авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«МГУ имени М.В.Ломоносова факультет психологии кафедра нейро- и патопсихологии На правах рукописи ...»

-- [ Страница 3 ] --

инструментальные ценности ценности самоутверждения ценности доброжелательности и сотрудничества высокие запросы;

воспитанность;

независимость;

жизнерадостность;

непримиримость к недостаткам в себе и терпимость;

других;

честность;

смелость в отстаивании своего мнения, чуткость;

взглядов;

широта взглядов.

твердая воля;

эффективность в делах.

Таблица 8. Сравнение ценностно-смысловых ориентаций испытуемых с различным уровнем перфекционизма, наличием и отсутствием суицидального поведения Показатели выполнения Группы испытуемых методик наличие/отсутствие уровень перфекционизма суицидального поведения суицидальная группа высокий умеренный и группа нормы низкий (n = 36) (n = 40) (n = 40) (n = 44) Группа ценностей в тесте Рокича:

конкретные 9,63 9,47 9,80 9, абстрактные 9,32 10,26 9,48 10, профессиональной 10,84 10, 11,07 10, самореализации личной жизни 7,92 8,29 8,29 7, эгоцентрические 9,36 9,13 9,57 8, межличностных 8,44 8,55 8,47 8, отношений самоутверждения 10,98 10,80 10,65 11, доброжелательности 8,41 8,24 8,54 8, Среднее количество изображений в методике «Пиктограммы»:

внешние атрибуты успеха 0,68 0,58 0,99 0, материальные ценности 1,25 1,58 1,16 1, культурные ценности 0,88 0,93 1,03 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Статистический анализ позволил выявить и описать некоторые значимые межгрупповые различия в ценностной иерархии. Как у пациентов, совершивших суицидальную попытку, по сравнению с испытуемыми нормативного поведения, так и у испытуемых с высоким уровнем манифестного перфекционизма по сравнению с испытуемыми с невысоким уровнем перфекционизма, абстрактные ценности имеют значимо более низкий ранг (p 0,05), что может являться свидетельством недостаточной сформированности у этих групп испытуемых высших уровней культурных ценностей, проявлением конкретности и прагматичности их ценностно-смысловых ориентаций.

У испытуемых экспериментальной группы ценности профессиональной самореализации в среднем получают при ранжировании значимо (p 0,01) более высокий ранг, чем у испытуемых контрольной группы. Напротив, ценности личной жизни в среднем имеют более низкий ранг в экспериментальной группе, чем в контрольной, хотя эта тенденция не достигает уровня статистической значимости. Эта закономерность может трактоваться как проявление узости, «одновершинности» ценностно-смысловой сферы и склонности к обесцениванию межличностных отношений.

Таблица 9. Сравнение ценностно-смысловых ориентаций трех подгрупп испытуемых с высоким уровнем перфекционизма Показатели испытуемые с высоким перфекционизмом выполнения методик дезадаптированные испытуемые условно адаптированные с суицидальным без суицидального испытуемые поведением поведения (n = 13) (n = 23) (n = 40) Группа ценностей в тесте Рокича:

конкретные 9,83 9,88 9, абстрактные 9,29 9,40 10, профессиональной самореализации 11,18 10,89 10, личной жизни 8,26 8,27 8, эгоцентрические 9,62 9,09 9, межличностных отношений 8,66 8,23 8, самоутверждения 10,70 10,55 10, доброжелательности 8,83 8,43 8, Среднее количество изображений в методике «Пиктограммы»:

внешние атрибуты успеха 0,74 1,15 0, материальные ценности 1,52 0,98 1, культурные ценности 1,04 1,05 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Статистически значимых межгрупповых различий в рангах эгоцентрических и просоциальных ценностей не выявлено. Также не обнаружено статистически значимых различий в рангах инструментальных ценностей самоутверждения, доброжелательности и сотрудничества.

У испытуемых с высоким манифестным перфекционизмом, по сравнению с испытуемыми с умеренным и низким перфекционизмом, индивидуалистические (эгоцентрические) ценности имеют значимо более высокий ранг (p 0,05).

Испытуемые с высоким уровнем перфекционизма значимо чаще (p 0,05), чем испытуемые с невысоким уровнем перфекционизма, изображают при выполнении методики «Пиктограммы» внешние, видимые атрибуты успеха (медали, кубки, дипломы и проч.), что может свидетельствовать об особой озабоченности собственной самопрезентацией, производимым на окружающих впечатлением и о недостаточности внутренних критериев самооценки.

Для того чтобы оценить специфичность структуры иерархии ценностей в отношении наличия нарушения адаптации и суицидальных попыток, сравнивались результаты ранжирования ценностей тремя подгруппами испытуемых с высоким уровнем перфекционизма (см. табл.9). Хотя статистический анализ не позволяет обнаружить статистически значимых различий в среднем ранге различных ценностей в описанных подгруппах, наблюдаемые тенденции соответствуют различиям, выявленными при сравнении суицидальной и контрольной групп в целом: «дезадаптированные перфекционисты» характеризуются более низким рангом абстрактных ценностей и более высоким рангом ценностей профессиональной самореализации, чем «адаптированные», тогда как индивидуалистические (эгоцентрические) ценности присущи испытуемым всех трех подгрупп в приблизительно равной мере.

Дополнительные данные о связи иерархии ценностей и прочих компонентов перфекционной мотивации предоставляет корреляционный анализ, результаты которого приведены в Таблице №10.

Корреляционный анализ демонстрирует отсутствие значимых корреляций между общим баллом манифестного перфекционизма, а также объектно-ориентированным его компонентом и особенностями ценностной иерархии, описываемой с помощью теста «Ценностные ориентации» М.Рокича. Общий балл перфекционизма и выраженность социально предписанного перфекционизма коррелируют с количеством изображений в методике «Пиктограммы» внешних атрибутов успеха (r = 0,26;

r = 0,27;

p 0,01) как компонентов перфекционной самопрезентации, связанной не столько со стремлением быть совершенным, сколько со стремлением казаться таковым, производить безукоризненное впечатление на окружающих.

Я-ориентированный перфекционизм отрицательно коррелирует с рангом инструментальных ценностей самоутверждения (r = 0,19;

p 0,05), что может быть связано с проявлением фактора социальной желательности ответов как одного из способов безукоризненной самопрезентации.

Таблица 10. Корреляции показателей выполнения методик «Ценностные ориентации», «Пиктограммы» и результатов опросников (для экспериментальной и контрольной выборки;

n = 80) Показатели Мотивационно-личностные показатели выполнения методик перф-м ЯОП ООП СПП МД СО (общ.

балл) Группа ценностей в тесте Рокича:

конкретные 0,05 0,05 -0,04 0,07 0, 0,31** абстрактные -0,12 -0,02 -0,02 -0, -0,21* -0,23* профессиональной самореализации 0,07 -0,02 0,01 0,15 -0,06 0, личной жизни 0,04 0,00 0,09 -0,01 0, 0,18* эгоцентрические 0,14 0,06 0,01 0, 0,24** 0,20* межличностных отношений -0,01 -0,04 0,13 -0,09 0,06 -0, самоутверждения -0,11 -0,06 0,02 -0,14 0, -0,19* доброжелательности 0,11 0,05 0,14 0,05 0,08 -0, Среднее количество изображений в методике «Пиктограммы»:

внешние атрибуты успеха -0,17 -0,8 -0,14 -0,14 -0,6 0, материальные ценности 0,05 0,08 -0,01 0,04 0,11 -0, культурные ценности 0,18 0,11 0,09 0, 0,26** 0,27** Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0, Корреляция значима при p 0, Социально предписанный перфекционизм положительно коррелирует с рангом индивидуалистических ценностей (r = 0,24;

p 0,01) и отрицательно коррелирует с рангом абстрактных ценностей (r = 0,21;

p 0,05).

Мотивация достижений положительно коррелирует с рангом конкретных ценностей (r = 0,31;

p 0,01) и отрицательно – с рангом абстрактных ценностей (r = 0,23;

p 0,05), а также имеет слабую (r = 0,18;

p 0,05) прямую корреляцию с рангом ценностей личной жизни.

Уровень самооценки положительно связан со средним рангом индивидуалистических ценностей (r = 0,20;

p 0,05). Другими словами, чем ближе себя оценивает индивид по отношению к собственному идеалу, тем более высокое место в его ценностной иерархии занимают ценности собственного благополучия и успеха, в ущерб ценностям гармоничного межличностного общения.

Вывод. В целом, можно говорить о прагматичности, конкретности и суженности ценностно-смысловых ориентаций как характеристике мотивационного компонента перфекционного стиля личности суицидальных пациентов. Недостаточная сформированность слоя абстрактных, «надситуативных» ценностей и смыслов, недооценка значимости интимно-личностного общения сужают копинг-ресурсы и ограничивают возможности совладания со сложными жизненными ситуациями. Также выявлен парадоксальных характер перфекционной мотивации, сочетающей сверхзависимость от ожидаемых оценок окружающих (социально предписанный перфекционизм) с преобладанием эгоцентрических ценностей.

Вывод по параграфу «Мотивационный компонент перфекционного стиля личности». С помощью статистической обработки эмпирических данных подтверждено предположение о значимо более высоком уровне манифестного перфекционизма в группе суицидальных пациентов по сравнению с испытуемыми нормативного поведения.

Выявлена и описана специфика структуры и содержания мотивационного компонента перфекционного стиля личности, характерного для испытуемых с нарушением адаптации и суицидальными попытками. Специфика перфекционной мотивации в экспериментальной группе включается в себя преобладание внешней мотивации стремления к совершенству над внутренней, склонность к отождествлению собственных требований к себе и чужих ожиданий, преобладание стремления избежать неудач над стремлением к успеху, парадоксальное сочетание высоких личных стандартов с низкой мотивацией достижений, сверхзависимости от приписываемых окружающим требований с эгоцентричностью, а также дефицит ценностно-смысловой опосредованности в виде прагматичности, недостаточной представленности абстрактных «надситуативных»

ценностей и ценностей человеческих отношений.

Общими особенностями мотивационной структуры всех испытуемых с высоким манифестным перфекционизмом оказалась склонность к «крайним» уровням самооценки (завышенной или заниженной), особая значимость внешних, видимых атрибутов успеха и преобладание индивидуалистических, эгоцентрических ценностей в ценностной иерархии.

Специфичным для испытуемых контрольной группы с высоким уровнем манифестного перфекционизма является преобладание внутренней мотивации стремления к совершенству над внешней, высокая мотивация достижений, большая представленность абстрактных ценностей в ценностной иерархии.

§ 2. Операционально-исполнительный компонент перфекционного стиля личности Данный параграф посвящен описанию и анализу операционально-исполнительного («инструментального») компонента перфекционного стиля личности пациентов с нарушением адаптации и суицидальным поведением в его взаимосвязи с мотивационным компонентом стиля. Согласно предлагаемой модели, операционально-исполнительный компонент перфекционного стиля включает в себя констелляцию различных типов когнитивного контроля, защитных механизмов, а также специфику репрезентаций межличностных отношений в системе их взаимосвязей.

Целью данного параграфа является установление и описание системы связей мотивационного и операционального компонентов стиля личности в контексте оценки продуктивности познавательной деятельности и аффективной саморегуляции, а также выявление специфики этих связей в группе пациентов с нарушением адаптации, сопровождающимся суицидальными попытками.

Предполагается, что перфекционная мотивация связана с использованием ряда дисфункциональных операций и механизмов, активирующихся в условиях неопределенности и потенциальной фрустрации самооценки и ведущих к дефициту реалистического мышления и эмоционального контроля.

2. 1. Механизмы когнитивного контроля В данной работе структура когнитивного стиля личности описывается как конфигурация определенных типов когнитивного контроля, под которыми понимается операциональный состав познавательной деятельности, инструментальная характеристика процесса решения задачи. Соотношение эффективных (функциональных, адекватных) и неэффективных (дисфункциональных, неадекватных задаче) типов когнитивного контроля определяет результат познавательного действия, ошибочное или успешное решение конкретной задачи. Исходя из этого понимания были выделены следующие критерии анализа результатов методик:

При анализе выполнения испытуемыми патопсихологических методик «Классификация предметов», «Исключение предметов» и «Сравнение понятий»

подсчитывалось количество использования таких операций, как обобщения по латентным, субъективным, наглядным, конкретным и конкретно-ситуационным признакам.

Результатом использования операций, неадекватных задаче (неэффективных типов когнитивного контроля), являлись снижение уровня обобщений и искажение процесса обобщений (Зейгарник, 2000).

В качестве результата выполнения методики «Толкование пословиц»

рассматривалась степень понимания переносного смысла пословиц. По этому параметру каждый ответ был отнесен к одному из 3-х типов 1) адекватное;

2) конкретное;

3) искаженное понимание (примеры толкования испытуемыми пословиц на каждом из уровней представлены в Приложении №7).

На основании теоретического анализа проблемы были выделены типы когнитивного контроля, предположительно характерные для испытуемых с высоким уровнем перфекционизма и потенциально оказывающие влияние на качество толкования пословиц.

Реализация выделенных типов когнитивного контроля при толковании пословиц количественно оценивалась с помощью специально разработанной контент-аналитической процедуры путем подсчета соответствующих речевых конструктов (табл. 11).

В Таблицах №12 и №14 представлены результаты сравнения среднего количества определенных мыслительных операций, типов когнитивного контроля и соответствующих ошибочных решений у испытуемых различных групп и подгрупп, в зависимости от уровня манифестного перфекционизма, наличия/отсутствия нарушения адаптации и суицидального поведения.

Таблица 11. Критерии диагностики типов когнитивного контроля в методике «Толкование пословиц»

Типы когнитивного контроля Примеры речевых конструктов Сверхобобщение сверхобобщающие категории:

всё, ничего;

все;

никто;

всегда, никогда;

каждый, любой, всякий, никакой, самый;

совсем, совершенно, абсолютно Императивность категории долженствования:

должен, обязан, нужно, надо, необходимо, обязательно, нельзя Вынесение оценок оценочные категории:

хороший, замечательный, великолепный, грандиозный, шикарный;

плохой, отвратительный, никчемный Игнорирование ограничений формулировки, включающие в себя отрицание существования ограничений:

«независимо от врожденного потенциала, можно достичь любых высот»;

«не существует ограничений, кроме тех, которые человек сам себе придумал», «при желании возможно всё»

Дифференциация дифференцирующие категории:

иногда, порой, не всегда;

бывает, случается;

не только, но и;

возможно;

отчасти;

некоторый, не каждый Таблица 12. Сравнение типов когнитивного контроля, используемых испытуемыми с различным уровнем перфекционизма и с наличием/отсутствием суицидального поведения Показатели выполнения Группы испытуемых методик наличие/отсутствие уровень перфекционизма суицидального поведения суицидальная контрольная высокий умеренный и группа группа низкий (n = 36) (n = 40) (n = 40) (n = 44) Патопсихологические методики среднее количество обобщений по различным признакам:

латентным 4,16 4, 4,98 3, субъективным 4,23 3,73 3,50 3, наглядным 5,90 5,73 5,68 5, конкретным 14,00 13, 14,65 12, конкретно-ситуационным 2,45 2, 3,13 1, количество ошибочных решений искажение процесса обобщения 7,66 8, 9,20 6, снижение уровня обобщений 22,13 22, 23,68 19, Толкование пословиц – понимание переносного смысла:

адекватное 4,13 5,98 4,30 5, конкретное 3,10 4,08 4,08 3, искаженное 1,88 0,93 1,62 1, Толкование пословиц – среднее количество некоторых категорий и речевых конструктов сверхобобщения 4,2 3,38 4,50 3, императивные 3,45 2,95 3,37 2, оценочные 9,65 7,08 9,67 7, игнорирующие ограничения 1,9 1,35 2,11 1, дифференцирующие 2,55 3,73 2,67 3, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) При выполнении патопсихологических методик «Классификация предметов», «Исключение предметов», «Сравнение понятий» пациенты, совершившие суицидальную попытку, значимо чаще, чем испытуемые нормативного поведения, осуществляют обобщения по латентным (p 0,01), конкретным (p 0,05) и конкретно-ситуационным признакам (p 0,05). Также наблюдается тенденция к более частому обобщению по субъективным признакам, не достигающая уровня статистической значимости. Высокая частота использования неэффективных, неадекватных задаче операций приводит в результате к значимо более частому, чем в контрольной группе, снижению уровня обобщений (p 0,01) и искажению процесса обобщений (p 0,05).

При выполнении методики «Толкование пословиц» испытуемые экспериментальной группы в среднем значимо реже (p 0,01), чем испытуемые контрольной группы, дают адекватное толкование пословиц, значимо чаще толкуют их искаженно (p 0,05) или конкретно (вплоть до буквально понимания) (p 0,05).

Не выявлено статистически значимых различий в частоте использования испытуемыми сравниваемых групп при толковании пословиц категорий сверхобобщения и долженствования. Испытуемые с суицидальным поведением значимо чаще испытуемых нормативного поведения используют оценочные категории (p 0,01), формулировки, игнорирующие ограничения (p 0,05), и значимо реже (p 0,05) используют дифференцирующие категории (p 0,05).

Эти результаты свидетельствуют о том, что для мышления испытуемых, совершивших суицидальную попытку, характерны когнитивные ошибки и искажения как при решении относительно структурированных и аффективно нейтральных задач («Классификация предметов», «Исключение предметов», «Сравнение понятий»), так и в условиях неопределенности и высокой личностной значимости («Толкование пословиц).

В целом, можно говорить о недостатке критичности и осознанного эмоционального контроля как генерализовано проявляющихся характеристиках присущего суицидальным пациентам когнитивного стиля.

Сравнение результатов выполнения методик испытуемыми с высоким (n=36) и невысоким (n=44) уровнем манифестного перфекционизма дает следующие результаты.

По U-критерию Манна-Уитни не обнаружено значимых межгрупповых различий в количестве обобщений по латентным, наглядным, конкретным и конкретно ситуационным признакам, а также в частоте ошибок по типу искажения процесса обобщения и снижения уровня обобщений, обусловленных использованием перечисленных операций, неадекватных задаче при выполнении методик «Классификация предметов», «Исключение предметов», «Сравнение понятий». Этот результат свидетельствует об отсутствии непосредственной связи перфекционизма с когнитивными дисфункциями при решении задач, не обладающих смысловой неопределенностью и специфической аффективной значимостью для испытуемых с высоким перфекционизмом.

В то же время, в группе испытуемых с высоким перфекционизмом значимо реже (p 0,01), чем в группе испытуемых с невысоким перфекционизмом, наблюдается верное толкование пословиц и значимо чаще (p 0,05) – конкретное и искаженное толкование пословиц, что позволяет сделать вывод о связи перфекционизма со снижением способности к адекватному пониманию переносного смысла пословиц и является косвенным подтверждением предположения о влиянии перфекционной мотивации на продуктивность познавательной деятельности в ситуации смысловой неопределенности и аффективной значимости.

Получены статистические подтверждения наличия ряда значимых различий в типах контроля, реализующихся в ходе толкования пословиц испытуемыми с разным уровнем перфекционизма. Испытуемые с высоким перфекционизмом значимо чаще (p 0,05) используют категории сверхобобщения (p 0,01), оценочные категории (p 0,01) и формулировки, содержащие в себе игнорирование ограничений (p 0,05), а также значимо реже (p 0,05) используют дифференцирующие категории. Тенденция к более частому использованию категорий долженствования не достигает уровня статистической значимости.

Дополнительные данные о связи перфекционной мотивации и специфических типов когнитивного контроля предоставляет корреляционный анализ, результаты которого приводятся в Таблице 13.

Общий показатель перфекционизма коррелирует с такими составляющими толкования пословиц, как сверхобобщения (r = 0,31;

p 0,01), оценочность и игнорирование ограничений (r = 0,20;

p 0,05). Уровень Я (r = 0,32;

p 0,01) ориентированного перфекционизма коррелирует с количеством сверхобобщений (r = 0,25;

p 0,01) и категорий долженствования (r = 0,25;

p 0,01). Уровень объектно ориентированного перфекционизма коррелирует с количеством оценочных категорий (r = 0,20;

p 0,05), что соответствует его определению как склонности выносить оценки окружающим. Уровень социально предписанного перфекционизма имеет наибольшее количество значимых связей: он коррелирует с количеством сверхобобщений (r = 0,33;

p 0,01), оценочных категорий (r = 0,33;

p 0,01), игнорирований ограничений (r = 0,19;

p 0,05), а также имеет обратную корреляцию с адекватным пониманием переносного смысла пословиц (r = 0,23;

p 0,05) и прямую корреляцию с его искаженным пониманием (r = 0,20;

p 0,05). Уровень мотивации достижений отрицательно связан с количеством оценочных категорий (r = 0,24: p 0,01).

Таблица 13. Корреляции некоторых мотивационных и когнитивных показателей общий балл ЯОП ООП СПП МД мотивационные перф-ма показатели когнитивные параметры искажение процесса обобщения 0,03 0,02 0,001 0,04 0, снижение уровня обобщения 0,07 0,12 0,08 -0,05 -0, Тип толкования пословиц верное -0,17 -0,01 -0,13 0, -0,23* конкретное 0,10 -0,05 0,17 0,11 -0, искаженное 0,13 0,08 -0,02 -0, 0,20* Количество определенных речевых конструктов при толковании пословиц сверхобобщения 0,07 -0, 0,31** 0,25** 0,33** долженствования 0,11 0,01 -0,05 0, 0,25** вынесение оценок 0, 0,32** 0,20* 0,33** -0,24** игнорирование ограничений 0,18 0,07 0, 0,20* 0,19* дифференциация -0,05 -0,07 0,09 -0,12 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0,01;

*Корреляция значима при p 0, Полученные данные подтверждают предположение о связи перфекционизма с рядом специфических параметров когнитивного стиля, таких как категоричность, глобальность, дефицит эмоционального контроля и персонализация, проявляющихся в когнитивных искажениях. Разные мотивационные параметры имеют различные корреляции с когнитивными показателями. В частности, если Я-ориентированный компонент перфекционизма связан только с глобальностью и нормативностью мышления, то социально предписанный его компонент связан с такими нарушениями мышления и дисфункциональными параметрами когнитивного стиля, как дефицит понимания переносного смысла, глобальность, оценочность мышления, снижение эмоционального контроля и персонализация, что подтверждает данные о наиболее существенной «дисфункциональности» социально предписанного перфекционизма по сравнению с другими компонентами перфекционизма.

С целью установления специфики определенных когнитивных дисфункций для испытуемых с высоким уровнем манифестного перфекционизма, совершивших суицидальную попытку, осуществлено сравнение результатов выполнения методик тремя подгруппами перфекционистов (табл. № 14).

Таблица 14. Сравнение типов когнитивного контроля, используемых испытуемыми с высоким уровнем манифестного перфекционизма трех подгрупп Показатели выполнения испытуемые с высоким перфекционизмом методик дезадаптированные испытуемые условно адаптированные с суицидальным без испытуемые поведением суицидального поведения (n = 13) (n = 23) (n = 40) Патопсихологические методики среднее количество обобщений по различным основаниям(признакам):

латентным 4,57 4,38 2, субъективным 4,39 3,08 3, наглядным 5,87 5,50 5, конкретным 13,52 14,95 11, конкретно-ситуационным 2,78 2,73 1, количество ошибочных решений искажение процесса 8,96 7,45 6, обобщения снижение уровня 22,17 23,18 18, обобщений Толкование пословиц – понимание переносного смысла:

адекватное 4,09 3,98 5, конкретное 4,00 4,35 3, искаженное 1,91 1,68 0, Толкование пословиц – среднее количество некоторых категорий и речевых конструктов сверхобобщения 4,74 4,65 3, императивные 3,61 3,23 3, оценочные 10,30 9,85 8, игнорирующие 1,87 2,48 1, ограничения дифференцирующие 2,43 2,25 4, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Не выявлено статистически значимых межгрупповых различий в особенностях выполнения патопсихологических методик «Классификация предметов», «Исключение предметов», «Сравнение понятий», однако наблюдаемые тенденции соответствуют специфике когнитивного функционирования условно адаптированными испытуемых: в частности, «адаптированные перфекционисты» реже демонстрируют снижение уровня обобщений и искажение процесса обобщения по сравнению с испытуемыми клинических подгрупп.

Различия в качестве толкования пословиц являются статистически значимыми:

испытуемые контрольной группы с высоким уровнем перфекционизма значимо чаще толкуют пословицы верно (p 0,05) и значимо реже толкуют их искаженно (p 0,05), чем испытуемые клинических подгрупп.

На уровне тенденций, не достигающих уровня статистической значимости, условно здоровые испытуемые реже используют сверхобобщения и оценочные категории при толковании пословиц, чем испытуемые клинических подгрупп.

Хотя не выявлено статистически значимых различий между двумя клиническими подгруппами, на уровне тенденции у пациентов, совершивших суицидальную попытку, чаще наблюдаются сверхобобщения, использование оценочных императивных категорий, чем у испытуемых группы сравнения (пациентов с нарушением адаптации без суицидального поведения).

Специфичной особенностью дезадаптированных испытуемых с высоким перфекционизмом, но без суицидального поведения, оказалась склонность к игнорированию ограничений (p 0,01);

тогда как низкая способность к дифференциации отличает обе клинические подгруппы от контрольной подгруппы (p 0,05).

Вывод. Таким образом, группу суицидальных пациентов, независимо от уровня эксплицитного перфекционизма, характеризует дисфункциональный когнитивный стиль, блокирующий разрешение жизненных ситуаций, требующих смыслообразования и символизации. Наличие нарушений операционального компонента мышления, дефицит критичности и осознанного эмоционального контроля характеризуют когнитивный стиль суицидальных пациентов как в ситуации смысловой неопределенности и аффективной значимости решаемой задачи, так и при решении сравнительно «нейтральных» задач.

Результаты, полученные посредством статистического анализа эмпирических данных, подтверждают наличие связи перфекционной мотивации со специфическими искажениями познавательных процессов при решении задач, обладающих смысловой неопределенностью и аффективной значимостью, и отсутствие ее связи с нарушениями мышления в «нейтральных» ситуациях для всей выборки в целом (n=120). Высокий уровень перфекционизма связан с такими когнитивными дисфункциями, как дефицит понимания переносного смысла пословиц, склонность к сверхобобщениям, вынесению оценок, игнорированию ограничений, недостаточная способность к дифференциации.

Соответствующий когнитивный стиль характеризуется экстремальностью, глобальностью (категоричностью, дихотомичностью мышления), высокой субъективностью (склонностью к поляризации, к обесцениванию и идеализации), «трансгрессиозностью» и грандиозностью, причем наиболее выраженную связь с дисфункциональными типами когнитивного контроля демонстрирует социально предписанный компонент перфекционизма, значимо повышенный в экспериментальной группе.

При высокой перфекционной мотивации у суицидальных пациентов неспецифические когнитивные нарушения сочетаются с комплексом специфических дисфункциональных типов когнитивного контроля, составляющих перфекционный когнитивный стиль. Различные типы когнитивного контроля обладают разной степенью специфичности в отношении перфекционного и суицидального личностного стиля.

Наиболее специфичными для высокого перфекционизма контролями оказываются склонность к сверхобобщениям и, в меньшей степени, императивность мышления, тогда как склонность выносить оценки, игнорировать ограничения и недостаточная аналитичность характеризуют как испытуемых с высоким перфекционизмом, так и суицидальных пациентов. При сочетании высокого перфекционизма и суицидального поведения одновременное использование таких типов когнитивного контроля, как сверхобобщения, императивность, оценочность, игнорирование ограничений, дефицит дифференциации приводят к экстремальной выраженности перфекционного стиля и придают суждениям суицидентов с высоким перфекционизмом характер максим, стереотипных, некоррегируемых, безальтернативных, обязательных для выполнения, морализаторских требований.

Следует отметить, что не выявлено специфических когнитивных дисфункций, характерных для суицидальных пациентов с высоким перфекционизмом: описанный стиль характерен для обеих клинических подгрупп (пациенты с нарушением адаптации как с наличием, так и с отсутствием суицидального поведения), и имеет более «заостренный»

характер у суицидальных пациентов.

Адаптированные испытуемые с высоким уровнем мотивационного перфекционизма отличаются от испытуемых клинических подгрупп по ряду параметров.

В частности, на уровне тенденций у них менее выражена склонность к сверхобобщениям, вынесению оценок и императивность мышления, хотя эти типы когнитивного контроля используются ими чаще, чем испытуемыми с невысоким перфекционизмом.

«Адаптированные перфекционисты» статистически значимо реже, чем «дезадаптированные перфекционисты», склонны игнорировать наличие естественных человеческих ограничений;

они также в большей степени демонстрируют способность к дифференциации, чувствительность к различиям и нюансам, аналитичность познавательных образов, что позволяет охарактеризовать их когнитивный стиль как сравнительно более поленезависимый (Witkin, 1954).

2. 2. Защитные механизмы Механизмы защиты представляют собой бессознательные средства субъективного преобразования внутренней и внешней реальности, выполняющие функции устранения, смягчения тревоги, вызванной интрапсихическим конфликтом (Романова, Гребенников, 1996), они нацелены на уменьшение или устранение любого изменения, угрожающего цельности и устойчивости биопсихологического индивида (Лапланш, Понталис, 1996).

Защитный стиль понимается нами как индивидуальная, относительно устойчивая конфигурация неосознанных механизмов интер- и интрапсихической саморегуляции, функционирующая на различных уровнях от сенсорно-чувствительного до когнитивно (символически) опосредованного (Сотникова, 2005).

Зрелость и эффективность защитных механизмов определяются балансом взаимодействия в их структуре различных по своей природе компонентов: от автоматических, бессознательных, до рефлексивных, осознаваемых и подконтрольных;

от непосредственно чувственных, двигательных и аффективных до рациональных и творчески-интуитивных (фантазии), опосредствованных как содержанием культуры и нормативами общественного сознания, так и индивидуальной символикой (Соколова, 2007).

В данном исследовании констелляция защитных механизмов описывалась с помощью анализа образов теста Роршаха на основании шкалы Лернера (Lerner P., Lerner H., 1980).

В таблице №15 представлены результаты сравнения среднего количества использования определенных защитных механизмов испытуемыми с наличием/ отсутствием нарушения адаптации и суицидального поведения и с разным уровнем манифестного перфекционизма.

Таблица 15. Сравнение среднего количества защитных механизмов, используемых испытуемыми с различным уровнем перфекционизма и с наличием/отсутствием суицидального поведения защитные механизмы Группы испытуемых наличие/отсутствие уровень перфекционизма суицидального поведения суицидальная контрольная высокий умеренный и группа группа низкий (n = 36) (n = 40) (n = 40) (n = 44) Примитивные защитные механизмы 8,45 4,95 9,04 6, расщепление 1,08 0,33 1,37 0, проективная идентификация 0,83 0,35 0,92 0, обесценивание 2,55 1,68 2,36 1, идеализация 1,20 1,08 1,55 1, отрицание реальности 2,87 2, 2,85 1, Зрелые защитные механизмы 8,57 8, 6,43 9, дистанцирование 1,35 1,48 1,55 1, символизация 2,68 2, 1,05 1, проекция 0,92 1, 0,48 1, изоляция 2,68 1, 2,68 1, девитализация 2,09 1, 1,93 0, интеллектуализация 0,50 0,63 0,65 0, рационализация 0,63 1,15 0,80 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Статистический анализ позволяет описать специфику характерных для пациентов экспериментальной группы защит в сравнении с испытуемыми контрольной группы.

Пациенты, совершившие суицидальную попытку, значимо чаще, чем испытуемые нормативного поведения, используют примитивные защитные механизмы (p 0,01), в частности, расщепление (p 0,01) и проективную идентификацию (p 0,05), отрицание реальности (p 0,01) и примитивное обесценивание (p 0,05). Различия в частоте использования идеализации не достигают уровня статистической значимости.

Условно здоровые испытуемые по сравнению с суицидальными лицами значимо чаще используют зрелые защитные механизмы в целом (p 0,01), в частности – проекцию (p 0,01) и символизацию (p 0,05), и значимо реже – такие защиты, как изоляция (p 0,01) и девитализация (p 0,05). Различия в частоте использования таких зрелых защитных механизмов, как дистанцирование, интеллектуализация и рационализация не достигают уровня статистической значимости.

Рисунки №3 и №4 наглядно отображают констелляции защитных механизмов, характерные для испытуемых экспериментальной и контрольной групп.

Рисунок 3. Констелляции защитных механизмов, характерные для испытуемых экспериментальной и контрольной групп Рисунок 4. Соотношение среднего количества примитивных и зрелых защитных механизмов у испытуемых экспериментальной и контрольной групп У испытуемых с нарушением адаптации и суицидальными попытками наблюдается значительный дисбаланс арсенала механизмов психологической защиты в сторону преобладания примитивных защитных механизмов над зрелыми, тогда как для испытуемых контрольной группы, напротив, характерно преобладание зрелых защит над примитивными.

На уровне соотношения отдельных защит в контрольной группе преобладает зрелый защитный механизм символизации, тогда как у лиц, совершивших суицидальную попытку, доминирующие места в защитной констелляции занимают обесценивание, отрицание реальности, изоляция и девитализация. Отдельно следует отметить тенденцию к преобладанию обесценивания над идеализацией в суицидальной группе, которая отсутствует в контрольной группе и является косвенным свидетельством высокой враждебности, характерной для суицидальных лиц.

Сравнение среднегрупповых показателей испытуемых с различным уровнем манифестного перфекционизма по U-критерию Манна-Уитни свидетельствует о том, что лица с высоким перфекционизмом значимо чаще (p 0,05), чем испытуемые с невысоким (умеренным и низким) перфекционизмом используют примитивные защитные механизмы, в частности, расщепление (p 0,05) проективную идентификацию (p 0,05) и обесценивание Среднее количество прочих примитивных защитных (p 0,01).

механизмов, а также зрелых защитных механизмов в целом и отдельных зрелых защит в частности статистически значимо в сравниваемых группах не различается.

Рисунки №5 и №6 наглядно отображают констелляции защитных механизмов, характерные для испытуемых с различным уровнем перфекционизма.

У испытуемых с невысоким уровнем манифестного перфекционизма наблюдается преобладание зрелых защитных механизмов над примитивными, что не характерно для испытуемых с высоким уровнем перфекционизма. На уровне соотношения отдельных защит для защитной констелляции испытуемых с невысоким перфекционизмом характерно преобладание такого зрелого защитного механизма, как символизация, над прочими, тогда как у испытуемых с высоким уровнем перфекционизма наряду с достаточно большим количеством символизации, ведущие места в защитной констелляции занимают обесценивание, отрицание реальности, изоляция и девитализация.

Рисунок 5. Констелляции защитных механизмов, характерные для испытуемых с различным уровнем перфекционизма Рисунок 6. Соотношение среднего количества примитивных и зрелых защитных механизмов у испытуемых с различным уровнем перфекционизма Дополнительные данные о связи мотивационных параметров с особенностями защитного стиля предоставляет корреляционный анализ. В таблице 16 приведены корреляции мотивационных показателей и среднего количества различных защитных механизмов в тесте Роршаха.

Таблица 16. Корреляции мотивационных параметров и среднего количества определенных защитных механизмов защитные механизмы перф-м ЯОП ООП СПП МД (общ. балл) Примитивные защитные 0,15 0, 0,35** 0,29** 0,30** механизмы расщепление -0,01 0, 0,27** 0,33** 0,22* проективная идентификация 0,15 0,06 0, 0,20* 0,21* обесценивание 0,11 0, 0,19* 0,23* -0,25** идеализация 0,16 0,11 0, 0,20* 0,21* отрицание реальности 0,12 -0, 0,25** 0,18* 0,23* Зрелые защитные механизмы -0,06 0,02 0,01 -0,15 0, дистанцирование 0,04 0,08 -0,06 0,05 0, символизация 0,02 -0,01 -0,01 0,06 0, проекция -0,11 -0,06 -0,04 -0,15 0, изоляция 0,06 0,08 0,16 -0,11 0, девитализация 0,14 0,13 0,15 0,03 0, интеллектуализация 0,03 0,06 -0,10 0,02 0,18* рационализация -0,03 -0,01 -0,01 -0,04 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0,01 * Корреляция значима при p 0, Ни общий балл перфекционизма по опроснику «Многомерная шкала перфекционизма», ни выраженность каких-либо его компонентов не имеют статистически значимых корреляций со зрелыми защитными механизмами.

Общий балл перфекционизма коррелирует с количеством примитивных механизмов в целом (r = 0,35;

p 0,01), а также со средним количеством использования испытуемыми таких частных примитивных защитных механизмов, как расщепление проективная идентификация обесценивание (r = 0,27;

p 0,01), (r = 0,20;

p 0,05), и идеализация отрицание реальности (r = 0,19;

p 0,05) (r = 0,20;

p 0,05), (r = 0,25;

p 0,01).

Отдельные компоненты перфекционизма имеют различные связи с количеством определенных примитивных защитных механизмов. Для выраженности объектно ориентированного перфекционизма статистически значимых корреляций не обнаружено.

Уровни выраженности Я-ориентированного и социально предписанного перфекционизма связаны с общим количеством примитивных защит (r = 0,29, r = 0,30;

p 0,01), в частности, расщепления (r = 0,33, p 0,01;

r = 0,22, p 0,05) и отрицания реальности (r = 0,18, r = 0,23;

p 0,05), но только для социально предписанного перфекционизма наблюдается корреляция с использованием проективной идентификации (r = 0,21;

p 0,05) и примитивного обесценивания (r = 0,23;

p 0,05). Таким образом, именно социально предписанный перфекционизм оказывается компонентом, имеющим наибольшее количество корреляций с примитивными защитными механизмами.

Выраженность мотивации достижений положительно коррелирует с идеализацией (r = 0,21;

p 0,05), отрицательно коррелирует с обесцениванием (r = 0,25;

p 0,01), а также имеет положительную корреляцию с таким зрелым защитным механизмом, как интеллектуализация (r = 0,18;

p 0,05).

С целью определения специфичности дисфункций защитного стиля в для подгруппы испытуемых с высоким перфекционизмом, совершивших суицидальную попытку, осуществлено сравнение среднего количества определенных защитных механизмов в трех подгруппах испытуемых с высоким уровнем перфекционизма (см.

табл. 17) Специфичным для подгруппы «суицидальных перфекционистов» является дефицит зрелых механизмов психологической защиты. Суицидальные лица значимо реже (p 0,05) используют зрелые защитные механизмы, чем испытуемые двух других подгрупп. Также для данной подгруппы специфично значимо более частое использование такого примитивного защитного механизма, как обесценивание (p 0,05), по сравнению с контрольной подгруппой.

Специфической особенностью защитного стиля подгруппы сравнения («перфекционисты» с нарушением адаптации без суицидального поведения) является более частое использование идеализации (на уровне тенденции, приближающейся к статистической значимости: p = 0,54). Испытуемые подгруппы сравнения также значимо чаще, чем испытуемые суицидальной подгруппы (p 0,05), используют такой зрелый защитный механизм, как символизация. Однако следует отметить, что статистически значимое различие имеет место лишь по отношению к ответам, связанным с уходом в фантазию, но не к ответам, квалифицируемым непосредственно как символизация вытесненного, что свидетельствует не столько о высокой способности испытуемых подгруппы сравнения к символизации, сколько об их склонности к магическому мышлению, к уходу от действительных проблем в воображение и фантазию.

Специфичным для подгруппы «адаптированных перфекционистов» является значимо меньшее количество, чем у испытуемых обеих клинических подгрупп, примитивных защитных механизмов в целом (p 0,05);

в частности, расщепления (p 0,05) и отрицания реальности (p 0,01), а также значимо большее количество такой зрелой защиты, как проекция (p 0,01), и значимо меньшее количество таких зрелых защит, как изоляция (p 0,01) и девитализация (p 0,01).

Таблица 17. Сравнение среднего количества защитных механизмов в трех подгруппах испытуемых с высоким перфекционизмом защитные механизмы испытуемые с высоким перфекционизмом дезадаптированные испытуемые условно адаптированные с суицидальной без испытуемые попыткой суицидальной попытки (n = 13) (n = 23) (n = 40) Примитивные защитные механизмы 8,65 10,58 5, расщепление 1,74 1,93 0, проективная идентификация 0,90 1,00 0, обесценивание 2, 2,78 1, идеализация 1,00 2,00 1, отрицание реальности 3,00 3,35 1, Зрелые защитные механизмы 6,30 9,28 10, дистанцирование 1,61 1,40 1, символизация 2, 1,91 3, проекция 0,52 0,80 2, изоляция 3,00 2,95 1, девитализация 2,13 2,50 0, интеллектуализация 0,61 0,53 1, рационализация 0,52 0,68 1, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) На Рисунках №7 и №8 наглядно представлено соотношение различных защитных механизмов у трех подгрупп испытуемых с высоким уровнем опросникового перфекционизма.

В обеих клинических подгруппах наблюдается дисбаланс защитного арсенала в сторону преобладания примитивных защит над зрелыми, который более выражен в суицидальной подгруппе. Напротив, в контрольной подгруппе зрелые защитные механизмы преобладают над примитивными.

Соотношение отдельных защитных механизмов в подгруппе испытуемых с суицидальной попыткой соответствует констелляции защит в экспериментальной группе в целом. Подгруппа сравнения («перфекционисты» с нарушением адаптации без суицидального поведения) отличаются от суицидальной подгруппы большим «удельным весом» в защитном арсенале идеализации и символизации. Наиболее характерными для «адаптированных перфекционистов» являются такие когнитивно опосредствованные защиты, как дистанцирование, символизация, проекция и рационализация.

Рисунок 7. Констелляции защитных механизмов, характерные для испытуемых с высоким перфекционизмом при разной степени поведенческой дезадаптации Рисунок 8. Соотношение примитивных и зрелых защитных механизмов в подгруппах испытуемых с высоким перфекционизмом при разной степени поведенческой дезадаптации Вывод. При наличии связи высокого перфекционизма с примитивными защитными механизмами, основной вклад в которую вносит социально предписанный компонент перфекционизма, склонность к использованию примитивных защит оказывается специфичной для испытуемых клинических групп. «Дезадаптированные перфекционисты» демонстрируют большое количество примитивных механизмов защиты, тогда как среднее количество примитивных защит, используемых «адаптированными перфекционистами» соответствует таковому в группе контроля в целом.

При высоком эксплицитном перфекционизме дисбаланс защит в сторону преобладания примитивных защитных механизмов над зрелыми может быть выражен в разной степени и является одним из показателей степени дезадаптации и глубины личностного расстройства.

Для подгруппы суицидальных пациентов с высоким уровнем перфекционизма характерен выраженный дефицит зрелых механизмов психологической защиты, в частности, символизации, а также высокая враждебность, составляющая компонент таких защит, как обесценивание и девитализация.

2. 3. Репрезентации межличностных отношений Центральным объектом данного раздела представления результатов исследования является аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений «Я-Другой», который понимается как индивидуальная система представлений о человеческих отношениях, система их категоризации и регуляции с разным уровнем когнитивной дифференцированности, сложности, символической опосредованности и эмоциональной пристрастности (Соколова, Коршунова, 2007;

Соколова, 2009;

Филимонова, 2010, 2011).

Структурные и содержательные особенности репрезентаций межличностных отношений, характерные для разных групп испытуемых, исследовались с помощью количественного и качественного анализа результатов проективных методик «Тест Роршаха» и «Пиктограммы».

Содержание образов межличностных отношений, продуцируемых испытуемыми при выполнении методики «Пиктограммы», анализировалось с помощью специально разработанной процедуры, описанной в Приложении №8.

Подсчитывалось среднее количество изображений взаимоотношений людей и(ли) антропоморфных персонажей, включающих в себя следующие компоненты:

1. агрессия, враждебность;

2. доброжелательность и сотрудничество;

3. спасение;

4. конструктивная конкуренция (конкуренция как стремление к достижению, успеху);

5. деструктивная конкуренция (конкуренция как вражда);

6. позор, обесценивание;

8. восхищение, (само) идеализация.

При анализе результатов теста Роршаха подсчитывалось количество человеческих образов (H, Hd и (H)), а также вычислялись показатель враждебности по шкале Илизура (Elizur, 1975) и показатель взаимозависимости-автономии по шкале Юриста (Urist, 1977).

В таблице №18 представлены результаты сравнения по U-критерию Манна-Уитни среднегрупповых показателей выполнения методик испытуемыми с наличием/ отсутствием суицидального поведения и с разным уровнем манифестного перфекционизма.

Статистический анализ показывает, что испытуемые, совершившие суицидальную попытку, по сравнению с адаптированными испытуемыми при выполнении методики «Пиктограммы» продуцируют значимо больше образов, содержащий агрессию (p 0,05), в том числе изображающих деструктивную конкуренцию (p 0,05), а также значимо чаще изображают образы, включающие в себя идеализацию (p 0,05) и обесценивание (p 0,05). Суицидальные пациенты значимо реже, чем испытуемые контрольной группы, изображают конструктивную, направленную на достижение успеха, конкуренцию (p 0,01), а также реже продуцируют образы, связанные с доброжелательностью и сотрудничеством, но эта тенденция не достигает уровня статистической значимости.

На Рисунке №9 наглядно представлено количественное соотношение репрезентаций межличностных отношений определенного содержания в методике «Пиктограммы» в экспериментальной и контрольной группах.

Межгрупповое сравнение средних показателей, отражающих характеристики образов в тесте Роршаха, позволяет установить следующие различия. Суицидальные испытуемые значимо (p 0,01) реже, чем условно здоровые, воспринимают в чернильных пятнах человеческие фигуры и их части. У них наблюдается значимо (p 0,01) более высокий балл по шкале взаимозависимости-автономии Юриста. Статистически значимых различий по шкале враждебности Илизура не обнаружено.

Единственным статистически значимым различием среднегрупповых показателей испытуемых с разным уровнем манифестного перфекционизма является значимо более частое изображение при выполнении методики «Пиктограммы» испытуемыми с высоким уровнем перфекционизма образов отношений, включающих в себя идеализацию (p 0,01), чем испытуемыми с невысоким уровнем перфекционизма. Значимых межгрупповых различий в среднем количестве изображений отношений агрессии, доброжелательности, помощи, разных типов конкуренции и обесценивания не выявлено.

Также не обнаружено статистически значимых различий при сравнении показателей контент-шкал теста Роршаха.

Таблица 18. Сравнение характеристик репрезентаций межличностных отношений, характерных для испытуемых с наличием/отсутствием суицидального поведения и с различным уровнем перфекционизма Характеристики Группы испытуемых репрезентаций межличностных наличие/отсутствие уровень перфекционизма отношений суицидального поведения суицидальная группа высокий умеренный и группа нормы низкий (n = 36) (n = 40) (n = 40) (n = 44) Паттерны взаимоотношений в методике «Пиктограммы»


агрессия 1,16 1, 1,43 0, доброжелательность 0,50 0,73 0,55 0, спасение 0,68 0,60 0,68 0, конструктивная конкуренция 0,93 1, 0,73 1, деструктивная конкуренция 0,79 0, 1,00 0, обесценивание 0,47 0, 0,53 0, идеализация 1,35 0,93 1,54 0, Коммуникативные показатели в тесте Роршаха человеческие фигуры (H + (H) + Hd) 4,68 5, 2,18 6, относительная враждебность (шкала Илизура) 0,35 0,32 0,37 0, зависимость (шкала Юриста) 2,96 2, 3,21 2, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Рисунок 9. Соотношение репрезентаций межличностных отношений различного содержания в экспериментальной и контрольной группах на основании анализа образов методики «Пиктограммы»

Таблица 20. Корреляции мотивационных параметров и характеристик репрезентаций межличностных отношений Характеристики перф-м ЯОП ООП СПП МД репрезентаций (общ.

межличностных отношений балл) в проективных методиках Паттерны взаимоотношений в методике «Пиктограммы»

агрессия 0,08 -0,02 0,02 -0, 0,19* доброжелательность -0,09 -0,03 0,02 -0, -0,18* спасение 0,05 -0,03 -0,01 0,15 -0, конструктивная конкуренция -0,16 -0,10 -0,11 -0,15 -0, деструктивная конкуренция 0,11 0,02 0,09 0,12 -0, обесценивание 0,15 0,08 0,02 -0, 0,21* идеализация 0,09 -0, 0,29** 0,28** 0,24** Коммуникативные показатели в тесте Роршаха человеческие фигуры (H + (H) + Hd) -0,03 0,00 0,06 -0,12 -0, относительная враждебность (шкала Илизура) 0,09 -0,00 -0, 0,18* 0,30** зависимость (шкала Юриста) 0,11 0,10 -0,02 0,16 0, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые корреляции по r-критерию Спирмена ** Корреляция значима при p 0,01 * Корреляция значима при p 0, Более дифференцированные данные о связи мотивационных показателей и специфики репрезентаций межличностных отношений предоставляет корреляционный анализ, результаты которого представлены в таблице №20.

Значимую корреляцию с количеством изображений в методике «Пиктограммы»

идеализирующих отношений имеет общий балл перфекционизма по опроснику «Многомерная шкала перфекционизма» (r = 0,29;

p 0,01) и такие его компоненты, как Я ориентированный перфекционизм (r = 0,28;

p 0,01) и социально предписанный перфекционизм (r = 0,29;

p 0,01).

Общий уровень перфекционизма коррелирует также с индексом враждебности по соответствующей шкале Илизура (r = 0,18;

p 0,05). Преимущественный вклад в эту связь вносит социально предписанный компонент перфекционизма (r = 0,30;

p 0,01), тогда как прочие компоненты перфекционизма такой связи не имеют. Социально предписанный перфекционизм также коррелирует с количеством изображений в методике «Пиктограммы» агрессии (r = 0,19;

p 0,05) и обесценивания (r = 0,21;

p 0,05) во взаимоотношениях, являясь, таким образом, мотивационным параметром, наиболее тесно связанным с враждебной окрашенностью репрезентаций межличностных отношений.

Я-ориентированный перфекционизм имеет отрицательную корреляцию с количеством изображений в методике «Пиктограммы» отношений доброжелательности и сотрудничества (r = 0,18;

p 0,05), что может являться косвенным свидетельством связи данного компонента перфекционизма с дефицитом способности к конструктивной совместной деятельности, взаимопомощи, с индивидуализмом и эгоцентризмом на пути достижения целей.

Объектно-ориентированный перфекционизм не имеет значимых корреляций с особенностями репрезентаций межличностных отношений, также как уровень выраженности мотивации достижений.

С целью определения специфичности характеристик репрезентаций межличностных отношений для дезадаптированных «перфекционистов», совершивших суицидальную попытку, осуществлено сравнение трех подгрупп испытуемых с высоким уровнем перфекционизма, результаты которого представлены в Таблице №21, а также на Рисунке №10.

Рисунок 10. Соотношение репрезентаций межличностных отношений различного содержания в трех подгруппах испытуемых с высоким перфекционизмом Таблица 21. Сравнение особенностей репрезентаций межличностных отношений в трех подгруппах испытуемых с высоким перфекционизмом Характеристики испытуемые с высоким перфекционизмом репрезентаций дезадаптированные испытуемые условно межличностных отношений адаптированные с суицидальной без в проективных методиках испытуемые попыткой суицидальной попытки (n = 13) (n = 23) (n = 40) Паттерны взаимоотношений в методике «Пиктограммы»

агрессия 1,26 1,20 0, доброжелательность 0, 0,35 1, спасение 0,83 0,63 0, конструктивная конкуренция 0,78 0,93 1, деструктивная конкуренция 0,83 0,78 0, обесценивание 0,52 0,50 0, идеализация 1,52 1,63 1, Коммуникативные показатели в тесте Роршаха человеческие фигуры (H + (H) + Hd) 3,52 5,30 4, относительная враждебность (шкала Илизура) 0,37 0,37 0, зависимость (шкала Юриста) 3, 3,18 2, Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия по U-критерию Манна-Уитни (p 0,05) Испытуемые суицидальной подгруппы значимо отличаются от испытуемых контрольной подгруппы более редким изображением в методике «Пиктограммы»

отношений, включающих в себя доброжелательность и сотрудничество (p 0,05), а от испытуемых подгруппы сравнения – значимо более высоким показателем взаимозависимости по шкале Юриста (p 0,05). На уровне тенденций, не достигающих уровня статистической значимости, для испытуемых суицидальной подгруппы, по сравнению с испытуемыми других подгрупп, характерно наибольшее количество изображений ситуаций спасения одним персонажем другого в методике «Пиктограммы».

Испытуемые контрольной подгруппы реже изображают агрессивные, идеализирующие и обесценивающие взаимоотношения, чем испытуемые клинических подгрупп, а также чаще изображают конструктивную конкуренцию, однако перечисленные тенденции также не достигают уровня статистической значимости.

Вывод. Таким образом, при наличии характерной для испытуемых с высоким перфекционизмом выраженной тенденции к примитивной идеализации в области межличностных отношений, которая может быть понята как проявление грандиозного компонента их личностной структуры, обнаружено существенное различие содержания репрезентаций межличностных отношений испытуемых с высоким перфекционизмом при наличии/отсутствии нарушения адаптации и суицидального поведения.

Дифференцирующей «адаптированных перфекционистов» и перфекционистов, совершивших суицидальную попытку, является разная степень представленности в репрезентативном пространстве отношений доброжелательности и сотрудничества. У суицидальных пациентов с высоким перфекционизмом недостаточная представленность в репрезентативном пространстве отношений сотрудничества сочетается с его наполненностью деструктивными и агрессивными репрезентациями межличностных отношений, а также образами отношений симбиотической зависимости.

Глава 4. Обсуждение результатов эмпирического исследования Данная глава содержит в себе обобщение и осмысление результатов проведенного эмпирического исследования, посвященного изучению мотивационных и операционально-исполнительных компонентов в структуре перфекционного стиля личности пациентов с нарушением адаптации и суицидальными попытками.

Положения системно-интегративной модели аффективно-когнитивного стиля личности (Соколова 1989, 1995, 2003;

2009а;

Чеснова, 1987;

Дорожевец, 1986;

Кадыров, 1990;

Бурлакова, 1997;

Рахманкина, 2000;

Соколова, Ильина, 2000;

Соколова, Бурлакова, Лэонтиу, 2001, 2002;

Соколова, Сотникова, 2006;

Соколова, Коршунова, 2007;

Филимонова, 2011;

Парамонова, 2011) послужили теоретической основой исследования многократно эмпирически установленной связи перфекционизма и суицидального поведения (Dean, Range, 1996;

Dean, Range, Goggin, 1996;

Klibert, Langhinrichsen-Rohling, Saito, 2005;

Hewitt, Newton, Flett, Callander 1997;

Donaldson, Spirito и Farnett 2000;

Dean, Rage, 1999;

Hewitt, Flett, Turnbull-Donovan, 1992;

Hewitt, Flett и Weber 1994;

O’Connor 2007;

и др.) и позволили не только подтвердить роль перфекционизма как фактора предрасположенности к возникновению суицидальных мыслей и действий в стрессовых ситуациях, но исследовать и раскрыть ее содержание, конкретные условия и механизмы реализации.

В качестве теоретической гипотезы было выдвинуто предположение, что для суицидальных пациентов с высоким уровнем перфекционизма характерен особый дисфункциональный стиль личности, системное патологическое образование, включающее в себя нарушения мотивационно-личностного и операционально исполнительного компонентов регуляции взаимодействий субъекта с окружающей социальной действительностью. В связи со структурными и содержательными особенностями организации мотивационного и исполнительного компонентов стиля таких пациентов, стремление к совершенству приобретает у них безудержный, экстремальный, непреодолимый характер, теряет свою побудительную и регуляторную функции, оказывает дезорганизующее влияние на деятельность и деструктивное влияние на психологическое благополучие. Предполагается, что дисфункциональность перфекционизма связана с дефицитом рационально-рефлексивного контроля мотивационных и аффективных процессов, который проявляется в особой пристрастности и «хрупкости» познавательных функций в отношении информации, релевантной перфекционной мотивации.

Была поставлена цель выявления и описания специфики стиля личности, присущего суицидальным пациентам с высоким уровнем перфекционизма, в сравнении с личностным стилем адаптированных и дезадаптированных «перфекционистов», не демонстрирующих суицидального поведения.

Поставленные задачи эмпирически решались путем сравнения систем взаимосвязанных стилевых характеристик, свойственных испытуемым с разным уровнем манифестного перфекционизма, а также путем сравнения аффективно-когнитивных стилей в трех подгруппах испытуемых с высоким уровнем опросникового перфекционизма: 1) совершивших суицидальную попытку;


2) характеризующихся нарушениями адаптации, не сопровождающимися суицидальным поведением;

3) условно адаптированных.

§1. Мотивационный компонент перфекционного стиля личности Мотивация перфекционизма проявляется в стереотипно воспроизводимой готовности ориентироваться на неоправданно завышенные идеальные стандарты (эталоны) себя и окружающих. В данном исследовании структура перфекционной мотивации описывается как система мотивационных и ценностных образований, включающих в себя соотношение внутренней и внешней мотивации стремления к совершенству, стремления к успеху и избеганию неудач, уровень самооценки, а также структуру и содержание иерархии ценностей личности. Предполагалось обнаружить количественно более высокий уровень манифестного перфекционизма в группе испытуемых с нарушениями адаптации и суицидальным поведением по сравнению с испытуемыми контрольной группы, а также качественную специфику организации мотивационного компонента присущего им перфекционного личностного стиля.

1.1. Структура манифестного перфекционизма На основании статистического анализа результатов опросника «Многомерная шкала перфекционизма», подтвердились данные о значимо более высоком уровне манифестного перфекционизма к совершенству как декларируемой (стремления мотивации) у лиц, совершивших суицидальную попытку, по сравнению с испытуемыми контрольной группы, что подтверждает представленные в литературе данные о наличии связи перфекционизма и суицидального поведения (O’Connor, 2007;

и др.).

Также полученные результаты подтверждают предположение о различной структуре и содержании перфекционной мотивации в экспериментальной и контрольной группе.

В частности, наблюдается различное соотношение компонентов перфекционизма в сравниваемых группах испытуемых, которое может быть понято как отражение соотношения «внешнего» и «внутреннего» источников стремления к совершенству. В группе суицидальных пациентов по сравнению с контрольной группой значимо повышен социально предписанный перфекционизм склонность приписывать значимым другим нереалистичные требования и ожидания, которым необходимо соответствовать, чтобы заслужить одобрение и принятие. Уровень выраженности прочих компонентов перфекционизма в сравниваемых группах статистически значимо не различается, в частности, приблизительно одинаков уровень Я-ориентированного перфекционизма склонности предъявлять самому себе изнурительные, нереалистичные требования и не допускать возможности ошибки. Мы полагаем, что стремление к совершенству и высокие личные стандарты могут субъективно иметь как внутренний источник (основываться на интериоризованных, «присвоенных», личностно значимых идеалах, нормативах и стандартах), так и внешний источник (основываться на приписываемых окружающим требованиях). Социально предписанный перфекционизм отражает стремление к социально одобряемому, признаваемому, пропагандируемому и в определенном смысле «навязываемому» совершенству. В этом контексте субъективное чувство «принуждения к совершенству» (Гаранян, 2010) придает процессу самосовершенствования «вынужденный» характер, лишенный имманентной ценности и осмысленности. Такая трактовка согласуется с предлагаемой Dunkley et al. (2006) двухмерной моделью перфекционизма, в которой социально предписанный перфекционизм имеет наибольшую нагрузку по дезадаптивному фактору «самокритичная обеспокоенность оценками», который включается в себя хроническую озабоченность чужой критикой и ожиданиями.

Согласно результатам проведенного эмпирического исследования, в группе суицидальных пациентов уровень социально предписанного перфекционизма значимо повышен, а также наблюдается высокая корреляция данного компонента и Я ориентированного компонента перфекционизма, чего не наблюдается в контрольной группе. На основании этих данных может быть сделан вывод о субъективном преобладании внешнего источника мотивации стремления к совершенству над внутренним в мотивационной структуре суицидальных пациентов, об их склонности отождествлять, смешивать собственные требования по отношению к себе и требования значимых других, что является проявлением сверхзависимости их самооценки от ожидаемых оценок окружающих людей (вплоть до феномена «эхо-самооценки»

(Е.Т.Соколова;

1989), когда оценка значимого другого некритично присваивается).

Подобная сверхзависимость самооценки обуславливает ее крайнюю «хрупкость» и неустойчивость.

Полученные результаты могут быть осмыслены в психоаналитической перспективе. Социально предписанный перфекционизм может быть понят как результат проекции, вынесения вовне содержаний собственного садистического суперэго суицидальных пациентов, благодаря чему окружающим людям, социуму приписываются чрезмерная требовательность, бескомпромиссность, нетерпимость и жестокость, которые присущи преследующему суровому суперэго суицидентов. Смешение собственных требований к себе и приписываемых окружающим ожиданий может свидетельствовать также о тенденции к слиянию «я» и объекта, нарушению границ «Я-Другой», что характерно для пограничного и психотического уровней личностного функционирования.

Ранее показано, что сверхзависимость самооценки от ожидаемых оценок окружающих может трактоваться как признак присущей большинству суицидальных пациентов пограничной личностной организации, характерной чертой которой является всеохватывающая, генерализованная сверхзависимость и связанная с ней дефицитарность («ущербность») индивидуальности, подлинной идентичности (Соколова, 1995, 2009a, 2009b). Так, клинические наблюдения и описания, как и данные проективных методик, указывают на переживание внутренней омертвелости, «выхолощенность» мотивации, безжизненность и пустоту «я» пограничных личностей, резко контрастирующую порой с насыщенностью их внешней социальной, «фасадной» жизни.

1.2. Соотношение перфекционизма и мотивации достижений В качестве одной из составляющих мотивационного компонента перфекционного стиля в данном исследовании рассматривалась мотивация достижений мотивация, направленная на возможно лучшее выполнение любого вида деятельности, ориентированной на достижение результата, к которому может быть применен критерий успешности. Такая мотивация проявляется в стремлении субъекта прилагать усилия и добиваться возможно лучших результатов в области, которую он считает важной, значимой (Гордеева, 2002).

Перфекционизм и мотивация достижений являются концептуально близкими понятиями, что обуславливает высокую актуальность изучения соотношения соответствующих мотивационных тенденций. Важность изучения мотивационной основы перфекционизма подчеркивается современными исследователями (Юдеева, 2007;

Гаранян, 2010), однако имеются лишь ограниченные данные о наличии у испытуемых с высоким перфекционизмом интенсивного «конфликта достижения», при котором мотивы «стремления к успеху» и «избегания неудачи» выражены с одинаковой силой.

Мы полагаем, что соотношение мотивации достижений и перфекционизма связано со степенью реалистичности выдвигаемых субъектом по отношению к себе и к результатам своей деятельности требований, его способностью или неспособностью объективно оценить свои возможности, признать естественные человеческие и ситуационные ограничения, что, в свою очередь, обусловлено структурными и стилевыми особенностями личности, связано с глубинными, преимущественно неосознаваемыми источниками манифестной мотивации стремления к совершенству и достижениям.

Согласно результатам проведенного эмпирического исследования, испытуемые экспериментальной группы характеризуются значимо более низкой мотивацией достижений, чем испытуемые контрольной группы (стремление избежать неудач преобладает у них над стремлением к успеху). Также получены данные, свидетельствующие о различных связях перфекционизма и мотивации достижений в сравниваемых группах испытуемых: если в контрольной группе высокий уровень Я ориентированного перфекционизма связан с высокой мотивацией достижений, то в группе суицидальных пациентов подобная связь между упомянутыми показателями отсутствует.

Таким образом, в экспериментальной группе мотивация может приобретать парадоксальную и внутренне противоречивую структуру – при которой декларация убеждения в необходимости соответствовать идеалу не сочетается с активным стремлением к успеху, реальной готовностью браться за новые, сложные задачи и прикладывать усилия к их решению.

На основании этих данных можно сделать предположение о механизмах негативного влияния перфекционизма суицидальных пациентов на продуктивность их деятельности. Доминирование стремления к избеганию неудач над стремлением к успеху может обсуждаться в различных контекстах, в частности, с точки зрения связи с феноменом выученной беспомощности, описанной М.Селигманом, а также с точки зрения закона «оптимума мотивации» Йеркса-Додсона, согласно которому избыточная мотивация ведет к дезорганизации деятельности. В случае, когда стремление к идеальному результату является чрезмерно интенсивным и перегруженным личностной значимостью, соответствующая мотивация теряет свою побуждающую и регулирующую функции, приводит к своеобразному «ступору», «параличу», неспособности приступить к деятельности, избегающему, пассивному поведению и прокрастинации (промедлению, откладыванию значимых дел).

С точки зрения психоаналитической теории доминирование мотивации избегания неудач в мотивационной структуре может быть понято как одно из проявлений нарциссической организации личности, скрывающей за грандиозным «фасадом»

непоправимо дефектное реальное «я» (Д.Винникотт;

Х.Кохут;

О.Кернберг;

и др.).

Глубинное ощущение собственной никчемности делает ведущей мотивацией стремление любой ценой избежать потенциального позора разоблачения, обнаружения за «фасадным», «фальшивым я» своих явных или мнимых изъянов, несовершенств, ошибок и неизбежно следующей за этим потери одобрения значимых других и краха самооценки.

Rhodewalt, Sorrow (2003) описывают стратегию «самоинвалидизации» (self-handicapping), которая присуща нарциссическим личностям и позволяет им, избегая реального тестирования своих способностей и возможностей в ходе решения выдвигаемых жизнью задач, сохранить иллюзию их неограниченности и собственного всемогущества.

1.3. Соотношение перфекционизма и самооценки При отсутствии статистически значимых межгрупповых различий в среднем уровне самооценки, измеряемой с помощью методики С.А.Будасси, как самооценка лиц с высоким перфекционизмом, так и самооценка пациентов, совершивших суицидальную попытку, характеризуются определенной спецификой, отражающей структурно динамические характеристики личностной организации соответствующих групп испытуемых.

В ходе обследования суицидальных пациентов наблюдался целый ряд характерных проявлений, которые свидетельствуют о пограничном уровне их личностной организации, одним из критериев которого является диффузия идентичности. В частности, отмечались существенные субъективные трудности при выполнении методики «Нахождение количественного выражения уровня самооценки С.А. Будасси»: пациенты заявляли, что у них «в равной мере присутствуют все качества»;

многократно исправляли и переделывали уже выполненное задание;

приписывали себе в качестве наиболее характерных и выраженных противоречивые черты (отзывчивость и холодность, искренность и скрытность и проч.);

качества, выбранные в качестве недостатков, ранжировали в дальнейшем как наиболее желательные, и наоборот, помещали декларируемые «достоинства» в конец списка. Также при выполнении методики наблюдался описанный Е.Т.Соколовой (1989) феномен «эхо-самооценки», т.е. отождествления оценки Я с оценками значимых других («я буду оценивать себя так, как видят меня со стороны», «мама говорит, что я ужасно нетерпеливая», «мне все говорят, что я слишком добрая»

и т.п.).

В целом, можно говорить о том, что для суицидальных пациентов характерен дефицит способности к рациональной и рефлексивной оценке себя вне зависимости от актуальных аффективных состояний и фрустраций, недостаточная оформленность внутренних критериев самооценки, трудности «выделения своего Я из поля», создаваемого мнениями окружающих людей, недостаточная интегрированность частных негативных и позитивных самооценок в непротиворечивый образ Я, что обуславливает эмоциональную нестабильность и глубокую уязвимость их самооценки.

Степень расхождения между образами Я-реального и Я-идеального внутри каждой из подгрупп испытуемых может широко варьироваться, однако установлена определенная закономерность распределения самооценок по уровням в соответствии с уровнем перфекционизма. У испытуемых с высоким баллом опросникового перфекционизма значимо чаще, чем у испытуемых с умеренным и низким перфекционизмом, имеют место «экстремальные», «полюсные» варианты самооценки – т.е. крайне завышенная и крайне заниженная самооценка («самооценка, заниженная по невротическому типу» в терминологии С.А.Будасси) – и соответственно, адекватная по уровню самооценка наблюдается значимо реже.

На основании степени рассогласования между Я-реальным и Я-идеальным некоторые исследователи (Sorotzkin 1985;

Slaney et al., 2001;

Hewitt, Flett et al., 2002) склонны выделять два типа перфекционистов – «невротических» и «нарциссических».

Однако более глубинный теоретический анализ проблемы мотивационной основы перфекционизма с точки зрения психоаналитических представлений о «расколотой», «двойственной» структуре нарциссической личности (Akhtar, Thompson 1982, Rhodewalt, Sorrow, 2003;

Кернберг, 1998, 2000;

Соколова, 2002), позволяет рассматривать обсуждаемые мотивационные паттерны не столько как критерии устойчивых типов перфекционистов, сколько как проявления временных состояний самосознания, представляющие собой «две стороны одной медали». Ранее показано, что погранично нарциссической личности свойственно неустойчивое, подвергающееся постоянным флуктуациям и искажениям представление о себе, своеобразные «качели» (Соколова, 1989;

1995;

2009а), подразумевающие возможность быстрых радикальных изменений самоотношения от самоидеализации до самоуничижения под действием внешних ситуативных факторов, что обуславливает их глобальную уязвимость и стрессодоступность. В этом ракурсе диагностируемый уровень самооценки пациентов с высоким перфекционизмом соответствует тому компоненту образа Я – «грандиозному»

или «ничтожному» – который доминирует в самосознании в текущий период в зависимости от ряда личностных и ситуационных факторов.

1.4. Связь перфекционизма и иерархии ценностей Содержание идеалов и ценностей личности является базовой характеристикой стремления к совершенству, задающей на определенных этапах направление личностного развития (Грачева, 2006), в связи с чем в качестве одного из компонентов перфекционной мотивации в обсуждаемое эмпирическое исследование нами была включена структура и содержание иерархии ценностей. Имеются данные о различной сложности, дифференцированности и отрефлексированности представлений об идеале у здоровых личностей с разным уровнем перфекционизма, а также о различном содержании присущих им жизненных ценностей (Грачева, 2006), однако эмпирические данные о специфике ценностно-смысловой сферы клинических групп «перфекционистов» в отечественной психологии отсутствуют.

В обсуждаемой работе исследовалось соотношение в ценностной иерархии испытуемых различных групп конкретных и абстрактных ценностей, ценностей профессиональной самореализации и ценностей личной жизни, эгоцентрических и просоциальных ценностей, а также менее осознаваемых ценностно-смысловых образований, находящих отражение в проективной продукции (методика «Пиктограммы»).

Было показано, что ценностная иерархия суицидальных пациентов по ряду параметров отличается от ценностной иерархии адаптированных испытуемых;

также была установлена связь содержания ценностей с уровнем перфекционизма.

Для испытуемых с высоким перфекционизмом обеих групп (экспериментальной и контрольной) по сравнению с испытуемыми с невысоким перфекционизмом характерно существенное преобладание индивидуалистических (эгоцентрических) ценностей, связанных с личным благополучием и самоутверждением (свобода, уверенность в себе, здоровье, активная деятельная жизнь, материальная обеспеченность и развлечения), над просоциальными ценностями, связанными с гармоничными межличностными отношениями (любовь, счастье других, наличие хороших и верных друзей, счастливая семейная жизнь). В проективной продукции (методика «Пиктограммы») лиц с высоким уровнем перфекционизма (как в клинических, так и в контрольной подгруппе) в качестве ценностей представлены многочисленные образы внешних, зримых доказательств успеха (медалей, кубков, дипломов и т.п.). Эти результаты подтверждают предположение о связи перфекционизма с нарциссической организацией личности, которая характеризуется диспропорциональной степенью озабоченности исключительно собой, своими внешними достоинствами, престижем, «имиджем», статусом и прочими видимыми атрибутами совершенства. Придание особой ценности и значимости внешним атрибутам успеха связано с перфекционной самопрезентацией, попытками создания собственного безукоризненного образа в глазах окружающих, блестящего «фасада» как средства идентификации с всемогущественной «частью» собственного Я (Мак-Вильямс, 2003;

Соколова, 2009). Однако подобный «фасад» подчас не имеет прочного «фундамента», представляет собой компенсацию дефицита чувства самоценности, способности к безусловному принятию и самопринятию, направлен на сокрытие глубокой внутренней неуверенности в себе, чувства собственной ущербности и пустоты, а также отражает недостаточность внутренних критериев самооценки и ее зависимость от восхищения, одобрения и признания окружающих. Такая внешняя, «ложная», «фальшивая», «кажущаяся» грандиозность является очень хрупкой и может быть легко разрушена, в отличие от истинного чувства самоценности.

Следует отметить, что связь с эгоцентрическими ценностями демонстрирует только социально предписанный компонент перфекционизма (значимо повышенный в экспериментальной группе), что является одним из проявлений парадоксальности перфекционной мотивации суицидальных пациентов: при наличии сверхзависимости от оценок и мнений окружающих, они проявляют эгоцентричность, исключительную концентрацию психологического интереса на своем «я», склонность к обесцениванию межличностных отношений и дефицит способности к эмпатии и установлению глубоких и прочных эмоциональных связей с окружающими людьми.

У испытуемых с высоким перфекционизмом, совершивших суицидальную попытку, в отличие от адаптированных испытуемых, также наблюдается выраженное доминирование ценностей профессиональной самореализации (активная деятельная жизнь, интересная работа, общественное признание, продуктивная жизнь) над ценностями личной жизни (любовь, счастливая семейная жизнь, наличие хороших и верных друзей, здоровье, развлечения). Доминирование ценностей профессиональной самореализации может являться прямым проявлением социально предписанного перфекционизма, приоритета внешних критериев подтверждения не столько переживания самоценности, сколько подкрепления ее «видимых», «фасадных» и защитных проявлений.

К тому же, клинически выраженное состояние социального и личного фиаско могут говорить и о защитном уходе, поиске «психического убежища» в регламентируемых профессиональных отношениях перед лицом повторяющихся фрустраций в «неопределенных» и многозначных межличностных отношениях.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.