авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК СТАТЬИ АСПИРАНТОВ И СТАЖЕРОВ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 6 ] --

Делегирование полномочий законодательного органа – один из ответов на вызовы современности, такие как сложность и рост экономики, населения. Так легислатура освобождается от реше Изменялась в 2008 г.

Действует с рядом изменений, в том числе в 2003 г.

Нормы Конституции о судебной власти претерпели ряд изменений, в том числе в конце прошлого столетия.

«Которые могут наделять правами индивидов за пределами этого органа».

ния малозначительных вопросов, формально относящихся к ее компетенции, и позволяет ей качественнее выполнять остальные свои функции.

В другой группе штатов конституции содержат схожие по ложения, как в предыдущей группе, т.е. принцип разделения властей и клаузулу о несовместимости. Их отличие лишь в том, что исключения из клаузулы о несовместимости может устанав ливать конституция. Такие положения содержат среди прочих ст. 5 Конституции Западной Вирджинии 1872 г.22;

разд. 3 ст. Конституции Калифорнии 1879 г.;

ст. 2 Конституции Луизианы 1974 г.23;

ст. 3 Конституции штата Нью-Джерси 1947 г.24;

ст. Конституции 1851 г.25 штата Индиана26.

Конституции некоторых штатов не содержит в своем тексте сам принцип разделения властей, как это имеет место в федеральной Конституции. Но они ему, безусловно, соответствуют, что видно из построения и названия статей (глав) и (или) других норм конститу ции. В то же время многие основные законы этой группы имеют свои особенности. Так, в Конституции штата Северная Дакота в соответствии с принципом народного суверенитета статья, предшествующая статьям, посвященным разделенным властям, называется «власть, оставляемая за народом». К этой же группе относятся: действующая с множеством изменений, Конституция штата Мэриленд 1867 г.;

Конституция штата Пенсильвания 1968 г.27;

Конституция штата Вашингтон 1889 г.28;

Конституция Исключение из клаузулы о несовместимости установлено Конститу цией для мировых судей – они могут занимать должности в законода тельном органе.

Действует с рядом изменений, внесенных в 1980-х, 1990-х и в 2000-х гг.

Нормы Конституции о судебной власти изменились в 1990-е гг.

Претерпела ряд изменений, в том числе в 2008 г.

Последние изменения в нее внесены в 2001 г.

Примечательная особенность закрепления принципа разделения вла стей состоит в том, что по Конституции в состав исполнительной вла сти включена административная власть.

Статья о судебной власти была пересмотрена в 1979 г.;

кроме того, в нее вносились изменения и в 1990-х гг.

Действует с рядом более поздних изменений.

штата Висконсин 1948 г.29;

Конституция штата Массачусетс 1780 г.30;

Конституция Нью-Йорка 1895 г.31;

Конституция штата Огайо 1851 г. Обязательным условием воплощения в жизнь принципа разделения властей является реальная независимость американ ских судов. Действительно, в части независимости суды США могут считаться примером для многих государств. Одним из проявлений независимости судебной власти является отсутствие какого-либо министерства или департамента, являющегося по своей сути частью исполнительной власти и контролирующего суды. Более того, раньше практически все суды функционирова ли на началах самоуправления. Административной связи между судами не было долгое время, но с 1922 г. в федеральных судах появился минимальный административный надзор. Админи стративной властью в федеральной судебной системе обладают председатель Верховного суда США, сам Верховный суд и председатели федеральных апелляционных судов. Аналогичную систему административного контроля во главе с председателем Верховного суда имеет большинство штатов, что нередко за креплено более подробно конституциями штатов. Так, по Кон ституции штата Нью-Гемпшир 1783 г.33 главный судья Верхов ного суда назван административным руководителем всех судов штата;

большинством голосов Верховный суд принимает прави ла работы судов штатов. Параграф 3 ст. 6 «Судебная отрасль власти» Конституции штата Мичиган 1963 г. устанавливает, что Верховный суд назначает администратора судов и других его Действует с многочисленными поправками, в том числе внесенными в 2009 г.

Построение и содержание норм этой Конституции настолько исходят из принципа разделения властей, что некоторые авторы считают, что она содержит сам принцип.

Действует с многочисленными изменениями, наиболее существен ные из которых относятся к концу 1930-х гг., последние были внесены в 2000-х гг.

Наиболее существенные изменения в нее были внесены в 1912 г., последние – в 2010 г.

Действует с изменениями, внесенными в 2007 г.

помощников, которые могут быть необходимы;

их обязанности устанавливаются судом. Конституции ряда штатов, перечисляя юрисдикцию Верховного суда штата, называют его право «осу ществления надзора за… судами штата» (разд. 4 ст. 7 Конститу ции штата Индиана 1851 г.34). Аналогичная норма содержится в ст. 97-5-002 Конституции штата Вайоминг 1890 г.

Оригинальным проявлением отношения к принципу разде ления властей отличаются конституции штатов Алабама, Окла хома, Нью-Мехико, Вайоминг, Висконсин35. В них среди судеб ных органов, причем в самом начале, назван Сенат в качестве суда импичмента. Верхняя палата законодательного органа шта та (не только в этих штатах) также выполняет судебные функ ции, но упоминание Сената среди судебных органов, причем в самом начале, отражает другой подход в названных штатах к разделению властей или, по крайней мере, формально подтвер ждает определенное отношение к принципу разделения властей.

Общефедеральная Конституция тоже называет в разд. 3 ст. полномочия Сената выступать в качестве суда импичмента, но эта статья не посвящена судебной власти.

Несмотря на конституционное закрепление самого принци па, функции разделенных властей перемешиваются, что можно рассматривать как проявление системы «сдержек и противове сов». Например, большая часть конституций наделяет суды пра вом принятия судебных приказов, обязывающих исполнитель ные органы (в том числе) совершать или не совершать опреде ленные действия. Административные органы не только прини мают нормативные правовые акты, но и (вместо судов) на их основе разрешают споры по правоотношениям36. Исполнитель ная власть осуществляет делегированное законотворчество, а судебная – толкует как акты законодательной власти, так и по ложения конституции.

Последние изменения в нее были внесены в 2001 г.

Конституция штата Висконсин действует с последующими измене ниями, в том числе внесенными в 2009 г.

Более подробно по этому вопросу см.: Хаманева Н.Ю. Администра тивная юстиция США // Государство и право. 1993. № 3.

Конституции штатов содержат целый ряд элементов систе мы сдержек и противовесов. Так, почти во всех штатах губерна торы имеют право всего в отношении актов легислатуры штата, преодолеваемого квалифицированным большинством законода тельного органа. В Конституции Аляски 1956 г.37 вето содер жится в параграфе 15 ст. II «Законодательная власть».

Конституции штатов аналогично федеральной Конституции используют формулу формирования глав исполнительных орга нов – они назначаются губернатором «по совету и с согласия»

Сената38.

Суды штатов в США осуществляют конституционный кон троль за соответствием законодательства конституциям. Эти прецеденты конституционного контроля меняли первоначальное соотношение разделенных властей, которое авторы заложили в тексты. В то же время, как известно, конституции штатов весьма подробны. Если учитывать, что штаты имеют нередко обширное статутное законодательство и что суды правомочны осуществ лять конституционный контроль в отношении этого законода тельства, ставятся под сомнение правоотношения, основанные на этом законодательстве, до его проверки на соответствие кон ституции судами. Для предотвращения такой ситуации консти туции многих штатов предоставляют право палатам парламента или губернатору штата запрашивать мнение Верховного суда по важным вопросам права – соответствуют ли правовые нормы какого-либо законодательного или административного акта кон ституции, и не ждать, когда этот вопрос будет рассмотрен в ка ком-либо иске. Такое положение содержится в параграфе ст. III Конституции штата Мичиган 1963 г. «Основы правления».

В правовой системе общего права такое мнение Верховного суда штата стабилизирует правоотношения и изменяет отношение правоприменителей к статуту. Высказывание мнения Верхов Действует с последующими изменениями, в том числе внесенными в 2004 г.

Подробнее о системе сдержек и противовесов по конституциям севе роамериканских штатов см.: Лафитский В.И. Конституция американ ского штата (политико-правовой анализ): Дисс. … канд. юрид. наук.

М., 1984.

ными судами в таких случаях хорошо еще тем, что оно не связа но с интересами сторон в конкретном деле и, следовательно, бо лее независимо. Аналогичные положения содержатся в консти туциях штатов Массачусетс, Нью-Гемпшир, Род-Айленд, Мис сури, Мэн, Колорадо. В подавляющем большинстве конститу ций за судами не закреплено право конституционного толкова ния и контроля.

В целом конституции штатов отличаются «повышенным вниманием» к этому основополагающему принципу американ ского права. Для России, безусловно, такой подход актуален, поскольку «в конституции должна быть четко оговорена сфера компетенции… высших органов государственной власти в си стеме разделения властей, разграничены их полномочия»39.

Разделение властей со временем стало частью политиче ской культуры штатов и федерации. А относительно законода тельной и судебной властей в США этот принцип фактически звучит как «разделение функций по созданию и интерпретации законов»40.

Обращение к принципу разделения властей даже в трудные моменты американской истории, так же как его незыблемость, говорят о его значимости. В то же время границы между разде ленными властями постоянно претерпевают изменения.

Егоров С.А. Конституционализм в США: политико-правовые аспек ты. М., 1993. С. 193.

Brian A. Stern. An argument against imposing the federal case or contro versy requirement on state courts // New York University Law Review.

Vol. 69. April 1994. № 1. P. 95.

А.В. Савин СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ» И «ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ НАДЗОР»* Специалисты различных отраслей права уделяют особое внимание соотношению понятий «контроль» и «надзор» в сфере государственного управления. В последние годы эта тема при обрела особую актуальность в связи с проведением в нашей стране административной реформы.

Термины «контроль» и «надзор» широко употребляются в законодательстве, несмотря на то, что до настоящего времени единое мнение относительно сущности этих понятий не сложи лось как в эколого-правовой, так и в административно-правовой литературе. Как отмечает М.М. Бринчук, «различие между эти ми видами деятельности уловить трудно»1.

Во многих работах предпринимаются попытки разграни чить понятия «экологический контроль» и «экологический надзор». Так, О.Ю. Ганюхина различает контроль и надзор, ис ходя из определения предмета этих видов деятельности: «пред мет контроля в области охраны окружающей среды и предмет надзора за охраной окружающей среды – специальные, обособ ленные организационным и правовым обеспечением виды дея тельности»2. Таким образом, к предмету контроля в области охраны окружающей среды она относит «деятельность подкон трольных субъектов по фактическому исполнению законов по охране окружающей среды, подзаконных нормативных актов, инструкций, правил, нормативов и стандартов по охране окру жающей среды, а также количественные и качественные резуль таты этой деятельности, целесообразность выбора средств и * Статья рекомендована к печати доктором юридических наук, про фессором О.Л. Дубовик.

Бринчук М.М. Экологическое право: Право окружающей среды. М., 2002. С. 284.

Ганюхина О.Ю. Правовое регулирование экологического контроля в Российской Федерации: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 7–8.

способов выполнения ими своих природоохранных обязанно стей»3. В свою очередь, предметом надзора за охраной окружа ющей среды названо «исключительно исполнение экологическо го законодательства органами власти, управления и контроля, соблюдения ими, а также коммерческими и некоммерческими организациями гарантированных законом прав человека на бла гоприятную окружающую среду, в том числе при издании эко лого-правовых актов. Надзорным органом оцениваются деятель ность, правовые акты поднадзорных субъектов только с точки зрения законности и соответствия экологическим требовани ям»4.

По нашему мнению, с этим вряд ли можно согласиться. Во первых, сложно понять разницу между «деятельностью по фак тическому исполнению законов», определяемую предметом кон троля, и «исполнением законодательства», определяемым пред метом надзорной деятельности. Во-вторых, не ясно, что следует понимать под формулировкой «подконтрольные субъекты» и в чем их отличие от «поднадзорных органов власти, управления и контроля, коммерческих и некоммерческих организаций». Кро ме того, названная предметом контроля целесообразность выбо ра средств и способов деятельности природопользователей по исполнению законов может иметь важное значение в установле нии причин и условий совершения экологических правонаруше ний при осуществлении прокурорского надзора.

Н.В. Кичигин, цитируя положение Концепции администра тивной реформы в Российской Федерации, утверждает: «Необ ходимо разграничить функции по контролю и надзору и унифи цировать в этой части терминологию законодательных и других нормативных актов, это позволит надзор сосредоточить в госу дарственных органах, а контроль рассматривать в качестве функции по проведению испытаний, измерений, экспертиз, осу ществляемых субъектами рынка, аккредитованными в органах исполнительной власти в установленном порядке. Для этого по сле принятия соответствующих нормативных правовых актов Ганюхина О.Ю. Указ. соч. С. 8.

Там же.

предстоит выделить из действующих надзорных органов лабо ратории, исследовательские и испытательные центры, сократить численность государственных служащих»5.

По нашему мнению, реализация данной Концепции может привести к тому, что органы государственного экологического контроля лишаются своей независимости в аналитическом обес печении деятельности, поскольку контроль определяется Н.В. Кичигиным в качестве функции, осуществляемой «субъек тами рынка», однако известно, что законы рынка диктуют его субъектам задачи, которые не всегда совпадают с государствен ными интересами. Экологический контроль является важней шим инструментом обеспечения экологической безопасности и соответствующих конституционных прав, в связи с чем вряд ли можно признать продуктивным лишение его собственной анали тической базы. Трудно, например, предположить возможность передачи осуществления исследований и экспертиз по админи стративным и уголовным делам от государственных экспертно криминалистических учреждений «аккредитованным» коммер ческим организациям и представить последствия, к которым это может привести.

В отечественной литературе предложены и иные подходы к вопросу соотношения понятий «надзор» и «контроль» в сфере природопользования. Так, Н.А. Гейт с целью «исключить в бу дущем дублирование действий контрольных и надзорных орга нов государственной власти Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований в области охраны окружающей среды и природопользования» формулирует и рас сматривает соотношение терминов «государственный экологи ческий контроль в сфере охраны окружающей среды» и «госу дарственный надзор в области природопользования»6. С его точ ки зрения, первый термин означает контроль за надлежащим каче ством компонентов окружающей среды, второй – за объемной со ставляющей использования компонентов природной среды.

Кичигин Н.В. Совершенствование экологического контроля // Эколо гическое право. 2007. № 3. С. 23.

Гейт Н.А. Экологическое право: Курс лекций. М., 2008. С. 110.

Такой подход также представляется не вполне обоснован ным. Во-первых, наименование «государственный экологиче ский контроль в сфере охраны окружающей среды», по нашему мнению, не совсем корректно. Во-вторых, не ясно, почему в первом случае используется слово «контроль», во втором – «надзор». В-третьих, если под «государственным надзором в сфере природопользования» понимается так называемый приро доресурсный контроль, то не вполне понятно ограничение его объекта «объемной составляющей», поскольку необходимо кон тролировать не только объем, но и эффективность, качество и рациональность использования природных ресурсов.

Для определения сущности и соотношения понятий «кон троль» и «надзор» применительно к государственному управле нию природопользованием необходимо обратиться к россий скому административному праву.

Ю.А. Тихомиров отмечает, что «ученые административисты дали устойчивую характеристику админи стративного надзора – это проверка не всей деятельности под контрольных органов и организаций, а лишь выполнения ими определенного количества норм и правил. Специальные админи стративные полномочия здесь не связаны с подчиненностью контролируемых объектов и касаются обеспечения тех условий, без которых они не могут нормально функционировать. Такова позиция М.С. Студеникиной (см. подробно: М.С. Студеникина.

Государственный контроль в сфере управления. М.: Юриздат, 1974, с. 103)»7.

Необходимо отметить, что в названной работе М.С. Студе никиной сказано следующее. «Вряд ли можно согласиться с тем, что для общественных отношений, складывающихся в процессе управления, осуществляемого органами надведомственного кон троля, вообще неприемлема их характеристика как отношений «власти – подчинения». Напротив, анализ свидетельствует, что при осуществлении всего значительного объема контрольной деятельности и применении по итогам проверок юридически Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998.

С. 533.

властных мер (вплоть до мер административного принуждения) такая характеристика является единственно возможной. И орга низационная независимость такой характеристике не препят ствует»8. Далее М.С. Студеникина, поддерживая существующую в литературе точку зрения, отмечает, что «подчиненность» – чрезвычайно емкое по содержанию понятие, и не обязательно оно связано с административной подчиненностью нижестоящих вышестоящим. Этот термин означает определенную подвласт ность органу государственного управления, от которого в опре деленном конкретном случае зависит решение вопроса и кото рый самостоятельно и властно его решает9. Применительно к органам государственного надведомственного контроля именно «подвластность» является гарантией осуществления ими кон трольной функции. Действительно, трудно признать отсутствие подчиненности органу государственного контроля, которая за ключается в обязанности выполнить его законное и обоснован ное решение, вынесенное путем одностороннего волеизъявле ния10.

А.П. Алехиным, А.А. Кармолицким и Ю.М. Козловым предложена следующая концепция. В процессе деятельности по обеспечению законности используется контроль и его разновид ности – проверка исполнения и надзор11. В их учебнике вопро сам контроля посвящены § 3 «Контроль органов исполнитель ной власти» и § 4 «Административный надзор», что позволя ет предположить, что в первом из них идет речь о «проверке исполнения», а в следующем – о «надзоре», осуществляемом органами исполнительной власти.

Авторы называют следующие особенности надзора. Во первых, административный надзор по своему характеру является надведомственным;

во-вторых, субъекты надзора вправе при Студеникина М.С. Государственный контроль в сфере управления.

М., 1974. С. 21.

См.: там же. С. 22.

См.: там же.

См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 2003. С. 310–312.

соответствующих обстоятельствах применять к объектам надзо ра меры административного принуждения12.

Контроль органов исполнительной власти указанные авто ры подразделяют на: а) общий;

б) ведомственный;

в) надведом ственный13.

Под общим контролем понимается «обследование целого комплекса вопросов подконтрольных субъектов» осуществляе мое «органами исполнительной власти общей компетенции», которыми являются Правительство РФ и высшие органы испол нительной власти субъектов РФ.

При этом к контрольным полномочиям высших испол нительных органов государственной власти субъектов РФ авторы относят, помимо прочего, контроль за использова нием и охраной земель, вод, лесов, недр, т.е. за исполнени ем специальных норм, общеобязательных правил, закреп ленных в законах и подзаконных актах (правила дорожного движения, пожарной безопасности, торговли, санитарные, природоохранительные и другие нормы), составляющих предмет административного надзора 14.

Д.М. Овсянко называет контроль, надзор (прокурорский и административный) и обжалование способами обеспечения за конности, которые представляют, таким образом, равнозначные правовые и организационные формы и методы деятельности.

Указывается, что надзор отличается от контроля тем, что он за ключается в постоянном, систематическом наблюдении специ альными государственными органами за деятельностью не под чиненных им органов или лиц. При этом оценка этой деятельно сти дается только с точки зрения законности, но не целесообраз ности, между тем при надзоре, в отличие от контроля, вмеша тельства в оперативно-хозяйственную деятельность не происхо дит15.

См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Указ. соч.

С. 320–321.

См.: там же. С. 318.

См.: там же. С. 319–320.

См., например: Овсянко Д.М. Административное право: Учеб. посо бие / Под ред. Г.А. Туманова. М., 1997. С. 145–148.

В учебнике, написанном в соавторстве Ю.М. Козловым, Д.М. Овсянко и Л.Л. Поповым, говорится, что понятие админи стративного надзора, его соотношение с контролем в научных кругах является предметом дискуссии. Между тем имеются все основания, чтобы провести грань между контрольной и надзор ной деятельностью, «развести» эти понятия, не отождествлять их. Далее приводится развернутый перечень отличий, но наибо лее существенными из них также являются: отсутствие органи зационной подчиненности субъектов и объектов надзора;

воз можность оценки деятельности поднадзорных объектов только с точки зрения законности, но не целесообразности;

невозмож ность вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность объекта надзора;

возможность применения мер административ ного принуждения16.

В упоминавшийся выше работе М.С. Студеникиной отме чено, что «трудно не усмотреть вмешательство в оперативно хозяйственную деятельность при реализации таких типичных для административного надзора полномочий, как дача обяза тельных к исполнению неподчиненными органами указаний о способах и сроках устранения выявленных нарушений»17.

В названном учебнике под ред. Л.Л. Попова, помимо упо мянутых, выделены и довольно своеобразные особенности кон троля и надзора. В частности отмечается, что контрольные пол номочия обычно не распространяются на граждан и что «адми нистративный надзор реализуется в деятельности большого чис ла государственных органов, т.е. здесь наблюдается закончен ность организационного выделения субъектов данной деятель ности в общей системе государственных органов исполнитель ной власти», а «органы надведомственного (внешнего) контроля такого разнообразия не имеют»18.

Как указывает Д.Н. Бахрах, в достижении целей, постав ленных перед государственной администрацией, важную роль См.: Козлов Ю.М. Овсянко Д.М., Попов Л.Л. Административное пра во Российской Федерации: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова. М., 2005.

С. 455.

Студеникина М.С. Указ. соч. С. 19.

Козлов Ю.М., Овсянко Д.М., Попов Л.Л. Указ. соч. С. 456.

«играет контроль за соблюдением правовых норм, то есть надзор»19. И далее: «Надзор – это ограниченный, суженный кон троль... В условиях сокращения государственного вмешатель ства в деятельность организаций, в жизнь граждан, перехода к правовому государству объем надзора будет увеличиваться за счет сужения объема контроля. Кроме того, объем надзорной деятельности расширяется потому, что в жизни общества увели чивается роль технических средств, разнообразных технических правил, контроль за соблюдением которых — важное условие обеспечения безопасности»20. Исходя из этого, административ ный надзор определяется как надведомственный, специализиро ванный, систематический контроль государственной админи страции за соблюдением гражданами и организациями правовых и технико-правовых норм. При этом если главная цель проку рорского и судебного надзора – соблюдение законности, то ад министративного надзора – обеспечение безопасности граждан, общества, государства21, однако далее административный надзор назван средством обеспечения режима законности22.

Сходным образом понятия «контроль» и «надзор» разгра ничиваются в работах других авторов. Так, С.С. Бородиным и С.С. Громыко надзор определяется как «суженный контроль»23.

Приведенные выше и иные трактовки и определения тер мина «надзор» для обозначения деятельности органов исполни тельной власти не позволяют однозначно определить специфи ческие отличия «деятельности по надзору» от «деятельности по контролю». Среди выделяемых особенностей административно го надзора единственной конкретной можно считать возмож ность применения осуществляющими его органами мер админи стративного принуждения.

Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. М., 2007. С. 460.

См.: там же.

См.: там же. С. 461.

См.: там же. С. 461–462.

См.: Бородин С.С., Громыко С.С. Административное право. Общая и Особенная часть: Курс лекций. СПб., 2007. С. 257.

Подводя итог сказанному, можно привести слова М.С. Сту деникиной: «Контроль и надзор – эти слова часто употребляют ся, но до сих пор они не стали научными терминами, исчерпы вающе отражающими сущность этих понятий»24.

В документах, связанных с проводимой в стране админи стративной реформой, термины «контроль» и «надзор» опреде ляются соответственно как «контрольные полномочия (исследо вания, обследования, экспертиза, анализ первичной информа ции)» и «надзорные полномочия» (проведение проверок, нало жение взысканий, выдача разрешений, приостановление дея тельности)»25.

Несмотря на активное использование в современном рос сийском законодательстве термина «надзор» (наряду с «контро лем»), в нормативных правовых актах отсутствует определение этих понятий.

Из природоохранных законов следует особо отметить Фе деральный закон от 21 июля 1997 г. «О безопасности гидротех нических сооружений»26. Этим Законом (ст. 13) была введена новая лексическая конструкция: «Органы государственного надзора (здесь и далее выделено мною. – А.С.) за безопасностью гидротехнических сооружений осуществляют надзор и кон троль за соблюдением собственниками гидротехнических со оружений и эксплуатирующими организациями норм и правил безопасности гидротехнических сооружений… за исключением гидротехнических сооружений, полномочия на осуществление надзора за которыми переданы органам местного самоуправле ния». (При этом не ясно, каковы основания передачи органам местного самоуправления полномочий по осуществлению надзора.) Данная конструкция примечательна тем, что ранее исполь зование в одной норме терминов «контроль» и «надзор» имело место только в законодательстве о метрологии. Однако при этом Студеникина М.С. Указ. соч. С. 17.

См., например: распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г.

«О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006–2008 годах» // СЗ РФ. 2005. № 46. Ст. 4720.

СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3589.

Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обеспечении единства изме рений»27 определял, что относится к контрольным, а что – к надзорными функциям.

Традиционно специалисты выделяют судебный, прокурор ский, административный надзор. Так, Д.Н. Бахрах отмечает:

«В России в наше время существует три типа надзора: судебный, прокурорский и административный»28.

В Конституции РФ термин «надзор» употребляется только в наименовании видов деятельности Верховного и Высшего Ар битражного судов. В соответствии с федеральными конституци онными законами судебный надзор определяется как процессу альная деятельность судов по проверке законности и обоснован ности приговоров, решений, определений и постановлений, по даче судебным органам руководящих разъяснений по примене нию законодательства при рассмотрении судебных дел, а также при разрешении судебных споров.

Вопросы, касающиеся прокурорского надзора, регламенти руются Федеральным законом от 17 января 1992 г. «О прокура туре Российской Федерации», согласно ст. 1 которого «прокура тура Российской Федерации – единая федеральная централизо ванная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации».

Как известно, прокурорский надзор в качестве всеобъемлю щего ока государева был заимствован Россией у Европы Петром I.

Прокуратура, учрежденная его указом от 12 января 1722 г., осу ществляла надзор за законностью деятельности государствен ных органов (включая Сенат – высший государственный, в том числе судебный, орган), должностных лиц и издаваемых ими правовых актов, а также и местных органов власти. Хотя в ре зультате судебной реформы 1864 г. прокуратура лишилась надзорных правомочий и была трансформирована в основном в Ведомости РФ. 1993. № 23. Ст. 811.

Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Указ. соч. М., 2007.

С. 460.

орган уголовного преследования, после Октябрьской революции была восстановлена петровская модель прокурорского надзора и прокуратура превратилась в орган, осуществлявший надзор за законностью деятельности органов исполнительной власти, в определенной мере – судов и даже общественных организаций и граждан. Многие из этих черт прокуратура сохраняет и теперь.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что термин «надзор» для обозначения процессуальной деятельности судов и специфической деятельности органов прокуратуры закреплен законодательно и оправдан исторически.

Между тем в качестве названия вида деятельности испол нительной власти он не употребляется ни в Конституции РФ, ни в Федеральном конституционном законе от 17 декабря 1997 г.

«О Правительстве Российской Федерации»29. В настоящее время термин «административный надзор» используется в литературе в качестве общего наименования деятельности органов государ ственного управления по осуществлению отдельных видов госу дарственного контроля, в том числе и экологического.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод об отсутствии в литературе единства мнений по вопросу о сущности надзора и его соотношения с контролем, а также определений, исчерпы вающе отражающих содержание этих понятий. В силу этого представляется преждевременным использование в законода тельстве термина «экологический надзор» наряду с термином «экологический контроль».

СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712.

А.В. Ванярхо* ПЕРЕВОДЧИК В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ В условиях глобализации и роста внешнеэкономических связей и широкого диапазона языков, употребляемых для обще ния на территории Российской Федерации, арбитражным судам часто приходится сталкиваться с необходимостью привлечения переводчика для оказания помощи участникам процесса, не вла деющим русским языком в достаточной мере. Рассмотрение та ких дел без участия переводчика, как правило, является либо затруднительным, либо вообще невозможным, поскольку не позволяет участникам процесса, не владеющим русским языком в достаточной степени, реализовывать все свои процессуальные права.

Участие переводчика в арбитражном процессе является га рантией реализации его участниками права на использование родного языка и принципа равноправия языков народов России, предусмотренного ст. 2 Закона РФ от 25 октября 1991 г. «О язы ках народов Российской Федерации»1, а также предусмотренно го ст. 12 АПК РФ права лиц, не владеющих русским языком, вы ступать в суде на родном языке или свободно выбранном языке общения.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ в ст. 57 опреде ляет переводчика как лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода в процессе осуществления судопроизводства, и привлеченное арбитражным судом к уча стию в арбитражном процессе в случаях и в порядке, которые предусмотрены Кодексом.

Российское законодательство не устанавливает определен ных требований к уровню языковых знаний судебного перевод * Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук И.Н. Лукьяновой.

Ведомости РСФСР. 1991. № 50. Ст. 1740.

чика, оставляя решение вопроса о компетентности переводчика в конкретном процессе на усмотрение арбитражного суда/судьи.

В настоящее время существует большое количество различных курсов, программ разной продолжительности, позволяющих по лучить специальность переводчика. Таким образом, формально статус переводчика может получить любое физическое лицо, закончившее такие образовательные курсы, без необходимости какой-либо дополнительной сертификации, аккредитации или иного подтверждения соответствующего уровня квалификации для осуществления профессиональной деятельности.

Нужно отметить, что для судопроизводства, в частности, в рамках арбитражного процесса, вышеуказанное обстоятельство не является позитивным аспектом, поскольку задача переводчи ка в судопроизводстве заключается в осуществлении им полно го, правильного и своевременного как устного, так и письменно го перевода, что невозможно без высокого уровня квалификации и наличия специфических знаний в области юридической тер минологии.

Определенная проблема связана с отсутствием гарантий правильности перевода документов, представляемых в арбит ражный суд участниками процесса: перевод может быть осу ществлен любым переводчиком (независимо от его специализа ции) и в дальнейшем подлежит нотариальному заверению. Од нако нотариус заверяет не правильность осуществленного пере вода, а только подпись переводчика, проставленную под перево дом. Таким образом, никакой ответственности ни переводчик, ни нотариус за правильность перевода не несут, и в арбитраж ный суд могут предоставляться переводы документов, содержа щие грубые ошибки по содержанию текста.

В России отсутствует законодательно регулируемый инсти тут судебных переводчиков, задача которого состояла бы в ока зании содействия в осуществлении правосудия в различных су дах российской судебной системы. В отличие от России в ряде зарубежных стран, например в США, Германии, Австрии, Бель гии, Франции, Эстонии, Испании, для осуществления перевод ческой деятельности в судах необходимо получение статуса су дебного переводчика путем сдачи специального квалификаци онного экзамена либо посредством сертификации, а также дей ствуют национальные ассоциации судебных переводчиков, кон тролирующие деятельность своих членов.

Так, в ряде штатов США деятельность судебных перевод чиков сертифицируется Национальной ассоциацией судебных переводчиков (National Association of Judiciary Interpreters and Translators – NAJIT);

в тех штатах, которые пока еще не прини мают сертификаты данной ассоциации, сертификация перевод чиков производится непосредственно при судах штатов2. В со ответствии с законом о судебных переводчиках (The Court Inter preters Act 28 U.S.C.A. § 1827 (1978))3 необходимый уровень квалификации и программы испытаний для судебных перевод чиков устанавливаются Администратором суда.

Однако тот же закон устанавливает, что в определенных случаях при отсутствии переводчика, сертифицированного су дом для перевода с определенного языка, к участию в процессе в качестве переводчика может быть привлечен иной квалифици рованный переводчик. При этом предварительно оценивается его уровень квалификации и предшествующий опыт судебного перевода. Таким образом, в судах осуществлять переводческую деятельность могут как сертифицированные судебные перевод чики, так и в ряде случаев несертифицированные специалисты в области перевода, чей уровень квалификации предварительно проверяется.

В Великобритании действуют саморегулируемые организа ции переводчиков, такие как Институт перевода, который при нимает экзамены и осуществляет сертификацию своих членов, ведет реестры и представляет интересы каждого члена данной организации;

Ассоциация правоохранительных и судебных пе реводчиков, члены которой осуществляют переводческую дея тельность в рамках системы уголовного судопроизводства, ко торая также осуществляет экзаменацию лиц, желающих всту URL: http://www.najit.org (дата последнего обращения – 05.08.2010).

The Court Interpreters Act, 28 U.S.C.A. § 1827 (1978). URL:

http://www.uscourts.gov/FederalCourts/UnderstandingtheFederalCourts/Dis trictCourts/CourtInterpreters.aspx (дата последнего обращения – 05.08.2010).

пить в члены данной Ассоциации, ведет перечень участников, используемый судами, рассматривающими уголовные дела4.

В Германии присяжные переводчики сдают экзамены при министерстве образования и культуры соответствующей земли или ином уполномоченном органе, принимают присягу и назна чаются на должность судами земель5. Так же как и адвокаты, присяжные переводчики обычно осуществляют свою деятель ность на территории суда той земли, где они принесли присягу.

В каждой земле, как правило, действует свой закон о присяжных переводчиках, которым устанавливаются определенные методы проведения и сдачи экзаменов присяжными переводчиками, а также иные положения, касательно профессиональной деятель ности специалистов данной категории.

В качестве примера можно привести закон о присяжных переводчиках земли Бавария от 1 октября 1953 г. (с изм. от 22 декабря 2009 г.)6. В ст. 7 данного закона устанавливается, что президентом суда земли данные о присяжных переводчиках, принесших в суде присягу, вносятся в базу данных присяжных переводчиков, которая открыта для доступа граждан. При этом в случае переезда присяжного переводчика на место жительство в другой судебный округ Баварии он должен ходатайствовать о внесении его в список присяжных переводчиков того суда, чья территориальная юрисдикция действует в его новом месте жи тельства. Присяжные переводчики имеют право переводить в судах, нотариальных конторах, в полиции, в органах, осуществ ляющих регистрацию актов гражданского состояния, и ведом ствах земель, отвечающих за регистрацию населения. Присяж ный переводчик согласно законодательству обязан подтвер URL: http://www.iti.org.uk/indexMain.html;

http://www.apciinterpreters.org.uk/ (дата последнего обращения – 07.08.2010).

URL: http://www.bdue.de/indexen.php (дата последнего обращения – 15.08.2010).

Gesetz ber die ffentliche Bestellung und allgemeine Beeidigung von Dolmetschern und bersetzern (Dolmetschergesetz – DolmG) (Fundstelle:

BayRS IV, S. 516) // URL: http://by.juris.de/by/gesamt/DolmG_BY.htm (дата обращения – 20.08.2010).

ждать правильность и полноту изготовленных им переводов.

Такое подтверждение осуществляется в форме записи в конце перевода: «Как официально назначенный в Баварии и присяг нувший (присягнувшая) переводчик (переводчица) на (с) … язы ка, я подтверждаю язык: …. Документ для перевода представ лен мне в... (оригинале, заверенной копии, фотокопии и т.д.) на... языке. Текст составленного перевода является правильным и полным» (ст. 11 закона Баварии о присяжных переводчиках).

Нужно отметить, что передача перевода заказчику возмож на не только в письменном виде, но и в электронном;

при этом переводчик подтверждает правильность и полноту перевода электронной цифровой подписью. В случае перевода части тек ста присяжный переводчик делает об этом заметку в переводе.

Если текст содержит неразборчивые слова, исправления или пропуски, влияющие на содержание перевода текста, перевод чик также отмечает это в своем переводе.

Во Франции в целом вся переводческая деятельность явля ется лицензируемой и заниматься переводами (как устными, так и письменными) без наличия лицензии не разрешено. В стране также действует Национальный союз экспертов-переводчиков при апелляционных судах (Union nationale des experts traducteurs prs les cours d’appel), который объединяет судебных переводчи ков, получивших доступ к осуществлению переводческой дея тельности в апелляционных судах и кассационном суде путем сдачи государственного экзамена. В компетенцию данного Сою за входит защита статуса эксперта-переводчика при суде и его прав против любых нарушений, а также изучение, анализ, кон троль соблюдения нормативных актов, регулирующих положе ние эксперта-переводчика в суде7.

Согласно французскому декрету от 23 декабря 2004 г.

№ 2004-14638 эксперт-переводчик при суде должен обладать достаточным профессиональным опытом в рамках своей экс URL: http://www.unetica.fr/ (дата последнего обращения – 13.08.2010).

Dcret № 2004-1463 du 23 dcembre 2004 relatif aux experts judiciaries // URL: http://www.legifrance.gouv.fr (дата последнего обращения – 13.08.2010).

пертной области. Он обязан к тому же непрерывно повышать свое образование в данной области. Декрет также устанавливает обязанность судебного эксперта-переводчика каждые пять лет возобновлять запись в списках апелляционных судов и кассаци онного суда, представляя подтверждающий документ, который он получает в случае положительного прохождения процедуры, аналогичной процедуре внесения первоначальной записи, вклю чая предварительное рассмотрение и проверку характеристики эксперта-переводчика полицией.

Внимания заслуживает законотворческий опыт Эстонии, где в 2001 г. был принят закон о присяжных переводчиках9. Со гласно данному закону присяжный переводчик в Эстонии явля ется носителем публично-правовой функции, которому государ ство предоставило наравне с нотариусом право удостоверять в указанном в профессиональном удостоверении объеме досто верность переведенного им самим или каким-либо иным лицом документа, достоверность копии такого перевода и копии пере водимого документа. Присяжный переводчик может предостав лять также иные переводческие услуги, в частности оказывать переводческие услуги в судах Эстонии. Лица, желающие стать присяжными переводчиками, должны сдать специальный экза мен, форма которого утверждается министром юстиции. В слу чае положительной сдачи экзамена при назначении на долж ность присяжного переводчика последний приносит присягу присяжного переводчика перед министром юстиции, и ему вы дается профессиональное удостоверение. Так же как и во Фран ции, присяжные переводчики в Эстонии должны проходить пе реаттестацию каждые пять лет, сама же аттестация состоит в проверке профессиональных знаний и навыков присяжного пе реводчика.

Наличие и деятельность института присяжных переводчи ков в зарубежных странах свидетельствует о том, что данный институт является востребованным в жизни общества, а дей Vandetlgi seadus Vastu vetud 17.01.2001. a seadusega, just. vastavalt §-le 12 // URL: http://www.just.ee (дата последнего обращения – 14.08.2010).

ствующие зарубежные нормативные акты, регламентирующие деятельность присяжных переводчиков, позволяют определить наиболее общие черты и принципиальные качества, присущие специалистам данной профессии, такие как независимость, ком петентность и беспристрастность. Независимость и беспри страстность переводчика являются гарантиями того, что перевод не будет осуществлен в интересах кого-либо из участников про цесса, а компетентность служит гарантией того, что перевод бу дет осуществляться полно и достоверно, что, в свою очередь, является одной из предпосылок к вынесению судом справедли вого судебного решения.

Думается, что существующее зарубежное законодательство может быть позитивно учтено при разработке в Российской Фе дерации соответствующего закона, который бы отражал акту альные потребности общества в услугах присяжных переводчи ков. В частности, представляются заслуживающими внимания положения, предусматривающие необходимость периодической аттестации присяжных переводчиков, необходимость подтвер ждения переводчиками правильности произведенного ими пере вода, особенности создания и ведения реестров присяжных пе реводчиков, особенности взаимодействия присяжных перевод чиков с саморегулируемыми организациями переводчиков и др.

В России с 2008 г. в Государственной Думе обсуждается концепция законопроекта о присяжных переводчиках10. В ходе обсуждения предлагается разработать закон, который бы регу лировал деятельность профессиональных переводчиков как в области судопроизводства, так и в области перевода и легализа ции иностранных документов. В рамках концепции законопро екта рассматриваются два варианта подтверждения высокого уровня профессионализма таких переводчиков. Во-первых, предлагается ввести экзамен и получение сертификата в Мини стерстве юстиции РФ. Альтернативный вариант представляет собой введение экзамена для кандидатов в присяжные перевод См.: Интервью с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета Государственной Думы по собственности Е. Богомольным // Парламентская газета. 2008. 24 апр. № 029-030.

чики с последующим получением подтверждающего документа в саморегулируемой организации переводчиков. При этом пред полагается, что владение присяжным переводчиком каждым языком должно подтверждаться отдельным сертификатом. Заме ститель председателя Комитета Государственной Думы по соб ственности Е. Богомольный предлагает ввести регулирование деятельности переводчиков, аналогичное предусмотренному сегодня для арбитражных управляющих, включая профессио нальную ответственность, ее страхование, создание компенса ционного фонда11.

Вариант регулирования деятельности присяжных перевод чиков через саморегулируемые организации представляется бо лее предпочтительным, поскольку не влечет за собой суще ственных государственных расходов. В настоящее время в Рос сии отсутствуют саморегулируемые организации переводчиков, осуществляющих деятельность только в области судебного пе ревода. Наиболее крупной действующей саморегулируемой ор ганизацией в области переводческого дела является Межрегио нальная общественная организация «Союз переводчиков Рос сии». Данная организация имеет членство в Международной фе дерации переводчиков (FIT) и осуществляет «содействие повы шению престижа переводческих профессий, подготовке и со вершенствованию переводческих кадров, участие в разработке и совершенствовании нормативных документов, регулирующих правовое положение переводчиков и других специалистов, рабо тающих в области перевода, в организации профессиональной аттестации переводчиков, защиту законных прав и интересов членов Союза»12.

См.: Интервью с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета Государственной Думы по собственности Е. Богомольным.

Устав Межрегиональной общественной организации «Союз пере водчиков России», утвержден Учредительным съездом Межреспубли канского Союза переводчиков (МСП) 19 апреля 1991 г. (с изм. и доп.) // URL: http://www.translators-union.ru/UTR/documents/statute/ (дата по следнего обращения – 06.07.2010).

Думается, что в случае принятия закона о присяжных пере водчиках, в котором была бы предусмотрена необходимость ат тестации (и переаттестации) переводчиков, проводимой саморе гулируемой организацией, до момента создания иной специаль ной саморегулируемой организации присяжных переводчиков, соответствующая функция могла бы быть закреплена за Союзом переводчиков России как организацией, имеющей относительно широкую региональную сеть и высокий авторитет в данной профессиональной сфере.

Представляется, что в процессе разработки законопроекта о присяжных переводчиках может быть использован законотвор ческий опыт, имевший место при разработке Федерального за кона от 27 июля 2010 г. «Об альтернативной процедуре урегули рования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (вступающего в силу с 1 января 2011 г.). В частности, в законо проекте о присяжных переводчиках могут быть предусмотрены требования, предъявляемые к присяжным переводчикам, преде лы их ответственности за недобросовестно произведенный пере вод, особенности взаимодействия и участия присяжных пере водчиков в саморегулируемых организациях присяжных пере водчиков, особенности осуществления саморегулируемыми орга низациями присяжных переводчиков контроля за профессиональной деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований законодательства, стандартов и правил саморегулируемых организа ций присяжных переводчиков, особенности разработки стандартов подготовки присяжных переводчиков и т.д.

Думается, что разработка и принятие закона, регулирующе го деятельность профессиональных переводчиков, имеющих определенное подтверждение уровня их квалификации и при несших должностную присягу, имеет важное значение как для целей судопроизводства, так и для гражданского оборота. Вве дение регулирования деятельности присяжных переводчиков, СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4162.

Цит по: Микеле де Сальвиа. Прецеденты Европейского суда по пра вам человека. Руководящие принципы свободной практики, относя щейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. С. 395.


обладающих исключительным правом осуществлять перевод в судебном заседании, а также процессуальных документов, со здало бы дополнительную гарантию права участников судопро изводства на справедливое судебное разбирательство на основе равенства всех перед законом и судом.

Более того, такой институт будет дополнительной гарантией права сторон и иных участников процесса представить суду свои аргументы, ибо, как отмечал Европейский суд по правам человека, «принцип равенства сторон – «составной элемент более широкого понятия справедливого судебного разбирательства – требует, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность предоставить свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества» (Morel, 27)14. Возмож ность реализации в рамках арбитражного процесса права лица, не владеющего в достаточной степени русским языком, на полу чение квалифицированной помощи переводчика, должна рас сматриваться как создание условия для равенства возможностей сторон и иных участников процесса по реализации их процессу альных прав.

Представляется, что принятие государством мер по органи зации деятельности присяжных переводчиков как законодатель но урегулированного института следует рассматривать как реа лизацию гарантированной ч. 1 ст. 45 Конституции РФ государ ственной защиты прав и свобод человека и гражданина. Наличие данного института позволит государству не только обеспечить участникам судопроизводства право на пользование услугами переводчика в случаях необходимости, но и будет гарантировать право на квалифицированную переводческую помощь, что, в свою очередь, является одним из условий эффективной реализа ции права представить суду свои аргументы.

Цит по: Микеле де Сальвиа. Прецеденты Европейского суда по пра вам человека. Руководящие принципы свободной практики, относя щейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. С. 395.

Д.С. Коломеец ОБЯЗАННОСТИ НАЛОГОВЫХ АГЕНТОВ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ НАЛОГОВОГО ПРАВА* В юридической литературе распространено мнение о том, что обязанности налоговых агентов образуют самостоятельный институт налогового права. На это, в частности, указывают Ю.А. Крохина1, А.В. Демин2, Р.А. Сергиенко3 и В.Ф. Евтушен ко4. Ссылка на налоговых агентов как на институт права также встречается в некоторых определениях Конституционного Суда РФ5 и постановлениях федеральных арбитражных судов РФ6.

Институт налогового права – это научная категория, кото рая служит для описания групп налогово-правовых норм.

И.И. Кучеров называет институты налогового права объективно сложившимися обособленными совокупностями взаимосвязан ных юридических норм, регулирующих небольшие группы ви довых родственных отношений. Среди институтов налогового права он указывает институт обязанности по уплате налогов и сборов, институт представительства в налоговых правоотноше * Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук Э.М. Цыганковым.

См.: Бондарь Н.С., Крохина Ю.А., Кучеров И.И. Налоговое право Рос сии: Учебник / Отв. ред. Ю.А. Крохина. М., 2008. С. 242.

См.: Демин А.В. Налоговое право России: Учебник. М., 2008. С. 155.

См.: Сергиенко Р.А. Организация как субъект налогового права:

Дисс.… канд. юрид. наук. М., 2003. С. 110.

См.: Евтушенко В.Ф. Налоговые агенты как субъекты налоговых пра воотношений / Под общ. ред. И.И. Кучерова. М., 2006. С. 102.

См., например: определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2000 г. № 112-О // СПС «КонсультантПлюс».

См., например: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 декабря 2003 г. № КА-А40/10327-03.

ниях, институт налогового контроля, институт налоговой тайны, институт налоговой ответственности7.

Н.А. Шевелева выделяет институт исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, институт налогового контроля, ин ститут ответственности за нарушение налогового законодатель ства о налогах и сборах8.

Н.П. Кучерявенко говорит о группах институтов. Так, при менительно к первой части Налогового кодекса РФ, ученый вы деляет институты Общей части, закрепляющие системобразую щие начала налогово-правового регулирования (понятие и клас сификация системы налогообложения;

принципы налогообло жения;

налоговая компетенция и т.д.);

институты Общей части, формирующие общую конструкцию правового механизма нало га (институт налогоплательщика;

объект налогообложения;

ставка, льготы по налогу и т.д.);

институты Общей части, уста навливающие понятие и содержание налоговой обязанности (обязанность по уплате налога, осуществлению налогового учета и отчетности)9.

Оригинальна классификация институтов налогового права, предложенная Д.В. Винницким. По мнению этого автора, среди институтов налогового права выделяется, в частности, налоговое обязательственное право и т.д. В общей теории права под понятием «институт права» под разумевается такое же значение, как и в налоговом праве. Счи тается, что это обособленная группа юридических норм, регули рующих определенную группу однородных отношений, отлича См.: Кучеров И.И. Налоговое право России. Курс лекций. М., 2006.

С. 86.

См.: Кустова М.В., Ногина О.А., Шевелева Н.А. Налоговое право Рос сии. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Н.А. Шевелева. М., 2001.

С. 24–25.

См.: Кучерявенко Н.П. Курс налогового права: В 2 т. Т. 1. Общая часть / Под ред. Д.М. Щекина. М., 2009. С. 380.

См.: Винницкий Д.В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003. С. 116.

ющихся качественным единством11, и что благодаря институтам права создается система «сцементированных, связанных между собой внутренним содержанием правовых норм»12. О системно сти и структурированности права вследствие объединения пра вовых норм в институты права в учебнике по общей теории пра ва под редакцией В.С. Нерсесянца отмечено следующее:

«Структурный аспект правовой системы всякого государства состоит в том, что все правовые нормы, входящие в действую щее позитивное право, составляют единое целое (действующее право в целом), разделяемое по содержанию различных норм на соответствующие взаимосвязанные части структуры права и за конодательства. Основанием такой содержательной структуры права и законодательства служит разнообразие общественных отношений, являющееся объективным, лежащим вне права кри терием его разделения на различные части: отрасли, подотрасли, институты права»13.

Схожим образом высказывается Н.П. Кучерявенко о роли институтов налогового права в формировании системы налого вого права: «Система налогового права – это исторически сло Именно так определяют институты права В.Е. Чиркин (см.: Чиркин В.Е.

Современная концепция государствоведения. М., 2010. С. 7), А.Б. Венгеров (см.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб ник. М., 1997. С. 465) и др. Следует обратить внимание на то, что по нятие «институт» как научная категория имеет несколько значений.

Как система юридических норм, регулирующих определенную группу общественных отношений в пределах той или иной отрасли права, ин ститут выступает в собственно юридическом значении. Однако инсти тут может также быть, как отмечает В.Е. Чиркин, фактически юридическим образованием и структурно-функциональным явлением.

В качестве примеров он называет такие институты, как правительство, субъект федерации, референдум, институт президентского вето, инсти тут «чтений» закона, институт государственности и т.д.

(см.: Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 7).

Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. № 6.

1970. С. 24.

Варламов Н.В., Лазарев В.В., Лапаев В.В. и др. Проблемы общей тео рии права и государства: Учебник / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 2010. С. 328–329.

жившееся объективное внутреннее единство налогово-правовых норм и подразделение их на отдельные институты. Система налогового права складывается из взаимосвязанных базовых налогово-правовых институтов, которые охватывают совокуп ность правовых норм, регулирующих определенные налоговые отношения, формирующие отдельную обособленную группу.

Составляющие налоговое право базовые институты рассматри ваются в его системе как взаимодействующие и взаимообуслов ливающие друг друга»14.

Среди признаков институтов права в общей теории права называют следующие:

объективность: «правовой институт – это объективно сло жившееся правовое образование, адекватно отражающее опре деленную часть предмета правового регулирования той отрасли права, в которую он входит»15;

однородность регулируемых отношений: «правовой инсти тут – это относительно самостоятельное правовое образование внутри отрасли права, сформировавшееся в силу однородности тех общественных отношений, которые лежат в его основе и вы звали необходимость правового регулирования»16;

устойчивость: «правовой институт – это устойчивая, сло жившаяся группа правовых норм, объединенных в таковую устойчивым и сложившимся видом регулируемых обществен ных отношений»17;

обособленность и юридическое единство правовых норм, входящих в институт права: «правовой институт – это обособ ленная группа правовых норм (в определенных случаях высту пающая как комплекс правовых предписаний), обладающая при сущим ей механизмом правового регулирования, т.е. характер Кучерявенко Н.П. Указ.соч. С. 378.

Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник. М., 2010. С. 412.

Там же. С. 412.

Там же. С. 412.

ным состоянием субъектов, наличием специфических норм, пра воотношений и т.д.»18.

Выявленные общей теорией признаки института права бы ли, скорее всего, использованы в качестве основы для определе ния признаков институтов налогового права. В настоящее время среди этих признаков можно выделить:


особое функциональное назначение определенной совокуп ности норм в рамках института налогового права;

предметную специализацию и особый субъектный состав регулируемых отношений, отнесенных к институту налогового права;

общность идейного содержания (принципов, категорий, презумпций) и др. Исходя из вышесказанного, можно заключить, что каждый ин ститут права характеризует некоторое количество правоотношений, сформировавшихся в праве и получивших свое выражение в право вых нормах (в случае с институтом налогового права – налоговые правоотношения). Вместе с тем с формальной точки зрения ин ститут права объединяет не правоотношения, а правовые нормы, устанавливающие эти правоотношения. Поэтому в юридической литературе говорят именно о группах правовых норм, регули рующих правоотношения, а не непосредственно о группах пра воотношений, урегулированных правовыми нормами. Однако в этом не следует усматривать какое-либо противоречие, посколь ку традиционно считается, что правоотношения не существуют вне правовых норм, их закрепляющих, и наоборот20.

Каждое правоотношение согласно общей теории права21 со стоит из трех элементов – субъект правоотношения (лица, кото рые участвуют в правоотношении), содержание правоотноше ния (т.е. те права и обязанности, которые могут быть реализова Афанасьев В.С., Герасимов А.П., Гойман В.И. и др. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2003.

С. 210–211, 413.

См.: Винницкий Д.В. Указ. соч. С. 294.

См.: Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М., 2007.

С. 296.

См.: там же. С. 297–302.

ны субъектами в рамках правоотношения) и объект правоот ношения (то, на что направлена деятельность субъектов право отношения, результат правоотношения;

например, проверка налогоплательщика или налогового агента и выявление наруше ний в случае с правоотношением по контролю за соблюдением налогового законодательства). Соответственно можно предпо ложить, что, поскольку каждый институт права характеризует некоторое количество правоотношений, а каждое правоотноше ние состоит из трех элементов – субъект, объект, содержание, – каждый институт права должен характеризовать не только пра воотношение, но и элементы правоотношения, т.е. субъектов этого правоотношения, его объект и содержание.

На основании данного вывода можно детализировать суще ствующее научное понимание категории «институт права», в том числе «институт налогового права», и говорить о совокуп ности правовых норм, не просто регулирующих некоторое коли чество однородных правоотношений, но и устанавливающих правовое положение субъектов этих правоотношений, юридиче ские права и обязанности субъектов правоотношения и правовой результат этих правоотношений.

В налоговом правоотношении налоговые агенты могут вы ступать только как субъекты правоотношения, а их обязанности могут составлять содержание правоотношения. Однако это означает, что налоговые агенты или обязанности налоговых агентов составляют налоговое правоотношение, они – один из элементов правоотношения. Исходя из этого, довольно сложно говорить о том, что налоговые агенты образуют самостоятель ный институт налогового права. Скорее, налоговые агенты могут входить в качестве составной части в тот институт налогового права, к которому относятся налоговые правоотношения, в кото рых участвуют налоговые агенты и реализуются обязанности налоговых агентов.

В начале статьи были кратко описаны существующие в науке классификации институтов налогового права. Эти класси фикации различаются по объему выделенных в их рамках ин ститутов налогового права. Так, по мнению И.И. Кучерова и Н.А. Шевелевой, к институтам относятся: институт исполнения налоговой обязанности, институт представительства, институт налогового контроля и др. Н.П. Кучерявенко и Г.В. Петрова предлагают меньшие по объему институты: институт понятий и классификация системы налогообложения, институты объекта налогообложения и т.д. В свою очередь, Д.В. Винницкий пред лагает довольно крупные образования22, такие, например, как налоговое обязательственное право, которое, согласно мнению ученого, состоит из значительного количества правовых норм:

«Налоговое обязательственное право (институт) является ядром отрасли налогового права, поскольку через реализацию его норм раскрывается социальная ценность и конечные цели всей систе мы налогово-правового регулирования. Предметом налогового обязательственного права являются отношения активного типа, Д.В. Винницкий не делает различий между институтом и подотрас лью, что является вполне справедливой точкой зрения ученого, но вхо дит в некоторое противоречие с конвенционной позицией общей тео рии права, согласно которой подотрасль права – более крупное образо вание по сравнению с институтом права. Об этом достаточно подробно сказано, например, в учебнике по теории государства и права Н.И. Ма тузова и А.В. Малько: «Структурными элементами системы права яв ляются: (а) норма права;

(б) отрасль права;

(в) подотрасль права;

(г) институт права;

(д) субинститут. Именно они образуют юридиче скую ткань рассматриваемого явления....Отрасль права представляет собой обособившуюся внутри данной системы совокупность однород ных правовых норм, регулирующих определенную область (сферу) общественных отношений. Объективная необходимость предрешает выделение отрасли права. Законодатель лишь осознает и оформляет (протоколирует) эту потребность....Поэтому в рамках наиболее круп ных правовых отраслей выделяются подотрасли. Например, в граждан ском праве – авторское право, патентное, жилищное, наследственное, арбитражное;

в конституционном – избирательное право;

в трудовом – пенсионное;

в земельном – горное, водное, лесное и т.д. Эти подотрас ли регулируют отдельные массивы общественных отношений, харак теризующихся своей спецификой и известной родовой обособленно стью. …Институт права – это сравнительно небольшая, устойчивая группа правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений» (Матузов Н.И., Малько А.В. Теория госу дарства и права: Учебник. М., 2004. С. 326).

обеспеченные имущественными санкциями, складывающиеся между публично-территориальными образованиями (фиском) и частными субъектами (организациями, физическими лицами), выступающими в качестве налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, банков»23.

Следует отметить, что отсутствие в налоговом праве единой классификации является следствием не столько отсутствия об щего критерия для выделения самостоятельных институтов, сколько субъективностью этого критерия и в некотором смысле новизной вопроса в налоговом праве.

В налоговом праве, как и в общей теории права, критерием для выделения институтов является однородность (общая правовая спе цифика) правоотношений в рамках соответствующих институтов.

Об этом можно судить по научным определениям понятия «инсти тут», в которых практически всегда говорится о том, что правовые нормы, объединенные в институты права, должны регулировать од нородные правоотношения. Поэтому предполагается, что группи ровка правовых норм в институты должна осуществляться путем объединения регулируемых ими правоотношений, но при условии, что эти правоотношения схожи между собой до степени однородно сти. Однако границы однородности довольно условны и во многом субъективны, поскольку зависят от того, как те или иные ученые интерпретирует правовые нормы и правоотношения, а также насколько большие по объему институты они стремятся сформиро вать (это последняя зависимость довольно отчетливо проявляется в существующих классификациях институтов налогового права).

В результате институты права предстают как продут не объектив ной, а субъективной реальности. О «подвижном» характере институ тов говорится в учебнике по конституционному праву под редакцией О.Е. Кутафина и Е.И. Козловой: «Рамки этого понятия (институт права. – Д.К.) как в теории, так и на практике очень подвижны. Оно может обозначать и достаточно узкую группу однородных, близких Винницкий Д.В. Указ. соч. С. 300.

по содержанию норм, и значительно более широкую их группу, вплоть до максимально крупных правовых образований…»24.

Тем не менее субъективность интерпретации – это вполне зако номерное и, вероятно, объективное явление в науке права. Предпо ложительно субъективность уступает место объективности в тот момент, когда абсолютное большинство авторитетных ученых и специалистов признают аргументированность данной субъективной интерпретации и используют эту интерпретацию в дальнейших ис следованиях. Происходит всеобщее признание субъективной интер претации. Например, институты гражданского права общепризнаны наукой, несмотря на то, что критерий для их выделения (группиров ки или дробления правовых норм) столь же субъективен, как и в налоговом праве (так, Е.А. Суханов говорит о том, что институты гражданского права – это совокупности норм, регулирующих «менее крупные (чем отрасли и подотрасли права. – Д.К.) однородные груп пы общественных отношений»25. Однако это не означает, что суще ствует стандарт «крупности» групп).

В отличие от гражданского права, имеющего длительную исто рию становления как самостоятельной науки, налоговое право раз вивалось в русле науки финансового права и, возможно, поэтому еще не приобрело единую общепризнанную систему институтов.

В этом смысле интересным представляется следующее высказыва ние о трансформации налогового права: «Система финансового пра ва складывается, прежде всего, из таких крупных подразделений, как бюджетное, налоговое, банковское (публичное) право, статус кото рых в связи с переходом экономики на рельсы рыночного хозяйства повысился как количественно, так и качественно: из разряда право вых институтов финансового права они перешли в разряд подотрас лей, т.е. наиболее крупных подразделений отрасли»26.

Представляется, что институты права (в частности, институты налогового права) должны иметь достаточно определенную практи Козлова Е.И. Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учеб ник. М., 2005. С. 20.

Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Обязательственное право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2008. С. 59–61.

Артемов Н.М., Ашмарина Е.М., Бельский К.С. и др. Финансовое пра во: Учебник / Отв. ред. О.Н. Горбунова. М., 2005. С. 65.

ческую функцию. Общая теория права видит эту функцию прежде всего в возможности структурирования норм права таким образом, чтобы позволить юристам и адресатам норм отыскивать в правовых массивах те или иные нормы, относящиеся к предмету регулирова ния, а также комплексно, всесторонне регулировать соответствую щий вид общественных отношений27. Основываясь на этом вполне справедливом доводе, группировка налогово-правовых норм в от дельные институты, скорее всего, должна преследовать цель струк турирования как теоретических знаний о налоговом праве, так и дей ствующего законодательства о налогах и сборах. Иными словами, институты налогового права должны отражать научные изыскания в налогово-правовой сфере, т.е. представлять научные классификации налоговых правоотношений, а также отражать действующее законо дательство о налогах и сборах, т.е. то, как правовые нормы сгруппи рованы в Налоговом кодексе РФ (в статьи, главы, разделы).

В этом смысле возможным решением могло бы быть использо вание названий разделов Налогового кодекса РФ в качестве основы для создания институтов налогового права. Так, из разд. II Кодекса «Налогоплательщики и плательщики сборов. Налоговые агенты.

Представительство в налоговых правоотношениях» можно было бы сформулировать институт налогового представительства, из разд. IV «Общие правила исполнения обязанности по уплате налогов и сбо ров» – институт исполнения обязанности по уплате налогов и сбо ров, из разд. V «Налоговая декларация и налоговый контроль» – ин ститут налогового контроля и т.д. Как представляется, именно по этому пути пошли И.И. Кучеров и Н.А. Шевелева, которые говорят об институте представительства, институте исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, институте налогового контроля.

Итак, в налоговом праве можно выделить институт исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, который соответствует названию разд. IV Налогового кодекса РФ. В рамках данного инсти тута должны аккумулироваться правоотношения, связанные с ис полнением налогоплательщиками и плательщиками сборов обязан ностей по уплате налогов и сборов. Однако помимо этих правоот ношений к данному институту целесообразно также относить право Венгеров А.Б. Указ. соч. С. 441.

отношения с участием любых иных субъектов, которые в науке включают в группу налоговых должников, поскольку, как следует из названия этой категории лиц, они также в той или иной степени должны участвовать в уплате налога (при условии, что включаемые в состав института правоотношения так или иначе связаны с уплатой налога или сбора). К налоговым должникам, в частности, относят налогоплательщиков, плательщиков сбора, налоговых агентов, бан ки или иные кредитные организации, осуществляющие перечисле ние сумм налогов или сборов в бюджет, производных должников (залогодателя, поручителя и т.д.)28. Поскольку налоговые агенты признаются налоговыми должниками, правоотношения с их участи ем целесообразно относить к институту исполнения обязанности по уплате налогов и сборов. Этот вывод в целом согласуется с обще признанной ролью налоговых агентов по содействию налогопла тельщикам и налоговым агентам в уплате налога29.

См.: Бирюков П.Н. Брызгалин А.В., Винницкий Д.В. и др. Финансовое право: Учебник / Отв. ред. М.В. Карасева. М., 2009. С. 335.

нтактные 29 Например, М.Ю. Орлов отмечает, что «основной задачей налоговых агентов является… оказание технического содействия нало гоплательщику в исчислении и уплате налогов. Налоговые агенты яв ляются участниками тех налоговых правоотношений, в которых исчис ление и уплата налогов самими налогоплательщиками затруднено в силу объективных или субъективных причин. Например, при исчисле нии, удержании и уплате в бюджет налога на доходы физических лиц налоговый агент (ст. 226 НК РФ) призывается только ради того, чтобы не обременять налогоплательщика обязанностями по учету налоговой базы, исчислению дохода, перечислению в бюджет налога, представления отчет ности в налоговые органы. В этом случае государство абсолютно обосно ванно полагает, что далеко не все налогоплательщики – физические лица обладают достаточной квалификацией для выполнения сложных фи нансовых операций. При исчислении налога на добавленную стои мость за иностранное лицо, не состоящее на учете в российских нало говых органах (ст. 161 НК РФ), государство не полагается на то, что иностранное лицо, которое может даже не работать в России, сумеет ознакомиться с нашим законодательством и, исчислив налог, перечис лить его в надлежащей форме в российский бюджет» (Орлов М.Ю. Де сять лекций о налоговом праве: Учеб. пособие. М., 2009. С. 131–132).

АННОТАЦИИ И КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА Г.С. Патюлин Взаимная юридическая ответственность государства и человека Аннотация В статье рассматриваются проблемы взаимной юридиче ской ответственности государства и человека. Особое внимание уделяется ответственности государства как механизму обеспе чения защиты прав и свобод человека.

Первая часть статьи затрагивает общие вопросы понятия и видов юридической ответственности, в ней анализируются ос новные позиции отечественных теоретиков права, касающиеся определения ответственности и ее различных классификаций.

Вторая часть посвящена принципу ответственности государства за соблюдение прав человека.

Ключевые слова Закон, права человека, юридическая ответственность, госу дарство, разделение властей, государственное принуждение.

G.S. Patyulin Mutual liability of the state and the person Annotation In this article problems of mutual liability of the state and the person are considered. The special attention is given to liability of the state as to the mechanism of ensuring protection of the rights and freedoms of the person.

The first part of the article mentions the general questions of concept and kinds of liability;

the basic positions of Russian theorists of law, concerning definitions of liability and its various classifica tions are analyzed in it. The second part of the article deals with the principle of liability of the state for observance of human rights.

Keywords Law, human rights, liability, state, division of the authorities, state compulsion.

Патюлин Георгий Сергеевич, аспирант Института государ ства и права РАН.

Patyulin Georgiy Sergeevich, post-graduate student of Institute of State and Law of RAS.

Контактные данные:

тел.: 89163531305;

e-mail: gpatulin@mail.ru.

М.С. Смольянов Понятие и признаки юридической процедуры Аннотация В статье предпринята попытка исследования признаков юридической процедуры. Отмечается, что юридическая проце дура – разновидность социальной процедуры, функционирую щая в правовой сфере, т.е. нацеленная на опосредование дея тельности по установлению, реализации и защите права. Пока заны ее формальные признаки: служебный характер, иерархич ность, предварительная официальная определенность и др.;

сформулировано определение юридической процедуры.

Ключевые слова Юридическая процедура, правовая процедура, правоуста новительная процедура, административная процедура, судебная процедура.

M.S. Smolyanov A conception and indications of a juridical procedure Annotation This article attempts to study features of legal procedure. It is noted that the legal procedure to be a kind of social procedures. The procedure functions in the legal sphere and aim to guarantee qualita tive establishing, realization and protection of the right. It is shown the procedure possesses formal characteristics: official character, hi erarchy, preliminary formal determinacy and etc. In this article is also developed the definition of legal procedure.

Keywords Legal procedure, social procedure, procedure functions, protec tion of the right, the procedure possesses formal characteristics Смольянов Максим Сергеевич, аспирант Института госу дарства и права РАН.

Smolyanov Maksim Sergeyevich, post-graduate student of Insti tute of State and Law of RAS.

Контактные данные:

тел.: 89032750920.

О.Х. Намсараева Вопросы компетенции органов законодательной (пред ставительной) и исполнительной власти в решениях консти туционных (уставных) судов субъектов Российской Федера ции (на примере Республики Бурятия) Аннотация Статья посвящена роли конституционных (уставных) судов субъектов РФ в разрешении споров о компетенции между орга нами государственной власти субъекта РФ и органами местного самоуправления. Разрешая споры о компетенции, конфликты между различными органами государственной власти на разных уровнях, конституционные (уставные) суды субъектов РФ явля ются важнейшим средством защиты конституционных основ государства. Рассматривая указанные вопросы на примере Рес публики Бурятия, автор полагает возможным предусмотреть в законодательстве субъектов РФ о конституционных (уставных) судах требование к допустимости ходатайства в виде проведе ния досудебных согласительных процедур между участвующи ми в споре органами государственной власти субъекта РФ.

Ключевые слова Конституционный (уставной) суд, споры о компетенции, Конституционный Суд Республики Бурятия, досудебные согла сительные процедуры, допустимость ходатайства, принцип раз деления власти, полномочия органов государственной власти, конституционное (уставное) правосудие.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.