авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» ...»

-- [ Страница 8 ] --

Мотовилова Т. Запсиб: в споре рождается истина // Эхо Кузбасса. 2010. 15 марта. URL:

http://ktogmpr.rdtc.ru/EHO/arh442.htm (дата обращения 15.03.10).

переводе на сокращенную рабочую неделю при одновременном снижении оплаты труда. Это сопровождалось выходами в свободные или переработками в рабочие дни. То есть работали столько же, но за меньшие деньги. Тем самым нарушался принцип выплаты справедливой заработной платы в соответствии с количеством и качеством выполненной работы. В ч.2 ст. 22 ТК РФ зафиксировано, что работо датель обязан обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности.

Сохранение прежнего размера трудовых функций при более коротком рабочем времени и выплата при этом меньшей заработной платы не могут быть признаны законными. В данном случае несправедливо изменяются условия и оплата труда.

Доводы работодателя о добровольном согласии (на основании личных заявлений) не являются состоятельными и нарушают социокультурные нормы.

С целью сокращения издержек работодатель на предприятиях горно металлургического комплекса злоупотребил своим правом нормирования труда в ущерб его безопасности. Сокращению подвергался персонал основных техноло гических процессах. Объемы работ уволенных работников распределялись между оставшимися рабочими, количественная составляющая трудовых функций кото рых существенно возросла без изменения оплаты труда и в ущерб его безопасно сти. Неукомплектованность рабочих мест по нормам безопасности отразилась на статистике несчастных случаев. По данным технической инспекции одна из глав ных причин травматизма в 2009 году стал так называемый «недоштат». Начало кризиса сопровождалось активным высвобождением работников.

С учетом опыта 1990-х гг. и позиции региональной власти в отношении занято сти, оптимизация персонала осуществлялась преимущественно через процедуры, «скрывавшие» реальные процессы высвобождения. Сформировались практики «добровольно-принудительного» увольнения (по соглашению сторон, по собст венному желанию). По результатам мониторинга, в угольной отрасли вынужден но были сокращены 1454 чел.,493 в то время как к середине 2009 года уже было Кириллов А. Не числом, а риском // Кузнецкий рабочий. 2009. 26 дек.

Мониторинг ФПОК по состоянию на март 2009 года. URL: http://www.fpok.ru/antikrizis.html (дата обращения 10.10.2010).

высвобождено 8 тыс. рабочих мест.494 В металлургической промышленности по соглашению сторон были уволены 323 чел. при консервации домны №5 на ОАО «НКМК»;

1100 чел. на ОАО «ЗСМК» и др. В соответствии с изменениями в зако нодательстве 2009 года подобная форма увольнения не влияла на социальные вы платы высвобождаемых. В группу риска попадали работники предпенсионного возраста (не более двух лет до пенсии), терявшие право на досрочную пенсию. Но при «давлении» региональной власти и профсоюза работодатель выплачивал ком пенсации, превышавшие законодательно установленный уровень. При консерва ции домны № 5 уволенный работник получал пять среднемесячных зарплат, а ве тераны – восемь, еще в течение года до момента трудоустройства осуществлялась социальная поддержка работников. Восстановление объемов производства на докризисном уровне не сопрово ждалось адекватным ростом заработной платы. Работодатели стремились эконо мить на затратах на персонал и, по словам председателя КТО Росуглепрофа В. Бунина, выступали с позиции самого неблагополучного предприятия,496 что на рушает социокультурные нормы и может быть отнесено к неправовой сфере.

В условиях кризиса в интересах наемного работника усилилась админист ративно-контролирующая роль региональной власти с использованием нефор мальных институтов давления на работодателя. Административные меры регули рования рынка труда нашли отражение в деятельности антикризисных штабов. За 9 месяцев 2009 года было проведено 16 заседаний отраслевого антикризисного штаба угольной промышленности и энергетики, на которых было рассмотрено предприятия по вопросам несвоевременной выплаты заработной платы и задерж ки по оплате за выполненные объемы работ. Для руководителей устанавливались сроки погашения задолженности с предоставлением подтверждающих докумен тов. Если предписания штаба не выполнялись, материалы о нарушениях трудово го законодательства направлялись в прокуратуру Кемеровской области для при Пяткин А.А., Рожков А.А. Проблемы снижения напряженности на рынках труда углепромышленных террито рий в условиях преодоления современных кризисных явлений // Уголь. 2009. №5. С. 54.

Денисов А. Операция «Консервация» // Кузнецкий рабочий. 2009. 21 апр.

Логинова Е. Росуглепроф не идет на уступки по соцвопросам при заключении ФОС в угольной отрасли на 2010–2012 гг. // Деловой Кузбасс. 2009. №12. URL: http://delkuz.ru/content/view/10541/ (дата обращения 02.05.2010).

влечения к административной и гражданско-правовой ответственности. 497 Дейст вия региональной власти усиливали влияние профсоюза. Губернатор области об ратился к ФПОК вместе встать на защиту интересов работников Гурьевского ме таллургического завода.498 С новым собственником была достигнута договорен ность о повышении заработной платы на 57 % от предыдущего года. 499 Для сбора информации о правонарушениях в сфере труда и принятия мер воздействия ис пользовались разнообразные формы обратной связи с населением («горячая ли ния», «телефон доверия», специализированный сайт и др.). Одновременно в со глашениях о социально-экономическом сотрудничестве на 2009 год бизнес обя зался максимально сохранять рабочие места на основных производствах.

Вместе с тем, современный кризис стал стимулом усиления переговорных позиций профсоюзов. Действенным механизмом защиты трудовых прав и интере сов работников стали коллективно-договорные институты социального партнер ства. Пролонгированное на 2010 год Отраслевое тарифное соглашение по ГМК РФ, обеспечивало поэтапный рост среднемесячной заработной платы не менее 10 % и стало основой для заключения коллективных договоров на металлургиче ских предприятиях. Заключение Отраслевого тарифного соглашения на 2011– 2013 гг. было особенно конфликтным по вопросам оплаты труда и материальной помощи семьям погибших на производстве. В определенный момент руководство профсоюза стало склоняться к выходу из переговоров. В результате «Амрос»

снял свое предложение и компромиссное решение было достигнуто. В угольной отрасли при заключении Федерального отраслевого соглашения на 2010–2012 гг.

работодатели выступали против таких пунктов как индексация заработной платы, выплата миллиона рублей семьям погибших и оказание помощи их детям, едино временного пособия при выходе горняков на пенсию, пайкового угля и др. Тем не Сводный отчет по выполнению мероприятий Программы антикризисных мер в Кемеровской области за 9 меся цев 2009 годам. URL: http://www.ako.ru/PRESS/MESS/TEXT/AntiKris/doklad_9m.doc (дата обращения 05.01.2010).

Тулеев предлагает передать Гурьевский МЗ в собственность Кемеровской области. URL:

http://www.metalinfo.ru/ru/news/35167 (дата обращения 30.05.2010).

На Гурьевском металлургическом заводе подписан новый коллективный договор Новости Кузбасса. URL:

(дата обращения http://www.kuzbassnews.ru/2010/04/29/na-gurevskom-metallurgicheskom-zavode-podpisan.html 30.05.2010).

Прим.: Общероссийское отраслевое объединение работодателей «Ассоциация промышленников горно металлургического комплекса РФ».

менее, вопросы индексации тарифных ставок с учетом роста инфляции, сохране ния уровня социальных гарантий были решены положительно. На уровне предприятия разработка и реализация коллективного договора становится существенным инструментом регулирования трудовых отношений, эффективность которого во многом зависит от переговорной позиции его субъек тов (профсоюза и работодателя), а трудовой спор выступает способом урегулиро вания разногласий. На тех предприятиях, где проявилось реальное влияние профсоюзов, не только быстрее преодолевались кризисные явления в сфере труда, но и закладывались основы для достижения баланса интересов участников трудо вых отношений в дальнейшем.

Выводы. Выявлена тесная взаимосвязь трансформации отношений собст венности и социально-трудовых отношений. Асоциальная модель поведения соб ственника генерировала асоциальный характер трудовых отношений, а следствием социально-ориентированной модели поведения стало достижение социально приемлемого компромисса сторон трудовых отношениях. При различии институ циональных основ отраслевой реструктуризации реальная практика трудовых от ношений на предприятиях угольной и металлургической отраслях промышленно сти характеризуется общими тенденциями и имеет общую периодизацию.

Асоциальный период (90-е годы) характеризуется институализацией непра вовых трудовых практик и конфронтацией сторон трудовых отношений, что тре бовало формирования институтов защиты трудовых прав и интересов работников предприятий. В условиях незрелости сторон трудовых отношений значение фак тора власти в создании локальной модели регулирования трудовых отношений объективно обусловлено.

Период социально-приемлемого компромисса в границах роста заработной платы и социальных льгот работников предприятий (2000-е гг.) характеризуется несоответствием между формализованной системой договорных отношений и ре альной практикой трудовых отношений, в которой широко присутствуют правона Всероссийский форум Росуглепрофа подвел итоги 2009 года и наметил план действий профсоюза на 2010 год // Уголь. 2010. №1. С.3–7.

ОАО «ЗСМК»: трудовой спор завершен. По информации профкома // Эхо Кузбасса. 2009. 4 апр. URL:

http://ktogmpr.rdtc.ru/EHO/arh446.htm#00 (дата обращения 05.05.2010).

рушения и нарушения социокультурных норм, в совокупности формирующих не правовые трудовые практики. Это означает устойчивый характер неправовой сфе ры в трудовых отношениях с тенденцией расширения в период кризиса. Однако в условиях роста заработной платы и действующей с конца 1990-х годов регио нальной модели регулирования рынка труда и трудовых отношений конфликтный потенциал неправовых трудовых практик остается низким.

Вместе с тем, неправовые трудовые практики не соответствуют требовани ям модернизации и инновационного развития, так как ограничивают инвестиции в человека и сдерживают развитие человеческого потенциала. Низкооплачиваемый и необученный работник не может обеспечить модернизацию производства, а со кращение затрат за счет вложений в человека дает краткосрочный эффект и при водит в конечном итоге к кадровому «голоду». Административное регулирование трудовых отношений, во-первых, не является эффективным инструментом в борьбе с неправовыми трудовыми практиками, не имеющих признаков конфликта и не проявляющихся как актуальная социальная проблема;

во-вторых, не стиму лирует бизнес к воспроизводству трудовых ресурсов с иным качеством;

в третьих, ограничивает активность работников в лице профсоюзов в защите своих интересов и прав в рамках коллективно-договорных институтов с опорой на соб ственные силы.

Для реализации инвестиционной стратегии развития человека, адекватной задачам модернизации и инновационного развития, важно развивать и укреплять коллективно-договорные институты в рамках социального партнерства, главными принципами которого являются равноправие, добровольность и согласие сторон.

Особое значение принадлежит коллективному договору, при формировании со держания которого раскрываются заложенные в системе социального партнерства возможности в совершенствовании трудовых отношений на основе общих долго срочных интересов сторон партнерства.

Качественные изменения коллективно-договорных и индивидуально договорных отношений означают наступление третьего периода развития трудо вых отношений, когда коллективно-договорной процесс становится адекватным способом изменения их реальной практики, обеспечивая несовместимость непра вовых трудовых практик с задачами модернизации производства и развития каче ственной рабочей силы. Этот период знаменует переход от компромисса к парт нерству и сотрудничеству в системе трудовых отношений и требует изменения поведенческих установок работодателей относительно интересов и прав наемного работника, а работников относительно повышения собственной активности в пе реговорных процессах в области трудовых отношений. Именно через систему до говорных отношений возможно повышение качества человеческого потенциала с учетом особенностей предприятия. В этой связи современный кризис является стимулом для развития договорных отношений работников и работодателей.

3.3 Социальные проблемы и институциональное регулирование сокращения занятости Экстенсивный путь развития советской экономики, ориентированный на рост добычи угля и производства металлопродукции сопровождался высоким уровнем занятости на угольных и металлургических предприятиях Кузбасса с мо рально и физически устаревшей технологической базой производства, требовав шей большого количества работников с невысокой квалификацией. Для привле чения и закрепления кадров принимались меры экономического стимулирования.

Количество занятых существенно увеличивалось за счет работников социальной сферы, которая находилась на балансе градообразующих предприятий. К началу реструктуризации численность работавших в угольной отрасли Кузбасса состави ла 342,3 тыс. чел., в металлургии – 81 тыс. чел. Высокий уровень отраслевой занятости определил высокий удельный вес работников в общем объеме трудо способного населения региона (23,7 %), сконцентрированных в монопрофильных городах. Поэтому высвобождение работников в отраслях специализации Кузбасса при ликвидации убыточных предприятий, технического перевооружения произ водства с целью роста эффективности представляло для региона особенно слож ную социальную проблему. Решение данной проблемы требовало формирование ГУ «Соцуголь информирует». Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечении занятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной промышленности. Уголь. 2006. №3. С.38.

институтов социальной защиты, обеспечения занятости высвобождаемых работ ников реализации тем самым основополагающего права человека на труд. Как по казал опыт, наиболее серьезные социальные проблемы отраслевой реструктури зации были связаны именно с изменением отраслевой занятости.

Законодательно занятость определяется как общественно-полезная деятель ность граждан, связанная с удовлетворением личных и общественных потребно стей, приносящих, как правило, заработок (трудовой доход). 504 В научной литера туре отсутствует единство мнения в понимании занятости. В широком смысле под занятостью понимается совокупность отношений по поводу участия трудоспо собного населения в трудовой деятельности, мера включенности населения и от дельных профессиональных групп в общественное производство, обеспеченность трудоспособного населения рабочими местами и участием в хозяйственной дея тельности, степень удовлетворения общественных потребностей в качестве и ко личестве рабочей силы и степень удовлетворенности работников в рабочих мес тах и уровнем вознаграждения за труд. В данной трактовке занятость объеди няет отношения как обеспечения, так и использования рабочей силы, а отношения занятости являются составным элементом социально-трудовых отношений. По этому целесообразно рассматривать трансформацию занятости как элемент трансформации сферы труда и занятости как целостной системы.

Общая классификация форм занятости связана с выделением стандартной и нестандартной занятости. Стандартной считается занятость по найму в режиме полного рабочего дня на основе бессрочного трудового договора на предприятии или в организации. В большинстве развитых стран такой стандарт закреплен за конодательством, а все формы занятости, отклоняющиеся от него, могут рассмат риваться как нестандартные, набор которых включает непостоянную (временную) занятость;

неполную занятость, в том числе недозанятость (неполное рабочее время, отпуска по инициативе работодателей, вынужденные переводы на сокра Закон РФ от 19 апреля 1991 № 1032-1 ФЗ «О занятости населения в Российской Федерации». URL:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n=71962 (дата обращения 25.03.2011).

Шабашев В.А., Шустов В.А. Реструктуризация угольной отрасли и состояние рынков труда углепромышленных территорий. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. С.33.

щенный график работы и пр.);

сверхзанятость;

самостоятельная занятость;

не формальная занятость;

занятость в домашних хозяйствах. В кризисные перио ды с целью ограничения роста безработицы для российского рынка труда харак терно было масштабное распространение неполной занятости, различные формы которой становились определенными приспособительными механизмами, выра ботанными спонтанно самими рыночными агентами, чтобы оперативно реагиро вать на изменения экономической и институциональной среды и уменьшить поте ри в занятости, сделать безработицу умеренной. Анализ статистических данных, публикаций в специализированных издани ях и научной литературе, в средствах массовой информации, результатов социо логических исследований позволяет выделить основные периоды в трансформа ции занятости в отраслях специализации Кузбасса, содержание которых опреде ляется доминирующими тенденциями в изменении отраслевой занятости и сово купностью регулирующих процесс институтов.

Угольная отрасль. С начала реформ снижение занятости в отрасли было обусловлено институциональными причинами, и имело целенаправленный, за планированный характер. Программа реструктуризации отрасли предусматривала создание системы социальной защиты шахтеров и не предполагала резкого обост рения социально-экономических проблем в углепромышленных регионах. В дей ствительности процессы в сфере занятости и сопровождавшие их социальные по следствия развивались в незапланированном направлении (таблицы 8, 9, 10).

Гимпельсон В., Капелюшников Р. Нестандартная занятость и российский рынок труда //Вопросы экономики.

2006. №1. С.122.

Гимпельсон В., Капелюшников Р. Нестандартная занятость и российский рынок труда //Вопросы экономики.

2006. №1. С. 126–129. Нестандартная занятость в российской экономике / под ред. В. Гимпельсона, Р. Капелюшни кова. М.: ГУ ВШЭ, 2006;

Капелюшников Р.И. Российский рынок труда: адаптация без реструктуризации. URL:

http://www.libertarium.ru/10779 (дата обращения 156.10.2010).

Таблица 8 – Динамика изменения численности работников угольной отрасли по основному виду деятельности в Кемеровской области В связи с сокра Всего изменение числен- Всего снижение чис Численность щением – ности работников по срав- ленности работников Год персонала нарастающим нению с предшествующим (нарастающим ито (тыс. чел) итогом годом (тыс. чел.) гом) тыс. чел.

(тыс. чел.) 1 2 3 4 1994 240,6 - - 1995 215,5 5,2 -25,1 -25, 1996 196,3 10,7 -19,2 -44, 1997 153,2 17,3 -43,1 -87, 1998 135,8 27,4 -17,4 -104, 1999 134,9 38,7 -0,9 -105, 2000 130,6 43,9 -4,3 - 2001 132,7 46,6 2,1 -107, 2002 126,7 49,9 -6 -113, 2003 127,9 51,1 1,2 -112, 2004 129,6 52,9 1,7 - 2005 133,1 55,9 3,5 -107, 2006 124,4 59,5 -8,7 -116, 2007 120,7 60,7 -3,7 -119, 2008 118,0 61,8 -2,7 -122, н/д 2009 102,6 -15,4 - н/д 2010 101,2 -1,4 -139, н/д 2011 103,7 2,5 -136, н/д 2012 104,1 0,4 -136, Источники: Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1994–1996 г.);

Занятость и безработица в Куз бассе (январь-декабрь 1996–1998 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 1999–2000 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1998–2000 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2000– 2001 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2001–2002 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2002–2004 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-июнь 2004–2005 г.);

. URL:

http://www.ufz-kemerovo.ru/stat/index.php;

Труд и занятость в Кемеровской области (2004–2008 гг.): стат. сб. / Ке меровостат. Кемерово, 2009. С. 60–62;

94, 97;

Рынок труда и занятость населения. URL:

http://www.kemerovostat.ru/digital/region9/2007.htm (дата обращения 15.04.2013).

Таблица 9 – Неполная занятость в угольной отрасли Неполное рабочее вре мя по инициативе ад- Отпуск по инициативе администрации министрации Год В т.ч. без Тыс. че- На одного Тыс. В % к средне- Тыс. В % к.

сохр. зар- ловекод- работающего, чел. спис. числен. чел. числен.

платы ней дней 1996 1,3 0,7 17,4 9,0 7,2 233 1997 2,3 1,4 15,6 9,3 6,7 414 1998 3,8 2,7 13,9 9,8 4,2 557 1999 1,7 1,2 5,1 3,8 1,4 143 2000 0,4 0,3 1,0 0,8 0,6 12 2001 0,01 0 1,1 0,9 0,3 10 2002 0,3 0,2 2,4 1,9 1,1 100 2003 0,004 0 0,4 0,4 0,3 9 2004 0,01 0 0,3 0,2 - 3 2005 0,001 0 0,4 0,6 - 4,3 2006 0,70 0,5 1,4 0,7 - 9,2 2007 - - 0,9 0,7 - 40,1 2008 4,7 3,5 1,67 1,3 - 36,5 н/д н/д н/д н/д н/д 2009 10,3 10, Таблица 10 – Динамика уровня официально зарегистрированной безработицы по шахтерским городам Кузбасса за период 1994–2009 гг. Уровень официально зарегистрированной безработицы (по годам) Город 94 96 98 00 01 03 04 05 07 08 09 10 11 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 РФ н/д 0,8 3,6 2,9 1,4 1,6 2,3 2,6 2,5 2,1 2,0 2,9 2,1 1, Кемеровская 0,9 2,2 2,7 1,5 1,7 3,2 3,8 3,4 2,7 2,0 3,4 2,1 1,7 1, Анжеро- 0, 0,6 3,3 3,0 1,5 4,1 5,0 4,3 1,9 1,5 3,1 1,4 1,3 1, Судженск Белово 0,3 2,0 1,8 0,8 1,1 1,7 2,5 2,4 1,7 1,4 2,5 1,5 1,1 1, Березовский 0,4 2,6 4,0 2,8 2,8 5,4 5,3 3,4 1,8 1,9 3,5 2,4 1,8 1, Калтан - - - 2,3 2,9 4,1 4,4 3,7 2,0 1,6 2,8 2,3 1,9 1, Источники: Источники: Статистические сборники: Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1994– 1996 г.) ;

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1996–1998 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 1999–2000 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1998–2000 г.);

Занятость и безрабо тица в Кузбассе (январь-декабрь 2000–2001 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2001–2002 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2002–2004 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь июнь 2004–2005 г.);

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 2007–2008 гг.). URL: http://www.ufz kemerovo.ru/stat/index.php (дата обращения 10.12.2010);

Труд и занятость в Кемеровской области (2004–2008 гг.):

Стат. сб. / Кемеровостат. Кемерово, 2009. С.114;

Рынок труда и занятость населения. URL:

http://www.kemerovostat.ru/default.aspx (дата обращения 10.12.2010).

Источники: ГУ «Соцуголь информирует» Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечении за нятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной промышленности // Уголь. 2006.

№3. С. 39;

ГУ «Соцуголь информирует». Ситуация на рынках труда углепромышленных территорий // Уголь. 2009.

№6. С.63;

Муниципальные образования Кузбасса: Стат. сб. / Кемеровостат, 2013. С.48–50;

Российский статистиче ский ежегодник. 2012: Стат. сб./Росстат. М., 2012. С.128.

Окончание таблицы Город 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Кемерово 0,9 1,9 1,5 1,0 1,3 1,7 1,6 1,5 1,1 1,0 1,8 1,4 1,0 0, Киселевск 1,1 4,5 4,9 2,8 2,5 3,4 3,9 3,8 2,9 1,8 3,3 1,9 1,4 1, Ленинск - - 4,0 1,9 1,8 3,4 4,5 3,4 2,4 1,8 3,6 2,3 1,8 1, Кузнецкий Междуре 0,9 2,6 2,0 1,6 1,7 3,6 3,5 3,0 2,5 2,5 4,8 2,0 1,6 1, ченск Новокузнецк 0,6 0,9 1,2 0,5 1,0 1,2 1,3 1,1 1,1 1,0 2,2 1,6 1,0 0, Осинники 1,0 3,6 4,7 1,6 2,1 3,7 3,9 2,7 2,9 1,9 3,8 2,8 1,6 1, Полысаево - - - 4,5 3,0 11 11 5,4 3,0 1,6 3,2 2,4 1,5 1, Прокопьевск 0,6 2,3 1,6 1,4 1,4 2,4 2,3 1,9 2,2 1,7 2,7 1,7 1,3 1, Период массового, неконтролируемого сокращения занятости и социально го кризиса на локальных рынках труда Кузбасса (1990-е годы). Программой рест руктуризации в Кузбассе было запланировано к ликвидации 26 шахт. С этой це лью предполагалось вначале подготовить техническую документацию для закры тия, создать новые рабочие места, ввести в строй новые мощности, выделяемые средства использовать на социальную защиту шахтеров. На практике началось массовое закрытие шахт, стремительное падение объемов добычи угля, высвобо ждение шахтеров приобрело неконтролируемый характер, а социальные процес сы стали развиваться в непредусмотренном направлении. С 1994 г. всего за 9 лет были закрыты 43 шахты и один разрез, в том числе стабильно работающие пред приятия за счет износа основных фондов и невозможности их обновления из-за отсутствия инвестиционных ресурсов. До 2000 г. процессы сокращения занятости в отрасли шли особенно интен сивно. К 2000 г., по данным ГУ «Соцуголь», из отрасли с учетом работников со циальных объектов выбыло 85,5 % от общей численности высвобожденных ра ботников. Уволенные с ликвидируемых организаций составляли 19 тыс. чел. или По основному виду деятельности на угледобывающих и углеперераба 18 %.

тывающих предприятиях выбыло 110 тыс. чел. или 54,2 % работавших, при этом официально сокращенных в общей массе высвобожденных было всего 36,6 % (см. таблицу 8). Отсюда следует принципиальный вывод: причиной массового со Угольный Кузбасс: страницы истории. Кемерово: 2005. С. 219.

ГУ «Соцуголь информирует». Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечении занятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной промышленности // Уголь. 2006. №3. С.38–42.

кращения численности работников угольной отрасли стали не столько объек тивно взаимосвязанные процессы запланированной ликвидации шахт и сокраще ния рабочей силы, сколько причины субъективного характера. Во-первых, дейст вия руководства, стимулировавшего добровольный уход горняков с целью бан кротства и дальнейшего получения бюджетного финансирования на закрытие предприятия. Во-вторых, горняки увольнялись по собственному желанию из-за неуверенности будущего шахта: от общего числа выбывших увольнения по соб ственному желанию в среднем по разным годам достигали 50 %. Ситуация с занятостью оказывала различное влияние на состояние регио нального и локальных рынков труда шахтерских городов и поселков (см. таблицу 10). Выделяются зависимые от процессов изменения занятости в угольной отрас ли тенденции на региональном и локальных рынках.

Массовые высвобождения работников угольной отрасли не оказали суще ственного влияние на состояние регионального рынка труда. Уровень безработи цы в Кемеровской области до 2000 г. был ниже или сопоставим с общероссий ским и стал заметно превышать общероссийское значение с 2003 г., когда в угольной отрасли произошла стабилизация занятости. Высвобождение с закры ваемых угольных предприятий, сокращения на действующих, добровольное увольнение работников с неперспективных предприятий - эти процессы в сово купности оказывали существенное влияние на состояние рынков труда шахтер ских городов с монопрофессиональным типом занятости, где безработица стала важнейшей социальной проблемой. Максимальные значения официально зареги стрированного уровня безработицы отмечены в гг. Киселевск, Осинники, Бере зовский, Ленинск-Кузнецкий и Анжеро-Судженск, Полысаево (см. таблицу 10).

Однако для оценки ситуации на рынке труда более важное значение имеет коэф фициент напряженности – отношение численности не занятых трудовой деятель ностью граждан, состоящих на учете в органах государственной службы занято сти, к числу вакансий, заявленных организациями в эти органы. Ситуацию на Рожков А.А. Социально-экономические последствия реструктуризации угольной отрасли России. Избранные труды. М.: ФГУП ЦНИЭПИуголь, 2003. С. 101.

рынке труда характеризуют следующие значения коэффициента напряженности:

выше регионального от 3 до 10 раз – ситуация напряженная;

в 10 и более раз, си туация становится критической. В 1998 году коэффициент напряженности со ставил по Кемеровской отрасли 9,4, а в ряде городов и поселков свидетельствовал о критической ситуации и социальном кризисе: г. Осинники – 124, г. Мыски – 28,8;

в Березовский – 49;

Междуреченск – 32,5;

Анжеро-Суджинск – 23,5;

Калтан – 124. Реструктуризация угольной отрасли вызвала в регионе структурную безра ботицу. В 1998 году каждый седьмой безработный, состоящий на учете в службе занятости, являлся бывшим работником отрасли, в Березовском – каждый второй;

Киселевске – каждый третий;

Прокопьевске, Белово и Междуреченске – каждый четвертый. В Анжеро-Судженске 71 % безработных на учете были шахтеры.

Ситуация с трудоустройством безработных шахтеров в моногородах сложилась критическая. Закрытие в короткий период времени значительного количества предприятий привело к появлению на рынке труда большого количества ищущих работу в одной отраслевой сфере, а действующие угольные предприятия были не в состоянии трудоустроить высвободившихся горняков, а в условиях общего про мышленного спада трудоустройство на других отраслевых предприятиях стано вилось проблематичным. Отсутствия жилья ограничивало переезд на новое место жительства. Тем не менее, в первые годы реструктуризации около 40 % высвобож денных работников трудоустраивались переводом на действующие предприятия угольной отрасли, в том числе убыточные. C одной стороны, это снижало локаль ную социальную напряженность на рынках труда, с другой воспроизводились до тационные рабочие места, которые впоследствии также были ликвидированы. Значимыми для смены профессии и места работы стали социально психологические причины. Для шахтеров как социальной группы характерна ус тойчивая установка на сохранение сферы профессиональной деятельности. Так, Поварич М.Д. Управление рынком труда региона: системный подход. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999. С. 63–69.

Города и районы Кузбасса. Статистический сборник. Кемерово: Кемеровостат 2002. С.37–39.

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1996–1998 г.). URL: http://www.ufz kemerovo.ru/stat/index.php (дата обращения 15.10.2010).

Попов В.Н. Государственное регулирование социальных процессов при реструктуризации угольной отрасли // ЭКО. 2000. № 4. С.23–24.

85,5 % опрошенных горняков на ОАО «Шахта «Капитальная» (г. Осинники, июль 2000 г.) хотели продолжить работу на угледобывающем предприятии. Во-первых, оплата труда в угольной отрасли всегда была одной из самых высоких в регионе, а смена профессии могла сопровождаться потерей и профессиональных, и мате риальных перспектив. На вопрос: «Как Вы считаете, легко ли найти работу с та ким же заработком?» только 34,1 % респондентов согласились в той или иной ме ре, что это будет не сложно. Во-вторых, зафиксирован высокий уровень адапта ции к профессиональной деятельности, индикаторами которой можно считать са мооценку уровня профессиональной компетентности и длительность стажа в профессии. По данным опроса, 71 % респондентов шахты «Капитальная» считали себя компетентными или абсолютно компетентными работникам;

77,1 % имели стаж работы на шахте более 5 лет, из них 34 % – 10–20 лет. В-третьих, в большин стве своем горняки не были готовы к профессиональной мобильности. Только 37,4 % опрошенных шахтеров в той или иной мере выразили желание пройти профессиональное переобучение;

38,8 % респондентов в случае увольнения наме ревались искать работу в угольной отрасли. Наименее социально защищенной группой были горняки со стажем работы свыше 20 лет: ниже оценивали свои шансы в поиске работы с аналогичным заработком и в наибольшей степени опа салась за свое положение на шахте (см. приложение Ж).

Особенностью угольной отрасли, определившей в том числе высокий уро вень социальной напряженности, стала одновременная реализация противопо ложных стратегий адаптации к рынку. Это – активное высвобождение избыточ ной рабочей силы, сопровождавшее реструктуризацию в рыночных условиях, и широкие масштабы неполной занятости, как особой стратегии адаптации россий ских предприятий для сдерживания роста безработицы и сохранения социальной стабильности. До 1999 года процессы массового высвобождения сопровождали широкие масштабы неполной занятости, в структуре которой основная доля при ходилась на административные отпуска. Почти треть отпусков предоставлялась без сохранения заработной платы. Потери рабочего времени в связи с отпусками по инициативе администрации имели тенденцию роста. Наибольшие потери ра бочего времени отмечены в 1998 году: в сравнении с 1996 г. они больше в 2, раза, в сравнении с 1997 г. в 1,3 раза (см. таблицу 9). Для руководителей уголь ных предприятий перевод работников в режим неполной занятости означал, с од ной стороны, сдерживание неконтролируемых процессов высвобождения, с дру гой – возможность перераспределения бюджетных средств в своих интересах.

Неправовой характер отношений в сфере занятости стал результатом сово купности причин: противоречивость и несовершенство нормативных докумен тов,518 недостаток финансирования и действия лиц, отвечающих за проведение мероприятий социальной защиты. Институтами принуждения государства и ру ководства предприятий к выполнению договорных обязательств стали забастовки и другие защитные, в том числе неправовые практики работников предприятий.

К середине 1990-х гг. уровень протестного шахтерского движения в Кемеровской области был самым высоким по стране. С конца 1997 года формирование соци ально-ориентированного механизма реструктуризации осуществлялось в режиме реального времени в рамках территориально-отраслевого подхода. К концу 1990-х годов был разработан, законодательно оформлен и апробирован на практике ком плексный механизм социальной поддержки, с увеличением финансирования и по вышением уровня целевого использования государственных средств на социаль но-значимые мероприятия, начиная с социальной защиты высвобождаемых ра ботников и заканчивая обеспечением занятости. Вместе с тем, проведение и ре зультаты антикризисных мероприятий во многом зависели от действий регио нальной власти. С приходом в регион А.Г. Тулеева развитию угольной отрасли стало уделяться приоритетное значение. Новый механизм управления отраслью (доверительное управление пакетом акций РФ), создание неформальных институ тов административного воздействия в сфере рыночных отношений обеспечивали региональной власти контроль за действиями руководства в сфере труда и занято сти. С учетом завершения массовых высвобождений институты регионального управления способствовали достижению социальной стабильности. В этот период Прим.: например, принципы финансирования социальной защиты высвобождаемых шахтеров не обеспечивали целевое использование средств.

в регионе начала складываться система социального партнерства. В дальнейшем опыт проведения государственной социально ориентированной антикризисной политики в угольной отрасли в 1990-е годы был использован в период современ ного кризиса в разработке политики стабилизации ситуации на рынках труда.

Период стабилизации и достижения социально приемлемого уровня заня тости в угольной отрасли (с начала 2000-х гг. до мирового кризиса). В начале 2000-х гг. измелились социально-экономические и институциональные условия отраслевого развития. Угольный бизнес стал частным и при благоприятной ко нюънетуры рынка – рентабельным. Начался устойчивый рост добычи угля, а вме сте с этим прекратилось закрытие и началось строительство новых шахт в Кузбас се. Общая ситуация с занятостью в угольной отрасли стабилизировалась.

К 2003 г. категория уволенных работников с ликвидируемых организаций практически исчезла.519 С 2000 г. происходит переход к стандартной занятости.

Режим неполной занятости отмечается в небольших масштабах. Количество ра ботников, находившихся в вынужденных административных отпусках, не пре вышало 0,7 % от среднесписочной численности работников угольной отрасли, или не более 900 чел. в год. С 2004 г. прекратились административные отпуска без оплаты. Существенно снизились потери рабочего времени в связи с отпуска ми по инициативе администрации (см. таблицу 9). Однако на фоне роста объемов добычи угля и рентабельности отрасли с 2006 г. стала проявляться тенденция к снижению численности персонала угольных предприятий (см. таблицу 8).

Произошло изменение ситуации на локальных рынках труда. В ряде «угольных» моногородов городов (Киселевск, Анжеро-Судженск, Березовский, Ленинск-Кузнецкий и др.) уровень безработицы превышал среднее региональное значение (см. таблицу 10). Однако на формирование уровня безработицы стали оказывать ключевое влияние другие факторы: иные категории граждан, признан ные в качестве безработных, отсутствие достаточного количества рабочих мест в других секторах экономики. Например, на конец 2005 года безработных из числа Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечении занятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной промышленности // Уголь. 2006. №3. С.38– шахтеров было 2,9 тыс. чел., или 3 % всей категории безработных граждан. Та ким образом, в отрасли сложился социально приемлемый для сохранения ста бильной ситуации уровень занятости на локальных рынках труда Кузбасса.

В сравнении с общероссийскими показателями и по Сибирскому федеральному округу в 2008 году уровень регистрируемой безработицы в Кемеровской области составил 2,5 % и коэффициент напряженности – 2,3;

в РФ – 2,0 % и 1,9;

в Сибир ском федеральном округе – 2,4 и 2,6 % соответственно. Совокупность институтов, регулирующих отношения занятости в угольной отрасли (комплексный механизм социальной поддержки и содействия региональ ному развитию в условиях реструктуризации;

нормативно-правовая, коллективно договорная система институтов защиты работника наемного труда в условиях ры ночных отношений;

региональная модель регулирования рынка труда и трудовых отношений), способствовала стабилизации этих отношений в благоприятных для угольного бизнеса условиях рыночной конъюнктуры.

В этот период произошло и региональное перераспределение занятости.

В Кемеровской области отмечен самый высокий прирост удельного веса числен ности персонала в угольной отрасли России. Если в 1994 году численность работ ников угольной отрасли в Кузбассе составляла 39,9 % от общероссийской, то в 2003 году – 52,8 %, что свидетельствовало о приобретении регионом статуса пер спективного региона угледобычи. Металлургическая отрасль. К началу экономических реформ предприятия металлургической промышленности Кузбасса, как и угольной отрасли подошли с избыточной численностью работающих. Адаптация к рынку в условиях ухудше ния экономических показателей работы предприятий объективно должна была повлечь за собой интенсивный сброс рабочей силы, следствием чего становилась массовая безработица и сопутствующие ей социальные проблемы. Между тем, в металлургической отрасли Кузбасса сложились иные, чем в угольной промыш Там же.

Труд и занятость в России. 2009: Стат. сб./ Росстат. М., 2009. С. 150,162, 164.

Проскурин С.К., Грунь В.Д., Беседа С.Н. Кадровые изменения в угольной отрасли в период ее реструктуризации // Уголь. 2005. №3. С.55– ленности тенденции в сфере занятости. 523 Учитывая, что на ОАО «ЗСМК», ОАО «КМК» трудилось 65 тыс. человек или 80 % занятых в черной металлургии, целе сообразно отраслевую динамику дополнить динамикой численности работников регионообразующих комбинатов (таблицы 11, 12, 13).

Таблица 11 – Динамика численности работников металлургической промышлен ности Кузбасса Всего снижение Всего изменение числен Численность В связи с сокраще- численности ра ности работников по персонала нием (нарастающим ботников (нарас сравнению с предшест Год (тыс. чел) итогом) (тыс. чел.) тающим итогом) вующим годом (тыс. чел.) (тыс. чел.) 1 2 3 1994 81 - - 1995 83,1 0,489 2,1 2, 1996 81 0,952 -2,1 1997 78,4 1,509 -2,6 -2, 1998 71,7 2,289 -6,7 -9, 1999 71,6 2,789 -0,1 -9, 2000 71,3 2,869 -0,3 -9, 2001 70,2 2,999 -1,1 -10, 2002 63,7 3,399 -6,5 -17, 2003 60,8 3,999 -2,9 -20, 2004 60,4 4,299 -0,4 -20, 2005 61,4 8,199 1 -19, 2006 55,2 8,699 -6,2 -25, 2007 51,8 10,835 -3,4 -29, 2008 47,3 11,419 -4,5 -33, н/д 2009 34,7 -12,6 -46, н/д 2010 36,1 1,4 -44, н/д 2011 36,2 0,1 -44, н/д 2012 38,3 2,1 -42, Прим.: до 2004 года в региональных статистических сборниках учет численности работников осуществлялся по отраслевому признаку (черная металлургия), с 2005 года, учет ведется по видам экономической деятельности (ме таллургическое производство и производство готовых металлических изделий с расшифровкой видов продукции), поэтому неизбежны неточности учета группы работников черной металлургии при переходе к статистическим данным 2005 год.

Источники: Статистические сборники: «Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1994-1996 г.)» ;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1996-1998 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь декабрь 1998-2000 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2000-2001 г.)»;

«Занятость и безрабо тица в Кузбассе (январь-декабрь 2001-2002 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2002- г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-июнь 2004-2005 г.)»;

Рынок труда и занятость населения. URL:

http://www.kemerovostat.ru/default.aspx (дата обращения 15.10.2010);

Кузбасс. Статистический ежегодник. Часть 1 / Кемеровостат – Кемерово, 2003. С. 59;

Кузбасс. 2000-2004. Часть 1: Стат.сб. / Кеменровостат. – Кемерово, 2005.

С.52;

Труд и занятость в Кемеровской области (2004- 2008 гг.): стат. сб. / Кемеровостат. – Кемерово, 2009. С.60,97;

Рынок труда и занятость населения. URL: http://www.kemerovostat.ru/digital/region9/2007.htm (дата обращения 15.04.2013) Таблица 12 – Динамика численности работников ОАО «ЗСМК» и ОАО «КМК» Год ОАО «ЗСМК» (тыс. чел.) ОАО «КМК» - «НКМК» (тыс. чел.) 1996 35,5 29, 1997 31,2 29, 1998 31,8 27, 1999 32,0 25, н/д 2000 32, н/д 2001 31, н/д 2002 29, н/д н/д 2004 29,0 13, н/д 2005 26, н/д 2006 24, 2007 18,50 8, 2008 (ноябрь) 16,43 7, Общее изменение -19,07 - 23, Таблица 13 – Неполная занятость в металлургии Кузбасса Работавшие неполное рабочее время по Отпуска по инициативе администрации инициативе админи страции Год В % к сред- В т. ч. без На одного Тыс. Тыс. В%к Тыс. чело неспис. чис- сохр. зар- работаю чел. чел. числен. веко-дней лен. платы щего, дней 1 2 3 4 5 6 1996 1,9 2,3 7,4 9,2 2,1 137 1997 0,1 0,2 25,1 32,2 16,9 504 1998 0,6 0,8 15,4 20,3 5,9 805 1999 1,5 2 3,9 5,1 1,4 108 2000 0,6 0,7 3,5 4,5 0,6 66 2001 0,7 0,9 5,2 6,9 0 59 2002 1 1,5 5,5 8,0 0 91 2003 0,5 0,7 2,0 3,1 0 52 Источники: Приложение к газете «Кузнецкий рабочий» «Вестник администрации» // Кузнецкий рабочий. 1997.

27 февраля;

Кузнецкий рабочий. 1999. 27 июля;

ОАО «ЗСМК». Годовой отчет за 2001 год // Кузнецкий рабочий.

2002. 2 июля;

ОАО «ЗСМК». Годовой отчет за 2002 год // Кузнецкий рабочий. 2003.21 июня;

ОАО «ЗСМК». Годо вой отчет за 2005 год // Кузнецкий рабочий. 2006. 23 мая;

ОАО «ЗСМК». Годовой отчет за 2006 год // Кузнецкий рабочий. 2007. 26 мая;

Годовой отчет ОАО «НКМК» за 2004 год // Кузнецкий рабочий. 2005. 14 июня;

Сведения о социально-экономическом положении работников предприятий горно-металлургического комплекса Кузбасса // Эхо Кузбасса. 2008. 18 января;

Сведения о социально-экономическом положении работников предприятий горно металлургического комплекса Кузбасса // Эхо Кузбасса. 2009. 16 января;

Источники: Статистические сборники: «Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1994-1996 г.)» ;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1996-1998 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь март 1999-2000 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 1998-2000 г.)»;

«Занятость и безработи ца в Кузбассе (январь-декабрь 2000-2001 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2001-2002 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-декабрь 2002-2004 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь июнь 2004-2005 г.)»;

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 2007-2008 гг.)» URL: http://www.ufz kemerovo.ru/stat/index.php;

Труд и занятость в Кемеровской области (2004- 2008 гг.): стат. сб. / Кемеровостат. Ке мерово, 2009. С.117.

Окончание таблицы Год 1 2 3 4 5 6 2004 0,5 0,8 2,3 3,7 0 53 2005 0,3 0,4 1,8 2,9 0 67 2006 0,01 0,0 1,7 3,1 0 26,5 2007 0,004 0,0 0,7 1,4 0 17,5 2008 811 1,8 9,65 21,5 0 110 Период сохранения избыточной занятости (до 2002 года). Экспортные по ставки металла поддерживали жизнедеятельность металлургических предприятий в начале 1990-х г. До валютного коридора (1995 г.) на «ЗСМК» и «КМК» резуль таты финансовой деятельности отражали рост чистой прибыли. 527 Численность работников в отрасли незначительно увеличивается (см. таблицу 11). Негативные финансово-экономические результаты деятельности предприятий в 1996–1998 гг.

(падение объемов производства до 40 %, снижение рентабельности, неплатеже способность, банкротство) не оказали существенного влияния на изменение чис ленности занятых, которая в 1998 году уменьшилась в отрасли в целом на 11,5 %, на «ЗСМК» – на 10,5 %, на «КМК» – 6,8 %. В условиях банкротства предприятий и борьбы за собственность активов, особенно привлекательные после дефолта 1998 года, в 1999–2001 гг. численность работников отрасли оставалась практиче ски неизменной (см. таблицы 11, 12). Однако в общественном сознании зафикси рованы тревожные ожидания сокращений. По результатам опроса на «ЗСМК» и «КМК» (апрель 1998 г.), «риск попасть под сокращение» отметили соответствен но 34,7 и 33,1 % респондентов. Данная проблема на «КМК» занимала второе ме сто после проблемы невыплаты заработной платы;

на ЗСМК – третье место после проблемы отношений с главными кредиторами (энергетиками и железнодорож никами) (см. приложение А). Со временем ожидания сокращений усилились.

В апреле 2000 г. уже 44 и 37 % опрошенных работников «ЗСМК» и «КМК» отне сли проблему возможных сокращений к самым острым проблемам комбината (см.

приложение И).

Фомина Л.Д. Российская экономика от дефолта до финансового кризиса и антикризисные меры управления предприятием // Антикризисное управление: производственные и территориальные аспекты: сб. ст. VI Всерос. на уч.-практ. конф., Новокузнецк, 21–22 мая 2009 г. / НФИ КемГУ;

под общ. ред. И.Г. Степанова. – Новокузнецк, 2009. С. 111;

Кузнецкий металлургический комбинат: Очерки по истории.1971–2001 гг. / Под общей ред. Л.И.

Тимофеевой. Новокузнецк: Кузнецкая крепость, 2002. С.73.

Избыточной занятости на металлургических предприятиях способствовал ряд субъективных факторов. Это – установки руководства на сохранение коллек тива. В интервью газете «Кузнецкий рабочий» директор «ЗСМК» по труду и кад рам Б. Махалов подчеркивал, что кадровая политика на комбинате, несмотря на смену руководителей сохранила главные принципы и требования политики за псибовской – сознательные компромиссы вопреки экономической целесообразно сти. Цель проводимых реорганизационных мероприятий – не сократить людей, а заставить те или иные подразделения работать эффективно. Более того, в борь бе за контроль над собственностью поддержка трудового коллектива имела зна чение. Следует отметить экономические и технологические основания подобной кадровой политики. В себестоимости товарной продукции металлургических предприятий доля заработной платы не превышала 5 % и существенно не влияла на рентабельность предприятия. Проще было перейти на режим неполной заня тости и не создавать социальную напряженность. Технологические особенности металлургического производства также препятствовали сокращению работников.

Значительную роль в поддержании занятости на градообразующих предпри ятиях сыграла позиция региональной власти. Условием административной под держки власти в период банкротства были гарантии, даваемые управляющей ком панией сохранения рабочих мест. Так, в ответ на проводимые в 1998 году (период внешнего управления «Миком») сокращения на «КМК» (1800 чел.) С. Березнев, за меститель губернатора, на собрании трудового коллектива заявил руководству:

«Чините кадровый произвол, обвального, темпового сокращения быть не долж но».530 В ноябре 1999 года под давлением власти «Миком» «ушел» с «КМК».

Избежать массовых сокращений стало возможным благодаря различным формам неполной занятости, которая имела преимущественно неправовой харак тер и выступила временной альтернативой безработицы. Улучшение социально экономических показателей деятельности металлургических предприятий после Кадровая политика Запсиба: принципы остаются неизменными // Кузнецкий рабочий. 1998. 12 мая Организация заработной платы и социальной защиты трудящихся в условиях действующего законодательства// Металлург. 1994. №3. С.20.

Осторожный оптимизм областная власть разделяет не полностью // Кузнецкий рабочий. 1998. 26 дек.

дефолта 1998 г. стало главным фактором сокращения масштабов неполной заня тости. С 2001 г. прекратилась практика отпусков без оплаты. С 2003 г. уменьши лась численность работников в административные отпусках (см. таблицу 11).

Таким образом, на металлургических предприятиях в условиях их адапта ции к рынку и длительной борьбы за собственность сохранялась избыточная заня тость, хотя сами работники осознавали временность ситуации и ожидали сокра щений. Основным субъектом антикризисной политики выступала региональная власть, а социальная защита приобрела преимущественно неформальный характер в создаваемых региональной властью институтах административного принужде ния работодателя к поддержанию занятости. Сдерживание «сброса» избыточной рабочей силы имело противоречивый характер. С одной стороны, выполняло функцию социальной стабильности, с другой – препятствовало реструктуризации предприятий. Как отмечает Р. Капелюшников, оборотной стороной пластичности российской модели рынка труда явилось то, что она гораздо хуже приспособлена к тому, чтобы стать проводником экономического роста. Период оптимизации численности работников металлургических предпри ятий (с 2002 года до мирового кризиса). Сохранив предпосылки для сокращения занятости, металлургия региона стала меняться с приходом новых собственников, для которых эффективность производства вышла на первый план. Неизбежность массовых сокращений была обозначена и на уровне государственной политики. В 2002 году отмечается пик высвобождения в черной металлургии Кузбас са – 6,5 тыс. чел., во многом связанный с началом реструктуризации «КМК», осуществляемой посредством «мягких» поэтапных мероприятий (см. таблицу 11) в рамках Программы социальной адаптации высвобождаемых работников, разра ботанной совместно с потенциальным собственником «ЕвразХолдингом» и при участии профсоюза администрацией области.


Став собственником основных металлургических активов области, «Евраз»

не скрывал политики оптимизации персонала на основе принципов эффективно Капелюшников Р.И. Российская модель рынка труда: что впереди? // Вопросы экономики. 2003. №4. С.97.

Комплекс мер по развитию металлургической промышленности Российской Федерации на период до2010 г.

URL: http://www.minprom.gov.ru/activity/metal/strateg/0/print (дата обращения 10.12.2010).

сти и роста производительности труда. А. Абрамова, президент «Евраз» считал, что оптимальная численность для ОАО «КМК» или ОАО «ЗСМК» при модерни зованном оборудовании и технологии должна быть порядка 8–10 тыс. чел. Тогда – низкая себестоимость, высокая производительность и конкурентоспособность.

Руководством компании в лице исполнительного директора А. Севенюка было сразу же сделано заявление, что вынужденный характер искусственного поддер жания высокой занятости, обусловленный социальным аспектом функционирова ния металлургических предприятий холдинга, не соответствовует стратегии раз вития компании, поскольку прямым следствием стала более низкая производи тельность труда, чем в развитых странах. «Евраза», став собственником, при ступил к постепенной оптимизации численности персонала. На аутсорсинг выво дились все непрофильные производства. Для высвобождаемых работников реали зовывалась программа социальной компенсации (предоставление временных со циальных пакетов, профессиональная переподготовка и др.). В 2003 году было предупреждено о сокращении 1871 человека. С 2004 года резко увеличилась доля вынужденно сокращенных. С 2006 года процессы реорганизации и опти мизации персонала становятся масштабнее на ОАО «НКМК» и его дочерних предприятиях, ОАО «ЗСМК» и сопутствующих производствах. Закрывается ООО «Сталь НК», осуществляется консервация доменной печи и коксохимических ба тарей ОАО «НКМК». Отмечается второй пик сокращений в черной металлургии 6,2 тыс. чел. (см. таблицу 11). В 2007 году в Новокузнецке 70 % работников были уволены непосредственно с трех металлургических предприятий (ОАО «НКМК», ОАО «ЗСМК», ООО «Сталь НК»). Только численность работников «ЗСМК» с 2004 по 2007 гг. сократилась на 10,5 тыс. чел. (см. таблицу 12). Исключением ста ло ОАО «Кузнецкие ферросплавы», крупнейший производитель ферросилиция в Семенова А. Металлурги и горняки не требуются// Кузнецкий рабочий. 2002. 30 марта Неменов А.М. Стратегии развития российских металлургических компаний // Металлург. 2003. №1. С. Справка. Процессы высвобождения. Реорганизация предприятий // Федеральная служба занятости России. Де партамент службы занятости населения по Кемеровской области. Центр занятости населения Новокузнецка. Отдел анализа и прогноза рынка труда. Новокузнецк, 2004.

Труд и занятость в Кемеровской области (2004–2008 гг.): стат. сб. / Кемеровостат. Кемерово, 2009. С. 106.

Смертина Д.Н. Антикризисные меры администрации г.Новокузнецка // Антикризисное управление: производст венные и территориальные аспекты: сб. ст. VI Всерос. науч.-практ. конф., Новокузнецк, 21–22 мая 2009 г. / НФИ КемГУ;

под общ. ред. И.Г. Степанова. Новокузнецк, 2009. С. 3.

России. На нем численность работников за 1996–2008 гг. осталась стабильной (~2670 чел.).538 С 2004 г. процессы высвобождения начались на рудных предпри ятиях в компании «Евразруда». Запланированное прекращение деятельности Мундыбашского филиала и аглоучастка Абагуского филиала «Евразруда» адми нистративно была приостановлена в период кризиса, но завершено в 2012 г.

Высвобождение работников с металлургических и горнорудных предпри ятий оказывало различное влияние на состояние локальных рынков труда. Пред приятия черной металлургии в регионе территориально локализованы в гг. Ново кузнецк, Гурьевск, Таштагол и Таштагольском районе. Динамика уровня безрабо тицы и коэффициента напряженности с 2002 по 2005 гг. свидетельствовали о со хранении критической ситуации на рынке труда с в Таштаголе и Таштагольском районе, где сосредоточены рудники, напряженной ситуации в Гурьевске, где гра дообразующим является металлургический комбинат и об удовлетворительной в Новокузнецке. В 2002 году региональный уровень безработицы составлял 2,6 %, а коэффициент напряженности – 3,9. В Таштаголе и Таштагольском районе эти по казатели составляли 7,2 % и 77,9, и превышали региональное значение по уровню безработицы более чем в 2 раза, а по коэффициенту напряженности более чем в 10 раз. В Гурьевске уровень безработицы составлял 4,1 %, а коэффициент напря женности 9,9. В Новокузнецке – 1,3 % и 1,6 соответственно. В 2005 году регио нальный уровень безработицы составил 2,7 %, а коэффициент напряженности снизился до 2,1. По сравнению с 2002 годом эти показатели в Таштаголе и Ташта гольском районе существенно снизились до 5,8 % и 32,0;

в Гурьевске практически остались без изменений (4,4 % и 10,0);

а в Новокузнецке улучшились до значений 0,9 % и 0,4 соответственно.540 В целом, политика оптимизации кадрового состава на горнорудных и металлургических предприятиях не оказала существенного влияния на состояние локальных рынков труда. Наоборот, в Таштаголе и Ташта гольском районе, Новокузнецке в 2005 году наблюдались позитивные тенденции.

Во-первых, осуществлялась реализация программ социальной адаптации высво Сведения о социально-экономическом положении работников предприятий горно-металлургического комплек са Кузбасса // Эхо Кузбасса. 2009. 16 янв.

Компания «Евразруда»: мягкая реструктуризация // Металлург. 2004. 26 июня.

Города и районы Кузбасса. Стат. сб. Кемерово: Кемеровостат 2002. С.36–37;

39;

Труд и занятость в Кемеров ской области (2003–2007 гг.). Стат. сб. Кемерово, 2008. С. 230–233.

бождаемых работников, которая включала в себя мероприятия по созданию до полнительных рабочих мест и трудоустройству. Так, из сокращенных работников металлургических предприятий г. Новокузнецка в 2002 году только половина ока залась уволенной, остальные были трудоустроены на имеющиеся вакантные мес та.541 Почти половина сокращенных в 2006 году работников «Сталь НК»

(950 чел.) трудоустраивалась на «ЗСМК» и «НКМК». 542 Согласно плану «мягкой»

реструктуризации «Евразруда» основная часть высвобождаемых трудоустраива лась на предприятиях, созданных на базе непрофильных производств. Во-вторых, развивались новые сектора экономики и создавались рабочие места.

В Таштагольском районе – это отрасли туризма. В-третьих, на базе Центров заня тости населения осуществлялась система переподготовки и трудоустройства без работных граждан. Несмотря на ослабление напряженности на рынках труда не соответствие структуры спроса и предложения стало серьезной проблемой. При потребностях в рабочих массовых профессий (сварщики, ремонтный персонал и т.

д.), работники горнорудных предприятий, металлурги востребованы были незна чительно, что свидетельствовало о структурной безработице. В 2000-е годы социальная защита, права и интересы высвобождаемых ра ботников в металлургической отрасли регулировались институтами трудового права и связанными с ним законодательными нормами, а также коллективно договорными институтами (тарифные соглашения, региональные соглашения, коллективные договоры). Значение имела и региональная политика, определяю щая институциональные условия для отраслевого развития. Однако формальные институты действовали в условиях локальной институциональной среды, в кото рой значительная роль принадлежит неформальным институтами и неформаль ным соглашениям. С участием региональной власти и по инициативе региональ ного лидера в 2000-е годы сформировалась новая регионально-отраслевая корпо ративная социальная политика с элементами государственного регулирования, то Справка. Процессы высвобождения. Реорганизация предприятий // Федеральная служба занятости России. Де партамент службы занятости населения по Кемеровской области. Центр занятости населения Новокузнецка. Отдел анализа и прогноза рынка труда. Новокузнецк, 2004.

Чтобы не потерять целое, нужно пожертвовать частью // Кузнецкий рабочий. 2006. 9 дек.

Компания «Евразруда»: мягкая реструктуризация // Металлург. 2004. 26 июня Справка. Процессы высвобождения. Реорганизация предприятий // Федеральная служба занятости России. Де партамент службы занятости населения по Кемеровской области. Центр занятости населения Новокузнецка. Отдел анализа и прогноза рынка труда. Новокузнецк, 2004.

есть взаимодействие власти и бизнеса в поддержании занятости, разработке по этапных программ сокращения занятых. Речь также идет об инвестициях бизнеса в социально-ответственное высвобождение работников, о создании новых рабо чих мест и о других социальных обязательства. В условиях роста цены на уголь и металл бизнес имел возможность «нести социальную повинность».

Мировой финансово-экономический кризис. Начавшийся осенью 2008 г., кризис привел к падению спроса на металл и соответственно на коксующиеся уг ли. Следствием общего снижения производства стало уменьшение спроса на электроэнергию и сокращение спроса на энергетический уголь. Все это оказало влияние занятость в Кузбассе. В региональном аспекте в угольной отрасли Куз басса произошло наибольшее сокращение занятых.545 К началу 2010 года числен ность на угольных предприятий снизилась на 15,4 тыс. чел. или на 15 % (см. таб лицу 8). В каждой компании наблюдалась своя специфика, а комплекс реализуе мых мер был направлен на оптимизацию процессов сокращения за счет пенсионе ров, нарушителей дисциплины. В 2010 г. угольная отрасль Кузбасса по добычи угля вышла на докризисный уровень. С 2011 г. отмечается рост занятости на 2, тыс. чел., что обусловлено вводом в действие новых угледобывающих предпри ятий (см. таблицу 8). Однако, по оценкам специалистов, основанных на анализе вариантов развития угледобычи в краткосрочном (до 2015 г.) и долгосрочном пе риоде (до 2025 г.), процесс плановой ликвидации убыточных шахт и сокращения занятости в угольной отрасли продолжится, что скажется на рынках труда моно городов. В г. Прокопьевске в период с 2013 по 2020 гг. ожидается высвобожде ние более 7,7 тыс. чел., из которых будет необходимо трудоустроить порядка 5, тыс. чел, в т. ч. на вновь создаваемых рабочих местах – около 1,6 тыс. чел. В металлургической отрасли в 2009 году отмечался третий, самый мас штабный пик высвобождения работников в 12,6 тыс. чел. С 2010 года происходит увеличение занятости к 2013 году на 2,2 тыс. чел. (см. таблицу 11).


Тенденция активного высвобождения работников в угольной и металлур Пяткин, А.А. Рожков А.А. Проблемы снижения напряженности на рынках труда углепромышленных террито рий в условиях преодоления современных кризисных явлений // Уголь. 2009. №5. С. 54.

Рожков А.А., Корчак О.А, Фролов А.А. Оценка влияния деятельности проблемных шахт Кузбасса на состояние рынков труда углепромышленных моногородов // Социально-экономические и организационные проблемы стаби лизации и развития угольной промышленности. Сб. науч. тр. Вып. 28. М.: ЦНИЭИуголь, 2012. С.83.

гической промышленности затронула и другие отраслевые предприятия, функ ционирование которых напрямую зависело от социально-экономического поло жения отраслей специализации, что нашло отражение в негативных процессах на региональном рынке труда. Без учета профессионально-квалификационной структуры число претендентов на одну заявленную вакансию выросло с 2,7 до 3, чел. Увеличилась диспропорция между территориальными структурами спроса на рабочую силу и ее предложением. В 2010 году более половины областного банка вакансий (56 %) сформировано заявками работодателей двух городов Кемерово и Новокузнецк, что осложнило ситуацию на рынках труда моногородах. В Меж дуреченске, Осинниках, Ленинск-Кузнецком, Полысаево, Новокузнецке, Анжеро Судженске уровень регистрируемой безработица повысился почти в два раза (см таблицу 10), вырос коэффициент напряженности. Рост напряженности на ло кальных рынках труда был связан не только с проблемами в угольной промыш ленности, но и негативными тенденциями в других отраслях, что сужало реаль ные возможности рынка труда для трудоустройства. Вместе с тем, в результате антикризисных мер в 2010 году снизился коэффициент напряженности в гг. Ан жеро-Судженский (с 5,3 до 4,8);

Междуреченск (с 7 до 2,7);

Калтан (с 10 до 8,9).

Увеличение этого показателя произошло в Белово (с 3,8 до 4,6);

Березовском (с 3,9 до 4,8);

Полысаево (с 5,5 до 29). В условиях кризиса вновь востребованными оказались механизмы гибкости рабочего времени, выполнявшие защитную функцию на рынке труда. Масштабы неполной занятости были сопоставимы с 1990-ми годами. В угольной отрасли в 1998 г. всего различными формами неполной занятости было охвачено 12,5 % ра ботников, в 2009 г. – 10 % (см. таблицу 9). В металлургической в 1998 г. в адми нистративных отпусках находились – 20,3 %, в 2008 г – 21,6 %;

неполное рабочее время работали – 0,8 % и 1,8 % работников отрасли соответственно (см таблицу 13). Неполная занятость в целом имела правовой характер, оплата труда за выну жденные простои осуществлялась в размере трех четвертей от среднего заработ ка, а не тарифной ставки, как определяет законодатель.

Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 2009–2010 гг.). С.21–22. URL: http://www.ufz-kemerovo.ru/ stat/index.php (дата обращения 15.10.2010).

«Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 2009–2010 гг.)». URL: http://www.ufz-kemerovo.ru/ stat/index.php (дата обращения 15.10.2010).

Негативные социальные процессы на рынке труда обусловили активизацию государственной антикризисной политики в рамках регионального подхода. Ком плекс финансируемых государством мероприятий по стабилизации ситуации на рынке труда дополнялся административным регулированием (контроль за уволь нениями, создание антикризисных штабов, административное давление на рабо тодателя, административное усиление профсоюзов и пр.) и поддержкой реального сектора экономики. Тем не менее, снижение занятости в угольной и металлурги ческой отраслях Кузбасса свидетельствовало, что собственник готов к более по следовательной оптимизации персонала и находит в конечном итоге компромисс с властью. Подтверждением этому стало сокращение 1100 чел. в 2009 году на ОАО «ЗСМК» при поддержке власти.

С марта 2010 г. отмечается устойчивое снижение безработицы в регионе. Официально зарегистрированный уровень которой в 2012 году составил 1,6 %, что, чем в докризисный 2008 г. (см. таблицу 10). Однако, цикличность конъюнк туры рынка на товары топливного назначения, металлопродукцию, рост конку ренции – это постоянные факторы риска для локальных рынков труда в регионе, в котором большая часть населения проживает в моногородах.

Выводы. С начала 1990-х годов в Кузбассе произошло структурное изме нение регионального рынка труда (таблица 14).

Таблица 14 – Динамика отраслевой структуры занятости в Кузбассе Год Отраслевая структура занятости, % 1990 1995 2000 2005 2007 2011 Всего в экономике региона 100 100 100 100 100 100 Промышленность 38,3 36,8 34,0 31,4 29,1 28,3 28, в том числе по видам деятельности:

добыча угля 21,4 22,6 9,9 10,2 9,1 9,4 9, металлургическое производство 5,1 6,1 5,8 4,7 3,9 3,4 3, Торговля 7,9 8,9 11,5 14,7 15,9 15,6 15, Услуги 22,9 26,1 42,2 43,8 44,3 46,2 46, Занятость и безработица в Кузбассе (январь-март 2009–2010 гг.). С.6. URL: http://www.ufz kemerovo.ru/stat/index.php (дата обращения 15.10.2010).

Рассчитано по: ГУ «Соцуголь информирует». Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечении занятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной промышленности// Уголь. 2006.

№3. С.38;

Кузбасс. История в цифрах: стат. сб. / Кемерововстат. Кемерово, 2008. С.64–65;

Кузбасс. 2012: стат. сб. / Кемерововстат. Кемерово, 2012. С.44–45;

Кузбасс. 2013: стат. сб. / Кемерововстат. Кемерово, 2013. С.51–52.

Под воздействием структурных преобразований в угольной и металлурги ческой отраслях количество занятых уменьшилось от дореформенного уровня бо лее чем на 50 %, что соответствуют задачам адаптации предприятий к рынку на основе принципов эффективности и роста производительности труда. Отраслевые отличия заключались в периодичности процессов сокращения занятости, соци альных проблемах для регионального рынка труда и рынков труда территорий с монопрофессиональным типом и в институциональном регулировании (рис. 7).

Рис. – 7 Основные периоды трансформации занятости в угольной и металлургиче ской отраслях Кузбасса и регулирующие процесс институты В угольной отрасли массовое высвобождение работников осуществлялось с начала 1990-х гг. и являлось требованием программы реструктуризации. Пробле ма занятости шахтеров была главной социальной проблемой в территориальном плане. Следствием борьбы шахтеров за свои конституционные права стали инсти туциональные изменения на федеральном и региональном (создание локальной системы институтов регулирования занятости) уровнях. Институтами адаптации к рыночным условиям выступили неправовые практики неполной занятости. В ус ловиях несформированного законодательства без экономически подкрепленной системы мер социальной защиты основным субъектом антикризисной политики неизбежно становилась региональная власть, главная задача которой состояла в создании институтов предупреждения и компенсации негативных социальных по следствий проводимых реформ и предупреждения социальных конфликтов. Не обходимость оперативного решения актуальных социальных проблем определили неформальный характер формируемых локальных институтов в сфере занятости, основанных на административных методах. Решающую роль в формировании ло кальной модели регулирования рынка труда и трудовых отношений, действую щей в настоящее время и имеющей преимущественно неформальный характер, играет региональная власть во главе с губернатором.

С начала 2000-х годов проявилась общая тенденция зависимости занятости от комплекса экономических факторов отраслевого развития. В металлургии оп тимизация персонала, как неотъемлемое направление политики новых собствен ников, осуществлялась в рамках «мягких», поэтапных методов под контролем ре гиональной власти и без роста социальной напряженности в рамках регионально отраслевой корпоративной социальной политики с элементами государственного регулирования. В угольной отрасли проявилась тенденция дальнейшего снижения занятости. В этот период в Кузбассе сложился социально приемлемый уровень занятости, обеспечивающий стабильную ситуацию на рынке труда. Основу сис темы институтов регулирования сферы труда и занятости составили трудовое за конодательство и коллективно-договорные институты, действующие в локальной институциональной среде. В период кризиса проявилась общая тенденция суще ственного сокращения занятости в отраслях специализации Кузбасса при широ ком использовании неполной занятости. Проведение антикризисной политики го сударства, а также усиление административного регулирования рынка труда спо собствовало сохранению социальной стабильности в регионе.

Проведенный анализ свидетельствует, что тенденция формализации отно шений занятости проявляется в условиях локальной институциональной среды, характеризуемой широким действием неформальных норм и соглашений, нефор мальных способов взаимодействия работодателей, наемных работников и органов власти. Это подтверждает выводы М.В. Курбатовой, что организатором защиты интересов и прав работников на региональном рынке труда становится админист рация области, а субъекты защиты прав работников, предусмотренные законода тельством, начинают работать по неформальным правилам.551 Административные методы регулирования рынка труда, усиливаемые в период кризиса, способству ют решению наиболее острых проблем регионального рынка труда, но сдержива ют его реструктуризацию и достижение эффективной занятости на основе рыноч ных институтов, где доминирующими являются нормы права, договорные инсти туты, конкурентоспособность.

Современный кризис становится точкой отсчета для следующего периода, в рамках которого проявляются общие тенденции изменения занятости, и создает объективные предпосылки для изменения локальной модели регулирования рын ка труда, следствием которой является деформализция правил, ограничивающая инвестирование в воспроизводство рабочей силы с новым качеством. Качество трудовых ресурсов в настоящее время стало значимым ограничением для разви тия региональной экономики. Важным направлением политики региональной власти в сфере занятости становится формирование институциональных условий для создания высококвалифицированных рабочих мест, в том числе в сфере мало го и среднего предпринимательства.

3.4 Развитие малого и среднего предпринимательства как направление расширения занятости в монопродуктовом регионе Мировая практика реструктуризации угольной отрасли (Германия, Фран ция, Великобритания, США и др.), опыт реализации рыночных реформ в странах с переходной экономикой показывают, что развитие предпринимательства в сфе ре малого бизнеса (МБ) является важным фактором решения проблем занятости Курбатова М.В. Региональная модель регулирования рынка труда // Интернет-конференция «Россия: варианты институционального развития». URL: http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2006/11/18/0000295352/Kurbatova.pdf (дата обращения 10.10.2010).

высвобождаемых работников и способствует последующему экономическому росту монопрофильных территорий.

С 1990-х годов направлением государственной политики в сфере занятости всегда определялась поддержка и развитие МБ. Формальные предпосылки для развития малого предпринимательства (МП) были созданы в середине 1990-х гг. и связаны с принятием от 14.06.1995г. № 88-ФЗ «О государственной поддержке ма лого предпринимательства в Российской Федерации», определившим критерии и субъектов МП, 552 государственной программы поддержки и формированием ин фраструктуры развития МП. В Кузбассе программные мероприятия по государст венной поддержке МБ, которая была направлена, в первую очередь, на рост соци альной эффективности в сфере занятости, с середины 1990-х годов реализовыва лись по двум направлениям. Первое – господдержка МБ субъектом РФ в соответ ствии с ФЗ № 88 от 14.06.1995г. Второе – господдержка МБ в условиях реструк туризации угольной отрасли в период 1998–2004 гг. в рамках программ местного развития и обеспечения занятости шахтерских городов и поселков (ПМР). В соот ветствии с нормативными документами реструктуризации финансированию под лежали реализация инвестиционных проектов по содействию МП для трудоуст ройства высвобождаемых работников с угольных предприятий;

предоставление кредитов, безвозмездных целевых субсидий;

реализация инвестиционных проек тов по созданию инфраструктуры МБ (бизнес-инкубаторы, учебные центры и др.);

обучение основам предпринимательства;

содействие в подготовке бизнес планов;

содействие органам местного самоуправления шахтерских городов в раз работке стратегических планов развития территории, включая поддержку МБ. За указанный период в 12 шахтерских городах Кузбасса в общей сложности было реализовано 499 проектов в традиционных для МБ сферах деятельности (торгов ля, услуги, общественное питание), предоставлено 500 микрокредитов и безвоз мездных целевых субсидий будущим предпринимателям;

оказано содействие Прим.: индивидуальные предприниматели без образования юридического лица до 2008 года не учитываемые в официальных статистических сборниках.

Положение о формировании и реализации программ местного развития занятости для шахтерских городов и поселков, финансируемых за счет средств государственной поддержки угольной отрасли (утверждено приказом Минэнерго России от 19 июня 2002 г. 2002 г. № 185) // Рос. газ. 2002. 21 авг. № 156 (3024).

1500 будущим предпринимателям в их переобучении и подготовке бизнес-планов;

реализовано 57 инвестиционных проектов по созданию инфраструктуры МБ и его поддержке.554 Стоимость создания одного рабочего места при софинансировании государством проектов субъектов МП составляла в Кемеровской области 45, тыс. руб.555 В целом на поддержку МБ и на трудоустройство 1,35 тыс. чел. на но вых рабочих местах в рамках ПМР было направлено 96,43 млн руб. Приведенные данные свидетельствуют, что практика реализации ПМР не оказала существенного влияния на развитие МБ в регионе, но были апробированы в целях решения отраслевых проблем занятости механизмы поддержки МБ, ис пользуемые в дальнейшем в общей практике господдержки МБ.

С 1997 года региональные и муниципальные целевые программы стали главными инструментами региональной политики в сфере МБ, а с 2007 года в це лях выравнивания потенциала развития МБ в городах и районах Кемеровской об ласти, повышения его роли в реализации инновационной модели развития начал действовать региональный национальный проект «Малый бизнес». С учетом вступившего в силу с января 2008 г. ФЗ от 24.07.2007 г. № 209 «О развитии мало го и среднего предпринимательства в Российской Федерации» принят закон Ке меровской области от 27.12.2007 г. №187-03 «О развитии малого и среднего пред принимательства» (МСП). С 1 января 2009 г. вступил в действие пакет законов, закрепляющий меры поддержки реального сектора экономики, поддержки инве стиционной, инновационной деятельности, в том числе в МСП. В 2009–2010 го дах приняты комплексные инвестиционные планы модернизации моногородов Кемеровской области на период до 2025 г., в которых важное значение в преодо лении монопрофильности придается МСП. В 2010 г. утверждена долгосрочная Концепция развития МСП на период до 2025 года. Поставлена комплексная цель Петрухина Ю.А. Государственная поддержка предпринимательства в сфере малого и среднего бизнеса в шах терских городах Кузбасса // Уголь. 2005. №12. С. 54.

Шундулиди, А.И. Скрынник А.Л. Повышение эффективности государственной поддержки территорий, под вергнутых реструктуризации базовых отраслей промышленности (на примере Кемеровской области) // Вестн. Куз бас. техн. ун-та. 2006. № 3. С. 130.

Обзор основных итогов реализации мероприятий по обеспечению занятости в шахтерских городах Кузбасса за период реструктуризации угольной отрасли // Уголь. 2006. №3. С. 49.

ускоренного развития эффективного, конкурентоспособного сектора МСП. Всего в Кузбассе принято более 30 основных законов и нормативно-правовых ак тов, гарантирующих те или иные виды поддержки МП и действует 22 меры под держки. Согласно принятым документам разработаны механизмы финансовой, имущественной поддержки МП. 558 Создана интегрированная инфраструктура поддержки МП, представленная Департаментом потребительского рынка и пред принимательства, областным, 24 муниципальными фондами поддержки МП, бизнес-инкубаторами и др. Целенаправленно финансируются программные меро приятия. В 2010 году на поддержку МБ за счет бюджетов всех уровней было за трачено более 488 млн р., в том числе 306 млн р. – из федерального, 97 млн р. – из областного бюджета, 85 млн р. – из местных бюджетов. 559 В 2011г. на развитие МСП было выделено из федерального, областного и местных бюджетов более млн. р. В 2012 году доля продукции малых предприятий в ВРП достигла 11,6 %. Вместе с тем, динамика развития МБ в регионе свидетельствует, что гос поддержка оказывает лишь косвенное влияние на рост социальной эффективности МБ в сфере занятости, понимаемой как реальный вклад МБ в создание новых ра бочих мест, в количественном и качественном отношении содействующих заня тости и самозанятости работников и отвечающих требованиям модернизации и инновационного развития. Источником количественных показателей оценки со циальной эффективности МП выступают данные статистики, характеризующие прирост / сокращение количества МП;

увеличение / сокращение среднесписочной Концепция развития малого и среднего предпринимательства в Кемеровской области на период до 2025 года.

URL: http://dprpko.ru/index.php?option=com_content&task=blogcategory&id=114&Itemid=189 (дата обращения 10.10.2010).

Прим.: в частности, получило дальнейшее развитие механизмов компенсации части процентной ставки по бан ковским кредитам, финансовой поддержки инвестиционных проектов, субсидирования местных бюджетов на реа лизацию программ развития МП, кредитно-гарантийного механизма и др. Для обеспечения доступа малых и сред них предприятий к кредитным ресурсам в Кемеровской области сформирован Гарантийный фонд.

Депутатские слушания в Совете народных депутатов Кемеровской области по вопросу: «Поддержка и развитие малого и среднего предпринимательства. Вопросы повышения эффективности бизнеса в формировании областного и муниципальных бюджетов» (26.01.2011). URL: http://www.sndko.ru/news_event_a/1619.html (дата обращения 12.04.2011).

Департамент промышленности, торговли и предпринимательства Кемеровской области URL:

http://dprpko.ru/biznes-v-czifrax-i-faktax.html (дата обращения 05.12.2012).

Департамент промышленности, торговли и предпринимательства Кемеровской области URL:

http://dprpko.ru/biznes-v-czifrax-i-faktax.html (дата обращения 05.12.2012).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.