авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» ...»

-- [ Страница 7 ] --

Таким образом, изменение институциональных основ регулирования соци альных процессов в условиях реструктуризации угольной отрасли отражает тен денцию повышения социальной защиты работников угольных предприятий и безопасности труда. Широкая система нормативно-правовых институтов, сфор мированная на федеральном уровне дополняется локальными законодательными и правовыми актами. Значительное влияние на приятие важных для обеспечения конституционных прав работников, но затратных для собственника законодатель Кемеровский губернатор обратился к премьеру РФ с просьбой увеличить пенсию шахтерам. URL:

http://old.fedpress.ru/federal/polit/vlast/id_229890.html (дата обращения 10.11.2012).

Пресс-служба АКО. URL: http://delkuz.ru/content/view/13605/228/ (дата обращения 10.11.2012).

Кузина Д. Шахтерская доплата // Деловой Кузбасс. 2011. №8. С.99–100.

ных норм продолжает оказывать административный ресурс власти (федеральной и региональной). С позиций социальных приоритетов активным субъектом фор мирования институциональных основ развития угольной отрасли, которое в ре гиональной политике развитие занимает важное значение, выступает администра ция области Сформирована система нормативно-правовых институтов, реализо ван комплекс организационных мер, созданы институциональные структуры, стимулирующие рост эффективности промышленной безопасности на угольных предприятиях региона. Областная администрация в лице губернатора через своих представителей, депутатов Государственной Думы лоббирует решение отрасле вых проблем на федеральном уровне, постоянно выступает с предложениями (требованиями) к федеральным органам власти о необходимости совершенство вания законодательной базы в области добычи угля. В этой части сформулирова ны предложения о переходе в освоении новых угольных месторождений с аукци онной выдачи лицензий на конкурсы, которые могут сбалансировать интересы го сударства и региона и дают возможность региональной власти выставлять инве стиционные, экологические, социальные требования к собственнику;

об улучше ния условий труда;

повышения безопасности ведения горных работ;

снижения аварийности и травматизма, об организации труда шахтеров (установление 8 ча совой смены) и др.

В условиях перехода к рынку в металлургии действовали две федеральные целевые программы, предусматривающие реструктуризацию металлургического производства и его рудной базы.410 Финансирование мероприятий программы предусматривало инвестиции в сумме 200 млрд. рублей, из них 10 % бюджетных средств, которые на практике составили 2 %.411 Отсутствие целевого государст венного финансирования стало причиной не только невыполнения намеченных программами мероприятий, но и определило особенности адаптации металлурги ческий предприятий к рынку. В 2002 году Правительством РФ был разработан «Программа технического перевооружения и развития металлургии России на 1993-2000 годы»;

«Развитие руд но-сырьевой базы металлургической промышленности Российской Федерации» («Руда») на 1997 - 2005 годы».

Аналитическая записка о состоянии черной металлургии в России // Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации. 2002. №9. URL: http://www.budgetrf.ru/Publications/Schpalata/2002/schpal2002bull09/schpal572002bull9 11.htm (дата обращения 10.12.2010).

комплексе мер по развитию металлургической промышленности до 2010 г., оп ределивший главными направлениями отраслевого развития модернизацию, по вышение конкурентоспособности продукции;

ликвидацию убыточных произ водств, оптимизацию структуры отрасли;

интеграцию в мировую экономику;

по вышение производительности труда. Реализация этих мер предполагала высвобо ждение 300 тыс. работников отрасли, из них 200 тыс. в черной металлургии. Сре ди проблем, решать которые неотложно предстояло собственникам и государству, следует отметить подготовку комплекса мер социальной поддержки и обеспече ния занятости высвобождаемых работников. 413 Нормативно-правовой основой ре гулирования социальных процессов в условиях структурных преобразований должны были стать нормативные документы общефедерального значения и кол лективно-договорные институты. Финансирование социальной поддержки из средств федерального бюджета было предусмотрено субвенциями бюджетам субъектов РФ на осуществление полномочий РФ в области содействия занятости.

Таким образом, социальные процессы в условиях реструктуризации метал лургической отрасли специально специальными нормативными актами не регла ментировались и на правительственном уровне не финансировались мероприятия социальной защиты и содействия занятости, хотя отраслевые проблемы были не менее масштабными и сложными. С начала рыночных реформ основой регулиро вания социально-трудовых отношений в металлургии выступали нормативные ак ты общефедерального значения: Кодекс законов о труде, унаследованный с совет ских времен и принятый еще в 1971 г. с многочисленными поправками и измене ниями, не соответствующий новым экономическим условиям;

Закон № 1032-1 от 19.04.91 г. «О занятости населения в Российской Федерации», устанавливающий порядок высвобождения работников и создававший стимулы руководителю дей ствовать в обход законодательства, в том числе, путем невыплаты заработной платы и различных форм неполной занятости.

Комплекс мер по развитию металлургической промышленности Российской Федерации на период до2010 г., утвержденный распоряжением Правительства РФ от 05.09.2002 № 1228-р URL:

http://www.minprom.gov.ru/activity/metal/strateg/0/print (дата обращения 10.12.2010).

Тарасенко М.В. Социальные последствия реструктуризации предприятий металлургического комплекса России // Металлург. 2005. № 4. С.17–19.

Отсутствие правовых и экономических механизмов государственной под держки реструктуризации черной металлургии неизбежно перемещало проблему «смягчения» социальных последствий на региональный уровень. Градообразую щий характер металлургических предприятий в условиях массового высвобожде ния работников угольной отрасли делал проблему трудоустройства металлургов в монорегионе чрезвычайно сложной. Поэтому перед администрацией области встала проблема, с одной стороны, создания локальных институтов для поддер жания занятости и социальной защиты работников предприятий, с другой – соз дание условий для развития металлургических предприятий региона, которое все гда было в центре внимания исполнительной власти. В этом плане в условиях не совершенного законодательства региональные органы власти могли использовать различные неформальные способы административного воздействия на работодате ля. По существу, социальная защита работников металлургических предприятий в 1990-х годы приобрела преимущественно неформальный характер. Государствен ная поддержка руководителей или административное давление на них с целью со хранения рабочих мест, превратились в неформальные институты социальной за щиты работников предприятий, а институт банкротства стал своеобразным инст рументом регулирования социальных процессов (поддержание занятости, пога шение задолженности по заработной плате и ее регулярной выплаты, смены не эффективного собственника). Как подчеркивал А.Г. Тулеев, позиция власти за ключалась в том, чтобы способствовать экономическим интересам управляющих компаний, которые не допустят ни сокращения производства, ни увольнений.

Наиболее яркий тому пример план реорганизация ОАО «КМК» в период кон курсного управления, разработанный совместно администрацией с потенциаль ным собственником и главным кредитором «ЕвразХолдингом», а также профсою зом. Предложенная программа социальной адаптации высвобождаемых работни ков была одобрена на правительственном уровне и включала мероприятия, кото рые стали институциональной новацией региональной власти. Так, после реорга низации ОАО «КМК» в дочерние общества перевели с увольнением почти весь Губернатор в очередной раз заявил, что не допустит продажи КМК // Кузнецкий рабочий. 1999. 28 окт.

персонал комбината. Часть работников ушла на пенсию, получив единовременное пособие равное полугодовой зарплате. Если до пенсионного возраста оставалось несколько лет, то до пенсионной даты выписывался ежемесячный аванс в размере одной тысячи рублей. Одновременно был прекращен прием на постоянную рабо ту. Внедрили программу переобучения кадров и повышения квалификации для невостребованных профессий. При переводе на низкооплачиваемую работу «но венькому» платили зарплату в прежнем объеме еще два месяца. Следующие че тыре месяца разница в доходах частично компенсировалась. Часть освобожден ных металлургов были переведены на ОАО «ЗСМК», часть могла принять участие в посевной и уборочной кампании. 415 Были сохранены социальные программы, в том числе льготные ссуды на приобретение квартир. По инициативе губернатора создан Фонд социальной поддержки металлургов Кузбасса им. академика И.П.

Бардина, в который «ЕвразХолдинг» выделил 70 млн р. на социальную адаптацию металлургов, 12 млн р. на компенсацию ветеранам, работникам комбината за ак ции ОАО «КМК», что не законодательно не предусматривалось. При этом про блема оптимизации персонала в соответствии с задачами экономической эффектив ности оставалась не решенной.

На рубеже 2000-х гг. на федеральном уровне шло формирование правовых основ регулирования социально-трудовых отношений, и устанавливалась общая законодательная система мер, призванная в условиях рыночной экономики защи тить работника наемного труда в целях социальной стабильности и достижения социально приемлемого уровня и качества жизни. 417 В связи с необходимостью приведения законодательства в соответствие с ситуацией на рынке труда, практи кой его применения были приняты и усовершенствованы механизма поддержки Семенова А. Как металлургам найти место на рынке труда? // Кузнецкий рабочий. 2002. 29 июня Копытов А. Антикризисное управление: региональный аспект // Антикризисное управление: производственные и территориальные аспекты: Труды 111 Всерос. науч.-практ. конф., май 2003г. / НФИ КемГУ;

Под. общ.ред И.Г.

Степанова. Новокузнецк, 2003. С.5.

Прим.: важное значение для угольной и металлургической отраслей промышленности имел Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ о социальном страховании от несчастных случаев. Концепция закона позволяла пе рейти от системы социальной защиты работников, основанной на принципах прямого индивидуального возмеще ния работодателями вреда, причиненного здоровью работников, к системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Федеральный закон от 17.07.1999 г.

№ 181-ФЗ. об основах охраны труда в Российской Федерации устанавливал правовые основы регулирования от ношений в области охраны труда между работодателями и работниками и направлен на создание условий труда, соответствующих требованиям сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности.

безработных в новой редакции Закона РФ «О занятости населения в Российской Федерации». В частности, при назначении пособия определялась норма учиты вать величину прожиточного минимума, сложившуюся в регионе проживания безработного. Постановление Правительства РФ от 05.02.93 № 99 «Об организа ции работы по содействию занятости в условиях массового высвобождения» ре гулировало взаимоотношения работников, работодателей и органов исполнитель ной власти в период массовых высвобождений. Определялись права органов ис полнительной и законодательной власти в организации процедур массового вы свобождения, вплоть до приостановки;

мероприятия по социальной адаптации на рынке труда территориальными органами службы занятости в отношении высво божденных работников и др. В этот период получили развитие правовые основы социального партнерства. В соответствии с ФЗ от 01.05.1999 г. № 92-ФЗ «О Рос сийской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отно шений» был создан занимающий ведущее место в системе социального партнер ства постоянно действующий на федеральном уровне орган партнерства, отве чающий за подготовку проекта генерального соглашения, которое ложится в ос нову всей иерархической системы договорных отношений в России. На регио нальном уровне приняты областные законы, регулирующие отношения сторон социального партнерства. Принципиальным стало принятие Трудового Кодек са (ТК) РФ, введенного в действие с 1 февраля 2002 года. ТК с последующими изменениями и дополнениями регулирует все аспекты трудовых отношений, в том числе меры по защите работников в случае их массового высвобождении, га рантии и компенсации работникам в случае нарушения сроков выплаты заработ ной платы, порядок разрешения трудовых споров, определяет основные права и обязанности работников и работодателей. В кодексе дается законодательное оп ределение понятия «социальное партнерство», отражены процедурные вопросы в рамках социального партнерства (порядок ведения переговоров, заключения до говоров и соглашений). Фактически ТК РФ законодательно закрепил единство Прим.: № 51 -ОЗ от 02.11.1998г. «О социальном партнерстве в Кемеровской области»;

№ 7-ОЗ от 21.02. 2003 г.

«О трехсторонних комиссиях по регулированию социально-трудовых отношений».

институтов государственного и коллективно-договорного регулирования соци ально-трудовых отношений. К коллективно-договорным институтам отнесена со вокупность действующих двух- и трехсторонних органов, формируемых предста вителями работников, работодателей, исполнительной власти и осуществляющих взаимодействие между ними;

совокупность нормативных документов (отрасле вые, территориальные соглашения, коллективные договоры и др.);

порядок, фор мы взаимодействия указанных органов в разработке, сроках принятия докумен тов. При этом само содержание документов определяется переговорными пози циями субъектов коллективно-договорных отношений. Это означает, что в согла шениях могут быть прописаны за счет средств работодателя разнообразные льго ты и мероприятия, не предусмотренные законодательством.

Таким образом, с начала 2000-х гг. трудовые отношения предпринимателей и наемных работников переходят в область действующего законодательства и коллективно-договорных отношений, определявших, в том числе формы и мето ды социальной защиты различных категорий работников, включая подлежащих высвобождению. Вместе с тем, действие российского трудового законодательства и связанных с ним норм права не отменяют действие локальных институтов регу лирования сферы труда и занятости. В этом плане в Кемеровской области сфор мирована институциональная модель регионально-отраслевой корпоративной со циальной политики за счет средств собственников с элементами государственного регулирования, важнейшим элементом которой являются соглашения о социаль но-экономическом партнерстве с крупными собственниками. Региональной осо бенностью этой модели является административное регулирование корпоратив ной политики, в том числе с целью снижения негативных социальных последст вий по принятым кадровым вопросам. Например, в 2007 году «Евраз» объявил о ликвидации «Сталь НК». При согласовании с региональной властью была разра ботана программа высвобождения 1830 работников. Не трудоустроенные на предприятиях «Евраза» получили компенсацию в размере среднегодового зара ботка, что законодательно не предусмотрено. Увольнение в 2009 году 1100 чело век на «ЗСМК» также осуществлялось под контролем сформированного АКО На блюдательного совета. С работодателем была достигнута договоренность выпла ты пяти зарплат и дополнительной компенсации в размере 150-200 тыс. р. для ор ганизации собственного дела.

В условиях мировой финансово-экономического кризиса, начавшегося осе нью 2008 года, согласно данным мониторинга Минрегионразвития России по оценке уровня риска неблагоприятного развития рынка труда в 2009 году Кеме ровская область вошла в число семи регионов с высокой степенью развития кри зисных явлений. 419 Так, угольная промышленность подвержена весьма сущест венным рискам высвобождения персонала даже в случае незначительного сокра щения производства. Снижение добычи на 1 млн т. приводит к потерям 1062 ра бочих мест. 420 С учетом опыта 1990-х гг. стала формироваться и реализовываться государственная антикризисная политика с региональным подходом, приоритет ным направлением которой было нормативно-правовое, организационное, финан совое обеспечение мероприятий на поддержание сбалансированности региональ ных бюджетов;

содействие занятости населения, сохранение и создание рабочих мест, социальную поддержку безработных граждан;

поддержку реального сектора экономики. Отраслевые проблемы социальной защиты высвобождаемых работни ков решались в рамках общих мероприятий противодействия росту безработицы, развития программ переобучения и переподготовки работников, находящихся под риском увольнения за счет бюджетного финансирования, доля которого в софи нансировании целевой региональной программы по содействию занятости насе ления, направленной на снижение напряженности на рынке, составляла 95 %.

Всего мероприятиями охватывалось более 30 тыс. чел. с акцентом на временное трудоустройство, а общий размер расходов на реализацию мероприятий про Швецов А. Государственная региональная политика в новейших кризисных обстоятельствах: оценка и принци пиальная рекомендация // Российский экономический журнал. 2009. № 7–8. С.69–71.

Плакиткин Ю.А., Плакиткина Л.С. Как «смягчить» влияние мирового финансового кризиса на угольную про мышленность России // Горная промышленность. 2009. № 2. С. Постановление Правительства РФ от 31 декабря 2008 г. № 1089 «О дополнительных мероприятиях, направлен ных на снижение напряженности на рынке труда субъектов Российской Федерации» (с изм. от 20 мая, 7 нояб.

2009 г.). URL: http://base.garant.ru/12164436.htm (дата обращения 10.12.2010). Адресная целевая программа «До полнительные мероприятия по содействию занятости населения, направленные на снижение напряженности на рынке труда Кемеровской области на 2009 год». URL: http://www.ufz-kemerovo.ru/centers/yaya.php (дата обращения 10.01.2010);

Письмо Минфина России от 10 декабря 2009года №02-03-09/5572. URL:

http://www.rostrud.info/activities/real_dop_mer/ (дата обращения 10.02.2010).

граммы из федерального бюджета в 2009 году составил 931,883 млн р., в 2010 го ду – 1119,387 млн р. Кроме системных мероприятий, сдерживающих напряжен ность на региональном рынке труда, в антикризисной деятельности государства важным направлением стала поддержка реального сектора экономики и отдель ных отраслей экономики. В Кемеровской области в перечень системообразующих организаций федерального значения вошли металлургические и угольные пред приятия. Это 16 холдингов, в которых более 100 предприятий (ООО «ЕвразХол динг»;

ОАО «УГМК-Холдинг», ОАО «Распадская», ОАО» УК «Кузбассразрез уголь», ООО «Холдинг Сибуглемет», ОАО «СУЭК» и др.).

Наряду с антикризисной федеральной программой с конца 2008 года ре гиональная власть приступила к разработке и реализации специальных мер нор мативно-правового, организационного характера по предотвращению негативных явлений в экономике и социальной сфере. Был создан областной антикризисный штаб, возглавляемый губернатором, в составе представителей исполнительной, законодательной власти, профсоюзных и общественных организаций, банков и предприятий. 422 Одновременно создавались отраслевые и территориальные анти кризисные штабы. Распоряжением губернатора была также создана выездная группа областного антикризисного штаба по мониторингу ситуации на рынке труда и принятию мер по недопущению социальной дестабилизации на юге Куз басса, где сконцентрированы металлургические и угольные предприятия. В ком петенцию группы входило рассмотрение вопросов о несвоевременной выплате заработной платы, пособий;

задолженности по платежам в бюджет и внебюджет ные фонды;

взаимной задолженности предприятий;

вопросы занятости населения и др. В соглашения о социально-экономическом партнерстве включались до полнительные антикризисные пункты, направленные на сохранение социальной стабильности и недопущения массовых увольнений (помощь работникам в пога шении финансовых долгов;

дополнительная социальная поддержка высвобождае Постановление Губернатора Кемеровской области от 12 января 2009 г. № 1-пг «О создании штаба по финансо вому мониторингу и выработке мер поддержке отраслей экономики Кемеровской области». URL:

http://base.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc;

base=RLAW284;

n=36687 (дата обращения 10.11.2012).

Распоряжением Губернатора от 13 февраля 2009 г. № 30-рг «О проведении выездных заседаний штаба по фи нансовому мониторингу и поддержке отраслей экономики Кемеровской области в г. Новокузнецке». URL:

http://www.ako.ru/PRESS/MESS/TEXT/AntiKris/NORM_AKT/30-rg.doc(дата обращения 10.11.2012).

мых работников;

максимальное сохранение рабочих мест, недопущении социаль ной напряженности в коллективе и др.). Кроме того, коллегией администрации области была разработана и утверждена Программа антикризисных мер, направ ленная на стабилизацию ситуации в реальном секторе экономики, поддержку от дельных отраслей экономики, развитие малого и среднего бизнеса и сохранение социальной стабильности и снижение безработицы. В рамках государственной поддержки предоставлялись налоговые льготы, государственные гарантии и дру гая финансовая и организационная помощь. С этой целью были приняты законо дательные и нормативные акты.425 Всего в области действовало более 20 видов поддержки предпринимателей. Изменение конъюнктуры мирового рынка на уголь и металлопродукцию сопровождалось ростом объемов производства отраслей специализации Кузбасса.

Уже на 2010 год постановлением Коллегии администрации области была утвер ждена программа постсткризисного развития. Главным направлением стабилиза ции ситуации на региональном рынке труда рассматривалась активная инвести ционная политика собственников по модернизации производства. В этом плане ставились задачи совершенствования действующего законодательства в сфере поддержки инвестиционной и производственной деятельности. Особое внимание уделялось разработке комплексных инвестиционных планов модернизации моно профильных муниципальных образований. Таким образом, опережающее введение механизмов социальной защиты ра ботников предприятий в условиях кризиса и их адекватное финансирование обес печили политическую и социальную стабильность в регионе. Главным субъектом и источником ресурсного обеспечения антикризисных мер и мер поддержки сис темообразующих предприятий выступила федеральная власть. Подтвердили эф фективность антикризисные административные действия региональной власти, Программа антикризисных мер в Кемеровской области на 2009 год. URL:

http://www.ako.ru/PRESS/MESS/TEXT/AntiKris/158.doc (дата обращения 10.02.2010).

№ 100-ОЗ от 26.11.2008 «О налоговых льготах субъектам инвестиционной, инновационной и производственной деятельности Кемеровской области, управляющим организациям технопарков, резидентам технопарков».

Исламов Д. Кузбасс созидающий. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2011. С. 62.

Программа посткризисного развития в Кемеровской области на 2010 год. URL:

http://www.ako.ru/PRESS/MESS/TEXT/AntiKris/530-p.doc (дата обращения 10.02.2010).

которые осуществлялись в «режиме реального времени». При этом региональные органы власти в лице губернатора выступили не только субъектом формирования и реализации институтов (формальных и неформальных) антикризисного харак тера, но и активно создавались правовые основы регионального развития в по сткризисный период.

Выводы. В регионе с монопрофессиональным типом занятости реструкту ризация, имеющих градообразующих характер отраслей промышленности, явля ется сложной социальной проблемой. Поэтому в рамках территориально отраслевого подхода требуется формирование комплексного социально ориентированного механизма, элементами которого выступают законодательные и иные нормативные акты, институциональные структуры,а также система соци ального партнерства. Действие этого механизма обеспечивает социально ответственную реструктуризацию и смягчение неизбежных негативных социаль ных ее последствий.

Принципиальные институциональные различия трансформации сферы тру да и занятости в отраслевом аспекте заключались в том, что программа реструк туризации угольной отрасли базировалась на системе правовых институтов, рег ламентировавших механизмы социальной защиты, принципы ее финансирования, формирование которых осуществлялось параллельно с проведением реструкту ризации отрасли и в рамках институциональных форм партнерства. Полнота пра вовой регламентации и объемы финансирования социальной защиты высвобож даемых шахтеров определяли социальное содержание процесса. Низкое качество регламентирующих социальные процессы реструктуризации институтов привело к росту социальной напряженности в Кемеровской области, уровень которой был самым высоким в России. В результате изменились приоритеты государственной поддержки в сторону увеличения финансирования и расширения социально значимых мероприятий. В металлургической промышленности не были сформи рованы институциональные условия социальной адаптации отрасли к рынку, хотя процессы реструктуризации были не менее сложными и затрагивали значительное количество работников.

С учетом изложенных выше отраслевых различий на основе анализа норма тивно-правовых институтов общефедерального и отраслевого значения, оказав ших с начала 1990-х гг. прямое влияние на социальные последствия реструктури зации угольной и металлургической отраслей промышленности в территориаль ном плане и связанные с ними действия и взаимодействия социальных субъектов (руководителей, работников предприятий, органов региональной власти), в работе выявлены и обоснованы институциональные основы регулирования сферы труда и занятости в Кузбассе и их деформализованный характер. Во-первых, недоста точная или отсутствие специальной правовой регламентации социальных процес сов в условиях реструктуризации на федеральном уровне и недостаточное финан сирование социальной защиты высвобождаемых шахтеров делали необходимым в 1990-е гг. локальное институциональное корректирование и проектирование ре форм региональной властью с целью решения актуальных, жизненно важных со циальных проблем региона. Во-вторых, со второй половины 1990-х гг. ведущая роль в смягчения негативных социальных последствий реструктуризации, усиле нии социальной направленности реформ и решении отраслевых проблем на феде ральном уровне стала принадлежать администрации Кемеровской области во гла ве с губернатором А.Г. Тулеевым. При этом действия региональной власти по вы воду предприятий из кризиса и поиск социально-ответственных собственников можно рассматривать как направление социальной защиты. В-третьих, социаль ная защита работников предприятий и обеспечения их занятости в 1990-е гг. не избежно приобретала неформальный характер на основе административного ре гулирования процессов. В 2000- е гг. в нормативной базе существенно увеличива ется удельный вес региональных норм (областные законы, программы, институ циональные структуры, стимулирующие социальную ответственность бизнеса и пр.). В-четвертых, общая в 2000-е гг. тенденция формализации трудовых отно шений проявляется в условиях действия локальных (неформальных) институтов регулирования рынка труда и трудовых отношений. Это означает, что трудовое законодательство, коллективно-договорные институты могут иметь локальные особенности проявления. В-пятых, в условиях современного кризиса расшири лась сфера действия локальных институтов, ядром которых остаются администра тивно-командные методы воздействия на работодателя, подтвердивших устойчи вость и эффективность в социальной защите работников предприятий и решении кризисных проблем в сфере труда и занятости.

Таким образом, институциональные основы регулирования сферы труда и занятости в Кузбассе сохраняют локальные характеристики и в целом отвечают текущим интересам работников предприятий. При этом на протяжении всего вре мени прослеживается активная роль администрации Кемеровской области во гла ве с губернатором в совершенствовании законодательства и лоббировании реше нии отраслевых проблем на федеральном уровне.

3.2 Реальная практика трудовых отношений: периодизация процесса Методология анализа трудовых практик заложена в работах Т.И. Заславской и М.А. Шабановой. 428 Под трудовыми практиками понимается совокупность ус тойчивых и массовых формальных и неформальных взаимодействий между ра ботниками и работодателями по поводу найма, выполнения правовых норм и вза имных обязательств в период занятости, а также освобождения рабочих мест (увольнения).429 Авторами разработан социальный механизм распространения и институализации неправовых трудовых практик, как совокупности устойчивых и массовых социальных взаимодействий, связанных с нарушением легитимных за конов и других формально-юридических норм, а также укорененных социокуль турных традиций, регулирующих отношения труда и занятости граждан. 430 Дей ствие неправовых практик со всей остротой ставит проблему реализации тех или иных способов защиты трудовых прав и законных интересов работников пред приятий. В работах М. Курбатовой, Н. Апариной, Е. Каган, О. Лапицкой пред Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция.

2-е изд.,испр. и доп. М.: Дело, 2003. С. 205–254;

Заславская Т.И, Шабанова М.А. Социальные механизмы трансфор мации неправовых практик // Общественные науки и современность. 2001. №5. С. 3–22.;

Заславская Т.И, Шабанова М.А. Неправовые трудовые практики и социальные трансформации в России // Социс. 2002. №2. С.3–17.

Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция.

2-е изд.,испр. и доп. М.: Дело, 2003. С. 219.

Там же. С.209.

ставлены методологические подходы и проведен эмпирический анализ механиз мы инфорсмента в сфере трудовых отношений в Кемеровской области. На основе анализа трудовых практик, сложившихся на угольных и метал лургических предприятиях в совокупности с практиками инфорсмента432трудовых прав и интересов работников проведена периодизация трансформации социально трудовых отношений и обоснована взаимосвязь между изменениями в отношени ях собственности и развитием трудовых отношений.

Асоциальный период (1990-е годы)характеризуется институализацией не правовых трудовых практик. Асоциальная модель поведения собственника гене рировала асоциальный (неправовой) характер трудовых отношений, порождав ший конфронтацию сторон. На основе анализа публикаций в научной литерату ре, в СМИ, данных статистики, информации из сети Интернет, результатов со циологических исследований выявлены основные типы неправовых трудовых практик, нарушавших конституционные права человека в этот период.

Нарушение прав работников предприятий на справедливую и своевремен ную оплату труда. Многомесячные задержки зарплаты на угольных предприяти ях Кузбасса стали хроническими с 1995 года. В среднем долги по зарплате уголь щикам составляли 10 месяцев,433 На одного работника угольной отрасли приходи лась наибольшая сумма невыплаченных средств и в 1997 году составляла 7,7 млн р.434 В 1998 году просроченная задолженность по заработной плате в отрасли рав нялась 52,3 % от общей по региону. 435 По оценкам специалистов, 40 % задолжен ности возникало по вине государства (потребителей угля и электроэнергии, фи Курбатова М.В. Региональная модель регулирования рынка труда // Интернет-конференция «Россия: варианты институционального развития». URL: http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2006/11/18/0000295352/Kurbatova.pdf (дата обращения 10.10.2010);

Курбатова М.В., Апарина Н.Ф., Каган Е.С. Выбор работниками способов защиты своих трудовых прав // Социс. 2009. №7. С.48-60;

Курбатова М.В., Каган Е.С. Взаимосвязь способов инфорсмен та трудового контракта на современном российском рынке труда // Институциональная трансформация экономики на постсоветском пространстве: Сборник статей международной научной конференции «Институциональная трансформация: федеральный и региональный уровни» (Кемерово, 29-30 октября 2009 года) /под ред. С.Н.Левина.

Кемерово: КемГУ, 2009. С. 229–234;

Апарина, Н.Ф. Постконтрактный оппортунизм в трудовом процессе// Инсти туциональная трансформация экономики на постсоветском пространстве // Сборник статей международной науч ной конференции «Институциональная трансформация: федеральный и региональный уровни» (Кемерово, 29- октября 2009 года) /под ред. С.Н. Левина. Кемерово: КемГУ, 2009. С. 213–218 и др.

Прим.: под инфорсментом экономисты и социологии понимают механизмы принуждения к соблюдению норм и правил.

Паутова С. Мимолетные связи: зарплата и карман // Кузнецкий рабочий. 1997. 27 дек.

Служба новостей. //Кузнецкий рабочий. 1997. 10 июля Социально-экономическое положение Кемеровской области. 1999 г. Кемерово: Кемеровостат, 2000. С.137.

нансируемых из бюджета), остальное относилось к зоне ответственности руково дства предприятий, руководства региона, отдельных должностных лиц. На металлургических предприятиях невыплата заработной платы в срок приобрела массовый характер также с 1995 года. Средняя продолжительность не выплат достигала 3–4 месяцев, а сумма невыплаченных средств в 1997 году на одного работника черной металлургии составляла 6,9 млн р.437 На «ЗСМК» в среднем долг по зарплате в 1997 году достигал 6 месяцев. 438 К весне 1998 года си туация стала критическая. По результатам опроса (апрель 1998 г.), главные про блемы трудовых коллективов на «КМК» и «ЗСМК» «невыплата заработной платы в срок» (КМК – 92,7 %;

ЗСМК – 86,9 % респондентов) и «низкая оплата труда»

(КМК – 73 %;

ЗСМК – 74,7 %). Большинство работников переживали стрессовое эмоционально-психологическое состояние, воспринимая будущее «с тревогой и неуверенностью», «со страхом и отчаянием» (КМК – 69,4 %;

ЗСМК – 58,4 %) (см. приложение А). Как и в угольной отрасли были субъективные причины не выплат заработной платы в срок. Для администрации предприятий это выступало альтернативой увольнения работников. Кроме того, манипулирование со сроками выплаты позволяло формировать механизмы перераспределения денежных пото ков. В дальнейшем политика в области заработной платы превратилась в инстру мент борьбы за контроль над активами предприятий.

Снижение и задержки выплаты заработной, по утверждению Р. Капелюш никова, подрывали уважение к одному из главных институтов, составляющих фундамент современной экономики, – институту контракта, что ослабляло стиму лы к инвестициям в специфический человеческий капитал и оборачивалось ухуд шением качественных характеристиках трудового потенциала работников.

Кожуховский И. Реструктуризация угольной промышленности // Вопросы экономики. 2000. №1. С. 148.

Служба новостей. //Кузнецкий рабочий. 1997. 10 июля Паутова С. Запсиб: все устали от перемен // Кузнецкий рабочий. 1997. 25 окт.

Прим.: нехватка средств существования не могла не сказаться на структуре питания населения, в которой отме чался недостаток белков и витаминов. По данным управления по обеспечению потребительского рынка, в году в Новокузнецке потребление основных продуктов питания по сравнению с физиологическими нормативами без учета личных подсобных хозяйств составило: по мясу - 61%;

по молоку – 52%;

по овощам и бахчевым- 3,7%;

по фруктам – 38,6 %;

по яйцу – 48,9%;

по рыбе – 50,6 %. (Стахович М. Все больше среды и меньше природы // Кузнецкий рабочий. 1998. 4 июня).

Капелюшников Р. Российская модель рынка труда: что впереди?// Вопросы экономики. 2003. № 4. С.96.

Кроме того, невыплата заработной платы в срок породила другие взаимосвязан ные неправовые трудовые практики.

Принудительный перевод на неполное рабочее время, отпуска без сохране ния заработной платы или с частичной оплатой. Основная доля нарушений норм трудового права приходилась на административные отпуска без сохранения заработной платы, в ином случае заработная плата все равно не выплачивалась в срок. На фоне многомесячных задержек заработной платы неполная занятость воспринималась работниками предприятий как малозначимая проблема, зани мавшая в рейтинге проблем последние места. По данным опроса на «КМК» и «ЗСМК» (апрель 1998 г.), проблему неполной занятости отнесли к числу важных 9,6 % и 6,7 % респондентов соответственно (см. приложение А). Пик администра тивных отпусков пришелся на 1997–1998 гг. и имел массовое распространение на металлургических предприятиях, где в отпусках находились в 1997 г. – 32,2, в 1998 г. – 20,3 % работающих. В угольной отрасли в отпуска было отправлено в среднем 10 % работников. С 1999 года количество работников, находящихся в вынужденных отпусках, сократилось в угольной отрасли до 3,8 в 1999 г. и 0,8 % в 2000г.;

в металлургии до 5,1 и 4,5 % (см. таблицы 9, 13).

Натуральная форма оплаты труда. Осуществлялась в форме дотации на питание, расчета продукцией предприятия, продукцией по бартеру и др. В целом перечень услуг был достаточно широкий. В счет долга по заработной плате мож но было получить металл, уголь, проездные билеты, услуги по ремонту квартир, строительные материалы, провести ремонт личного автотранспорта, приобрести продукты питания и пр. При этом стоимость продукции или услуг, как правило, была выше рыночной стоимости, поскольку предоставлялась преимущественно «своими» для руководства фирмами. «Медленно продвигается длинная очередь за «хавчиком». Работницы столовой напряженно раздают насущный хлеб и не менее насущные котлеты и компот непрекращающемуся конвейеру голодных рабочих, их жен и детей.

Цена сытости - несколько талонов. Пока заработанные нелегким трудом деньги остаются лишь цифрами в бухгал терских документах, эти цветные бумажки поддерживают существование рабочих. На талоны – «браунки» (авт. – от фамилии директора КМК Е. Браунштейна) можно не только наполнить желудок (хотя это для рабочих крайне актуально - говорят, на комбинате уже случаются голодные обмороки), но и сделать разные ценные приобретения, например, просроченный маргарин втридорога. Как-то было подсолнечное масло... с прошедшим сроком годности, - ушло влет. Иногда возникают конфликты, когда замученные жизнью женщины, несмотря на неписаные нормы, набирают как можно больше съестного и не желают с ним расставаться. «У меня дома есть нечего, дети голод ные», – вот их единственный аргумент в споре с кассиром». (Телегин Н. Кушать хочется рабочим КМК // Кузнец кий рабочий. 1998. 21 мая).

Нарушение прав высвобождаемых шахтеров на социальную защиту. Речь идет о выплате задолженности по заработной плате, выходных пособий, обеспе чением пай-углем, регрессных выплат и др. Отсутствие четко разработанных нормативных оснований для финансирования мероприятий по социальной защите высвобождаемых шахтеров предоставляло широкие возможности руководству угольных предприятий нецелевого использования средств. Например, искусст венно создавались условия для признания предприятия банкротом. На закрытие выделялись средства. Распространялся слух о ликвидации шахты, через некоторое время люди начинали увольняться. Им уже не нужно было выплачивать компен сации и долги по зарплате. Так, на шахте «Пионерка» в Белове после слуха о за крытии предприятия, персонал просто разбежался. После этого затопили полно стью подготовленные для выемки угля выработки, километры рельсов, кабелей, цен ное оборудование. 442 Чувство растерянности и подавленности наблюдалось среди кадровых рабочих и особенно рабочих предпенсионного возраста. Экономически и социально необоснованный рост оплаты труда руково дства предприятий. На фоне социального бедствия работников предприятий за работная плата руководства осуществлялась регулярно, имела нерыночный харак тер, так как не была увязана с результатами хозяйственной деятельности, и отли чалась ростом дифференциации с оплатой труда рядовых работников. Если в до перестроечные времена разрыв в заработной плате директора шахты и рабочего основной профессии 1-го разряда был двукратным, то к 1996 г. он стал десяти кратным. 444 Официально оклады в месяц генерального директора ОАО «ЗСМК» в 1996 году составлял 7,8 млн р., главного инженера 6,1 млн р., 445 а среднемесячная заработная плата в черной металлургии равнялась 1,15 млн р. в месяц. 446 Разрыв в разы увеличивался за счет доходов от деятельности посреднических фирм, высо ких премиальных, беспроцентных ссуд и пр. В 1998 году ситуация на ОАО Угольный Кузбасс: страницы истории. Кемерово: 2005. С. 210–211.

Рожков А.А. Социально-экономические последствия реструктуризации угольной отрасли России. Избранные труды. М.: ФГУП ЦНИЭПИуголь, 2003. С. 101.

Богопольский И.Е., Климов С.Л., Проскуряков В.В. Угольная промышленность и рыночные отношения: пред варительные результаты реструктуризации // Уголь. 1999. №12. С.32.

Члены совета директоров Запсиба отвечают на обвинения // Кузнецкий рабочий. 1997. 28 окт.

Российский статистический ежегодник. 2003: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2003. С.186.

«КМК» обострилась настолько, что на чрезвычайной конференции представите лей трудового коллектива была принята резолюция, в которой были выдвинуты требования к обладминистрации и лично А.Г. Тулееву о проверке финансовой деятельности совета директоров, когда голодали семьи металлургов. Таким образом, в 1990-х гг. трудовые отношения переместились в неправо вое пространство, что свидетельствовало и об утрате выполнения государствен ной властью общей регулятивной и охранительной роли. Положение усугубля лось слабостью профсоюзов, которые к этому времени не стали самостоятельным субъектом в рамках коллективно-договорного процесса защиты трудовых прав работников предприятий. Наоборот, положение профсоюзов характеризовалось институциональной депривацией, означавшей отстраненность от институцио нальных форм регулирования трудовых отношений (есть необходимые элементы, но воспользоваться этим реально нельзя). 448 Существовала и политическая зави симость профсоюзов от местной власти и руководителей предприятий. Так, Неза висимый профсоюз горняков Кузбасса поддерживал глава областной администра ции М.Б. Кислюк, отставка которого была требованием бастующих шахтеров.

В условиях неэффективного формального инфорсмента как акт отчаяния и бессилия в стали формироваться неправовые институты защиты трудовых прав работников предприятий и принуждения работодателя к выполнению договорных отношений. Это – несанкционированные забастовки, невыход на смену, на по верхность после смены, взятие в заложники руководства предприятий, голодовки и др.449 Сложившиеся практики протеста содействовали как созданию новых, не институализированных в системе социального партнерства форм самоорганиза ции рабочих (стачкомы, комитеты спасения), частично принимавших на себя за щитные функции профсоюзов и принуждавших работодателей и власть к перего Паутова С. Верхи не могут, низы не хотят // Кузнецкий рабочий. 1998. 5 июня.

Бизюков П.В. Российские профсоюзы в 1990-е годы: траектория развития // Профсоюзное пространство совре менной России / Под ред. В.Борисова, С.Кларка. М.: ИСИТО. 2001. С.28. URL:

http://yandex.ru/yandsearch?text=%D0%BF% (дата обращения 18.08.2012) В июле-августе 1995 года 147 шахтеров шахты «Киселевской» собрались в подземном складе взрывчатых веществ и угро жали поднять шахту на воздух. Типичной акцией протеста была голодовка. Массовыми стали акции перекрытия дорог, же лезнодорожных путей, самая масштабная из которых – «ресльсовая война» 1998 года. Более 13 тыс. горняков гг. Анжеро Судженск, Прокопьевск и др. перекрыли железнодорожные пути сообщения, ведущие в область и из области. Эко номика области терпела убытки около 1,5 млн р. в сутки. (Угольный Кузбасс: страницы истории. Кемерово: 2005.

С. 232;

Гусев С. Тулеев вводит в Кузбассе чрезвычайное положение // Кузнецкий рабочий. 1998. 21 мая).

ворному процессу, так и активизации деятельности традиционных профсоюзов.

Именно протестное движение шахтеров (в правовой и неправовой форме) стало главным фактором институциональных изменений в реформировании отрасли и смены региональной власти. Сами шахтеры осознавали себя влиятельной полити ческой силой. По результатам опроса на шахте «Капитальная» (2000 г.), 45,8 % респондентов согласились с утверждением, что «шахтеры это сила, способная влиять на экономику и на политику страны» (см. приложение Ж). Сохранение протестного потенциала работников угольной отрасли подтвердили события в г.

Междуреченске, когда после взрыва на шахте «Распадская» (май 2010 г.) вновь была перекрыта железная дорога и начались призывы к общей всекузбасской ак ции протеста. В отличие от шахтеров забастовочная активность металлургов была невысокой (таблица 5).

Таблица 5 – Число участников забастовок в отраслевом аспекте в Кузбассе Год Отрасль 1995 1996 1997 Угольная (тыс. чел.) 20,3 20,3 23,1 29, Металлургическая (тыс. чел.) н/д 0,9 0,64 1, Следует отметить традиционно высокий порог «терпимости» российского рабочего в 90-е гг., что объясняется объективными и субъективными причинами.

Во-первых, отсутствие эффективных средства противодействия произволу рабо тодателей, во-вторых, напряженная ситуация на локальном рынке труда и схожая ситуация на других предприятиях;

в-третьих, патерналистские установки и соци альная пассивность работников. Результаты опросов, проведенные автором на ме таллургических предприятиях в 1998–2000 гг. показали, что доминирующей стра тегией поведения большинства работников были надежды на перемены к лучше му и ожидание государственной поддержки (см. приложение А, Б;

И). И только, когда ситуация достигла угрожающего для физического выживания работников и их семей характера, включались механизмы коллективной самозащиты в форме тех или иных протестных действий.

Источники: Статистические сборники «Занятость и безработица в Кузбассе (январь–декабрь 1994–1996 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь–декабрь 1995–1997 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (ян варь–декабрь 1996–1998 г.)». URL: http://www.ufz-kemerovo.ru/stat/index.php (дата обращения 10.10.2010).

Институциональные особенности 1990-х гг. объективно обусловили зави симость реальной практики трудовых отношений от действий региональной вла сти, как субъекта институциональных изменений и административного принуж дения. Во второй половине 1990-х гг. в условиях общей тенденции усиления го сударства и изменения институциональных основ реформ в Кузбассе главным субъектом принуждении работодателя к поддержанию уровня занятости, улучше нию условий и уровня оплаты труда становится региональная власть в лице гу бернатора Тулеева А.Г., что соответствовало ожиданиям населения в отношении власти. Результаты мониторинга на ОАО «КМК» и ОАО «ЗСМК» (1998–2000 гг.) отразили не только положительную динамику оценки работников изменений в сфере заработной платы, высокую оценку роли региональной власти в изменении ситуации, но и уверенность, что власть должна помогать предприятиям в решении социальных проблем (см. приложение Б, И). Созданная в конце 1990 гг. и дейст вующая в настоящее время локальная институциональная модель регулирования трудовых отношений, которая дополняет трудовое законодательство и систему коллективно-договорных институтов и в которой региональная администрация играет главную роль, способствовала расхождению нормативной и реальной практикой трудовых отношений. В условиях институализации неправовых трудо вых практик это было обоснованно и содействовало переходу от конфронтации к социальному диалогу сторон трудовых отношений.

Период социально-приемлемого компромисса в границах роста заработной платы и социальных льгот работников предприятий (начало 2000-х гг. по на стоящее время). С начала 2000-х гг., когда задержки в выплате заработной платы превратились в единичные случаи и в суммарном отношении по отраслям стали малозначимы,451 социальные проблемы стали концентрироваться вокруг уровня оплаты труда и условий труда. По результатам опросов, проводимых автором в 2000-2001 годах, сложившийся уровень оплаты при высокой интенсивности труда на угольных и металлургических предприятиях оценивался работниками как низ кий. По результатам опроса в апреле 2000 г. на «КМК» и «ЗСМК» (см. приложе Труд и занятость в Кемеровской области (2003–2007 гг.). Стат. сб./ Кемеровостат – Кемерово, 2008. С. ние И) на первом месте стояла проблема «низкая заработная плата» (64 % и 72 % соответственно), на шахте «Зенковская» (2001 г.) эту позицию отметили 71 % респондентов (см. приложение К). Нерыночный характер оплаты труда, обеспе чивавший доходы ниже стоимости воспроизводства рабочей силы («денег хватает только на приобретение продуктов питания» или «денег не хватает даже на при обретение продуктов питания») не являлся стимулом эффективного труда и уси ливал риски роста социальной напряженности. Так, на «КМК» и «ЗСМК» 79,4 % и 64,4 % работников ответили, что они могли бы работать больше и лучше, если усилить материальное стимулирование Аналогичные результаты получены на шахте «Зенковская». (см. приложение И, К).

В условиях благоприятной конъюнктуры рынка на сырьевые товары с нача ла 2000-х гг. и с учетом позиции региональной власти в области оплаты труда, ко торая находит отражение в соглашениях о социально-экономическом сотрудниче стве, в угольной и металлургической промышленности Кузбасса наблюдается ус тойчивый рост оплаты труда, отражавший повышение стоимости рабочей силы и уровня жизни работников отраслевых предприятий. В период 2000–2012 гг. в об ласти заработной платы прослеживается абсолютное увеличение среднемесячной начисленной заработной платы по годам, за исключением периода кризиса (таб лица 6). Отмечается и рост реальных доходов работников предприятий. Вместе с тем, рост оплаты труда, по оценкам специалистов, опережал рост производитель ности труда. Таблица 6 – Динамика заработной платы Угольная отрасль Металлургическая Среднемесячная на- Темпы роста к Среднемесячная на- Темпы роста к Год численная заработная предыдущему численная заработная предыдущему плата (руб.) году плата (руб.) году 2000 3921 44,0% 4374 30,0% 2001 5641 43,9% 5659 29,4% 2002 6638 17,7% 6880 21,6% Фридман Ю. А., Речко Г. Н., Пимонов А. Г., Оськина Н.А., Алексеенко Э. В. Новая концепция развития Кузбас са и согласование интересов бизнеса и власти // ЭКО. 2010. №1. С. 95.


Источники: Кузбасс. 2004. Часть 1: Стат. сб./ Кемеровостат – Кемерово, 2005. С.95;

Труд и занятость в Кеме ровской области (2004-2008 гг.). Стат.сб./ Кемеровостат – Кемерово, 2009. С. 184-186. Кузбасс в цифрах. URL:

http://www.kemerovostat.ru/digital/region12/2007 (дата обращения 10.11.2012);

Кемеровостат. Официальная Стати стика URL:. http://kemerovostat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat (дата обращения 10.04.2013) Окончание таблицы Угольная отрасль Металлургическая Среднемесячная на- Темпы роста к Среднемесячная на- Темпы роста к Год численная заработная предыдущему численная заработная предыдущему плата (руб.) году плата (руб.) году 2003 8357 25,9% 8126 18,1% 2004 11251 34,6% 9814 20,8% 2005 14819 31,7% 11881 21,1% 2006 16589 11,9% 13272 11,7% 2007 19370 16,8% 15317 15,4% 2008 23806 22,9% 18325 19,6% 2009 23877 0,30% 17409 -5,00% 2010 27873 16,7% 20912 20,1% 2011 33309 19,5% 24572 17,5% 2012 36717 9,7% 27968 12,1% Проведенный автором в 2004 году опрос работающего населения г. Ново кузнецка, отразил неоднозначную ситуацию в области социально-трудовых от ношений работников крупных предприятий. Отмечен более высокий уровень удовлетворенности различными аспектами социально-трудовых отношений в сравнении с работниками государственных, средних и малых предприятий (уров ня социальной защищенности;

получаемых доходов;

содержанием выполняемой работы, занимаемым положением). В то же время выявлены проблемные зоны, которые косвенно свидетельствовали о незрелости трудовых отношений, когда в статусе работника недостаточно учитывались более широкие права личности и помимо материальных потребностей другие потребности человека (в информа ции, причастности, признании, уважении). Это – нехватка информации («скорее не удовлетворен» – 38 %), смещение оценок системы морального поощрения в шкалу неудовлетворенности («скорее не удовлетворен» – 41 %).454 (см. приложение Л) Актуальность результатов исследования подтверждается сведениями профсою за, что работодатель придерживает информацию, практически каждый третий ра ботник считает, что ему не хватает информации. Урбан О.А., Урбан Н.А., Барыльников В.В. Особенности занятости в малом бизнесе // Современное предприни мательство: социально-экономическое измерение / Под общей ред. проф. О.И. Кирикова. Кн. 8. Воронеж: Воро нежский госуниверситет, 2004. С. 83;

С. 89–90.

Доклад председателя Кемеровского территориального отделения Горно-металлургического профсоюза России А. Д. Миронова на III отчетной конференции Кемеровской территориальной организации Горно металлургического профсоюза России // Эхо Кузбасса. 2009. 4 апр. (№13). URL:

http://ktogmpr.rdtc.ru/EHO/arh446.htm#00 (дата обращения 05.05.2010).

С начала 2000-х годов регулирование трудовых отношений на угольных и металлургических предприятиях региона осуществляется на основе действующе го законодательства, внутренней системы локальных актов, устанавливающей нормы корпоративной социальной политики и формализованной системы коллек тивно-договорных и индивидуально-договорных отношений, направленной на достижение баланса интересов сторон, разрешение возникающих между ними противоречий. В отраслевых тарифных соглашениях по горно-металлургическому комплексу РФ, по угольной промышленности РФ (с 2007 года Федеральные от раслевые соглашения по угольной промышленности) с учетом отраслевой специ фики определяются типовые задачи в области заработной платы;

совершенство вания организации производства и труда;

упорядочения режимов труда и отдыха;

системы социальной защиты;

укрепления трудовой и производственной дисцип лины;

соблюдения правил безопасности и охраны труда и пр. Кузбасское согла шение является базовым документом, определяющим приоритетные социальные цели в сфере труда и занятости, для подготовки коллективных договоров, как ос новного нормативного документа, регламентирующего практически все аспекты трудовых отношений. Коллективный договор является основанием трудового контракта, в котором прописывается заработная плата, условия труда и другие льготы, предусмотренные действующим законодательством, отраслевым согла шением, Кузбасским соглашением и коллективным договором. От качества и обоснованности коллективного договора, который может устанавливать больший объём трудовых прав и гарантий работников, специфичных для предприятия, чем это предусмотрено, например, отраслевым тарифным соглашением, зависит уро вень защищенности социально-экономических прав работников предприятия.

Коллективные договоры действуют и заключаются на всех угольных и ме таллургических предприятиях Кузбасса. Проведенный Тришиной Н.А. контент анализ коллективных договоров на угольных предприятиях показал, что в «зону согласия» работника и работодателя входят только текущие интересы, стороны не заинтересованы в обмене долгосрочными обязательствами. В большинстве пред приятий коллективный договор воспроизводил положения ТК РФ, Отраслевого тарифного соглашения. Это приводило к тому, что условия становились типовы ми: набор социальных льгот и уровень заработной платы. Активный торг обычно велся вокруг вопросов социальных выплат и уровня заработной платы. 456 Между тем, законодательство о труде и соглашения отраслевого, территориального уров ней определяют в целом принципы взаимодействия сторон, в них не может быть конкретных обязательств применительно к отдельному предприятию. Поэтому работодатель имеет возможность определять практику применения формальных норм, а трудовые правоотношения в этом случае приобретают характер неравен ства сторон. Тем самым, сохраняется несоответствие между формализованной системой договоров и реальной практикой трудовых отношений, в которой тру довые права работников не всегда реализуются на уровне, предусмотренном за конодательством, то есть речь идет о неправовых трудовых практиках.

Обеспечение права каждого работника на условия труда, отвечающие тре бованиям безопасности и гигиены, отражено в ТК РФ и Конституции РФ. Отсут ствие приемлемых, достойных условий труда влечёт за собой нарушение консти туционных прав работников предприятий, противоречит социокультурным нор мам, а, значит, относится к неправовой сфере. Традиционно условия труда в угольной и металлургической промышленности не соответствуют требованиям безопасных и здоровых условий труда. Сокращение инвестиций в обновление ос новных фондов в 1990-х гг. сделало проблему безопасных условий и охраны тру да особенно сложной. Между тем, региональная статистика свидетельствует, что по учитываемым параметрам 457 в 2000-е годы отсутствует тенденция улучшения условий труда. Наоборот, с 2004 по 2008 гг. отмечается увеличение доли работни ков на тяжелых работах в угольной отрасли с 39,1 до 51,2 %;

в металлургической с 20,8 до 31,3 %. При этом в угольной отрасли количество работников, работаю щих на оборудовании, не отвечающим требованиям охраны труда, снизилось с Тришина Н.А. Развитие коллективно-договорных отношений в период рыночной трансформации российской экономики : автореф. к. экон. наук. Кемерово, 2010. URL: http://www.dissercat.com/content/razvitie-kollektivno dogovornykh-otnoshenii-v-period-rynochnoi-transformatsii-rossiiskoi-eko (дата обращения 10.11.2011) Прим: занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам (уровень шума, вибрации, запыленно сти, загазованности);

тяжелые работы, работа на оборудовании, не отвечающим требованиям охраны труда и др.

до 7 %, а в металлургии увеличилось с 1,9 и 2,7 %.458 С 2007 до 2012 гг. доля ра ботающих в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам, выросла в угольной отрасли с 70,5 до 81,2 %;

в металлургии – с 58,9 до 63,3 %. Следствием неблагоприятных условий труда является высокий уровень профзаболеваемости на отраслевых предприятиях: «добыча каменного угля» – 51,3 %;

«металлургическое производство» – 25 %. Для сравнения в строительной и машиностроительной отраслях этот показатель – 2,7 %, на воздушном транс порте – 6,25 %. На учете областной профпатологической службы 76,8 % боль ных из угольной отрасли. 461 При этом отмечается рост уровня профзаболеваемо сти на предприятиях по добыче и переработке полезных ископаемых. В кол лективных договорах предусмотрена система работы по предупреждению и выяв лению профзаболеваний. В случае выраженной стадии заболевания работник пе реводится на другое рабочее место. Это влечет снижение заработной платы, по этому нередки случаи сознательного сокрытия ухудшения состояния здоровья. Принимая не отвечающие требованиям безопасности и гигиены условия труда, работники в действительности соглашаются на ухудшение здоровья в обмен на сохранение рабочего места и рассматривают это как плату за выживание в моно городах.

Аттестация рабочих мест (АРМ) должна способствовать проведению меро приятий со стороны работодателя по устранению вредных факторов и улучшению условий труда. Однако, как отмечает заместитель председателя профкома «Куз нецкие металлурги» Л. Карпов, в большинстве случаев работодатель из сообра жений экономии перед специалистами аттестационной комиссии ставит задачу Труд и занятость в Кемеровской области (2004–2008 гг.) : Стат. сб. / Кемеровостат – Кемерово, 2009. С. 144, 146, 154, 156, 160–161.

Кузбасс. История в цифрах: Стат. сб. / Кемеровостат. Кемерово, 2008. С.81;

Кузбасс. 2013: Стат. сб. / Кемерово стат. Кемерово, 2012. С.67.


Условия труда как отражение профзаболеваемости // Кузнецкий рабочий. 2009. 2 июня.

Михайлина Г. Как сберечь ресурс трудовой? // Деловой Кузбасс. 2007. №4. URL:

http://delkuz.ru/content/view/2525/ (дата обращения 12.05.2010).

Чеботарев А.Г. Современные условия труда на горнодобывающих предприятиях и пути их нормализации // Горная промышленность. 2012. №2. С.84–88;

Измеров Н.Ф., Чеботарев А.Г. Итоги исследований и задачи развития по проблемам медицины труда в горно-добывающих отраслях России // Горная промышленность. 2013. № 2.

С. 34– Бабиков С. Деньги нужны! Глаз даю // Кузнецкий рабочий. 2006. 13 июня;

Михайлина Г. Как сберечь ресурс трудовой? // Деловой Кузбасс. 2007. №4. URL: http://delkuz.ru/content/view/2525/ (дата обращения 12.05.2010);

Агеева Т. Не хочу лечиться // Новости «Евраза». 2010. 11 февр.

вредные условия труда «притянуть» к допустимым. Замеры на рабочих местах проводятся с серьезными отступлениями от требований, в результате чего многие работники лишаются положенных им льгот, а работодатель не предпринимает действий по улучшению условий труда. 464 После выхода приказа Минздравсоц развития о зависимости размеров компенсаций от результатов аттестации рабочих мест (23.03.2010 г. № 175 н), вероятность того, что рабочий получит тот размер компенсаций, который выгоден работодателю, становится выше, а из-за недосто верных данных в карте аттестации об условиях труда установить связь с профес сиональным заболеванием крайне сложно.

Для угольных предприятий АРМ в силу специфики горных работ не может обеспечить устранение несоответствия стандартам. Поэтому, как подчеркивает А. Шевченко, председатель Кемеровской территориальной организации Росугле профа, вопрос аттестации ограничивается только выявлением таких условий и решением проблемы, как можно в том, или ином случае минимизировать послед ствия.465 Между тем, интенсификация добычи угля ставит новые проблемы. По мнению специалистов, требуется гигиеническая оценка внедряемого оборудова ния и с учетом инновационных процессов проведение мероприятий по оздоровле нию условий труда (внедрение эффективных средств борьбы с пылью, шумом, вибрацией и пр.), что на предприятиях, естественно не проводится. В соответствии ст. 212 ТК РФ обязанности работодателя обеспечивать на предприятии безопасные условия и охрану труда, а в ст. 214 закрепляются обя занности работника на соблюдение требований охраны труда. Несмотря на требования законодательства, широкое нарушение норм по безопасным методам труда в металлургии, несоблюдение лицензионных требований и условий про мышленной безопасности при осуществлении производственной деятельности по добыче угля превратилось в социальную норму, следствием которой стали аварии Трошина И. Охране труда – особое внимание. // Эхо Кузбасса. 2009. 4 апр. URL:

http://ktogmpr.rdtc.ru/EHO/arh446.htm#00 (дата обращения 05.05.2010).

Москвикин М. Рубль дороже жизни? // Деловой Кузбасс. 2009. № 5–6. С. Чеботарев А.Г. Современные условия труда на горнодобывающих предприятиях и пути их нормализации // Горная промышленность. 2012. №2. С.84–88.

Трудовой Кодекс РФ 2009–2010. URL: http://www.trudkodeks.ru/ (дата обращения 10.10.2010).

и травматизм по причине человеческого фактора. Так, по данным технической инспекции Кемеровского территориального отделения Горно-металлургического профсоюза России (КТО ГМПР) только за 2009 год было проведено 60 комплекс ных и целевых проверок и обследований, в ходе которых выявлено и устранено 1873 нарушения требований охраны труда и промышленной безопасности, при влечено к ответственности 502 руководителя. Главная причина несчастных случа ев на металлургическом производстве отражала нарушение норм по безопасным методам труда и стала следствием качества рабочей силы (необученность, плохое знание техники безопасности, регламента производственных процессов и пр.). Изношенность оборудования, стремление заработать создают объективные пред посылки нарушения правил, закрепленных в документах техпроцесса.

Наиболее острый характер проблемы безопасности и охраны труда имеют в угольной отрасли. В шахтах Кузбасса в течение года травмируется или заболевает каждый 1015 шахтер;

469 на каждый 1 млн тонн угля приходится потеря 0,7 чело веческой жизни, в то время как в США – 0,054, в Великобритании – 0,0019. С 1992 по 2010 гг. в Кузбассе произошло 40 аварий различного вида, при которых смертельно травмированы были 538 человек, в том числе при взрывах метана человек. Авария на «Распадской» в мае 2010 года (90 человек погибших), об нажила проблему аварийности в угольной отрасли как проблему социальную, обусловленную институциональными и социокультурными причинами.

В Кузбассе высокий процент метанообильных шахт, эксплуатация которых содержит риски скопления газа метана и самовозгорание угольных пластов. В 1990-е годы обязательные требования по принудительной дегазации угольных пластов законодательно были заменены на простое проветривание, поэтому руко водством угольных предприятий выбирался наименее затратный способ борьбы с Доклад председателя КТО ГМПР А. Д. Миронова на III отчетной конференции Кемеровской территориальной организации Горно-металлургического профсоюза России // Эхо Кузбасса. 2009. 4 апр. URL:

http://ktogmpr.rdtc.ru/EHO/arh446.htm#00 (дата обращения 05.05.2010).

Михайлина Г. Как сберечь ресурс трудовой? // Деловой Кузбасс. 2007. №4. URL:

http://delkuz.ru/content/view/2525/ (дата обращения 12.05.2010).

Опарин В., Ордин А., Клишин В. Решение проблемы инновационного развития угледобычи в Кузбассе – один из важнейших приоритетов горной науки // Деловой Кузбасс. 2010. №8. С.104.

Опарин В.Н., Скрицкий В.А. Аналитический обзор взрывов метана в шахтах Кузбасса // Уголь. 2012. №2. С.29.

газом, что привело к существенному сокращению дегазации на шахтах и повыси ло тем самым критические риски возникновения травм и аварий (таблица 7).

Таблица 7 – Количество метанообильных шахт с дегазацией в Кузбассе Год Структура шахт 1992 1998 2004 Количество шахт с дегазацией 33 17 13 Количество метанообильных шахт 72 47 46 Система оплаты шахтерского труда, при которой гарантированные выплаты составляли в целом по отрасли 50 %, (на Распадской – 46–48 %), а на ряде шахт – 40 %, остальное премиальные, выплачиваемые при выполнении плана, подталки вала горняков к нарушению техники безопасности. Если бригада не выполняла, допустим, 5 % от плана, то теряла в заработке 50 % и более. С целью выполнения плана и сохранения заработков рабочие и инженерно-технические работники не редко шли на сознательное нарушение требований безопасности. В свою очередь, руководство, получавшее бонусы за выполнение плана, «не замечало» наруше ний. По мнению руководителя Независимого профсоюза горняков России А. Сер геева, именно система и уровень оплаты труда стали основным причинам, кото рые вынуждали шахтеров относиться с низкой критической оценкой к возникаю щим опасным ситуациям и зачастую терять инстинкт самосохранения. 473 По дан ным управления Ростехнадзора, по Кемеровской области за 2006 год треть смер тельных случаев была связана с выдачей нарядов в места, не соответствующие требованиям безопасности. Дешевле было заплатить штраф, чем принять кон кретные меры по обеспечению безопасности труда. Сложившееся положение ха рактерно было для предприятий крупных компаний «Южкузбассугля», «СУЭК», «Кузбассугля, «Прокопьевскуголя» и др. На шахте им. Ворошилова (УК «Прокопьевскуголь» г. Прокопьевск, 2002 год) после ги бели 4 человек комиссия установила, что работы велись без вентиляции, взрывные работы с на рушением техники безопасности. До плана не хватало 4 процентов.475 В шахтоуправлении «Анжерское» (УК «Кузбассуголь», г. Анжеро-Судженск, 2005 г.) произошел взрыв метано Рубан А.Д. Проблема шахтного метана в России // Уголь. 2012. №1. С. 23.

Других И. Безопасность волную всех // Деловой Кузбасс. 2007. №8. С.141.

Пономарев А. Уголь с кровью не нужен! // Кузбасс. 2006. 10 окт.

Сусоев А. Уголь добывает шахтеров // Кузбасс. 2002. 31 янв.

воздушной смеси, погибли 4 горняка, шестеро получили тяжелые травмы. В заключении Рос технадзора сказано, что за месяц до трагедии рабочие самовольно вывели из строя работу дат чиков, о чем в шахте знали все. И тем не менее, одни спускались в забой, другие – отправляли их в шахту. Причиной крупнейших в Кузбассе аварий на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» в 2007 г. (ОАО «Южкузбассуголь»), оснащенных современным оборудованием, обеспечивающим безопасность горных работ, стало несанкцио нированное вмешательство в системы безопасности. Погибло 149 человек. Прове денная после аварий проверка органам надзора всех угольных предприятий об ласти выявила нарушения почти на каждой шахте. В результате была приостанов лена работа 124 забоев. 477 После аварии на «Распадской» было проведено обследований, в результате которых выявлено и предписано к устранению нарушений законодательных и нормативных актов, применено 155 временных за претов деятельности и привлечено к административной ответственности 5006 че ловек. Результаты проверки в 2011 году угольной прокуратурой 74 предпри ятий выявили более 2000 нарушений требований законодательства в области ох раны труда и промышленной безопасности. К административной ответственности привлечено 508 должностных и юридических лиц. В первом полугодии года сотрудники прокуратуры выявили 1413 случаев нарушения закона на угле добывающих предприятиях. К ответственности было привлечено 236 должност ных лиц. К наиболее частным нарушениям отнесены пренебрежение требованиям дегазации, при наличии дегазации процесс осуществлялся со значительными от клонениями от нормативных требований. Перечисленные факты свидетельствуют о широком нарушении законода тельства в области промышленной безопасности при осуществлении производст венной деятельности по добыче угля в Кузбассе. Нормативные изменения, кото рые принуждают работодателя более требовательно относиться к проблемам Кудрявцева Н. «Анжерская»: уроки трагедий // Кузбасс. 2005. 12 окт.

Москвикин, М. Рубль дороже жизни? // Деловой Кузбасс. 2009. №5–6. С.54.

«Русский акцент: Ежедневные новости». 2010 г. 19 мая. С. Прокурорский надзор – верный шаг к безопасности // Уголь Кузбасса. 2011. № 5. Сентябрь–октябрь. URL:

http://www.uk42.ru/index.php?id=1200 (дата обращения 12.04.2012) Наиболее действенная мера – дисквалификация // Сибирский уголь. 2012. №2. С.10.

безопасности и охраны труда, проблему кардинально не меняют, поскольку не устраняют полностью социальных причины. Дело в том, что социокультурный фактор, как проявление в процессе производственной деятельности присущих персоналу образовательных, квалификационных, ценностных, мотивационных характеристик, имеет существенное значение. В поведении руководства предпри ятий сохраняются неформальные нормы административно-командной экономики, приоритета результатов производственной деятельности над интересами (права ми) человека и невысокого статуса личности. Масштаб нарушений на уровне ру ководящего состава свидетельствует о формальном подходе к управлению про мышленной безопасностью, в центре которой должен находиться человек. По за ключению первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по промышленной политике С. Шатирова, директивы правительственных комиссий по расследованию каждой аварии в отрасли на 80 % не исполнялись.481 Приоста новка деятельности «Распадской» в феврале 2012 года на 30 дней в связи с выяв ленными комиссией Ростехнадзора нарушениями показательна.

Важное значение в снижении аварийности имеет политика собственника в сфере промышленной безопасности. На создание безопасных условий труда вла дельцы угольных компаний региона направили в 2008 г. – 4,2 млрд р.;

в 2009 г. – 2,4 млрд р.;

482 в 2011 г. – 3,6 млрд р.;

в 2012 г. – 3,9 млрд р.483 Но эти объемы фи нансовых вложений являются недостаточными. По оценке экспертов, требуется удвоение текущих затрат. Опарин В.Н., директор института горного дела СО РАН, считает, что у собственников предприятий отсутствуют стимулы затрат на финансирование НИР, направленных на совершенствование способов предотвра щения аварий и разработку технических средств их реализации. Выплаты семье за потерю кормильца сведены к стоимости 200–250 тонн угля. Предельные значе ния безопасности и эффективности труда могут быть достигнуты с переходом на «Русский акцент: Ежедневные новости». 2010 г. 19 мая. С.8.

Москвикин М. Рубль дороже жизни? // Деловой Кузбасс. 2009. №5–6. С. Наиболее действенная мера – дисквалификация // Сибирский уголь. 2012. №2. С.10.

Понамарев В.П., Максимов А.С. Оценка безопасности условий труда рабочих, занятых на подземных работах в угольных шахтах Уголь. 2011. №9. С. 23.

Опарин В.Но, Скрицкий В.А. Аналитический обзор взрывов метана в шахтах Кузбасса // Уголь. 2012. №2. С.29.

инновационные технологии безлюдной выемки, которые потребуют дополни тельного прироста текущих и капитальных затрат, в 2,5–3 раза превышающих со временный уровень. Значительную роль в уровне безопасности играют уровень квалификации рядовых работников, исполнительской, производственной и технологической дисциплины, уровень культуры безопасности в целом. По данным Ростехнадзора, в поведении работников прослеживается отсутствие приверженности к соблюде нию строгой дисциплины труда, отсюда несоблюдение правил безопасности. Не достаточная квалификация персонала, связанная с нехваткой кадров усугубляет проблему. 487 Поэтому изменение ситуации в сфере промышленной безопасности неразрывно связано с ростом качества человеческого потенциала, с изменением повседневных трудовых практик. Речь идет об установках работать безопасно, от стаивать трудовые права, быть ответственным за результаты труда и др.

Когда приоритет в определении характера трудовых отношений принадле жит руководству предприятия, а в стратегии использования трудовых ресурсов лежит угроза увольнения работника, актуальной продолжает оставаться проблема принуждения работодателя к соблюдению установленных в ходе контрактного взаимодействия прав работника. Сформированная неформальная система ин ститутов защиты трудовых прав наемных работников обеспечивает их более пол ную реализацию. Так, по предложению администрация области, все собственники внесли в коллективный договор положение о выплате из средств предприятия се мье погибшего шахтера дополнительно к обязательным социальным выплатам не менее одного миллиона рублей. К этому добавляется оплата за коммунальные ус луги семье погибшего, обучение детей погибших шахтеров до достижения ими 23-летнего возраста. По инициативе губернатора шахтерам «Распадской» на вре Понамарев В.П., Максимов А.С. Оценка безопасности условий труда рабочих, занятых на подземных работах в угольных шахтах Уголь. 2011. №9. С. 23.

Резников Е. Доклад на всероссийском совещании по вопросам повышения промышленной безопасности в угольной отрасли «Состояние промышленной безопасности угольной отрасли Кемеровской области» // Стандарт качества. 2011. № 29/30. С.20–26;

Наиболее действенная мера – дисквалификация // Сибирский уголь. 2012. №2.

С.10–11.

Апарина Н.Ф. Постконтрактный оппортунизм в трудовом процессе// Институциональная трансформация эко номики на постсоветском пространстве: Сборник статей международной научной конференции «Институциональ ная трансформация: федеральный и региональный уровни» (Кемерово, 29–30 окт. 2009 года) / под ред. С.Н. Леви на. Кемерово: КемГУ,2009. С. 213–223.

мя восстановительных работ должна была выплачиваться заработную плата в размере среднемесячной.

Таким образом, на предприятиях угольной и металлургической отраслях промышленности правонарушения в сфере труда сопровождались нарушениями социокультурных норм и в совокупности сформировали область действия непра вовых трудовых практик. Это свидетельствуют о неудовлетворительном качестве социально-трудовых отношений. Однако устойчивый рост заработной платы на фоне благоприятной экономической конъюнктуры и региональная система защи ты трудовых прав работников свели к минимуму конфликтный потенциал непра вовых практик и придали трудовым отношениям определенную стабильность.

При этом административные меры и ужесточение нормативных требований к обеспечению безопасности и улучшению условий труда принуждают работодате ля к соблюдению нормативных требований (как правило, частичному) Но данное обстоятельство проблему правонарушений не устраняет.

Мировой финансово-экономический кризис оказал существенное влияние на сферу труда и занятости. Гибкая цена труда в сторону ее понижения осталась важнейшей характеристикой российского рынка труда. По данным мониторинга Федерации профсоюзных организаций Кузбасса (ФПОК) социально экономического положения на предприятиях области, выявлены следующие тен денции на угольных и металлургических предприятиях региона. Во-первых, правонарушения в области оплаты труда не имели массового характера, выплата заработной платы подавляющим большинством работодателей осуществлялась в установленные сроки и в полном объеме. Задержки и грубые нарушения трудового законодательства отмечались на предприятиях, не входив ших в крупные интегрированные структуры. Это порождало в ряде случаев сти хийные (неправовые) акции протеста 1990-х гг. и на отдельных предприятиях за Мониторинг ФПОК по состоянию на март 2009 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на апрель 2009 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на август 2009 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на сентябрь 2009 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на октябрь 2009 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на январь 2010 года;

Мониторинг ФПОК по состоянию на февраль 2010 года. URL: http://www.fpok.ru/antikrizis.html (дата обращения 10.10.2010).

канчивалась при участии региональной власти (ОАО «Гурьевский металлургиче ский завод») сменой собственника.

Во-вторых, проявилась тенденция снижения оплаты труда, что, находило отражение в соглашениях с профсоюзами. Уровень заработной платы был снижен в среднем на 10,6 %, на ОАО «ЗСМК» в связи со снижением спроса на продукцию на 20 %. На комбинате в полном объеме не выплачивались премии и были отмены ряд льгот при согласии профкома. 490 При этом работодатель, в одностороннем по рядке начал применять корректирующий коэффициент к премиальной части. По отдельным профессиям за счет применения корректирующего коэффициента, «добровольного» написания заявлений на отпуска без оплаты, простоя, перехода на 4-дневную рабочую неделю снижение заработной платы достигало 30–40 %. В-третьих, широкие масштабы, сопоставимыми с 90-мы годами, имела не полная занятость, которая реализовывалась через процедуры «добровольного»

написания заявления об установлении неполной рабочей недели. В соответствии соглашением между обладминистрацией, ФПОК и собственниками предприятий вынужденный простой оплачивался из расчета среднего заработка, а не 2/3 тари фа, как предусмотрено законодательно.

В-четвертых, финансирование социальных программ и мероприятий по ох ране труда и техники безопасности преимущественно выполнялись в соответст вии с коллективными договорами. Однако в ряде крупных компаний отмечено снижение затрат на мероприятия по охране труда, технику безопасности (ОАО «СУЭК-Кузбасс», ОАО «Распадская», ОАО «Южный Кузбасс», ООО «Объедине ние «Прокопьевскуголь» и ООО «Шахтоуправление «Прокопьевское»). В начале 2010 года, когда ситуация стабилизировалась, собственники продолжали эконо мию расходов на социальные выплаты (ООО «Шахта «Киселевская», ОАО «Юж ный Кузбасс» ОАО «СУЭК-Кузбасс»).

«Под прикрытием кризиса» распространение получили нетрадиционные неправовые трудовые практики. Усиление интенсификации труда работников при Мониторинг ФПОК по состоянию на март 2009 года. URL: http://www.fpok.ru/antikrizis.html (дата обращения 10.10.2010).



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.