Под ред.

В.Н. Меркушева. М., 2008. С. 67–68.

См.: Мартиросян С. Мобильник – оружие пролетариата // http://www.rosbalt.ru/2009/06/23/649487.html.

права и закона в борьбе за политическую власть в исторические моменты перехода или захвата и удержания публичной власти.

В определенный момент деятельность представителей иностранных государств, международных организаций, дипломатических представительств на Украине стала частью местного политического и избирательного процесса, сопровождаемого жестким информационным противоборст вом33.

Последовательное проведение государством правовой политики, направленной на вхождение в состав вновь формирующихся «глобальных империй», предполагает постановку цели унификации национальной правовой системы в соответствии с требованиями, предъявляемым западными государствами, тотальное и полное копирование западных образцов. Однако данный путь развития оказывается неподходящим для незападных (или «не совсем» западных) государств, поскольку в данном случае неизбежно озникает вопрос о коренной ломке и перестройке не только позитивного права, но и правосознания. И, как следствие, национальная правовая система оказывается обреченной на «догоняющее»

развитие и иные негативные последствия34.

Ответом на ставшие очевидными негативные последствия глобализации служит набирающий силу процесс регионализации, а также обозначившееся стремление к расширению регионального сотрудничества до нового масштаба, неизвестного ранее. Регионализация выглядит лучше глобализации в качестве средства поддержания относительного равноправия в мире огромного неравенства потенциалов отдельных стран. При этом она не противоречит определенным выгодам глобализации и одновременно выступает как инструмент противодействия ее негативным последствиям.

См.: Мирзоев С. Гибель права. Легитимность в «оранжевых революциях». М., 2006. С. 6, 11.

См.: Борискина О. Последствия глобализации для развития национальных правовых систем: пути и способы преодоления возникающих проблем // История государства и права. 2008. № 17.

Регионализацию иногда называют «глобализацией снизу»35.

Информатизация современного общества одинаково ускоряющим образом действует и на глобализацию, и на регионализацию, так как использование современных технических средств для коммуникации и контроля обеспечивает формирование устойчивых социальных связей36.

О набирающем силу процессе регионализации свидетельствует, в частности, деятельность Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), других крупных субрегиональных организаций. Информационная составляющая постепенно становится в их деятельности одним из приоритетов.

Симптоматично, что в ходе состоявшейся в июне 2009 г. встречи на высшем уровне государств – участников ШОС было подписано Соглашение о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности37. Возможно, необходимо создание региональной системы мониторинга процессов в этой сфере.

Правовое регулирование сферы информационного пространства (во всех его аспектах) может привести к мысли о необходимости коренных изменений всей системы правового регулирования регионального, а затем и международного информационного взаимодействия. В существующих условиях очевидна необходимость в новом классе договоров, конвенций, рамочных законов-доктрин и т.п., определяющих новый подход не только к учету интересов всех участников мирового информационного процесса, но и к их ответственности38.

См.: Салицкий А. Экспансия Китая и интересы России в Центральной Азии // http://www.fondsk.ru/article.php?id=2261.

См.: Сеидов Ш. Геополитические аспекты информатизации обществ // Право и политика. 2007. № 12.

В Екатеринбурге состоялось девятое заседание Совета глав государств-членов ШОС См. URL: http://www.sectsco.org /RU/show.asp?id=234.

См.: Горбенко А. Правовое регулирование в сфере информационного противоборства // Информационное право. 2008. № 3.

Перед информационным правом стоят задачи проанализировать существующие тенденции, а также сохраняющиеся риски и угрозы, преодолеть концептуальные противоречия во взглядах на, казалось бы, одно и то же явление.

Приведем лишь один пример. В США на уровне государс твенных позиций наблюдается устойчивая тенденция рас сматривать в качестве информационной войны исключительно действия против информационных инфраструктур (в узком понимании – информационных сетей). При этом рассматриваются преимущественно террористические и криминальные действия, которые направлены против инфор мационных систем и ресурсов. Подобная точка зрения отстаивалась, в частности, в период активной фазы операции США и их союзников в Ираке. В качестве «информационного терроризма» рассматривались действия против оккупационных сил, направленных в Ирак, по крайней мере, с некоторым пренебрежением существующими международно-правовыми нормами. В то же время в ряде стран третьего мира, прежде всего на Ближнем Востоке, превалирует взгляд на информационную войну как на совокупность пропагандистских действий, затрагивающих культурный и мировоззренческий уровень, с использованием информационных возможностей, предоставляемых процессами глобализации и общедоступностью средств массовой информации.

Две эти точки зрения, безусловно, являются полярными и не отражают всего спектра взглядов на информационные войны даже в упомянутых странах, однако они дают наглядное представление о существенных различиях в восприятии структуры рисков, возникающих в связи с развитием информационных технологий и появлением информационного оружия39.

Право как важнейший инструмент регулирования общественных отношений трансформируется одновременно с реальностью мира. Сфера юридической науки во многом уже См.: Горбенко А. Указ. соч.

выходит за рамки регулирования отношений в пределах государственных юрисдикций. Необходимы новые юридические специальности, отвечающие требованиям развивающегося и меняющегося социума под влиянием факторов глобализации, информатизации, возрастания уровня гражданственности социума, ответственного за реальность бытия в новых условиях переплетения виртуальности и реальной действительности мира40.

Разумеется, речь идет о взаимодействии информационного права с другими отраслями правовой науки – прежде всего с гражданским, административным, уголовным, международным законодательством. Однако без адекватного понимания феномена, называемого современным информационным обществом, и инструментов воздействия на политико-правовую систему современных государств мы все рискуем и далее заниматься бесконечным реагированием на внешние импульсы.

В этом контексте особое значение приобретает формирование устойчивого понятийного аппарата. Исключение терминов «информатизация» и «информационные ресурсы» из действующего Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в процессе его подготовки представляется как минимум спорным.

Данные понятия являются достаточно укорененными в российском законодательстве и широко используются в сфере правоприменения информационного законодательства.

Развитие правовых регуляторов во всех сферах жизни общества в обязательном порядке должно учитывать необходимость использования потенциала России в области информационных технологий, информационных ресурсов и коммуникаций. Интенсификация этого взаимодействия в процессах развития информационного и гражданского общества, укрепления государства должна стать аксиоматичным условием в том числе и для преодоления кризиса начала ХХI в., решения См.: Бачило И.Л., Арешев А.Г. Информационное право. Актуальные проблемы теории и практики // Информационное право. 2008. № 4.

краткосрочных и долгосрочных задач с переходом к новым рубежам формирования многополярного мира и укрепления позиций российского государства в этом процессе.

При этом специалисты призваны гарантировать высокое качество предоставляемых информационных услуг, безопасность информационных технологий, обеспечить современную систему сертификации и стандартизации, создание системы национальных информационных ресурсов, динамичное развитие информационной инфраструктуры, безопасность работы в мировом информационном пространстве. В разрабатываемых доктринальных документах необходимо адекватно учитывать позитивные последствия глобализации информационных систем при нивелировании негативных, следует создавать собственные оригинальные программы использования информационных технологий в сфере образования, культуры, медицины, экологии, которые способствовали бы технологическому и экономическому росту государства. Создание таких программ ограничено жесткими стандартами, каждая страна формирует свою информационную среду, собственное информационное пространство.

В ряде публикаций была высказана идея формирования правовой платформы регулирования отношений в процессе формирования информационного общества. Представляется, что такая платформа должна быть ориентирована на учет состояния правового регулирования важнейших направлений в структуре электронного правительства и всех направлений инноваций, связанных с усвоением потенциала ИКТ страны41. И это должно осуществляться без промедлений и независимо от недостатка финансирования.

Нормативное регулирование комплекса вопросов, связанных с развитием отечественного рынка информационных технологий, что хотя бы частично позволит преодолеть См.: Бачило И.Л. Правовая платформа построения электронного государства // Информационное право. 2008. № 4.

существующую технологическую зависимость от зарубежных производителей современных средств ИКТ.

Представляется необходимым усиление (и вместе с тем упорядочение) роли государственного лицензирования прог рамммного производства и лицензионной защиты прав создателей компьютерных программ.

Наиболее сложным процессом, но неизбежным для России является формирование интегрированных по разным критериям аналитических информационных систем на федеральном уровне.

Наконец, общественные отношения в информационной сфере, пронизывающей сегодня практически все области жизнедеятельности человека, общества и государства, являются импульсом для развития информационного законодательства.

В федеральном законодательстве должен быть определен правовой механизм признания вредного содержания информации в Интернете, установлены обязанности провайдеров по удалению информации экстремистского и террористического толка42. Здесь необходимо эффективно сочетать правовые, административные регуляторы с социаль ными, в том числе разумно и продуманно используя опыт западных государств, связанный, в частности, с усилением фактора саморегулирования социальных сетей. Из потенциально конфликтогенного фактора они должны трансформироваться в сторону эффективного средства решения социальных проблем на местном уровне, органично взаимодействующего с органами местного самоуправления.

Информационная политика государства в современных условиях неизбежно оказывается тесно связанной с социальной политикой. И здесь роль информационного права при создании соответствующих правовых механизмов трудно переоценить.

См.: Полякова Т.А. Совершенствование информационного законодательства в условиях перехода к информационному обществу // Журнал российского права. 2008. № 1.

Перспектива и планирование процессов изменения законодательства Следует учитывать, что переход от канальной парадигмы к пакетной парадигме (из TDM в IP) невозможен как разовая акция и займет, надо полагать, не один десяток лет. Для того чтобы этот переход был управляемым, его следует разбить на ряд эта пов. По каждому этапу необходимо разработать модель регули рования, которая должна решать определенную задачу в рамках движения к одной цели.

Представляется, что процесс перехода можно разбить на три этапа с реализацией следующих трех моделей регулирова ния:

1) ближняя (три – пять лет). Главная задача – переход в рам ках отрасли от старых, чисто телефонных принципов регулиро вания и понятий (архитектурная иерархия, присоединение, про пуск трафика) к новым, пакетным;

переход в понятийном аппа рате к мультисервисным сетям и деление операторов связи (пе редачи трафика) и операторов услуг (сервисов);

определение принципов регулирования сервисного уровня, уточнение пред мета и сферы регулирования, создание в Российской Федерации государственной доверенной открытой сети (параллельной сети Интернет) Федернет.

Итог – разработка и принятие федерального закона «Об ин фокоммуникациях»;

разработка обоснования и развертывание в Российской Федерации государственной доверенной открытой сети Федернет;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.