авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Вестник Брянского государственного университета. №2 (2008): История. Литературоведение. Право. Языкознание. Брянск: РИО БГУ, 2008. 193 с. ...»

-- [ Страница 3 ] --

История Инициаторами выдвижения Полка, откровенного аннексиониста и рабовладельца, мая стали известный историк Дж. Бэнкрофт и делегаты из Теннесси. За его кандидатуру в восьмом туре проголосовали 44 участника конвента. Но патовая ситуация на партийном съезде продолжала сохраняться. Ее преодоление Джексон связывал только с именем Полка, сторонники которого оперативно провели консультации с делегациями всех штатов. В ре зультате перед девятой баллотировкой в поддержку его кандидатуры высказались все пред ставители южных штатов. «Серую лошадку» одобрили демократы Кентукки, Огайо, Пен сильвании и даже Коннектикута, Массачусетса, Вермонта и Нью-Гэмпшира. Мичиганская делегация заявила о снятии кандидатуры Касса в пользу Полка и призвала всех его сторон ников из других штатов проголосовать за нового претендента. Выступавшие на конвенте бы ли крайне осторожны в оценках, стараясь тщательно обойти суть разногласий. Они отдавали должное Ван Бюрену, «патриоту и государственному деятелю», но в то же время подчерки вали личные достоинства Полка. При этом радикалы видели в новом претенденте радикаль ного демократа-«локофоко», последовательного противника Банка и «коррумпированных монополий». Умеренные рассматривали его в качестве убежденного джефферсоновца и бор ца с вигами в Теннесси. Труднее всего было уговорить ньюйоркцев. Руководителю нью йоркской делегации Б.Ф. Батлеру было направлено письмо Джексона, в котором он призвал учитывать мнение Юга и Запада, исходить из национальных интересов США, для которых Техас будет потерян навсегда, если не будет аннексирован немедленно. Джексон заявил: «Вы могли бы скорее повернуть вспять течение Миссисипи, чем заставить демократов отказаться от аннексии Техаса» [5, c.81].

Ванбюренисты вынуждены были снять кандидатуру своего лидера с голосования.

Батлер заявил о том, что необходимо сохранять единство и вести «совместную борьбу». На дежду на успех в противостоянии с вигами теперь он связывал с Полком, который, по его оценке, мог бы победить в Нью-Йорке с перевесом в пятнадцать или двадцать тысяч голосов.

В изменившейся ситуации на конвенте Полк легко набрал в девятом туре квалифицирован ное большинство голосов и был утвержден как кандидат в президенты от демократической партии [27]. Для успокоения ванбюренистов решили выдвинуть в вице-президенты нью йоркского сенатора Сайласа Райта. Сообщение об этом было передано ему в Вашингтон мая 1844 г. по недавно изобретенному телеграфу, но он, будучи убежденным сторонником Ван Бюрена и противником аннексии, отверг это предложение. Райт предпочел баллотиро ваться в ноябре на пост губернатора Нью-Йорка. В результате кандидатом в вице президенты был избран Дж.М. Даллас (Пенсильвания), который, являясь северным демокра том, выступал за захват Техаса, что импонировало делегатам Юга.

30 мая 1844 г. конвент принял новую партийную программу, в которой нашли отра жение в основном интересы южных демократов [12]. Платформа 1844 г. содержала главные положения платформы 1840 г., но носила откровенно экспансионистский и прорабовладель ческий характер. В ней утверждалось, что согласно конституции конгресс не имеет власти вмешиваться во «внутренние институты» штатов, в том числе в вопросы рабовладения, а усилия аболиционистов опасны для стабильности Союза. Право США на Орегон и Техас провозглашалось «очевидным и бесспорным». При этом стоявший на первом месте лозунг «возвращения Орегона», импонировавший северным и западным экспансионистам, был все го лишь прикрытием для главной задачи - «реаннексии», то есть новой аннексии Техаса вме сто уже якобы имевшей место в 1803-1819 гг. Из новых положений демократической плат формы следует отметить осуждение вигской политики продажи общественных земель с це лью распределения доходов по штатам, которая вела к их подорожанию. Балтиморский конвент свидетельствовал об утрате демократами Северо-Востока, возглавлявшимися Ван Бюреном, контроля над партией. Одновременно сложился союз между демократами Северо Запада и Юга, в котором ведущая роль принадлежала южанам.

Оценивая итоги конвента в Балтиморе, демократическая пресса констатировала факт впервые произошедшего серьезного столкновения секционных интересов в партии [8]. Бла годаря Ван Бюрену, «техасский вопрос привел к разногласиям в наших рядах», но позиция Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) большинства партии способствовала тому, что он был улажен. «Демократическая партия Севера» выступила против аннексии Техаса, полагая, что она приведет лишь к «расширению и увековечиванию рабства» [13]. Однако, борьба с Клеем и вигизмом, преодоление раскола в собственных рядах могут быть успешными только на основе национальной платформы и сплочения вокруг «нейтрального» кандидата, в роли которого выступал Полк. Консерватив ные демократы, рассматривая Полка как близкого друга, ученика и преемника Джексона «Старого гикори» (вид орешника), называли его «Молодым гикори из Теннесси» [26]. Оце нивая летом 1844 г. перспективы Ван Бюрена, журналисты из «Демократик Ревью» пришли к выводу, что он как политик изжил себя: «Карьера мистера Ван Бюрена как государственного деятеля теперь является завершенной». Несомненно, он займет достойное место среди «ве ликих республиканских президентов», на которое имеет полное право [23]. Однако, как по казали последующие события, связанные с участием Ван Бюрена в деятельности фракции барнбернеров и партии фрисойлеров, подобные утверждения были преждевременными.

Предвыборная кампания 1844 г. проходила в условиях острой борьбы между сторон никами и противниками захвата Техаса, завалившими петициями конгресс. На Юге аннек сионисты развернули мощную пропагандистскую кампанию, создавая на надпартийной ос нове клубы и ассоциации. Необходимо учитывать то, что эта борьба носила не только меж региональный характер, но и представляла собой столкновение торгово-экономических интересов различных групп населения. На Севере часть буржуазии была заинтересована в приобретении Техаса и в то же время имелись группы южных мануфактуристов и плантато ров, для которых аннексия была экономически невыгодной. Договор об аннексии Техаса об суждался в сенате с середины мая до начала июня 1844 г. В итоге дискуссий 8 июня 1844 г.

сенаторы тридцатью пятью голосами против шестнадцати отклонили договор и тем самым отложили решение техасского вопроса на неопределенное время [11]. Вигская фракция поч ти в полном составе и значительная часть северных демократов голосовали против вхожде ния в Союз Техаса. К сенатскому вигскому большинству антианнексионистов во главе с Дж.Кв. Адамсом присоединился представитель Юго-Запада демократ Т.Х. Бентон. Несмотря на то, что ранее он поддерживал техасцев, теперь же, являясь сторонником Ван Бюрена, предпочел солидаризироваться с левыми демократами [5, c.83-86,93-94].

Характеризуя свои слабые места в предстоящей предвыборной борьбе за год до нее, демократы указывали на «скудость» денежных ресурсов, в отличие от вигов, для ведения кампании и остроту внутрипартийных противоречий, которые могут оказаться «самоубийст венными». Но разногласия были временно урегулированы в Балтиморе. Демократическая партия извлекла уроки из поражения 1840 г. Задолго до выборов были проведены организа ционные мероприятия по укреплению партийных рядов, в том числе и с участием Ван Бюре на [41]. Был образован центральный партийный комитет в составе пятнадцати человек для руководства предвыборной кампанией и создана разветвленная сеть демократических клубов и ассоциаций, через которую распространялись агитационные материалы: газеты, памфлеты, листовки, брошюры. Большое внимание уделялось подбору и подготовке ораторов и прове дению общественных собраний и митингов. В ходе избирательной кампании 1844 г. демо краты главное внимание уделяли техасской проблеме и пропаганде экспансионизма, выдви нув знаменитый лозунг «54°40 или война!» [16]. Он означал требование от Великобритании передачи США огромных северо-западных территорий вплоть до границ с русской Аляской (в 1846 г. США добились передачи Орегона, но пошли на компромисс, установив границу с английскими владениями по 49-й параллели).

За несколько дней до президентских выборов в нью-йоркской прессе выступил с об ращением к местным барнбернерам Ван Бюрен. Он выразил солидарность с Полком, призвав голосовать за национальный демократический список выборщиков [24]. Его мотивами были нежелание углублять раскол и стремление обеспечить победу демократов на выборах.

Ноябрьские выборы 1844 г., особенно в Нью-Йорке, по сообщениям современников, отличал небывалый масштаб разного рода нарушений, махинаций и подтасовок, имевших место при попустительстве правоохранительных органов [14]. Непоследовательная позиция История Клея по Техасу предопределила его поражение. Полк получил 62% голосов выборщиков, но его перевес в голосах рядовых избирателей над Клеем был минимальным [33]. Демократиче ская партия рассчитывала на больший успех [31]. Существенное влияние на ход и результа ты выборов оказали аболиционисты, кандидат которых Дж. Бирни набрал в 1844 г. больше, чем в восемь раз голосов по сравнению с 1840 г. - 62 300 или 2,3% от общего числа [36]. Но этот результат носил парадоксальный характер, поскольку фримены-аболиционисты отобра ли голоса у Клея и тем самым способствовали победе Полка и экспансионистских сил.

Спустя десятилетие после неудачной попытки избраться президентом Ван Бюрен провел оценку американских выборов. Он писал о том, что «конституционная власть наро да», направленная на пресечение злоупотреблений и замену дискредитировавших себя должностных лиц, была реализована в нескольких случаях. «Начало девятнадцатого столе тия навсегда вошло в наши политические анналы тем, что показало эту власть», которая «вновь была проявлена» в 1828, 1844 и 1852 гг. [40] Таким образом, в своей поздней оценке Ван Бюрен ставил успех Полка в 1844 г. в один ряд с самыми крупными достижениями де мократов на выборах последних десятилетий, включая победу Т. Джефферсона в 1800 г. В этом он был солидарен со многими демократами, опасавшимися в случае повторной победы вигов возрождения Национального Банка и «увековечивания» господства финансовой элиты.

Провал попытки избрания Ван Бюрена кандидатом в президенты на конвенте демо кратов 1844 г. был связан с объективными обстоятельствами. В первой половине 40-х гг. XIX в. усилились социально-экономические и политические противоречия в обществе, созревала открытая конфронтация между Севером и Югом. Ван Бюрен в оценке сложившейся полити ческой ситуации исходил из старых представлений о необходимости сохранения баланса секционных интересов. Он не учитывал того, что движение за аннексию поддерживала не только плантаторская аристократия Юга, оно имело большую популярность в массах ферме ров и буржуазии Запада и среднеатлантических штатов. Начало 40-х гг. XIX в. ознаменова лось общим подъемом не только южного, но и северного экспансионизма. Десятки тысяч по селенцев устремились к побережью Тихого океана, в Калифорнию, Орегон и Техас. Апрель ское заявление Ван Бюрена противоречило мнению большинства демократов. Непонимание общественных настроений и объективной тенденции национального развития США в на правлении дальнейшей территориальной экспансии предопределило неудачу третьей попыт ки избрания Ван Бюрена президентом.

The article is dedicated to the debates in the political community of the USA at the beginning of 1840-th years on prob lem of the entering of Texas in the Union. It is shown that the collision between expansionists and anti-expansionists was connected with the presence of slavery in Texas, because the question about slavery became a main problem in political life of America. The appearance by M. Van Buren against annexation in 1844 was terminated by failure be cause territorial expansion was supported by the broad masses of Americans.

The key words: annexation of Texas, territorial expansion of the USA, question about slavery, M. Van Buren, political struggle in 1844, anti-expansionist appearance.

Список литературы 1. Дубовицкий Г.А. Усиление позиций рабовладельцев в демократической партии в 40-е годы XIXв. // Политические партии США в новое время. М., 1981. С. 145-146.

2. История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 гг. М., 1994. С. 200 201.

3. Кормилец А.А., Поршаков С.А. Кризис двухпартийной системы США накануне и в годы гражданской войны (конец 1840-х-1865 гг.). М., 1987. С. 15.

4. Миньяр-Белоручев К.В. Реформы и экспансия в политике США (конец 1830-х – се редина 1840-х годов). М., 2005. С. 123.

5. Потокова Н.В. Аннексия Техаса Соединенными Штатами Америки: 1821-1845 гг.

Ростов-на-Дону, 1986. 168 с.

6. Супоницкая И.М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М., 1998.

С. 147.

Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) 7. Annexation // The American Whig Review (далее – AWR). Vol. 2. Issue 5. November 1845. Р. 452.

8. A Word in Season // The United States Democratic Review (далее – USDR). Vol. 14.

Issue 72. June 1844. Р. 559-562.

9. Congressional Globe. 25th congress. 2nd session. P. 263.

10. Congressional Globe. 26th congress. 1st session. Appendix. P. 2.

11. Congressional Globe. 28th congress. 1st session. P. 652.

12. Democratic Platform of 1844 // National Party Platforms.1840-1960 / Comp. by D.B.

Johnson, K.H. Porter. Urbana, 1961. P. 3-4.

13. First and Second-Rate Men // USDR. Vol. 15. Issue 74. August 1844. Р. 117, 14. First Word After the Election // USDR. Vol. 15. Issue 77. November 1844. Р. 427-428.

15. History of American Presidential Elections. 1789-1968: In 4 vols. / Ed. by Schlesinger A.M., Jr. N.Y., 1971. Vol.1-2. 1874 p.

16. Kinderhook Sentinel.1845. January 1.

17. Letter from Martin Van Buren to W.H. Hammet. April 20, 1844 // History of American Presidential Elections.Vol.1. P. 822-829.

18. Martin Van Buren. Chronology, documents, bibliographical aids. Dobbs Ferry (N.Y.), 1969. P. 63-67, 71-72, 82, 86.

19. Martin Van Buren's 2nd Annual Message to Congress. December 3, 1838 // http://www.geocities.com/presidentialspeeches/1838.htm 20. Martin Van Buren’s 4th Annual Message to Congress. December 5, 1840 // http:// www.geocities.com/presidentialspeeches/1840.htm 21. Mr. Calhoun and the Democratic Review // USDR. Vol. 16. Issue 80. February 1845. P.

107-108.

22. Mr. Clay - The Texas Question // AWR. Vol. 1. Issue 1. January 1845. Р. 76-81.

23. Mr. Van Buren // USDR. Vol. 15. Issue 73. July 1844. Р. 3-4, 9.

24. Mushkat J. Tammany. The evolution of a political machine. 1789-1865. Syracuse (N.Y.), 1971. Р. 219.

25. Niven J. Martin Van Buren: the romantic age of American politics.- N.Y., Oxford, 1983.

Р. 426, 446.

26. One Last Word before the Election // USDR. Vol. 15. Issue 76. October 1844. Р. 323.

27. Proceeding of the Democratic National Convention. Baltimore, May 27-30, 1844 // His tory of American Presidential Elections. Vol.1. P. 831-840, 849-851.

28. Sam Houston and his Republic // AWR. Vol. 5. Issue 6. June 1847. P. 580-582.

29. Schlesinger A.M., Jr. The Imperial Presidency. Boston, 1973. P. 39-40.

30. Texas Declaration of Independence. March 1, 1836 // Documents of American history / Ed. by H.S. Commager. N.Y., 1962. P. 282-283.

31. The Abolitionists // USDR. Vol. 16. Issue 79. January 1845. Р. 3-4.

32. The Last Chief Executive // AWR. Vol. 1. Issue 4. April 1845. Р. 338.

33. The Mystery of Iniquity. A Passage of the Secret History of American Politics, Illus trated by a View of Metropolitan Society // AWR. Vol. 1. Issue 5. May 1845. P. 448-452.

34. The Presidents of Texas // USDR. Vol. 16. Issue 81. March 1845. Р. 282-291.

35. The Re-Annexation of Texas, in its Influence on the Duration of Slavery // USDR. Vol.

15. Issue 73. July 1844. Р. 13-14.

36. The Result of the Election // AWR. Vol. 1. Issue 2. February 1845. P. 118.

37. The Texas Question // USDR. Vol. 14. Issue 70. April 1844. P. 424-425, 427.

38. The Texas Question. A letter from A.H. Everett // USDR. Vol. 15. Issue 75. September 1844. P. 250, 260-262.

39. The Treaty of Annexation. April 12, 1844 // http://www.

yale.edu/lawweb/avalon/texan05.htm 40. Van Buren M. Inquiry into the Origin and Course of Political Parties in the United States (1st publ. 1867). N.Y., 1967. P. 349.

История 41. Warden R.B. A Voter's Version of the Life and Character of Stephen A. Douglas. Co lumbus, 1860. P. 79-80.

42. Whig Platform of 1844 // National Party Platforms.1840-1960. Urbana, 1961. P. 8-9.

43. Will there be war with Mexico? // AWR. Vol. 2. Issue 3. September 1845. Р. 223-229.

Об авторе В.В. Прилуцкий – канд. истор. наук, ст. преп., Брянский государственный универси тет им. академика И.Г. Петровского, vitaliypr@ya.ru.

УДК 930.1(09) К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ ДВИЖЕНИИ В НОВОЗЫБКОВЕ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА (ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИОГРАФИИ) В.А. Снытко В историографии данного периода можно выделить три этапа. Первый этап – 20-е годы прошлого века. В сере дине 50-х годов начинается второй период в историографии. Главная его особенность - интерес к социал демократическому движению, к истории КПСС. На третьем этапе историографии (с начала 90-х годов) наибо лее значительным исследованием по данному вопросу стали историко-краеведческие очерки Ю.В. Анисина и А.Г. Кублицкого «Три натиска бури» (1991). Определенное внимание в этот период стало уделяться также ис тории либеральных политических партий и движений.

Ключевые слова: Новозыбков, Полесье, историография, общественное движение, социал-демократия, либе ральные партии.

История общественного движения в России начала ХХ века привлекала внимание ис следователей на протяжении многих десятилетий. Сборники официальных документов, вос поминания участников событий, монографии, научные статьи, публикации в центральной и местной прессе – все это результаты многолетнего кропотливого труда ученых, журнали стов, краеведов. Разумеется, и в очерках по истории городов Брянщины (Брянск, Почеп, Су раж, Клинцы, Стародуб, Климово и др.) всегда уделялось определенное внимание событиям начала ХХ века, истории политических партий и движений. Однако глубоко и всесторонне была исследована лишь история партии большевиков.

Особую роль в изучении событий указанного периода играют опубликованные пись менные источники. Город Новозыбков в этом плане заметно выделяется на фоне других го родов и районных центров Брянщины. Ведь еще в начале ХХ века выходили в свет солид ные рекламные проспекты, рассказывавшие о выпускаемой в городе промышленной продук ции, о торговле, о сфере услуг, о народном образовании. (Например, календарь-справочник «Весь Новозыбков», изданный в Клинцах в типографии М.Д. Лыкова в 1914 г.).

Следует признать, что история города с начала XVIII столетия и до наших дней изу чена весьма основательно. Это в полной мере относится и к периоду революции 1905 – гг. Тогда западная Брянщина дала яркие примеры революционного, либерального и консер вативного движения. Отчетливо проявилась деятельность местных организаций социал демократов, эсеров, кадетов, правых партий и движений. При этом в крае действовали как общероссийские, так и национальные партии и движения.

В историографии данного периода можно выделить три этапа. Первый этап – это 20-е годы прошлого века, когда город и уезд входили в состав Гомельской губернии. О событиях начала ХХ века в Новозыбкове в это время было опубликовано несколько работ, представ ляющих значительный интерес для современных исследователей. Так, в 1925 году в изда тельстве «Гомельский рабочий» вышла книга «1905 год в Гомеле и Полесском районе», со Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) держащая материалы по истории социал-демократического движения в крае в 1893 – 1906 гг.

Значительную часть данной книги занимает статья Я. Драпкина «1905 год в районе Полес ского комитета РСДРП», написанная в основном по неопубликованным архивным докумен там. Новозыбков показан в статье как важный центр общественного движения, где активно действовали местные организации социал-демократов и эсеров, работали типографии Полес ского комитета. Я. Драпкин приводит примеры массовых демонстраций, митингов, широкого распространения нелегальной литературы. Интересно, что в статье ярко показано и либе ральное движение, в частности, период «банкетной» кампании в конце 1904 г.

В этом же году в Новозыбкове была издана работа П. Еременко «Новозыбковский уезд» - пособие по краеведению для школ, изб-читален, кружков самообразования. В бро шюре указывалась численность населения в городах и селах уезда на 1923 год (в Новозыбко ве проживало 19058 человек), перечислены городские учебные заведения. События первой российской революции ярко показаны и в таких публикациях, как сборник документов и ма териалов «1905 год на Украине», работа В. Щербакова «Нарисi з iсторii соцiал-демократii на Чернiгiвщинi (1902 – 1917), вышедших в свет в Харькове соответственно в 1926 и 1931 гг.

Затем интерес к событиям начала ХХ века на Брянщине и в стране резко падает.

В середине 50-х годов начинается второй период в историографии общественного движения. Главная особенность этого периода - интерес к социал-демократическому движе нию, к истории КПСС. Первой крупной публикацией стала известная монография Е.Д. Ди ренка «Полесская организация большевиков в борьбе против царизма» [1]. Новозыбкову в данной монографии уделяется особое внимание наряду с Гомелем, Могилевом, Клинцами, Речицей, Горками, Оршей. Проблемы общественного движения и истории КПСС рассматри ваются и в книге А.Г. Вольного «Новозыбков» [2].

На третьем этапе историографии (с начала 90-х годов) наиболее значительным иссле дованием по данному вопросу стали историко-краеведческие очерки Ю.В. Анисина и А.Г. Кублицкого «Три натиска бури» (1991) [3]. В них история новозыбковской социал демократической организации была изучена достаточно глубоко и обстоятельно. Определен ное внимание в этот период стало уделяться также истории других политических партий и движений. Это, в частности, статьи сборника шестой конференции «Общественная мысль, движения и партии в России XIX – начала XXI вв.», проводившейся в БГУ в 2004 г.

Следует признать, что история новозыбковской организации партии эсеров изучена недостаточно. Однако статьи газеты «Революционная Россия» говорят о значительном влия нии новозыбковской группы ПСР на крестьянское и рабочее движение в городе и уезде. Эсе ры выступали организаторами забастовок на местных предприятиях, вели широкую разъяс нительную работу в рабочих кружках. Значительными были и позиции эсеров максималистов, что подтвердила деятельность А. Савицкого в крае уже после поражения ре волюции 1905-1907 гг. Следует также иметь в виду, что в Новозыбкове активно действовали местные партийные организации Бунда, национальных партий еврейского пролетариата, ли беральные партии. История местных организаций этих партий также изучена недостаточно.

О новозыбковских либералах в опубликованных работах первого периода историо графии приводятся лишь отрывочные сведения. Но либеральное движение началось еще до революции 1905 – 1907 гг. Как уже отмечалось, в Новозыбкове в Коммерческом клубе члены «Союза освобождения» организовали 7 декабря 1904 года банкет, в котором приняли участие и известные адвокаты, приехавшие на гомельский судебный процесс. Это были Михаил Мандельштам, Самуил Кальманович, Николай Соколов, Максим Генфман и помощник при сяжного поверенного Красильщиков. Из Гомеля прибыли также врачи - брат и сестра Брук.

На вокзале в Новозыбкове их встречал местный либерал нотариус Боголюбов. Кроме членов клуба, пришли на собрание и посторонние лица. Всего собралось до 100 человек.

Банкет был открыт речью председателя, местного земского деятеля. Он подчеркнул, что «необходимо высказаться по вопросам, возмущающим ныне всю Россию». Затем писа тель В.Г. Богораз-Тан, корреспондент столичной газеты, командированный в Гомель для ос вещения судебного процесса, прочел стихотворение «Свобода». Присяжный поверенный История С.Кальманович произнес речь под названием «Что нам нужно?», присяжный поверенный М. Генфман говорил о земской борьбе за свободу и о прошедшем петербургском земском съезде, М. Мандельштам – о неизбежной реакции со стороны правительства на проводимые мероприятия и о необходимости готовиться к открытой борьбе. Присяжный поверенный Н. Соколов требовал немедленного прекращения русско-японской войны и созыва Учреди тельного собрания, бухгалтер местной земской управы Снарский в своей речи указывал на постоянные стеснения правительства в земском самоуправлении. Учитель Новозыбковского реального училища Радзимовский требовал свободы для науки и преподавания. Он же объ яснял беспорядки в учебных заведениях постоянными «стеснениями учащихся». Высту пивший затем Богораз-Тан проводил параллель между освободительной борьбой в прошлом и настоящем.

В своем заключительном выступлении гомельский социал-демократ (по мнению Я.

Драпкина, это был Александр Арнольдович Экк) напомнил собравшимся о мнимой силе пра вительства и о действительной силе пролетариата. Оратор призвал включить в либерально демократическую программу требования: 1) всеобщего, прямого, равного и тайного изби рательного права;

2) свободы союзов и стачек. Настроение на собрании было приподнятое, речам ораторов много и горячо аплодировали, а яркие речи Михаила Мандельштама и со циал-демократа вызвали «бурную овацию» [4, с. 77].

Из двух представленных проектов резолюции была принята более радикальная, кото рая тут же была подписана всеми участниками банкета и отправлена Черниговскому земско му собранию. В резолюции насчитывалось пять пунктов: 1) немедленное прекращение вой ны с Японией;

2) полная свобода печати;

3) свобода религии;

4) амнистия всех, несущих на казания за политические и религиозные преступления;

5) участие представителей земства в законодательных работах.

Требует также дальнейшего изучения политическая деятельность земских органов в уезде, особенно накануне и в годы революции 1905 – 1907 гг. Как известно, Черниговское земство всегда отличалось оппозиционностью, славилось либеральными традициями. Собы тия декабря 1904 года это вполне подтвердили. Имеется в виду адрес Черниговского земско го собрания на имя Николая II, текст которого приводится в монографии А.Г. Кублицкого «Род един – общее будущее!» (2001) [5].

Заслуживает внимания и деятельность депутата первой Государственной думы А.А. Муханова. Важный шаг на этом пути – статья в сборнике «Общественная мысль, дви жения и партии в России XIX – начала XXI вв.» (конференция шестая). Некоторые сведения о политической ситуации в Новозыбкове в 1905 году содержатся в книгах Л.М. Выкочко «Как это было» [6], где раскрывается история народного образования в городе и районе. На конец, на основе данных о событиях в Новозыбкове после опубликования Манифеста 17 ок тября 1905 года (имеется в виду телеграмма из Киева, поступившая на имя земского врача Иванова, нотариуса Боголюбова, мещанина Айбиндера и последующее распространение ее текста по городу) можно сделать общий вывод, что либеральное движение в крае достигло значительного уровня развития.

Отдельные сведения о новозыбковских организациях либеральных политических партий содержатся в фондах ГАРФ 523 (Конституционно-демократическая партия) и («Союз 17 октября»), а также в фонде 1439 Черниговского ГЖУ ЦГИА Украины в Киеве.

Недостаточно исследована и история черносотенных организаций города и уезда. В то же время деятельность правых партий ярко проявилась в событиях октября 1905 года. В до несении Черниговского губернатора в Департамент полиции указывалось на наличие отдела «Союза русского народа» в Новозыбкове, в котором состояло 200 человек (лидеры – Юрчен ко, Шеверня), а также четырех подотделов в уезде. События октября 1905 г. подчеркивают тесную связь правых сил с отдельными представителями местной власти, в том числе мест ной полиции (Лобко-Лобановский и др.), показывают значительное влияние правых сил на старообрядческое население города.

Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) На завершающем этапе революции 1905-1907 гг. в городе проявила себя местная ор ганизации Украинской социал-демократической рабочей партии «Спилка». Данная тема на шла свое продолжение в статье А. Риша «Очерки по истории «Спилки» (См. «Летопись ре волюции», № 2, 1925 г.).

Таким образом, многое в истории общественно-политического движения в Новозыб кове, прежде всего правого и либерального, еще предстоит исследовать, работая с материа лами архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Чернигова.

In historiography of the given period it is possible to allocate three stages. The first stage – 20-ss of the last century. In the middle of 50years began the second period in historiography. Its main feature is interest to social-democratic movement, to a history CPSU. At the third stage historiography (from the beginning of 90 years) most significant re search on the given question of pertaiting to stady of local region sketches Yu. V. Anisin and A.G. Kublitchiy “Three onslaughts storm” (1991). The certain attention in this period began to given also to history of liberal political parties and movements.

The key words: Novozybkov, Polesseye, historiography, public movement, social-democratic, liberal political parties.

Список литературы 1. Диренок Е.Д. Полесская организация большевиков в борьбе против царизма. Мн, 1965.

2. Вольный А.Г. Новозыбков. Тула, 1989.

3. Анисин Ю.В., Кублицкий, А.Г. Три натиска бури. Тула, 1991.

4. 1905 год в Гомеле и Полесском районе. Гомель, 1925.

5. Кублицкий А.Г. Род един – общее будущее! Новозыбков, 2001.

6. Выкочко Л.М. Как это было. Книга первая. Новозыбков, 2001. Книга вторая. Ново зыбков, 2005.

Об авторе В.А. Снытко – канд. истор. наук, доц., Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского, bryanskgu@ mail.ru.

УДК 943. НАЦИОНАЛ-ЛИБЕРАЛЫ И ЭКОНОМИКА В «ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ» (1873-1878) Ю.Н. Устинова Показано развитие Германской империи в период экономического кризиса 70-х гг. XIX в. Изложены мероприя тия по стабилизации обстановки в стране, предлагаемые фракцией национал-либерального большинства рейхс тага. Основой экономического развития была идея свободной торговли, но обстановка в стране требовала пере смотра действующих принципов. Необходимость изменений постепенно стала осознаваться канцлером импе рии и только частью либералов, которая проявляла большую гибкость. К 1877 г. перевес либералов в рейхстаге значительно сократился. В самой партии разногласия между её членами приобретали большую остроту. Сфор мировались два течения: правое – придерживалось более умеренных взглядов относительно проводимой эко номической политики, левое – заняло радикальные позиции. Итогом стал переход почти трети членов нацио нал-либеральной фракции рейхстага в лагерь сторонников протекционизма.

Ключевые слова: национал-либералы, экономический кризис, свободная торговля, экономическое законода тельство, протекционизм, ведомство по железным дорогам.

История В 70-е гг. XIX в. экономика Германской империи представляла часть мировой эконо мической системы. Событие, произошедшее в 1873 г., во многом явилось определяющим для дальнейшего развития страны.

1 мая 1873 г. сообщение о стремительном падении курса на бирже в Вене встряхнуло всю мировую экономическую систему. Как по цепной реакции произошло молниеносное снижение курса в крупнейших банках Франции и Англии. В Нью-Йорке к 20 сентября теку щего года закрылись фондовая биржа и крупнейшие банковские дома. Резонанс этих собы тий ощутили в Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, а затем и в Берлине [1, с. 341-342].

Случился коллапс немецкой экономики. Чем он был вызван?

После провозглашения 18 января 1871 г. образования Германской империи стал стре мительно меняться облик страны. Особенно быстрыми темпами шло развитие экономики империи. Это явление получило название эпохи «грюндерства». Германию охватила настоя щая лихорадка создания фирм, банков, предприятий, чему способствовали сказочно дешёвые кредиты. Возросшее количество «деловых людей» активно инвестировало развитие про мышленности, что повлекло стремительное увеличение объёмов продукции, но без учёта спроса на рынке сбыта. В кратчайшие сроки сложились огромные состояния. Однако ника ких гарантий устойчивого существования и развития ни крупнейшие банки, ни «фирмы однодневки» не имели. Из-за снижения курса валюты многие организации и предприятия не смогли получить прибыль: их ожидала потеря самостоятельности или банкротство. «Годы великой депрессии» характеризовались резким сокращением объёмов производства и паде нием цен, отсутствием рынков сбыта и уменьшением спроса, снижением доходов населения, увольнением работников и т.д. В итоге: всеобщий оптимизм сменился пессимизмом.

Необходимо отметить, что в это время основой экономического развития страны была идея свободной торговли. Фритредеры – сторонники свободной торговли – ратовали за ры нок и либеральную экономику, отвергая вмешательство государства для регулирования от ношений в данной сфере. Таких взглядов придерживались в высших кругах империи, в том числе и сам канцлер Отто фон Бисмарк. После майских событий 1873 г. экономическая по литика некоторое время оставалась проблемой. Однако принятие ряда законопроектов, на правленных на существенное изменение проводимой политики, являлось необходимым.

Законодательная власть в Германской империи была представлена союзным советом и рейхстагом [2, с. 89]. Предложения, после их обсуждения в союзном совете, направлялись в рейхстаг для дальнейшего рассмотрения [2, с. 92]. Для одобрения законопроекта надо было получить большинство в рейхстаге [2, с. 94]. И сам рейхстаг мог предлагать законы в преде лах общеимперской компетенции [2, с. 93]. В экономической сфере это таможенное и торго вое законодательство, установление налогов для нужд империи, железнодорожное дело, су хопутные и водные пути, имеющие значение для обороны и общего сообщения страны [2, с.

88-89]. Таким образом, судьба законопроекта зависела от решения рейхстага. А содержание 69 статьи конституции свидетельствовало о ещё большей роли немецких законодателей в экономических делах. «Все доходы и расходы империи ежегодно вносятся в смету государ ственного бюджета империи. Последний устанавливается законодательным путём…» [2, с.

106].

По итогам первых выборов в общегерманский рейхстаг большинство мандатов полу чила национал-либеральная партия Германии, образовавшая самую многочисленную фрак цию в рейхстаге [3, с. 46]. Возглавлял партию юрист по профессии Рудольф фон Беннигсен.

Его ближайшими сторонниками и ведущими деятелями партии являлись правовед Эдуард Ласкер, известный историк Генрих фон Трейчке, выдающийся финансист Людвиг Бамбергер, знаток права Иоганнес фон Микель, Макс фон Форкенбек, Ганс Виктор фон Унру, обладав шие хорошими организаторскими способностями. Члены национал-либеральной партии за нимали влиятельные посты в управлении империей. Так, Рудольф фон Дельбрюк возглавлял управление канцлера империи [4, с. 73]. Отто фон Кампгаузен являлся прусским министром финансов, а с 17 января 1874 г. ещё и вице-президентом прусского государственного мини стерства [1, с. 367]. Адальберт Фальк занимал пост министра Пруссии по делам вероиспове Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) даний [5, с. 117]. Пруссия же имела не только территориальное превосходство в империи, но и политическое. Важные для жизни страны решения проходили первоначальное обсуждение в высших прусских кругах, определяя их дальнейшую судьбу.

«Главной задачей для национал-либералов в политической деятельности являлась реализация своих либеральных убеждений» [6, с. 765-766], затрагивающих и экономическую сферу. Согласно программе партии, по всей стране следовало устранить притеснение промы слов и труда в рамках ремесленного устава;

также необходимо отменить поручительство и налоги для газет и журналов и добиваться разумной экономии бюджета [7, с. 230-231].

Принцип «свободной торговли» стал базисом её экономической политики. Национал либералы выступали против «интервенции» государства в эту сферу, полагая, что экономика сама себя может регулировать. Таким образом, в начале 70-х гг. XIX в. ведущие круги управления империей – канцлер О. фон Бисмарк и национал-либеральная фракция большин ства в рейхстаге – поддерживали идею экономической свободы. Но обстановка в стране тре бовала пересмотра действующих экономических принципов и положений.

Необходимость корректировки проводимого государством экономического курса первыми осознали представители промышленности. Отсутствие рынков сбыта и кредитов, снижение спроса, иностранная конкуренция и ничтожные пошлины вынудили резко сокра тить объёмы производства. Строительство железных дорог – ядро развития металлургии – было приостановлено, так как машины, локомотивы, рельсы стали никому не нужны.

Но начавшееся экономическое затишье не могло спутать планы национал-либералов.

26 мая 1873 г. в рейхстаге от депутатов фон Бера и Бюлова появилось предложение об отме не таможенных тарифов, центр тяжести которого пришёлся на вопрос о существовании «свободного железа» [8, с. 832]. Предлагалось предоставление полной таможенной свободы на железо и изделия из него. Против подобной либерализации выступили, главным образом, консерваторы. Но национал-либеральное большинство парламента возобладало и 7 июля 1873 г. законопроект вступил в силу [9, с. 186]. Время отмены пошлин было определено на января 1877 г. Закон, вышедший в начале кризиса, психологически негативно отразился на общественном мнении. Его принятие расходилось с задачами момента.

Почти одновременно с предложением об отмене таможенных тарифов национал либерал Отто Эльбен представил в рейхстаге проект о создании имперского ведомства по железным дорогам, ибо в этой отрасли «отсутствует, прежде всего, властное правомо чие,…органы исполнительной власти, отсутствует сам контроль…Мы имеем смесь государ ственных и частных железных дорог…При строительстве господствует больше случай, не жели система…Имперское ведомство по железным дорогам должно…иметь в своём распо ряжении весь инвентарь, все отчёты, все тарифы, все расписания движения» [10, с. 706-707].

Убедительное выступление канцлера О. фон Бисмарка в рейхстаге развеяло все со мнения о необходимости создания этого ведомства. Но разработка положений законопроекта сопровождалась жаркими спорами. Так, Р. фон Дельбрюк жаловался на возможное сокраще ние в связи с образованием нового управления полномочий, принадлежавших ранее ведом ству канцлера [8, с. 899]. Также Э.Ласкер предлагал перенести рассмотрение инициативы О.Эльбена на более позднее время, высказывая мнение о её несоответствии основному зако ну империи [8, с. 899-900].

Тем не менее, согласно «закону, относительно учреждения ведомства по железным дорогам империи» [11, с. 362], принятому 27 июня 1873 г., для контроля за железнодорож ным делом было образовано «постоянное центральное управление». Ответственность за него и руководство возлагалось на канцлера империи. Он обрёл исключительные полномочия в этой сфере, что стало шагом в направлении централизации железнодорожного дела, сопро вождаемое неизбежным вмешательством в компетенцию южных государств империи. Пер вым руководителем новой структуры 23 июня 1873 г. был назначен Фридрих Вильгельм Шееле [4, с. 143]. При этом работа ведомства началась ещё до принятия закона, что противо речило нормам конституции. Случилось то, чего опасались противники проекта [10, с. 707].

История 10 января 1874 г. состоялись очередные выборы в рейхстаг. Национал-либералы уве ренно продолжили своё триумфальное шествие. Был достигнут относительный максимум – 152 мандата [3, с. 46]. Интересно, что 11,2 % членов фракции являлись фабрикантами и тор говцами [12, с. 135], а основной социальный состав партии был представлен образованной и имущественной буржуазией [13].

1874 г. – это время мобилизации сил промышленности, представители которой стали высказываться в пользу проведения протекционистской политики, что позволит уменьшить поток импорта в страну и станет стимулом для развития отечественной продукции. Было ре шено приступить к активным действиям – к созданию союзов. Первым крупным органом, защищавшим интересы металлургов всей страны, стал «Союз немецких железо- и сталепро мышленников». Он был создан 24 ноября 1873 г. с целью оживления конъюнктуры через дальнейшее строительство железных дорог [14, с. 161].

В 1875 г. ухудшилось положение и в аграрном секторе. Германия являлась преимуще ственно страной-экспортёром зерна и, до обвала цен на сельскохозяйственную продукцию в конце 1875 г., аграрии поддерживали проводимый в стране экономический курс. Они были заинтересованы в дешёвых сельскохозяйственных машинах, технике, инструментах и не ви дели необходимости введения протекционистских пошлин, ведь это влекло за собой удоро жание цен на отечественную продукцию. А пока в авангарде борьбы находились металлурги, которым удалось привлечь внимание к своим требованиям только в конце 1875 г. Именно тогда в рейхстаге приступили к вопросу о пошлинах [1, с. 374].

Первый бой остался за фритредерами: большинство членов рейхстага настояло на эф фективности проводимого экономического курса. Их аргументация заключалась в следую щем: «…для поиска путей выхода из кризиса главным является не вопрос о пошлинах, а снижение производственных затрат и увеличение рынков сбыта» [1, с. 376]. Но обстановка в стране говорила об обратном. Однако ни О. фон Бисмарк, ни национал-либеральное боль шинство рейхстага, не считая необходимым что-то менять, вернулись к деятельности «по стоянного центрального управления» по железным дорогам.

8 января 1876 г. был разработан план работы ведомства и официально озвучен канц лером. «Реформа…невозможна без глубокого вмешательства в прежнюю самостоятельность и финансовые отношения общества;

…и дальнейшее существование в доминирующем поло жении частной железнодорожной промышленности не является полезным для общественно го блага» [15, с. 78-79]. В итоге создание системы государственных железных дорог решили начать с Пруссии, так как «объединённое имущество частных и государственных железных дорог Пруссии…в руках империи – мощное средство укрепления национального союза и со действия национальному общему благу» [4, с. 147].

Сообщение получило эффект разорвавшейся бомбы. Историк Г. фон Трейчке привет ствовал план Бисмарка и видел в нём путь к единому государству [4, с. 147]. Растущее со противление наблюдалось со стороны министра торговли Пруссии Г. фон Ахенбаха и О. фон Кампгаузена [4, с. 148].

При проведении национализации железных дорог в выигрышном положении оказы вались империя и канцлер. Планировалось значительное пополнение бюджета страны, что позволило бы ослабить финансовую зависимость империи от союзных государств. Согласно конституции, «все общие расходы покрываются первоначально из доходов от пошлин, нало гов, доходов от железных дорог…и подобных отраслей административного управления. Ес ли эти доходы не покрывают расходов, то они покрываются через взносы отдельных союз ных государств» [2, с. 106]. Такие взносы получили название матрикулярных. Канцлер же получал управление ведомством в своё полное распоряжение.

Реорганизация управления железными дорогами затрагивала отмеченную в конститу ции соразмерность отношений империи и отдельных немецких государств в данном вопросе, что являлось угрозой их экономическим, финансовым и управленческим интересам. Для на ционал-либералов это грозило ущемлением их права на утверждение бюджета, так как ожи даемый достаточно высокий доход от железных дорог избавлял от необходимости обраще Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) ния к рейхстагу. А национализация означала увеличение роли государства в экономической жизни, что резко противоречило их фритредерским принципам. Также министры Пруссии могли лишиться своих полномочий и столь прибыльного дела, поэтому держали работу ве домства в скромных границах. В итоге оно в своей трёхлетней деятельности везде наталки валось только на настойчивое сопротивление [4, с. 151], что и стало одной из причин уволь нения в феврале 1877 г. А. фон Майбаха, сменившего Ф.Шееле на посту главы ведомства в 1874 г. [4, с. 146].

А борьба за введение протекционизма продолжалась и после неудачи 1875 г. В связи с учреждением 15 февраля 1876 г. «Центрального союза немецких промышленников содейст вия и сохранения национального труда» «Союз немецких железо- и сталепромышленников»

стал играть вторую скрипку [1, с. 392]. А 22 февраля аграриями было основано «Общество финансовых и экономических реформ», преследовавшее цель перераспределения налогового бремени и осуществления обширной реформы всех областей в рамках экономического зако нодательства [1, с. 400]. Также не стоит оставлять в стороне и растущую напряжённость в обществе: количество сторонников протекционизма увеличивалось.

Неэффективность проводимой экономической политики постепенно стала осозна ваться не только канцлером О. фон Бисмарком, но и частью либералов, которая проявляла большую гибкость. Эти обстоятельства и подвели канцлера к мысли о возможном увольне нии Р. фон Дельбрюка. Бисмарк заметил ещё весной 1875 г.: «Этот человек обладает глубо кими знаниями и высокой работоспособностью, но он озвучивает только мои распоряжения и идеи, а не свои собственные» [5, с. 110-111]. В итоге 1 июня 1876 г. Р. фон Дельбрюк был освобождён от занимаемой должности. Его обязанности стал исполнять Карл Гофманн – че ловек без собственной концепции [1, с. 413]. Увольнение Дельбрюка стало неким сигналом и предупреждением национал-либералам, державшимся догм экономической свободы.

Это событие только увеличило поток петиций в защиту протекционизма. Правитель ства империи и земель были ими завалены. Летом 1876 г. Бисмарк подчеркнул ключевую роль налогового вопроса для улучшения экономической ситуации в стране [14, с. 173]. октября 1876 г. состоялся совет при кайзере для рассмотрения вопроса о дальнейшем разви тии торговой политики. Министр финансов Пруссии выступил с решительным докладом, главная идея которого заключалась в продолжении либерализации экономики. «Истинные причины зла кроются исключительно в «гипертрофии» металлургических заводов и резкой диспропорции между объёмом произведённой продукции и незначительной потребностью сегодняшнего рынка. Единственное лекарство состоит в разумном ограничении продук ции...А отказ от отмены пошлин на железо станет только способствовать продлению тепе решнего болезненного состояния» [15, с. 82]. В высших кругах страны не было согласия.

12 декабря 1876 г. в рейхстаг поступил проект закона о взимании компенсационного сбора. «Во время существования…ввозных пошлин на железо и изделия из не го…экспортные премии на отечественном рынке были мало ощутимы. Но с 1 января 1877 г.

…пошлины на железо…упраздняются, и при дальнейшем существовании подобных экс портных премий…отрасли немецкой металлургической промышленности пострадают ещё значительнее, чем ранее» [16, с. 706-707]. Но предложение отклонили.

Очередные выборы в рейхстаг состоялись 10 января 1877 г. Их результат стал неожи данным. Национал-либералы получили 127 мандатов [3, с. 46]. Доля фабрикантов и торгов цев в составе фракции достигла 27,6% [12, с. 135]. При анализе итогов выборов было отме чено: потеря количества мандатов наблюдается только у национал-либеральной и немецкой прогрессистской партий, то есть партий либерального толка. Что произошло? Почему это стало возможным? Где национал-либералы оступились или это единичный случай и уже на следующих выборах им вновь будет сопутствовать удача? Пока национал-либералы продол жали задавать тон в рейхстаге.

13 февраля 1877 г. О. фон Бисмарк потребовал от министра финансов Пруссии О. фон Кампгаузена начать обширную подготовительную работу по формированию налоговой ре формы, направленной на снижение матрикулярных взносов, что позволит поставить импе История рию «на собственные ноги», сделать независимой от финансирования других государств.

Канцлер желал одновременного проведения таможенной и налоговой реформ, позволявших поддержать отечественного производителя и сделать государство богатым. Первым шагом должен стать налог на табак [2, с. 106]. Согласно мнению Г. фон Трейчке: «Протекционист ская пошлина начала входить в моду» [15, с. 99].

Но О. фон Кампгаузен как сторонник либеральных взглядов в экономике всячески «ускользал» от выработки данного проекта, ведь исполняя поручение О. фон Бисмарка, он утрачивал кредит доверия национал-либералов. Вся серьёзность и напряжённость момента прослеживалась в реплике историка Г. фон Трейчке: «Я опасаюсь, что если мы примем за кон,…то господину министру Кампгаузену больше не стоять на этом месте» [17, с. 132].

Одобрение закона означало отступление от идейных принципов партии, а увольнение мини стра финансов Пруссии – очередную неудачу национал-либералов. Эти колебания не прошли бесследно для партии. В этом же году Бисмарк подметил, что «национал-либералы – не еди ная партия…Беннигсен – смышлёный организатор;

Ласкер – только вредный, разлагающий оратор» [18, с. 120]. Впоследствии эти деятели и возглавили образовавшиеся несколько поз же два течения в партии.

В стране всё более обнаруживалась неэффективность политики фритредеров, её несо ответствие интересам промышленности, да и Германии вообще. Для канцлера Бисмарка идея свободной торговли не являлась догмой, правилом без исключений. Наблюдая нежелание национал-либералов, а значит и рейхстага, сотрудничать, он совершает азартный ход: при глашает лидера партии Рудольфа фон Беннигсена возглавить прусское государственное ми нистерство [17, с. 126]. Учитывая его авторитет и влияние в партии, канцлер стремился сде лать более эффективной работу рейхстага и правительства. Это стало последней серьёзной попыткой поиска консенсуса с национал-либералами в стремлении провести через рейхстаг финансовую и налоговую реформы. К тому моменту у Бисмарка были все козыри на руках:


поддержка аграриев и промышленников, выступавших уже единым фронтом, общественного мнения и некогда оставивших его консерваторов.

Также предложение имело двоякое значение и для национал-либералов. Пост главы государственного министерства Пруссии – безусловно – успех, новые возможности. Но изо лированное вхождение Р. фон Беннигсена в правительство несло опасность разрушения, подрыва либерального фронта, вплоть до раскола партии. Отсюда – смелая поправка: вхож дение в министерство также членов партии М. фон Форкенбека и Ф. фон Штауффенберга. А один лидер партии не осмелится войти в логово льва [15, с. 192]. Это условие выглядело за щитой интересов партии, сохранением её единства, хотя реально отказ Беннигсена от поста главы министерства не сулил национал-либералам ничего хорошего.

В начале ноября 1877 г. была ускорена работа над налоговой реформой. 17 декабря Бисмарк высказал Беннигсену надежду, что «на очередном заседании рейхстага будет внесе на ясность о будущем таможенной и налоговой реформ» [19, с. 452]. Позже добавил, что «если закон о налогах провалится в рейхстаге,…то роспуск рейхстага, возможно, станет не избежен» [1, с. 478-480].

6 февраля 1878 г. открылось заседание рейхстага. 22 февраля состоялось первое об суждение законопроекта, касающегося налогообложения табака. Наиболее впечатляющей и содержательной стала речь национал-либерала Франка фон Штауффенберга. «Если мы гово рим о налоговой реформе, то эта реформа не должна представлять собой явное…увеличение налогов…По моему мнению, проект налога на табак…представляет собой не окончательное решение вопроса, а является только этапом к дальнейшим мероприятиям…Что же касается этих мероприятий, мне кажется, что развивать проекты налогов – это не функция рейхстага»

[14, с. 209]. Также отмечалось, что канцлер не несёт ответственности за обсуждаемый про ект. А степень активности О. фон Кампгаузена при его разработке вовсе не была затронута в речи выступавшего. Это выступление стало судьбоносным для партии. Одним из ключевых политических требований национал-либералов было введение ответственности министра, что значительно сократило бы полномочия Бисмарка. А одобрить проект закона о налогооб Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) ложении табака партия решалась только в обмен на предоставление этой конституционной гарантии, на что Бисмарк никак не мог согласиться. В итоге: проект отвергли. О. фон Камп гаузен немедленно подал в отставку.

После такого выступления у О. фон Бисмарка не осталось сомнений, что «с национал либералами ничего продуктивного не получится и поэтому он должен действовать по другому» [20, с. 128]. Мысль о неизбежном роспуске рейхстага, что впоследствии и про изошло, посетила канцлера ещё 31 марта 1878 г. «Национал-либералы показались Бисмарку намного мелочнее, чем он считал ранее,…партией, истощённой в красноречии» [14, с. 212].

В самой партии разногласия между её членами постепенно приобретали большую остроту: каждый стремился защитить свою точку зрения. Вскоре наличие трещины в рядах национал-либералов стало очевидным. Решение каких вопросов раскололо партию, какие её идейные положения оказались поколебленными? Л.Бамбергер вспоминал, что «среди прин ципов, которые должны привести к несовместимости, наконец, к расколу между членами на ционал-либеральной фракции, не малую роль сыграли свободная торговля и протекционист ские пошлины» [21, с. 57].

Именно в экономической сфере провозглашённые принципы оказались менее всего совместимыми с политической практикой. Слепое следование догме без учёта требований времени было чревато провалом. Постепенно то, чего боялись и произошло. Члены партии, группировавшиеся вокруг официального её лидера, оказались более гибкими и пошли на корректировку своих идей в экономике. Они стали проводить линию умеренной критики власти. Левое течение в партии образовали Э.Ласкер и его сторонники, «фанатично придер живавшиеся фритредерской доктрины, выступавшие против проводимой экономической по литики» [6, с. 768].

Новые выборы в рейхстаг состоялись 30 июля 1878 г. К началу законодательного сро ка национал-либералы пришли с 98 местами и «с внутренним разладом в партии» [6, с. 768].

Крупнейшие потери были в Баварии, Вюртемберге, Саксонии и на территории старой Прус сии [3, с. 46]. Эти выборы сдвинули центр тяжести вправо. Перевес либералов значительно сократился. В это же время Р. фон Беннигсен дал отрицательный ответ на вопрос о своём вхождении в правительство Пруссии [22, с. 327-328].

Сами национал-либералы по-разному оценивали результаты выборов и события с ни ми связанные. Отмечали, что сам канцлер Бисмарк «высказался о выборах…достаточно удовлетворительно…Оказывается, что в стране думают совсем по-другому, не так как в ста ром рейхстаге» [15, с. 130].

Изменение отношения Бисмарка к партии, падение популярности национал-либералов в стране, внутренние разногласия не способствовали дальнейшей продуктивной работе рейхстага. Экономическая политика всё больше представлялась как борьба интересов между производителями и потребителями, промышленностью и сельским хозяйством, фритредера ми и сторонниками протекционизма, теорией и практикой, сопровождаемая изменениями в социальной структуре общества. Увеличение в рейхстаге представителей промышленных и торговых кругов было вполне закономерным, так как они и стали «сердцем» экономического законодательства.

Настойчивая борьба национал-либералов за принципы свободной торговли закончи лась 17 октября 1878 г. В этот день так называемое экономическое общество рейхстага опуб ликовало декларацию, поддерживающую реформу немецких таможенных тарифов. Её под писали 204 из 397 депутатов рейхстага. Среди них было 27 национал-либералов. «Исходя из различных политико-экономических мнений, нижеподписавшиеся нашли единство в главной идее, состоящей в следующем: проблемные вопросы немецкой торговой политики могут быть решены не только посредством лозунгов о свободной торговле и протекционистских пошлинах. Намного большее значение имеет соотношение между действительными и мни мыми противоположными интересами и компетентностью, осмотрительностью и любовью к родине» [23, с. 209-210]. Так, здравый смысл возобладал над догматизмом.

История Экономический кризис, последовавший за эпохой «грюндерства», коснулся ведущих звеньев экономической системы Германии. Принцип свободной торговли, которого придер живались канцлер и правительство, являлся основой экономических отношений в империи.

На таких взглядах особенно настаивали члены национал-либеральной партии, получившие большинство мандатов на выборах в рейхстаг в 1871 и 1874 гг. Их главные преобразования в экономической сфере коснулись урегулирования таможенных тарифов и упорядочивания управления железными дорогами империи.

Но реализация идейных положений партии осуществлялась её членами без учёта тре бований времени. В стране всё более обнаруживалась слабость политики фритредера, её не соответствие интересам Германии. Неэффективность проводимого экономического курса стала постепенно осознаваться канцлером империи, а национал-либеральное большинство рейхстага не видело необходимости менять свои убеждения. Для последнего идея свободной торговли являлась некой догмой, через которую депутаты не могли перешагнуть. А О. фон Бисмарк настаивал на проведении новой таможенной и финансовой политики. И идейные принципы партии перестали быть близки взглядам канцлера.

Первым ударом по занимаемой партией позиции стало увольнение главы ведомства канцлера Р. фон Дельбрюка. Далее была неудача на выборах 1877 г. и отставка министра фи нансов Пруссии. Даже приглашение Р. фон Беннигсена в правительство не заставило сойти с избранного пути. Его отказ поставил точку в сотрудничестве национал-либералов и канцле ра. Эти события не могли не затронуть единство партии. Сформировались два течения – ле вое, возглавляемое Э.Ласкером, и правое, возглавляемое Р. фон Беннигсеном. Первое заняло позицию решительного неприятия экономической политики властей, второе – придержива лось более умеренных взглядов.

Итогом такого положения дел стал переход почти трети членов фракции в лагерь сто ронников протекционизма. Единство партии было нарушено, общей экономической доктри ны больше не существовало. Победила установка на практическое применение идей, соот ветствующих зову времени.

The development of the German empire in the years of the economic crisis of the 70-s of the 19-th century is shown in this article. The proposed measures of stabilization of the situation in the country are stated by the fraction of the na tional-liberal majority of the Reichstag. The base of the economic development was the idea of free trade but the situa tion in the country demanded a review of the current principles. The necessity of changes was realized little by the chancellor of the empire and by a part of the liberals that showed great flexibility. By 1877 preponderance of the liber als in Reichstag considerable reduced. I side the party itself, a disagreement between its members became sharper. Two currents were formed: a right one held on more moderate views according to the conducted economic policy, a left one took a radical position. The result of it become a transition of almost one third of the members of the national-liberal fraction of Reichstag in the camp of the supporters of protectionism.


The key words: national-liberals, economic crisis, free trade, economic legislation, protectionism, government de partment of railways.

Список литературы 1. Bhme H. Deutschlands Weg zur Gromacht. Studie zum Verhltnis von Wirtschaft und Staat whrend der Reichsgrndungszeit 1848-1881. Kln: Kiepenheuer&Witsch, 1972. 728 s.

2. Deutsche Reichsgeschichte in Dokumenten. 1849-1934. Urkunden und Aktenstcke zur inneren und ueren Politik des Deutschen Reiches in 4 Bnden. 1849-1906. Berlin: Vertrieb amt licher Verffentlichungen, 1934.

3. Nationalliberale Parlamentarier 1867-1917 des Reichstages und der Einzellandtage.

Beitrge zur Parteigeschichte. Berlin: Centralbro der Nationalliberalen Partei, 1917. 484 s.

4. Morsey R. Die oberste Reichsverwaltung unter Bismarck 1867-1890. Kln/Graz: Bh lau, 1957. 352 s.

5. Schoeps H-J. Bismarck ber Zeitgenossen. Zeitgenossen ber Bismarck. Frankfurt-am Main / Berlin: Verlag Ullstein, 1972.

6. Politisches Handbuch der Nationalliberalen Partei. Berlin: Centralbro der Nationalli beralen Partei, 1907. 1229 s.

Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) 7. Dokumente der deutschen Politik und Geschichte von 1848 bis zur Gegenwart. Ein Quellenwert fr die politische Bildung und Staats brgerliche Erziehung. Bd. 1. Berlin: Dokumen ten-Verlag, 1951.

8. Stenographische Berichte ber Verhandlungen des Reichstags. Bd. 32. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung“, 1873. 1428 s.

9. Stoltenberg G. Der deutsche Reichsrag 1871-1873. Dsseldorf: Droste-Verlag, 1955.

216 s.

10. Stenographische Berichte ber Verhandlungen des Reichstags. Bd. 31. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung“, 1873. 718 s.

11. Stenographische Berichte ber Verhandlungen des Reichstags. Bd. 33. Berlin: Verlag von F. Gittenfeld, 1873. 574 s.

12. Rosenberg H. Groe Depression und Bismarckzeit. Berlin: Verlagsbuchhandlung, 1967.

270 s.

13. Langewiesche D. Liberalismus in Deutschland. Frankfurt-am-Main: Suhrkampf Verlag, 1988. 250 s. T. Nipperdey. Deutsche Geschichte. 1866-1918. Bd. 2. Machtstaat vor der Demokratie.

Mnchen: Beck, 1998. 948 s. u.a.

14. Strmer M. Regierung und Reichstag im Bismarckstaat 1871-1880: Csarismus oder Parlamentarismus. Dsseldorf: Droste-Verlag, 1974. 376 s.

15. Strmer M. Bismarck und preuisch-deutsche Politik 1871-1890. Mnchen: Deutscher Taschenbuch Verlag, 1970. 322 s.

16. Stenographische Berichte ber Verhandlungen des Reichstags. Bd. 47. Berlin: Verlag von F. Gittenfeld, 1876. 962 s.

17. Treitschke H. Reden von H. Treitschke im deutschen Reichstage 1871-1884. Leipzig:

Hirzel, 1896. 223 s.

18. Klein-Hattingen O. Geschichte des deutschen Liberalismus. Bd. 2. Von 1871 bis zur Gegenwart. Berlin/Schneberg: Buchverlag deutsche „Hilfe“, 1912. 674 s.

19. Treitschke H. Heinrich von Treitschkes Briefe. Bd. 3. 1866-1896. Leipzig: Hirzel, 1920.

669 s.

20. Stenographische Berichte ber Verhandlungen des Reichstags. Bd. 51. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung“, 1878. 782 s.

21. Bamberger L. Die Secession. Berlin: Springer, 1881. 78 s.

22. Bamberger L. Bismarcks groes Spiel. Die geheimen Tagebcher Ludwig Bamberger.

Frankfurt-am-Main: Societts-Verlag, 1932. 583 s.

23. Ritter G.A. Das Deutsche Kaiserreich 1871-1914: ein historisches Lesebuch. Gttingen:

Vandenhoeck&Ruprecht, 1975.

Об авторе Ю.Н. Устинова – аспирант., Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского, julija0404@rambler.ru.

УДК 001(47)(09) РАСТОПТАННАЯ НАУКА: АРХЕОЛОГИ ПОДЕСЕНЬЯ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ А.А. Чубур В результате развернутых в СССР политических репрессий 1920-1950-х гг. отечественной науке был нанесен непоправимый ущерб. Особенно пострадали деятели, представлявшие гуманитарное направление – как столич ные, так и краеведы из глубинки. В статье кратко рассматривается научный вклад и судьба репрессированных История археологов, чья исследовательская деятельность была связана с бассейном Десны. Среди них – Б.С. Жуков, М.Я. Рудынский, Б.А. Латынин, В.П. Левенок, Е.А. Калитина, Г.И. Горецкий и многие другие. Подчеркивается актуальность исследований преступлений тоталитарного режима для современного этапа Российской истории.

Ключевые слова: археология, геология, Десна, Брянск, Чернигов, политические репрессии, тоталитаризм Это время не следовало бы вычеркивать из социальной памяти.

Самое глупое, что мы можем сделать, - это поскорее забыть о нем;

самое малое – помнить об этом времени, пока семена его не истлели.

Борис Стругацкий Сталинский режим нанес страшный удар по отечественной науке, в особенности – по гуманитарному направлению. Непоправимый урон понесли даже такие далекие от политики научные направления, как археология и геология. Это ясно видно на примере судеб исследо вателей далекого прошлого Подесенья.

В 1929 г. И.В.Сталин взял курс на глубокую бюрократизацию всей общественной жизни и подавление остатков свободомыслящей интеллигенции. Наступил «год великого пе релома». Начавшее возрождаться краеведческое движение не вписывалось в систему, и по тому было обречено. Музеи на новой волне борьбы с религией стали избавляться от икон и церковной утвари и иных экспонатов, не отвечавших новой идеологии. На I Всероссийском музейном съезде в Москве (1930) марксисты призвали «очистить музеи не только от хлама старинных вещей, но и от человеческого хлама»[1]. Под хламом подразумевалась интелли генция «старой» закваски.

Поначалу специалистов просто увольняли. Создатель и директор Трубчевского крае ведческого музея умный, образованный энтузиаст, археолог и естествоиспытатель Георгий Михайлович Поршняков (1868-1939) был в 1930 г.отстранен от работы и бежал в Орёл [2].

Новый директор П.Н.Гоголев вскоре уехал в загранкомандировку в Париж и благополучно там остался, а пришедшие за ним невежды-пролеткультовцы разграбили музей. С мнением создателя Брянского музея Сергея Сергеевича Деева (1875-1943) считались даже в Главнау ке. Однако он допустил «непростительные» деяния, пытаясь в докладных записках обратить внимание властей на бедственное состояние бывших монастырских архивов, а до революции имел неосторожность дослужиться до статского советника на ниве образования. В итоге и Деев был уволен с поста директора Брянского объединения музеев. Парадокс, но несправед ливое увольнение и родившийся в душе страх спасли Деева от гибели в лагерях. Бросив нау ку, он тихо преподавал в Брянском строительном техникуме.

Весной 1929 г. марксисты объявили все немарксистские подходы вредными для со ветской науки. В числе «вредителей» оказался талантливейший профессор МГУ, величина мирового масштаба – Борис Сергеевич Жуков (1892-1933), исследовавший в 1926-1927 гг.

открытую Деевым Супоневскую стоянку под Брянском. Он, в числе более чем 150 видных историков, археологов, филологов и искусствоведов, был арестован по инспирированному по заданию ЦК ВКП(б) «Академическому делу» о заговоре ученых с целью свержения Сталина и его окружения мифическим «Всенародным союзом борьбы за возрождение свободной Рос сии». К моменту, когда оно возникло в недрах ОГПУ, процесс огосударствления и идеологи зации науки достиг пика. «Академическое дело» было призвано сломить противодействие научной интеллигенции тоталитарному переделу Академии и открыть дорогу в нее партий ной бюрократии [3]. Жукова объявили членом Московского центра мифического подполья.

Судебного разбирательства не было. Жуков умер в концлагере на Алтае и лишь 04.04. реабилитирован посмертно. Целый ряд его работ остался не издан, типографский набор пер вого тома трудов его экспедиции рассыпали. Среди учеников Жукова такие выдающиеся ис следователи, как О.Н.Бадер, Г.Ф.Дебец, М.В.Воеводский, А.Е.Алихова и другие. Они про должили его дело, но заменить собой учителя не смогли – любой талант неповторим в прин ципе [4].

Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) Год 1930-й оказался тяжелым и для профессора Василия Алексеевича Городцова, ко торый вел раскопки Тимоновской стоянки на окраине Брянска. Ряд фигурантов «Академиче ского дела» показал что «бывшего военного» «обижали по службе», а вокруг «группируется много молодежи». Но профессор не был арестован именно благодаря молодежи, с которой занимался археологией. Многие из «кружка Городцова» входили и в Общество историков марксистов, председателем коего был курировавший «дело» М.Е.Покровский [5]. В итоге Городцов «всего лишь» потерял службу в Историческом музее, в МГУ, в Российской ассо циации институтов общественных наук как «белогвардеец» и «буржуазный ученый». Но в ситуации, когда его мог ждать лагерь, он 20.08.1930 самоотверженно заявил, что собирается продолжать работу в Тимоновке, и подал смету на раскопки [6]. Через год власть «простила»

старика, дозволив вернуться к работе. В 1938 г., дабы избежать новых гонений, Городцов в возрасте 77 лет был вынужден вступить в ВКП(б), но его отношение к диктатуре, растоп тавшей миллионы судеб, красноречиво показал такой факт: в 1944 г. именно при поддержке Городцова вернувшиеся из лагерей археологи К.Э.Гриневич и А.С.Башкирев защитили дис сертации. После этого поступка, достойного русского офицера, ученый окончательно поки нул МГУ.

В 1933 г. с группой коллег был арестован участник экспедиции Городцова – выпуск ник МГУ, геолог Мосгеолуправления Борис Митрофанович Даньшин (1891-1941). Он кате горически отказался подписать в ГПУ сфабрикованное обвинительное заключение и случи лось невиданное: Даньшин был освобожден из-под стражи. Однако пережитое повлияло на его судьбу: из застенка он вышел с больным сердцем. После защиты кандидатской диссерта ции (1938), работы в вузах Москвы и в комиссиях по сооружению Московского метрополи тена и канала Москва-Волга он скоропостижно скончался от инфаркта на строительстве обо ронительных сооружений в июне 1941 г. [7] Выпускник Петроградского университета Борис Александрович Латынин (1899–1967) специалист по генезису и хронологии культур неолита-бронзы, провел в 1928-1929 гг. вместе с Татьяной Сергеевной Пассек первую профессиональную разведку памятников бронзового века на Брянской земле (окрестности Брянска, Навли, Локтя). Работая в ГАИМК и Гос. Эр митаже, он исследовал и Закавказье, Поволжье, Среднюю Азию, Украину, писал диссерта цию, посвященную новому взгляду на хронологию и типологию древностей эпохи бронзы.

Эта работа серьезно продвинула бы отечественную археологию раннего металла, но в 1935 г.

Латынина выслали в Куйбышев как потомственного дворянина, одно это уже - преступление перед властью. Это был второй арест, первый случился еще в 1924 г. А в 1937-м его аресто вали в третий раз и отправили на 9 лет на Колыму. Диссертацию варвары из НКВД уничто жили. С 1946 г. он, лишенный здоровья, но не сломленный духом, вернулся к работе – сна чала в Сызранском музее. Вскоре он защитил кандидатскую диссертацию (1948), а в 1953 г.

вернулся в Эрмитаж, стал доктором исторических наук (1962) [8].

В БССР по сценарию сходному с «Академическим делом» сфабриковали свой план погрома. Весной-летом 1930 г. арестовали большую группу деятелей науки, культуры и об разования. Только в Белорусской Академии наук взяли более 30 человек. Одним из них ока зался ученый, без трудов которого трудно представить четвертичную геологию и археоло гию палеолита Подесенья – Гавриил Иванович Горецкий (1900-1988). Для Горецкого это был не первый арест. Осенью 1920 г. он был взят под стражу за несвоевременную явку из-за гра ницы. Второй арест 31.08.1922 был в связи с участием в деятельности Белорусской культур но-научной ассоциации студентов-петровцев. Он ограничился 17 днями, но обучение в сель хозакадемии разрешили закончить только при условии выхода из ассоциации. С 1925 г. он – доцент Белорусской СХА, затем – директор Белорусского НИИ сельского и лесного хозяйст ва, с 1928 г. – уже в первом составе Белорусской АН. Третий арест произошел в Новороссий ске 24.07.1930. Совнарком БССР постановил 06.12.1930 исключить из состава БАН Горецко го и еще ряд членов, лишив их звания академиков «в связи с выявлением враждебной контр революционной деятельности». В момент принятия решения ученые находились еще в предварительном заключении, то есть была попрана презумпция невиновности. Горецкого История обвинили в участии в мифической контрреволюционной организации «Саюз вызвалення Бе ларуси», что якобы имела целью отторжение Беларуси от СССР. По постановлению внесу дебного органа от 06.06.1931 по ст.58-6,7,11 УК РСФСР он был приговорен к высшей мере наказания, замененной 10 годами лагерей, и этапирован в Карелию, в Кемский картонажный цех и на геологическую базу Ленразведтреста;

затем переведен в горно-геологический отдел Беломорканала. Досрочно освобожден 6.10.1934, оставшись при лагерях как вольнонаемный (Рыбинск, Карелия). Новый арест – с октября по декабрь 1937 г. Пятый раз он находился в заключении с 8.05.1938 по 22.06.1939, прошел пытки, карцер, был повторно приговорен к расстрелу и чудом выжил [9]. С 1943 до 1968 гг. Горецкий – главный геолог НИИ Гидропро ект, защитил кандидатскую (1945) и докторскую (1946) диссертации. Реабилитирован воен ным трибуналом Белорусского военного округа 22.04.1958. Много сил отдал реабилитации погибшего в застенках брата. В июле 1965 г. восстановлен в звании академика. В 1969-1985 – завотделом геологии и палеонтологии антропогена Института геохимии и геофизики АН БССР, председатель Комиссии по изучению четвертичного периода АН СССР. Горецкий – отец палеопотамологии – науки о древних реках;

он исследовал долины Пра-Волги, Пра Оки, Пра-Днепра, участвовал в исследовании таких известных памятников палеолита Десны, как Хотылево, Юдиново.

Сходно репрессии проходили и в Украине, где активно развивались национальные научные школы. Основателем одной из них был выдающийся археолог, помимо прочего ис следовавший палеолит и мезолит Среднего Подесенья и открывший знаменитую Пушкарев скую стоянку – Михаил Яковлевич Рудынский (1887-1958). Он не скрывал критического от ношения к марксизму и насаждаемой в музейном деле политико-просветительной работе, говорил, что ученых «превращают в граммофоны», воспроизводящие тексты экскурсий. Но авторитет ученого в Украине был столь велик, что, несмотря на серию судебных процессов, регулярные доносы и «проверки сверху», он оставался на свободе. Лишь в 1934 г., когда по указанию Сталина начался планомерный разгром украинской национальной науки и культу ры, он был арестован и после полугодового следствия обвинен Особым совещанием НКВД в контрреволюционной деятельности. Одновременно с ним были арестованы директора музеев в Киеве, в Днепропетровске и других городах Украины.Три года Рудынский провел на лесо повале под Архангельском. В 1938-м перебрался в Вологду, вновь занявшись археологией.

Уже в 1944 г. возрождающийся Институт Археологии АН УССР пригласил Михаила Яков левича на должность ученого секретаря. В 1948 г. он стал доктором исторических наук. Уче ный посмертно реабилитирован прокуратурой г.Киева лишь 22.07.1989 [10]. Еще одним ук раинским исследователем Деснинских древностей, подвергшимся репрессиям, был Петр Иванович Смоличев (1891-1944 – дата смерти уточнена сыном археолога). Сын священника, он окончил Черниговскую духовную семинарию, Петербургскую духовную академию и Пе тербургский археологический институт. В Чернигов вернулся после революции, чтобы пре подавать в Пединституте. С 1923 г. начал работать в Черниговском музее. Собирал материа лы по истории и археологии Подесенья, участвовал в раскопках Спасского Собора в Черни гове, исследовал курганы в Шестовице на Десне и памятники культуры «полей погребений»

близ Черкас. С 1927 г. вел изыскания в зоне строительства Днепрогэс. В 1933 г. как неблаго надежный сын священника и «украинский националист» (типовое обвинение на территории УССР) был сослан с семьей в Душанбе, где работал в Институте истории, археологии и этно графии Таджикистана [11].

Порой основанием для репрессий в отношении ученых служили прямые или косвен ные доносы коллег. В обстановке тех лет даже научная рецензия, содержащая обвинения в «отступлении от марксистской методологии», могла стать поводом ареста. С этой стороны в разгроме национальной белорусской науки, как ни странно, принял участие выпускник Смо ленского отделения Московского археологического института (1922), кандидат историче ских наук Александр Николаевич Лявданский (1893-1937), много лет проводивший исследо вания на Белорусской, Брянской и Смоленской земле. Его одиозные выступления обвиняли коллег в собирании церковщины, в попытках создания белорусской автокефальной церкви, в Вестник Брянского госуниверситета. №2 (2008) борьбе против диктатуры пролетариата. Совершенно не вяжется травля белорусской науки с образом Лявданского, сохраненным современниками: «Ученый-энтузиаст, жизнерадостный и обаятельный человек, он умел сплотить вокруг себя вокруг себя и молодежь, и людей старшего поколения и заразить их всех своей любовью к родной истории» [12]. Возможно, Александр Николаевич искренне верил в идеалы нового времени? Он стал доцентом Бело русского университета, ученым секретарем Института Истории АН БССР, заведующим сек цией археологии, вошел в партком института. Однако террор настиг и его, а с ним и не скольких талантливых коллег. Лявданский был арестован 19.05.1937 и по постановлению «тройки» от 25.08.1937 по ст.63-1 «измена Родине», ст.70 «совершение террористических актов» и ст.76 «организационная антисоветская деятельность или участие в антисоветской организации» УК БССР приговорен к исключительной мере наказания как польский шпион.

Посмертно реабилитирован 7 мая 1958 г. Военным трибуналом Белорусского военного окру га [9].

Вернемся к «Академическому делу». От него в ходе следствия отпочковалось дело №111212 «Краеведы», приведшее к аресту и последующим репрессиям в 1931 г. по ст.58 10,.11 УК РСФСР краеведов Черноземья [13]. Брянск чаша сия по счастливой случайности миновала. Краеведов обвинили в «монархическом заговоре» - распространенный, классиче ский приговор для людей с ярким дореволюционным прошлым. В числе прочего краеведам инкриминировали пропаганду монархических идей среди населения, создание контрреволю ционных групп, использование научных учреждений для группировки контрреволюционных элементов, контрреволюционную работу среди учителей и учащейся молодежи ВУЗов и средних школ, захват в контрреволюционных целях руководящих постов в научных общест вах, музеях [14]. В 1933 г. многие краеведческие общества были закрыты. Чудом выглядит на этом фоне уцелевшее и развивавшееся объединение краеведов из Бежицы (Орджоникидзе града).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.