авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

1

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Новосибирский национальный

исследовательский государственный университет»

На правах рукописи

УРБАН ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ХОЗЯЙСТВА

В МОНОПРОДУКТОВОМ РЕГИОНЕ

Специальность 22.00.03 – экономическая социология

и демография Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук

Научный консультант – доктор социологических наук, профессор Мостовая Е.Б.

Новосибирск СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................... ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО МЕХАНИЗМА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ХОЗЯЙСТВА В МОНОПРОДУКТОВОМ РЕГИОНЕ.......................................................... 1.1 Институциональная трансформация хозяйства: деятельностно-структурный, институциональный, структурно-функциональный подходы.............................................. 1.2 Реструктуризации отраслей специализации как ключевой фактор институциональной трансформации хозяйственной системы монопродуктового региона................................ 1.3 Концепция локализации социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе................................................................................. 1.3.1 Теоретико-методологические основы изучения локального социального механизма................................................................................................................................................. 1.3.2 Основные понятия, интерпретация, теоретико-методологические подходы к исследованию и измерению................................................................................................. ГЛАВА 2 ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТА СОБСТВЕННОСТИ КАК ОСНОВА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ РЕГИОНА............................................................................................................................................... 2.1 Институциональные основы преобразований отношений собственности: отраслевой и региональный уровень анализа............................................................................................ 2.2 Реальная практика и субъективный фактор трансформации отношений собственности:

периодизация процесса...............................................................

......................................... 2.3 Субъекты модернизации и инновационного развития: вектор доминирующей стратегии развития............................................................................................................... ГЛАВА 3 ТРАНСФОРМАЦИЯ СФЕРЫ ТРУДА И ЗАНЯТОСТИ В МОНОПРОДУКТОВОМ РЕГИОНЕ................................................................................... 3.1 Институциональные основы преобразования сферы труда и занятости: отраслевой и региональный уровень анализа............................................................................................ 3.2 Реальная практика трудовых отношений: периодизация процесса..................... 3.3 Социальные проблемы и институциональное регулирование сокращения занятости............................................................................................................................................... 3.4 Развитие малого и среднего предпринимательства как направление расширения занятости в монопродуктовом регионе............................................................................... ГЛАВА 4 ЛОКАЛЬНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ:

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭЛЕМЕНТОВ, ТИПЫ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ............................. ЗАКЛЮЧЕНИЕ........................................................................................................... СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.................................................... ПРИЛОЖЕНИЯ…………………………………………………………………………… II том ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Согласно Конституции РФ политика социального государства направлена на создание условий, обеспечивающих дос тойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7). Долговременной основой роста благосостояния населения, человеческого потенциала является конкуренто способная инновационная экономика. На государственном уровне решению про блем перехода от сырьевой к инновационной модели развития российской эконо мики, в которой значимое место занимают монопродуктовые регионы с сырьевой экспортно-ориентированной экономикой, уделяется много внимания. Это нашло отражение в официальных документах федерального, регионального, отраслевого значения. Однако реализация принятых программ оказалась малоэффективной.

Так, опыт рыночного реформирования хозяйственной системы Кемеровской об ласти с 1991 по 2013 г. свидетельствует о противоречивых результатах процесса.

Кризис 1990-х годов сменился в 2000-е годы улучшением показателей экономиче ского роста и повышением уровня жизни населения в условиях благоприятной конъюнктуры мирового рынка на сырьевые товары и продукты первичной пере работки сырья. Темпы роста ВРП на душу населения с 2000 по 2005 г. составляли 50 %, с 2006 по 2008 г. 26 %, а рост реальных денежных доходов был в среднем % в год. При этом усилилось социальное неравенство, 1 увеличилась в основных ценах доля в ВРП угольной отрасли и уменьшилась обрабатывающих отраслей. Мировой кризис выявил неустойчивость положительных тенденций и проявил социальные риски сырьевой экономики. В 2009 г. темпы изменения ВРП на душу населения и реальных денежных доходов составили отрицательную величину (– и –15,5 %), регистрируемая безработица выросла в 1,5 раза, поступления в консо лидированный бюджет области по налогу на прибыль упали на 72,8 %. Научное осмысление проблем модернизации и инновационного развития российской экономики с целью практического их решения является приоритет Рассчитано по: Российский статистический ежегодник. 2012: Стат. сб./Росстат. М., 2012. С. 340;

Кузбасс. История в цифрах: Стат. сб. / Кемеровостат. Кемерово, 2008. С.87, 96.

Валовый внутренний продукт. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/account/# (дата об ращения 08.10.2012 г.).

Кузбасс. 2012: Стат. сб./ Кемеровостат. Кемерово, 2012. С.56, 69,229. http://docs.cntd.ru/document/990308346.

ным для отечественной науки. В научной литературе подчеркивается связь мо дернизации и трансформации институтов (их качественного изменения). В эконо мической социологии изменения в экономике изучаются через исследование со циального механизма.4 Современному этапу исследований свойственна концен трация внимания на изучении социальных механизмов отдельных процессов трансформации российской экономики (распространения неправовых практик, инновационных процессов, адаптации на рынке труда и др.). Характерная для России межрегиональная экономическая дифференциация проявляется и в регио нальной дифференциации формирования и функционирования регулирующих хо зяйственную деятельность институтов. С позиции императива инновационной экономики результаты развития монопродуктовых (ресурсных) регионов проти воречивы. Это актуализирует применение территориального подхода к изучению социального механизма институциональной трансформации российской экономи ки, который позволяет получить содержательно новые результаты. В рамках дан ного подхода учитываются общие принципы построения социального механизма и выделяются объективные и субъективные предпосылки формирования специ фичных особенностей социального механизма в монопродуктовом регионе, дей ствие которого может создавать как благоприятные условия, так и препятствия для структурных изменений. Поэтому возникает потребность в разработке кон цептуальных основ изучения формирования и функционирования локального 5 со циального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопро дуктовом регионе как комплементарного в отношении социального механизма, регулирующего процесс в российской экономике. В практическом отношении по знание локального социального механизма ориентирует на поиск решений повы шения эффективности его функционирования в соответствии с целями институ циональной трансформации. Эти цели обусловлены общественной потребностью Прим.: Т.И. Заславская, автор концепции социального механизма, под социальным механизмом трансформаци онного процесса понимает устойчивую систему взаимодействий социальных субъектов разных типов и уровней, которая регулируется, с одной стороны, соответствующими общественными институтами, а с другой - социальным статусом и культурными особенностями акторов: органов управления, организаций, групп, индивидов (то есть ин тересами и возможностями игроков), а действие социального механизма определяет результаты трансформацион ного процесса.

Прим.: понятие «локальный» применяется для характеристики специфичных особенностей социального меха низма в монопродуктовом регионе.

в росте благосостояния, качества жизни населения, закреплены в официальных документах, отвечают интересам не только государства на всех уровнях федера тивного устройства, но, прежде всего, населения региона и бизнеса.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена:

а) необходимостью концептуализации локального социального механизма инсти туциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе как не изу ченного в социологии явления;

б) необходимостью решения социально экономических проблем, обусловленных противоречивыми результатами инсти туциональной трансформации хозяйственной системы в монопродуктовом регио не, которые не соответствуют общественным потребностям и долгосрочным ин тересам государства, бизнеса и населения региона;

в) потребностью в практиче ских рекомендациях по повышению эффективности функционирования локально го социального механизма. Эмпирической единицей исследования выбрана Кеме ровская область, один из значимых по уровню вклада в экономику России регио нов угольно-металлургического профиля специализации.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение трудов классиков и ведущих зарубежных социологов и экономистов М. Вебера, Э. Дюркгейма, О. Конта, К. Маркса, Р. Мертона, Т. Парсонса, М. Арчер, П. Бурдье, Э. Гидденса, П. Штомпки, Д. Норта, М. Оливера, О. Ульямсона и др., в которых анализируются процессы изменения общества, отдельных его сторон, определило теоретико методологические подходы диссертационной работы.

Для изучения современного российского общества с начала 1990-х гг. в оте чественной науке стала разрабатываться теория социальной трансформации. В ра ботах А. Данилова, Т. Заславской, Н. Лапина, Р. Рывкиной, О. Шкаратана, В. Ядо ва, а также А. Ахиезера, И. Батанова, О. Бессоновой, С. Кирдиной и др. с позиций различных научно-поисковых направлений дается представление о трансформа ции, раскрывается объективная необходимость, сущность, специфика, результаты и перспективы процесса. Применительно к объекту диссертационного исследова ния особое значение представляют работы сторонников деятельностно - струк турного подхода Т. Заславской, Р. Рывкиной, В. Ядова.

Процесс перехода к рыночной экономике получил осмысление в различных концепциях российских ученых, которые объединяются общим пониманием хозяй ственной сферы как комплекса институтов. Важные для диссертационного иссле дования концептуальные идеи институциональной трансформации российской экономики отражены в трудах Л. Абалкина, С. Аукуционека, Л. Григорьева, Р.

Гринберга, Р. Капелюшникова, Г. Клейнера, Г. Литвинцевой, А. Олейника, Ю.

Ольсевича, В. Полтеровича, С. Плаксина, В. Радаева, А. Радыгина, В. Тамбоваце ва, А. Шаститко, В.Шабашева и др. Объяснение отличий рыночной трансформа ции российской экономики от других стран, проблемы соотношения рыночных реформ с традиционной и советской системой ценностей анализируются в рабо тах Т. Заславской, Н. Лапина, Р. Нуреева, В. Ядова, Е.Ясина, а также А. Ахиезера, О. Бессоновой, С. Кирдиной и др. Несмотря на большое количество работ по ши рокому кругу проблем российской экономики, процесс институциональной трансформации хозяйственной системы монопродуктового региона в рамках дея тельностно - структурного подхода специально не исследовался.

Основным направлением институциональной трансформации является трансформация прав собственности. Теоретическое осмысление трансформации института собственности и развития корпоративного сектора российской эконо мики реализовано в работах Т. Долгопятовой, Р. Капелюшникова, Г. Клейнера, Н.

Кричевского, Г. Литвинцевой, В. Лексина, В. Мау, А. Радыгина, В. Радаева, В.

Тамбовцева, А. Швецова, Ю. Цыгалова, А. Яковлева и др. Предметом специаль ного изучения стали проблемы возникновении и трансформации российской биз нес-элиты, отношений власти и бизнеса. В работах О. Крыштановской, Н. Лапи ной, В. Радаева, А. Чириковой, Я. Паппэ, О. Шкаратана, А. Яковлева проанализи рованы модели отношений власти и бизнеса, базовые стратегии поведения бизне са в отношении государства, рассмотрены проблемы административного принуж дения в системе отношений собственности. В исследованиях С. Бирюкова, М.

Курбатовой, С. Левина, Ю. Фридмана анализируется модель взаимодействия вла сти и бизнеса в Кемеровской области, на примере которой раскрывается деформа лизация правил в региональной экономике, исследуются модели клиентарного взаимодействия. Однако поведенческий аспект в трансформации отношений соб ственности и оценка мотивационного фактора в изменении сырьевого вектора развития хозяйственной системы Кемеровской области остаются недостаточно изученными.

Проблемы занятости, формирования рынка труда, институтов регулирова ния социально-трудовых отношений в условиях перехода к рынку получили от ражение в большом числе теоретических и эмпирических работ. Проблемы заня тости, трудового поведения, гибкости трудовых отношений рассматриваются в работах В. Верховина, М. Вышегородцева, Н. Вишневской, В. Гимпельсона, И. За славского, Р. Капелюшникова, А. Тамбовцева и др. В работах Р. Капелюшникова раскрываются причины расхождения нормативной и реальной моделей россий ского рынка труда. Неформальные институты регулирования договорных отно шений, усиливающие их гибкость, анализируются С. Барсуковой, Т. Заславской, М. Курбатовой, М. Шабановой и др. Методология анализа трудовых практик за ложена в работах Т. Заславской и М. Шабановой. При этом региональная проек ция данной проблематики и ее связь с особенностями рынка труда территории с монопрофессиональным типом занятости нуждается в дальнейшем осмыслении.

Реструктуризация угольной отрасли как направление структурной политики государства в 1990-е гг. оказала существенное влияние на рынки труда углепро мышленных территорий. Понимание проблем формирования и функционирова ния рынка труда, управления занятостью населения в Кемеровской области зало жено в работах Михайловой, И. Поварича, Ю. Соколовой, Н. Тришиной и др. Ин ституциональные особенности регионального рынка труда анализируются в рабо тах Апариной, М. Курбатовой, Е. Каган, О. Лапицкой, в которых раскрываются проблемысоотношения формальных и неформальных институтов в локальной мо дели регулирования рынка труда, способы инфорсмента трудового контракта, роль региональной власти в разрешении трудовых конфликтов. В условиях мас сового высвобождения шахтеров особое значение имеют проблемы социальной защиты работников, создания новых рабочих мест и организации социального партнерства. Этими вопросами детально занимались П. Бизюков, А. Гаркавенко, Д. Грунь, Ю. Кауфман, И. Кожуховский, И. Мохначук, В. Попов, А. Рожков, А Трушев и др. При значительном интересе к региональному рынку труда, его институциональным особенностям социальные перемены в сфере труда и занято сти в металлургической отрасли Кузбасса не стали объектом специального иссле дования. Поэтому остаются нерешенными вопросы сравнительного анализа и вы явления общих тенденций трансформации сферы труда и занятости в отраслях специализации Кузбасса с учетом современных структурных проблем.

Проблемы развития малого предпринимательства, призванного обеспечить занятость населения монопрофильных территорий Кемеровской области, его го сударственной поддержки представлены в работах В. Барыльникова, Н. Курако вой, А. Порохина, А. Рожкова и др. Отдельно следует отметить исследовательские проекты Национального института системных исследований проблем предприни мательства. В работах В. Буева, Т. Обыдённовой, А. Чепуренко, Ф. Сайдуллаева, О. Шестоперова и др. отражен значительный опыт исследований в процессе мо ниторинга малого предпринимательства в Российской Федерации и ее регионах.

Вместе с тем, разработка эффективных мер государственной поддержки малого предпринимательства требует дополнительного изучения институциональных факторов его развития на основе региональных эмпирических исследований.

Теоретические и прикладные проблемы рыночной трансформации экономи ки Кемеровской области с начала1990-х гг. традиционно находятся в центре вни мания региональных ученых из различных отраслей знания. Значимый вклад в понимание проблем совершенствования региональной промышленной политики, прогнозирования и стратегического планирования развития территории, струк турной перестройки региональной экономики на инновационной основе внесен в работах О. Богомоловой, М. Кислюка, В. Копеина, А. Лаврова, Г. Кареева, В.

Сурнина, Ю. Фридмана, В. Шабашева и др. В отраслевом аспекте наибольшее внимание уделено исследованию реструктуризации угольной отрасли Кузбасса.

Вработах В. Мазикина, Т. Машковской, В. Попова, А. Рожкова, А. Тулеева, В.

Шабашева, В. Шустова раскрыта социальная значимость процесса для всего насе ления территории и показано его влияние на экономическую, социальную, поли тическую ситуацию в регионе. Социально-экономические проблемы металлурги ческой отрасли Кузбасса в период перехода к рынку рассматриваются в научно практическом аспекте в связи с задачами кадрового обеспечения, проблемами банкротства, достижения платежеспособности, антикризисного управления, рест руктуризации металлургических предприятий в работах Н. Абакумовой, С. Кула кова, Н. Новикова, И. Степанова, А. Смолянинова, Л. Фоминой и др. Изучению институциональных проблем отраслевого развития уделяется значительно мень ше влияния. Обобщению опыта смягчения социальных последствий реструктури зации металлургической отрасли, становлению системы социального партнерства посвящены работы М. Тарасенко, в которых данные проблемы в региональном аспекте специально не изучаются.

Несмотря на исследования различных проблем трансформации российской экономики, проблемы институциональной трансформации хозяйственной системы в монопродуктовом регионе в рамках экономико-социологического подхода остаются практически не разработанными в методологическом отношении и не стали предме том комплексного эмпирического регионального исследования. Актуальность про блемы, её недостаточная научная разработанность обусловили выбор темы диссер тационного исследования, выбор цели и задач, объекта, предмета, методов исследо вания, а также научные и прикладные результаты.

Целью исследования является разработка концептуальных основ изучения локального социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, являющегося комплементарным в отношении социаль ного механизма, регулирующего процесс в российской экономике;

выявление зако номерностей и оценка эффективности функционирования локального социального механизма с позиции императива модернизации и инновационного развития россий ской экономики.

Для достижения цели были поставлены и решены следующие задачи.

1. Теоретико-методологические:

1.1. Обосновать теоретико-методологическое применение деятельностно структурного, институционального и структурно-функционального подходов в изу чении институциональной трансформации российской экономики.

1.2. Выявить ключевые объективные и субъективные факторы институцио нальной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе и определить осо бенность процесса в региональном аспекте.

1.3. Сформулировать теоретико-методологические основы изучения формиро вания и функционирования локального социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе:

– обосновать неизбежность формирования с начала 1990-х гг. в администра тивно-территориальных границах монопродуктового региона локальных институтов, дополняющих, компенсирующих несовершенство и противоречивость федерального законодательства в условиях практики промышленной реструктуризации (угольной, металлургической промышленности и пр.);

– теоретически обосновать взаимосвязь с начала 1990-х гг. между формирова нием локальных институтов и спецификой мотивов поведения, действий, взаимо действий социальных субъектов, определяемых социально-экономическими послед ствиями реструктуризации отраслей специализации в административно территориальных границах монопродуктового региона;

– систематизировать теоретические положения из научной литературы, под тверждающие правомерность концептуальной идеи локализации социального меха низма институциональной трансформации хозяйства в административно территориальных границах монопродуктового региона как комплементарного;

– разработать понятийный аппарат предметной области исследования, описать соотношение понятий и обосновать методологические подходы исследования и из мерения;

– раскрыть системный характер локального социального механизма, выделить элементы и их связи, построить модель системы взаимодействия социальных субъ ектов;

– обосновать типообразующие признаки и на их основе идентифицировать ти пы локального социального механизма;

– обосновать показатели эффективности функционирования локального соци ального механизма.

2. Методические:

2.1. Разработать оригинальный инструментарий социологических исследова ний социально-экономических проблем, особенностей мотивов поведения и взаимо действий социальных субъектов в условиях реструктуризации угольной и металлур гической отраслей промышленности Кемеровской области;

мониторинга малого и среднего предпринимательства в аспекте решения проблем занятости;

сформировать контексты включенного наблюдения6 для содержательной интерпретации результа тов, полученных формализованными методами.

3. Содержательные:

3.1. Раскрыть взаимосвязь между меняющейся нормативно-правовой системой институтов, формируемых на федеральном и региональном уровнях и действиями, взаимодействиями социальных субъектов в условиях реструктуризации отраслей хо зяйственной специализации региона.

3.2. Выявить с начала 1990-х гг. социальные практики бизнеса и региональной власти трансформации отношений собственности;

бизнеса, региональной власти и работников предприятий в сфере труда и занятости;

предпринимателей и региональ ной (местной) власти в сфере МСП;

региональной власти в сфере государственно управленческой деятельности.

3.3. Раскрыть роль регионального лидера в формировании локальных норм и правил, социальных практик, формирующих в совокупности с формальными инсти тутами федерального значения локальную институциональную среду хозяйственной деятельности в регионе.

3.3. Проанализировать с начала 1990-х гг. социальные и экономические ре зультаты институциональной трансформации хозяйственной системы региона, на основании которых идентифицируются типы локального социального механизма в изучаемый период времени.

3.5. Осуществить эмпирическую идентификацию типов локального социаль ного механизма и на этой основе проанализировать эволюцию его развития с начала 1990-х гг.

Прим.: структура взаимодействий, в том числе совокупность норм, регулирующая поведение людей в данных обстоятельствах места и времени.

3.6. Проанализировать эффективность функционирования локального соци ального механизма, на этой основе выявить институциональные препятствия для долгосрочной стратегии развития региона и обосновать рекомендации, направлен ные на повышение его эффективности.

Объект исследования – институциональная трансформация хозяйственной системы в монопродуктовом регионе.

Предмет исследования – локальный социальный механизм, регулирующий процесс институциональной трансформации хозяйственной системы в монопродук товом регионе.

Гипотезы исследования.

Общая гипотеза исследования состоит в предположении, что сложившийся локальный социальный механизм, фактически регулирующий процесс институцио нальной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, не адекватен зада чам модернизации и инновационного развития российской экономики. Источником неадекватности является исторически сформированная в советский период архаич ная структура правил, административно-командных средств и способов осуществле ния государственной власти, фактически воспроизводящихся в сегодняшних соци альных практиках. Эта архаичная структура обеспечивает достижение политической и социальной стабильности, но формирует институциональные препятствия для стратегии модернизации и инновационного развития на основе развития человече ского потенциала.

Частными гипотезами являются следующие.

1. Социальный механизм институциональной трансформации с начала рыноч ных реформ приобрел локальные особенности в административно-территориальных границах монопродуктового региона, так как условия институциональной транс формации российской экономики в 1990-х годах не только допускали, но и делали необходимым локальное институциональное проектирование (корректирование) ре форм региональной властью с целью решения преимущественно актуальных и те кущих, а не стратегических социально-экономических проблем в условиях практики реструктуризации отраслей хозяйственной специализации.

2. Формирование локальной институциональной среды осуществлялось пре имущественно методами государственного администрирования, закрепляющими ло кальные нормы и практики, поскольку советская традиция административной цен трализации управления воспроизводилась региональными органами власти и соот ветствовала ожиданиям основной массы работников предприятий и населения тер ритории в целом. Характер локализации в этих условиях создавал институциональ ные препятствия для реализации общественной потребности в инновационной эко номике, а региональная политика соответствовала и продолжает соответствовать не стратегическим, а текущим социально-экономическим задачам развития региона.

Потребность в модернизации и инновационном развитии актуализирует необходи мость системных изменений в локальном социальном механизме институционально го, мотивационного и поведенческого характера.

3. Стартовое несовершенство нормативно-правовой базы реформ и привыч ный в советский период пассивный стиль поведения населения и чиновников опре делили особую роль регионального лидера в качестве субъекта институциональных трансформаций, так как только лидер, обладающий достаточными ресурсами для реализации идеологии и основных направлений проводимой им политики, может оказывать влияние не только на региональные институциональные структуры, но на макроструктурные правила и социально-политический консенсус в регионе.

Теоретико-методологические основы исследования. В качестве методоло гической основы диссертационного исследования используется деятельностно структурная концепция социального механизма трансформационного процесса Т. Заславской. Ведущими в работе являются деятельностно-структурный (М. Ар чер, П. Бурдье, Э. Гидденс, П. Штомпка, Т. Заславская, В. Ядов и др.), институ циональный (Д. Норт, М. Олсон, О. Уильямсон, О. Бессонова, Р. Капелюшников, С. Кирдина, Я. Кузьминов, Г. Литвинцева, Р. Нуреев, В. Полтерович, В. Радаев, А.

Яковлев, Е. Ясин и др.), структурно-функциональный. (Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Т. Парсонс) подходы. Методологические подходы к исследованию социальных механизмов предложены в Новосибирской экономико-социологической школе (Т.

Заславская, З. Калугина, Л. Корель, Л. Косалс, Р. Рывкина и др.), разрабатываются в Белорусской (Г. Соколова, О. Кобяк и др.), и представлены в Саратовской эко номико-социологической школах (О. Голуб, В. Кривошеева, Л. Логинова и др.).

Комплексный характер исследования, заключающийся в изучении всей со вокупности факторов и условий институциональной трансформации хозяйствен ной системы в монопродуктовом регионе, определил обоснованность принципа политеоретичности7, то есть обращения к исследованиям целого ряда научных направлений, в совокупности составивших теоретическую основу работы. Теоре тические обобщения и интерпретации строились на основе экономико социологических, экономических концепций российских учёных: переходной экономики, экономики физических лиц, раздаточной экономики, институцио нальных матриц, выращивания институтов, трансплантации институтов, институ циональной ловушки, российской модели рынка труда, модернизации российской экономики и др. (Л. Абалкин, О. Бессонова, Л. Григорьев, Р. Капелюшников, С.

Кирдина, Г. Клейнер, Я. Кузьминов, Р. Нуреев, В. Полтерович, В. Радаев, В. Там бовцев, А. Шаститко, Е. Ясин и др.).

Определяющее значение для работы имеет методология системного подхо да, в основе которого лежат фундаментальные принципы системности и историз ма. В работе применялись общенаучные (сравнительный, моделирование, по строение классификаций, прогнозирование) и общелогические методы исследова ния (анализ и синтез;

обобщение, индукция и дедукция, исследование причинно следственных связей). В качестве социологических были использованы количест венные и качественные методы исследования. Применялись анализ документов, анкетный опрос, формализованное и неформализованное интервью, наблюдение, экспертный опрос, монографический метод. Обработка полученных путем массо вых опросов данных осуществлялась в программе детерминационного анализа «Да - система». При анализе эмпирического материала применялись методы ста тистического анализа простые и комбинационные группировки, коэффициенты корреляции, расчет индексов и др.

Ядов В.А. Возможности совмещения теоретических парадигм в социологии // Социол. журнал. 2003. № 3. С.5-19.

Эмпирический объект исследования – деятельность и условия деятельно сти в Кузбассе работников, представителей руководства угольных и металлурги ческих предприятий, представителей исполнительной, законодательной власти, предприниматели, руководителей и работников малых предприятий, студентов, населения моногородов в период с начала 1990-х гг. по настоящее время.

Информационную базу исследования составили законодательные и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и субъекта РФ, регулирующие институциональные реформы, социально-экономическое развитие в отраслевом, ре гиональном аспектах;

отраслевые, территориальные соглашения, принятые в рамках социального партнерства;

данные Федеральной службы государственной статисти ки;

данные статистики ФГБУ «Соцуголь», Национального института системных ис следований проблем предпринимательства;

материалы, опубликованные в моно графиях, научных журналах, в центральной и местной периодической печати, в сети Интернет, материалы научных конференций и другие источники.

Использовались данные социологических опросов, проведенных автором в период1991–2011 гг.: по проблемам организации собственного дела безработными гражданами при содействии Центра занятости населения(г. Новокузнецк, август сентябрь 1998 г., сплошной опрос, интервьюирование);

по социальным проблемам горнодобывающих предприятий в условиях реструктуризации угольной отрасли, таких как шахта«Полосухинская» (г. Новокузнецк, октябрь – ноябрь 1991 г., N = 170 чел., гнездовая выборка, анкетирование;

N =84 чел. управленцев, сплошной опрос;

наблюдение, интервьюирование);

шахта «Капитальная» (г. Осинники, июль август 2000 года, N = 358 чел.;

гнездовая выборка;

анкетирование);

шахта «Зенков ская» (г. Прокопьевск, октябрь – ноябрь 2001 г., N = 320 чел., гнездовая выборка, анкетирование);

результаты мониторинга социальной ситуации в период банкротст ва на предприятиях черной металлургии ОАО «КМК» и ОАО «ЗСМК» в 1998–2000 гг. (г. Новокузнецк, даты опроса: 15 – 19.04. 1998 г., N = 700 чел.;

04 – 10.03.1999 г., N = 500 чел.;

18 – 25.10.1999 г. N = 500 чел.;

4 – 15.04.2000 г., N = 500 чел., интервьюирование, уличный опрос на выходе из проходных после смен);

результаты мониторинга малого бизнеса (МБ) в 2000–2005 гг., проводимого в рамках социально-экономического мониторинга последствий реструктуризации угольной отрасли на углепромышленных территориях, в основу которого положен монографический метод. Исследовались следующие направлениям: ключевые про блемы и перспективы развития МБ (эмпирический объект – предприниматели (ру ководители) малых предприятий;

N = 200 человек, систематическая выборка;

ин тервьюирование);

МБ как сегмент регионального рынка труда (эмпирический объ ект – работающее население от 18 до 60 лет, N = 600, поквартирный опрос, интер вьюирование);

социальная среда развития МБ (эмпирический объект – население территории, N = 800, квотная выборка, уличный опрос, интервьюирование;

выпуск ники вузов, N =1241, целенаправленная выборка, «сплошной массив», анкетиро вание). Результаты исследования инновационного потенциала предприятий малого и среднего бизнеса (февраль-апрель 2011 г.), выполненного по гранту (эмпириче ский объект- руководители (собственники) инновационно-ориентированных предприятий;

целевая выборка;

N = 146;

интервьюирование). В общей сложности при участии или под руководством автора с начала 90-х годов было проведено исследований. Дополнительным источником информации послужили опубликован ные в печати данные социологических опросов в 2005–2006 гг. по социальной си туации на шахтах угольных компаний (опрошено 1114 чел. на 12 угольных пред приятиях, руководитель Апарина Н.Ф.);

интервью с предпринимателями Кемеров ской области в 2004–2008 гг. (опрошено соответственно 172 чел. и 124 чел., руково дитель Курбатова М.В.).

Область исследования. Исследование выполнено по специальности 22.00.03 «Экономическая социология и демография» Паспорта специальностей ВАК (социологические науки) в соответствии с п. 1 «Социальные закономерности экономического развития»;

п. 3 «Мотивация экономической деятельности»;

п. «Социальные проблемы занятости»;

п.12 «Социальная защита в системе экономи ческих отношений»;

п.13 «Социология собственности и распределения»;

п. «Человеческий фактор в экономике».

Достоверность и обоснованность результатов исследования базируется на применении теории и методологии социологической и экономической наук, и, главным образом, концепций экономической социологии. Все основные положе ния диссертационного исследования обоснованы, выводы и результаты не проти воречат существующим в современной науке положениям, основаны на использо вании большого массива государственной и отраслевой статистики за период 1990–2012 гг., данных репрезентативных социологических опросов, эмпириче ских методах исследования социально-экономических явлений и процессов, ис пользуемых при сборе и анализе эмпирического материала.

Научная новизна исследования заключается в решении научной проблемы, имеющей важное социально-экономическое значение: разработаны концептуаль ные основы изучения локального социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, функционирование кото рого может создавать как благоприятные условия, так и препятствия для реализа ции долгосрочных целей институциональной трансформации российской эконо мики. Выявлены факторы, определяющие эффективность функционирования ло кального социального механизма;

предложены направления и разработаны реко мендации повышения эффективности его функционирования.

Элементы новизны заключаются в следующем:

1. Разработана авторская концепция локализации социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, в рамках которой решается научная проблема диссертационного исследования.

Суть концепции состоит в том, что в условиях реальной практики реструктуриза ции отраслей хозяйственной специализации монопродуктового региона формиро вание и функционирование с начала 1990-х годов в административно территориальных границах региона локального социального механизма имеет за кономерный характер. Данный механизм является комплементарным в отноше нии социального механизма, регулирующего институциональную трансформацию российской экономики;

продуктом деятельности ЛСМ является локальная инсти туциональная среда, которая может создавать как стимулы, так и препятствия для реализации долгосрочных целей институциональной трансформации. Разработан ная концепция дает возможность объяснить, оценить социально-экономические результаты институциональной трансформации в регионе и обосновать возмож ные сценарии регионального развития.

2. Введены и разработаны категории «институциональная трансформация хозяйства в монопродуктовом регионе», «локализация социального механизма», «локальный социальный механизм институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе», «фактор регионального лидера».

3. Разработан методологический подход к выделению типообразующих признаков локального социального механизма, на основании которых классифи цированы его типы: неэффективный, переходный, эффективный. Раскрыты сущ ность, качественные отличия выделенных типов, определяемые характером от ношений социальных субъектов и взаимодействием органов региональной власти с другими социальными субъектами, выражающиеся в доминирующих методах управления в координации действий субъектов по достижению текущих и долго срочных целей институциональной трансформации.

4. Применительно к монопродуктовому региону сформулированы методо логические основы комплексной системы оценки институциональной трансфор мации, которая учитывает системный характер процесса в диалектическом един стве изменения формальных и неформальных правил, массовых образцов поведе ния (социальных практик), а также социальных и экономических результатов ин ституциональной трансформации. Данная система оценки используется для мони торинга институциональной трансформации хозяйственной системы Кемеровской области, на основании которой выявляются институциональные препятствия в реализации долгосрочной стратегии развития региона.

5. Проведен комплексный анализ локального социального механизма, регу лирующего процесс институциональной трансформации хозяйственной системы Кемеровской области с начала 1990-х гг., на основе которого:

1) доказано, что с начала 1990-х гг. в Кемеровской области по объективным и субъективным причинам формируются специфические характеристики ЛСМ, как комлементарного, которые сохранятся в обозримой перспективе;

2) обоснована роль регионального лидера как главного субъекта институ циональной трансформации и административно-командных методов в создании, утверждении частично формализованных норм, правил, социальных практик, в совокупности определяющих субъективное основание локализации институцио нальной среды хозяйственной деятельности в регионе;

3) выявлены социальные практики институциональной трансформации и их динамика с начала 1990-х гг. в сферах отношений собственности, труда и занято сти, малого и среднего предпринимательства, государственного (регионального) управления и подтвержден деформализованный характер локальной институцио нальной среды;

4) выявлены периоды и их взаимосвязь в трансформации отношений собст венности, социально-трудовых отношений, занятости в условиях реструктуриза ции угольной и металлургической отраслей промышленности;

5) обоснована неэффективность МСП в решении проблем занятости высво бождаемых работников, диверсификации хозяйственной системы региона;

систе матизированы институциональные препятствия развития МСП и выработаны ре комендации повышения эффективности государственной поддержки МСП;

6) осуществлена эмпирическая идентификация типов ЛСМ, установлен ха рактер его развития от неэффективного к переходному и обоснована неадекват ность переходного типа задачам модернизации и инновационного развития;

7) установлены институциональные препятствия для реализации долгосроч ной стратегии развития региона как основы роста благосостояния, качества жизни и развития человека, устранение которых определяется целевым ориентиром для разработки направлений и рекомендаций повышения эффективности функциони рования локального социального механизма.

Положения, выносимые на защиту.

1. Ключевым фактором институциональной трансформации хозяйства в мо нопродуктовом регионе является реструктуризация отраслей хозяйственной спе циализации. С начала 1990-х гг. последствия реструктуризации определяли и оп ределяют социально-экономические проблемы региона, решение которых нахо дится в сфере институциональных изменений. Именно институциональные ре зультаты трансформации отношений собственности в отраслях специализации монопродуктового региона формируют как предпосылки, так и барьеры для реа лизации долгосрочной стратегии развития региона.

2. Институциональная трансформация хозяйственной системы в монопро дуктовом регионе с начала 1990-х гг. как продукт противоречий, обусловленных социально-экономическими последствиями реструктуризации, представляет со бой процесс образования и укоренения специфичной конфигурации формальных и локальных неформальных, частично формализованных институтов, формирую щих в совокупности локальную институциональную среду хозяйственной дея тельности и жизнедеятельности в регионе. Данная среда может создавать как сти мулы, так и препятствия для реализации долгосрочной стратегии развития регио на.

Несовершенные и противоречивые институты, формируемые на федераль ном уровне, регулирующие процесс реструктуризации с начала 1990-х гг., форми руют совокупность условий для оппортунистического поведения социальных субъектов и обусловливает тем самым необходимость в формировании локальных институтов для поддержания социальной стабильности, создания стимулов соци ально-экономического развития региона.

3. Под локальным социальным механизмом институциональной трансфор мации хозяйства в монопродуктовом регионе понимается система действий и взаимодействий социальных субъектов, обусловленная реальной практикой рест руктуризации, по поводу применения, реформирования формальных норм феде рального значения, регулирующих процесс реструктуризации;

а также формиро вания, применения, изменения локальных (формальных и неформальных) инсти тутов, дополняющих, компенсирующих несовершенство и противоречивость фе деральных норм. Институциональную основу регулирования отношений субъек тов составляют федеральные нормативно-правовые институты. При этом сущест венное значение имеют локальные неформальные нормы и практики, деформали зующие формальные институты. Решающую роль в создании и поддержании ус тойчивости локальных неформальных институтов играют органы региональной власти, деятельность которых подвержена значительному влиянию регионального лидера. В системе локальных институтов важное место занимает, исторически сформированная в советский период архаичная структура правил, которая вос производится в социальных практиках, имеющих специфичность в конкретном регионе.

4. В условиях формализации отношений в российской экономике в 2000-е гг. функционирование локального социального механизма определяется устойчи востью деформализованной системы институтов, которая обеспечивает на регио нальном уровне достижение социально-приемлемого для сторон отношений ба ланса текущих интересов, политической и социальной стабильности в регионе, а также баланс интересов региона и федерального центра.

5. Эффективность функционирования локального социального механизма оценивается на основе целевых ориентиров институциональной трансформации через систему взаимосвязанных показателей экономической и социальной резуль тативности: а) структурных изменений в экономике региона (состояние основных фондов, ассортимент продукции, производительность труда, инновационное раз витие хозяйственной системы региона, структура занятости и др.);

б) качества ин ститутов и институциональной среды (соотношение нормативной и реальной мо дели, соответствие результатов функционирования института его функциональ ной необходимости, масштабы и укорененность неправовых практик);

в) соци альных показателей развития экономики (уровень жизни, условия труда, объемы социальных инвестиций, состояние экологии, индекс развития человеческого по тенциала, качество работников, социальная стабильность и др.).

6. В условиях реструктуризации угольной и металлургической отраслей промышленности Кузбасса в трансформации отношений собственности с начала 1990-х гг. выделяются периоды асоциального собственника и собственника с ак тивной социальной политикой (с начала 2000-х гг.). При этом выявлена тенденция углубления сырьевой специализации экономики региона и обоснована укорен ность неправовых трудовых практик. Это свидетельствует о незавершенности ин ституциональных преобразований в сфере отношений собственности, целью ко торых является формирование эффективного собственника. Эффективный собст венник, руководствуясь мотивами эффективности, конкурентоспособности и со циальной ответственности, обеспечивает прибыльное и устойчивое развитие предприятия в длительной перспективе на основе использования передовых тех нологий, внедрения инноваций и развития человеческого потенциала.

7. Установлена взаимосвязь между изменениями в отношениях собственно сти и развитием трудовых отношений. Периоду асоциального собственника соот ветствует асоциальный период в трудовых отношениях (неправовой характер от ношений), периоду собственника с активной социальной политикой – период со циально-приемлемого компромисса сторон трудовых отношений на основе роста заработной платы и социальных льгот. При этом сохраняется несоответствие ме жду нормативной и реальной практикой трудовых отношений. Правонарушения и нарушения социокультурных норм в сфере труда и занятости как неправовые трудовые практики имеют устойчивый характер с начала 1990-х гг. и тенденцию к расширению в условиях кризиса. Неправовые трудовые практики ограничивают инвестиции в человека и не совместимы с задачами модернизации и инновацион ного развития, но они не нарушают социальную стабильность.

8. Масштабное (более 50 %) сокращение занятости в отраслях специализа ции Кузбасса в соответствии с рыночными принципами эффективности и роста производительности труда с начала 1990-х гг., имеет отраслевые различия, кото рые, как установлено, характеризуются институциональными особенностями, пе риодами, влиянием процесса высвобождения работников на состояние рынка тру да и социальную стабильность в регионе. При этом сформированные в 1990-е гг.

локальные институты и действующие административные методы регулирования рынка труда и поддержания уровня занятости свидетельствуют о незавершенно сти институциональных преобразований, предусматривающих переход от плано во-административного к рыночному регулированию занятости, где доминирую щими являются нормы права, договорные институты, конкурентоспособность, обеспечивающие достижении эффективной занятости.

9. Основные тенденции развития МСП свидетельствуют, что без изменения институциональной среды МСП не превратится в значимый фактор диверсифика ции экономики и расширения занятости, уровень которой в подавляющем боль шинстве моногородов области оценивается как небольшой (в среднем 12,8 % в настоящее время). Изменение институциональной среды связано с замещением неформальных практик и неформальных норм во взаимоотношениях власти и бизнеса, бизнеса и наемных работников формализованными договорными отно шениями;

привлечением в МСП квалифицированных кадров как на уровне субъ екта предпринимательской деятельности, так и наемной рабочей силы.

10. Со второй половины 1990-х гг. в Кузбассе ключевым субъектом инсти туциональной трансформации стал региональный лидер. Губернатор персонально стал оказывать и оказывает решающее влияние на формирование локальных пра вил и норм, социальных практик, с одной стороны, стимулирующих социальную направленность институциональных реформ в регионе, с другой – усиливающих административную централизацию управления и деформализацию локальной ин ституциональной среды. Следствием этого становится сохранение и упрочение политического и административного монополизма, проявляющегося в админист ративно-командном воздействии региональной власти на систему рыночных от ношений, монополизация регионального рынка на основе административного ре сурса, что не соответствует дальнейшему развитию институтов рынка, главным из которых является конкуренция.

11. Локальный социальный механизм, регулирующий институциональную трансформацию хозяйственной системы Кемеровской области, в настоящее время не адекватен задачам долгосрочной стратегии региона, что не соответствует дол госрочным интересам власти, бизнеса и населения региона. Во-первых, углубле ние сырьевой специализации снижает потенциал долгосрочного устойчивого раз вития и повышает социальные риски. Во-вторых, локальная институциональная среда содержит институциональные препятствия для модернизации и инноваци онного развития. В-третьих, в условиях сырьевой экономики позитивная тенден ция роста благосостояния не создает устойчивую основу для повышения качества жизни и роста человеческого потенциала. При этом локальные институты и адми нистративно-командные методы в управлении, усиливающие социальную ответ ственность бизнеса и социальную защиту населения, соответствуют в целом те кущим интересам населения и продолжают оставаться относительно результатив ными, особенно в кризис.


Теоретическая и практическая значимость работы. Разработанный кон цептуальный подход к изучению социального механизма способствует более глу бокому пониманию процесса институциональной трансформации в аспекте моно продуктового региона;

объясняет формирование территориальных институцио нальных моделей реформирования хозяйственной системы, раскрывает факторы и роль социальных субъектов в институциональной трансформации, определяющих ее социально-экономические результатов. Методологические подходы и концепту альные идеи автора могут быть использованы в качестве теоретической основы для региональных исследований по широкому кругу институциональных проблем.

Результаты исследования имеют практическое значение в следующих на правлениях: при разработке и реализации целевых программ регионального раз вития, комплексных инвестиционных планов развития моногородов, инструмен тов и направлений региональной политики на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективу, при формировании корпоративных социальных про грамм, при подготовке коллективно-договорных соглашений различного уровня.

Для этих целей к наиболее существенным результатам следует отнести разработ ку показателей и оценку эффективности функционирования локального социаль ного механизма, систематизацию институциональных препятствий для модерни зации и инновационного развития. Знание характеристик и особенностей функ ционирования локального социального механизма позволяет обеспечить адрес ность и эффективность проводимых на федеральном уровне институциональных преобразований в регионе, которые содействуют активизации процессов модер низации на основе инновационного развития. Кроме того, результаты работы имеют применение в учебном процессе, в системе дополнительного профессио нального образования и переподготовки, а также при проведении научных иссле дований социально-экономического развития Кемеровской области Апробация работы. Основные научные положения, результаты и выводы, сформулированные в диссертации, докладывались на международных и всерос сийских научных конференциях, таких как: «Антикризисное управление: произ водственные и территориальные аспекты» (Новокузнецк, 2003;

2005;

2007;

2012 гг.);

«Сибирское общество в период социальных трансформаций XX в.»

(Томск, 2005);

«Россия XXI века: пути и перспективы развития» (Москва, 2007);

«Динамика социально-территориальной структуры современного российского общества» (Волгоград, 2008);

«Институциональные изменения в экономике, праве и образовании современного российского общества» (Новокузнецк, 2009), «Пер спективы развития технологий переработки вторичных ресурсов в Кузбассе. Эко логические, экономические и социальные аспекты» (Новокузнецк, 2012);

«Науко емкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов» (Новокуз нецк, 2011);

«Россия и мировое сообщество в контексте посткризисного развития»

(Москва, 2011);

«Россия и мировое сообщество перед вызовами нестабильности экономических и правовых систем» (Москва, 2012) и др. Результаты исследова ний использовались Администрацией Кемеровской области, Администрацией г. Новокузнецка, Центром занятости населения, Советом народных депутатов г.

Новокузнецка при подготовке региональных и городских программ развития, планов развития моногородов, руководством территориальных отделений отрас левых профсоюзов при подготовке коллективно-договорных соглашений. Поло жения и выводы диссертации используются в образовательном процессе Ново кузнецкого института (филиала) КемГУ, Новокузнецкого филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Публикации. Основные результаты исследования опубликованы в 55 рабо тах (авт. объем 71,6 п. л.), в том числе в 17 статьях в научных изданиях, рекомен дованных ВАК;

5 монографиях, из них 3 коллективные (авт. объем 50,4 п. л.). Ма териалы исследований опубликованы на сайтах Национального института сис темных исследований проблем предпринимательства (http://nisse.ru/business/article) и Ресурсного центра малого предпринимательства (http://www.rcsme.ru/lib.asp).

Структура диссертации. Диссертация состоит из двух томов. Первый том общим объемом 393 страницы включает введение, четыре главы, одиннадцать па раграфов, заключение, 17 таблиц, 7 рисунков, библиографический список из источников. Второй том общим объемом 89 страниц включает 14 приложений, в которых представлены статистические таблицы и результаты социологических исследований. Структура диссертационной работы обусловлена логикой исследо вания.

В первой главе обосновываются теоретико-методологические подходы к ис следованию, ключевые факторы институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, представлена концепция локализации социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом ре гионе.

Во второй главе проведен анализ институциональных основ и аргументиру ется значимость субъективного фактора в трансформации отношений собственно сти в отраслях специализации Кемеровской области, обосновывается периодиза ция процесса, а также выявляются институциональные проблемы перехода от экспортно-сырьевой к инновационной модели развития.

В третьей главе проведен анализ институциональных основ трансформации сферы труда и занятости, обосновывается периодизация процесса, аргументиру ется значимость субъективного фактора в формировании локальной модели регу лирования трудовых отношений и отношений занятости, а также анализируется роль малого и среднего предпринимательства (МСП) в решении проблем занято сти, раскрываются институциональные препятствия развития МСП.

В четвертой главе на основе материалов предыдущих глав раскрывается эволюция локального социального механизма хозяйственной системы Кемеров ской области, на основании этого обосновывается вектор развития региона в обо зримой перспективе.

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО МЕХАНИЗМА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ХОЗЯЙСТВА В МОНОПРОДУКТОВОМ РЕГИОНЕ 1.1 Институциональная трансформация хозяйства: деятельностно структурный, институциональный, структурно-функциональный подходы На рубеже 1990-х гг. прошлого века российское общество вступило в период радикальных перемен всех сфер жизнедеятельности, включая повседневную жизнь человека. Эти перемены сразу же привлекли внимание отечественных ученых. Для осмысления процесса становления новой реальности потребовались адекватные теоретико-методологические подходы и новые понятия. Главным стало понятие «трансформация», которое получило важное интерпретационное значение для рас крытия сущности и содержания объекта диссертационного исследования.

До 1990-х годов в советской социологии понятие «трансформация» 8 практи чески не использовалось, а социальные изменения отражались в таких понятиях как «развитие», «эволюция», «революция», «реформа». Объяснение этому факту А.Н. Данилов видит в том, что понятие «трансформация» имеет отношение, прежде всего, к процессам преобразования в бывших социалистических странах, которые перешли к новой социально-экономической политике при использовании рыноч ных механизмов9. Выделяя отличия трансформации от перечисленных изменений, И.А. Батанов подчеркивает ее отчетливо качественный, комплексный, в большин стве случаев необратимый характер, приводящий к принципиально новым свой ствам системы10. По определению Н.И. Лапина, «…трансформация есть ком плексное, преимущественно эволюционное преобразование общества как социо культурной системы: присущего ей типа социетального соответствия или кон Прим.: в понятии «социальная трансформация» акцентируется социальность объекта трансформации и обществен ный способ ее проявления.

Данилов А.Н. Переходное общество: проблемы системной трансформации. Минск: Университетское, 1997. С. 11-15.

Батанов И.А. Основы теории социально-экономических трансформаций. СПб.: СПбГУЭФ, 2000. С.38.

кретно-исторической ее формы».11 Комплексность преобразования означает, что трансформационный процесс охватывает все основные структуры и процессы сис темы. В качестве объекта трансформации определяются объекты социума, подвер гающиеся процессу перемен: общество, его основные подсистемы, их структурные образования (социальные группы, институты, территориальные образования, отрас ли народного хозяйства и пр.). Поэтому трансформация представляется как сово купность преобразовательных процессов во всех сферах общества и их структурных образованиях, где осуществляются перемены. По мнению В.А. Ядова, суть проис ходящего в России преобразовательного процесса наиболее точно выражается по нятием «трансформация» по сравнению, например, с понятиями «модернизация»

или «переход», так как в нем учитываются факторы субъектности. То есть усиле ние возможности влияния социальных субъектов на процессы изменений, что мо жет приводить к неожиданным, незапланированным результатам. Поэтому, под черкивает В.А. Ядов, понятие «трансформация» свободно от «векторной нагруз ки».12 Причем, как отмечает Н.И. Лапин: «вектор трансформации тем менее опре делен, чем радикальнее ее характер и чем на более ранней стадии она находится». В этом же ключе специфику трансформации как радикального и относительно бы строго изменения социетального типа общества, не связанного со сменой элит, оп ределяет Т.И. Заславская. К главным отличительным особенностям социальной трансформации она относит: постепенность;


относительно мирный характер;

на правленность на изменение сущностных черт общества;

зависимость хода и ре зультатов процесса от деятельности и поведения массовых общественных групп;

несформированность институциональной среды;

значительная роль стихийных факторов;

слабая управляемость и непредрешенность итогов трансформации. В работах российских исследователей трансформация и вызвавший ее сис темный кризис социалистического (советского) общества тесно пересекаются в со Лапин Н.И. Проблема социокультурной трансформации //Вопросы философии. 2000. №6. С. Ядов В.А. А все же умом Россию понять можно // Россия: трансформирующееся общество. М., Канон-Пресс-Ц, 2001. С. 11-12.

Лапин Н.И. Указ. соч. //Вопросы философии. 2000. №6. С.8.

Заславская Т.И. Современное российское общество Социальный механизм трансформации: Учеб. пособие. М.:

Дело, 2004. С.197.

циальном пространстве. Это указывает на закономерный характер трансформации.

Главным критерием оценки ее результатов определяются гуманитарные цели: раз витие человеческого потенциала, рост благосостояния, качества жизни населения, широта и надежность прав и свобод человека, увеличение возможностей для инно вационной деятельности субъектов, сглаживание социальных различий и др. Таким образом, «трансформация» выступает понятием, отражающим качест венные изменения. Сущность трансформации как процесса социальных изменений, имеющих вариативный характер развития, заключается в смене социетального ти па общества, содержанием которого, по утверждению А. Н. Данилова, является рыночный характер возникающей системы. 16 Именно преобразования в экономике являются «жизненным нервом» социальной трансформации, «первотолчком», запустившим механизмы перемен в обществе. 18 Действительно, переход от пла ново-распределительной к рыночной экономике, в границах которого также осу ществляются изменения политической системы, меняется социальная структура, формируются структуры гражданского общества, новые ценности и многое дру гое, выступает системообразующим процессом в формировании нового типа об щества. Вместе с тем, переход к рынку в значительной степени зависит от соци ального контекста: ценностей, традиций, интересов, ресурсов, отношений дейст вующих в хозяйственной сфере социальных субъектов. Без взаимосвязи социаль ных и экономических факторов сам по себе он не может быть системообразую щим процессом. Поэтому трансформация российской экономики стала объектом экономико-социологических исследований, предметом которых являются взаимо действия индивидов и групп, правила и механизмы взаимодействий, ресурсы, про межуточные, конечные результаты, эффективность взаимодействий. Данилов А.Н. Указ. соч. Минск: Университетское, 1997. С. 13;

Заславская Т.И. Указ. соч. М.: Дело, 2004. С.104;

Лапин Н.И. Указ. соч. //Вопросы философии. 2000. №6. С.7-8.

Данилов А.Н. Указ. соч. Минск: Университетское, 1997. С. 73.

Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельнстно-структурная концепция. 2-е изд., испр. и доп. М.: Дело, 2003. С.155–158.

Рывкина Р. В. Социология российских реформ: социальные последствия экономических перемен: курс лекций.

М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2004. С.10.

Бородкин Ф.М. Взаимодействие социологических и экономических наук. Что впереди? // Социс. 2005. №.

С. Общепризнано, что трансформация экономики (общества в целом) связаны с изменением институциональной структуры. Как подчеркивает Р.И. Капелюшни ков, системная трансформация немыслима без обновления «правил игры», регули рующих различные сферы жизнедеятельности общества. 20 Т.И. Заславская акцен тирует внимание, что институты выступают наиболее доступным объектом целе вой реформаторской деятельности, в первую очередь, те из них, которые опреде ляют социетальный тип общества (институты власти, собственности, гражданско го общества, прав и свобод человека). Поэтому важнейшим объектом трансформа ции является институциональная структура общества, применительно к которой следует оценивать ее итоги, а институциональная трансформация по своему со держанию является частью системной трансформации, которая охватывает все эле менты общественной системы и предстает как совокупность трансформационных процессов. 21 В этом смысле институциональная трансформация выступает как от носительно самостоятельный процесс.

Многочисленные теоретические работы и эмпирические исследования отече ственных ученых доказывают, что практика реформ отразила неспособность фор мируемых рыночных институтов, как средства достижения целей рыночных ре форм, решать главные экономические и социальные проблемы развития российской экономики. Вместо структурных изменений углубляется сырьевая специализа ция, усиливается социальное неравенство, разрушаются традиционные культур ные ценности и др. Реальные проблемы стимулируют научный поиск ответов по самым различным аспектам развития национальной экономики, который отражает разнообразие и противоречивость мнений исследователей. Данное обстоятельство Капелюшников Р. «Где начало того конца?» (к вопросу об окончании переходного периода России) // Вопросы экономики. 2001. №1. С.143.

Заславская Т.И. Указ. соч. М.: Дело, 2003. С.175-177.

Бессонова О.Э. Раздаточная экономика России. Эволюция через трансформации. М.: РОССПЭН, 2006. URL:

http://ecsocman.edu.ru/db/msg/321347.html (дата обращения 15.05.2009);

Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. 308 с.;

Кузьминов Я., Радаев В., Яковлев А., Ясин Е.

Институты: от заимствования к выращиванию (опыт российских реформ и возможности культивирования инсти туциональных изменений)//Вопросы экономики. 2005. №5. С.3 – 27;

Трансформация экономических институтов в постсоветской России/Под ред. Р.М.Нуреева. М.: Московский общественный научный фонд, 2000.304с.;

Шкаратан О.И. Российский порядок: вектор перемен. М.: Вита-Пресс, 2004;

Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ) / Р.М. Нуреев, А.В. Алексеев, Е.С. Балабанова и др.;

Под ред. Р.М. Нуреева;

Сер.

"Научные доклады. Вып. 124. М.: МОНФ, 2001.804 с.;

Ясин Е.Г. Модернизация экономики и система ценностей // Вопросы экономики. 2003. №4. С. 4–36 и др.

является следствием не только сложности самого объекта исследования, но и раз личий концептуальных подходов. Поэтому важной проблемой является обоснова ние теоретико-методологической основы диссертационного исследования, адек ватной для реализации экономико - социологического подхода к изучению инсти туциональной трансформации российской экономики в региональном аспекте.

В современной социологии сложились восходящие к работам классиков (К.

Маркса, О. Конта, Э. Дюркгейма, М. Вебера, Д. Мида и др.) основные теоретиче ские подходы (марксизм, структурализм и функционализм, символический инте ракционизм). Различия подходов в изучении и объяснении социальной реальности и социальных изменений выражаются в дихотомиях или «парных концепциях» ти па деятель-структура;

микро-макро;

методологический индивидуализм – холизм;

рационализм – нерациональность.23 Разрешение указанной дихотомии осуществля ется в рамках деятельностно-структурного (активисткого) подхода, методология которого базируется на синтезе макро- и микросоциологического анализа социума и соединяет индивидуальное действие и структуру. По мнению П. Штомпки, авто ра теории социального становления, нацеленной на анализ «общества в дейст вии»,именно принцип деятельностного изменения социального целого социальны ми субъектами соответствует современному социологическому подходу. По оп ределению В.А. Ядова, активистский подход концентрирует внимание на пусковом механизме изменений - агентах, которые, подобно тому, как это имеет место в хи мической реакции, запускают процесс. Понятие «трансформация» отражает принцип деятельностного изменения социального целого социальными субъектами (лидеры, элита, социальные группы и др.), которые активно участвуют в трансформационных процессах, влияют на их результаты, генерируя тем самым социальные изменения. В этом плане исследова нию институциональной трансформации российской экономики наиболее полно Монсон П. Современная западная социология: теории, традиции, перспективы. / Пер. со шв. СПб: Нотабене, 1992. С. 420–424.

Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект-Пресс, 1996. С.253.

Ядов В.А. К вопросу о национальных особенностях модернизации российского общества. URL:

http://www.etnograf.ru/node/159 (дата обращения 10.03.2013).

соответствует активистский (деятельностно-структурный) подход, предложенный Э. Гидденсом и развиваемый в работах П. Бурдье, П. Штомпки, М. Арчер и др.

В теории структурации Э. Гидденса, главными понятиями которой являются «структура», «система», «дуальность структуры», осуществляется интеграция дей ствия и структуры как методологического синтеза макро- и микросоцио логического анализа социума, необходимого для понимания механизма воспроиз водства и преобразования социума. Сам термин «структурация» отражает дуаль ный характер структуры, существующей между наличием правил и ресурсов, с од ной стороны, и действиями акторов - с другой. Структуры являются как средством, так и результатом социальных действий, действие является как структурирован ным, так и структурирующим. Структура присутствует в сознании каждого актора в виде отпечатков социальной практики и проявляет себя в действии. Социальные системы, обладающие структуральными свойствами, состоят из воспроизводимых (изменяющихся) в пространстве и времени «паттернов» отношений (типичные спо собы взаимодействия, устойчивые модели поведения) между социальными агента ми и группами, то есть существуют в виде воспроизводимых социальных практик.

Именно социальные практики, разворачивающиеся в пространстве и времени, по лагает Э. Гидденс, можно считать источником и основой образования как субъекта, так и социального объекта. Последовательность изменения практик воспроизводит изменения общества. Анализ структурации социальных систем означает изучение способов, которыми производятся и воспроизводятся такие системы, основанные на сознательной деятельности акторов, полагающихся на правила и ресурсы во всём многообразии контекстов действия.26 В этой части полемизируя с Э. Гидден сом, М. Арчер считает, что о социальной структуре нельзя говорить, что ее создают люди как агенты, скорее они воспроизводят или трансформируют ее, а социальная практика — это реструктурирование. Руководствуясь принципом «аналитиче ской» дуальности (агент и структура являются аналитически различными для уста Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. 2-е изд. М.: Академический Проект, 2005. С. 69–70.

Теория общества. Сборник / Пер. с нем., англ. / Вступ. статья, сост. и общая ред. А. Ф. Филиппова. М.: «КАНОН пресс-Ц», «Кучково поле», 1999. 416 с. URL: http://www.fidel-kastro.ru/sociologia/teoria.htm#5 (дата обращения 10.03.2013).

новления связи между ними), М. Арчер утверждает, что структура логически пита ется действиями, которые её трансформируют, а «разработка структуры» логиче ски отстаёт по времени от этих действий, что определяет вероятностный характер изменений. Незаданность вектора социального развития и его вариативность под черкивает П. Штомка. По его мнению, наследие предыдущей практики создает по ле возможностей для субъекта, в котором развертывается последующая практика, не лишенная возможностей выбора в каждой фазе процесса. Важное значение для понимания механизма социального воспроизводства имеет трактовка Э. Гидденсом понятия «социальная позиция» как «социальная идентичность», влекущая за собой определённый, но жестко не заданный круг прав и обязанностей, которые агент, соответствующий этой идентичности, может акти визировать или выполнить.29 «Быть человеком, значит являться целеустремлен ным деятелем, который одновременно осознает причины собственной деятельно сти и способен в случае необходимости детально развить и конкретизировать их».30 Если агент теряет способность «преобразовывать» существующее положе ние дел или ход событий, он перестает быть таковым. Поэтому главной чертой из менений Э. Гидденс определяет наличие агентов, обладающих достаточным реф лексивным знанием, для того, чтобы изменить своё положение в мире.

Совмещение объективности социальной структуры и субъективности инди видуальной деятельности у П. Бурдье осуществляется путем введения таких поня тий как «габитус», «социальное пространство», «поле», «капитал» и др. Понима нии механизмов социального воспроизводства и изменения, скрытых в повсе дневной жизни людей, у П. Бурдье связано с двойным структурированием соци альной действительности. Социальные структуры обусловливают практики и представления агентов, но агенты производят практики и тем самым воспроиз водят или преобразуют структуры. Механизм воспроизводства и изменения структуры П. Бурдье описывает при помощи понятия габитус. «Являясь продук том истории, габитус производит практики как индивидуальные, так и коллек Штомпка П. Указ.соч.. М.: Аспект-Пресс, 1996. С.288.

Гидденс Э. Указ.соч. М.: Академический Проект, 2005. С. Там же. С.40–41.

тивные, а, следовательно - саму историю в соответствии со схемами, порожден ными историей. Он обеспечивает присутствие прошлого опыта, который суще ствуя в каждом организме в форме схем восприятия, мышления и действия, бо лее верным способом, чем все формальные правила и все явным образом сфор мулированные нормы, дает гарантию тождества и постоянства практик во вре мени». 31 В изложенном понимании габитус трактуется не только в качестве осно вы, порождающей практики, но и соединяющей «социальные структуры» и «агента», реализуя принцип преемственности и регулярности, который отмеча ется в социальных практиках. Поскольку габитус «есть продукт характерологи ческих структур определенного класса условий существования…», он высту пает как система предрасположенностей, обусловленных индивидуальной исто рией и воспринятой с детства коллективной историей. По существу, он функцио нирует как матрица восприятия, постановки целей, решения задач, действий со циального субъекта и воплощает его социальные (индивидуальные) особенности (способы мышления, манеру поведения, речи, характерный стиль и образ жиз ни). Эти особенности отличают представителя одного класса, профессии, нацио нальности от других. В этом смысле габитус выявляется на основании изучения производных от него телесных практик, выражающих определенную социальную позицию в конкретном пространстве и времени. Понятие габитуса привело П. Бур дье к понятию социального пространства и раскрытию механизма его воспроиз водства и преобразования. Согласно П. Бурдье отношения между агентами обу словлены теми позициями, которые они занимают и которые характеризуют объ ем и структуру капиталов, и правилами игры, характерными для данного про странства. Поэтому социальное пространство не является внешним по отношению к взаимодействующим социальным агентам, их практикам. Логика практики соци альных агентов, занимающих определенные социальные позиции в социальном пространстве - это борьба либо за сохранение существующих позиций, либо за Бурдье П. Практический смысл. Москва ;

Санкт-Петербург : Ин-т экспериментальной социологии Алетейя, 2001.

С.105.

Бурдье П. Социология политики. М.:Socio-Logos, 1993. С.13.

их трансформацию, что и может лишь воспроизводить и преобразовывать струк турированное в полях социальное пространство.

Концептуальные идеи теоретиков активистского подхода, разрешая дуа лизм между структурой и действием и утверждая активную роль включенных в сложную систему социальных взаимосвязей субъектов в преобразовании социаль ной реальности, а также вариантность социального развития,33 широко использу ются отечественными учеными для понимания процесса трансформации россий ского общества. Однако в центре внимания социологов, сформулировавших мето дологические ориентиры исследования на человеческое действие, социальное вос производство и социальную трансформацию, находились, главным образом, запад ные общества. В России складывался принципиально иной тип социальной реаль ности, изучение которого потребовало от отечественной науки развития новых тео ретических подходов и концепций, описывающих особую (российскую) социальную реальность.

В трудах Т.И. Заславской деятельностно-структурный подход к изучению современного российского общества реализован в концепции социального меха низма34 трансформационного процесса, рассматривающей социальные изменения в тесной связи макро- и микроуровня и объясняющей, каким образом социальные действия, совершаемые акторами на микроуровне, меняют макрохарактеристики общества, и как изменение этих характеристик, в свою очередь, воздействует на жизнь и деятельность этих акторов. Концепция социального механизма транс формационного процесса базируется на общей идее о том, что многосубъектные общественные процессы (экономические, политические и иные) регулируются со циальными механизмами, что объясняется особой значимостью, силой и устойчи востью социальных связей, которые обусловливают их системность. Конечным результатом функционирования социального механизма как устойчивой системы взаимодействия социальных акторов становятся изменения общественного уст Прим.: по мнению П. Штомки, наследие предыдущей практики создает поле возможностей для субъекта, в кото ром развертывается последующая практика, не лишенная возможностей выбора в каждой фазе процесса, что обу словливает незаданность вектора социального развития и его вариативность.

Прим.: в работах Т.И. Заславской социальный механизм понимается как система действий и взаимодействий социальных субъектов и их регуляторов.

Заславская Т.И. Указ.соч. М.:Дело, 2003. С. 192.

ройства. Не случайно, процессы трансформации российской экономики (станов ление рынка труда, развитие аграрно-промышленного комплекса, институционали зации социально-экономических интересов субъектов экономического действия и др.) изучаются через исследование социального механизма. Вместе с тем, характер ная для России межрегиональная экономическая дифференциация проявляется и в региональной дифференциации трансформационных процессов, в том числе форми рования и функционирования институтов, объективного положения и мотивов пове дения основных субъектов отношений, что приводит к региональному многообра зию в рамках общей траектории реформирования российской экономики. Это делает актуальным использование «механизменного» подхода к изучению процессов ре формирования региональных экономических (хозяйственных) систем, раскрываю щего взаимосвязи развития экономики региона и активности региональных соци альных групп. В этом плане применение деятельностно-структурной концепции со циального механизма трансформационного процесса Т.И. Заславской наиболее полно соответствует экономико-социологическому подходу к изучению объекта диссертационного исследования. С этих позиций вырабатывается целостное пред ставление об институциональной трансформации российской экономики, реализуе мой на региональном уровне;

происходит осмысление факторов, определяющих мотивы поведения и интересы социальных групп;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.