авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Вестник Брянского государственного университета. №2 (2008): История. Литературоведение. Право. Языкознание. Брянск: РИО БГУ, 2008. 193 с. ...»

-- [ Страница 10 ] --

2. лапти, сделанные грубо, кое-как, наспех», 3. «о человеке недобром, способном на каверзы» (БОС, 126). Нужно заметить, что такой формы в словарях литературного языка не встречается. У С.И. Ожегова находим ка'верза (интрига, злая про делка) и ка'верзник (человек, который каверзничает) (СО, 1994:253). Как полагал В.И. Даль, в основе метафорического переноса лежат плутовские приемы, ловушки или помехи (Даль, 2003, II, 71), с чем трудно не согласиться.

Слово жуда' в диалектах «о надоедливом, занудливом человеке» получило перенос ное значение на базе признака «сплетни, разговоры, слухи»: Ну и жуда ж ты, надаеу, як горькая яблака (говоры Севского р-на Брян. обл.) (БОС, 106). В «Толковом словаре» Даля находим в значении «страх, ужас, беда» (Даль, I, 548). В литературном языке данная лексе ма не встречается.

5) связь с продуктами питания.

В «Брянском областном словаре» отмечена лексема порхавка в двух значениях: 1.

гриб поганка;

2. перен. Плохой человек: Ишь ты якая пархаука (говоры Трубчевского р-на Брян. обл.) (БОС, с.271). Возможно, первичным является значение «гриб поганка», а на осно ве метафорического переноса образовалось значение «плохой человек». Основанием для пе реноса в говорах явился признак качества.

Наиболее интересна с точки зрения семантики и специфики выражаемых понятий, на наш взгляд, лексема хряпка. Она имеет 2 значения: 1. капустная кочерыжка;

2. худая, Языкознание сморщенная, согнувшаяся, ворчливая старуха: Ёе звали старой хряпкой (СР, с.279). Первич ным является значение «капустная кочерыжка», а метафорическим – «худая, сморщенная старуха». Перенос на основе общности внешности.

Репой в литературном языке называют корнеплод с округлым корнем светло-желтого цвета (СО, с.666). В брянских говорах лексема репа, рэпа известна в метафорическом значе нии: «круглолицая девушка»: Да йде там ена прыгожая! Рэпа рэпой (СР, с.233). Первичным значением является овощ, перенос осуществлен по признаку округлой формы.

Лексему ляпалка в брянских говорах находим в двух значениях: 1. человек, который говорит что-нибудь необдуманно, несдержанный на язык;

2. брыж. Брыж, как поясняет П.А. Расторгуев, это кусок бумаги, сложенный втрое и вырезанный в форме сегмента, в се редину которого вкладывалась и заклеивалась нитка (склеивая края сегмента). Брыж приде лывался к бумажному змею, стягивая два его угла, и во время полета змея, особенно при сильном ветре, издавал звуки, напоминающие звуки самолета (СР, с. 153). Первичным зна чением в говорах и был, видимо, брыж. При помощи метафорического переноса данная лек сема приобретает образное значение. В СРНГ в таком же значении: «О болтливом человеке, сплетнике» для рязанских и брянских говоров (в последнем случае – со ссылкой на П.А. Рас торгуева (СРНГ, вып.17, с.278). В литературном языке данной лексемы не обнаруживаем, однако с пометой «разг.» приведено существительное ляп в значении «грубая ошибка, про мах» (СО, с.330), что непосредственно связано с лексемой ляпалка.

Лексема лежень, лёжань с прозрачной внутренней формой хорошо известна в значе нии «лентяй, лежебока» не только говорам русского языка, но и в литературном языке. В «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой находим: «2. То же, что лежебока (обл.) (Словарь Ожегова, 1994:315). В СРНГ отмечается, что лексема лежень имеет значение не только лентяя и лежебоки, а также называют рыбу, лежащую в песке или под камнями на дне водоемов: Поймал лежня. Богато лежнев в реке (говоры Стародубского р-на Брян. обл.) (СРНГ, вып.16, с.329).

В литературном языке тенётой называют «сеть для ловли зверей и паутиной» (СО, с.782), а также «волоконце, нить» (Даль, IV, 398). В брянских говорах слово приобрело ме тафорическое значение: так говорят неодобрительно «о человеке, ничего не делающем»: Тя нёта! Кали ты за дела вазмесся? (говоры Жирятинского р-на Брян. обл.) (БОС, с. 338).

Таким образом, описание именований людей в брянских говорах, отражающих харак теристику человека, показало, что в процессе создания диалектной метафоры используется лексика разных сфер: предметной, природной и др. Конечно, далеко не все наименования являются только брянскими, специфически брянскими.

Из примеров именований лиц видим, что переносное наименование приобретает в большей степени отрицательную окраску (брязго'тка, долбня', ка'верзень, клу'ня, порха'вка, тенёта, хряпка и многие другие).

Диалектная метафора основывается на сравнении человека с животными (вужа'ка, жига'лка), птицами (глуха'рь, казо'ра, вы'лупок), насекомыми (жук), бытовыми реалиями (дуда', тенёта, ляпалка, дзы'га), продуктами питания (хря'пка, репа, порха'вка) и др. Она формируется посредством признаков, характеризующих человека с самых разных сторон:

внешнего вида, интеллектуальных и физических способностей, внутренних качеств, рода деятельности и т.д.

В функционирующих говорах, как известно, объединение местных лексем и значений с общенародными обнаруживается и в именованиях людей, заимствованных из литератур ного языка (глухарь, жук и др.). Причем в них, как мы видели, совпадают и источники пере носа и его результат.

In the article it is given the analysis of metaphorical formations in the sphere of naming of people used in Bryansk dia lects;

it is also investigated the semantic link between the sources and the results (of the process) of metaphorization and given the comparisons with analogical processes in other dialects and in the literary language.

The key words: metaphor, dialect, semantics, anthroponymy, lexico-semantic group.

Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) Список литературы 1. Аристотель. Поэтика. Л., 1927.

2. Брянский областной словарь / Под ред. А.Л. Голованевского, Н.И. Курганской.

Брянск, 2007.

3. Буслаев Ф.И. О преподавании отечественного языка. М., 1992.

4. Введенская Л.А., Колесников Н.П. От собственных имен к нарицательным. М., 1989.

5. Гак В.Г. Метафора в языке и тексте. М., 1988.

6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х томах. М., 2003.

7. Курганская Н.И. Мотивированность диалектного слова //БГПУ имени академика И.Г. Петровского: Сборник научных трудов. Брянск, 2000.

8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994.

9. Расторгуев П.А. Словарь народных говоров Западной Брянщины. Минск, 1973.

10. Русский Язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ф.П.Филин. М.: Советская энциклопедия, 1979.

11. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. СПб., 1993.

12. Словарь брянских говоров (СБГ) / Под ред. В.И. Чагишевой. Вып. 1-5. Л., 1976 1988.

13. Словарь русских народных говоров (СРНГ) / Под ред. Ф.П.Филина, Ф.П. Сороколетова. М.-Л., СПб: Наука, 1965-2002. В. 1-35.

14. Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения в двух томах. Т.I. М, 1974.

Об авторе Ю.В. Седойкина – аспирант, Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского, julchik-sed@bk.ru.

УДК ТРАДИЦИИ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА В ОФОРМЛЕНИИ КОНЦЕПТА «ОБЩИНА»

В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЕ Н.В. Трошина В статье описаны основные средства репрезентации и содержание концепта «Община» в концептосфере славя нофильства и современных политических партий. Через анализ основных репрезентантов (лексем община, мир, семья) рассматривается содержательная структура концепта «Община» в дискурсе статей представителей ран него славянофильства. Описываются связи и противопоставление концептов «Община» и «Личность» как от ражение основной культурной оппозиции эпохи: Россия - Запад. Охарактеризованы славянофильские традиции в оформлении концепта «Община» в программах современных политических партий («Народный союз», КПРФ).

Ключевые слова: концепт, славянофильство, община, мир, семья, личность, политические партии.

Славянофильская теория общины складывалась в контексте одного из самых острых споров в России 30-60-х годов XIX века (что есть община: особый путь страны к процвета нию, ее великому будущему или тормоз на пути к прогрессу). В учении ранних славянофи лов русская сельская община «обрела свой голос», однако в решении важнейшего вопроса социального устройства России среди самих славянофилов не было единства. А.И. Кошелев выступал против общины, считая, что в ней стесняется свобода личности. К.С. Аксаков, при знавая полезность общины, сосредоточивал внимание на нравственно-воспитательном ас пекте общинного быта, в силу чего огромный комплекс вопросов (о собственности, о владе Языкознание нии и пользовании землей, о юридических отношениях крестьян и помещика и т.д.) оказался вне сферы его интересов. Ведущим теоретиком славянофильства по крестьянскому вопросу считается А.С. Хомяков;

именно в его статьях и письмах сформулированы основные поло жения славянофильской теории общины.

В текстах статей славянофилов содержательная структура концепта «Община» скла дывается в первую очередь из компонентов, которые репрезентирует ядерная лексема общи на. Представители славянофильства под общиной понимали административно-сословную земельную крестьянскую организацию, члены которой несли круговую поруку и владели землей сообща. Это значение, отмеченное в словарных дефинициях, представляет собой объ ективный смысл концепта, на основе которого в языковой картине мира славянофилов раз виваются дополнительные смыслы.

По мнению идеологов славянофильства, в общине органично сочетаются два начала:

хозяйственное и нравственное. Это отражается в уровневой организации концепта: первый уровень – община как экономическая структура и юридическое лицо, второй уровень – об щина как моральная личность, нравственный организм.

В хозяйственном плане община выступает главным организатором труда: каждому предоставляет «работу по душе», заключает сделки с помещиком, отвечает за исполнение государственной повинности, решает вопросы вознаграждения и т.д. На первом уровне в структуре концепта «Община» представлено объективное («экономическое», «хозяйствен ное») значение, которое в дискурсе славянофильства расширяется за счет дополнительных признаков концепта: 1) «самобытность», «уникальность» этой ячейки русского быта: «Нача ло общины есть по преимуществу начало славянского племени и в особенности русского на рода…» [3, с.365];

2) «древность»: «В истории нашей Руси идея единства общинного лежала всегда, как основной камень всех общественных понятий…» [7, с.157];

3) «простота устрой ства»: «Община хлебопашественная …всех легче устраивается» [7, с.161];

4) «полезность»:

«…в пользу нашей общины должно отметить, что она… отстраняет нищенство почти совершенно…» [7, с.165];

5) «справедливость», «равенство»: «…все члены общины суть то варищи и пайщики» [7, с.165];

6) «исходное начало в развитии промышленности»: «Община промышленная есть или будет развитием общины земледельческой» [7, с.166]. При помощи общинного начала, по мнению А.С. Хомякова, можно устранить существующую в Европе борьбу капитала и труда, ибо источник этой борьбы коренится в индивидуализме, в эгоизме личности, не допускающей ничего истинно общего.

Но для славянофилов община не столько административно-экономическая единица, сколько воплощение идеальных межличностных связей, особая нравственная среда, в кото рой развиваются лучшие черты русского характера. И на втором уровне концепта община представляется как союз, основанный на понятии «естественного и нравственного братства».

Лексема община репрезентирует следующие признаки концепта: «христианская любовь»:

«Община - …это действие любви, высокое действие христианское» [2, с.291];

«общее согла сие»: «Община есть союз людей, отказывающихся от своего эгоизма, от личности своей, и являющих общее их согласие» [2, с.291];

«разумность», «естественность»: «С самых отдален ных исторических времен мы видим … общину, устройство уже образованное, разумно человеческое…» [2, с.291];

«Как явление жизни, явление свободное, община не имеет и не может иметь в себе ничего условного» [2, с.292];

«нравственность»: «…община выступает как нравственное лицо» [7, с.81];

«суд в высшей инстанции»: «…затем… пусть спор реша ется общиною» [7, с.364].

Сельская община являлась для славянофилов проявлением русской самобытности, русской истории, что отражается в ряде признаков концепта «Община»: 1) «основа самобыт ности, корень русской жизни»: «Корень и основа – Кремль, Киев, Саровская пустынь, народ ный быт … и по преимуществу община сельская» [7, с.161-162]. Неразрывная, органическая связь общины с русской жизнью подчеркивается композитом община-Россия: «Это чувство принадлежит собственно России-общине, живой и органической» [8, с.124];

2) «источник познания русской истории»: «… в истории русской нельзя понять ни строки без ясного ура Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) зумения общины и ее внутренней жизни» [7, с.220];

3) «основа дальнейшего развития Рос сии»: «Община есть одно уцелевшее гражданское учреждение всей русской истории. Отни ми его, не останется ничего;

из его же развития может развиться целый гражданский мир» [7, с.162].

В концепции славянофильства община представляется как особый принцип человече ской жизни, особое нравственное начало, идеальное по своей сути. В содержательной струк туре концепта эти представления отражаются в компоненте «идеальное начало»: «Община есть то высшее, то истинное начало, которому уже не предстоит найти нечто себя выс шее, а предстоит только преуспевать, очищаться и возвышаться» [2, с.291].

Репрезентантом концепта «Община» в статьях славянофилов также выступает лексема мир (мiръ): «Начало общины есть …начало …русского народа, давшего ему кроме слова об щина (вполне русского, но несколько книжного) иное, жизненное наименование: мир» [3, с.365]. В большинстве случаев лексема мир репрезентирует те же содержательные компо ненты концепта, что и лексема община: «самобытность», «уникальность»: «Мир, неизвест ный Западной Европе, есть общество во всем… истинном смысле» [3, с.447]. Но вместе с тем, лексема мир представляет и дополнительные признаки концепта: мир, по мнению сла вянофилов, возвышает дух человека, мобилизует его внутренние силы, оказывается связан ным с жизнью каждого человека, утверждает братолюбие.

Примечательно, что этимологически лексема мир восходит к тому же индоевропей скому корню, что и лексема милый: *mei- (:*moi-): *mi- - «кроткий», «мягкий», «милый» [5, с.534]. Некоторые детали общинного быта в идеальных представлениях славянофилов согла суются с этимологическим значением мира: община – союз, основанный на братстве, любви, нравственном согласии, это союз, где все люди «милы» друг другу, где господствуют лад, покой. Вместе с тем семантический потенциал многозначной лексемы мир («многозначи тельного именования», по определению К.С. Аксакова), слитость в ее семантике единства (мир как община, общество), всеобъемлемости (мир как вселенная) и всеобщности (мир как весь род человеческий) соотносятся со славянофильскими устремлениями сделать общинный принцип всеобъемлющим. Для этого мирские общины должны будут объединиться в воло стные, те – в губернские, последние – в «общину-государство». И более того, община земная, соединяющая весь народ, рассматривалась славянофилами как воплощение высшего, иде ального образа общины-церкви, вечной, вселенской, «объемлющей все человечество, пере ступающей конечные пределы и полагающей свое средоточение в Боге» [3, с.438].

В репрезентации концепта «Община» участвует и лексема семья, являющаяся контек стуальным синонимом ядерной лексемы и сближающаяся с ней через сему «союз»: «Семья… означает союз… это слово указывает на общинный характер, который имела у нас семья;

оно выражает общинную сторону семьи» [2, с.111]. Славянофилы выдвинули теорию се мейно-общинного быта, которая нашла отражение в их словоупотреблениях. Объединение понятий «семья» и «община», сближение двух лексем в условиях контекста позволяют сла вянофилам подчеркнуть «семейную» направленность общинного устройства: «Иные отры вают человека от естественных уз семейства и братского круга естественной общины» [7, с.67];

«Внутренняя задача Русской земли есть проявление общества…, стоящего на твер дых основах общины и семьи» [7, с.224]. По мнению славянофилов, семья выражает «ту про стую стихию, из которой составлена простая и естественная община» [7, с.66]. Поэтому свойства идеальной семьи в теории славянофилов – это отражение признаков концепта «Община»: «любовь», «братство», «милосердие»: «Семья не заключается в одних пределах вещественного родства;

она расширяется чувством любви и принимает в недра свои тех, которых судьба лишила естественного и родного крова» [7, с.68];


«истинная нравствен ность»: «Включение сироты в семью указывает на то высокое нравственное чувство, кото рым она крепка и животворна для общества» [7, с.68];

«источник силы духа человека»:

«Сила богатырская является у нас, осененная чувством православия и чувством семьи: без чего не может быть истинной силы» [1, с.96].

Языкознание Содержание концепта «Община» в языковой картине мира славянофилов раскрывает ся и через оппозицию «община – личность». В истории концепта «Личность», по наблюдени ям Ю.С. Степанова, вырисовываются две линии: 1) социализация понятия личности путем все более точного социального и правового определения группы, коллектива, внутри которо го выделяется личность;

2) индивидуализация личности, осознание ее как сущности непо вторимой [6, с.705]. Славянофильское определение личности формировалось, скорее, в русле первого направления;

к объяснению и оценке личного начала славянофилы подходили с об щинной точки зрения. Такой подход отражает традицию 20-30-х годов XIX века, когда лич ность соотносили с представлениями об обществе, народе;

это было «поле действия своеоб разной философской антиномии личностного, индивидуального, неделимого и общего, общ ного» [4, с.292]. При этом в концептуальной картине мира славянофилов доминирует отрицательная оценка личности как проявления индивидуальности.

Личность, согласно воззрениям славянофилов, есть «разумное», «сознательное» нача ло, отделяющее человека от природы. Однако это начало может возвести человека до небес и низвергнуть до ада [3, с.435]. В целом развитие личности виделось идеологам славяно фильства в нарастании эгоизма, исключительности, что входило в противоречие с общинным устройством. Поэтому начало личное воспринималось славянофилами как «грешное нача ло», «начало зла». Эталонная же личность представлялась им цельной, равной самой себе, не знающей душевных метаний;

это личность, которая отрекается от себя, полагая центр не в себе, а в истине и любви братской. Таким образом, «индивидуальность», «единичность», по мнению славянофилов, должны раствориться в «общем», «общинном».

Община находится в особых отношениях с личностью, что проявляется в ряде кон цептуальных признаков. Община подавляет эгоистическую направленность личности: «Лич ность в русской общине… лишена своего буйства, эгоизма, исключительности…» [2, с.229];

предоставляет личности духовную свободу: «… личность признается в ней (общине – Н.Т.) в своей свободе, но не в произволе своем» [3, с.104];

нравственно возвышает личность: «… в общине не теряется личность, но, отказываясь от своей исключительности для согласия общего, она находит себя в высшем очищенном виде» [2, с.292].

Некоторые компоненты концепта «Община» репрезентируются как «оппозиционные»

признакам «Личности»: «сила» / «бессилие», «гармония» / «разлад»: «Отделенная личность есть совершенное бессилие и непримиримый разлад» [8, т.8, с.211];

«разум» / «рассудок»:

«… животворные способности разума живут… только в дружеском общении мыслящих существ;

рассудок же в своих низших проявлениях… делается единственным представите лем мыслящей способности в оскудевшей и эгоистической душе» [7, с.136]. Примечательно, что дихотомия «разум – рассудок» реализует в дискурсе славянофильства оппозицию «живое – мертвое» (разум – сила живительная, «начало живое и цельное»;


рассудок – сила «разла гающая», «одинокая», «разъединяющая»). В текстах статей славянофилов дихотомия «общи на – личность» через оппозицию «разум – рассудок» вовлекается в орбиту категорий «живо го» и «мертвого»: общинное начало определяется как «живая жизнь» народа, начало сози дающее;

рассудочная личность рассматривается как начало «мертвенное», «разлагающее».

Именно в личности славянофилы усматривали исток «формального», «одностороннего» ста новления Европы, породивший «всю шаткость и бесплодность духовного мира на Западе» [7, с.134]. Таким образом, проблема «община – личность» оказывается своего рода отражением основной культурной оппозиции эпохи: Россия – Запад.

Производной от дихотомии «община – личность» в дискурсе славянофильства являет ся оппозиция «община - общество», где общество рассматривается как явление западноевро пейское, как формальное объединение личностей. В рамках этого противопоставления ак туализируются следующие семантические компоненты концепта «Община»: «органическая связь» членов общины (в противоположность обществу как «условному объединению»): «Ни Франция, ни Германия не идут под это определение. Там… общества с живыми началами нет. Это скопление личностей, ищущих, не находящих и не могущих найти связи органиче ской» [7, с.194];

«согласие», «любовь» как основа общины (в противовес «вражде», «завое Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) ванию», на которых построено общество): «Это чувство… не могло принадлежать услов ным и случайным обществам Запада, лежащим на беззаконной основе завоевания» [7, с.124].

Анализ содержательных компонентов концепта «Община» подтверждает его особый, доминантный статус в концептосфере славянофильства и свидетельствует о пересечении по ля данного концепта с полями других ядерных концептов («Народ», «Самобытность», «Пра вославие», «Соборность»).

В современной политической концептосфере концепт «Община» репрезентируется нечасто, что объективно связано с изменениями в формах организации общества: сельская община как самоуправляющаяся единица, совместно владеющая землей, уступает место дру гим формам собственности. Однако традиции славянофильства в представлении общины как исконно русской формы общежительства по-прежнему сильны в программных заявлениях некоторых политических партий.

Наиболее ярко концепт «Община» репрезентируется в программе политической пар тии «Народный Союз», стоящей на принципах современного русского консерватизма. Пар тия выступает за сохранение русских традиций коллективизма, за связь интересов отдельной личности с интересами общества и за ответственность личности перед обществом, поэтому концепт «Община» оказывается одним из основных в дискурсе программы «Народного Сою за». Но для идеологов партии важен не экономический аспект общины: они не призывают утвердить сельскую общину как единственно возможную форму землепользования и земле владения. В оформлении концепта на первое место выступают иные признаки: «историче ский» (община – воплощение традиций коллективизма, опыта местного самоуправления), «морально-нравственный» (общинный принцип позволяет построить общество в соответст вии с «Русскими Традициями Справедливости»). Как и славянофилы, идеологи «Народного Союза» связывают общинное устройство с принципом соборности, идеей духовного едине ния. Примечательно, что в духе славянофильства в программе партии рядоположены поня тия семьи, общины, нации: «Мы – за гражданское общество, в котором права человека не будут противоречить правам семьи, правам общины, интересам нации и государства».

В русле традиций славянофильства концепт «Община» репрезентирован и в програм ме политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации». По мнению идеологов партии, будущее России должно строиться в соответствии с культурной и нравст венной традицией, основывающейся на самобытных ценностях, к которым в числе прочих относятся общинность, коллективизм, теснейшая взаимосвязь личности, общества и государ ства. В концепте «Община» актуализируются признаки «самобытное явление», «традицион ность», «ценность». При этом общинность как самобытное свойство России рассматривается в программе КПРФ в одном ряду с такими понятиями, как патриотизм, стремление к вопло щению высших идеалов истины, добра и справедливости, равноправие всех граждан и др., что позволяет говорить об актуализации «культурно-нравственного» признака концепта.

Концепт «Община» в современной концептосфере утрачивает свои позиции как ядер ный концепт, но по-прежнему остается связанным с идеей самобытности России, соборно сти, поэтому традиционно отражает архетипическую оппозицию «свой» - «чужой» («рус ский» - «западный»).

The main means of representation and the content of the concept «Community» in the conceptualism of slavophilism and contemporary political parties are described in the article. The substantial structure of the concept «Community» in discurse slavophilism representatives articles of early slavophilism is examined through the analysis of the main repre sentants (lexemes: «community, universe, family»). The connections and opposition of concepts «Community» and «Personality» are described as a reflection of the main cultural opposition of the epoch: Russia - the West. The slavo phil traditions are defined in the concept «Community» in the programmes of modern political parties («Narodniy Souz», CPRF).

The key words: concept, slavophilism, community, universe, family, personality, political parties.

Список использованной литературы:

1. Аксаков К.С. Богатыри времен великого князя Владимира по русским песням // Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. М., 1981. С. 89-139.

Языкознание 2. Аксаков К.С. Полное собрание сочинений. В 3 т. Т. 1. М., 1861.

3. Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. М., 1995. 526 с.

4. Виноградов В.В. История слов. М., 1994. 1183 с.

5. ИЭС - Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. Т. 1 М., 1999.

6. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М., 2001. 989.

7. Хомяков А.С. О старом и новом: Статьи и очерки. М., 1988. 462 с.

8. Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. В 8 т. Т. 1. М., 1900.;

Т. 8. 1911.

Об авторе Н.В. Трошина – канд. филол. наук, доц., Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского, natalya_troshina@mail.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.