авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«МГУ имени М.В.Ломоносова факультет психологии кафедра нейро- и патопсихологии На правах рукописи ...»

-- [ Страница 2 ] --

Гаранян, 2010): неспособность перфекционистов признать наличие «золотой середины», существование в их восприятии лишь крайностей континуума. В сочетании с такими описанными А.Эллисом (Ellis, 2002) когнитивными искажениями, как фокусированное мышление (focused thinking) и предвзятое сверхобобщение (prejudiced overgeneralization), принуждающими человека навязчиво фокусировать внимание на единственном варианте выбора и игнорировать все альтернативы, дихотомическое мышление приводит к тому, что стандарты формулируются в виде правил, которые можно либо полностью выполнить, либо полностью нарушить. А.Бек и Г.Браун (Brown, Beck, 2002) описывают преобладающие в мышлении перфекционистов правила вида «если – то», устанавливающие ригидные причинно-следственные связи («Если я не успешен, то моя жизнь бессмысленна»);

и само-принуждающие установки, содержащие модальные глаголы долженствования, сверхригидные безусловные правила, не допускающие исключений («Я всегда должен полностью контролировать свои чувства»).

Перфекционисты склонны предвосхищать стресс, переоценивать вероятность негативных событий в будущем и преувеличивать их возможные разрушительные последствия, вплоть до «катастрофизации» (DiBartolo et al., 2007).

Они также демонстрируют искаженные социальные когниции – восприятие других людей как делегирующих высокие ожидания (Юдеева;

2007;

Гаранян, 2010).

В процессе реализации перфекционистом заданных себе стандартов им осуществляется непрерывная строгая оценка собственной деятельности в соответствующей области. Имеет место сверхбдительный само-мониторинг, который может принимать форму как реальных перепроверок, так и мысленных «прокручиваний»

ситуации с целью обнаружения допущенных недочетов (Shafran, Cooper и Fairburn, 2002).

При этом оценке подвергается не только итоговый результат, но и количество приложенных усилий, степень «старания» на пути к результату.

Следующим патологическим когнитивным механизмом является предвзятая оценка результатов своей деятельности, включающая в себя дихотомичность («всё или ничего»), а также селективное внимание к ошибкам и неудачам и игнорирование успехов.

М.Холлендер (Hollender, 1965) называет эту особенность селективным вниманием, определяет ее как постоянную готовность человека обнаружить, что нечто не в порядке, и сравнивает старательно выискивающего изъяны в результатах своей деятельности перфекциониста с «браковщиком в конце производственного конвейера».

Аналогичный механизм описывается A.Бессером и коллегами (Besser et al., 2008) как когнитивная предрасположенность некоторых перфекционистов к избирательной обработке негативной информации, отражающей несоответствие перфекционным стандартам и идеалам, а также Т.Ю.Юдеевой (2007) и Н.Г.Гаранян (2010) как негативное селектирование – избирательная концентрация на неудачах и ошибках. Параллельно перфекционисты осуществляют перманентное сравнение себя с другими людьми при ориентации на полюс самых успешных. Такая предвзятость повышает вероятность формирования у человека вывода, что он не справился с задачей, потерпел неудачу, что, в свою очередь, вызывает критику в собственный адрес и снижение самооценки (Shafran, Cooper и Fairburn, 2002).

При обнаружении расхождения между Я-реальным и Я-идеальным, перфекционисты могут вовлекаться в процесс когнитивной руминации, предметом которой служат собственные ошибки и несовершенства (Hewitt et al., 2002).

Наконец, успешное достижение поставленной цели ведет к переоценке перфекционистом достигнутых стандартов как слишком низких: если требования легко достижимы, значит, они недостаточно «требовательны». Повышение требований после достижения успеха приводит к повышению вероятности неудачи в будущем и сопутствующей ей самокритике (Shafran, Cooper и Fairburn, 2002). Этот процесс соответствует тому, что А.Пахт (Pacht, 1984) называет «безвыигрышным сценарием».

Когнитивные дисфункции влекут за собой аффективное неблагополучие. Процесс непрерывного оценивания себя, характерный для перфекционистов, связан с переживанием стыда, вины и смущения. Эмпирические данные (Tangney, 2002) свидетельствуют о большей склонности испытуемых с высоким уровнем социально предписанного перфекционизма к переживанию стыда и смущения (т.е. чувства неполноценности, «плохости» себя как личности), чем к переживанию чувства вины (связанного с конкретными поступками, но не с личностью в целом). А.Эллис (Ellis, 2002) подчеркивает, что в случаях неудач перфекционисты склонны испытывать не здоровые переживания разочарования, сожаления и фрустрации, а нездоровые чувства тревоги, депрессии, ярости и жалости к себе. Н.Г.Гаранян, А.Б.Холмогорова, Т.Ю.Юдеева (2001) описывают последствия перфекционизма для эмоционального состояния как частое, даже хроническое, переживание недовольства собой, тоски, тревоги, стыда и вины;

неспособность испытывать настоящий интерес к какому бы то ни было занятию;

переживание при неудачах потери смысла жизни, ощущения своей никчемности, в конечном итоге – депрессии.

Перфекционизм может иметь ряд негативных последствий для коммуникативной сферы (Habke, Flynn, 2002). Одним из описанных А.Эллисом (Ellis, 2002) проявлений перфекционизма в сфере межличностных отношений является склонность к чрезмерной конкуренции и стремление к превосходству над другими, на котором базируется собственная человеческая ценность перфекциониста. Н.Г.Гаранян, А.Б.Холмогорова, Т.Ю.Юдеева (2001) выделяют такие негативные последствия перфекционизма для межличностных контактов, как: (1) конфликты и разрывы из-за чрезмерных требований и ожиданий в адрес окружающих;

(2) конкурентные отношения с людьми из-за сравнения себя с ними, зависти, ревности;

(3) недостаток близких и доверительных отношений.

Имеются эмпирические подтверждения деструктивного влияния перфекционизма на межличностные отношения. Высокий уровень перфекционизма у одного или обоих партнеров чаще встречается в дисфункциональных помолвленных парах (Ashby, Rice, Kutchins, 2008) и является фактором риска дисфункциональных отношений (Lopez et al., 2006), а также одним из компонентов родительского гиперконтроля (Soenens et al., 2006).

Н.Г.Гаранян, А.Б.Холмогорова, Т.Ю.Юдеева (2001) также описывают последствия перфекционизма для продуктивности деятельности: (1) поведение избегания;

(2) состояние паралича, невозможности начать действовать (прокрастинация, промедление, откладывание значимых дел);

(3) снижение продуктивности и хроническое переутомление в силу генерализации высоких стандартов на все виды деятельности.

Широкий круг эмпирических исследований посвящен негативному влиянию перфекционизма (преимущественно «дезадаптивного») на психологическое благополучие одаренных людей, а также представителей профессий, связанных с высокой конкуренцией и повышенной ответственностью. Перфекционизм связан с эмоциональным выгоранием, переживанием дистресса и снижением результатов у спортсменов (Hill et al., 2010;

Hill, Hall, Appleton, 2010;

Chen, 2008;

Chen, Kee, Tsai, 2009;

Anshel, Mansouri, 2005) и спортивных тренеров (Tashman, Tenenbaum, Eklund, 2010), молодых музыкантов (Stoeber, Eismann, 2007), школьных учителей (Stoeber, Rennert, 2008) и профессоров университетов (Dunn, Whelton, Sharpe, 2006). Имеются многочисленные данные, полученные на студенческих выборках, свидетельствующие о связи перфекционизма и отдельных его компонентов с переживанием неудовлетворенности независимо от объективного результата выполнения задания (Stoeber, Yang, 2010;

Verner-Filion, Gaudreau, 2010), с академическим выгоранием (Zhang, Gan, Cham, 2007), снижением успеваемости (Witcher et al., 2007), нарушениями целеполагания (Chang, 2009;

Kobori, Hayakawa, Tanno, 2009), эмоциональной дезадаптацией: уровнем тревоги и депрессии, суицидальной готовности, экзаменационной и социальной тревожности, повседневного стресса у студентов первокурсников накануне первой сессии (Холмогорова и колл., 2009;

Гаранян, Андрусенко, Хломов, 2009;

Гаранян, 2010).

Перфекционизм является предиктором наличия внутриличностного конфликта между семейными ценностями и карьерным ростом (Mitchelson, 2009). Повышенный перфекционизм отмечается при трудоголизме (Ying-Wen, Chen-Ming, 2009;

Clark, Lelchook, Taylor, 2010), в то же время, дезадаптивный перфекционизм связан с откладыванием карьерного роста (Page, Bruch, Haase, 2008).

3.5. Перфекционизма как патогенный фактор психических и поведенческих расстройств А.Пахт в статье 1984 г. пишет: «В реальной жизни не только невозможно достижение совершенства, но и само стремление к нему может иметь непомерно высокую цену» (Pacht, 1984, стр. 390). Автор связывает перфекционизм с множеством психологических и физических расстройств: алкоголизмом, эректильной дисфункцией, синдромом раздраженного кишечника, депрессией, анорексией, обсессивно компульсивным личностным расстройством, болью в абдоминальной области, дисморфофобией, язвенным колитом, спазмами руки при письме, поведением типа А, хроническими ольфакторными параноидными синдромами.

К настоящему моменту накоплены многочисленные эмпирические данные о роли перфекционизма в качестве фактора этио- и патогенеза различных психических расстройств.

Установлено, что перфекционизм является психологическим фактором, связанным с возникновением и течением аффективных расстройств.

Многократно получены данные о повышенном уровне перфекционизма при депрессии (Chang et al., 2008;

Huprich et al., 2008;

Flett, Besser, Hewitt, 2005;

Sassaroli et al., 2008;

Юдеева, 2007;

Гаранян, 2009а, 2010;

Парамонова, 2011), о его связи с устойчивостью депрессии (Enns, Cox, 2005) и о его роли в качестве контр терапевтического фактора при лечении депрессии (Blatt et al., 1995;

Zuroff et al., 2000;

Гаранян, Васильева, 2009;

Гаранян, 2010). Описаны специфически связанные с возникновением депрессии паттерны, включающие в себя сочетание перфекционизма (или отдельных его компонентов) с самокритичностью (Clara, Cox, Enns, 2007), субъективным чувством разобщенности с другими людьми и дефицитом социальной поддержки (Sherry et al., 2008), ориентацией на негативное разрешение социальных проблем (Besser, Flett, Hewitt, 2010), неэффективными стратегиями совладания (Wei et al., 2006), руминацией (Olson, Kwon, 2008), низкой самооценкой и чувством стыда (Ashby, Rice, Martin, 2006). Следует отметить, что выявлена относительная устойчивость перфекционизма как черты личности при депрессивных расстройствах (Гаранян, 2010).

Установлена связь перфекционизма с тревожными расстройствами (Chang et al., 2008;

Santanello, Gardner, 2007;

Sassaroli et al., 2008;

Ulu, Tezer, 2010;

Юдеева, 2007;

Гаранян, 2010;

Парамонова, 2011). Исследователи признают наличие концептуального перекрытия между характерным для социальной тревожности страхом социальной оценки, и такими компонентами перфекционизма, как озабоченность возможными ошибками и сомнения в своих действиях, однако эмпирические данные о связи перфекционизма и социальной тревожности противоречивы: наблюдается как повышенное значение социально предписанного перфекционизма при социальной тревожности (Laurenti, Bruch, Haase, 2008), так и связь социальной тревожности со снижением перфекционных стандартов (Shumaker, Rodebaugh, 2009).

Опосредующую связь перфекционизма и аффективных расстройств роль имеют потребность в поддержании самооценки со стороны окружающих и неспособность к самоподкреплению (Tsui-Feng, Meifen, 2008), а также переживание одиночества (Chang et al., 2008). У пациентов с депрессивными расстройствами, по сравнению с тревожными пациентами, более выражены когнитивные параметры перфекционизма (Гаранян, 2010).

Исследуется роль перфекционизма в отношении обсессивно-компульсивного расстройства (Ashby, Bruner, 2005;

Sassaroli et al., 2008;

Lee et al., 2009;

Yorulmaz, Karanci, Tekok-Kilic, 2006;

Moretz, McKay, 2009;

Wu, Cortesi, 2009). Установлено, что перфекционизм может выступать в качестве предиктора возникновения ряда симптомов этого заболевания (Rice, Pence, 2006) и контр-терапевтического фактора его лечения (Chirk, Whital, O’Neil 2008). Описана специфика дисфункциональных проявлений перфекционизма, характерных для обсессивной личности: (1) запреты, (2) сверх тщательность и чрезмерная озабоченность деталями, (3) трудность принятия решений и обязательств и (4) придирчивость (Mallinger, 2009).

Ряд исследований посвящен связи перфекционизма с психосоматическими заболеваниями, физическим благополучием и самочувствием. Показана связь перфекционизма и отдельных его компонентов с синдромом хронической усталости (Deary, Chalder, 2010;

Luyten et al., 2006), с усталостью у беременных женщин (Mazzeo, 2006;

Macedo et al., 2009), с бессонницей (Jansson-Froejmark, Linton, 2007;

Azevedo et al., 2010), диспепсией (Ochi et al., 2008), звоном в ушах (Andersson et al., 2005), заиканием (Amster, Klein, 2008). Высокая выраженность перфекционизма и отдельных его компонентов связана с общим ухудшением здоровья (Molnar et al., 2006), наличием хронических болезней (Rice, Tucker, Desmond, 2008), увеличением риска смерти в пожилом возрасте (Fry, Debats, 2009). Одним из механизмов деструктивного влияния перфекционизма на физическое здоровье является его связь с повышенной нейроэндокринной активацией (Wirtz, Elsenbruch, Emini, 2007).

Имеются данные о связи перфекционизма с различными расстройствами личности и дисфункциональными чертами различных типов личности (классификация DSM-IV, опросник SCID-II-Q): избегающего, зависимого, обсессивно-компульсивного, пассивно агрессивного, депрессивного, параноидного, шизоидного и нарциссического (Гаранян, 2010).

Многократно подтверждена связь высокого перфекционизма с пищевыми расстройствами (нервной анорексией и булимией), а также сопутствующими им симптомами дисморфофобии (Goldner, Cockell, Srikameswaran, 2002;

Franco-Paredes et al., 2005;

Halmi et al. 2005;

Bardone-Cone, 2007, 2010;

Castro-Fornieles et al., 2007;

Forbush, Heatheron, Keel, 2007;

Buhlmann, Etcoff, Wilhelm, 2008;

Peck, Lightsey, Owen, 2008;

Bardone-Cone, Weishuhn, Boyd, 2009;

Sherry, Hall, 2009;

Welch et al., 2009;

Bento et al., 2010;

Boone et al., 2010). Перфекционизм может выступать в качестве предиктора длительного течения заболевания нервной анорексией (Nilsson, Sundbom, Hgglf, 2008).

Shafran, Cooper и Fairburn (2002) полагают, что нервная анорексия и булимия не только коморбидны высокому перфекционизму, но в ряде случаев являются прямым проявлением перфекционизма в области пищевого поведения, контроля веса и пропорций тела.

Имеются эмпирические данные о связи перфекционизма с аутодеструктивным поведением: самоповреждающими действиями (Hoff, Muehlemkamp 2009;

O’Connor, Rasmussen, Hawton 2010), злоупотреблением алкоголем (Flett et al., 2008).

Повышенный перфекционизм установлен у женщин, подвергшихся пластической операции;

также показана корреляция перфекционизма с высокой вероятностью пластической операции в будущем (Sherry et al., 2007). Примечательно, что обсуждается также негативное влияние перфекционизма на психологическое благополучие пластических хирургов (Hilton, 2007).

3.6. Эмпирические исследования связи перфекционизма и суицидального поведения Rory C.O’Connor (2007) осуществлен систематический обзор оригинальных опубликованных в научных журналах эмпирических исследований связи перфекционизма и суицидальности. С помощью трех ведущих психологических и медицинских баз данных (PsychInfo 1887-May 2006, Medline 1966-May 2006, Web of Knowledge 1981-May 2006) обнаружено 29 работ, отвечающих перечисленным критериям. Поиск по аналогичным критериям (PsychInfo May 2006-October 2010, Medline May 2006-October 2010) позволил обнаружить 6 исследований взаимосвязи перфекционизма и суицидальности, одно из которых представляет собой анализ трех случаев завершенных подростковых суицидов (Bell et al., 2010).

Большинство эмпирических исследований связи перфекционизма и суицидальности выполнено в рамках модели «диатезстресс», где перфекционизм понимается как один из важных когнитивных факторов уязвимости, который в стрессовых ситуациях может вести к актуализации суицидальных мыслей и поведения.

Исследования, проведенные на неклинических выборках, дали следующие результаты. В трех исследованиях с использованием «Многомерной Шкалы перфекционизма» Хьюитта и Флетта (Dean, Range, 1996;

Dean, Range, Goggin, 1996;

Klibert, Langhinrichsen-Rohling, Saito, 2005) установлена положительная корреляция социально предписанного перфекционизма и суицидальности. Согласно исследованиям с использованием «Многомерной Шкалы перфекционизма» Фроста, озабоченность ошибками и сомнения в собственных действиях коррелируют с суицидальными мыслями (Adkins, Parker, 1996);

дезадаптивный перфекционизм (озабоченность ошибками, родительские ожидания, родительская критика, сомнения в собственных действиях) также связан с суицидальными мыслями при опосредующей роли стресса (Chang, Watkins, Banks, 2004). По данным Chang (2002), общий показатель перфекционизма объясняет 13% вариативности суицидальных мыслей. Fazaa и Page (2003) на студенческой выборке показали, что самокритичность у испытуемых с суицидальностью в анамнезе предсказывает суицидальный риск в будущем, суицидальные намерения и летальность суицидальных попыток. Kirkcaldy (2006) рассматривает перфекционизм как один из факторов риска суицидального поведения у подростков. Согласно данным Flamenbaum, Holden (2007) связь перфекционизма и суицидальность опосредуется переживанием «душевной боли» (Э.Шнейдман).

Результаты исследований на клинических выборках таковы. Hewitt, Newton, Flett, Callander (1997) установили связь социально предписанного перфекционизма с суицидальными мыслями у подростков, а Donaldson, Spirito и Farnett (2000) обнаружили свидетельства детерминирующей роли социально предписанного перфекционизма.

Дезадаптивная роль социально предписанного перфекционизма подтверждена в корреляционных исследованиях (Dean, Rage, 1999;

Hewitt, Flett, Turnbull-Donovan, 1992).

Сочетание социально предписанного перфекционизма и сверхобобщений при автобиографических воспоминаниях является предиктором суицидальных мыслей у парасуицидальных пациентов (Rasmussen, O'Connor, Brodie, 2008). Выявлена связь самокритичности с суицидальностью у подростков (Fehon, Grilo, Martino, 2000) и взрослых пациентов (Beutel et al., 2004), а также связь с тяжестью суицидальных попыток у 70 пациентов, практикующих самоповреждения (Creed, 1986). Ranieri и коллеги (1987) установили связь суицидальных мыслей с высокими требованиями к себе и высокой чувствительностью к социальной критике (конструкты, близкие Я-ориентированному и социально предписанному перфекционизму соответственно). Исходный высокий уровень перфекционизма, независимо от получаемого лечения (когнитивно-бихевиоральная терапия, медикаменты, их сочетание или плацебо) связан с устойчивостью депрессивной и суицидальной симптоматики у подростков (Jacobs et al., 2009) В ряде исследований производилось сравнение экспериментальной и контрольной группы. Согласно результатам исследования Hewitt, Flett и Weber (1994), показатели социально предписанного и Я-ориентированного перфекционизма предсказывают принадлежность к суицидальной группе независимо от депрессии и безнадежности.

Австралийские исследователи Hamilton и Schweitzer (2000) выявили, что у группы пациентов с суицидальными мыслями по сравнению с контрольной группой выше общий балл по «Многомерной Шкале Перфекционизма» Фроста, а также показатели по субшкалам озабоченности ошибками и сомнений в собственных действиях. На клинических выборках показано, что у подростков, называющих в качестве мотива суицидальных действий желание умереть, более высокий показатель социально предписанного (но не Я-ориентированного) перфекционизма, чем у тех, кто не хотел умереть (Spirito, Donaldson, 1998), а также что самокритичность является независимым предиктором суицидальности (Grilo et al., 1999). Что касается направленного на других перфекционизма, были получены данные об его обратной связи с суицидальностью. В частности, Hewitt, Norton, Flett, Callander и Cowan (1998) обнаружили, что, хотя у зависимых от алкоголя пациентов с историей суицидальной попытки уровень социально предписанного перфекционизма выше по сравнению с несуицидальной группой, уровень направленного на других перфекционизма у них понижен;

подтверждения «эффекта направленного на других перфекционизма» получили также Hunter и O’Connor (2003).

Еще в одном исследовании Yamaguchi и коллеги (2000) установили, что у суицидальных пациентов чаще, чем у несуицидальных, перфекционизм препятствует успешному завершению задач.

Наконец, имеется несколько лонгитюдных исследований связи перфекционизма и суицидальности. В исследовании Chang (1998) выявлена связь озабоченности ошибками и сомнений в собственных действиях с вероятностью повторной суицидальной попытки у американских студентов. Cox и коллеги (2001;

2003) показали, что хотя дезадаптивный перфекционизм и самокритичность коррелируют с актуальными суицидальными мыслями, они не являются предикторами суицидальных мыслей и действий в будущем.

Имеются обратные данные: Beevers и Miller (2004) установили, что перфекционизм является предиктором наличия суицидальных мыслей через 6 месяцев после выписки из больницы. Быстрое (в течение двух месяцев) восстановление психологического благополучия после повторных суицидальных действий связано при низком социально предписанном перфекционизме с позитивным видением будущего, тогда как при высоком социально предписанном перфекционизме быстрого психологического восстановления не наблюдалось (O’Connor et al, 2007). Социально предписанный, Я-ориентированный перфекционизм и их взаимодействие со стрессовыми событиями являются предикторами самоповреждающего поведения у школьников в течение полугода (O'Connor, Rasmussen, Hawton, 2010).

Вывод. Таким образом, в рамках когнитивно-бихевиорального направления накоплен значительный массив данных о наличии многочисленных деструктивных аспектов перфекционизма, которые первично проявляются в когнитивных нарушениях и вторично влекут за собой эмоциональное неблагополучие, коммуникативные нарушения, снижение продуктивности деятельности. Перфекционизм исследуется как один из предиспозиционных факторов патогенеза широкого круга психических и поведенческих расстройств, среди которых аффективные расстройства тревожного и депрессивного спектра, обсессивно-компульсивное расстройство, соматоформные, пищевые расстройства, расстройства личности. В частности, на основании достоверных эмпирических данных делается вывод о наличии связи между суицидальностью и «самокритичным перфекционизмом» (т.е. социально предписанным перфекционизмом, самокритичностью, озабоченностью ошибками и сомнениями в собственных действиях) у взрослых испытуемых.

Однако при этом большинство исследований связи перфекционизма и суицидальности ограничиваются ее констатацией. Содержание и характер этой связи, конкретные механизмы и условия ее реализации являются мало изученными.

Возможность обобщения результатов исследований ограничена в связи с рядом причин, среди которых: использование исследователями не только различных опросников перфекционизма, но также отдельных субшкал и их комбинации;

преобладание студенческих выборок;

отсутствие единого понимания перфекционизма, а также корреляционный характер большинства исследований, не позволяющий устанавливать причинно-следственные связи между переменными. Несмотря на повышающийся интерес к изучению перфекционизма, многочисленные эмпирические исследования осуществляются в условиях концептуальной противоречивости, отсутствия единой теоретико-методологической и исследовательской базы. Модели изучения перфекционизма теоретически неоднородны, соответствующее предметное поле размыто и содержит ряд остро дискуссионных вопросов, включающих в себя определение перфекционизма, представления о его структурно-функциональных характеристиках, условиях и степени патологичности.

В связи с этим, актуальной является задача разработки системного теоретико методологического подхода к исследованию перфекционизма, в рамках которого теоретические разработки когнитивно-бихевиорального и психоаналитического направлений могут быть интегрированы с методологией отечественной психологии, включающей в себя такие принципы, как: принцип единства психического отражения человеком действительности и отношения к ней, принцип единства аффекта и интеллекта, принцип синдромного анализа нарушений психической деятельности (С.Л.Рубинштейн, В.Н.Мясищев, Л.С.Выготский, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев, Б.В.Зейгарник и др.).

Интегративный подход позволит дифференцировано и разносторонне исследовать вклад взаимодействующих когнитивных, мотивационно-личностных, аффективно регуляторных, коммуникативных факторов в генез, структуру и функционирование перфекционизма.

Теоретико-методологическим основанием данной работы является стилевой подход к исследованию личности и самосознания, краткий исторический экскурс в формирование которого представлен в §4.

§ 4. Теоретико-методологические основания исследования: представления о стиле личности Стиль – междисциплинарное понятие, характеризующее индивидуальное своеобразие бытия человека, способы взаимодействия человека с окружающей физической и социальной реальностью (Либин, 1998а). Индивидуальный стиль деятельности есть то интегральное целое, что связывает различные детерминанты деятельности, опосредуя их изолированное влияние, то, что «очеловечивает» деятельность (Д.А.Леонтьев, 1998).

История изучения стилевых характеристик в психологическом контексте включает в себя три основных направления: исследование (1) личностных диспозиций;

(2) характеристик когнитивных процессов;

(3) параметров поведения (Либин, 1998а).

С точки зрения личностных диспозиций стиль понимается как операциональная характеристика способов реализации индивидом своих мотивов и источник экспрессии поведения.

Примечательно, что первые представления о стиле личности были связаны с представлением о стремлении к успеху и совершенству. Наиболее обобщенное стилевое понятие – «стиль жизни» было введено А. Адлером (1927/1995) и понималось как проявление личности в целом, характеризующееся индивидуальностью и целостностью, определяющее постоянство и тождество индивидуального поведения через личностные предпочтения и выборы. Адлер непосредственно связывал стиль жизни с мотивационной сферой личности – с чувством неполноценности и социальным чувством. Стиль жизни представляет собой тот способ, посредством которого человек стремится к конечной цели – добиться успеха – и преодолевает чувство неполноценности. Следует отметить, что Адлером был описан один из вариантов негативного стиля жизни, при котором формируется комплекс неполноценности, часто скрытый комплексом превосходства – описание, соответствующее психоаналитическим представлениям о нарциссической структуре личности (Сизов, 1988).

Ракурс личностных диспозиций отчетливо прослеживается в представлениях о стиле Г. Олпорта, подразумевавшим под стилем в широком смысле всю совокупность черт личности, как мотивационных (имеющих направляющее значение), так и стилевых в узком смысле (инструментальных), а также в рамках холистической психологии (К.Гольдштейн, К.Левин, Л.Френк), в которой стиль понимался как паттерн относительно стабильных, присущих данной личности способов структурирования, упорядочивания жизненных ситуаций в соответствии со структурой «внутреннего мира» личности (private world), т.е. подчеркивалось активное отношение личности к миру.

В когнитивной психологии возникает объяснение стиля в контексте изучения стабильных индивидуальных характеристик переработки информации человеком.

Предпосылкой к возникновению исследований когнитивного стиля послужили работы представителей направления «Новый взгляд» (New Look), направленные на выявление роли «личностных факторов» в восприятии, проявляющихся, в частности, в селективности восприятия в отношении эмоционально-значимых объектов. Одним из вариантов теоретического осмысления соответствующих экспериментальных результатов явилась концепция «апперцептивного искажения» Л.Беллака, в которой обсуждаются индивидуальные различия в восприятии, обусловленные мотивами и чувствами воспринимающего.

Идею о существовании устойчивых различий в способах восприятия и мышления сформулировал в 1951 г. Дж. Кляйн, а термин «когнитивный стиль» предложил американский психолог Р.Гарднер в 1959 г. Важный вклад в изучение когнитивного стиля человек внес Х.Уиткин, которому в 50-60-е годы удалось представить и обобщить убедительные экспериментальные доказательства связи когнитивного стиля с типом целостной организации личности, в том числе – самооценкой, защитами, межличностными установками (Соколова, 2009а).

Представители Меннингеровской школы «Эго-психологии» (Д.Рапапорт, Р.Гарднер, П.Хольцман, Х.Шлезингер и др.) сделали центром своих исследований «когнитивный стиль» как высшую форму регуляции реалистического мышления и восприятия со стороны мотивации. Когнитивный стиль определялся как относительно стабильная структура механизмов контроля, характеризующая индивидуальный тип адаптации и отражающаяся в особенностях познавательных процессов. Ценным в данном подходе является акцент на «уникальности» личностной организации индивида и способов его адаптации к объективному миру (Соколова, 1978).

В отечественной психологии представления о когнитивных стилях стали активно развиваться – с начала 1970-х гг.

К настоящему времени описано около десятка разных параметров когнитивного стиля, выявленных независимо друг от друга психологическими школами разных ориентаций (Шкуратова, 1998), объединяющими которые являются представления о когнитивном стиле как о процессуальной характеристике познавательной деятельности, описываемой в терминах биполярных конструктов, устойчивой во времени, проявляющейся на разных уровнях функционирования.

Наконец, в советской дифференциальной психофизиологии была разработана концепция индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969), понимаемого как обусловленная типологическими особенностями нервной системы устойчивая система способов оптимального осуществления деятельности. Важный вклад в исследование индивидуального стиля деятельности внес В.С.Мерлин (1986), в частности, выделив системообразующую функцию стиля и введя понятие индивидуального стиля общения.

В современной отечественной психологии отмечается тенденция к интеграции частных теорий стиля;

постижение природы стилевого своеобразия человека приобретает черты целостной и непротиворечивой теории (Соколова 1989, 1995, 2003;

2009а;

Чеснова, 1987;

Дорожевец, 1986;

Кадыров, 1990;

Рахманкина, 2000;

Соколова, Ильина, 2000;

Соколова, Бурлакова, Лэонтиу, 2002;

Соколова, Сотникова, 2006;

Соколова, Коршунова, 2007;

Филимонова, 2011;

Парамонова, 2011;

Либин, 1998а, 1998б;

Д.А.Леонтьев, 1998;

и др.). Стиль человека (индивидуальный стиль) понимается как многокомпонентная иерархически организованная интегральная система, различными гранями, плоскостями или формами которого выступают когнитивный стиль, стиль общения (В.С.Мерлин), коммуникативный стиль стиль развития (А.К.Карпова), стиль (И.П.Шкуратова), активности (Б.А.Вяткин), эмоциональный стиль (Л.Я.Дорфман), стиль саморегуляции (О.А.Конопкин, В.И.Моросанова, В.В.Кочетков), стиль самоорганизации (О.Я.Андрос), стилевые особенности принятия решения (К.Коростелина, 1998) и т.д. Стиль человека реализуется в двух аспектах: внутреннем – через систему индивидуально психологических параметров, и внешнем, в форме различных типов взаимодействия индивидуума со средой. Важной тенденцией современных исследований стиля личности является отказ от его исходного понимания как исключительно инструментальной целостности1, признание ключевого значения содержательной целостности, проявляющейся в единстве целей и мотивов на протяжении жизни человека.

Понятие стиль происходит от греческого слова «stylos», обозначающего палочку для письма на восковых дощечках, т.е. понятийно связано с инструментальной оснащенностью человека (Шкуратова, 1998) Глава 2. Постановка проблемы исследования и обоснование эмпирической процедуры § 1. Постановка проблемы исследования Данное исследование основывается на положениях теоретико-методологического направления в рамках культурно-исторического подхода, центральной категорией которого является понятие аффективно-когнитивного стиля личности. Аффективно когнитивный стиль является «единицей» анализа личностной организации, в которой реализуется единство и взаимодействие познавательных и личностно-мотивационных процессов, лежащих в основе системного строения и функционирования самосознания (Соколова 1989, 1995, 2003;

2009а;

Чеснова, 1987;

Дорожевец, 1986;

Кадыров, 1990;

Бурлакова, 1997;

Рахманкина, 2000;

Соколова, Ильина, 2000;

Соколова, Бурлакова, Лэонтиу, 2001, 2002;

Соколова, Сотникова, 2006;

Соколова, Коршунова, 2007;

Филимонова, 2011;

Парамонова, 2011).

Центральным понятием в предлагаемой модели перфекционизма является стиль личности. Он определяется как системно организованный, относительно стабильный, индивидуально очерченный у каждого человека паттерн взаимодействия обобщенных стратегий конструирования субъективно-пристрастной картины мира и образа Я (Соколова, 1995). Стиль личности как устойчивый индивидуальный паттерн, содержит три блока: (1) взаимодействующие подструктуры познавательных преддиспозиций и схем, осуществляющие селективные функции, а также прогноз и контроль социальной активности;

(2) защиты и копинги аффективной регуляции и (3) конфигурации отношения к себе и значимым другим. В единстве и взаимодействии образующих его подструктур стиль детерминирует склонность индивида ориентироваться на сложившуюся систему эталонов в новых, трудных, неопределенных или кризисных ситуациях (Соколова, 2009а).

Основные измерения стиля – степень поленезависимости и когнитивной дифференцированности – являются индикаторами баланса и качества отношений между импульсивными, сенсомоторными, аффективно-чувственными процессами, с одной стороны, и процессами познавательными, рационально-рефлексивными – с другой (Соколова, 2009а). Различные стили личности могут как способствовать ее развитию и устойчивости, так и приводить к дезорганизации, в зависимости от их внутренней структуры, динамичности, уровня культурно-символической и социальной опосредованности и, следовательно, их зрелости (Соколова, 2007).

В рамках данной научной школы перфекционизм понимается как интегральная стилевая характеристика психической деятельности личности, которая при аффективных и личностных расстройствах стереотипно проявляется в системных нарушениях познавательной, эмоционально-регуляторной и коммуникативной деятельности и погранично-нарциссической личностной организации субъекта. Стилевой подход к исследованию перфекционизма на модели тревожных и депрессивных расстройств реализован в диссертационной работе Парамоновой В.В. (2011), в которой описаны два нозонеспецифичных типа перфекционизма, имеющие место в структуре разных вариантов пограничной организации личности – погранично-зависимого и нарциссического.

Проблема стиля личности, характерного для суицидальных пациентов, также получила теоретическую и эмпирическую разработку в рамках данной научной школы.

Хроническое суицидальное и самодеструктивное поведение понимается в широком контексте пограничной и нарциссической личностной патологии со свойственным ей саморазрушительным («садомазохистским») стилем, пронизывающим всю жизнедеятельность человека (Соколова, 1995, 2003;

2009б;

Соколова, Ильина, 2000;

Соколова, Сотникова, 2006 а,б;

Соколова, Чечельницкая, 2001). Парасуицидальный стиль включает в себя специфические интеллектуальные дефекты, сочетающие сверхконкретность и сверхабстрактность, дисгармоничность в восприятии себя и других и, соответственно, парадоксальность и неустойчивость отношений (от «прилипчивой»

зависимости с потерей себя до отчуждения и пустоты на месте значимого Другого), систематический сдвиг в сторону негативной эмоциональной окрашенности образа себя и значимых Других, примитивные малоспециализированные защитные механизмы, соединение недостаточности и неизбирательной избыточности средств осознанной семантико-смысловой саморегуляции аффективного опыта (Соколова, 2009b).

Однако проблема связи суицидального поведения и перфекционизма как системной дисфункции аффективно-когнитивного стиля, проявляющейся как в его мотивационной основе, так и в операциональном составе, не получала ранее обстоятельной эмпирической разработки.

Актуальность изучения соответствующей проблемы обосновывается наличием многочисленных эмпирических данных о связи высокого перфекционизма и суицидальности (Dean, Range, 1996;

Dean, Range, Goggin, 1996;

Klibert, Langhinrichsen Rohling, Saito, 2005;

Hewitt, Newton, Flett, Callander 1997;

Donaldson, Spirito и Farnett 2000;

Dean, Rage, 1999;

Hewitt, Flett, Turnbull-Donovan, 1992;

Hewitt, Flett и Weber 1994;

O’Connor 2007;

и др.) при недостаточной изученности содержания, конкретных механизмов и условий реализации этой связи.

На основании приведенных теоретико-методологических посылок была сформулирована следующая теоретическая гипотеза исследования: при нарушениях адаптации, сопровождающихся суицидальными попытками, перфекционизм является особым дисфункциональным жизненным стилем личности, включающим в себя специфическую структуру и взаимосвязь мотивационных и операционально исполнительных компонентов.

Предмет исследования: мотивационные и операционально-исполнительные компоненты в структуре перфекционного стиля личности пациентов с нарушением адаптации и суицидальным поведением.

Объект исследования: стиль личности пациентов с нарушением адаптации и суицидальным поведением.

Цель работы состоит в выявлении специфики структуры, содержания и характера взаимосвязи мотивационных и операционально-исполнительных компонентов перфекционного стиля, характерного для пациентов с нарушениями адаптации, сопровождающимися суицидальными попытками.

Эмпирические гипотезы:

1. Пациенты с нарушениями адаптации и суицидальным поведением характеризуются более высоким уровнем перфекционизма по сравнению с испытуемыми контрольной группы.

2. Пациенты с нарушениями адаптации и суицидальным поведением, по сравнению с адаптированными испытуемыми и пациентами с нарушениями адаптации, не сопровождающимися суицидальным поведением, характеризуются качественной спецификой организации перфекционного стиля личности, проявляющейся в различной структуре и содержании мотивационных и операционально-исполнительных компонентов стиля и системе связей между ними.

Задачи исследования:

1. Теоретический и методологический анализ проблемы перфекционизма, включающий обзор основных подходов и моделей изучения перфекционизма и его связи с суицидальным поведением, обзор соответствующих эмпирических исследований.

2. Обоснование системно-интегративной теоретической модели перфекционизма как дисфункционального стиля личности, включающего в себя мотивационный и операционально-исполнительный компоненты в их единстве и взаимодействии.

3. Разработка методического комплекса, включающего как проективные, так и тестовые методики;

выделение критериев оценки, анализа эмпирических данных, их психологической интерпретация и квалификации, а также статистической проверки.

4. Проведение эмпирического исследования, выделение и изучение связей мотивационного компонента перфекционного стиля личности со спецификой механизмов защиты, когнитивного контроля и репрезентаций межличностных отношений при наличии и отсутствии нарушений адаптации и суицидального поведения.

5. Выделение специфики структуры и функциональных связей мотивационного и операционально-исполнительного компонентов перфекционного стиля пациентов с нарушением адаптации и суицидальными попытками.

6. Описание специфики личностного стиля условно здоровых субъектов, характеризующихся высоким перфекционизмом.

7. Обсуждение роли перфекционизма как дисфункционального стиля личности в формировании суицидального поведения на основании обобщения результатов проведенного эмпирического исследования.

§ 2. Обоснование и описание методов исследования Методическая процедура исследования основывается на общетеоретическом положении о пристрастном характере психического отражения и отношения человека к миру социальных явлений (А.Н.Леонтьев), о влиянии неосознаваемой мотивации на психические процессы и поведение, а также на представлениях о характерных для пограничной и нарциссической личности особенностях, обусловливающих повышенную сензитивность самосознания к любой релевантной Я информации, способствующих возникновению искажений познавательных процессов, в том числе, представлений о себе и другом (Соколова, 2009а;

1995;

1976;

1989;

Соколова, Бурлакова, Лэонтиу, 2002;

Соколова, Ильина, 2000;

Соколова, Коршунова, 2007).

В основу экспериментальной процедуры было положено варьирование стимульного материала по степени эмоциональной насыщенности, смысловой многозначности, метафоричности и неопределенности.

В исследовании были использованы следующие методики:

1. Опросники и методики стандартизированного самоотчета:

1.1. «Многомерная Шкала Перфекционизма» (Hewitt, Flett, 1989;

адаптация И.И.Грачевой, 2006) Шкала основана на допущении о многомерной структуре перфекционизма и устанавливает, помимо общей выраженности перфекционизма, степень выраженности трёх его компонентов:

Я-ориентированный перфекционизм (ЯОП) изнурительно высокие, 1) нереалистичные требования к себе, постоянное самооценивание, цензурирование собственного поведения, самокопание и самокритика, которые делают невозможным принятие собственных изъянов, недостатков и неудач;

пример утверждения: «Одна из моих целей - быть совершенным во всем, что я делаю»;

объектно-ориентированный перфекционизм (ООП) предъявление 2) преувеличенных, нереалистичных требований значимым другим, ожидание людского совершенства и постоянное оценивание других;

пример утверждения: «Если я прошу о чем-то, это должно быть сделано безупречно»;

3) социально предписанный перфекционизм (СПП) – генерализованное убеждение или ощущение, что другие предъявляют к субъекту нереалистичные требования, которым трудно, но необходимо соответствовать, чтобы заслужить одобрение и принятие;

пример утверждения: «Хотя люди могут этого не показывать, они разочаровываются во мне, когда я совершаю промах».

Опросник содержит 45 утверждений, степень согласия с которыми оценивается испытуемыми по 7-бальной шкале, от полного несогласия (1) до полного согласия (7).

1.2. «Тест мотивации достижения» (тест-опросник А. Мехрабиана в модификации М.Ш. Магомед-Эминова, 2001) Опросник предназначен для диагностики двух обобщенных устойчивых мотивов личности: мотива стремления к успеху и мотива избегания неудачи.

Под мотивацией достижения понимается мотивация, направленная на возможно лучшее выполнение любого вида деятельности, ориентированной на достижение результата, к которому может быть применен критерий успешности (т.е. стандарты оценки). Такая мотивация проявляется в стремлении субъекта прилагать усилия и добиваться возможно лучших результатов в области, которую он считает важной, значимой (Гордеева, 2002).

Опросник имеет две формы: мужскую (32 утверждения) и женскую ( утверждений). Степень согласия с утверждениями оценивается испытуемыми по шкале от (3) – полное несогласие, до (+3) – полное согласие.

Пример утверждения: «Если есть сомнения в успехе какого-либо начинания, то я скорее не стану рисковать, чем все-таки приму в нем активное участие».

На основе подсчета суммарного балла определяется, какая мотивационная тенденция доминирует у испытуемого: высокий балл соответствует преобладанию мотивации достижения над мотивацией избегания неудач.

1.3. «Ценностные ориентации» (М.Рокич) Методика направлена на диагностику системы ценностных ориентаций личности и основывается на прямом ранжировании списка ценностей.

Испытуемому предъявляется два списка ценностей по 18 в каждом, представленных на отдельных карточках. Задача испытуемого – разложить карточки по уровню их значимости.

Вначале предъявляется набор терминальных ценностей, выявляющих убеждения в том, что какая-либо конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться;

затем предъявляется набор инструментальных ценностей, отражающих убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации.

Инструкция и процедура проведения методики стандартные.

1.4. «Нахождение количественного выражения уровня самооценки» (С. А. Будасси) В предложенной методике исследования самооценки ее уровень и адекватность определяются как отношение между образами Я-идеального и Я-реального.

Испытуемому предлагается список из 50 слов, обозначающих свойства личности, из которых необходимо произвольным образом выбрать 10 достоинств и 10 недостатков.

Выбранные 20 характеристик затем подвергаются ранжированию по двум основаниям: 1) по степени выраженности этих качеств в личности испытуемого, с точки зрения его собственной субъективной оценки (от наиболее присущего качества к наименее присущему качеству;

2) по желаемой степени выраженности у «эталонной», идеальной личности (от наиболее важного и желательного качества до наиболее нежелательного качества).

Количественная обработка результатов представляет собой определение связи между ранговыми оценками качеств личности, входящими в представления «Я идеальное» и «Я реальное». Мера связи устанавливается с помощью коэффициента ранговой корреляции r, числовое значение которого может находиться в интервале от до + 1. Чем ближе коэффициент к 1, тем больше степень расхождения между образами Я-реального и Я-идеального;

и обратно – чем ближе коэффициент к + 1, тем больше степень соответствия, совпадения этих образов.

2. Патопсихологические методики Методики «Классификация предметов», «Исключение предметов», 2.1.

«Сравнение понятий» (Рубинштейн, 2004) рассматривались как обладающие сравнительно невысокой личностной значимостью для испытуемых и были направлены на выявление неспецифичных в отношении перфекционизма нарушений мышления и когнитивных дисфункций, а также выполняли задачу дифференциальной диагностики с целью исключения из выборки пациентов с психотическим уровнем организации личности.

2.2. Авторские модификации патопсихологических методик «Пиктограммы» и «Толкование пословиц», направленные на потенциирование высокой личностной заинтересованности испытуемых, их эмоциональной включенности в познавательную деятельность за счет аффективно значимости стимульного материала. Целью методик было выявление специфических когнитивных контролей и особенностей репрезентаций межличностных отношений, специфичных для испытуемых с высоким мотивационным перфекционизмом, посредством создания условий для выбора ответа с преимущественной ориентацией на стимульный материал или на собственные ценностно-смысловые и мотивационные установки, способные исказить процесс мышления (Соколова, 1978;

1980).

2.2.1. «Толкование пословиц» (модификация) Стимульный материал методики включает в себя 10 пословиц специфического содержания, связанного со стремлением к успеху и совершенству, с процессами целеполагания и целедостижения, оценки окружающих и самооценки, отношением к ошибкам и ограничениям и т.п. Испытуемым предлагается объяснить, как они понимают переносный смысл каждой из пословиц, а также выразить и обосновать собственное согласие или не согласие с пословицей.

Список пословиц:

1. Цыплят по осени считают.

2. Большому кораблю - большое плаванье.

3. Не красна изба углами, красна пирогами.

4. Не в свои сани не садись.

5. Птицу по перьям знать, сокола по полету.

6. У всякой старухи свои прорухи.

7. Взялся за гуж, не говори, что не дюж.

8. Бездонной кадки водою не наполнишь.

9. Иная похвала хуже брани.

10. Лучшее – враг хорошего.

Содержание пословиц, а также особенности инструкции предположительно обладают личностной значимостью для испытуемых с высоким уровнем перфекционизма, потенциально способны обеспечить заинтересовать испытуемых, их максимальную личную «включенность» в задание.

2.2.2. Опосредованное запоминание по методике «Пиктограммы» (модификация) В данном исследовании методика использовалась как проективная. Высокая степень неопределенности стимульного материала позволяет посредством анализа продуцируемых испытуемыми для опосредования запоминания образов судить об особенностях их мотивационной, аффективной и ценностно-смысловой сферы, репрезентаций межличностных отношений.

В список слов для запоминания были включены как сравнительно «нейтральные»

слова, так предположительно обладающие личностной значимостью для испытуемых с высоким перфекционизмом, содержательно связанные с нарциссической, «достиженческой» и оценочной проблематикой. Среди стимульного материала присутствуют как положительно, так и отрицательно аффективно окрашенные слова;


как понятия, связанные с реалиями внешнего мира, так и названия субъективных состояний, эмоций и переживаний человека.

Инструкция и процедура выполнения методики стандартные.

Список слов, предлагаемых для запоминания: 1. «весёлый праздник»;

2. «тяжёлая работа»;

3. «развитие»;

4. «большой успех»;

5. «смелый поступок»;

6. «препятствие»;

7. «жгучий стыд»;

8. «идеал»;

9. «непоправимая ошибка»;

10. «состязание»;

11. «восхищение»;

12. «зависть»;

13. «теплый ветер»;

14. «гордость»;

15. «сокровенное желание».

3.1. Тест Роршаха Относительная неструктурированность материала создает своего рода фрустрацию через механизм неопределенности и способствуют активации наиболее ранних инфантильных аффектов, регулятивных, коммуникативных и когнитивных структур.

Методика использовалась для оценки качества и аффективной окрашенности репрезентаций межличностных отношений, а также для выявления констелляции защитных механизмом как показателя зрелости системы аффективной саморегуляции.

Анализ протоколов теста Роршаха проводился под супервизией Е.Т.Соколовой с целью проверки валидности данных и выработки качественных критериев анализа протоколов как проективных текстов. Количественная обработка результатов осуществлялась с помощью использования следующих психоаналитических контент шкал:

шкала взаимозависимости-автономии Юриста (Urist;

1977) использовалась для оценки качества объектных отношений на континууме от примитивной зависимости до эмпатического (сопереживающего) родства с объектом;

шкала враждебности Илизура (Elizur, 1975) применялась для оценки уровня враждебности на основании содержании ответов;

шкала защитных механизмов психики P.Lerner и H.Lerner (Lerner P., Lerner H., 1980) была использована для количественной оценки соотношения определенных примитивных и зрелых защит в защитном арсенале личности на основании содержания образов теста.

§ 3. Характеристика испытуемых Данное исследование проводилось на базе кризисно-психиатрического отделения ГКБ №20 города Москвы. В исследовании участвовали 120 человек (60 женщин и мужчин), составивших три группы: экспериментальную (суицидальные пациенты), контрольную и группу сравнения. Возраст участников исследования - от 20 до 30 лет. В состав каждой группы входит 20 мужчин и 20 женщин. Общая характеристика испытуемых приведена в Таблице 1.

Таблица 1. Общая характеристика испытуемых экспериментальная группа контрольная группа сравнения группа средний возраст 24,8 ± 3,5 23,5 ± 3,1 24,5 ± 2, образование высшее 16 (40%) 14 (35%) 27 (67,5 %) неоконченное высшее 16 (40%) 23 (57,5 %) 11 (27,5 %) средне специальное 8 (20%) 3 (7,5%) 2 (5%) профессиональный статус работает 20 (50%) 24 (60%) 28 (70%) учащийся 14 (35%) 8 (20%) 10 (25%) безработный 6 (16%) 8 (20%) 2 (5%) родительская семья полная 14 (35%) 20 (50 %) 23 (57,5%) неполная 26 (65%) 20 (50 %) 17 (42,5 %) наличие сиблингов 18 (45%) 26 (65%) 16 (40 %) семейное положение состоит в браке или стабильных отношениях 14 (35%) 12 (30%) 20 (50 %) одинок(а) 17 (42,5%) 23 (57,5 %) 18 (45%) переживает разрыв отношений 9 (22,5 %) 5 (12,5 %) 3 (7,5%) наличие детей 6 (16 %) 5 (12,5%) 4 (10%) Таким образом, испытуемые были относительно уравнены по полу, возрасту, уровню образования, профессиональному статусу, составу семьи.

Характеристика испытуемых экспериментальной группы В экспериментальную группу вошли 40 человек (20 женщин и 20 мужчин), совершивших суицидальную попытку в течение года (но не менее чем за месяц) до момента обследования и имеющие диагноз «реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации» (F43 согласно МКБ-10). Диагнозы испытуемых экспериментальной группы представлены в Таблице №2.

Таблица 2. Диагнозы испытуемых экспериментальной группы Диагноз код по n % МКБ- Реакция на тяжелый стресс и нарушения 40 100% F адаптации Расстройство адаптации. Кратковременная F43.20 4 10% депрессивная реакция Расстройство адаптации. Пролонгированная F43.21 7 17,5% депрессивная реакция Расстройство адаптации. Смешанная тревожная и F43.22 6 15% депрессивная реакция Расстройство адаптации с преобладанием F43.24 11 27,5% нарушения поведения Расстройство адаптации. Смешанное расстройство F43.25 12 30% эмоций и поведения 23 испытуемых (57,5%) имели также коморбидный диагноз «расстройство личности и поведения в зрелом возрасте» (F60 – F69 согласно МКБ-10).

Одним из оснований выбора соответствующей экспериментальной группы явилось понимание хронического суицидального и парасуицидального поведения как «визитной карточки» пограничного расстройства личности (Gunderson, 2001;

Kernberg, 1993;

Соколова, 1995;

2009а;

Соколова, Сотникова, 2006;

Соколова, Коршунова, 2007). В связи с тем, что диагноз «нарушение адаптации» не всегда в достаточной мере отражает степень тяжести нарушений личности, необходимым является выявление дополнительных патопсихологических критериев пограничной личностной организации, имеющих диагностическое и прогностическое значение (Сотникова, 2005).

Наличие у испытуемых склонности к хроническому саморазрушению подтверждается данными анамнеза: у 13 пациентов (32,5%) суицидальная попытка была не однократной;

19 пациентов (47,5%) практиковали самоповреждающее поведение (нанесение себе порезов и ожогов без суицидальных целей);

15 пациентов (37,5%) признают наличие эпизодов злоупотребления алкоголем;

9 пациентов (22,5%) имеют историю употребления наркотиков;

2 пациентки (5%) имеют в анамнезе пищевое расстройство.

Критерием включения в группу являлось наличие (со слов пациентов) суицидального намерения на момент совершения суицидальных действий. При этом в случаях (55%) можно говорить о объективном суицидальном риске, тогда как в 18 случаях (45%) действия носили скорее парасуицидальный, манипулятивный характер, не представляли объективной угрозы для жизни пациента.

Пациенты прибегали к следующим способам суицида:

отравление медикаментами – 24 человека (60%);

самопорезы – 16 человек (40%).

По декларируемому мотиву суицида испытуемые распределились следующим образом:

разрыв отношений, потеря эмоционально значимого лица – 24 (60%);

потеря смысла жизни, отсутствие целей – 17 (42,5%) чувство одиночества, изолированности, ненужности – 16 (40%);

неудача в профессиональной или учебной деятельности, сопровождающаяся разочарованием в себе – 14 (35%);

хроническая стрессовая (конфликтная) семейная ситуация пролонгированная неблагоприятная, потенциально стрессо- и конфликтогенная семейная обстановка (алкоголизация одного из близких пациента, эмоциональное и физическое насилие в семье и др.) – 8 (20%);

унижение, травля со стороны окружающих – 2 (5%);

отрицание или сокрытие мотивов – 2 (5%).

Психический статус.

На момент проведения патопсихологического исследования все испытуемые экспериментальной группы находились в ясном сознании, демонстрировали сохранность всех видов ориентировки и отсутствие продуктивной симптоматики. В ходе беседы не наблюдалось паралогичности, грубых нарушений целенаправленности и связности мышления. Большинство испытуемых охотно шли на контакт, были заинтересованы в работе с психологом и доброжелательно настроены, но в ряде случаев наблюдались проявления негативизма, подозрительности и враждебности. Текущее эмоциональное состояние варьировалось у разных пациентов от эмоциональной заторможенности, притупленности эмоциональных реакций до возбужденности, чрезмерной эмоциональной лабильности и заостренных эмоциональных реакций при обсуждении личностно значимых тем.

Среди предъявляемых пациентами жалоб преобладали жалобы на расстройства настроения (депрессивные и тревожные переживания, раздражительность, выраженные колебания эмоционального фона), усталость и чувство апатии, неудовлетворенность собой, своим статусом, межличностными отношениями, ощущение бессмысленности жизни, отсутствие перспектив в будущем. 37,5 % (15 человек) высказали сожаление о совершенной суицидальной попытке, оценили свои действия как «глупые», недостаточно обдуманные;

35% (14 человек) дали неоднозначную оценку своих действий, указывая на их вынужденный и неизбежный в сложившейся ситуации характер;

27,5% (11 человек) высказали сожаление, что суицидальная попытка не удалась.

Помимо наличия психотической симптоматики, критериями исключения из группы являлось наличие выявленных в ходе патопсихологического обследования грубых когнитивных нарушений, признаков органического поражения ЦНС, хронического алкоголизма и наркозависимости.

Характеристика испытуемых группы сравнения Группу сравнения составили 40 пациентов (20 мужчин и 20 женщин), имеющих диагноз «реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации» (F43 согласно МКБ-10).

Диагнозы испытуемых группы сравнения представлены в Таблице №3.

Таблица 3. Диагнозы испытуемых группы сравнения Диагноз код по n % МКБ- Реакция на тяжелый стресс и нарушения 40 100% F адаптации Расстройство адаптации. Кратковременная F43.20 13 32,5% депрессивная реакция Расстройство адаптации. Пролонгированная F43.21 3 7,5% депрессивная реакция Расстройство адаптации. Смешанная тревожная и F43.22 13 32,5% депрессивная реакция Расстройство адаптации с преобладанием F43.24 1 2,5% нарушения поведения Расстройство адаптации. Смешанное расстройство F43.25 10 25% эмоций и поведения 19 пациентов (47,5%) имели также коморбидный диагноз «расстройство личности и поведения в зрелом возрасте» (F60 – F69 согласно МКБ-10).

Группа сравнения набиралась на втором этапе исследования с целью выявления специфики аффективно-когнитивного стиля пациентов, совершивших суицидальную попытку, в сравнении с аффективно-когнитивным стилем пациентов, имеющих нарушения адаптации, не сопровождающиеся суицидальным поведением. В связи с этим основными критериями включения в группу были:


1. Высокий уровень перфекционизма, диагностируемый с помощью опросника «Многомерная шкала перфекционизма»;

2. Отсутствие суицидальных попыток в анамнезе и суицидальных мыслей на момент обследования.

Критерии исключения из группы аналогичны критериям, описанным для экспериментальной группы.

Характеристика испытуемых контрольной группы Контрольная группа включала в себя 40 условно здоровых испытуемых (20 мужчин и 20 женщин).

Критериями отбора в группу являлось отсутствие у испытуемых психиатрических диагнозов, истории обращения за психиатрической и психологической помощью, отрицание истории суицидальных мыслей и поведения, а также отсутствие психологического или психиатрического образования.

Процедура обследования Обследование пациентов осуществлялось в период первой недели их стационирования. Исследование проводилось индивидуально с каждым испытуемым и разделялось на три встречи.

Испытуемым контрольной группы предлагался полный набор методик, обследование проводилось очно в течение двух встреч.

Методы статистической обработки данных Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью программ «SPSS 17.0», «StatSoft Statistica 8.0» и «Excel 2003».

Для проверки нормальности распределения использовался критерий Колмогорова Смирнова. Для выявления значимых различий использовался параметрический t-критерий Стьюдента, непараметрические критерии Краскала-Уоллиса и Манна-Уитни. Проверка гипотезы о законе распределения осуществлялась с помощью критерия согласия Пирсона (критерий хи-квадрат). Для нахождения корреляций между результатами различных методик использовался критерий корреляции Спирмена.

Глава 3. Описание и анализ результатов эмпирического исследования Целью данной главы является выявление и описание на основании статистического анализа эмпирических данных специфики структуры и содержания перфекционного стиля личности, характерного для пациентов с нарушением адаптации и суицидальными попытками. Структура стиля исследуется в единстве и взаимосвязи его мотивационного и операционально-исполнительного компонентов.

Для решения поставленных задач применялся статистический анализ, включавший в себя следующие процедуры:

1) сравнение с применением t-критерия Стьюдента, критерия Краскала-Уоллиса и U-критерия Манна-Уитни средних показателей выполнения методик испытуемыми следующих групп:

экспериментальная группа (пациенты с нарушением адаптации и суицидальными попытками, n = 40) и контрольная группа (условно здоровые испытуемые, n = 40) (Приложение №3);

испытуемые экспериментальной и контрольной групп с высоким уровнем опросникового перфекционизма (n = 36) и с невысоким уровнем опросникового перфекционизма (n = 44) (Приложение №4);

испытуемые с высоким уровнем опросникового перфекционизма трех подгрупп, выделенных на основании наличия/отсутствия нарушения адаптации и суицидальных попыток (Приложение №5):

испытуемые контрольной группы с высоким уровнем N-подгруппа:

перфекционизма (n=13);

S-подгруппа: испытуемые экспериментальной группы с высоким уровнем перфекционизма (n=23);

C-подгруппа (группа сравнения): испытуемые с высоким уровнем перфекционизма, наличием нарушения адаптации, но без суицидальных попыток (n=40);

2) корреляционный анализ системы связей показателей выполнения различных методик между собой с помощью r-критерия Спирмена (Приложение №6).

Сопоставление результатов перечисленных статистических процедур позволило сделать обоснованные выводы о специфичности тех или иных стилевых черт в отношении уровня перфекционизма, наличия/отсутствия суицидального поведения и глубины расстройства личности.

§ 1. Мотивационный компонент перфекционного стиля личности Данный параграф посвящен описанию и анализу мотивационного компонента перфекционного стиля личности, обеспечивающего его содержательное единство.

Структура перфекционной мотивации описывается как система связанных между собой мотивационных и ценностных образований, включающих в себя соотношение внутренней и внешней мотивации стремления к совершенству, стремления к успеху и избеганию неудач, уровень и качественную специфику самооценки, а также структуру и содержание иерархии ценностей личности.

Цель параграфа заключается в выявлении и описании специфики структуры и содержания мотивационного компонента перфекционного стиля личности, характерного для испытуемых с нарушением адаптации и суицидальным поведением.

Предполагается, что перфекционная мотивация испытуемых экспериментальной группы обладает количественными и качественными отличиями от мотивации испытуемых без суицидального поведения контрольной группы и группы сравнения.

1. 1. Структура манифестной мотивации перфекционизма Правомерность постановки вопроса о роли перфекционизма в формировании суицидальном поведении может быть обоснована путем сравнения уровня выраженности соответствующей мотивации в экспериментальной (n = 40) и контрольной (n = 40) группах испытуемых.

В данном исследовании в качестве показателя степени выраженности манифестной (эксплицитной, декларируемой) перфекционной мотивации рассматривался общий балл по опроснику «Многомерная шкала перфекционизма» (Hewitt, Flett, 1989).

Уровень выраженности перфекционизма квалифицировался на основании результатов, продемонстрированных испытуемыми контрольной группы. С помощью метода частотного анализа выборка условно адаптированных испытуемых была разделена на три относительно равные подгруппы по критерию общего балла по «Многомерной шкале перфекционизма» и были выделены следующие балльные значения уровня перфекционизма:

1) 45159 баллов низкий уровень перфекционизма: n = 13;

2) 160182 балла – умеренный уровень перфекционизма: n = 14;

3) 183315 баллов – высокий уровень перфекционизма: n =13.

В соответствии с приведенными критериями испытуемые, совершившие суицидальную попытку, распределились на подгруппы следующим образом:

1) низкий уровень перфекционизма: n = 7;

2) умеренный уровень перфекционизма: n = 10;

3) высокий уровень перфекционизма: n = 23.

Сравнение количества испытуемых с высоким и невысоким (низким и умеренным) манифестным перфекционизмом в экспериментальной и контрольной группах с помощью критерия хи-квадрат Пирсона позволяет говорить о значимо большем количестве «перфекционистов» в группе лиц, совершивших суицидальную попытку, чем в группе испытуемых нормативного поведения ( 2 = 5,051;

р 0,025).

Сравнение среднегрупповых баллов по опроснику «Многомерная шкала перфекционизма» с использованием t-критерия Стьюдента (табл. 1) демонстрирует, что пациентам с нарушением адаптации и суицидальными попытками по сравнению с адаптированными испытуемыми присущ значимо (p 0,01) более высокий общий уровень манифестного перфекционизма.

Также установлено статистически значимое (p 0,01) различие в уровне социально предписанного перфекционизма, который у суицидальных пациентов выше, чем у испытуемых нормативного поведения. Тенденция к более высокому Я-ориентированному перфекционизму и объектно-ориентированному перфекционизму в экспериментальной группе по сравнению с контрольной не достигает уровня статистической значимости.

Таблица 1. Сравнение средних показателей опросниковых методик в экспериментальной и контрольной группе Компоненты перфекционной экспериментальная контрольная группа мотивации группа (n = 40) (n = 40) общий перфекционизм 188,50 171, Я-ориентированный перфекционизм 72,08 67, объектно-ориентированный 55,95 53, перфекционизм социально предписанный 60,48 51, перфекционизм мотивация достижений 126,75 139, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые межгрупповые различия по t-критерию Стьюдента (p 0,05) Для установления статистической значимости различий использовался t-критерий Стьюдента, поскольку распределение соответствующих опросниковых показателей приближается к нормальному по критерию Колмогорова-Смирнова (см. Приложение №2).

Вывод. Таким образом, в обеих группах склонность предъявлять завышенные требования к окружающим, требовать от них совершенства (объектно-ориентированный перфекционизм) выражена слабо, что может быть связано с действием фактора социальной желательности при заполнении опросника. Склонность предъявлять самому себе изнурительные, нереалистичные требования и не допускать возможности ошибки (Я ориентированный перфекционизм) у суицидальных испытуемых повышена на уровне тенденции. Наконец, специфичным для испытуемых экспериментальной группы оказалось повышение уровня социально предписанного перфекционизма, представляющего собой склонность приписывать значимым другим нереалистичные требования и ожидания, которым необходимо соответствовать, чтобы заслужить одобрение и принятие. Таким образом, можно говорить о преимущественно внешнем источнике перфекционной мотивации суицидальных пациентов, их стремлении соответствовать социально признаваемым и одобряемым (и в определенном смысле «навязываемым») стандартам.

1. 2. Соотношение перфекционизма и мотивации достижений Мотивации достижений операционализировалась в данном исследовании с помощью опросника «Тест мотивации достижения» (Магомед-Эминов, 2001). Сравнение среднегрупповых баллов по данном опроснику с использованием t-критерия Стьюдента (табл. 1) показывает, что выраженность мотивации достижений в экспериментальной и контрольной группах различается: у суицидальных пациентов она значимо (p 0,05) ниже, чем у испытуемых нормативного поведения. Другими словами, у испытуемых экспериментальной группы при высоком уровне манифестного перфекционизма стремление избежать неудач преобладает над стремлением к успеху.

Прояснить соотношение перфекционной мотивации и мотивации достижений может корреляционный анализ, демонстрирующий наличие специфических различий в связях между выделенными показателями в экспериментальной и контрольной группе.

Данные корреляционного анализа представлены в таблицах № 2 и №3.

Таблица 2. Корреляции манифестного перфекционизма и отдельных его компонентов с мотивацией достижений в выборке пациентов с суицидальными попытками перфекционизм ЯОП ООП СПП МД 0,79** 0,60** 0,79** перфекционизм X -0, 0,79** 0,55** ЯОП X 0,19 0, ** ООП 0,19 X 0,13 -0, 0, 0,79** 0,55** СПП 0,13 X -0, МД -0,07 0,09 -0,01 -0,22 X Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0, * Корреляция значима при p 0, Таблица 3. Корреляции манифестного перфекционизма и отдельных его компонентов с мотивацией достижений в выборке группы контроля перфекционизм ЯОП ООП СПП МД 0,74** 0,75** 0,56** перфекционизм X 0, ** 0,37* 0,47** ЯОП X 0, 0, 0,75** 0,37* ООП X 0,18 0, 0,56** СПП 0,05 0,18 X -0, 0,47** МД 0,22 0,16 -0,25 X Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0, * Корреляция значима при p 0, Основные различия в структуре мотивации испытуемых сравниваемых групп заключаются в следующем.

В контрольной группе Я-ориентированный компонент перфекционизма и социально предписанный его компонент не имеют корреляции между собой, т.е. могут быть выражены независимо друг от друга в разных соотношениях. Напротив, в суицидальной группе упомянутые компоненты перфекционизма имеют достаточно сильную (r = 0,55;

p 0,01) связь. Этот результат свидетельствует о том, что адаптированные испытуемые способны отделить, различить собственные требования к себе и ожидания окружающих, тогда как для суицидальных пациентов эти компоненты оказываются тесно взаимосвязанными.

Второе специфическое различие мотивационной структуры выражается в наличии корреляции Я-ориентированного перфекционизма и мотивации достижений (r = 0,47;

p 0,01) только в контрольной группе и ее отсутствии в группе суицидальных пациентов. В экспериментальной группе наблюдается парадоксальное сочетание высокой выраженности манифестного перфекционизма и низкой выраженности мотивации достижений, т.е. высокие личные стандарты не связаны с готовностью активно прилагать усилия по их достижению, стремиться к успеху в личностно значимых областях.

Напротив, высокий перфекционизм оказывается связан с избегающей, пассивной стратегией поведения, прокрастинацией.

Вывод. Таким образом, показано, что для суицидальных пациентов характерен значимо более высокий уровень манифестного перфекционизма, чем для испытуемых контрольной группы, а также ряд специфических структурных и содержательных особенностей перфекционной мотивации, таких как парадоксальное сочетание высоких личных стандартов с низкой мотивацией достижений, преобладанием стремления избежать неудачи над стремлением к успеху, преимущественно внешний источник мотивации стремления к совершенству (социально предписанный перфекционизм), склонность отождествлять собственных требований к себе и чужие ожидания.

1. 3. Соотношение перфекционизма и самооценки Самооценка испытуемых исследовалась с помощью методики, разработанной С.А. Будасси. В соответствии с имеющимися нормативными данными, самооценка испытуемых была отнесена к одному из четырех уровней:

(-1 – 0) – заниженная по невротическому типу самооценка;

(0 – 0,3) – заниженная самооценка;

(0,4 – 0,6) – адекватная самооценка;

(0,7 – 1) – завышенная самооценка, где соответствующий числовой показатель представляет собой меру расхождения/совпадения Я-реального и Я-идеального.

Было осуществлено сравнение самооценки испытуемых в зависимости от различных критериев: наличие/отсутствие нарушения адаптации, суицидального поведения, уровень перфекционизма и их сочетание. Результаты сравнения среднегрупповых показателей по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) представлены в Таблице 5.

Статистический анализ не выявил значимых различий уровня самооценки в группах испытуемых, выделенных по перечисленным выше критериям. Этот результат свидетельствует об отсутствии однозначного (однонаправленного) различия в степени расхождения между образами Я-реального и Я-идеального у испытуемых сравниваемых групп.

Таблица 5. Сравнение среднего уровня самооценки испытуемых различных групп Средний уровень Критерии выделения Группы (подгруппы) самооценки по методике групп С.А. Будасси испытуемые суицидальной 0, группы наличие/отсутствие испытуемые контрольной суицидального поведения группы 0, испытуемые с высоким 0, перфекционизмом уровень перфекционизма испытуемые с невысоким (умеренным и низким) 0, перфекционизмом дезадаптированные испытуемые с суицидальной 0, попыткой наличие нарушения адаптации и суицидального дезадаптированные поведения при высоком испытуемые без 0, уровне перфекционизма суицидальной попытки условно адаптированные 0, испытуемые Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Корреляционный анализ (см. Табл. 6) также не позволяет установить значимых корреляций уровня самооценки ни с одним из компонентов перфекционизма. Следует отметить, что обратная корреляция самооценки с уровнем социально предписанного перфекционизма приближается к уровню статистической значимости, что может свидетельствовать о наличии тенденции к заниженной самооценке у лиц с высокой выраженностью социально предписанного перфекционизма. Установлена значимая корреляция самооценки и уровня мотивации достижений (r = 0,31;

p 0,01). Таким образом, высокая самооценка соответствует высокой выраженности стремления к успеху, тогда как низкая самооценка соответствует мотивации избегания неудач.

Статистические процедуры, результаты которых представлены выше, игнорирует возможные различия в распределении самооценок по уровням внутри каждой из групп. На Рисунках №1 и №2 представлено процентное распределение самооценок испытуемых по уровням в зависимости от наличия/отсутствия суицидальной попытки и уровня манифестного перфекционизма.

Таблица 6. Корреляции уровня самооценки по методике Будасси и показателей опросниковых методик показатели опросников корреляция с уровнем самооценки по методике Будасси общий перфекционизм -0, Я-ориентированный перфекционизм -0, объектно-ориентированный перфекционизм 0, социально предписанный перфекционизм -0, мотивация достижений 0,31** Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0, На уровне тенденции у испытуемых, совершивших суицидальную попытку, адекватная самооценка наблюдается реже, чем у испытуемых группы контроля, однако данная тенденция не достигает уровня статистической значимости.

При сравнении распределения самооценок по уровням в группах испытуемых с высоким и невысоким манифестным перфекционизмом выявлена статистически значимая закономерность. Согласно критерию хи-квадрат Пирсона, у испытуемых с высоким (2 = 4,072;

p 0,05) перфекционизмом значимо чаще наблюдаются «крайние»

(«экстремальные») уровни самооценки (заниженная по невротическому типу самооценка и завышенная самооценка), чем у испытуемых с невысоким перфекционизмом.

Рисунок 1. Процентное распределение самооценок по уровням в экспериментальной и контрольной группе Рисунок 2. Процентное распределение самооценок по уровням в группах испытуемых с высоким и невысоким манифестным перфекционизмом Вывод. Таким образом, не выявлено различий в уровне самооценки у испытуемых с наличием и отсутствием суицидального поведения. Высокий эксплицитный перфекционизм соотносится с «крайними» уровнями самооценки (экстремально заниженной и экстремально завышенной). Также установлена связь высокой самооценки с мотивацией достижений.

1. 4. Соотношение перфекционизма и иерархии ценностей Ценностная иерархия испытуемых исследовалась с помощью методик «Ценностные ориентации» М.Рокича и «Пиктограммы».

В методике «Ценностные ориентации» подсчитывался средний ранг определенных групп ценностей, описание которых представлено в Таблице №7.

Для выявления менее осознаваемых ценностно-смысловых компонентов самосознания подсчитывалось количество изображений в методике «Пиктограммы»

следующих типов образов:

материальные ценности (деньги, предметы роскоши, материальные блага);

культурные ценности (произведения искусства, достижения науки);

внешние, видимые атрибуты успеха (медали, кубки, дипломы и т.д.).

В Таблицах №8 и №9 представлены результаты сравнения средних показателей выполнения методик испытуемыми различных групп в зависимости от уровня перфекционизма, наличия нарушений адаптации и суицидального поведения.

Таблица 7. Содержание групп ценностей в тесте Рокича терминальные ценности конкретные ценности абстрактные ценности здоровье;

жизненная мудрость;

интересная работа;

красота природы и искусства;

материально обеспеченная жизнь;

любовь;

наличие хороших и верных друзей;

познание;

общественное признание;

развитие;

развлечения;

свобода;

счастливая семейная жизнь. счастье других;

творчество.

ценности профессиональной ценности личной жизни самореализации активная деятельная жизнь;

здоровье;

интересная работа;

любовь;

общественное признание;

наличие хороших и верных друзей;

продуктивная жизнь;

развлечения;

творчество. счастливая семейная жизнь.

индивидуалистические ценности межличностных отношений (эгоцентрические) ценности (просоциальные ценности) активная деятельная жизнь;

любовь;

здоровье;

наличие хороших и верных друзей;

материально обеспеченная жизнь;

счастливая семейная жизнь;

развлечения;

счастье других.

свобода;

творчество;

уверенность в себе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.