авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА Ответственный редактор: заслуженный юрист РФ, доктор ...»

-- [ Страница 6 ] --

В современной обстановке предопределены содержание национальных интересов Российской Федерации в информаци онной сфере и потребность государства в обеспечении их без опасности, а практика государственного строительства послед них лет показала значимость концептуальных документов, опре деляющих политику государства в информационной сфере, яв ляющейся важным фактором общественной жизни, во многом определяющим перспективы успешного осуществления соци ально-политических и экономических преобразований россий ского общества. Базовым концептуальным документом такого рода является Доктрина информационной безопасности Россий ской Федерации, одобренная Советом Безопасности РФ на засе дании 23 июня 2000 г.

В Доктрине четко определены требования, направленные на совершенствование правового регулирования в сфере обеспече ния конституционных прав и свобод человека и гражданина сво бодно искать, получать, передавать, производить и распростра нять информацию любым законным способом, права на личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на защиту своей че сти и доброго имени;

укрепления механизмов правового регули рования отношений в области охраны интеллектуальной соб ственности, создания условий для соблюдения установленных федеральным законодательством ограничений на доступ к кон фиденциальной информации;

недопущения пропаганды и агита ции, способствующих разжиганию социальной, расовой, нацио нальной или религиозной ненависти или вражды;

обеспечения запрета на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и другой информации, доступ к которой ограничен федеральным законо дательством;

повышения безопасности информационных систем, включая сети связи и информационных систем федеральных ор ганов государственной власти, органов власти субъектов РФ, финансово-кредитной и банковской сфер, сферы хозяйственной деятельности, а также систем и средств информатизации воору жения и военной техники, систем управления войсками и ору жием, экологически опасными и экономически важными произ водствами, а также обеспечения защиты сведений, составляю щих государственную тайну.

Следует также отметить, что в указанной части Доктрина перекликается с положениями действующего законодательства, определяющего, что защита информации представляет собой принятие правовых, организационных и технических мер3, направленных на обеспечение защиты информации от неправо мерного доступа, уничтожения, модифицирования, блокирова ния, копирования, предоставления, распространения и от иных См. ст. 16 Федерального закона от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и защите информации».

неправомерных действий в отношении такой информации;

со блюдение конфиденциальности информации ограниченного до ступа и реализацию права на доступ к информации.

Таким образом, в Доктрине определен круг общественных отношений, требующих наиболее пристального внимания со стороны государственных правовых институтов, наиболее остро нуждающихся в обеспечении государственно-правовой охраны, в том числе и уголовно-правовыми средствами.

Существует мнение о том, что среди основных факторов, требующих совершенствования уголовного законодательства, можно выделить два наиболее заметных: изменения в объекте уголовно-правовой охраны и изменения в способе посягатель ства4. Нет необходимости лишний раз доказывать, что современ ное общество переживает всплеск значимости и первого, и вто рого факторов в свете защиты общественных отношений в обла сти обращения информации.

Так, в качестве видового объекта преступления информация фигурирует лишь в нормах гл. 28 УК РФ, причем в настоящее время бытует мнение, что в силу ряда причин не осталось вре мени на основательную проработку уголовно-правовых норм в данной сфере. Специалисты считают, что правовые нормы об этих преступлениях уже вскоре после их принятия перестали отвечать стремительно меняющимся реалиям, регулируемым ими общественным отношениям в сфере высоких технологий5.

Сказалось отсутствие надлежащего опыта, навыков раскрытия, расследования и уголовно-правовой квалификации новых видов преступной деятельности. Отсутствие отечественной судебной практики не позволило провести глубокий анализ данного вида преступной деятельности и криминологическую экспертизу норм о преступлениях, причем трудности в ряде случаев были обусловлены сложностью, а подчас недостаточной продуманно стью некоторых законодательных решений. В юридической ли См.: Букалерова Л.А., Пикуров Н.И. Уголовно-правовая охрана оборота официальной информации // Правовые вопросы связи. 2005. № 1.

См.: Львов Ю. Электронный «лохотрон» // http//www.forum.msk.ru/filesni\990405211641.html.

тературе неоднократно отмечались те или иные недостатки, не точность, неконкретность, неясность, несовершенство, неопре деленность положений гл. 28 УК РФ6.

Категория информации в УК РФ отображается различными терминами: «информация», «сведения», «тайна». Анализ, прове денный Л.А. Букалеровой и Н.И. Пикуровым, показал, что в 13 нормах предусмотрены незаконные деяния с «информацией», по 16 составам предусмотрена ответственность за противоправ ные деяния со «сведениями», в 13 нормах охраняются «тайны»7.

«Необходимость дальнейшей дифференциации уголовной ответ ственности за преступления, предметом которых является офи циальная информация, продиктована тем, что изменения в свой ствах, функциях информации меняют возможности использова ния ее в качестве орудия, предмета, способа совершения пре ступлений. Одной из особенностей информационных ресурсов является та, что они одновременно могут выступать и в качестве предмета, и в качестве средства совершения преступления. Часто эти стороны невозможно разделить. Качественное и количе ственное изменение официальной информации требует пере См.: Гаухман Л. Нужен новый УК РФ // Законность. 1998. № 7. С. 22;

Кузнецов А.П. Ответственность за нарушение правил эксплуатации ЭВМ, систем ЭВМ или их сети (ст. 274 УК РФ) // Правовые вопросы связи. 2007. № 2;

Кукарникова Т.Э., Баев О.Я. О некоторых направлениях и способах использования транснациональных информационных систем в преступных целях // Современные проблемы борьбы с транснациональной преступностью. Краснодар, 2000;

Побегайло Э.Ф. Новый этап развития российского уголовного законодательства // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов-н/Д, 1996.;

Сизов А.В. Неправомерный доступ к компьютерной информации: практика правоприменения // Информационное право. 2009. № 1;

Соловьев И.Н. Правовое обеспечение борьбы с преступлениями в сфере информационных технологий // Административное и муниципальное право. 2009. № 3;

Ялышев С.А., Семенов Н.В. Высокотехнологичные компьютерные изделия и некоторые проблемы их экспертного исследования // Эксперт-криминалист. 2008. № 2.

Букалерова Л.А., Пикуров Н.И. Указ. соч.

осмысления всей совокупности предусмотренных законом об щественно опасных деяний в сфере ее оборота. Законодатель, на наш взгляд, принимает половинчатые меры, внося изменения в действующие статьи либо вводя узкоспециальные нормы»8.

Следует отметить, что, по самым скромным подсчетам, дей ствующий УК РФ первоначально содержал 18 статей с описанием или указанием на социально значимую информацию. В 2002 г. он был дополнен ст. 1851 об уголовной ответственности за злостное уклонение от предоставления информации, определенной зако нодательством РФ о ценных бумагах, в 2003 г. – ст. 1421 об уго ловной ответственности за фальсификацию итогов голосования.

В дальнейшем уголовное законодательство в данной сфере со вершенствовалось, количество составов возрастало и к настоя щему времени достигло своего апогея, демонстрируя значитель ный рост по сравнению с ранее действовавшим законодатель ством 9.

Существующая в настоящее время система уголовно правовой защиты информационных объектов позволяет опреде лить указанные объекты как предмет преступления но, мягко Фалерова Л.А., Остроушко А.В. Некоторые вопросы квалификации преступлений с использованием информации как предмета преступлений и предмета совершения корыстных преступлений // Научные труды. Российская академия юридических наук РФ. Вып. 2.

В 2 т. Т. 1. М., 2002. С. 405–412.

В первоначальной редакции УК РСФСР 1960 г. насчитывалось всего семь статей, содержащих указание на различные виды информации, подвергающейся преступному воздействию. В 1970 г. УК РСФСР был дополнен ст. 1241 об уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления, в 1974 г. – ст. 2231 об уголовной ответственности за несообщение сведений о готовящемся или произведенном сбросе веществ, вредных для здоровья людей или для живых ресурсов моря, в 1984 г. – ст. об уголовной ответственности за передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну, в 1994 г. – ст. 1281 об уголовной ответственности за разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в 1995 г. – ст. 1841 об уголовной ответственности за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностных лиц правоохранительных или контролирующих органов.

говоря, не отличается достаточной системностью и работоспо собностью.

Проведенный анализ действующего уголовного законода тельства10 позволяет сделать вывод о том, что за исключением гл. 28 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступлений в сфере компьютерной информа ции, информация (информационные объекты, информационная безопасность) не определена в качестве родового или видового объекта состава преступлений, относясь к непосредственным, а чаще – к факультативным объектам. При этом все многообразие информационных объектов, охраняемых нормами действующего уголовного законодательства, раскрывается лишь через катего рию предметов преступления, которые можно систематизировать следующим образом: 1) информация, зафиксированная на мате риальных носителях;

2) информация ограниченного доступа, подразделяемая на сведения, содержащие государственную тай ну (ст. 275, 276, 283, 284 УК РФ), и сведения конфиденциального характера (соотносимые с Перечнем сведений конфиденциаль ного характера, утвержденным Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188);

3) информационные объекты, образованные заве домыми знаниями субъекта преступления в части личностного отношения лица, как к потерпевшему, так и к предмету преступ ления;

4) информационные объекты, содержащие угрозы;

5) ин формационные объекты, содержащие вредоносную информа цию, к которой относятся сведения, подрывающие основы мора ли, нравственности и правопорядка в обществе;

6) информация, унижающая человеческое достоинство;

7) информационные объ екты, содержащие ложную, фальсифицированную информацию;

8) информационные объекты, направленные на осуществление противоправного информационного воздействия;

9) информация как средство, способствующее совершению преступлений.

См.: Елин В.М. Информационный объект как предмет уголовно правовой охраны // Конфликты в информационной сфере. Материалы теоретического семинара сектора информационного права ИГП РАН 2008. М., 2009. С. 127–146.

Таким образом, можно сделать вывод, что в уголовном за конодательстве при значительном количестве информационных объектов как предметов уголовно-правовой охраны, отсутствует системный подход к охране общественных отношений в данной сфере.

Проведенное С.И. Сусловой исследование показало, что уголовная ответственность в случаях нарушения правил обра щения может наступить лишь для 12 из 40 видов информации ограниченного доступа, а административная ответственность – только в одном случае, что также свидетельствует о декларатив ности действующих законов в области защиты информационных объектов и делает маловероятным реализуемость данных зако нов11.

В приказе Федерального агентства правительственной связи от 29 января 2003 г. № 12 указывается, что «в нашей стране пока еще отсутствуют необходимые законодательные акты, в полной мере регулирующие принципы надежной защиты взаимоотно шений личности, общества и государства в информационной сфере»12, тогда как в США действует не менее шести федераль ных законов, направленных на борьбу с преступностью в ин формационной сфере и защиту информационных и телекомму никационных систем. В Великобритании таких законов – пять, в Германии – четыре.

О значимости данной сферы общественных отношений свидетельствует, например, и тот факт, что согласно федераль ному закону США «Об экономическом шпионаже и сохранности экономической информации» предусматривается уголовное наказание в виде лишения свободы на срок до 25 лет или штрафа до 1 млн долларов в отношении лиц, которые путем хищения или другими незаконными способами добыли конфиденциаль ную коммерческую, экономическую или финансовую информа цию. Указанный закон отражает общую тенденцию в США к См.: Суслова С.И. Тайна в праве России: цивилистический аспект.

Дисс. канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. Российская газета. 2003. 19 марта.

усилению контроля за хранением и использованием сведений закрытого характера, к ускоренному созданию необходимой пра вовой базы, регламентирующей методологию их комплексной защиты.

По мнению Н.Н. Федотова, усиление противодействия пре ступности в области высоких технологий в этом веке характери зуется следующими тенденциями13:

выделение технических систем для сбора и хранения циф ровых доказательств из систем защиты информации: всевозмож ные логи, архивные копии, копии переписки и иных сообщений собираются и хранятся именно в целях расследования будущих возможных инцидентов, а не в целях восстановления на случай утраты (копии для случаев утраты делаются отдельно). Напри мер, в политике безопасности некоторых компаний предусмот рено, что после увольнения любого сотрудника делается полная копия накопителя на жестких дисках его служебного компьюте ра, которая хранится в течение достаточного времени на случай возможных расследований;

дальнейшее совершенствование систем снятия информации с цифровых каналов связи, их повсеместное внедрение: ведущие производители коммуникационного оборудования объявили о внедрении функций «lawful interception» непосредственно в ап паратную часть своего оборудования и во встроенное программ ное обеспечение, что позволит операторам связи не затрачивать дополнительные средства на приобретение оборудования для перехвата;

создание компьютерно-криминалистических (или анало гичных им) подразделений как в правоохранительных органах, так и в корпоративных службах информационной безопасности, причем не в форме «компьютерной полиции», которая появилась еще в 1990-е гг., а именно в качестве криминалистических под разделений, выделенных из состава этой полиции или корпора См.: Федотов Н.Н. Форензика – компьютерная криминалистика. М., 2007.

С. 323.

тивных департаментов информационной безопасности в целях сбора цифровых следов и решения задач расследования.

Таким образом, становится все более очевидным, что дей ствующее уголовное законодательство не позволяет эффективно бороться с преступлениями в сфере защиты информационных объектов (обеспечения информационной безопасности), не ли шено недостатков14, во многом декларативно и противоречиво15.

При этом следует иметь в виду, что информационное право России как самостоятельная отрасль активно развивается в тече ние незначительного отрезка времени, во многом отставая от данной отрасли права за рубежом16. С момента вступления в си лу УК РФ обнаружилось немало изъянов, в том числе и юриди ко-технического плана, в частности, в нормах о преступлениях в сфере компьютерной информации. Анализ состояния информа ционной безопасности Российской Федерации показал, «что ее уровень не в полной мере соответствует потребностям общества и государства»17.

Между тем эффективность деятельности правоохранитель ных органов во многом зависит от того, насколько четко, с со блюдением существующих принципов технико-юридического конструирования формулируются в уголовном праве РФ нормы, предусматривающие ответственность за совершение преступле ний. В этой связи решение практических проблем противодей См.: Воробьев В.В. Преступления в сфере компьютерной информации (юридическая характеристика составов и квалификация): Дисс.... канд.

юрид. наук. Н. Новгород, 2000;

Крылов В.В. Основы криминалистической теории расследования преступлений в сфере информации: Дисс.....

докт. юрид. наук. М., 1998;

Ушаков С.Н. Преступления в сфере обращения компьютерной информации (теория, законодательство, практика): Дисс.... канд. юрид. наук. Ростов-н/Д, 2000.

См.: Лопатин В.Н. Информационная безопасность России. Человек.

Общество. Государство. СПб., 2000. С. 132, 139.

См.: Законотворчество в Российской Федерации. Научно практическое и учебное пособие / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2000.

Концепция развития законодательства Российской Федерации в сфере информации и информатизации // http://www.isn.ru/zakon/concept.htm.

ствия преступности невозможно без глубокой проработки теоре тических вопросов законодательной техники построения уго ловно-правовых норм о преступлениях в сфере компьютерной информации, внесения ряда существенных изменений и допол нений в законодательство, регулирующее информационные от ношения.

С принятием Доктрины информационной безопасности во прос об уголовном нормотворчестве в указанной сфере соотно сится с потребностью информационных объектов в уголовно правовой защите, вытекающей из объективных, общепризнан ных критериев социальной ценности информации (информаци онного объекта, информационной безопасности), необходимость защищенности которой обусловлена потенциальными последствия ми преступления, результат которого проявляется в возможном из менении к худшему общего состояния и параметров информацион ного объекта, характером причиненного ему ущерба и т.д.

Под информацией, исходя из ее легального толкования18, следует понимать сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления, а под информационным объектом – блага, существующие в формах информации, документирован ной информации, информационных систем, по поводу которых возникает и осуществляется деятельность информационных правоотношений19 и образующих предмет комплексного право вого регулирования20.

Безусловно, при этом следует учитывать, что в работах по Общей части уголовного права объект преступления иногда определяется как то, на что посягает субъект преступления, чему преступлением причинен или может быть причинен определен Статья 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации».

См.: Городов О.А. Информационное право: Учебник, М., 2007. С. 19.

См.: Бачило И.Л. Институт интеллектуальной собственности и информации // Интеллектуальная собственность: современные правовые проблемы: Проблемно-тематический сборник. М., 1998.

С. 71–74.

ный вред21. На протяжении длительного периода, начиная едва ли не с появления первых советских уголовных законов, суще ствовало единодушное мнение, что преступление посягает на внешние для него общественные отношения, которые и являют ся его объектом22.

Отдельные свойства объекта преступления: ценность, сте пень защищенности (повреждаемость), интенсивность потреб ности в защите имеют конкретные проявления и степень выра женности в полной мере характеризуют социально общественное значение информационных объектов.

Социальная ценность информационного объекта как объек та преступления в самом общем виде должна оправдывать при менение уголовного наказания к посягающим на нее лицам и отражать невозможность общества обходиться без того, на что посягает преступление.

Вопрос о признании информационного объекта как соци ального феномена объектом преступления может быть разрешен в процессе уголовного правотворчества на основе определенного компромисса между интересами различных социальных групп.

Степень защищенности или повреждаемости информаци онного объекта как объекта преступления определяет потенци альные последствия преступления. Они проявляются в возмож ности: а) изменить к худшему общее состояние и параметры ин формации;

б) полностью ликвидировать одну из составных ча стей информационного объекта или информационный объект в его индивидуальном предметном выражении.

Глубина повреждения информационного объекта может из меряться характером нанесенного ему ущерба, возможностью и стоимостью его восстановления, влиянием изменений состояния объекта на иные стороны действительности.

См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Т. 1. СПб., 1902.

См.: Таций В.Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков, 1988.

Потребность информационного объекта в уголовно правовой защите отражает его ценность — поврежденность (нарушенность) и возможность защиты.

Не вызывает сомнений, что при возникновении новых об щественных отношений первое время они законом не защища ются. Но достаточно быстро общество осознает необходимость их защиты, особенно в тех случаях, когда нарушение указанных правоотношений влечет за собой причинение обществу значи тельного ущерба. Столкнувшись с необходимостью защиты но вых общественных отношений, на первоначальном этапе многие юристы пытаются восполнить пробелы в действующем законо дательстве путем применения в указанной сфере существующих нормативных актов. Иногда это удается, а порой возникают за бавные или трагические казусы.

Новейшая история показывает, что от момента возникнове ния нового общественного отношения до момента, когда возник нет более-менее единообразная юридическая практика его защи ты, проходит от пяти до восьми лет.

Среди принципиально новых общественных отношений, которые только возникли или возникнут в ближайшие годы как результат высоких технологий, следует отметить следующие:

отношения по поводу прав на доменные имена и, возможно, некоторые другие средства индивидуализации в глобальных се тях;

отношения по поводу виртуальных предметов, персонажей, недвижимости и иных активов, существующих в виртуальных мирах;

отношения по поводу рекламных возможностей и иного влияния на людей различных сетевых ресурсов – веб-сайтов, блогов, сетевых сервисов, поисковых систем и т.п.;

отношения по поводу прав интеллектуальной собственно сти на результаты работы отдельных программ и комплексов программ, в том числе комплексов независимых друг от друга программ;

отношения по поводу новых видов использования интел лектуальной собственности;

отношения по поводу технических стандартов, форматов и протоколов, которые формально являются добровольными, но фактически обязательны для всех и вследствие этого служат ме ханизмом недобросовестной конкуренции и т.д. Как известно, совершенствование действующего уголовно го законодательства, связано с необходимостью разработки средств, правил и приемов законодательной техники, к числу которых относятся: юридические конструкции (модели);

терми нология;

презумпции и юридические фикции;

аксиомы, право вые символы, юридические конструкции;

нормативное построе ние, системное построение, отраслевая типизация и иные ком поненты.

Можно сказать, что применительно к преступлениям с ин формационным объектом совокупность презумпций совпадает с презумпциями преступлений в сфере компьютерной информа ции, определенными С.Д. Бражником. К таким презумпциям от носятся: 1) презумпция истинности норм права, в соответствии с которой все законодательные нормы предполагаются правильно отражающими общественные отношения и дающими им адек ватную оценку;

2) презумпция целесообразности норм права, в основе которой лежит вопрос об обоснованности уголовно правового запрета;

3) презумпция знания законов, состоящая в предположении о том, что лицо знало, что совершаемое им дея ние запрещено как общественно опасное уголовным законом;

4) презумпция резкого повышения уровня общественной опас ности деяния и личности виновного при совершении преступле ния с квалифицирующими признаками;

5) презумпция, согласно которой лицо, совершившее преступление в связи со своей дея тельностью или должностью, вновь совершит аналогичное дея ние, если будет занимать ту же должность или заниматься той же деятельностью24.

См.: Федотов Н.Н. Указ. соч. С. 329.

См.: Бражниик С.Д. Преступления в сфере компьютерной информации: проблемы законодательной техники. Дисс. … канд. юрид.

наук. Ижевск, 2002. С. 30.

Рассматривая вопрос о целесообразности отнесения право отношений по поводу информационных объектов (объектов ин формационной безопасности) к самостоятельной группе объек тов уголовно-правовой охраны, следует иметь в виду, что опре деленная группа ценностей, на которые могут быть совершены преступные посягательства и которые подлежат уголовно правовой охране, определяется теорией уголовного права как родовой объект. Считается, что родовой объект представляет со бой часть общего объекта. Выделение и формулирование родо вого объекта основано на том, что все охраняемые и, соответ ственно, входящие в общий объект социальные феномены, соци альные блага, общественные отношения имеют не только общие свойства, порождающие необходимость их уголовно-правовой охраны, но и особенности, которые позволяют сводить их в от дельные группы и тем самым разграничивать на основе разли чающих их признаков. Этим определяется смысл выделения ро дового объекта, предполагающего наличие общих свойств объ екта преступления и свойства, присущие только данной группе.

С помощью родового объекта выявляются:

а) сравнительная социальная ценность различных групп благ, охраняемых уголовным законом, включая степень потреб ности в их уголовно-правовой охране;

б) свойства охраняемых благ, программирующих возмож ные способы наказуемого уголовно-правового поведения;

в) признаки, позволяющие описать определяемые содержа нием родового объекта способы преступного посягательства.

Таким образом, информационный объект (информация, ин формационная безопасность) может рассматриваться как родо вой объект преступления, т.е. как часть действительности, име ющая определенные материальные либо нематериальные фор мы, границы, состояния, закономерности существования, нако нец, ценность. Это значение понятия «объект преступления» со относит его с преступлением как деянием, имеющим признаки, предусмотренные ст. 14 УК РФ. Как часть действительности ин формационный объект обладает значимыми для уголовного за кона признаками, характеризующими его и как фактический со став, и как социальную ценность, и в этом смысле ему присущи предметная выраженность и ценностные для общества свойства.

Из текста УК РФ вытекает, что объект преступления понимается как фундаментальная социально-правовая ценность (правовое благо), которая охраняется уголовным законом и в отношении которой возможно совершение преступного посягательства.

Структура Особенной части УК РФ позволяет использовать правоотношения по поводу информации (информационного объ екта, объекта информационной безопасности) для обоснованно го и четкого построения системы родового и видовых объектов по характеристике угроз, поскольку Доктрина информационной безопасности Российской Федерации определяет виды угроз ин формационной безопасности по общей направленности, раскры вая содержание каждой из них.

Выделение правоотношений по поводу информации, ин формационного объекта либо объекта информационной безопас ности в качестве родового объекта состава преступления позво лит:

указать на более высокую социальную ценность указанной категории правоотношений в информационной сфере. В практи ческом плане этим можно обосновать возможность применения мер уголовно-правового воздействия в отношении лиц, совер шающих неправомерные деяния в отношении их;

выделить признаки объектов информационной безопасно сти как различных объектов преступного посягательства, произ ведя их тщательное разграничение по категории как социальной значимости, так и общественной опасности, отграничив различ ные деяния в указанной сфере.

Таким образом, на основании положений Доктрины можно сде лать вывод о целесообразности дополнения родовых объектов соста вов преступлений дополнительным родовым объектом – обще ственными отношениями в сфере защиты информационных объ ектов (обеспечения информационной безопасности).

Преступления в сфере информационной безопасности мож но разделить на четыре категории с соответствующими видовы ми объектами:

в сфере конституционных прав и свобод человека и гражда нина в области духовной жизни и информационной деятельно сти;

в сфере обеспечения государственной политики Российской Федерации;

в сфере развития отечественной индустрии информации;

в сфере безопасности информационных и телекоммуника ционных средств и систем.

Говоря о преступлениях в области обращения информации, нельзя не затронуть вопрос о целесообразности использования в российском законодательстве узкоспециальных технических и иноязычных терминов25. По этому поводу высказаны различные мнения. Одни авторы считают допустимым использование ино зычных слов, вошедших в научный и правовой оборот, другие утверждают, что их употребление недопустимо26. К счастью, в настоящее время по данному вопросу, по всей видимости, возоб ладал здравый смысл, поскольку в современном российском праве анализируется и широко используется зарубежный опыт, причем деятельность в данной сфере осуществляется с учетом особенностей и интересов нашего государства и общества.

Что касается терминологического обеспечения уголовно правовой охраны информационных объектов, то здесь следует отметить следующее:

вынужденное внедрение в правовой оборот в данной сфере значительного количества именно специальных узкотехнических и научных терминов, поскольку большинство применяемых раз работок возникает именно «на стыке» технических и правовых наук;

См.: Полянский Н.Н. О терминологии советского закона //Проблемы социалистического права. 1938. № 5;

Ковалев М.И. О технике уголовного законодательства // Правоведение. 1962. № 3.

Борисов Э.Т. Погрешности законодательной техники существенны // Вопросы уголовной ответственности и ее дифференциации (в проекте Особенной части УК РФ). Ярославль, 1994. С. 16;

Миньковский Г.М.

Проект Особенной части Уголовного кодекса глазами участника разработки // Там же. С. 71–72.

вынужденное внедрение иностранных и заимствованных понятий и терминов, поскольку то, что в нашей стране сегодня создается фактически «с чистого листа», в наиболее развитых странах насчитывает уже полтора-два десятилетия именно как правовая область со своей терминологией и понятийным аппара том;

применение в уголовно-правовых отраслях некорректного понятийного аппарата, неясных, расплывчатых, многозначных и нечетко сформулированных терминов уже сейчас приводит к то му, что по значительному числу уголовных дел в сфере защиты информационных объектов требуется производство специальных технологических экспертиз, в том числе и по вопросам термино логии;

неоднозначность переводов и толкований таких уже доста точно знакомых понятий, как файл, веб-адрес, спамер, электрон но-вычислительная машина, заставляет задуматься о сложностях применения понятий технических стандартов, форматов и про токолов, которые формально являются добровольными, но фак тически обязательны для всех.

Таким образом, сложившаяся в настоящее время практика в вопросах текстологии в области уголовно-правовой защиты ин формационных объектов в значительной мере противоречит су ществующим разработкам общей теории права, в связи с чем нельзя исключить необходимость официального толкования тер минов (возможно, в приложениях к УК РФ или к его статьям ли бо главам).

По нашему мнению, раздел Особенной части УК РФ «Пре ступления в сфере информационной безопасности» может вклю чать четыре главы, посвященные преступлениям в сфере:

конституционных прав и свобод человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности;

обеспечения государственной политики Российской Феде рации;

развития отечественной индустрии информации;

безопасности информационных и телекоммуникационных средств и систем.

С учетом изложенного к дальнейшей разработке могут быть предложены отдельные составы преступлений по каждому из видовых объектов, в которые интегрируются существующие со ставы преступлений, связные с обращением информации.

Преступления в сфере конституционных прав и свобод че ловека и гражданина в области духовной жизни и информацион ной деятельности (гл. 1) могут включать следующие деяния:

принятие руководителями федеральных органов государ ственной власти, органов государственной власти субъектов РФ нормативных правовых актов, ущемляющих конституционные права и свободы граждан в области духовной жизни и информа ционной деятельности;

неисполнение руководителями федеральных органов госу дарственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, организаций и гражда нами требований федерального законодательства, регулирующе го отношения в информационной сфере;

чрезмерное ограничение доступа к общественно необходи мой информации, неправомерное ограничение доступа граждан к открытым информационным ресурсам федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъ ектов РФ, органов местного самоуправления, к открытым архив ным материалам, к другой открытой социально значимой ин формации;

создание монополий на формирование, получение и рас пространение информации в Российской Федерации, в том числе с использованием телекоммуникационных систем, нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина в обла сти массовой информации;

вытеснение российских информационных агентств, средств массовой информации с внутреннего информационного рынка и усиление зависимости духовной, экономической и политической сфер общественной жизни России от зарубежных информацион ных структур;

противодействие реализации гражданами своих конститу ционных прав на личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений;

противоправное применение специальных средств воздей ствия на индивидуальное, групповое и общественное сознание, манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации);

девальвация духовных ценностей, пропаганду образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, приня тым в российском обществе, дезорганизацию и разрушение си стемы накопления и сохранения культурных ценностей, включая архивы;

снижение духовного, нравственного и творческого потенци ала населения России, что существенно осложнит подготовку трудовых ресурсов для внедрения и использования новейших технологий, в том числе информационных.

Преступления в сфере обеспечения государственной поли тики Российской Федерации (гл. 2) могут включать следующие составы:

монополизация информационного рынка России, его от дельных секторов отечественными и зарубежными информаци онными структурами;

блокирование деятельности государственных средств мас совой информации по информированию российской и зарубеж ной аудитории;

снижение эффективности информационного обеспечения государственной политики Российской Федерации вследствие дефицита квалифицированных кадров, отсутствия системы фор мирования и реализации государственной информационной по литики.

Преступления в сфере развития отечественной индустрии информации (гл. 3) могут включать такие составы, как:

противодействие доступу Российской Федерации к новей шим информационным технологиям;

противодействие взаимовыгодному и равноправному уча стию российских производителей в мировом разделении труда в индустрии информационных услуг, средств информатизации, телекоммуникации и связи, информационных продуктов;

создание условий для усиления технологической зависимо сти России в области современных информационных техноло гий;

закупка руководителями органов государственной власти импортных средств информатизации, телекоммуникации и связи при наличии отечественных аналогов, не уступающих по своим характеристикам зарубежным образцам;

деятельность, направленная на вытеснение с отечественно го рынка российских производителей средств информатизации, телекоммуникации и связи;

деятельность, направленная на увеличение оттока за рубеж специалистов и правообладателей интеллектуальной собствен ности.

Преступления в сфере безопасности информационных и те лекоммуникационных средств и систем (гл. 4) могут включать следующие составы:

противоправные сбор и использование информации;

нарушения технологии обработки информации;

внедрение в аппаратные и программные изделия компонен тов, реализующих функции, не предусмотренные документацией на эти изделия;

разработка и распространение программ, нарушающих нормальное функционирование информационных и информаци онно-телекоммуникационных систем, в том числе систем защи ты информации;

уничтожение, повреждение, радиоэлектронное подавление или разрушение средств и систем обработки информации, теле коммуникации и связи;

воздействие на парольно-ключевые системы защиты авто матизированных систем обработки и передачи информации;

компрометация ключей и средств криптографической защи ты информации;

деятельность, направленная на осуществление утечек ин формации по техническим каналам;

внедрение электронных устройств для перехвата информа ции в технические средства обработки, хранения и передачи ин формации по каналам связи, а также в служебные помещения органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности;

уничтожение, повреждение, разрушение или хищение ма шинных и других носителей информации;

перехват информации в сетях передачи данных и на линиях связи, дешифрование этой информации и навязывание ложной информации;

использование несертифицированных отечественных и за рубежных информационных технологий, средств защиты ин формации, средств информатизации, телекоммуникации и связи при создании и развитии российской информационной инфра структуры;

несанкционированный доступ к информации, находящейся в банках и базах данных;

нарушение законных ограничений на распространение ин формации.

На данной стадии разработки вопроса обращает на себя внимание то обстоятельство, что в нашей стране существует научно разработанные методики осуществления законотворче ской деятельности. Конечно же, правила законодательной техни ки многочисленны и разнообразны, с трудом формализуются и потому пока не нашли закрепления ни в одном законодательном акте. Вместе с тем они синтезированы и обобщены в рекоменда циях видных российских ученых, которые, обращаясь к пробле мам техники законодательства, в разные годы сформулировали наиболее важные, по их мнению, правила законодательной тех ники27.


См., например: Алиев Н.Б. Теоретические основы советского уголовного правотворчества. Ростов н/Д, 1986;

Гродзинский М.М.

Законодательная техника и Уголовный кодекс // Вестник сов. юстиции.

1928. № 19;

Ковалев М.И. О технике уголовного законодательства;

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в настоящее время в нашей стране имеется достаточно предпо сылок и оснований для совершенствования уголовного законода тельства в сфере защиты информации (информационных объек тов, информационной безопасности), поскольку:

принятие программных нормативных актов в данной сфере обособляет данную категорию правоотношений, определяя ее общественную значимость и исключительное положение в сфере иных общественных отношений;

существующими охранительными нормами безопасность информации обеспечивается недостаточно, поскольку админи стративная ответственность за совершение правонарушений в данной сфере практически не предусматривается, а разработка норм уголовной ответственности носила бессистемный характер, затрудняющий как исследования в области уголовно-правовой защиты информации, так и практическое применение указанных норм;

положения теории уголовного права не исключают возмож ности его совершенствования, в том числе путем включения до полнительного родового объекта в действующее законодатель ство, определяющего общественные отношения в данной сфере;

информационные объекты имеют не только общие свойства, порождающие необходимость их уголовно-правовой охраны, но и имеют особенности, которые позволяют группировать их в от дельные группы и тем самым разграничивать на основе разли чающих их признаков;

включение в действующее уголовное законодательство со ответствующего раздела, предусматривающего уголовную от ветственность за совершение преступлений в сфере защиты ин формации (или информационной безопасности), позволит под черкнуть значимость информации в современных условиях и ее потребность в уголовно-правовой охране;

Пиголкин А.С. Правотворчество // Общая теория права. М., 1995;

Шаргородский М.Д. Советский уголовный закон. М., 1948.

в основу изменений действующего уголовного законода тельства могут быть положены концептуальные положения Док трины информационной безопасности, определяющей виды угроз информационной безопасности по общей направленности, содержание каждой из них. Причем при формулировке диспози ций новых составов преступлений существует реальная возмож ность учесть и «традиционные» уже существующие составы преступлений, что, в свою очередь, будет способствовать по строению обоснованной и четкой системы родового и видовых объектов.

Выделение информационного объекта (объекта информаци онной безопасности) в категорию родового (видового) объекта преступления позволит, продемонстрировать сравнительную со циальную ценность информационного объекта как группы благ, охраняемых уголовным законом, включая степень потребности в их уголовно-правовой охране, свойства информационных объек тов как охраняемых благ, программирующих возможные спосо бы уголовно наказуемого поведения, а также выявить признаки, на основе которых можно будет описать определяемые содержа нием родового объекта способы преступного посягательства.

МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ В процессе подготовки к изданию этого номера член редакционной коллегии журнала «Труды ИГП РАН» М.М. Славин взял интервью у Президента Международной академии информатизации доктора технических наук, профессора Александра Григорьевича Харитона. Вот что рассказал в ходе беседы А.Г. Харитон.

Международная академия информатизации учреждена в России в декабре 1990 г. в качестве международной общественной организации.

С 1994 г. Академия регулярно подтверждает статус ассоциированного члена Департамента общественной информации Организации Объединенных Наций и с 1995 г. – Генеральный консультативный статус Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС). Она является ведущей российской неправительственной организацией с таким высшим международным статусом.

Общее руководство и координацию деятельности Академии на основе демократичных информационно-сотовых принципов осуществляет Президиум во главе с ее Президентом.

Беспрецедентно быстрому формированию региональных отделений Академии способствовал новый в мировой практике тип общественной организации, по своей структуре и принципам функционирования соответствующий глобальным задачам, решение которых взяла на себя Академия. Эта структура получила название информационно-сотовой.

Информационно-сотовый принцип взят из самой жизни. На социальном уровне он органично согласуется с многообразием народов, культур, цивилизаций при единстве базовых принципов их жизнедеятельности.

Основные направления деятельности и глобальный уровень задач были поставлены перед членами Академии всемирно известными учеными, академиками РАН Н.Н. Моисеевым и Ю.Б. Харитоном. Они выступили на открытии международных форумов в 1992 и 1993 гг. с докладами о глобальной роли информации и информационных технологий, становлении единого мирового информационного общества и о методах решения многочисленных проблем на пути к устойчивому безопасному развитию мирового сообщества.

Значительный вклад в организацию деятельности Академии внесли мэр Москвы Ю.М. Лужков и многие другие государственные и общественные деятели России и стран СНГ.

Среди активных членов Академии, всемерно способствовавших ее становлению, лауреат Нобелевской премии И.Р. Пригожин, основоположники научных школ академики РАН Г.А. Арбатов, Ю.В. Гуляев, А.И. Савин, Н.Я. Петраков, Н.Н. Евтихтев, Р.И. Илькаев, В.Н. Михайлов, Е.М. Примаков, известные ученые и организаторы высокоэффективных производств, академики Э.В. Евреинов, Г.П. Воронин, Ю.Б. Зубарев, В.И. Кудинов, В.М. Логинов, Э.К. Первышин, С.П. Непобедимый, А.Н. Петров, А.Н. Попов, А.И. Канащенков, Ю.Н. Дьяков.

Значительный вклад в развитие теоретической базы Академии внес лауреат Нобелевской премии А.М. Прохоров. Под его редакцией вышла первая энциклопедия информациологии.

Высочайший международный статус Академии и ее всемирных форумов обеспечивали заместители Генерального секретаря ООН Ю.М. Воронцов (Россия), Джозеф В. Рид (США), Джи Чао Джу (Китай), Ив Бертолло (Франция), авторитетные международные дипломаты, крупные ученые и специалисты из Секретариата ООН, а также чрезвычайные и полномочные послы разных стран в ООН.

В настоящее время Академия насчитывает около 18 тыс.

действительных членов, в числе которых известные политические и общественные деятели: Генеральные секретари ООН (в разные годы) Бутрос Бутрос Гали, Кофи А. Аннан;

заместители Генерального секретаря ООН: Киотака Акасака, Марк Мелок Браун, Нитин Десан, С.А. Орджоникидзе, Джозеф Вернер Рид, Ким Вон-Су, Ким Хак-Су, Шаши Тарур;

Генеральный директор ЮНЕСКО Фредерико Майор, заместитель Генерального директора ЮНЕСКО Генрих Юшкявичус;

Генеральный директор Организации Американских Государств Сезар Гаверия;

Президент Киргизии Курмабек Бакиев, Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и др.;

губернаторы Д.Ф. Аяцков, В.И. Ишаев (с 30 апреля 2009 г. в должности Полномочного представителя Президента РФ), В.П. Шанцев, М. Шаймиев и др.;

крупные государственные деятели: бургомистр Дюссельдорфа Иоахим Эрвин, бургомистр Гейдельберга Беата Вебер, Председатель Счетной палаты РФ С.В. Степашин, министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, вице председатель Государственной Думы А.Н. Челингаров и др.;

ученые, руководители, специалисты реального сектора экономики народного хозяйства;

космонавты: А.П. Александров, В.В. Горбатко, П.И. Климук, С.К. Крикалев и др.;

деятели культуры;

духовные лидеры: Алексий II, Таджуддинов Шейхулла (Талгат) Сафич, Адин Штейнзальц.

Независимо от своих политических воззрений, принадлежности к разным культурам и религиям члены Академии плодотворно сотрудничают, решая глобальные и региональные проблемы мирового сообщества.


Структура и принципы функционирования Академии, объединяющей ведущих представителей науки, бизнеса и власти, позволяют устранить разрыв между выработкой научно обоснованных концепций управления социально-экономическими процессами и реальной политикой на региональном и глобальном уровнях.

Во многих российских регионах, а также в ряде стран дальнего и ближнего зарубежья успешно действуют отделения Академии (Болгарская академия информациологии – г. Стара Загора, Центрально-азиатская штаб-квартира Международной академии информатизации – г. Алматы, Монгольская академия информациологии – г. Улан-Батор, Украинское региональное отделение – г. Киев). В настоящее время создано более 60 таких региональных отделений.

Генеральный консультативный статус придает особую направленность работе Академии. Занимаясь исследованиями в области информатизации самых разных направлений человеческой деятельности, Академия считает своей первоочередной задачей оперативный отклик на глобальные проблемы, волнующие мировое сообщество. Эти проблемы перечислены в Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в сентябре 2000 г. В их числе названы, в частности, воспитание межнациональной и религиозной толерантности, обеспечение мира и безопасности, борьба с международным терроризмом, искоренение нищеты, охрана окружающей среды, изучение проблем и поиск решений в сфере образования, науки и культуры в современном мире.

Декларация тысячелетия была издана Академией массовым тиражом на русском и английском языках. Позднее Академия совместно с Информационным центром ООН в Москве издала на русском и английском языках цветной буклет с основными положениями Декларации в качестве учебного пособия для школьников и студентов.

Наиболее актуальна на сегодняшний день проблема международного терроризма. Беспрецедентный террористический акт в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. выявил глобальный характер международного терроризма и необходимость безотлагательных мер по его пресечению. Академия приняла активное участие в разработке этих мер. В сентябре 2001 г. ею был организован Международный круглый стол «Информационное противодействие терроризму». В работе круглого стола участвовали известные ученые из разных стран Европы, Северной Америки и Азии. Был оперативно подготовлен, издан на русском, английском, немецким и других языках, передан международным и российским антитеррористическим структурам сборник материалов «Информационное противодействие терроризму» с изложением разработанной концепции. В сборник включены обзор с классификацией видов терроризма и его особенностей в разных регионах мира;

меры и методические основы прогнозирования терроризма;

модель оценки террористических угроз;

конкретные предложения структурам ООН, главам государств и парламентов, гуманитарным организациям и учреждениям по информационной борьбе с терроризмом.

Данный сборник информационно-методических материалов был единственным документом, распространенным в качестве официального методического пособия на Санкт-Петербургском межпарламентском форуме по борьбе с международным терроризмом, который состоялся в марте 2002 г. по инициативе Межпарламентской Ассамблеи СНГ и Парламентской Ассамблеи Совета Европы с участием руководителей спецслужб.

Исследование кризисных явлений, в том числе сепаратизма, экстремизма и терроризма, невозможно без анализа социокультурной ситуации в мировом сообществе. Этому посвящена другая крупная работа, выполненная учеными и специалистами Академии совместно с Информационным центром ООН в Москве. На заседаниях круглого стола «Принципы и механизмы устойчивого развития мирового сообщества в XXI веке» был представлен ряд разработок по проблемам культуры и этноконфессионального взаимодействия на региональном и глобальном уровнях. В них анализировались ключевые вопросы взаимодействия различных типов социальных сообществ, принципы толерантного национального воспитания, гуманитарные проблемы информатизации, информационное воздействие на социокультурные процессы для предотвращения сепаратизма, экстремизма и терроризма. Анализ показал, что мировая стратегия устойчивого развития может быть только динамичной стратегией компромиссов. Были выработаны конкретные предложения Академии в этом направлении. Эти материалы вошли в изданный в 2002 г. сборник «Культура и устойчивое развитие мирового сообщества в XXI веке».

На основе вышеназванных разработок Академией подготовлен «Манифест устойчивого информационного развития мирового сообщества в XXI веке». В этом программном документе кратко и четко сформулированы основные аспекты стратегии устойчивого развития информационной цивилизации.

Манифест является призывом ко всем государствам, народам, организациям и частным лицам всемерно способствовать использованию современных информационных технологий для сближения людей, пропаганды гуманистических идеалов, противодействия международному терроризму, достижению мира и безопасности.

31 января 2003 г. в посольстве Российской Федерации в Германии состоялось торжественное вручение Академии почетной международной премии Эдуарда Рейна за цикл аналитических работ по информационным технологиям, внедрение которых служит развитию в мире демократии и обеспечению прав человека.

В том же году подготовлен и издан сборник «Образование в информационном обществе XXI века», в котором анализируются проблемы образования в современном мире, дается многоаспектное освещение образовательных процессов и формулируются предложения по совершенствованию образования в информационном обществе XXI в.

В 2003 г. по просьбе Комитета по культуре и туризму Государственной Думы Федерального Собрания РФ Академия участвовала в подготовке анализа состояния телевизионного вещания и предложений по его изменению.

В 2004 г. Академия подготовила, издала и передала соответствующим структурам доклад Группы видных деятелей «Мы, народы: гражданское общество, Организация Объединенных Наций и глобальное управление» по вопросу о роли гражданского общества в глобальном управлении.

Важной вехой в деятельности Академии стала подготовка к празднованию 60-летия Победы. Делу прославления великого подвига нашего народа в Великой Отечественной войне послужили подготовленные и изданные Академией биографическая фотохроника и плакат, посвященные маршалу Советского Союза В.Д. Соколовскому.

Как потенциальный источник идей для проработки экспертами на политическом уровне служит подготовленный и изданный Академией доклад Кофи А. Аннана «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех».

Логическим продолжением изданной Академией в 2001 г.

работы «Информационное противодействие терроризму» стала работа «Международный терроризм: информационные аспекты противодействия», изданная в 2005 г.

Позитивную оценку государственных и общественных организаций получили выполненные членами Академии следующие исследования: «Информациология в решении проблем мирового сообщества XXI века», «Информационное общество XXI века», «Экологическая безопасность жизнедеятельности человека в XXI веке – проблемы и решения», «Безопасное устойчивое развитие регионов России и стран ЕЭП – проблемы и решения», «Устойчивое экономическое развитие регионов.

Инновационная политика в области повышения эффективности лесной отрасли Востока России», «Энергетическая безопасность.

Информационный аспект», «Глобальное изменение климата:

проблемы и решения» и др.

Проведенные Академией исследования показывают, что российское общество в своих умонастроениях и в восприятии реальной действительности проявляет готовность для расширения сотрудничества с ООН в целях встраивания России в мировой контекст развития.

Исходя из необходимости донести до всех народов идею сохранения мирного существования людей на нашей планете, Академия предприняла успешную попытку создания символа, отражающего цель существования человечества. Это своего рода художественный образ нашего времени. В 2007 г. этот проект был реализован в виде скульптуры «Сохраним мир для будущих поколений».

12 февраля 2008 г. произошло знаменательное событие.

В этот день во Дворце Наций в Женеве во время проведения Конференции по разоружению состоялась торжественная церемония открытия скульптуры «Сохраним мир для будущих поколений», подаренной Российской Федерацией Отделению ООН в Женеве. От имени правительства и народа России этот подарок передал глава российской делегации министр иностранных дел РФ С.В. Лавров. Скульптура установлена в холле Совета Безопасности Женевского отделения ООН.

Этот прекрасный гуманитарный символ воспринимается международной общественностью как интеллектуальный и духовный вклад нашей страны во взаимопонимание народов и налаживание мирового сотрудничества во всех сферах человеческой деятельности.

В последние годы Академия активизирует сотрудничество с органами законодательной и исполнительной власти России и стран СНГ, принимая участие в научном и информационном обеспечении программ и проектов различной направленности (автоматизация органов власти, экономическое развитие регионов, внедрение инновационных проектов и т.д.). В Академии действует информационно-выставочный центр инновационных проектов и технологий.

12 февраля 2009 г. в МИД России состоялась встреча министра иностранных дел России С.В. Лаврова с представителями российских неправительственных организаций международной специализации. На этой встрече Академия представила Сборник предложений, рекомендаций и отзывов по актуальным международным проблемам: «Информационное противодействие терроризму», «Международный терроризм:

информационные аспекты противодействия», «Культура и устойчивое развитие мирового сообщества в XXI веке», «Образование в информационном обществе XXI века», «Глобализация: информационный аспект», «Диалог культур – веление времени», «Культурная политика: Современные реалии», «Энергетическая безопасность. Информационный аспект», «Глобальное изменение климата: проблемы и решения». Эти предложения могут стать базой для выработки решений, обеспечивающих устойчивое развитие человечества. Многие из предложений и рекомендаций ученых Академии уже нашли практическое применение, о чем свидетельствуют отзывы российских министерств, федеральных агентств и служб.

На базе экспозиции «Научное и инновационное обеспечение мелиоративно-водохозяйственного комплекса России»

информационно-выставочного центра 22 мая 2009 г. проведена конференция «Национальный проект развития АПК в регионах России. Научное обеспечение реализации в условиях глобального финансово-экономического кризиса». Доклады и научно практические рекомендации Академии по выполнению Программы продовольственной безопасности России оказались востребованы, и часть тиража брошюры была передана организаторам Всероссийской конференции по развитию АПК (г. Саратов, 14 июля 2009 г.).

В ближайшем будущем Академия планирует запустить программу исследований для расширения ареала действий русского языка как одного из шести официальных рабочих языков ООН. Прошедшие полтора десятилетия показали, что после распада СССР русский язык сохраняет свой ареал обитания на всем постсоветском пространстве и в странах Восточной Европы, связывает через культурные потоки Россию со всеми странами и народами, является мощным фактором народной дипломатии.

Укрепление позиций русского языка в сфере культуры и народной дипломатии мы рассматриваем не только как сохранение культурного наследия русского и российского народа, но и как гарант устойчивого духовного развития российского общества, а в конечном итоге – как необходимую базу и гарант выживания российской нации и российского государства в нынешнем сложном и динамично развивающемся международном контексте.

В продвижении программы расширения ареала русского языка в странах СНГ и ближнего зарубежья Академия рассчитывает на сотрудничество с Министерством иностранных дел РФ.

В конце ноября 2009 г. Академия планирует провести Международную конференцию на тему «Интеллектуальная экономика – основа устойчивого развития России».

В научных докладах конференции будут освещены следующие проблемы.

1. Мировой экономический кризис и особенности его влияния на социально-экономическое развитие России.

1.1. Социально-экономическое положение граждан.

1.2. Необходимость модернизации производственных отраслей экономики.

1.3. Информационное обеспечение, оперативность и эффективность принимаемых решений органами государственной власти.

2. Переход экономики страны на инновационный путь развития – основа успеха в преодолении последствий кризиса.

2.1. Определение наиболее конкурентоспособных на мировом рынке производственных отраслей экономики и внедрение в них инновационных технологий.

2.2. Ускорение процесса разработки и внедрения объектов интеллектуальной собственности в новые технологии.

2.3. Развитие сети инновационных субъектов малого и среднего предпринимательства вокруг корпораций с использованием процедуры интрапренерства.

3. Информационное обеспечение инновационного развития экономики.

3.1. Развитие сети технологии с учетом отраслевой и региональной специфики.

3.2. Организация информационно-выставочных центров.

3.3. Пропаганда достижений в области инноваций и информационных технологий в производственной деятельности.

4. Продовольственная безопасность.

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие...................................................................................... И.Л. Бачило Предпосылки укрепления правового регулирования инновационных процессов в публичном управлении на основе информационных технологий....................................................... А.Г. Арешев Тенденции современной глобализации и актуальные задачи информационного права................................................................ С.И. Семилетов Правовые проблемы инфокоммуникаций в России.................... Э.В. Талапина Принципы доступа к экономической информации..................... Е.С. Устинович О правовой системе информационной деятельности федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации....................................................................................... В.Н. Монахов Средства массовой информации: камо грядеши?........................ А.А. Антопольский Право на информацию в публичном и частном праве.............. А.К. Жарова Проблемы анонимности субъектов в сети Интернет................ Л.А. Сергиенко О некоторых современных тенденциях и задачах совершенствования правового регулирования отношений в информационной сфере в международных договорах Российской Федерации................................................................. Л.В. Приходько Канадский проект электронного правительства........................ И.Л. Бачило Правовой мониторинг – информационный ресурс для оздоровления законотворчества и правоприменения................ В.М. Елин, А.К. Жарова О выделении информационных объектов в самостоятельную категорию объекта преступления................................................ Международная академия информатизации.............................. ТРУДЫ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК № 5/ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА Редакторы Е.Ф. Варварина, М.М. Славин Корректор О.В. Мехоношина Оригинал-макет В.Ф. Иванов Подписано в печать 7.12.2009 г. Формат 60х901/ Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. Тираж 500 экз. Заказ № Учреждение Российской академии наук Институт государства и права РАН _ Отпечатано в ОАО «Щербинская типография»

113623, Москва, ул. Типографская,

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.