авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» ...»

-- [ Страница 3 ] --

проводимые преобразования представляют собой коренные изменения. 120 На от раслевом уровне понятие «реструктуризация» получило официальный статус применительно к процессам адаптации к рынку угольной отрасли и используется как синоним понятиям «структурная перестройка», «структурные преобразова ния». Это нашло широкое распространение в работах по реструктуризации уголь ной отрасли, в которых проводится тесная взаимосвязь реструктуризации на мик ро (отраслевые организации) и мезо уровнях (отрасль экономики). 121 Несмотря на значительное количество работ по реструктуризации угольной отрасли, в которых раскрываются предпосылки, цели и задачи, принципы, этапы, проблемы, резуль таты реструктуризации отрасли, включая региональный уровень, понятие «рест руктуризация» не имеет четкого, общепризнанного определения. В работе «Рест руктуризация угольной отрасли Кузбасса. Введение в системное проектирова ние», сам термин «реструктуризация» трактуется как изменение структуры, а ре структуризация рассматривается как процесс раскрытия потенциала отрасли за счет оптимизации структуры различного вида имеющихся ресурсов: производст венных, сырьевых, товарных и пр. 122. В работе «История угледобычи в России» в понимании реструктуризации как процесса перехода от убыточной к конкуренто способной отрасли, состоящей из конкурентоспособных и обеспечивающих само развитие в длительной перспективе угольных компаниях, конкурирующих друг с другом и функционирующих без бюджетных дотаций, зафиксированы ее ожидае мые результаты123.Рассматривая реструктуризацию с позиции проектного подхода (как крупного отраслевого проекта), И. Кожуховский под реструктуризацией Вершинин К.С., Шабашев В.А. Теоретические основы преобразования фирмы в российской экономике. Ке мерово: Кузбассвузиздат, 2003. С.60-62.

Малышев Ю.Н., Зайденварг В.Е., Зыков В.М. Реструктуризация угольной промышленности (Теория. Опыт.

Программы. Прогноз). М.: Компания «Росуголь». 211 с.;

Попов В. Н., Рожков А.А. Социальные проблемы в угле добывающих регионах при структурной перестройке угольной промышленности России. М., 1998. 256 с.;

Рожков А.А. Социально-экономические последствия реструктуризации угольной отрасли России. Избранные труды. М.:

Изд-во ФГУП ЦНИЭИуголь, 2003. 480с.;

Рожков А.А. Механизмы регулирования социально-экономическмх по следствий реструктуризации угольной отрасли / под общ. ред.акцией член-корр. А.И.Татаркина – Екатеринбург:

ИЭ Уро РАН, 2004. -288 с.;

Шабашев, В.А. Шустов В.А. Реструктуризация угольной отрасли и состояние рынков труда углепромышленных территорий. Кемерово: Кузбассвузиздат,2003. 176 с.;

Гаркавенко А.Н.Антикризисная социально-ориентированная политика в условиях реструктуризации угольной промышленности /Под ред.

докт.экон.наук В.Н.Попова. М.:ООО «МИГЭК», 2005. 210 с. и др.

Красильников Б.В., Сараев В.Н., Чудинов А.Ю. Реструктуризация угольной отрасли Кузбасса. Введение в сис темное проектирование. Кемерово: Корпорация «Кузбассинвестуголь», 2000. С. 18.

Грунь В.Д., Зайденварг В.Е., Климник В.Г., Малышев Ю.Н., Попов В.Н., Рожков А.А. Указ. соч. М.,2003.

С. 256.

угольной промышленности понимает целенаправленное воздействие государст ва на объект реформирования для достижения целевого состояния объекта в ус ловиях ограниченных ресурсов и за ограниченное время124. Государство выступает как организатор проекта реструктуризации отрасли, так и реструктуризации госу дарственных функций отраслевого управления. Включение социальной компоненты находит свое отражение в понимании реструктуризации как комплекса взаимосвязан ных мероприятий, направленных на преобразование производственной и организаци онной структур угольной отрасли в целях повышения ее эффективности и решения вызванных реструктуризацией социально–экономических проблем угледобывающих регионов.125 Акцент ставится на социально-ответственный характер процесса, то есть использование различных способов постоянного учета интересов всех слоев населения территории, которых негативно затрагивают последствия реструктури зации, что особенно актуально для территорий с монопрофильным типом заня тости. В ином случае осуществляемые преобразования окажутся либо неустойчи выми, либо неэффективными. Практическая реализация данного подхода находит применение в разработке организационно-экономических механизмов социальной защиты, создания новых рабочих мест, социального инвестирования, содействия ре гиональному и местному развитию. 126 Важнейшим элементом структурных преобра зований с точки зрения их адекватности социальным интересам А. Рожков рассматри вает институциональные преобразования. В этом смысле проблемы реструктуризации А. Рожков относит больше к сфере институциональной трансформации. Кожуховский И.С. Реструктуризация угольной отрасли России. Дисс. канд. экон. наук. М., 2003. С.75–76.

Гаркавенко Н. И., Гаркавенко А. Н., Попов В. Н., Пяткин А. М., Рожков А. А.. Социально-экономический сло варь-справочник. Угольная промышленность. – М.: ООО «Редакция журнала «Уголь», 2007. 514 с.

Гаркавенко А.Н. Развитие организационно-экономических механизмов дополнительного социального обеспече ния высвобождаемых работников при реструктуризации угольной отрасли // В сб. трудов «Структурные преобра зования экономики индустриальных территорий». Выпуск 1. «Социально-экономические проблемы реструктури зации базовых отраслей промышленности». Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2003. С. 314–322;

Гар кавенко А.Н. Опыт социально ответственного инвестирования в базовых отраслях промышленности // Известия высших учебных заведений. Горный журнал. Екатеринбург: Уральский государственный горный университет.

2007. № 5. С. 34-38;

Козаков Е.М., Гаркавенко А.Н. Институализация социальной ответственности бизнеса / Про блемы экономического роста региона / Научные труды. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008.

С. 27–30;

Попов, В.Н. Государственное регулирование социальных процессов при реструктуризации угольной от расли // ЭКО. 2000. № 4. С.15-29;

Рожков, А.А., Тушев А. Ю. Реализация программ местного развития по обеспе чению занятости на углепромышленных территориях в 1998–2007 гг. // Уголь. 2009. №3. С.16–18 и др. и др.

Рожков А.А. Указ. соч. М.: Изд-во ФГУП ЦНИЭИуголь, 2003. С. 429.

Не останавливаясь на детальном анализе работ по реструктуризации уголь ной отрасли, но на его основе следует выделить главные характеристики процес са, имеющие отношение к другим ведущим отраслям российской промышлен ности. Это: а) длительность, системность процесса 129;

б) участие государства, эф фективное государственное законодательное (обеспечение законодательно правовой базой) и экономическое (субсидии, компенсации производителям, на логовые льготы и др.) регулирование;

в) приоритетное значение социальных ас пектов при реализации структурных преобразований (социальная защита высво бождаемых работников, содействие занятости, создание новых рабочих мест, улучшение экологической ситуации, повышение уровня и качества жизни);

г) ор ганизация социального партнерства, обеспечивающего соблюдение баланса ин тересов всех участников, на которых оказывает влияние процесс;

д) взаимо связь структурных преобразований и институциональных трансформаций: струк турные изменения в отрасли в условиях перехода к рынку могут быть осуществле ны только на базе институциональных преобразований, которые, в свою очередь, призваны стимулировать дальнейшие структурные изменения.

Опираясь на анализ программных документов, регламентирующих реструк туризацию отраслей российской экономики, и научной литературы по реструкту ризации угольной отрасли можно сформулировать понимание процесса реструк туризации в рамках узкого и широкого подходов. В первом случае реструктури зация тождественна структурным преобразованиям и представляет собой процесс качественного изменения технико-технологической, 130 производственной,131 орга Прим.: к ведущим отраслям промышленности относятся отрасли, продукция которых доминирует в отраслевой структуре промышленного производства, в первую очередь, это ресурсные отрасли.

Прим.: системность процесса выражается в том, что реструктуризация, например, угольной промышленности охватывает всю совокупность элементов отрасли как социально-экономической системы и объекта реструктуриза ции, а также факторов, влияющих на процесс: производственная, организационная, социальная структура отрасли;

социально-экономическая сфера региона;

социальные последствия реструктуризации для высвобождаемых работ ников и населения территории;

социальное партнерство социальных групп, вовлеченных в процесс;

институты, регулирующие процесс.

Технологическое обновление производства, развитие научно-технического потенциала с целью повышения ка чества производимой товарной продукции, производства новых видов продукции с более высокой добавленной стоимостью.

Ликвидация убыточных предприятий, выделение непрофильных видов деятельности, непосредственно не вхо дящих в основное производство, строительство и ввод в эксплуатацию новых современных предприятий низационной,132социальной133 структуры отрасли в целях повышения ее эффек тивности и конкурентоспособности. Однако, «узкий» подход не учитывает сис темность и социальный аспект процесса, который имеет особенно важное значе ние в монорегионе с концентрацией населения в монопрофильных территориях.

Дело в том, что структурные преобразования вызывают негативные социально экономические последствия для населения территории и тесно связаны с деятель ностью органов государственной власти как организатора и исполнителя проекта реструктуризации отрасли в регионе. Поэтому адекватным для экономико социологического исследования является широкий подход к пониманию реструк туризации, учитывающий взаимодействие экономических и социальных процес сов в условиях реструктуризации, которое проявляется на основе анализа про граммных документов и научной литературы в следующем.

Для структурных преобразований требуются инвестиции. Монополия госу дарства как единственного субъекта собственности доказала свою неэффектив ность. Поэтому в идеологии реформ радикальное обновление основных фондов и качественное изменение их структуры в процессе реконструкции и технического перевооружения предприятий связывалось с активной инвестиционной политикой частного собственника. Успех структурных преобразований в базовых отраслях российской экономики (угольной, металлургии, нефтегазовой и др.) определяет адекватное крупному производству развитие институтов корпоративной собст венности.134 В соответствии со структурной политикой Правительства РФ созда ние и развитие отраслевых интегрированных корпоративных структур, конкури рующих друг с другом, должно было сопровождаться повышением эффективно сти, роста конкурентоспособности отраслевых предприятий, социальной ответст венности бизнеса перед работниками предприятий и населением территорий, на ходившегося к этому времени на грани черты бедности. Это означает, что основ ное содержание реструктуризации составила трансформация отношений собст Децентрализация системы отраслевого управления, создание конкурентной среды Уменьшение количественного и улучшение профессионально-квалификационного состав занятых Прим.: в соответствии с сформировавшейся мировой хозяйственной и правовой практикой именно акционерные общества по своему правовому статусу и экономической сущности идентифицируются с понятием «корпорация», а корпоративная собственность может быть соотнесена с акционерной.

венности на основе приватизация государственной собственности. В результате этого процесса должен появиться эффективный собственник, действия которого стали бы значимым фактором структурных изменений.

Структурные изменения, направленные на повышение эффективности про изводства, подразумевают такой уровень и структуру занятости, которые обеспе чивают максимальную экономическую отдачу от использования каждой единицы ресурса труда. Это влечет сокращение избыточной численности работников с низкой производительностью труда и рост безработицы. На государственно управленческом уровне происходит отказ от концепции полной занятости, вне экономического принуждения к труду, методов централизованного, директивного управления социально - трудовыми отношениями. Это требует радикальных из менений институциональных основ регулирования сферы труда и занятости, сти мулирующих не только более высокопроизводительный труд, но обеспечивающих защиту социально-трудовых прав работников предприятий. Механизмы рыночного регулирования (спрос и предложение рабочей силы на рынке труда, конкуренция) формируются в единстве с институтами коллективно-договорного и государст венного регулирования (изменение трудового законодательства и смежных с ним норм права, косвенное экономическое регулирование, формирование системы со циальных стандартов и пр.

). От функционирования институтов регулирования со циальных процессов во многом зависят социально-экономические последствия реструктуризации, которые представляют собой результаты воздействия реали зуемых в процессе реструктуризации структурных преобразований на качество жизни населения, состояние и перспективы жизнедеятельности территорий, спе циализацию которых определяют реструктурируемые организации, имеющие градообразующий характер. Следует подчеркнуть, что структурные изменения затрагивают социально-экономические права и интересы не только высвобождае мых работников предприятий, но и населения монопрофильных территорий в це лом. Например, передача объектов социально-культурного назначения и жилищ но-коммунального хозяйства в муниципальную собственность в условиях дефи Рожков А.А. Методология формирования механизмов регулирования социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли : автореф. дисс. докт. экон. нак. Москва, 2004. С.14.

цита местного бюджета сопровождалась существенным снижением количества и качества предоставляемых услуг населению территории. От работы градообра зующих предприятий зависит местная промышленность и торговля. Немаловаж ное значение имеет экологический фактор, связанный с негативным антропоген ным воздействием на окружающую природную среду угольных и металлургиче ских предприятий, влияющий на состояние здоровья и качества жизни населения территории. Все это формирует широкий круг заинтересованных социальных групп, на которых влияет процесс, и которые, в свою очередь, могут повлиять на его успех. Для определения этих групп используется термин стейкхолдеры. В число которых входят не только собственники (менеджеры), работники предпри ятий (их представители профсоюзы), региональная и местная власть, но все мест ное сообщество территорий, сформировавшихся на базе моноотраслевого произ водства.136 Поэтому социально-экономические последствия реструктуризации, за трагивая интересы различных групп населения, требуют организации социального партнерства как институционального механизма согласования интересов работ ников предприятий, государства, бизнеса и населения территории в целом. Важ ным направлением формирования институциональных условий реструктуризации становится трансформация профсоюзов, выступавших ранее как часть админист ративной системы, и создание, развитие различных организационных форм соци ального партнерства. Их деятельность превращается в значимый фактор обеспе чения интересов и трудовых прав работников предприятий, населения террито рии, воспроизводства трудовых ресурсов с более высоким качеством, то есть опять-таки речь идет об институциональных изменениях.

Изложенное обосновывает, что в регионе, где основная часть населения сконцентрирована в моногородах, проведение реструктуризации выступает не столько отраслевой, сколько общесоциальной проблемой, ее проведение возмож но только в рамках регионального подхода, а территориальный фактор имеет ре шающее значение. Основным инструментом регионального подхода наряду с Социально-ответственное реструктурирование предприятий: введение в предмет / под ред. А. Лузина. Чебокса ры, 2001. С.17.

единой государственной политикой является региональная политика социально ответственной реструктуризации, обеспечивающая единство (баланс) экономиче ских (эффективность, повышение конкурентоспособности и др.) и социальных (социальная защита, содействие занятости, помощь работникам в адаптации к ры ночным условиям, сохранение среды обитания, повышение уровня и качества жизни) целей реструктуризации. Главным субъектом региональной политики и реализации регионального подхода выступают органы региональной власти и ее исполнительные органы, перед которыми стоит сложная проблема институцио нальных изменений в управлении регионом, адекватных развитию рыночных от ношений137 и стимулирующих социально-ответственную реструктуризацию.

Именно на этой основе возможно повышение благосостояния населения и улуч шение качества жизни. Решение данной проблемы в начале 1990-х годов в не сформированных институциональных условиях переходной экономики, когда пе рестали действовать советские централизованные механизмы управления и кон троля, а рыночные институты еще не созданы, неизбежно приобретало свою ин ституциональную специфичность в региональном аспекте.

Поскольку главная социальная проблема, порождаемая реструктуризацией в монопрофильных территориальных образованиях это – проблема занятости и соз дания новых рабочих мест, то развитие малого предпринимательства приобретает особой значение. Не случайно, в программе реструктуризации угольной отрасли оно получило государственную поддержку и финансирование.

Таким образом, реструктуризация предстает как процесс диалектически взаимосвязанных структурных преобразований и институциональных трансформа ций, влияющий на мотивы поведения, интересы широких слоев населения моно профильных территорий. Для проведения структурных преобразований основопо лагающими определены следующие направления институциональных трансфор маций, нормативно-правовые основы которых формируются на федеральном уровне. Это – трансформация отношений собственности;

трансформация сферы Прим.: замещение административных институтов рыночными: разработке региональной политики, целевых про граммах, законов, других нормативных документов, регулирующих деятельность экономических агентов и кон троль за их исполнением;

использование экономических, прежде всего, бюджетных и налоговых инструментов управления.

труда и занятости, где ведущая роль принадлежит институтам социального партнерства;

институциональные изменения в управлении социально экономическим развитием региона;

развитие института малого предприниматель ства. В совокупности названные направления формируют единый процесс инсти туциональной трансформации хозяйственной системы монорегиона и занимают в нем центральное место, определяя в единстве со структурными преобразования ми социально-экономические последствия реструктуризации.

Трансформация отношений собственности, нормативно регламентируемая на федеральном уровне, реализуется на поведенческом уровне. Действия субъек тов собственности определяют как практику структурных преобразований на микро и мезо (отрасль, регион) уровнях, так и специфические для данного ре гиона институциональные изменения. Дело в том, что хозяйственные и соци альные результаты реализации формально новых отношений собственности в структурообразующих отраслях региона оказывают влияние на жизненно важ ные интересы не только работников предприятий, населения местного сообщества и региональной (местной) власти. Более того, они влияют на перспективы жизнедея тельности всего населения монопрофильных территорий. Действия собственников порождали и порождают социальные проблемы, что вызывает ответную реакцию работников и стимулируют власть к поиску институциональных механизмов реше ния актуальных социальных проблем. Целенаправленно проводимые структурные преобразования,138 в частности в угольной отрасли, сопровождаются негативными социально-экономическими последствиями и приводят к росту социальной напря женности в регионе.139. В разработанной А.А. Рожковым структурной схеме пред ставлена система причинно-следственных связей социально-экономических по Прим.: техническое перевооружение производства;

сокращение избыточной численности работников;

ликвидация неэффективных производств, не имеющих перспективы стать рентабельными;

выведение непрофильных видов дея тельности и др.

Прим.: по определению А. Рожкова, под социальной напряженностью понимается состояние социально экономических отношений негативного характера в обществе (на промышленной территории), которое без принятия соответствующих мер по ликвидации (локализации) причин, побуждающих эти отношения, могут проявиться в раз личных формах нарушения общественного порядка, производственной и экономической дестабилизации и граж данского неповиновения.

следствий реструктуризации угольной отрасли для углепромышленного региона (рис. 1). Рис. 1 – Система причинно-следственных связей социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли Анализ научной литературы, программных документов и интерпретация со держания данной схемы применительно к объекту диссертационного исследова ния приводит к важным обобщениям для понимания роли реструктуризации в ин ституциональной трансформации хозяйственной системы монорегиона.

С начала 1990-х гг. проявилась тесная взаимосвязь экономических и социаль ных факторов реструктуризации на мезо (отрасль и регион) и микро (предприятие) уровнях, которая проявлялась во влиянии институциональных и структурных пре Рожков А.А. Методология формирования механизмов регулирования социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли : автореф. докт. экон. наук. Москва, 2004. С.15.

образований на занятость, условия труда, качество жизни населения, а также пер спективы жизнедеятельности работников предприятий и населения территории. Не гативные социально-экономические последствия проявлялись в острых социальных проблемах и создавали социальную напряженность, которая проявлялась в новых формах взаимодействия субъектов отношений (забастовки, акции протеста и пр.), стимулировавших создание локальных институтов для решения актуальных проблем, которые не имели решения в рамках нормативно установленных про цедур в силу их отсутствия или несовершенства. Локальные институты в тер риториальном плане дополняли, компенсировали несовершенство и противо речивость федерального законодательства в регулировании социальных пр о цессов. Реструктуризация, порождая социально-экономические проблемы в монорегионе, решение которых находится в институциональной сфере, стимули ровала локальное институциональное проектирование.

В несформированных институциональных условиях поиск инструментов регулирования социальных процессов на региональном уровне, создания институ тов предупреждения и компенсации негативных последствий реструктуриза ции, а также разрешения социальных конфликтов закономерно перемещался в область неформальных, специфических для региона институтов, ведущим субъектом формирования и внедрения которых стала региональная власть.

Преодоление кризиса в 1990-е годы и повышение эффективности структуро образующих предприятий требовало проведения региональной политики, форми рующей стимулы отраслевого и регионального развития, что сопровождалось фор мированием формальных и неформальных локальных институтов.

Таким образом, в условиях перехода к рынку реструктуризация отраслей спе циализации монопродуктового региона является ключевым фактором институцио нальной трансформации хозяйственной системы и решающую роль региональной власти в формировании институтов регулирования социально-экономических по следствий, а также стимулирования экономического развития в рамках региональ ного подхода. Специфика институциональной трансформации определяется диалек тическим единством институциональных преобразований, осуществляемых на фе деральном и региональном уровнях. С одной стороны, формируемые на федераль ном уровне рыночные институты, базовые для проведения структурных преобразо ваний, определяют основное содержание институциональной трансформации в ре гионе. С другой стороны, несовершенные и противоречивые нормативно-правовые основы формируемых рыночных институтов в переходной экономике, как совокуп ность условий, определяющих действия и взаимодействия социальных субъектов в процессе реструктуризации, порождают необходимость компенсаторных институ тов для поддержания социальной стабильности в регионе и создания стимулов эко номического развития. Это локальные, преимущественно неформальные институты, формируемые на региональном уровне. Таким образом, в 1990-е годы институцио нальная трансформация характеризуется созданием специфической конфигурации формальных (федерального значения) и локальных (регионального значения) ин ститутов, в совокупности локализирующих институциональную среду, регулирую щую хозяйственную деятельность в регионе.

Современный кризис также подтвердил, что институциональные меры по ре гулированию социальных процессов (принятие программ, законов, создание анти кризисных штабов, административное давление и пр.) и стимулов развития, обу словлены ситуацией на структурообразующих предприятиях региона, что продол жает стимулировать формирование новых локальных формальных и неформальных институтов. Более того, формирование институциональных условий структурной перестройки экономики региона связана с развитием отраслей специализации. Ре сурсный фактор определяет традиционную специализацию региона в будущем. Это означает, что проблема адаптации к требованиям инновационной экономики нераз рывно связана с модернизацией базовых для экономики региона отраслей про мышленности. Потенциал для развития этого процесса заложен в доминирующей стратегии развития собственника в отраслях специализации региона. Именно он выступает ведущим субъектом модернизации производства. В этом плане текущие результаты институциональной трансформации в сфере собственности задают пер спективный вектор развития региона. Политика региональной власти, исходя из долгосрочных интересов развития региона, осуществляется в направлении рефор мирования и создания новых институтов, отвечающих за модернизацию и иннова ционное развитие.

Итак, реструктуризация является социально значимым для населения ре гиона процессом структурных преобразований в целях повышения эффективно сти, конкурентоспособности отраслевых предприятий и решения на этой основе социально-экономических текущих и перспективных задач развития монорегиона.

Стимулом структурных преобразований являются институциональные трансфор мации, зависящие, в свою очередь, от социально-экономических последствий ре структуризации и связанных с ними действий и взаимодействий социальных субъектов. По существу, с начала 1990-х годов ключевым фактором институцио нальной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе стала реструкту ризация отраслей специализации. Определяя основные социально-экономические проблемы региона, решение которых находится в сфере институциональных изме нений, реструктуризация оказывала и продолжает оказывать в условиях перехода к инновационной модели развития объективное влияние на институциональную трансформацию, что подтвердил мировой кризис Выводы. В соответствии с предлагаемой интерпретацией понятия «монопро дуктовый регион» на основе диалектического единства качественных и количест венных признаков, учитывающих совокупность производственно технологических, экономических, социальных, политических факторов, Кемеров ская область определяется как монопродуктовый регион угольно металлургического профиля специализации.

На основе программных документов, регламентирующих реструктуризацию отраслей российской промышленности, анализа положений и выводов, содержа щихся в работах по реструктуризации угольной отрасли, в совокупности с верифи цированными результатами практики реструктуризации угольной и металлургиче ской отраслей промышленности в Кемеровской области сделаны следующие выво ды. Во-первых, особенности адаптации к рынку, а также к современным требовани ям модернизации и инновационного развития в монорегионе обусловлены процес сом реструктуризации отраслей специализации. Во-вторых, с начала 1990-х годов ключевым объективным фактором институциональной трансформации хозяйства в монорегионе стала реструктуризация отраслей специализации. В-третьих, соци ально-экономические последствия реструктуризации стали объективной основой формирования мотивов поведения, а также действий и взаимодействий социаль ных субъектов в рамках возникших противоречий, имевших региональную спе цифичность, решение которых находится в сфере локального институционального проектирования, что подтвердил современный кризис. В-четвертых, несовершен ные и противоречивые нормативно-правовые основы рыночных институтов в пе реходной экономике, регулирующие структурные и институциональные преобра зования, порождали необходимость локальных компенсаторных институтов для поддержания социальной стабильности и создания стимулов экономического раз вития в регионе.

Таким образом, с начала 1990-х годов институциональная трансформация приобретает специфические особенности в административно-территориальных границах монопродуктового региона, которые определяются диалектическим единством институциональных преобразований, осуществляемых на федеральном и региональном уровнях. Сам процесс институциональной трансформации пред стает как обусловленный социально-экономическими последствиями реструкту ризации процесс создания специфической конфигурации формальных (федераль ного значения) и локальных (формальных и неформальных регионального значе ния) институтов, дополняющих, компенсирующих неполноту и противоречивость нормативно-правовых основ рыночных реформ, формируемых на федеральном уровне. Тем самым происходит локализация институциональной среды региона.

При этом локальные институты направлены на повышение степени удовлетворе ния потребностей социальных групп.

Сделанные выводы находят развитие в концепции локализации социального механизма в административно-территориальных границах монопродуктового ре гиона.

1.3 Концепция локализации социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе 1.3.1 Теоретико-методологические основы изучения локального социального механизма Понимание социального механизма общества, отдельных социальных явле ний, обеспечивающего устойчивость социальной системы, заложено в трудах клас сиков социологии.

Впервые понятие социального механизма использовалось О. Контом для объяснения развития и преобразования социального мира. 141 Иссле дуя социальные основания самоубийств, Э. Дюркгейм их социальный механизм видит в характере и силе социальных связей, свойственных социальной общности. У М. Вебера механизм регулирования социальных связей связан с «правилами игры», соблюдение или не соблюдение которых может привести к продолжению от ношений или к их разрыву, и взаимными ожиданиями, соотносящимися со шкалой ценностей взаимодействующих индивидов143. Следствием подобного подхода ста новится признание за человеком активного деятельного начала, не исчерпываемого нормативными ограничениями. Основы системного подхода к анализу социального механизма определены Т. Парсонсом. Согласно Т. Парсонсу, чтобы познать общест во, надо вскрыть механизмы социального действия. 144 Применительно к предметной области диссертационного исследования важным является понимание, что институ циональная система, формирующая и мотивирующая социальное действие, должна приниматься за основу при его анализе как социальной системы.

Методологические подходы к исследованию социального механизма в отече ственной социологии разрабатывались с конца 1970-х гг. Новосибирской экономико социологической школой в процессе поиска предмета экономической социологии.

История социологии: В 3 кн. / Под ред. проф. В.И. Добренькова. Кн. 1: История социологии (XIX - первая поло вина XX в.). М.: ИНФРА-М, 2004. URL.: http://rudocs.exdat.com/docs2/index-595772.html (дата обращения 25.03.2013).

Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд / Пер, с фр. с сокр.;

Под ред. В. А. Базарова. М.: Мысль, 1994. URL.: http://socioline.ru/files/5/88/6_durcheim-samoub.doc (дата обращения 25.03.2013).

Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии. URL.: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ Sociolog/vebizbr/06.php (дата обращения 25.03.2013).

Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический Проект, 2000. С. 183-184. URL.:

http://socioline.ru/pages/talkott-parsons-o-strukture-sotsialnogo-dejstviya (дата обращения 25.03.2013) Авторами концепции социального механизма развития экономики, раскрывающей взаимосвязь общества и экономики через взаимодействие институциональных, ре сурсных и поведенческих факторов, стали Т.И. Заславская и Р.В. Рывкина.

В дальнейшем представление о социальном механизме было углублено в трудах Т.И. Заславской и разработан социальный механизм трансформационного процесса, который имеет сложное строение и может быть представлен относительно самостоя тельными частными механизмами. В основе каждого из таких механизмов лежит специфический замкнутый контур связей, регулирующих отдельную сторону транс формирующегося общества (становление рынка труда, акционирование предпри ятий, распространение неправовых социальных практик и пр.). Категория социаль ного механизма продолжает разрабатываться Белорусской экономико социологической школой и ее основателем Г.Н. Соколовой. На базе социологиче ских исследований разработаны механизмы различных типов экономического пове дения социальных субъектов;

территориальных и отраслевых перемещений, занято сти и безработицы в Республике Беларусь. 146 Исследование социальных механизмов также относится к приоритетным направлениям саратовских социологов. 147 В целом подход к изучению различных сторон трансформирующегося российского общества через исследование социального механизма получил широкое распространение. Это – социальный механизм адаптации, инновационных процессов, развития аграрно промышленного комплекса, формирования миграционных ориентаций, социального управления, поведения населения в сфере личного подсобного хозяйства, распро странения неправовых практик, социального партнерства, адаптации на рынке труда, Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. (Очерки теории). Новосибирск: Наука, Сиб.

отд.: 1991. 448 c.

Соколова Г.Н. Регулятивные возможности социальных механизмов рынка рабочей силы// Социологические ис следования.1993. № 5.С. 74-78.;

Соколова Г.Н. Экономическая социология. Мн.: Навука i тэхнiка, 1995. 255 с.;

Со колова Г.Н. Социально-экономические механизмы регулирования занятости населения // Белорусский экономиче ский журнал. 1998. № 4. С.19-28. Соколова Г.Н. Экономическая социология. М.: ИИД «Филинъ»;

Мн.: Беларуская навука, 2000. 376 с.;

Рынок труда и механизмы его регулирования / Г.Н. Соколова, О.В. Кобяк, О.Г. Лукашова, И.Ю. Пархоменко, Е.Е. Серова и др.;

науч. ред. Г.Н. Соколова. Минск: «БТН-информ», 2001. 267 с. и др.

Голуб О.Ю. Социальные механизмы адаптации на рынке труда / Под ред. Г.В. Дыльнова. Саратов: Изд-во Са рат. ун-та, 2002. 284 с. Акинфиева Н. В. Социальные механизмы управления устойчивым развитием российской образовательной системы : автореф. дисс. д. соц. н. Саратов, 2007. URL.: http://dissers.ru/avtoreferati-dissertatsii sotsiologiya/a168.php;

Логинова Л.В. Социальный механизм институционализации социально-экономических инте ресов субъектов экономического действия : автореф. дисс. д. соц. н. Саратов,.2009. 40 с. и др.

институционализации социально-экономических интересов субъектов экономиче ского действия, развития финансово-банковской сферы экономики и др. Методологические подходы к пониманию социальных механизмов, положе ния и выводы, сформулированные в работах отечественных ученых, формируют це лостное представление о социальном механизме, функционально – целевое назначе ние которого определяется в регулировании процессов в соответствии с обществен ными потребностями. Первое определение категории «социальный механизм»

дано в работах Т.И. Заславской и Р.В. Рывкиной. Социальный механизм развития экономики представлял собой «устойчивую систему экономического поведения со циальных групп, а также взаимодействий этих групп друг с другом и с государством по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг;

систему, регулируемую, с одной стороны, социальными институтами данного общества, с другой – социально-экономическим положением и сознанием этих групп». 150 Разъясняя главную идею социального механизма, авторы подчеркивали, что результаты экономического развития являются следствием не прямого действия органов управления, а опосредуются активностью социальных групп, то есть их дея тельностью и взаимодействиями. 151 Содержание социального механизма трансфор мационного процесса, исследуемого Т.И. Заславской, раскрывается как устойчивая система взаимодействий социальных субъектов разных типов и уровней, которая ре гулируется, с одной стороны, соответствующими общественными институтами (формальными и неформальными правилами игры), а с другой – социальным стату сом и культурными особенностями акторов: органов управления, организаций, Методология и методика системного изучения советской деревни / Отв. ред. Т.И. Заславская, Р.В. Рывкина. Но восибирск: Наука, 1980. 344 с.;

Пути совершенствования социального механизма развития советской экономики / Под ред. Р.В.Рывкиной;

ИЭиОПП СО АН СССР Новосибирск: 1985. 172 с.;

Социально-управленческий механизм развития производства: Методология, методика и результаты исследований / Отв. ред. Р.В. Рывкина, В.А. Ядов.

Новосибирск: Наука. Сиб.отд-ние, 1989. 467с.;

Косалс Л.Я. Социальный механизм инновационных процессов / Отв. ред. Р.В. Рывкина. Новосибирск: Наука. Сиб.отд-ние, 1989. 286 с.;

Калугина З.И. Личное подсобное хозяйство в СССР: Социальные регуляторы и результаты развития. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991. 240 с.;

Корель Л.В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики. Новосибирск: Наука, 1995. 424 с.;

Заслав ская Т.И, Шабанова М.А. Социальные механизмы трансформации неправовых практик // Общественные науки и современность. 2001. № 5. С. 3–22;

Рывкина Р.В. Социология российских реформ: социальные последствия эконо мических перемен: Курс лекций. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2004. с. 440 и др.

Заславская Т.И.Указ.соч. М.:Дело, 2004.. С.200;

Соколова Г.Н. Указ.соч. Минск: Промпечать, 2001. С. 88.

Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Указ. соч. Новосибирск: Наука, 1991. С. 59.

Заславская Т.И. Указ. соч.М.: Дело, 2003. С.33–44.

групп, индивидов (то есть интересами и возможностями игроков). 152 Разработка по нятия и структуры социального механизма трансформационного процесса была при звана показать, каким образом действия социальных акторов микроуровня меняют макрохарактеристики общества и как изменение этих характеристик в свою очередь воздействует на жизнь и деятельность микроакторов. В работах Г.Н. Соколовой социальный механизм рассматривается как само достаточное средство регулирования экономических процессов и определяется как устойчивая структура взаимодействия социальных субъектов по поводу производст ва, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг, а также струк тура типов экономического поведения этих субъектов154. Специфику социального механизма Г.Н. Соколова видит в принципах построения структуры социальных связей и отношений, которая детерминируется принятой обществом совокупностью социальных норм и средств социального контроля, накладывающих ограничения на содержание и характер действий и взаимодействий людей. В этих и других опре делениях при различии исследовательских проблем отмечается общее понимание социального механизма как социальной системы, обеспечивающей регулирование определенного процесса и имеющей институциональные свойства. Это означает, что социальный механизм образует объективную реальность для социальных субъектов, а формой его функционирования служит воплощенная в соответствующих результа тах социальная активность групп, то есть деятельность и поведение, обусловленное положением, интересами и ресурсами. Поскольку отношения субъектов, занимаю щих различное положение в социальной структуре, содержат реальные и потенци альные противоречия, то социальный механизм, регулируя социальные процессы, выступает и средством разрешения противоречий через целенаправленные, либо спонтанные институциональные изменения. Особая роль в социальном механизме принадлежит органам государственной власти, как главному субъекту реформиро вания и легализации институциональных основ хозяйственной деятельности и ин Заславская Т.И.Указ. соч. М.: Дело, 2004.. С.198–199.

Там же. С.193.

Соколова Г.Н. Экономическая социология. Минск: Промпечать, 2001. С. 85.

Там же. С. 87–88.

форсмента (принуждения к исполнению). В. И. Франчук специально выделяет в со циальном механизме государственный механизм управления, который является его частью156. По сути, государственно-управленческая деятельность, формирующая но вые институциональные условия поведения социальных групп и обеспечивающая предпосылки перехода к новому качеству макросистемы, выступает самой важной системной составляющей в создании институциональных структур в условиях трансформации советской экономики. При этом устанавливаемые нормы и правила могут порождать совокупность условий для реализации частных интересов в ущерб интересам других социальных субъектов и тем самым стать источником социальных противоречий и конфликтов, а также барьеров институциональной трансформации.

Помимо элементов непосредственно подверженных государственно управленческому воздействию в социальном механизме присутствуют исторически культурные элементы (традиции, нормы, ценности и пр.), воспроизводимые в соци альных практиках акторов, обладающих большой инерционностью и устойчивостью (имеющих рутинизированный характер) и обеспечивающих преемственность с трансформируемой институциональной структурой. Например, административно командные институты планово-распределительной экономики, распад которой про исходил в основном в конце 1980-х – начале 1990-х годов, продолжали поддержи вать разрушенное институциональной устройство российской экономики.

Современному этапу научных исследований свойственна концентрация вни мания на изучении социальных механизмов общественных процессов. С этой точки зрения правомерно говорить о социальном механизме институциональной транс формации российской экономики. Его функционально-целевое назначение заклю чается в создании стимулов повышения эффективности и конкурентоспособности российской экономики для повышения благосостояния и качества жизни населения.

Вместе с тем, для российской экономики характерна экономическая дифферен циация регионов. Во втором параграфе применительно к монопродутовому регио ну показано, что неоднородность экономического пространства проявляется и в региональной дифференциации формирования и функционирования институтов, Франчук В.И. Теория организаций. URL: http://ru.scribd.com/doc/55553511/% (дата обращения 10.10.2012) регулирующих развитие хозяйственной системы, а также мотивации деятельности субъектов отношений. Как отмечает Т.И.Заславская, подконтрольность трансфор мационных процессов, охватывающих все уровни общественной вертикали, цен тральной власти снижается по мере спуска на «нижние этажи». Установки властного Центра могут наталкиваться на прямое сопротивление региональных общностей и элит, что расширяет многообразие ситуаций в разных регионах страны. 157 Примени тельно к условиям монорегиона во втором параграфе выдвигается идея, что с начала 1990-х гг. можно вести речь о локализации социального механизма. С позиции «ме ханизменного» подхода речь идет о формировании и функционировании локального социального механизма, который, по сути, является комплементарным в отношении общего социального механизма, регулирующего институциональную трансформа цию российской экономики. Говоря словами Т.И. Заславской, их «сцепление» друг с другом, способно передавать импульсы развития, либо ограничивать развитие друг друга. 158 Учитывая особенности развития монопродуктового (ресурсного) региона и руководствуясь закрепленными в официальных документах целями институ циональной трансформации, функционально-целевое назначение локального со циального механизма можно определить в регулировании процесса перехода от экспортно-сырьевого к инновационному сценарию развития хозяйственной сис темы региона как основы роста благосостояния, качества жизни населения, разви тия человеческого потенциала. При этом действие локального социального меха низма может создавать как благоприятные условия, так и препятствия для реали зации заявленных целей. Чтобы повысить эффективность действия локального социального механизма, необходимо иметь адекватное знание о нем.

Концепция социального механизма трансформационного процесса Т.И. За славской определяет общую методологию исследования трансформационных процессов российской экономики и учитывает региональные особенности. Одна ко для проведения эмпирического исследования требуется разработка концепту альных основ изучения локального социального механизма институциональной Заславская Т.И. Указ. соч. М.: Дело, 2004. С.198.

Заславская Т.И. Указ. соч. М.: Дело, 2003. С.36;

191–192.

трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе, учитывающих как общие принципы его построения, так и выделение объективных и субъективных предпо сылок, определяющих специфику социального механизма в монопродуктовом ре гионе. Концепция диссертационного исследования базируется на основополагаю щих идеях, рассмотренных в предыдущих параграфах работы и эмпирически вери фицированных в следующих главах диссертации.

1. Территориальная локализация в 1990-е годы институциональной среды российской экономики, как особенность институционального развития в постсо ветский период. Речь идет о формировании на различных территориях локальных институциональных моделей, различающихся конфигурацией формальных и не формальных институтов, когда формальные институты задают лишь «область до пустимых значений» трансформации, качественные изменения в экономике осуще ствляются на объективной основе, но субъективными методами.159 В монорегионе объективное влияние на локализацию институциональной среды оказывает про мышленная реструктуризация, а субъективное - действия и взаимодействия соци альных групп, обусловленные ее социально-экономическими последствиями.

2. Высокая степень зависимости развития отечественной переходной эконо мики160 от деятельности федеральных и региональных органов государственной власти. В институциональных условиях 1990-е годов решающая роль в поиске и внедрении институтов смягчения негативных последствий, преодоления кризисного состояния структурообразующих отраслей, упорядочения взаимоотношений субъек тов, имевших региональную специфику, принадлежит органам региональной власти и органам местного самоуправления. Как главный субъект институционального про ектирования (корректирования) реформ в рамках регионального подхода органы ре гиональной власти могут создавать существенно различные институциональные ус ловия хозяйственной деятельности и жизнедеятельности на своей территории.

Курс переходной экономики: учебник для вузов / Под ред. акад. Л.И. Абалкина. М.: ЗАО «Финстатинформ», 1997. С. 49;

Левин С.Н. Территориальная локализация и сегментация институциональной среды в современной экономике России // Институциональная трансформация экономики на постсоветском пространстве: сб. ст. межд..

науч. конф. Институциональная трансформация: федеральный и региональный уровни (Кемерово, 29–30 октября 2009 г.) / под ред. С.Н.Левина. Кемерово: КемГУ,2009.С. 26.

Прим.: экономика, осуществляющая переход из одного состояния в другое, в процессе которого радикально преобразуется вся социально-экономическая система (отношения собственности, труда и занятости и пр.).

3. Инерционность в развитии социального механизма, базирующегося на ис торически сформированных институциональных структурах, и частичное их изме нение применительно к новым процессам. Монорегион, как часть общественной сис темы, воплощая присущие ей тенденции изменения институциональных структур, тем не менее, представляет собой локальную территорию, на которой осуществля ются как хозяйственные процессы, так и формируются воспроизводимые во времени и пространстве специфические практики. Монопродуктовая структура хозяйствен ной системы оказывает влияние на функционирование государства. Исторически сложившаяся административная монополия государственных органов власти в сис теме экономических отношений проявлялась и проявляется в разных формах адми нистративно-командного воздействия на деятельность хозяйствующих субъектов, административных формах защиты трудовых прав населения. В трансформирую щемся обществе рутинизированные практики способствуют поддержанию равно весия системы (Э. Гидденс). Не получившие замены с начала реформ социальные практики, имевшие региональную специфичность, сохраняют целостность и фор мируют особенности локальной институциональной среды.

4. Социальная трансформация как радикальное и относительно быстрое из менение социетального типа общества не связана со сменой элит. В условиях пе рехода к рынку советские хозяйственные и партийные руководители (высокостатус ные группы), сохраняли прежние объем и структуру ресурсов исполнения власти. В статусе собственников, должностных лиц исполнительной или выборных лиц зако нодательной власти они продолжали воспроизводить укорененные в институцио нальной структуре социальные практики государственного управленческого моно полизма, то есть монополизма властных полномочий исполнительной власти в системе экономических отношений. Эти практики, имевшие свою специфичность в персонифицированных отношениях хозяйственных и партийных руководителей в конкретном регионе, поддерживали институциональное равновесие традицион ными административно-командными способами. Другие социальные группы (хо зяйственные руководители, работники предприятий) также продолжали воспроизво дить привычные модели поведения.


5. Обладание ресурсами, как субъективный фактор влияния на изменение ин ституциональных структур. В несформированных институциональных условиях региональные лидеры расширяют возможности влияния на изменение институцио нальных правил в зависимости от политического выбора, идеологических предпоч тений и личных качеств. Это влияние определяется как фактор регионального лиде ра. Данный фактор действует в совокупности с макроэкономическими, институцио нальными, региональными условиями реформирования экономики и может иметь существенное значение в институциональной трансформации.

6. Высокая социальная значимость реструктуризации для монопродутового региона, широкий спектр влияния ее последствий на текущие интересы широких групп населения, а также перспективу жизнедеятельности. Социально экономические последствия, нарушавшие жизненно важные интересы различных групп населения, неизбежно вызывали их ответные реакции. Причем негативные последствия реструктуризации объективно определили особую роль регионального лидера в качестве субъекта институциональных трансформаций, а протестное дви жение, например, шахтеров усилило эту роль и вынужденную активность регио нального лидера в поиске и создании локальных институтов смягчения негативных последствий реформ и достижения социально-политического консенсуса в регионе.

Эти основополагающие идеи определяют новый концептуальный подход, реа лизованный в концепции локализации социального механизма институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе. Локализация социального механизма понимается как обусловленный реальной практикой реструктуризации процесс формирования в административно-территориальных границах монопродук тового региона мотивов деятельности, специфических действий и системы взаимо действия социальных субъектов, имеющей региональную специфичность. Эта сис тема регулируется не столько институтами, формируемыми на федеральном уровне, которые, в действительности, не стимулировали регулирование процесса в социаль но-ответственном направлении, сколько локальными нормами и практиками как продукта противоречий, обусловленных социально-экономическими последствиями реструктуризации. Эти нормы и практики дополняют (компенсируют) формальные институты федерального значения и в совокупности с ними формируют локальную институциональную среду хозяйственной деятельности жизнедеятельности в регио не и как элемент институциональной среды влияют на экономические и социаль ные результаты институциональной трансформации в конкретном регионе..

Итогом осмысления вышеизложенного стало новое концептуальное положе ние. С начала 1990-х годов в административно-территориальных границах монопро дуктового региона формируется локальный социальный механизм, комплементар ный в отношении социального механизма, регулирующего процесс институцио нальной трансформации российской экономики. Его действие влияет на результаты и доминирующий вектор регионального развития.

Под локальным социальным механизмом институциональной трансформа ции хозяйства в монопродуктовом регионе понимается система действий и взаи модействий социальных субъектов, обусловленная реальной практикой реструк туризации, по поводу применения (реформирования) формальных норм феде рального значения, регулирующих процесс реструктуризации;

а также формиро вания, применения, изменения локальных (формальных и неформальных) инсти тутов, дополняющих (компенсирующих) несовершенство и противоречивость фе деральных норм. Институциональную основу регулирования отношений субъек тов составляют федеральные нормативно-правовые институты, но существенное значение имеют локальные неформальные нормы и практики. Решающую роль в создании и поддержания устойчивости локальных неформальных институтов иг рают органы региональной власти, деятельность которых подвержена значитель ному влиянию регионального лидера. В системе локальных институтов важное место занимает исторически сформированная в советский период архаичная, имеющая специфичность в монопродуктовых регионах структура правил, факти чески воспроизводящихся в сегодняшних социальных практиках.

В условиях формализации отношений в российской экономике локальный социальный механизм может подвергнуться существенным модификациям в на правлении расширения сферы действия формальных институтов федерального и регионального значения и минимизации сферы действия локальных (неформаль ных) институтов.

Эффективность функционирования локального социального механизма оце нивается на основе целевых ориентиров институциональной трансформации, обу словленных общественной потребностью в росте благосостояния, качества жизни населения и закрепленных в официальных документах, через систему взаимосвя занных показателей экономической и социальной результативности: : а) структур ных изменений в экономике региона (состояние основных фондов, ассортимент продукции, производительность труда, доля индустриальных и высокотехнологич ных производств, инновационное развитие, структура занятости и др.);

б) качества институтов и институциональной среды (соотношение нормативной и реальной мо дели, соответствие результатов функционирования института его функциональной необходимости, масштабы и укорененность неправовых практик);

в) социальных показателей развития экономики (уровень жизни, условия труда, объемы социаль ных инвестиций, состояние экологии, индекс развития человеческого потенциала, качество работников, социальная стабильность и др.).

Интегральная оценка эффективности функционирования локального соци ального механизма проводится на основе типологии. При создании типологии ло кального социального механизма основными типообразующими признаками яв лялись: экономические и социальные результаты, отражающие качество институ циональной среды и индикатирующие доминирующие цели (текущие, долгосроч ные) институциональной трансформации. Экономические результаты выражены в доминирующей модели развития: экспортно-сырьевой или инновационной. Соци альные выражены в доминирующем подходе к развитию человеческого потен циала (трудовых ресурсов): инструментальный подход или подход стратегическо го развития. Первый подход сориентирован на воспроизводство человеческого потенциала текущего качества для экспортно-сырьевой модели экономики;

вто рой подход – на накопление качественного человеческого потенциала, который востребован в условиях инновационной модели развития (таблица 1).

Таблица 1 – Типообразующие признаки локального социального механизма Доминирующие цели в Результаты институциональной трансформации институциональной Экономические Социальные трансформации (доминирующая модель (доминирующий подход к развитию развития) человеческого потенциала) Текущие Экспортно-сырьевая Воспроизводство человеческого по тенциала для экспортно-сырьевой экономики Долгосрочные Инновационная Накопление качественного человече ского потенциала для инновационной экономики В соответствии с принципами типологизации по сочетанию экономических и социальных результатов, индикатирующих доминирующие текущие или долго срочные цели институциональной трансформации идентифицируются типы ло кального социального механизма: неэффективный, переходный, эффективный.

1. Неэффективный тип. Доминирование текущих целей выражается в про тивоположности результатов институциональной трансформации принципам эко номической эффективности и социальной ответственности бизнеса, что порождает конфликты интересов участников процесса, на разрешение которых в этом случае сориентированы регулятивные функции социального механизма.

2. Переходный тип. Доминирование экспортно-сырьевой модели означает незавершенность долгосрочных целей институциональной трансформации, но рост инвестиций в развитие человека направлен на поддержание баланса интере сов субъектов отношений. Регулятивные функции социального механизма сори ентированы не только на поддержание баланса интересов в рамках экспортно сырьевой модели развития, но и создание стимулов для качественной перестройки структуры экономики региона.

3. Эффективный тип. Модернизация на основе масштабных социальных инвестиций в развитие человеческого потенциала и повышения качества жизни в регионе как фактора привлечения квалифицированной рабочей силы составляют единый процесс формирования и функционирования инновационной модели эко номики региона, что соответствует долгосрочным интересам власти, бизнеса и населения. Регулятивные функции социального механизма сориентированы на повышение конкурентоспособности регионального хозяйства как основы роста благосостояния, качества жизни, качества человеческого потенциала.

Качественные отличия типов локального социального механизма опреде ляются, во-первых, характером отношений социальных субъектов (конфронтация, компромисс, сотрудничество), во-вторых, взаимодействием органов региональной власти с другими социальными субъектами. Характер отношений фокусирует системные противоречия, обусловленные интересами субъектов (антагонистиче ские и неантагонистические);

определяет способы, методы разрешения противо речий и реализуется в соответствующих институциональных формах взаимодей ствия (формальных и неформальных);


определяет актуальность формирования (реформирования) институтов в целях разрешения противоречий, определяет воз можные границы институциональных трансформаций. Категория «интерес», реа лизуемая на поведенческом уровне, относится к числу главных для понимания ха рактера отношений субъектов взаимодействия. Взаимодействие органов регио нальной власти с другими социальными субъектами выражается в доминирующих методах управления в координации действий субъектов по достижению текущих и долгосрочных целей институциональной трансформации.

Эмпирическая идентификация названных типов является основой для ито говой оценки локального социального механизма, эволюция которого имеет не линейный характер. На рисунке 2 представлена аналитическая схема, где отраже ны основные элементы и связи локального социального механизма, остающиеся неизменными во всех классифицированных типах, но различающиеся содержа тельной характеристикой.

6.

Рис. 2 – Локальный социальный механизм институциональной трансформации хозяйства в монопродуктовом регионе Описание элементов, связей между элементами и моделей взаимодействия социальных субъектов локального социального механизма представлено ниже.

Совокупность факторов макросреды (блок 1, блок 2, блок 4). Социально экономические, политические, социокультурные условия жизнедеятельности об щества формируют социальную структуру, образ жизни, типы социально экономического поведения населения монорегиона (блок 1 блок 3). В свою очередь региональные процессы влияют на состояние национальной экономики и социально-экономическую ситуацию в обществе. Забастовки шахтеров Кузбасса в 1989 году изменили расстановку политических сил в стране, что в дальнейшем оказало влияние на идеологию реформ (блок 3 блок 1).

В начале 1990-х годов российская экономика, как и отдельные ее отрасли, региональные системы находилась в глубоком системном кризисе, в условиях ко торого проведение экономических реформ в монорегионе стало сложной соци альной проблемой, требующей новой структурной политики государства и фор мирования механизмов регулирования социально-экономических последствий реформ (блок 3 блок 2). С этой целью на федеральном уровне формируется нормативно-правовая база реформ, создававшая дополнительные возможности или ограничения для институциональных преобразований на региональном уров не (блок 4 блок 5). За формированием институтов стоят группы интересов (М.

Олсон), поэтому значение политических факторов в условиях развивающейся ры ночной экономики существенно. Принимаемые законы и подзаконные акты с на чала рыночных реформ имели противоречивый характер, давали возможность субъективной трактовки принятых норм. В результате нарушалась регулирующая функция формальных институтов для решения комплекса задач проведения ре форм на региональном уровне, что влияло на практику реализации реформ. Соци альные конфликты как нарушение баланса интересов стимулируют нормотворче скую деятельность государства (блок 5 блок 4). Поэтому нормативно правовые институты находятся в постоянном согласовании с социально экономическими и политическими изменениями на мезоуровне. Так, практика ре структуризации угольной отрасли в Кузбассе в 1990-е годы изменила приоритеты государственной политики и ее нормативно-правовое обеспечение.

Система взаимодействий социальных субъектов (блок 6). На региональном уровне субъекты социального взаимодействия представлены хозяйствующими субъектами, прежде всего, в отраслях специализации (в лице собственников, ме неджеров, реализующих интересы собственников);

работниками предприятий в лице профсоюзов и других общественных организаций;

подчиненными Центру органами региональной власти в лице губернатора, чиновников исполнительных, надзорных, контрольных органов, депутатов законодательных органов, а также другими социальными группами, проявлявшими активность в результате влияния на их интересы последствий реструктуризации. В схеме отражаются формальные (прямая линия), регламентированные нормативно-правовыми документами, и не формальные (пунктирная линия) взаимодействия социальных субъектов. Напри мер, по каналу связи «региональная власть – бизнес» к формальным взаимодейст виям в начале 1990-х годов в условиях приватизации можно отнести совместное управление акционерной собственностью;

отношения должника-кредитора и пр.

Неформальные – поддержка властью конкретных компаний в перераспредели тельном конфликте, коррупционные взаимодействия и др. По каналу связи «бизнес – работники предприятий» формальные взаимодействия представлены коллектив но-договорными, индивидуально-договорными отношения;

неформальные – сло жившимися в рамках предприятий трудовыми практиками, в том числе неправо выми. Общие принципы и формы взаимодействия задают формальные институты, устанавливаемые и контролируемые федеральными государственными структу рами (блок 4 блок 6).

Административно-командная система отношений социальных субъектов перед началом рыночных реформ (рис. 3), являясь порождением планово распределительной экономики и административно-командной модели управле ния, стала институциональной основой формирования новой системы социально экономических отношений в локальном социальном механизме.

Рис. 3 – Взаимодействие социальных субъектов в административно-командной экономике В условиях нерыночной планово-распределительной экономики монопро дуктовые хозяйственные структуры «планово» формировались государством на основе централизации всех функций управления и контроля хозяйственной дея тельности. Государственный (советский) монополизм выступал одновременно как управленческая и хозяйственная монополия, поэтому в роли доминирующей ин ституциональной системы выступало государство. Предприятия в лице директо ров, работники предприятий, в лице профсоюзов выступали элементом админист ративно-командной модели хозяйства и были всецело зависимы от государства (вышестоящих отраслевых, государственных, партийных органов власти). След ствием государственной монополии стал административно-монополистический характер отношений между властью и директорами крупных предприятий, кото рые несли основную социальную нагрузку в поддержании социальной инфра структуры территории. Задачи согласования интересов, обеспечения социальной защиты в советский период также решались административным способом. Это порождало административно-монополистическую зависимость социальных субъ ектов от действий власти и руководства предприятий. Обретая поддержку, зави симый субъект подчиняет свои интересы тому, кто ее предоставляет, проявляет готовность отказа от собственной активности, в том числе от реализации ряда своих прав и свобод. Кроме того, монопродуктовый характер промышленности и сырьевая модель экономики со сравнительно отсталыми технологическими про цессами, не требовавшими инвестиций в развитие трудовых ресурсов, сформиро вали совокупность условий жизнедеятельности социальных групп в производст венных структурах поселения (город-завод, город – шахта, поселок – шахта), соз дававшихся под промышленные нужды без учета социокультурных и экологиче ских факторов жизнедеятельности. В единстве с господствующим индустриаль ным типом экономики эти условия определили образовательные, профессиональ но-квалификационные, культурные особенности населения и оказали влияние на формирование пассивности и зависимости как социальной практики в отношени ях с властью и вышестоящим начальством, подкрепляемой традиционными для российского общества патерналистическими установками. При этом габитус пас сивных и зависимых групп населения, соответствуя экономической структуре, как правило, снижает их адаптационные возможности и препятствует рыночно ориен тированным социальным практиками проявлению гражданской активности.

На институциональной основе административно-командной системы сформировалась система новых отношений социальных субъектов как субъектов взаимодействия в неэффективном типе локального социального механизма, кото рый сложился (рис. 4).

Рис. 4 – Взаимодействие социальных субъектов в рамках неэффективного типа локального социального механизма В условиях перехода к рынку административно-командная модель взаимо действия государства с другими участниками институциональных реформ (в лице собственников и менеджеров, работников и их представительных органов, насе ления территории) продолжает составлять основу всей системы отношений, но при этом возникает определенная автономия субъектов от государства. Регио нальная власть в воспроизводимых социальных практиках государственного управленческого монополизма, сущностью которого являются административно командные методы управления, выступает основным субъектом влияния в систе ме формирующихся рыночных отношений. Концентрация властных функций происходит в руках исполнительной ветви власти, действия которой, в первую очередь, в лице главы администрации, возглавляющего властную вертикаль на ре гиональном уровне и определяющего направление деятельности представитель ного органа власти в лице депутатов, становятся существенным фактором локаль ного институционального проектирования 161 (блок 6 блок 7). При этом дейст вия региональной власти могут оказывать влияние на изменение системы норма тивно-правовых институтов федерального уровня (блок 4) и структурную полити ки правительства (блок 2). Так, результатом активных действий губернатора Ке меровской области стало изменение статей федерального законодательства о бан кротстве, законодательства о дополнительном пенсионном обеспечении работни ков угольных предприятий, а также изменение стратегии развития отечественного ТЭК в пользу увеличения доли угля в генерации энергии.

При высоком уровне общественной поддержки населения, харизмы регио нальный лидер может стать ключевым субъектом формирования институцио нальной модели взаимоотношений социальных субъектов. Контроль исполни тельных органов власти над ресурсами региона, контрольно-надзорными органа ми, сохранение «телефонного права» является основой для воспроизводства мо нополистического характера отношений в форме неформальных соглашений ме жду крупными собственниками и представителями власти. Социальное партнер ство также сохраняет практики административного регулирования.

Если в предыдущей модели подчеркивается доминирующая роль регио нальной власти в организации взаимодействий социальных субъектов с опорой на административно-командные методы управления, то в переходном типе локаль ного социального механизма меняются принципы взаимодействия, в основе кото рых лежит разделение сфер деятельности и ответственности в рамках институ циональных ролей, имеющих нормативно-правовую регламентацию (рис. 5).

Прим.: формирование специфических локальных, частично формализованных, частично имеющих неформаль ный характер норм в масштабах региона.

Рис. 5 – Взаимодействие социальных субъектов в рамках переходного типа локального социального механизма Доминирующими становятся нормы права и рыночные инструменты в ор ганизации взаимодействия социальных субъектов, сориентированного на струк турную перестройку и диверсификацию регионального хозяйства. Региональная власть выступает главным субъектом структурной политики. Основная задача вла сти – создание благоприятной локальной институциональной среды, содействую щей развитию конкуренции, стимулирующей бизнес инвестировать в модерниза цию и инновационное развитие как основы роста уровня и качества жизни насе ления. Это выражается в принятии законодательных и иных нормативных доку ментов, в мероприятиях финансовой, налоговой, социальной политики, в разви тии хозяйственной и инновационной инфраструктуры и государственно-частного партнерства. Что касается бизнеса, то основой усиления инвестиционной актив ности становится ориентация на долгосрочную перспективу развития, освоение номенклатуры товаров с высокой добавленной стоимостью, повышение конку рентоспособности. Вместе с тем, получение высокой нормы прибыли возможно за счет снижения затрат на экологические, социальные программы, использования административного ресурса. В этом плане решение социальных задач становится, в первую очередь, результатом коллективно-договорных отношений в рамках со циального партнерства, в котором органы региональной власти выступают как участник, так и организатор партнерства в рамках нормативно закрепленных форм взаимодействия. При этом достижение баланса интересов перемещается в область реализации долгосрочных целей регионального развития.

Система взаимодействий социальных субъектов в рамках эффективного типа локального социального механизма отражает изменения в составе субъектов и ха рактере отношений (рис. 6).

Рис. 6 – Взаимодействие социальных субъектов в рамках эффективного типа локального социального механизма Условием формирования инновационной экономики является повышение ин новационной активности населения. Поэтому новым субъектом взаимодействия становится население, вовлеченное в деятельность инновационных структур162, ко торые являются инструментом инновационной экономики, а также предприятия ма лого и среднего бизнеса, создающие, реализующие инновации. Происходит усиле ние взаимозависимости всех участников инновационного развития хозяйственной системы на основе сотрудничества власти, бизнеса и науки в целях внедрения но вых технологий и инноваций как в отраслях специализации, так и в сфере малого и среднего предпринимательства и соответственно изменения структуры региональ ного хозяйства. На основе принципа тройной спирали каждый из субъектов способ Прим.: технопарки, бизнес-инкубаторы, научные, проектные организации, образовательные учреждения, веду щие научную деятельность (федеральные университеты, национальные исследовательские университеты, созда ваемые при них малые инновационные предприятия и др.) ствует росту эффективности друг друга с опорой на образование. Власть осуще ствляет регулирующую функцию создает благоприятные институциональные усло вия для взаимодействия науки и бизнеса, формирует востребованные направления господдержки. Для развития инновационной модели особое значение имеет разви тие государственно-частного партнерства. Создание и функционирование инно вационных территориальных кластеров (энергоугольных, углехимических и др.) представляет собой новую организационно-институциональную форму взаимо действия бизнеса и государства на основе государственно-частного партнерства, закрепляемого договорами сторон. Однако без решения системных задач развития кадрового потенциала населения, развития социального партнерства и институтов гражданского общества усилия, направленные на организацию взаимодействия в рамках задач модернизации и инновационного развития, будут малоэффективными.

Социальное партнерство играет особую роль в разрешении конфликтов интересов и предотвращении негативных социальных последствий, связанных с инновацион ным процессом, развитие гражданских институтов снижает риски административ ных барьеров, коррупции, а также нарушения баланса интересов сторон отношений.

Локальная институциональная среда хозяйственной деятельности (блок 7).

Институциональная среда оказывает решающее влияние на то, как действуют, в каких формах взаимодействуют субъекты, а качество институтов, формирующих институциональную среду, является показателем эффективности функциониро вания локального социального механизма. Согласно О. Уильямсону «Институ циональная среда – это основные политические, социальные и правовые нормы, являющиеся базой для производства, обмена и потребления». 164 В отечественной институциональной экономической теории уделяется много внимания изучению институциональной среды, однако структура институциональной среды четко не зафиксирована, а элементы среды, выделяемые авторами, могут иметь разли Ицкович Г. Тройная спираль. Университеты – предприятие – государство. Инновации в действии: пер. в англ.

под ред. А.Ф. Уварова. Томск: Изд-во Томск. ун-та систем упр. и радиоэлектроники, 2010. С.51– Уильямсон О. Частная собственность и рынок капитала // ЭКО. 1993. №5. С.85–98.

чия.165 А.Е. Шаститко видит важнейшую функцию институциональной среды, реализуемую через совокупность институтов, в снижении уровня неопределенно сти в повседневном взаимодействии экономических агентов, которое является ключевым условием достижения скоординированности действий отдельных игро ков. 166 С точки зрения структуры и элементов В.В. Шабашев определяет институ циональную среду как «совокупность формальных и неформальных правил и норм, координирующих хозяйственную деятельность субъектов, а также обеспе чивающих их соблюдение через соответствующие структуры, механизмы и сти мулы».167 Данное определение принимается за основу, а структура в социологиче ском аспекте дополняется социальными практиками.

Содержательно структура локальной институциональной среды представ лена ниже.

Во-первых, иерархически соподчиненные формальные институты, регули рующие хозяйственную деятельность.

1. Законы и подзаконные правовые акты: федеральные, областные законы;

указы Президента РФ;

постановления Правительства РФ;

постановления Мини стерств;

решения и постановления, нормативные акты региональных (местных) законодательных, исполнительных органов власти;

локальные акты предприятий и др. Создание целостной и непротиворечивой системы формальных институтов длительный процесс, что неизбежно порождает проблемы правоприменения и яв ляется сдерживающим фактором для инвестиционной деятельности, эффективно го взаимодействия государства и хозяйствующих субъектов, работников и рабо тодателей. Важной проблемой является четкое определение прав собственности, имеющих поведенческое значение, которая в монорегионе осложняется отноше ниями в сфере недропользования (к числу субъектов, претендующих на право Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / под общей ред. д.э.н., проф. А.А. Аузана. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 38. Олейник А.Н. Институциональная экономика: учеб. пособие. М.: ИН ФРА-М, 2000. С.25.

Шаститко А.Е. Институциональная среда хозяйствования в России: основные характеристики. С. 201–202. URL:

http://ecsocman.hse.ru/data/834/685/1219/028Shastitko.pdf Шабашев В.А. Трансформация институциональной среды в условиях экономического кризиса // Институцио нальная трансформация экономики на постсоветском пространстве: Сб. статей междунар. науч. конф. Институ циональная трансформация: федеральный и региональный уровни (Кемерово, 29–30 окт. 2009 г.) / под ред. С.Н.

Левина. Кемерово: КемГУ,2009.С. 36.

присваивать природную ренту, относятся недропользователь, общество и госу дарство). Спецификация прав собственности на недра содействует, а неопреде ленность препятствует привлечению инвестиций для инновационного развития, рационального и эффективного использование природных ресурсов. Нечеткость федеральных законов содействуют региональному нормотворчеству. Например, значительная часть стандартов по безопасности угольной отрасли не отвечает требованиям производства угля в настоящее время, что объясняет высокий удель ный вес региональных норм в законодательной базе.

2. Система коллективно-договорных институтов, дополняющая государст венное регулирование социально-трудовых отношений.168Общий характер Гене рального, Отраслевых соглашений «перемещает» реальную практику регулирова ния трудовых отношений на региональный уровень и ставит в зависимость от пе реговорной силы профсоюза и действий региональных органов власти, которые в Кемеровской области сформировали дополнительные локальные институты, уси ливавшие действенность коллективно-договорных отношений.

3. Контракты, координирующие взаимодействия экономических агентов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.