авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 45 |

«[Эта страница воспроизводит соответствующую страницу книги, подготовленную издательством] Владимир Андреевич Успенский ...»

-- [ Страница 41 ] --

Мудрость востока Пожалуй | всё же | процедуры приготовления и употребления чая обра зуют классификационный признак не столько общественных классов, сколь ко наций. Общеизвестна японская чайная церемония. Не так, как в России, пьют чай в Узбекистане. В России чайники | заварочный и для кипятка | величественно стоят на месте, а чашки поступают к ним для наливания. В Узбекистане чашки, а точнее пиалы, стоят на месте, а чайник бегает по сто лу от одной пиалы к другой. Если застолье большое, то и чайников много, но все они функционально одинаковы: принятое в России разделение на завароч ный чайник и чайник для кипятка отсутствует, все чайники | заварочные.

Использование русскими двух чайников с различными функциями восприни мается узбеками как варварство. Если вам хочется получить более слабый чай, говорили они мне, то положите в чайник меньше сухого чая, а смеши вать чайный настой с кипятком недопустимо: это портит вкус чая;

чайный настой может и не быть крепким, но должен быть чистым, несмешанным.

Мои узбекские наблюдения относятся к Хорезму осени 1979 г. Там и тогда мне посчастливилось встретиться со знаменитым американским ин форматиком Доналдом Кнутом, автором многотомного труда «The Art of Computer Programming» (в русском переводе | «Искусство программирова ния для ЭВМ»). До этого он несколько месяцев жил в Китае. Я предполо жил, что в культурологическом отношении Хорезм находится где§то между Соединёнными Штатами и Китаем. «Нет, | возразил Кнут, | это Китай находится посредине между США и Хорезмом».

Китайцев в Узбекистане в заметных количествах вроде бы нет, но вот корейцев там достаточно много: по переписи 1970 г. их было 147 с поло виной тысяч. Они блюдут свои традиции, как показывает нижеследующая история, которую мне лет тридцать тому назад рассказал московский дра матург И. В. Шток. Среди советских среднеазиатских корейцев встречались и писатели;

не могу, впрочем, сказать, на каком языке они писали. Один из Воспоминания и наблюдения таких писателей написал пьесу, которую Шток «довёл до ума» (возможно, переведя её сперва с подстрочника). В результате пьеса имела некоторый успех | и даже больший, чем ожидал её автор. Автор был доволен чрез вычайно. «Исидор Владимирович, | сказал он, обращаясь к Штоку. | Вы теперь для меня, как отец. Т, что Вы сделали для меня, я никогда не забуду.

о И я хочу Вас отблагодарить по нашему древнему корейскому обычаю. Я со всей своей семьёй приеду к Вам на месяц жить». Изложенный эпизод показы вает, что цивилизации можно классифицировать и по способам выражения благодарности.

Важнейший разряд классификационных признаков составляют призна ки, связанные с едой, а среди них самые главные заключаются в определении круга съедобных предметов. Каждая цивилизация имеет свои довольно твёр дые взгляды по поводу того, чт съедобно, а чт нет. (Как тут не вспомнить о о бессмертные слова Собакевича «Мне лягушку хоть сахаром облепи, не возь му её в рот, и устрицы тоже не возьму: я знаю, на что устрица похожа» и почти столь же бессмертное заявление нашего спикера Г. Н. Селезнёва, что северокорейцы едят траву вовсе не от голода, а оттого, что у них такой широкий спектр съедобных вещей.) Американцы и канадцы не собирают и не едят грибов | кроме шам пиньонов. Когда в американских буфетах я спрашивал, что это за грибы лежат на блюде, вопрос всегда вызывал некоторое недоумение, а затем мне отвечали: «Just mushrooms»;

становилось ясно, что слово mushroom в амери канском языке лишь теоретически имеет значение ‘гриб’, практически же имеет более узкое значение ‘шампиньон’. Бывший наш соотечественник, а ныне сотрудник русскоязычной службы канадского радио Евгений Серафи мович Соколов, гуляя с семьёй по опушкам канадских лесов, набрёл на скоп ление белых грибов и начал их собирать. Заметившие это канадцы пытались его остановить, объясняя ему, что эти растения смертельно ядовиты. Чтобы их успокоить, он вынужден был сказать, что собирает грибы исключитель но для того, чтобы морить тараканов. Кстати, было бы интересно выяснить причины такого отношения к грибам североамериканцев европейского про исхождения. Не связано ли это с тем, что они не автохтоны на своей земле?

А едят ли грибы североамериканские индейцы?

Китайцы, надо полагать, смотрят на нас с не меньшим удивлением, чем мы на не едящих грибов американцев. Ведь мы не едим, скажем, засаха ренную свинину. В конце пятидесятых годов её можно было получить | причём не в качестве деликатеса, а в качестве рядовой еды, | в одной из двух главных студенческих столовых, расположенных в цоколе высотного здания Московского университета. До ссоры СССР с Китаем, случившейся в начале шестидесятых, в МГУ было много китайских студентов, и потому в указанной столовой, в особом окне, можно было получить китайскую еду. В Материалы для классификации цивилизаций: Мудрость востока очереди к этому окну стояли китайцы, корейцы, вьетнамцы. Из представи телей европеоидной расы в этой очереди я ни разу не встречал никого (кроме самого себя), но неоднократно встречал негров 10. К одному из таких негров я решился обратиться с вопросом. Я спросил его, насколько китайская кухня близка к его родной африканской. Он отвечал мне на ломаном русском. «Ки тайская еда, | сказал он, | очень плохая.» | «Тогда почему же Вы здесь стоите?» | спросил я. | «Потому что здесь еда. А там | и он показал на стойку, где выдавали обычную, русскую еду, | не еда.»

Крайний случай | когда считается съедобным всё, что не ядовито. Тогда меняется отношение к понятию ‘грязь’. Нам кажется странным (и даже не приятным), когда тот, кого мы считаем дикарём, поднимает с земли плод и поглощает его вместе с приставшей к нему грязью | а точнее, с той субстан цией, которую мы считаем грязью. Но грязью мы считаем нечто, априори признаваемое несъедобным. Если же отказаться от этого априорного пред ставления и, напротив, считать съедобным не только плод, но и всё, что к нему прилипло | все комки земли и всех мух, | то поведение нашего едока окажется совершенно естественным.

Не могу вспомнить, кому принадлежит поразившее меня когда§то наблю дение о существовании двух культур, «дистанционной» и «прикасательной».

Различие между ними состоит в поведении в процессе непосредственного общения. Человек дистанционной культуры при разговоре с кем§либо ин стинктивно оставляет некоторое пространство между собой и собеседником.

Человек прикасательной культуры, напротив, должен непременно стоять к собеседнику достаточно близко и, более того, должен во время беседы до него дотрагиваться. Конфликт цивилизаций возникает при контакте пред ставителей двух различных культур. Потому что представитель прикаса тельной культуры непроизвольно касается своего визави, а тот | столь же непроизвольно | от него пятится. Довольно быстро прикасательный человек замечает, что в процессе разговора оба собеседника переместились, причём переместились так, как если бы он, прикасательный человек, навязывал дру гому своё общество (чего в действительности не имело места), а этот другой пытался этого общества избежать (чего также не имело места в действитель ности). После чего прикасательный человек обижается, и притом обижается 10 В начале семидесятых годов любознательные жительницы города Южно§Сахалин ска (более точно | работницы кухни одного из тамошних ресторанов) так обосно вывали мне своё желание побывать в Москве. Всем известно, говорили они, что если стать около Московского университета и простоять на одном месте целый день, то непременно мимо пройдёт негр. (Было и другое, не менее трогательное желание, звавшее их на материк, не обязательно в Москву, но | на материк. Они хотели уви деть слона. К ним изредка приезжает Хабаровский цирк, рассказывали они мне, но своего слона к ним не привозит: слишком трудно перевезти слона через Татарский пролив.) Воспоминания и наблюдения смертельно. По моим воспоминаниям, открывший это явление исследователь поместил людей прикасательной культуры в Северную Африку, а людей ди станционной культуры | в Северную Америку. Но здесь я боюсь ошибиться и заранее прошу прощения у этнографов.

У тех же этнографов я прошу прощения и за возможную ошибку в сле дующем воспоминании о когда§то прочитанном: одно из индейских племён Южной Америки не считает нужным укрываться от зрителей во время акта дефекации, но полагает совершенно неприличным принимать пищу на публи ке. Ясно, что подход к понятию приличия служит одним из существенней ших дифференциальных признаков, по которым следует классифицировать цивилизации. Однако этот признак, ввиду своей необъятности, превосходит параметры нашего изложения. Скажем лишь, что не только процедура дефе кации, но даже и её обсуждение считались неприличными в традиционном российском обществе. Дело здесь обстояло примерно так же, как с сексом.

Женщина§мать была поднята в официальном советском менталитете на не досягаемую высоту, но каким образом женщина становится матерью | об этом говорить не полагалась. Сложнее обстояло дело с беременностью. С од ной стороны, беременная женщина | это почти женщина§мать. С другой стороны, беременность стояла слишком близко к сомнительному с точки зре ния нравственности акту зачатия. Было бы лучше, если бы женщина§мать возникала без беременности | с помощью аиста, например. В тридцатых и сороковых годах XX века мне нередко приходилось слышать выражение «в интересном положении» в качестве эвфемистической замены слова «бере менная».

Сейчас в отношении секса положение решительно изменилось, и откры тое его обсуждение стало общепринятым. В отношении же дефекации и (в несколько меньшей степени) мочеиспускания по§прежнему действует табу.

А между тем выделительные функции организма играют в жизни человека первенствующую роль: не рискуя умереть, человек может прожить неогра ниченно долго без секса, достаточно долго без еды и несколько дней без воды. Не выделять же, когда в этом появляется нужда, не может. Срать да родить | нельзя погодить, гласит старинная пословица. Нельзя было по годить и сидящим в тех танках, которые находились на улицах Москвы во время попытки государственного переворота 19{21 августа 1991 г. (Газеты тех времён сообщали о тревожном звонке по этому вопросу крупного генера ла ещё более крупному генералу, а то и маршалу. Звонивший спрашивал, как быть, т. е. куда испражняться танкистам. «Придумайте что§нибудь!» | раз дражённо ответил спрошенный.) Не могли погодить миллионы бенгальцев, жителей Восточного Пакистана, бежавших в 1971 г. в Индию от репрессий пакистанского правительства, и они стали испражняться в священную для индийцев реку Ганг. (Это в сильной степени стимулировало вмешательство Материалы для классификации цивилизаций: Мудрость востока Индии во внутрипакистанский конфликт;

в декабре 1971 г. пакистанская ар мия в Восточном Пакистане капитулировала перед индийскими войсками, и в январе 1972 г. там была провозглашена первая, временная конституция Народной Республики Бангладеш.) Опубликованные путевые заметки и письма путешественников, многочи сленные произведения художественной и мемуарной литературы | все эти тексты оставили нам многочисленные описания процессов поглощения пищи.

Полагаю, что собрав все свидетельства, можно восстановить достаточно пол ную картину того, как питалось лицо | и как, следовательно, мог питаться Александр Сергеевич Пушкин, | совершавшее в первой половине XIX века путешествие из Петербурга в Москву. Но тщетно заинтересованный иссле дователь будет искать малейших намёков на то, в какой обстановке нашему путешественнику приходилось справлять свою нужду.

Где, спрашивается, узнать, как выглядело то место, которое русский кре стьянин прошедших времён предназначал для отправления своих естествен ных надобностей? С одной стороны, просторечное выражение сходить на двор, казалось бы, указывает на отсутствие у этого места крыши. С другой стороны, вспоминается знаменитое четверостишие:

Птица какает на ветке, Баба ходит срать в овин.

Честь имеем Вас поздравить Со днём Ваших именин.

А овины имеют крышу. Да и дворы бывают крытые. Именно такие крытые дворы, в которых располагались на ночь и на зиму скот и куры, примыкали к избам в тех подмосковных деревнях, в которых мне доводилось бывать перед войной и в первые послевоенные годы. Из сеней одна дверь вела в избу, другая | на этот крытый скотный двор. Вот в этот двор, на его земляной пол, и справляли нужду | когда во двор спускаясь, а когда прямо из сеней, каковые над двором возвышались. В Рязанской же области (уже не по наблюдениям, а по рассказам) скотина помещалась в отдельно стоящем хлеву, и по нужде туда не ходили, а ходили на земляной пол сарая, также отдельно стоящего.

В отношении невнимании к указанным насущным сторонам человеческо го бытия современная русская литература мало продвинулась по сравнению с литературой прошлых веков (сочинения Владимира Сорокина, постмодер нистская поэтика которого основана на смаковании физиологических по дробностей, лежат вне пределов обсуждаемой темы). Единственное извест ное мне исключение | это поэма моего любимого поэта Тимура Кибиро ва «Сортиры», которая, помимо своих художественных достоинств, может служить для последующих поколений незаменимым источником знаний по организации сортирного дела в СССР. До появления этой поэмы источни Воспоминания и наблюдения ков практически не было | ведь нельзя же всерьёз считать таковым фразу, произнесённую одним из персонажей знаменитого фильма 1969 г. «Бриллиан товая рука» (его играет А. Д. Папанов): «Туалет типа сортир, обозначенный на плане буквами мэ 11 и жо».

© Отступление: разделение уборных на мужские и женские в Что говорит о разделении уборных свете американской конституции.

Конституция Соединённых Штатов? Ничего не говорит. Однако было деся тилетие, в течение которого она была очень близка к тому, чтобы сказать.

Дело было так. 22 марта 1972 г. американский Конгресс одобрил поправку к Конституции США относительно равенства прав мужчин и женщин. Но ре шения Конгресса в таких случаях недостаточно: чтобы поправка к Консти туции вступила в силу, необходимо, чтобы она была ратифицирована тремя четвертями штатов. Принимая ту или иную поправку, Конгресс вправе на значить срок, в течение которого она должна быть ратифицирована;

если же в назначенный срок ратификации не произойдёт, поправка считается от клонённой.12 Для ратификации обсуждаемой поправки был установлен семи 11 Эта буква, кстати, не всюду обозначает мужскую уборную. По§литовски «женщина»

будет «moteris», поэтому в Литве женские уборные помечаются буквой «M». Граждан России следовало бы об этом предупреждать при выдаче литовской визы.

12 Если же Конгресс такого срока не назначил, процесс ратификации может продол жаться сколь угодно долго. Так, 25 сентября 1789 г. Конгресс предложил двенадцать поправок к Конституции, не установив никакого предельного срока для их рати фикации. Первая из них ждёт ратификации до сих пор. Десять (с 3§й по 12§ую в нумерации 1789 г.) были ратифицированы 15 декабря 1791 г.;

в списке действующих поправок к американской конституции они составляют первый десяток и извест ны в своей совокупности под названием Билль о правах. Вторая из предложенных в 1789 г. поправок нуждалась, на момент приинятия Конгрессом, в ратификации десятью штатами (потому что штатов тогда было тринадцать), но к 15 декабря 1791 г. была поддержана лишь шестью штатами. Затем был большой перерыв, и 6 мая 1873 г. поправку ратифицировал штат Огайо. Затем снова был большой пере рыв, и 6 марта 1978 г. её ратифицировал Вайоминг. После этого ратификация пошла быстрее. Однако к этому времени общее число штатов возросло до пятидесяти, и теперь уже требовалось тридцать восемь штатов для окончательной ратификации поправки. Число тридцать семь было достигнуто 5 мая 1992 г. А через два дня, 7 мая, поправку одновременно ратифицировали Мичиган и Нью Джерси, так что ни один из этих штатов не может теперь утверждать, что это именно он положил последний камень в фундамент храма. Осталось привести самоё поправку. Это есть последняя из вступивших в действие 27 поправок к Конституции США:

Ни один закон, изменяющий размеры вознаграждения сенаторов и членов Па латы представителей, не должен вступать в силу до проведения следующих выборов в Палату представителей.

История с ратификацией этой XVII поправки кому§то может показаться нелепой. А кому§то она покажется демонстрацией того, что Соединённые Штаты на протяже нии более чем двухсот лет осознавали себя одной и той же страной с не меняющейся Материалы для классификации цивилизаций: Мудрость востока летний срок, который затем был продлён до 30 июня 1982 г. Штаты начали было её ратифицировать, но вовремя спохватились, и поправка, не собрав к назначенному сроку требуемых трёх четвертей, умерла. Чтобы понять, почему ей было отказано в ратификации, прочтём первую из трёх частей поправки (остальные две части касаются технических деталей проведения в жизнь этой первой части):

Equality of rights under the law shall not be denied or abridged by the United States or by any State on account of sex.

Перевод:

Равенство прав перед законом не должно отрицаться или ограничи ваться ни Соединёнными Штатами, ни каким§либо штатом на основании пола.

С принятием этой поправки оказались бы антиконституционными любые ограничения на посещение лицами одного пола уборных противоположного пола. А тем самым сделалось бы бессмысленным и само разделение уборных на мужские и женские. Осознание этой перспективы явилось едва ли не глав ной причиной, остановившей процесс ратификации. Последний, 35§й штат | из требуемых тридцати восьми | ратифицировал поправку о равных пра вах в 1977 г. (а первые 22 штата | в течение первого года после принятия поправки Конгрессом). Таким образом, для вступления поправки в консти туционную силу (с вытекающими последствиями) не хватило её ратификации тремя штатами. (Конец отступления.)  Западная литература, по§видимому, более продвинута в отношении про блемы сортиров, нежели русская, как можно судить по следующей цитате из очерка Оруэлла «Вспоминая войну в Испании»:

О сортирах слишком много сказано писавшими про войну, и я бы к это му не возвращался, если бы наш казарменный сортир не внёс свою лепту в разрушение моих иллюзий насчёт гражданской войны в Испании. Принятое в романских странах устройство уборной, когда надо садиться на корточки, отвратительно даже в лучшем своём исполнении, а наше отхожее место сло жили из каких§то полированных камней, и было там до того скользко, что приходилось стараться изо всех сил, чтобы устоять на ногах. К тому же оно всегда оказывалось занято. конституционной системой. Из других государств подобной устойчивостью облада ет разве что Великобритания;

но, говорят, у неё вообще нет конституции.

13 Цитируется по переводу А. Зверева, опубликованному в книге Д ж. О р у э л л, «"1984\ и эссе разных лет». М.: «Прогресс», 1989.

Воспоминания и наблюдения Из этой цитаты для дальнейшего обсуждения запомним отвращение, испы тываемое Оруэллом к тем уборным, в которых надо садиться на корточки.

Мы убеждены, что свободное и открытое обсуждение проблемы сортиров (уборных, туалетов, клозетов, нужников, отхожих мест) 14 могло бы прине сти российскому обществу ощутимую пользу. Поэтому сейчас мы предпри мем такое обсуждение. Надеемся, что наша попытка с одной стороны будет оправдана той пользой, которую в ней усмотрит читатель, а с другой оправ дает название рубрики: «Мудрость востока».

Уровень чистоты в уборных общественного пользования зависит от двух факторов | финансового и архитектурного. Наличествует, конечно, и куль турологический фактор, но мы, сознательно упрощая изложение, его ис ключим.

Финансовый фактор очевиден. Поражающая российского путешествен ника чистота в сортире американской бензозаправочной станции и его осна щённость туалетной бумагой, мылом, одноразовыми бумажными полотенца ми и одноразовыми же бумажными кругами, подкладываемыми под зад,15 | всё это требует затрат, недоступных бедной стране.16 Поэтому требовать от наших бесплатных общественных сортиров (если таковые ещё остались 17 ) чистоты было бы нереально, если бы не архитектурный фактор. О нём и поговорим.

Описание архитектуры уборных в петербургских домах XVIII в. | ско рее всего, в достаточно богатых домах | можно найти в своде тех сведений, какими в конце названного века располагали о России японцы (а можно ли найти где§нибудь ещё | мне неизвестно). Этот свод, принадлежащий перу выдающегося японского исследователя Кацурагавы, был закончен составле 14 Заметим, что все эти шесть синонимичных друг другу выражений суть эвфемизмы.

Приглашаем читателя решить следующую задачу: подобрать к этим словам синоним, не являющийся эвфемизмом.

15 Не знаю, как перевести словосочетание seat protector. Защита седалища? Одноразо вый подзадник?

16 Это соображение подтверждается наблюдаемым различием между чистейшими уборными во французских так называемых высших школах и грязноватыми уборны ми (c иногда поломанными, а иногда и отсутствующими сиденьями) во французских университетах. Высшая школа (cole suprieure) | элитарное заведение, дающее про e e фессию;

попадают туда по конкурсу;

вход в здание по пропускам;

студентам платят стипендию. Университет же (universit ) даёт не профессию, а образование;

прини e мают туда всех желающих;

вход свободный;

стипендию не платят.

17 Ввиду всеобщей коммерциализации российской жизни их число, можно предпола гать, уменьшилось. Принимая, однако, во внимание необъятность России, можно думать, что ещё не во всех сортирных будках при железнодорожных платформах и маленьких станциях взимают плату за вход.

Материалы для классификации цивилизаций: Мудрость востока нием в 1794 г. и поступил на хранение в правительственный архив как мате риал, не подлежащий распространению 18. Лишь в десятых годах XX в. он был извлечён из секретных архивных материалов и в 1937 г. издан в Японии ограниченным тиражом и не для продажи. В 1943 г. был издан его перевод на современный японский язык, а в 1978 г. | на русский: К а ц у р а г а в а Х о с ю. Краткие вести о скитаниях в северных водах.19 Пер. с японского, комментарий и приложения В. М. Константинова. М.: Гл. редакция восточ ной лит§ры, 1978. Читаем в названном русском издании (квадратные скобки обозначают вставки переводчика):

Уборные называются [по§русски] н у д з у н е, или н у д з у н т и [нуж ник]. Даже в 4{5§этажных домах нужники имеются на каждом этаже. Они устраиваются в углу дома, снаружи огораживаются двух§трёхслойной [стен кой], чтобы оттуда не проникал дурной запах.... Над полом в нужнике имеется сидение вроде ящика высотой 1 сяку 4{5 сунов.20 В этом [сидении] вверху прорезано отверстие овальной формы, края которого закругляются и выстругиваются до полной гладкости. При нужде усаживаются поудобнее на это отверстие, так чтобы в него попадало и заднее и переднее тайное место, и так отправляют нужду. Такое [устройство] объясняется тем, что [в России] штаны надеваются очень туго, так что сидеть на корточках, как делают у нас, неудобно.

Мы видим, что устройство русской уборной удивляет японца и что он, в отличие от Оруэлла, не находит никакого неудобства в сидении на корточ ках. Всякий русский человек может на короткое время сесть на корточки, но не всякий сумеет комфортабельно просидеть на них долго. Умение до статочно долго сидеть на корточках не уставая | а для этого необходимо положить бедро на голень и опираться на всю подошву | принадлежит к важным умениям, достигаемым лишь тренировкой с детства. Будь моя во 18 В преамбуле к своему труду автор сообщает, что «он составил эту книгу во испол нение тайного приказа, и посему [она], разумеется, содержится в тайне».

19 Название вызвано тем, что в основу труда Кацурагавы были положены сделанные им записи допросов, которым были подвергнуты первые побывавшие в России и вернувшиеся (в октябре 1792 г.) на свою родину японцы. Это были двое из сем надцати членов экипажа японского судна «Синсё§Мару»: капитан судна Кодаю и матрос Исокити (остальные или умерли, или остались в России). Их судно попало в бурю и потеряло управление;

в течение семи месяцев оно носилось по океану, пока в конце концов, в августе 1783 г., не было прибито к берегу одного из Алеутских | в то время принадлежащих России | островов. С февраля по октябрь 1791 г. Ко даю жил в Петербурге и пользовался благосклонностью петербургской знати и даже императрицы Екатерины. Разумеется, именно его в основном и допрашивали.

20 На с. 405{451 русского издания содержится приложение: «Японские, китайские и ай ноские слова и выражения, встречающиеся в книге». В этом приложении сказано, что сун равен 3;

03 см, а для сяку даны два значения: 30;

3 см и 37;

8 см. | В. У.

Воспоминания и наблюдения ля, я обучал бы этому в школах и детских садах. Ведь это позволяет почти в любых условиях обходиться без специального приспособления для сиде ния. Вообще, три характерные для восточных народов способа сидения без использования мебели: на корточках, на пятках (голени на полу, бёдра на голенях), скрестив ноги «по§турецки» | могли бы служить основанием для классификации цивилизаций.

Возможно, впрочем, что то устройство уборных, которое Оруэлл назвал «принятым в романских странах» и которое широко распространено и в Рос сии, не устраивало его по другим причинам. При таком устройстве легко не попасть в дыру. Попадание з а дыру неприятно, но ещё не приводит к тяжёлым последствием. Попадание п е р е д дырой заставляет следующего посетителя до дыры не доходить. Приходилось ли Вам, досточтимый чита тель, видеть сортиры с последовательно наваленными от дыры в полу до входа кучами? Мне приходилось.

Тем большее уважительное изумление вызвали у меня свдения, почерп е нутые из чтения книг, посвящённых культуре Японии. Там я прочёл, что в классической японской уборной вполне возможно было положить на пол лепёшку (и потом её съесть). Под «классическими уборными» понимались такие, какие, скажем, были в деревенских домах в XIX веке и ещё остава лись в веке XX. Потому что пол в уборной считался чистой поверхностью.

В классической Японии все горизонтальные поверхности делились на гряз ные, по которым ходили в обуви, и чистые, по которым ходили в носках.

Все горизонтальные поверхности внутри японского дома считались чисты ми. (Когда в Японии пустили первый поезд, первыми пассажирами показа тельного рейса были высшие сановники государства;

перед входом в вагон все они оставили на перроне свою обувь, и очень удивились, не обнаружив её на перроне прибытия.) В частности, пол в доме | столь же чистая поверх ность, как и поверхность стола. (Потом, при наступлении прогресса, вроде бы стали появляться промежуточные «средние» поверхности | такие, как коридоры в гостиницах;

кажется, они требовали промежуточной обуви.) Всё это было очень увлекательно, но не объясняло, каким образом по лы в уборных оставались столь чистыми. Хотелось посмотреть на устрой ство японской уборной своими глазами. Оказалось, что это возможно осуще ствить, не покидая пределы CCCР.

Как известно, южная половина острова Сахалин до войны принадлежа ла Японии. И уборные там, естественно, были японскими. Однако почти все здания были деревянными (если не бумажными, как в нашем детстве пред ставлялись японские дома) и практически не сохранились. Но, как мне уда лось узнать, заведомо сохранилось одно каменное здание. Это было здание, в котором при японцах помещалась сельскохозяйственная станция. В семи десятых годах там размещался Сахалинский комплексный научно§исследо вательский институт Дальневосточного научного центра (ДВНЦ) Академии Материалы для классификации цивилизаций: Мудрость востока наук СССР (в 1983 г. он превратился в Институт морской геологии и гео физики). Здание находилось в посёлке Новоалександровск под городом Юж но§Сахалинском (ныне, кажется, посёлок объявлен частью города). Туда я и отправился в упомянутых семидесятых. А прибыв, первым делом пошёл изу чать уборную. Оказалось, что всё дело в геометрии отверстия и в способе размещения пользующейся им персоны.

У нас отверстие представляет собою более или менее круглую дыру. У японцев же | достаточно длинную щель. При этом ноги человека, надлежа щее положение коих показано специально сделанными в полу лёгкими углу блениями, находятся по разные стороны щели. Промахнуться невозможно.

Убеждён, что переход от круглой дыры к продолговатой щели по японско му образцу во многом изменил бы в лучшую сторону российскую реальность.

1 октября 2001 г.

Часть ПАМЯТИ УЧИТЕЛЕЙ И КОЛЛЕГ Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] Софья Александровна Яновская (урождённая Неймарк) родилась 31 ян варя 1896 г. (по новому стилю) в одном из воспетых Шолом§Алейхемом и Марком Шагалом еврейских местечек Российской Империи | захолустном городке Пружаны Гродненской губернии, в семье служащих. Когда ей было два года, семья переехала в Одессу | в один из самых больших и стреми тельно развивавшихся экономических и культурных центров империи. Ин терес к математике проявился у С. А. Яновской достаточно рано. В немалой степени этому способствовал, по§видимому, высокий уровень преподавания математики во второй городской женской гимназии, где она училась. Среди её гимназических учителей | приват§доцент Новороссийского (Одесского) университета, выдающийся историк математики Иван Юрьевич Тимченко (22.2.1863 нового стиля | 30.8.1939).

В России до 1917 г. доступ женщинам в университеты был закрыт.

Единственной возможностью получить высшее образование было обучение на Высших женских курсах, которые в начале века существовали в Петер бурге, Москве, Казани и Киеве.

В 1914 г. такие курсы были открыты и в Одессе, поэтому, окончив с золотой медалью гимназию, С. А. Яновская по ступает на естественное отделение Одесских высших женских курсов. Но по настоянию известного математика профессора С. О. Шатуновского (он один из первых в России начал исследования в области оснований математи ки) она перешла на математическое отделение, где, наряду с Шатуновским, преподавали В. Ф. Каган, И. Ю. Тимченко, Е. Л. Буницкий. Лекции Тимченко и Шатуновского оказали решающее воздействие на формирование научных интересов Софьи Александровны. Именно основания математики, матема Опубликовано в журнале: Вопросы истории естествознания и техники. | 1996. | Ђ4. | С. 108{118. (Соавторы: Изабелла Григорьевна Башмакова, Сергей Сергеевич Демидов.) Памяти учителей и коллег тическая логика и история математики станут основными в её научном и педагогическом творчестве.

Однако занятия наукой были прерваны революционными событиями 1917 г. Занимаясь на курсах, С. А. Яновская уже участвовала в деятельно сти подпольного Красного креста помощи политическим заключённым, а в ноябре 1918 г. вступила в члены нелегальной одесской организации больше виков. О своей политической деятельности в эти годы в автобиографии она пишет:

Перевозила инструкции обкома и литературу через фронт. Была секре тарём редакции «Коммуниста» 1 во время англо§французской интервенции... По установлении Советской власти была секретарём редакции «Изве стий» 2, а затем была послана с группой товарищей в Елисаветград на ликви дацию последствий «григорьевщины» 3. При отступлении из Елисаветграда вступила в ряды Красной Армии: была политработником на фронте, завин формотделом в газете «Красная Армия», органе Политуправления XII армии.

С 1920 по 1923 гг. работала в Одесском губкоме партии: завинформот делом, завотделом учета, статистики и распределения [1, с. 81{82].

Но истинным призванием Софьи Александровны оставалась наука, и она сделала всё, чтобы вновь в неё вернуться. Для этого ей, как члену партии, бы ло необходимо согласие партийного руководства. И она сумела его добиться.

Осенью 1923 г. она была командирована губернским комитетом партии на естественное отделение Института красной профессуры, где начала учёбу в 1924 г. Одновременно она посещала семинары Д. Ф. Егорова и В. В. Сте панова. Каждый, кто имел двух§ или трёхлетний перерыв в занятиях нау кой, знает, как трудно вновь втягиваться в учёбу и научную работу. А ведь Софья Александровна не могла заниматься в течение шести лет! К этому времени у неё на руках был больной муж и двухлетний сын 4. И всё же она сумела быстро наверстать упущенное. Уже в 1925 г. она организует в Мо 1 «Коммунист» | выходившая в мае{июне 1919 г. газета Одесского комитета ком мунистической партии большевиков Украины. Печаталась в знаменитых одесских катакомбах.

2 Газета «Известия Одесского совета рабочих депутатов» выходила с апреля по август 1919 г.

3 «Григорьевщина» | антибольшевистский мятеж, поднятый в районе Елисаветграда дивизией Н. Григорьева под лозунгом «Власть Советам народа Украины без комму нистов, Украина для украинцев».

4 Яновский Исаак Ильич | муж Софьи Александровны, активный участник больше вистского подполья в Одессе в 1918{1920 гг., умер ещё до второй мировой войны.

Их сын страдал тяжёлым психическим заболеванием и трагически кончил жизнь уже после смерти Софьи Александровны. © И. Г. Башмакова указывает в своих воспоминаниях [28]:

Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] сковском университете семинар по истории и философии математики для студентов и аспирантов, среди его участников | И. В. Арнольд, А. О. Гель фонд, А. Н. Колмогоров, Л. А. Люстерник, П. К. Рашевский, А. П. Юшкевич.

В 1929 г. С. А. Яновская окончила Институт красной профессуры. К тому времени её научные интересы определились достаточно чётко: её привлекли проблемы методологии и истории математики.

Вся последующая жизнь и деятельность Софьи Александровны связаны с Московским университетом.

Первые годы её работы приходятся на очень сложный и мрачный пери од в истории университета. Новая власть ставила под свой контроль науку и высшую школу, одной из главных задач которой была борьба с реакци онной профессурой, утверждение пролетарского студенчества, внедрение в профессорскую и студенческую среду единственно верной марксистско§ле нинской идеологии. Все это сопровождалось шумными пропагандистскими кампаниями, чистками и поисками врагов. Борьба с «егоровщиной» (см. [2]) и «дело академика Н. Н. Лузина» (см. [3]) | это лишь отдельные, хотя и наи более известные, мрачные события в жизни московского математического сообщества конца 20{30§х гг. Особая роль в этих мероприятиях отводилась так называемым «красным профессорам» | членам большевистской партии, носителям новой марксистской идеологии. Они должны были выступать не только рупором новой идеологии и политики, но и быть зоркими стражами, не допускающими идеологической крамолы, выявляющими и обличающими её, в каком бы виде | даже самом невинном | она ни появлялась. Эта «борь ба» нередко заканчивалась в застенках ОГПУ. К числу «красных профессо ров» в Московском университете относилась и С. А. Яновская. В эти годы многие её поступки кажутся нам непонятными. Ведь она вместе с Э. Коль маном | одной из наиболее одиозных фигур в советской науке тех лет | громила «реакционную профессуру» и в той или иной мере способствовала, мягко говоря, созданию тяжёлой атмосферы вокруг ряда известных мате матиков (например, Д. Ф. Егорова, арест которого последовал в 1930 г.).

Правда, и в то время была большая разница в поведении С. А. Яновской и таких людей, как Кольман и Ко. Так, она никогда не писала доносов, ни прямых, ни идеологических. И всё же те, кто знал Софью Александровну в послевоенные годы, не могут представить её в роли гонительницы. Они по мнят её совсем другой | доброй, отзывчивой, готовой открыто защищать С. А. не была счастлива в личной жизни. Молоденькой девушкой она вышла за муж за Исаака Яновского, революционера, как и она, но происходившего из ра бочей среды. Это особенно нравилось С. А. Она считала, что этот брак вольёт новую жизнь в её интеллигентский род. Увы! Муж оказался тяжёлым шизофре ником. Заболел этой страшной болезнью и её сын Имма (Эммануил).  Памяти учителей и коллег научные ценности, отстаивать с большим для себя риском и математику, и математиков. Мы будем говорить ниже о её «битвах» за признание математи ческой логики. Когда и как произошёл в ней этот перелом? Точно датировать это трудно. Можно только утверждать, что после войны он уже совершился и что отечественная математика многим обязана её активной деятельности.

Недаром она пользовалась любовью и уважением таких математиков, как И. Г. Петровский, А. Н. Колмогоров, А. А. Марков.

Страх 30§х (особенно 37{38 гг.) сохранился у С. А. Яновской на всю жизнь, заставляя её быть осторожной даже в ситуациях, которые по мер кам 60§х гг. выглядели абсолютно невинными.

Как вспоминала Х. И. Кильберг, корпус, в котором мы в 30§х годах жили бок о бок семь лет (две семьи в че тырёхкомнатной квартире), был заселён учёными | бывшими слушателями Института красной профессуры. К Софье Александровне часто заходили «на огонёк» многие из них. Кухня служила как бы клубом. Здесь Софья Алексан дровна принимала приходивших по делу своих аспирантов, коллег. Запомнил ся проходивший здесь оживлённый спор Софьи Александровны с приехавшим в СССР философом Людвигом Витгенштейном... 5 После ухода Витгенштей на, шутя, я заметила, что уж этого отпрыска имперской династии следовало поить чаем не на кухне. Последовала реплика Софьи Александровны: «И не подумаю делать для него исключение» [1, с. 140].

Поэтому не приходится удивляться, что, будучи близко знакома с Л. Вит генштейном, с которым она много и плодотворно общалась во время его пребывания в 30§е гг. в Москве, она не сохранила ни одного его письма и практически никогда не упоминала его имя | контакты с «буржуазным» фи лософом всегда казались подозрительными ревнителям чистоты марксизма.

В 30§е гг. С. А. Яновская вместе с Марком Яковлевичем Выгодским воз обновила оборвавшееся со смертью Виктора Викторовича Бобынина 6 чте ние курса истории математики. Курс, который она читала начиная с 1930 г., претерпел весьма значительные изменения. Основное внимание С. А. Янов ская сосредотачивала на истории проблемы обоснования математики от ан тичности до наших дней. Первые её курсы | это изложение истории обо снования понятия числа, величины, предела, бесконечно малой, дифференци ала и интеграла, истории борьбы концепций, связанных с этими понятиями.

Здесь уместно сказать несколько слов о её манере чтения лекций. Ей бы 5© Людвиг Витгенштейн (26.4.1889{29.4.1951) совершил непродолжительную тури стическую поездку в СССР в 1935 г.  6 © В. В. Бобынин (20.11.1849, н. ст., | 25.11.1919) | первый российский историк математики. В 1882 г. он начал систематическое чтение курса истории математики в Московском университете.  Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] ло чуждо стремление к внешней красивости, она не любила пышных фраз или блестящих каламбуров. Она читала очень просто, спокойно, но при этом умела обращать внимание слушателей на суть излагаемых вопросов, умела показать, казалось бы, знакомые вещи с совершенно новой стороны. Слу шатели становились как бы соучастниками увлекательного процесса поиска научной истины.

В 1933 г. в Московском университете С. А. Яновская вместе с М. Я. Вы годским организовала семинар по истории математики, к руководству ко торым вскоре был привлечён и Адольф Павлович Юшкевич. Этот семинар, существующий и поныне, имел исключительное значение в становлении со ветской школы истории математики.

В это же время у Софьи Александровны пробудился активный интерес к математической логике. С 1936 г. на механико§математическом факультете МГУ она начала читать курс по этому предмету;

каждый год существен но его обновляя, она вела его до конца жизни. С. А. Яновской принадлежит огромная роль в пропаганде этой области знания в СССР, в её защите от на падок философствующих доктринёров, пытающихся, противопоставляя ма тематической логике логику диалектическую, объявить её буржуазной псев донаукой. Сделать это не удалось, и математическая логика сравнительно рано заняла подобающее ей место в отечественной науке.

В 1943 г. С. А. Яновская организовала семинар по математической логи ке, которым вначале руководила совместно с Иваном Ивановичем Жегал киным и Петром Сергеевичем Новиковым, затем вместе с Андреем Андре евичем Марковым, тесным сотрудничеством с которым отмечены последние годы её жизни. Математическая логика нашла своё прибежище и на руково димой ею в послевоенные годы кафедре истории математики. В 1959 г. на механико§математическом факультете при поддержке С. А. Яновской была открыта кафедра математической логики, профессором которой она состо яла до конца жизни.

И вновь вернёмся к цитированной автобиографии Софьи Александровны:

С 1931 года была утверждена профессором в Московском государствен ном университете, И[нституте] К[расной] П[рофессуры] и Академии наук.

В 1935 г., 15 июня, мне были присуждены учёная степень доктора физи ко§математических наук и звание профессора математики.

Осенью 1941 г. была эвакуирована в Пермь. В Пермском государствен ном университете заведовала кафедрой высшей алгебры и читала ряд курсов математики [1, с. 82].

В одном из писем, написанном из Перми в 1941 г. и адресованном её по друге Х. И. Кильберг, она так рисует свою жизнь: «Не знаю, правда, как это будет дальше, но пока я работаю тут в университете и читаю пять матема тических курсов, из которых четыре для меня совершенно новые. Некоторые Памяти учителей и коллег из них, например, теория чисел, просто очень увлекательны (куда интереснее многих обычных), но и работы зато требуют очень много» [1, с. 106]. Из дру гого письма, написанного в том же 1941 г.: «Я теперь прихожу домой только на выходной, остальные дни живу в университетском общежитии... Мы жи вём вместе с моей бывшей аспиранткой, которая теперь работает у меня ассистентом и самоотверженно за мной ухаживает, когда мне бывает плохо»

[1, с. 106]. В этих письмах вся Софья Александровна, для которой содержа нием жизни являлся труд, которая никогда не требовала от жизни никакого комфорта, довольствуясь малым, самым необходимым. Кроме работы (науч ных трудов и лекций) значительной частью её жизни были ученики, которых она любила беззаветно, как собственных детей. Встретив в Перми трёх мате матически одарённых молодых людей, она привезла их в Москву и устроила в Московский университет. Сегодня имена этих математиков | Ольги Ар сеньевны Олейник, Евгения Борисовича Дынкина и Михаила Михайловича Постникова | известны во всём мире. Число её учеников огромно, среди них:

И. Г. Башмакова, Б. В. Бирюков, Е. К. Войшвилло, Д. П. Горский, Л. Е. Майс тров, В. Н. Молодший, А. Е. Раик, К. А. Рыбников, Н. И. Стяжкин. Вместе с М. Я. Выгодским и А. П. Юшкевичем С. А. Яновская стала основателем со ветской школы историков математики.

Научное наследие Софьи Александровны могло бы быть бльшим, но она о никогда не стремилась умножать количество своих публикаций, тщательно отделывая свои работы. Немалую роль сыграло и то, что массу времени она отдавала преподаванию, консультациям, чтению, редактированию, рецензи рованию работ, особенно своих учеников. Хорошо это было или плохо? Я не знаю. Знаю только, что другой она быть не могла. В воспитании молодёжи она видела своё важнейшее призвание, призвание мастера (А. П. Юшкевич, [1, с. 111]).

А ещё была болезнь | сахарный диабет, мучивший её долгие годы, сни жая работоспособность и принося много страданий, которые она мужествен но переносила. Но болезнь не пощадила её, С. А. Яновская скончалась 24 ок тября 1966 г. в Москве.

О характере начального периода научной деятельности С. А. Яновской можно судить по названиям её работ того времени | «Категория качества у Гегеля и сущность математики» (1928), «Закон единства противополож ностей в математике» (1929), «Идеализм в современной философии матема тики» (1930) (см. [4{6]). Однако философская направленность этих исследо ваний не привела её к узко догматическим позициям в самой истории ма тематики. С. А. Яновская была профессиональным историком математики и Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] обладала превосходным историческим чутьём, и это, как правило, уберега ло её от опасности подгонки исторического материала под готовые жёсткие идеологические схемы, что было свойственно, например, трудам одного из главных тогдашних идеологов в области математики | Э. Кольмана.

Важное место в раннем творчестве С. А. Яновской занимают исследова ния математических рукописей Карла Маркса. В 1933 г. она опубликовала их вместе с большой сопроводительной статьёй «О математических рукописях Маркса» (см. [7]). Высказывания Маркса о ходе развития основ математиче ского анализа оказали несомненное воздействие на ряд последующих работ в области методологии и истории математики, в том числе на исследование Софьи Александровны 1947 года, посвящённое одному из первых критиков исчисления бесконечно малых | Мишелю Роллю (см. [8]). Вообще эти пер вые исследования рукописей Маркса, выполненные в 30§е гг., стали причиной повышенного интереса советских учёных (в первую очередь А. П. Юшкеви ча и его учеников) к истории оснований математического анализа. Полное и весьма подробно прокомментированное издание математических рукописей Маркса было осуществлено Софьей Александровной вместе с К. А. Рыбнико вым и вышло после её смерти | в 1968 г. (см. [9]).

Для работ С. А. Яновской по истории математики, охватывающих обшир ный круг проблем, характерен неизменный интерес к узловым методологи ческим вопросам. В качестве примера приведём статью «Из истории акси оматики» (1958). Она ставит в ней вопрос: «Почему в "Началах\ Евклида геометрия строится аксиоматически, арифметика же нет? Почему вообще так поздно вошла в математический обиход система аксиом для арифметики натуральных чисел?» Свой краткий, как всегда, оригинальный и несколько неожиданный ответ на этот непростой вопрос она сформулировала в конце статьи так: «Суть дела прежде всего в том, что в арифметике натуральных чисел алгоритмы носят абсолютный характер, в геометрии же мы имеем дело с алгоритмами сводимости» [10, с. 96].

Было бы неверно сказать, что Софью Александровну не интересовала чи сто фактическая сторона развития математических знаний, культуры, про свещения и т. д. Так, ей принадлежит фундаментальное исследование по исто рии математики в Московском университете в первой половине XIX в., вы полненное совместно с И. И. Лихолетовым (1955). Но и здесь читатель найдёт специальные части, посвящённые анализу принципиальных вопросов, связан ных с историей основных понятий анализа и эволюцией идейных устано вок в его преподавании, а также в преподавании аналитической геометрии (см. [11]).

Основательность, с которой С. А. Яновская подходила к историческому источнику, свойственная ей глубина его проработки хорошо иллюстриру ются на примере изучения ею «Геометрии» Р. Декарта. В одном из писем к Х. И. Кильберг, написанном, судя по всему, в конце 30§х гг., читаем:

Памяти учителей и коллег С Декартом (точнее, с его «Геометрией») я по существу всё же значи тельно продвинулась вперёд, хотя очень мало написала. Но если бы ты зна ла, сколько постороннего материала мне приходится при этом преодолевать:

нужно читать Аполлония и Паппа, и Евклида, море книг по истории матема тики;

и | представь себе | кучу книг по современной (и притом не только математике, но и механике). И у меня полно мыслей в голове, но всё ещё не оформленных, среди которых много нуждающихся в проверке, не говоря уже о приведении в порядок.

На днях поспорила с Долей 7, и многое мне самой стало яснее: просто зуд разбирает, до чего хочется работать, и как обидно, что нет физических сил для этого: нельзя сидеть, а книги толстые и тяжёлые. Больше всего боюсь | неужели так и не удастся закончить книжку? А ведь я хочу написать её так, чтобы, по крайней мере, каждый вузовец мог бы прочесть, не говоря уже об учителях средней школы. И мне кажется, она была бы полезна [1, с. 105].

Эта книга так и не была написана. Результатом этой напряжённой ра боты стала последняя статья Софьи Александровны, опубликованная почти через тридцать лет, в год её смерти | в 1966 г.: «О роли математической строгости в творческом развитии математики и специально о "Геометрии\ Декарта» [12]. Эта работа содержала оригинальную трактовку системы уни версальной математики, построенной Декартом, и проведённый на её приме ре, а также на ряде других примеров, взятых из различных областей матема тики и логики, анализ вопроса о творческом значении «строгого математи ческого и логического уточнения понятий для развития математики и логи ки» [4, с. 271]. В итоге | основные оригинальные исследования С. А. Яновской по истории и философии математики умещаются в небольшой (280 страниц) книжке (см. [13] 8 ). Неудивительно, что, читая её, поражаешься глубине мы сли и концентрированности изложения.

В 1936 г. С. А. Яновская первая начала читать на механико§математиче ском факультете МГУ факультативный курс математической логики | и с тех пор читала его регулярно. Один из этих факультативных курсов про слушал (и сдал С. А. Яновской экзамен) в 1947/1948 учебном году тогдаш ний первокурсник, а ныне заведующий кафедрой математической логики и теории алгоритмов механико§математического факультета В. А. Успенский.


7 Имеется в виду Адольф Павлович Юшкевич.

8© В конце этой книжки помещён список 69 печатных работ С. А. Яновской. (В этом списке всюду вместо «История математических исследований» надлежит чи тать «Историко§математические исследования».)  Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] Как правило, она читала не менее двух курсов в каждом учебном году, но ни разу не прочла один и тот же курс дважды.

Математическая логика развивалась быстрыми темпами, и каждый год Софья Александровна включала в своё изложение новый как по содержа нию, так и по методике материал. Мы уже говорили, что систематические занятия математической логикой Софья Александровна начала в те годы, когда лишь немногие понимали важность этой новой (и сегодня столь акту альной) отрасли знаний. Большой её заслугой явилось то, что она, понимая важность и большое будущее логики, не убоялась трудностей, иногда весь ма значительных, и не пожалела сил для пропаганды новых идей. Нередко ей приходилось выдерживать самую настоящую борьбу за право на суще ствование математической логики.9 Так, уместно вспомнить, что выход в свет в 1947 г. перевода «Основ теоретической логики» Д. Гильберта и В. Ак кермана | первой опубликованной в стране монографии по математической логике | был встречен в штыки некоторыми не разобравшимися или не пожелавшими разобраться в сути дела философами. Досталось тогда и ре дактору, и автору вступительной статьи, и автору комментариев, | а тем и другим, и третьим была С. А. Яновская, по инициативе которой назван ная книга была издана (см. [14]). В то время эти «обсуждения» стоили ей много здоровья, но тем не менее выход в свет этой книги ознаменовал со бой начало серии переводов иностранных монографий по математической логике, сыгравших значительную роль в логико§математическом просвеще нии в нашей стране. Были изданы в русском переводе книги: А. Тарского «Введение в логику и методологию дедуктивных наук» (1948), С. К. Клини «Введение в метаматематику» (1957), А. Чёрча «Введение в математическую логику» (1960), Р. Л. Гудстейна «Математическая логика» (1961) (см. [15{18]).

Переводы книг Тарского и Гудстейна вышли под редакцией и с предисловия ми С. А. Яновской, переводы книг Клини и Чёрча | по её инициативе и под держке. Если при выходе книги Гудстейна уже не нужно было представлять читателю математическую логику, то в 1947{1948 гг. это было необходи мо. Поэтому предисловия С. А. Яновской к книге Гильберта и Аккермана и особенно к книге Тарского содержали обзор проблематики математической логики с характерным для её научного подхода философским осмыслением.

Аналитические обзоры имели особенно большое значение для молодой, находящейся в стадии становления науки. Видное место в отечественной ли тературе по математической логике заняли статьи С. А. Яновской об осно ваниях математики и математической логике в сборниках «Математика в СССР за тридцать лет» и «Математика в СССР за сорок лет» (см. [19{20]).

В этих статьях давался не только обзор результатов отечественных иссле 9© «Я думаю, что советская школа математической логики, вполне вероятно, своим выживанием обязана Софье Александровне», | пишет Б. А. Кушнер (см. [29]).  Памяти учителей и коллег дователей, но и рассматривались вопросы истории и методологии матема тической логики. Роль практики в развитии математической логики была отражена С. А. Яновской в докладе «О некоторых чертах математической логики и отношении её к техническим приложениям», сделанном на Всесоюз ном совещании по теории релейных устройств в 1957 г. и опубликованном в сборнике «Применение логики в науке и технике» (см. [21]). Анализ современ ного состояния проблем математической логики в работах Яновской тесно связан с историческим обзором её развития, как это сделано, например, в статье «О так называемых определениях через абстракцию» (1935) (см. [22]).

Научное творчество С. А. Яновской, её интерес к философскому осмы слению проблематики математической логики (в дальнейшем и кибернети ки) с годами не тускнели. В 1960 г. под её редакцией вышел русский пере вод работы А. Тьюринга «Может ли машина мыслить?» [23]. B предисловии к этому переводу она дала оригинальный философский анализ некоторых основных и наиболее трудных проблем кибернетики, возникающих при со поставлении возможностей человека и машины. Стоит упомянуть ещё две статьи С. А. Яновской: «О философских вопросах математической логики» и «Преодолены ли в современной науке трудности, известные под названием "апорий Зенона\?», опубликованные в 1963 г. в сборнике «Проблемы логи ки» (см. [24{25]).

В 1961 г. на Международном коллоквиуме по методологии науки в Варша ве большой успех имел доклад С. А. Яновской «Проблемы введения и исключе ния абстракций более высоких (чем первый) порядков», в котором речь шла о том, как вводятся абстрактные термины и понятия высших порядков и как эти абстракции исключаются, когда теория применяется;

а применение тео рии и состоит в том, что абстрактные термины и понятия высоких порядков заменяются более конкретными понятиями и объектами.

Написание обзорных статей, разностороннее участие в издании книг по математической логике, а также создание серии «Математическая логика и основания математики» | все это лишь часть большой работы С. А. Янов ской по пропаганде математико§логических знаний. Вообще научное твор чество Софьи Александровны неотделимо от её неутомимой деятельности по популяризации научных достижений. Её всегда занимал вопрос: как сде лать эти достижения доступными для понимания самой широкой аудитории, начиная со школьников. Многим участникам послевоенных школьных мате матических олимпиад запомнилась её лекция «Что значит решить задачу?», само название которой озадачивало школьников. Делаемый в лекции вывод | решить задачу означает «свести её к уже решённым» | представлялся уди вительным (даже немного парадоксальным) и в то же время простым и убе дительным.

По инициативе, под руководством и при непосредственном участии Со фьи Александровны математическая логика заняла достойное место на Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966] страницах «Философской энциклопедии» | издания, сыгравшего видную роль в процессе раскрепощения отечественной философской мысли конца 60{70§х гг. Под её руководством проходило обсуждение всех и подготовка многих достаточно крупных статей по логике. Особый интерес представля ет её статья «Исчисление» (см. [26]).

Деятельность, связанная с изданием «Философской энциклопедии», ха рактерна для С. А. Яновской, всегда уделявшей большое внимание проблеме включения математической логики в философское образование и повышению научного уровня преподавания и исследований в области общей логики. От метим в этой связи её предисловие к вышедшему в 1959 г. русскому переводу монографии Р. Карнапа «Значение и необходимость (исследование по семан тике и модальной логике)» [27], содержащее анализ принципиальных трудно стей, возникающих при попытке уточнения семантических категорий языка.

Софья Александровна сыграла значительную роль в постановке препода вания логики на философском факультете Московского университета. Она принимала самое активное участие в обсуждении логической проблемати ки на этом факультете, выступала инициатором и организатором препода вания математической логики. Начиная с 40§х гг. и в течение многих лет С. А. Яновская читала на философском факультете курсы математической логики (как общего, так и достаточно специального характера), заложив основательный фундамент для преподавания этой дисциплины в дальней шем. Под её руководством на философском факультете Московского универ ситета было защищено несколько диссертаций. В тяжёлые для отечествен ной философской науки 40{50§е гг., когда на факультете была почти полно стью задушена живая мысль, преподавательская деятельность Софьи Алек сандровны была одним из немногих островков настоящей науки, к которому прибивались лучшие студенты.

На стенах кафедры математической логики и теории алгоритмов ме ханико§математического факультета Московского университета висят три больших фотопортрета | Андрея Николаевича Колмогорова, Андрея Ан дреевича Маркова и Софьи Александровны Яновской. Марков был первым заведующим кафедрой | с момента её создания весной 1959 г. Тогда она называлась просто кафедрой математической логики. Колмогоров руково дил кафедрой после смерти Маркова, с начала 1980 г. Яновская никогда не заведовала этой кафедрой. Однако она сделала, может быть, больше, чем кто§либо, чтобы само существование математической логики в Московском университете | а тем самым и существование кафедры | стало реально стью. В частности, заведуя кафедрой истории математики, она «пригревала»

на ней математическую логику, и едва ли не первые аспиранты Московско Памяти учителей и коллег го университета по этой тематике | Ю. Т. Медведев и В. А. Успенский | числились аспирантами этой кафедры.

Софья Александровна не вела собственной исследовательской работы в области математической логики, но приложила немало усилий, чтобы такую работу могли вести другие. Её подвиг тем более заслуживает признания, что начало его свершения приходилось на трудные годы сталинского правления, когда математическая логика была под угрозой объявления её (подобно ге нетике и кибернетике) лженаукой.

Литература [1] Женщины | революционеры и учёные / Ред. Минц И. И., Ненароков А. П.

М.,1982.

[2] Ford C. H. Dmitri Egorov: Mathematics and Religion in Moscow // Mathematical Intelligencer. 1991. Vol. 13. Ђ2. P. 24{30. [3] Demidov S. S. The Moscow School of the Theory of Functions in the 1930s // Golden Years of Moscow Mathematics / Ed. by Zdravkovska S., Duren P. L. | Providence: Amer. Math. Soc.;

London Math. Soc. | 1993. (History of math ematics, vol. 6.) | P. 35{53. [4] Яновская С. А. Категория качества у Гегеля и сущность математики // Под знаменем марксизма. 1928. Ђ13. С. 30{71.

[5] Яновская С. А. Закон единства противоположностей в математике // Есте ствознание и марксизм. 1929. Ђ1. С. 17{32.


[6] Яновская С. А. Идеализм в современной философии математики // Естество знание и марксизм. 1930. Ђ2{3. С. 10{31.

[7] Яновская С. А. О математических рукописях Маркса // Под знаменем марк сизма. 1933. Ђ2. С. 74{115.

[8] Яновская С. А. Мишель Ролль как критик анализа бесконечно малых // Труды Института истории естествознания и техники. М., 1947. Т. 1. С. 327{346.

10 © См. также: Форд Ч. Дмитрий Фёдорович Егоров: материалы из архива Москов ского университета // Историко§математические исследования. Вторая серия. | Вып. 1 (36). | Ђ2. | М.: 1996. | С. 146{165;

Демидов С. С. Профессор Московского университета Дмитрий Фёдорович Егоров и имеславие в России в первой трети XX столетия // Историко§математические исследования. Вторая серия. | Вып. 4 (39). | М.: 1999. | С. 123{156.  11 © См. также: Дело академика Николая Николаевича Лузина / Отв. ред. С. С. Де мидов;

Б. В. Левшин. | СПб.: РХГИ, 1999. | 311 с.;

Демидов С. С. «Дело академика Н. Н. Лузина» в свете сталинской реформы советской науки // Историко§математи ческие исследования. Вторая серия. | Вып. 4 (39). | М.: 1999. | С. 156{171;

Тока рева Т. А. «...Я вынужден решиться Вас обеспокоить и просить дать делу долж ное направление...» // Историко§математические исследования. Вторая серия. | Вып. 4 (39). | М.: 1999. | С. 171{184.  Жажда ясности [о С. А. Яновской, †24.10.1966]: Литература [9] Маркс К. Математические рукописи. М., 1968.

[10] Яновская С. А. Из истории аксиоматики // Историко§математические иссле дования. 1958. Вып. 11. С. 96.

[11] Лихолетов И. И., Яновская С. А. Из истории преподавания математики в Мо сковском университете // Историко§математические исследования. 1955.

Вып. 8. С. 127{480.

[12] Яновская С. А. О роли математической строгости в творческом развитии математики и специально о «Геометрии» Декарта // Историко§математи ческие исследования. 1966. Вып. 17. С. 151{183.

[13] Яновская С. А. Методологические проблемы науки. М., 1972.

[14] Гильберт Д., Аккерман В. Основы теоретической логики. М., 1947.

[15] Тарский А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук. М., 1948.

[16] Клини С. К. Введение в метаматематику. М., 1957.

[17] Чёрч А. Введение в математическую логику. М., 1960.

[18] Гудстейн Р. Л. Математическая логика. М. 1961.

[19] Яновская С. А. Основания математики и математическая логика // Матема тика в СССР за тридцать лет. М.{Л., 1948. С. 11{52.

[20] Яновская С. А. Математическая логика и основания математики // Матема тика в СССР за сорок лет. М.{Л., 1959. С. 13{120.

[21] Яновская С. А. О некоторых чертах математической логики и отношении её к техническим приложениям // Применение логики в науке и технике. М., 1960.

[22] Яновская С. А. О так называемых определениях через абстракцию // Под знаменем марксизма. 1935. Ђ4. С. 154{170.

[23] Тьюринг А. Может ли машина мыслить? М., 1960.

[24] Яновская С. А. О философских вопросах математической логики // Пробле мы логики. М., 1963. С. 3{17.

[25] Яновская С. А. Преодолены ли в современной науке трудности, известные под названием «апорий Зенона»? // Проблемы логики. М., 1963. С. 116{136.

[26] Яновская С. А. Исчисление // Философская энциклопедия. М., 1963. Т. 2.

С. 387{390.

[27] Карнап Р. Значение и необходимость (исследование по семантике и модаль ной логике). М., 1959.

[28] Башмакова И. Г. Софья Александровна Яновская (1896{1966): воспомина ния // Историко§математические исследования. Вторая серия. | Вы пуск 2 (37). | М.: 1997. | С. 105{108.

[29] Кушнер Б. А. Несколько воспоминаний о Софье Александровне Яновской // Вопросы истории естествознания и техники. | 1996. | Ђ4. | С. 119{123.

Выдающийся выпускник Московского университета [о П. С. Новикове, †1975] В августе 2001 г. исполняется 100 лет со дня рождения одного из крупней ших российских учёных XX века | выпускника Московского университета математика Петра Сергеевича Новикова.

П. С. Новиков родился 28 августа 1901 года в Москве в купеческой се мье. В 1919 году после окончания гимназии он поступил на физико§мате матический факультет Московского университета, который (с двухлетним перерывом на службе в Красной Армии) окончил в 1926 г.;

в том же го ду он поступил в аспирантуру. Университетскую аспирантуру он проходил под руководством Николая Николаевича Лузина, создателя одной из самых могучих научных школ мира в области математики. Уже в эту пору прояви лось его исключительное математическое дарование. П. С. Новиков последо вательнее всех других лузинских учеников следовал в своей научной работе идеям Лузина и получил наиболее глубокие результаты в основанных Лузи ным направлениях в дескриптивной теории множеств. Глубоко уважитель ное, сердечное и искренне благодарное отношение к своему учителю Пётр Сергеевич сохранил до конца своих дней.

По окончании в 1929 г. аспирантуры он в течение нескольких лет препо давал математику в Московском химико§технологическом институте имени Д. И. Менделеева. Здесь ему приходилось по 8 часов в день обучать мате матике так называемых «парттысячников», которые в то время заполнили многие вузы. После перехода в 1934 году на основную работу в Математиче ский институт им. В. А. Стеклова Академии наук СССР он продолжал педа гогическую работу по совместительству. С осени 1944 года П. С. Новиков за Опубликовано в газете «Московский университет», Ђ27{28 (3956{57) за июль 2001 г.

Предполагается опубликование в продолжающемся издании: «Историко§математиче ские исследования». | Вторая серия. | Выпуск 7 (42). | М., 2002. (Соавтор: Сергей Иванович Адян.) Выдающийся выпускник Московского университета [о П. С. Новикове, †1975] ведовал кафедрой математического анализа Московского государственного педагогического института (МГПИ) им. В. И. Ленина. За время его руковод ства эта кафедра усилилась и по существу превратилась в первоклассную кафедру университетского уровня.

В 1953 году П. С. Новиков был избран членом§корреспондентом, а в 1960 году | действительным членом Академии наук СССР. Он руководил отделом математической логики Математического института им. В. А. Сте клова со времени его создания в 1957 году и до марта 1973 года, когда в связи со своей болезнью он передал руководство своему ученику С. И. Адяну, а сам перешёл на должность старшего научного сотрудника того же отдела.

Хотя П. С. Новиков никогда формально не состоял в штате Московского университета, он внёс большой вклад как в университетскую научную жизнь, так и в постановку преподавания ряда специальных дисциплин. А его роль в становлении математической логики и теории алгоритмов в Московском университете следует признать выдающейся.

В 1943 г. на механико§математическом факультете МГУ был организо ван первый в нашей стране научно§исследовательский семинар по матема тической логике. С этого времени до конца жизни П. С. Новиков бессменно был одним из руководителей этого семинара. Семинар объединял вокруг се бя московских, да и не только московских, математиков, интересовавшихся математической логикой и основаниями математики. Именно на этом семи наре в течение целого года П. С. Новиков подробно излагал своё знаменитое построение группы с неразрешимой алгоритмической проблемой тождества, за которое он был в 1957 г. удостоен высшей премии нашего государства | Ленинской премии (это был первый год, когда после более чем двадцатилет него перерыва было возобновлено присуждение Ленинских премий, так что отмечались лучшие достижения не только за текущий, но и за ряд предыду щих лет). Именно на этом семинаре задолго до того, как на механико§мате матическом факультете появилась кафедра математической логики (также первая в нашей стране), сформировалась научная школа П. С. Новикова в математической логике. Да и сама эта кафедра (ныне | кафедра матема тической логики и теории алгоритмов) возникла бы не в 1959 г., а гораздо позже, если бы почва для неё не была подготовлена П. С. Новиковым. Когда кафедра была создана, П. С. Новиков стал её «профессором без оплаты».

Помимо руководства научно§исследовательским семинаром, П. С. Нови ков читал на мехмате факультативные курсы | по основаниям математи ки, по математической логике, по дескриптивной теории множеств. В конце сороковых | начале пятидесятых годов не было интересующегося назван ной тематикой московского математика, который не прошёл бы через эти курсы. Подписавшие эту заметку могут свидетельствовать, что сложнейший материал на лекциях П. С. Новикова преподносился чрезвычайно доходчиво, с редким педагогическим мастерством. Эти лекции Новикова оказывали на Памяти учителей и коллег слушателей огромное эмоциональное воздействие своей философской и ма тематической глубиной. Нередко лекция прерывалась вопросами с места, на которые Пётр Сергеевич охотно и подробно отвечал. Бывали случаи, ко гда лектору не удавалось продвинуться в теме, поскольку всё время лек ции уходило на обсуждение какого§либо вопроса из уже прочитанного. Всё это создавало неповторимую демократическую (какая только и возможна в истинной науке) атмосферу, при которой слушатели как бы приглашались соучаствовать в процессе творчества. Те, кто имел счастье слушать универ ситетские лекции П. С. Новикова, не забудут их никогда.

Именно из университетских лекций П. С. Новикова выросли две его клас сические монографии: «Элементы математической логики» и «Конструктив ная математическая логика с точки зрения классической». На этих моногра фиях учились поколения российских математических логиков.

В газетной заметке, невозможно, конечно, дать сколько§нибудь деталь ный разбор замечательных научных результатов П. С. Новикова. Интересу ющихся мы отсылаем к тому его избранных трудов. Здесь мы попытаемся дать лишь приблизительное представление о наиболее крупных достижени ях П. С. Новикова.

Выше уже говорилось о знаменитом результате Новикова о существова нии группы с неразрешимой алгоритмической проблемой тождества. Этот результат устанавливает связь между понятием алгоритма и понятием груп пы и потому принадлежит одновременно и теории алгоритмов и алгебре.

Понятие алгоритма, т. е. общего способа для решения бесконечной серии од нотипных задач, является одним из центральных понятий современной ма тематики и информатики. Ещё в середине 30§х годов XX века было обнару жено, что существуют такие серии задач, для которых единого решающего алгоритма не существует. Но такие задачи были найдены лишь внутри тео рии алгоритмов и математической логики. Было неизвестно, встречаются ли неразрешимые алгоритмические проблемы среди реальных проблем других областей математики. С другой стороны, понятие группы является одним из центральных понятий алгебры;

группой называется множество элементов, на котором определена операция умножения, подчиняющаяся закону ассоци ативности и допускающая деление любых элементов друг на друга. Алгорит мическая проблема тождества для заданной группы состоит в требовании построить алгоритм, позволяющий по описаниям любых двух элементов этой группы распознать, тождественны друг другу эти элементы или нет. Замеча тельно, что эта проблема была поставлена в самом начале XX века задолго до уточнения понятия алгоритма. П. С. Новиков построил группу, для которой не существует алгоритма, решающего проблему тождества. Этот результат П. С. Новикова и полученные вскоре на его основе многочисленные результа ты об алгоритмической неразрешимости убедительно продемонстрировали, что алгоритмически неразрешимые проблемы могут встречаться не только Выдающийся выпускник Московского университета [о П. С. Новикове, †1975] в математической логике и теории алгоритмов, но и в такой «традиционной»

математической науке, как алгебра.

Другое выдающееся достижение Новикова, которое он разделяет со сво им учеником С. И. Адяном, относится к чистой алгебре. Мы только что упо минали одно из понятий алгебры | понятие группы. Среди групп выделяют ся конечные группы | это такие группы, количество элементов в которых конечно. Каждая конечная группа удовлетворяет двум очевидным условиям:

она конечно порождена и периодична с фиксированным периодом. В течение более полувека не было известно, будет ли конечной всякая группа, удовле творяющая этим двум условиям. В этом состояла знаменитая проблема Бёрн сайда. Алгебраисты ожидали, что она имеет положительное решение. Одна ко П. С. Новиков предложил некоторый подход к отрицательному решению этой проблемы. Вскоре он привлёк к работе по решению проблемы Бёрнсай да С. И. Адяна. В результате многолетней совместной работы проблема была решена: Новиков и Адян указали широкий класс бесконечных групп, каждая из которых конечно порождена и периодична с фиксированным периодом.

Тем самым они получили отрицательное решение проблемы Бёрнсайда. Для достижения своей цели авторам пришлось создать мощную теорию преобра зований слов, в основу которой был положен новый метод классификации периодических слов с использованием весьма сложной совместной индукции.

Эта теория и появившиеся впоследствии её модификации позволили решить не только проблему Бёрнсайда, но и ряд других давно стоявших трудных проблем теории групп.

При исследовании аксиоматических теорий математическая логика пре жде всего ставит вопрос об их непротиворечивости. В частности, логиков интересует такой вопрос: не вступает ли какое§либо утверждение, формули руемое в рамках данной теории, в противоречие с её аксиомами, непротиво речивость которых, в их совокупности, предполагается априори. Так, если предположить непротиворечивость всех аксиом геометрии, кроме аксиомы о параллельных прямых, то оказывается, что к ним можно непротиворечиво присоединить как аксиому о параллельных Евклида (и получить обычную школьную геометрию), так и противоположную ей аксиому Лобачевского (и получить геометрию Лобачевского);

поэтому геометрия Евклида и гео метрия Лобачевского равнонепротиворечиво описывают окружающий мир.

Фундаментом всех математических теорий (включая и геометрию) являют ся арифметика и теория множеств. Для этих базисных теорий П. С. Новиков сумел доказать непротиворечивость ряда важных утверждений.

Ранние работы П. С. Новикова, выполненные под непосредственным влия нием его учителя Н. Н. Лузина, относились, как уже было сказано, к дескрип тивной теории множеств. Дескриптивная теория множеств классифицирует множества точек пространства в зависимости от «истории порождения» этих множеств. Под «историей порождения» понимается здесь процесс построения Памяти учителей и коллег рассматриваемого множества посредством применения простейших базис ных операций к простейшим базисным множествам. Возникает своеобразная иерархия множеств и, параллельно, иерархия функций (поскольку каждую функцию можно отождествить с множеством точек своего графика). Мно жества и функции располагаются как бы на ступенях этой иерархии. Функ ции допускаются как однозначные, в которых каждому значению аргумента отвечает не более одного значения функции, так и многозначные, в которых каждому значению аргумента может отвечать много, даже бесконечное чи сло значений функции. Традиционная для математического анализа задача состоит в выделении из заданной многозначной функции однозначной ветви, т. е. такой однозначной функции, которая для каждого значения аргумента даёт одно из значений многозначной функции. Разумеется, таких ветвей может быть бесконечно много. Задача состоит в том, чтобы выделить одно значную ветвь, лежащую в том же классе рассматриваемой иерархии, что и исходная многозначная функция. В дескриптивной теории множеств эта за дача называется проблемой униформизации. П. С. Новиков впервые построил примеры многозначных функций, для которых указанная проблема унифор мизации не имеет решения, а также выделил важный класс многозначных функций, для которых эта проблема разрешима.

Проблемы униформизации оказались тесно связанными с так называе мыми проблемами отделимости. На какой бы высокой ступени иерархии ни располагалось точечное множество, его можно покрыть очень простым мно жеством | например, прямой, если исходное множество линейное. Пред положим теперь, что имеются два непересекающихся множества;

ставится задача покрыть их двумя множествами, также непересекающимися, но бо лее просто устроенными, то есть расположенными на более низкой ступени дескриптивной иерархии. В исследовании этой проблемы П. С. Новиков по лучил весьма сильные результаты, некоторые из которых были неожиданны даже для Н. Н. Лузина.

Талант Новикова проявился и при его обращении к прикладной тема тике. В связи с открытием Курской магнитной аномалии возник вопрос о возможности определения формы рудного пласта с помощью гравитацион ных измерений. Крупный физик и близкий друг Петра Сергеевича академик М. А. Леонтович обратился к нему с этим вопросом. Простые примеры по казывают, что, вообще говоря, разные тела могут давать один и тот же гравитационный потенциал и потому восстановить форму тела по его по тенциалу в принципе невозможно. П. С. Новиков выполнил ставшую широко известной работу, в которой доказал, что такое восстановление всё же воз можно в ряде важных случаев | например, когда исследуемое тело выпукло и имеет заранее известную постоянную плотность. Доказательство оказа лось весьма нетривиальным. Эта пионерская работа П. С. Новикова вызвала Выдающийся выпускник Московского университета [о П. С. Новикове, †1975] к жизни ряд исследований как теоретического, так и прикладного направле ния и многократно использовалась в геофизической литературе.

П. С. Новиков обладал высокими моральными качествами и немалым гра жданским мужеством. Он не принимал участия в развязанной в 1936 г. тра вле Н. Н. Лузина, в которой, к сожалению, участвовали некоторые из лузин ских учеников. Когда над сотрудниками его кафедры нависала угроза уволь нения, причём по причинам, не имеющим никакого отношения к их профес сиональной квалификации, он каждый раз открыто предлагал начать череду увольнений с себя и тем самым отводил угрозу. Вспоминаются слова видно го физика, профессора Николая Николаевича Малова, который знал Петра Сергеевича со студенческих лет, дружил с ним до конца жизни и также заведовал одной из основных кафедр физико§математического факультета МГПИ. В своём выступлении в сентябре 1986 года на научной конференции, посвящённой памяти П. С. Новикова, профессор Малов сказал:

Моральные качества Петра Сергеевича были совершенно исключитель ными. Московские физики в 50§х годах обогатили систему единиц, кото рыми они пользовались, единицей порядочности, называемой один «тамм»

в честь академика И. Е. Тамма. Если бы математики также пользовались «единицами», то они могли бы ввести аналогичную единицу под именем один «новиков».

П. С. Новиков умер 9 января 1975 года после продолжительной болезни.

На его надгробной плите на Новодевичьем кладбище нет ни титулов, ни званий, а написано просто и ясно: Математик.

Их имена неотделимы...

[о П. С. Александрове, †1982, и А. Н. Колмогорове, †1987] Из выступления 18 ноября 1997 г. при открытии мемориальных досок профессорам МГУ академикам П. С. Александрову и А. Н. Колмогорову на стене Главного здания Московского университета (у входа в сектор «Л») Опубликовано в сборнике: Историко§математические исследования. Вторая серия. | 1999. | Вып. 4 (39). | С. 185{188.

1 Доски расположены по обе стороны от входа;

их расположение соответствует рас положению тех соседних квартир, которые занимали Александров и Колмогоров.

Надпись на левой доске:

в этом доме с 1953 по 1982 год жил и работал выдающийся математик профессор московского университета академик ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ АЛЕКСАНДРОВ Надпись на правой доске:



Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 45 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.