авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Философия Основан в 1991 году Социология ...»

-- [ Страница 4 ] --

в этих условиях невозможны созидательная деятельность общества, построение демократических отношений, укрепление граждан ского самосознания и формирование гражданского общества.

Разрешение этой гибельной по своим последствиям ситуации возможно при помощи вмешательства государства, активизации его культурной, воспитательной, программно ориентирующей, идеологической функций.

Советская теория государства рассматривала идеологическую деятельность государст ва как его важнейшую функцию, посвящая ей большие разделы в учебной и научной ли тературе. К концу 1980-х гг. отношение к государственной идеологической деятельности и, соответственно, к понятию «идеология» изменилось. Идеология стала пониматься как нечто насильственно навязываемое сознанию. Появилось множество негативных публика ций, перечеркивающих как советскую идеологию, так и идеологию вообще. Количество их возросло после принятия Конституции РФ, закрепившей процессы деидеологизации об щества. Идеологическая деятельность государства была сведена к нулю. Представляется, что это решение ошибочное, проистекающее из непонимания роли идеологии в жизни государства и общества.

Идеология, понимаемая как ценностно-нормативная подсистема общества, включа ющая в себя экономические, политические, правовые, этические, научные, культурные ценности, представления, идеалы, знания, нормы, как показала история, действительно является необходимым элементом устойчивого развития общества и государства. Являя собой систему ценностей высшего порядка, способных стать ориентирами общественного развития, практически действенных, обладающих большим консолидирующим и мобили зующим потенциалом, идеология выполняет важнейшие социальные функции интегра ции, поддержания ценностно-нормативного образца, социализации, легитимации обще ственных отношений, выступая основой социальной структуры общества, её ценностно нормативным каркасом. Принимая данную трактовку идеологии, нельзя не согласиться с Ю. Г. Волковым в том, что идеологическая структура общества определяет развитие экономической, политической и даже культурной сфер жизни. Идеология — это прежде всего система знаний и ценностей, лежащих в основании любого общества, а ее разруше ние грозит и разложением самого общества2.

Любая действенная идеология содержит в себе программные положения, определяю щие перспективы и направления развития общества и образующие фундамент для моти вации и мобилизации его членов. Это обусловливает тесную связь идеологии и государ ства, так как идеология служит духовной основой осуществления государственной влас ти, формирования и реализации государственной политики в целом. Она является основ ным фактором легитимации государственной власти, обосновывает её право управлять обществом и реализовывать ту или иную стратегию. Наконец, одна из главных функций идеологии заключается в ее способности сплотить общество на почве сознательно сфор мулированных целей и общепринятых ценностей, и эта функция идеологии на данном этапе существования российского государства выдвигается на первый план, потому что становится ясным, что без выработки общенационального консенсуса по поводу дальней шего развития России, без наличия интегрирующих идеологических ценностей, невоз можно успешное разрешение наболевших проблем в экономике, политике, социальной сфере.

Идеологическая функция государства является одной из важнейших и тесно связана с такими направлениями государственной деятельности, как обеспечение общественной стабильности, национальной безопасности (в том числе, информационной). И это утверж дение, на наш взгляд, справедливо как для государств с авторитарными режимами прав ления, так и для современных демократий — разница лишь в способах идеологическо го воздействия и его пределах. Так, в государствах идеократических (каким считается, например, советское государство) государственная власть обладает монопольной при вилегией на выработку и внедрение идеологических ценностей. В демократических ре жимах государство выступает в роли основного идеологического актора, выполняющего функции аккумулирования идеологических ценностей, наиболее актуальных в обществе и, что самое главное, выработанных самим социумом, всей совокупностью институтов гражданского общества, а также функцию трансляции этих ценностей и закрепления их в общественном сознании с целью поддержания целостности социума, интеграции разно образных социальных групп и общностей, составляющих его, выработки общенациональ ного консенсуса по поводу направлений дальнейшего развития государства и общества.

Последняя функция и есть собственно идеологическая функция государства, реализуемая им с помощью механизмов государственной политики, в том числе через систему воспи тания и образования, средства массовой информации.

Особенно актуальна идеологическая функция государства в эпохи общественных кри зисов, когда необходимо обеспечить консолидацию общества, мобилизовать его внутрен ние силы. Можно привести множество примеров, когда с помощью выдвижения новых идей, формулирования национальных идеологических доктрин государствам удавалось преодолеть социально-экономические кризисы и иные национальные катастрофы. Рузвельт с триадой «Вера, Надежда, Солидарность»3, сумевший в годы Великой депрессии спло тить американскую нацию, поднять ее дух, вернуть миллионам американцев веру в свои силы, в будущее, вывести их из состояния глубокой подавленности и апатии. Де Голль, сумевший укрепить влияние Франции на международной арене, дать мощный импульс экономическому и научно-техническому прогрессу благодаря идеологической доктрине, содержащей идеи укрепления государственности, восстановления величия Франции, со хранения чистоты родного языка, развития национальной культуры. Феномен «японского чуда», когда страна, находящаяся в глубочайшем кризисе, экономически и политически истощённая, сумела благодаря идеологической доктрине «экономического реванша» вый ти на первые позиции в мире по уровню жизни населения, по развитию научно-техничес кой мысли и иным социально- экономическим показателям. Все эти примеры доказывают важность и актуальность идеологической функции государства.

Идеологические конструкты, транслируемые государством, находят своё отражение в идеологической доктрине государства — целостной совокупности принципов, идей, формулирующих основные национально-государственные ценности и интересы страны и её народа, на их базе определяющих цели и задачи развития государства, стратеги ческие приоритеты нации. Идеологическая доктрина может представлять собой единый программный документ, но чаще всего, особенно, если говорить о современных развитых демократических странах, ее постулаты явно или неявно, но присутствуют в различных нормативных актах государства, законах, обращениях президента к парламенту (сенату и т. п.), а также в таких программных документах, как доктрины национальной безопас ности, внешней политики государства, социального строительства и т. д.

Поиски приемлемых для нового российского общества идеологических конструктов ведутся уже на протяжении десятилетия, однако эти старания пока не принесли успеха, как и попытки доктринального оформления новой общенациональной идеологии. Причин этому множество: слабость гражданского общества в России, чрезвычайное, по многим западным стандартам, социально-экономическое расслоение общества и, как следствие, невозможность найти хоть какие-нибудь точки идейного соприкосновения различных со циальных групп, глубокой раскол между так называемой политической элитой и обще ством.

Попытки формулирования новой общенациональной идеологии, тех идеологических принципов, которые затем составляют идейную основу государственной политики в раз личных сферах, прослеживаются в программных документах, исходящих от президента, большей частью ежегодных посланиях Федеральному Собранию РФ.

Однако даже беглый анализ идеологических посланий президента ярко демонстри рует, что идеологемы, закладываемые в их основу, носят разновекторный, а зачастую и противоречивый характер, являя собой скорее популярные лозунги — попытки отве та на наиболее острые социальные проблемы. Это и мировое лидерство, и борьба с тер роризмом, и попытки догнать по основным экономическим показателям Португалию, и война с коррупцией. Это также развитие России как свободного демократического государства и укрепление вертикали власти, прежде всего исполнительной. Не забы ваются также и семейные ценности, повышение рождаемости и укрепление духовно нравственного климата в обществе. В итоге каждое новое послание — новая стратегия государственного и общественного прорыва к богатому, благополучному и державному будущему России. Как результат — мифологизация общественного сознания, идеоло гическая шизофрения и всё возрастающее социальное раздражение и недоверие к госу дарству и его органам.

Л. Бызов отмечает, что в отношении социальных мотиваций российское общество остается глубоко разрозненным, а не единым. Россияне крайне бедны «сверхидеями», ценностями цивилизационного, интегративного характера4. Такие ценности, как па триотизм, социальная солидарность, демократия, свобода, важны лишь на словах, ре альной же мотивирующей силой становятся ценности личного порядка — ближайшее окружение, семья и ее благополучие. Идеология современного россиянина — это идео логия выживания, ориентированная на ценности прагматического характера, индивиду ализм (многие современные социологические исследования доказывают, что более ин дивидуалистического общества, чем современная Россия, просто не существует) и ноу визм. Среднестатистический человек в нашей стране не готов жертвовать чем-либо во имя будущего такого абстрактного на сегодняшний день понятия, как государство. Это позволяет утверждать, что потенциал социальной мобилизации российского общества, концентрации социальной энергии и направления её в конструктивное русло крайне низок.

В процессе конструирования идеосферы российского общества молодёжь, как особая социальная общность, занимает важнейшее место. Это основной стратегический ресурс страны, определяющий её способность совершить качественный рывок в деле построения нового, демократического, правового, цивилизованного будущего России. Соответственно, те идеологические ценности, которые выработает и усвоит молодое поколение, и лягут в основу будущей идеологии России.

Результаты социологического исследования на тему «Государство как институт идео логической социализации современной студенческой молодежи», проведенного автором в декабре 2006 — январе 2007 г.5, позволили сделать следующие выводы:

• В подавляющем большинстве случаев эксперты констатируют ситуацию глубокого духовно-идеологического вакуума в современном российском обществе, выхода из кото рого в ближайшей перспективе не предвидится.

• Отсутствие четких идеологем, исходящих от государства, отказ от идеологической функции пагубно сказываются на сознании молодежи, способствуя формированию сти хийных представлений, различных эрзац-идеологий, химер, мифов, зачастую асоциаль ного содержания.

• Прежняя модель идеологической социализации, характеризующаяся идейной монопо лией государства, жесткой системой идеологического воздействия на человека, утратила свою состоятельность, новая же модель еще не выработана.

• Идеологическое воздействие на молодежь должно иметь в своей основе общечелове ческие ценности и ставить своей целью прежде всего формирование толерантности, раз витие активного, самостоятельного, способного к осуществлению рационального выбора, в том числе и в идейном плане, молодого поколения.

Приоритетные национальные проекты и их реализация, на наш взгляд, есть, поми мо способа разрешения наиболее острых, наболевших социальных проблем, новая по пытка формулирования идеологических основ российского государства. Это переход от идеологии стабильности к идеологии развития, постановка новых акцентов экономико политического и социального развития страны, формулирование целей государственного и общественного развития. Ядро новой российской идеологии составляют такие понятия, как «суверенная демократия», «патриотизм», «качество жизни», «социальная справедли вость», «порядок», «безопасность». Смысловым центром системы идеологических ценнос тей признается каждый отдельный гражданин и его благополучие, и вся политика госу дарства направлена на реализацию главной цели-стратегии: улучшение качества жизни граждан России.

Национальные проекты — это попытка перехода от спонтанной тактики «латания дыр», к долговременной стратегии предупреждения социальных проблем и комплексного их ре шения, причем здесь соединяются усилия государства, социально ответственного бизнеса и гражданского общества. В этом, на наш взгляд, заключается одна из важнейших целей реализации приоритетных национальных проектов — интеграция общества, как по вер тикали, так и по горизонтали, попытка скоординировать усилия всех социальных групп российского общества, мобилизовать и направить социальную энергию в русло конструк тивного диалога и созидательной деятельности по выводу России из кризиса.

С момента начала реализации приоритетных национальных проектов прошло уже больше двух лет. Каковы же первые итоги? Оправдывают ли национальные проекты те ожидания, которые на них возлагали? Действительно ли они реализуют свой интегратив ный потенциал, способны ли сплотить общество вокруг решения обозначенных социаль ных проблем?

Результаты социологического исследования, проведенного в июне 2007 г.6, наглядно показывают, что студенческая молодежь не разделяет оптимизма касательно эффективнос ти национальных проектов и достаточно скептически относится к реальному улучшению качества своей жизни благодаря их реализации.

В ходе исследования выяснено, что уровень информированности студентов о националь ных проектах недостаточно высок. Только около 25 % студентов знают о том, что в стране реализуются национальные проекты, 47 % слышали что-то об этом в средствах массовой информации, 17,6 % ответивших вообще ничего не знают о национальных проектах.

Из числа респондентов, более или менее информированных о национальных проектах, более 20 % считают их обычной пиар-акцией перед будущими президентскими выбора ми, 16 % — отмыванием денег, перераспределением финансовых ресурсов, 10 % — от влечением людей от насущных проблем и продолжающегося ухудшения их жизни, 36 %, однако, настроены более позитивно и видят целью национальных проектов стремление к решению наиболее острых социальных проблем, 14 % считают, что национальные про екты являются попыткой сплотить общество, своеобразной новой национальной идеей России.

Наибольший оптимизм у студенческой молодежи вызывают приоритетные националь ные проекты в области здравоохранения и образования — около 30 и 31 % респондентов соответственно считают, что ситуация в этих областях улучшится;

меньше всего надежд студенты связывают с доступным и комфортным жильём и сельским хозяйством — и 48 % респондентов соответственно считают, что реализация национальных проектов в этих областях к реальному улучшению положения дел не приведет, и только около 21 % ответивших настроены более оптимистично.

На вопрос о том, изменит ли ситуацию в стране реализация приоритетных националь ных проектов, 43,2 % респондентов ответили отрицательно, считая, что существенных изменений в уровне и качестве жизни населения не произойдет, 5 % думают, что ситуация только ухудшится, 28 % надеются на улучшение ситуации, а 22,4 % вообще затруднились ответить на этот вопрос.

Более 20 % респондентов не считают, что идея национальных проектов и улучшения качества жизни может быть успешна в качестве общенациональной идеи России, 47,5 % полагают, что эта идея может иметь интегративный потенциал при условии успешной реализации национальных проектов, и только по мнению 12 % опрошенных, идея нацио нальных проектов уже стала реальным фундаментом сплочения общества;

22,5 % затруд нились ответить на вопрос об интегративном потенциале приоритетных национальных проектов.

Эти цифры свидетельствуют о том, что национальные проекты еще не стали наци ональными в подлинном смысле этого слова и их интегративный потенциал невысок.

Неизбалованный заботой государства россиянин привык надеяться в решении проблем только на собственные силы, поэтому национальные проекты воспринимаются скепти чески и с известной опаской, как очередная пиар-акция перед президентскими выборами или перераспределение финансовых средств по вертикали власти.

Приоритетные национальные проекты — это ещё один шанс для России к качествен ному рывку вперед, восстановлению своего статуса не только на мировой арене, но и в сердцах своих граждан. Но для того чтобы национальные проекты действительно стали идейной основой сплочения российского социума, нужна огромная совместная работа об щества и государства, потому что именно в этом единстве и выкристаллизовывается по настоящему общенациональная идеология, конструктивная и действенная.

Примечания См.: Волков, Ю. Г. Идеология в жизни современного российского общества / Ю. Г. Волков // Социал.-гуманитар. знания. 1999. № 6. С. 5.

2 Там же. С. 7.

3 См.: Кива, А. В. Духовность и преодоление кризиса / А. В. Кива // Обществ. науки и современ ность. 2001. № 2. С. 22.

4 См.: Бызов, Л. Русское самосознание и социальные трансформации [Электронный ресурс] / Л. Бызов. Режим доступа: http://www.apn.ru/publications/comments11079.htm 5 Метод исследования: полуформализованное экспертное интервью. В качестве экспертов высту пали государственные и муниципальные служащие — специалисты в области работы с мо лодежью, а также крупнейшие ученые, специализирующиеся на молодежной проблематике.

N = 15.

6 Исследование проводилось по выборке, репрезентирующей генеральную совокупность по полу и возрасту. В качестве генеральной совокупности выступала студенческая молодежь Свердловской области, объем выборки составил 700 человек, ошибка выборки не более 5 %.

В. А. Смирнов ОСНОВЫ МОЛОДёЖНОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ПРОФИЛАКТИКИ ЭКСТРЕМИЗМА Исследуется модель оптимизации молодежной политики в Российской Федерации, ориентированная на профилактику экстремизма и радикализма в молодежной среде.

Рассматривается феномен молодежного экстремизма, предлагаются конкретные шаги, поз воляющие выстроить общегосударственную систему профилактики радикализма и ксено фобии в среде молодого поколения.

Ключевые слова: молодежь, молодежная политика, экстремизм, социализация, Россия.

Современный мир переживает бурный рост радикальных, экстремистских проявлений в молодежной среде, направленных на разрушение традиционных общественных устоев, институтов, социальных практик. Данное обстоятельство ведет к эскалации риска, росту неопределенности, разрушению каналов воспроизводства общества. В России процессы молодежного протеста носят пока латентный и невыраженный характер, что не всегда дает возможность своевременно диагностировать и локализовать их. Однако Россия тра диционно находится среди государств, где риски проявления экстремистских настроений достаточно велики, что объясняется многонациональным и многоконфессиональным ха рактером государства. В этой ситуации особого внимания требует разработка и внедрение модели общенациональной системы противодействия экстремизму и снижения его про явлений в молодежной среде.

При рассмотрении феномена экстремизма мы опираемся на многолетний опыт ис следования данного явления, накопленный лабораторией проблем молодежи Научно исследовательского института комплексных социальных исследований Санкт-Петер бургского государственного университета. Под экстремизмом понимается биологический и социально-психологический феномен, в основе которого лежит превышение пределов допустимого при наличии злого смысла или умысла1. Молодежный экстремизм представ ляет собой особую форму активности молодых людей, которая выходит за рамки обще принятых норм, типов, форм поведения и направлена на разрушение социальной системы или какой-либо ее части. При этом важно то, что такая активность является осознанной и имеет идеологическое обоснование либо в форме стройной идеологической концепции (национализм, фашизм, исламизм, панславянизм и т. д.), либо в виде обрывочных симво лов, архетипов, лозунгов. И в том, и в другом случае носитель экстремистской активности осуществляет действия, направленные на причинение вреда другому, социальной группе, обществу или государству в целом, имея в виду при этом какую-либо идею, концепцию или теорию.

При анализе молодежного экстремизма можно выделить несколько оснований для его типологии. Во-первых, направленность экстремистской активности. По данному крите рию выделяются:

• экстремизм в сфере межэтнических отношений, в основе которого лежат националис тические, фашистские идеи и содержанием которого является конфликт между предста вителями разных национальностей. Направленность проявления экстремистской актив ности может осуществляться как от титульной нации по отношению к периферийной, так и наоборот;

• религиозный экстремизм. В основе данного типа экстремистской активности лежит конфликт между представителями разных конфессий, религий, религиозных направлений, проживающих на одной территории. Идеологически экстремистские проявления могут обосновываться «отступлением от догматов», «священной войной с неверными», «сек тантством религиозного течения» и т. д.;

• политический экстремизм. Направлен против сложившейся политической системы государства, ее представителей или против политических оппонентов. В основе полити ческого экстремизма могут лежать как социально-экономические идеи (борьба с олигар хами, богатыми и т. п.), так и популярные в молодежной среде идеи смены «старой» эли ты. Так, в частности, один из лозунгов общероссийского движения «Наши» — это борьба с российской элитой и чиновничеством, которые определяются участниками движения как «пораженцы», не имеющие нравственных и интеллектуальных ресурсов для управ ления обществом;

• экстремизм в сфере молодежных субкультур. В основе данного вида поведения лежит конфликт между представителями разнообразных молодежных субкультур, являющихся носителями противоположных ценностей, типов, моделей поведения и мировосприятия.

Кроме этого, к данному типу может относиться и экстремистская активность по отноше нию к традиционной культуре, распространенной в обществе;

• социальный экстремизм. Базируется на конфликте разных социальных групп и ориен тирован на искоренение и уничтожение отдельных сообществ. Так, в частности, в ряде ре гионов России распространены погромы и избиения так называемых БОМЖей, что можно трактовать как социальный экстремизм, поскольку в основе такого поведения лежит опре деленная идеологическая концепция, основанная на идеях «чистоты социума».

В современной России, по данным социологических исследований2, наиболее значи мым полем экстремизма являются межэтнические отношения (до 40 % опрошенных мо лодых людей в той или иной степени испытывают антипатию к представителям других национальностей), политические (12 %), религиозные (4–5 %). Таким образом, в аспекте направленности экстремистской активности преобладающим ее видом является межнаци ональный экстремизм, основанный на идеях национализма, расизма, шовинизма.

Следующим основанием типологии экстремизма является степень сформированности экстремистских установок. По данному критерию выделим:

• стихийный экстремизм, проявляющийся эпизодически и основанный на стереотипах, архетипах, традиционных социокультурных образах и мифах. Экстремистская активность такого типа выражается спонтанно, аффективно, в ситуациях столкновений с представите лями другой национальности, вероисповедания, культуры. В сознании носителя данного типа отсутствуют четкие когнитивные установки экстремистского толка, есть лишь неко торые смутные ощущения, эмоции, стереотипы и образы. К данному типу экстремисткой активности относится так называемый бытовой национализм, проявляющийся в недове рии, ссорах и конфликтах между представителями разных наций, проживающих рядом;

• организованный экстремизм. Основан на системной модели мира, в рамках которой экстремистская активность рассматривается как один или единственный метод улучше ния мира и решения существующих проблем. Данный тип экстремистской активности реализуется в рамках экстремистских субкультур, радикальных организаций, группиро вок, сект, для которых такой тип поведения становится системообразующим видом де ятельности.

На сегодняшний день в России преобладает стихийный тип экстремистской актив ности. Это, с одной стороны, позволяет снизить социальную напряженность в обществе в силу низкого уровня организованного молодежного экстремизма (например, по срав нению с ростом политического экстремизма в среде европейской молодежи), но с дру гой — требует особых форм организации системной профилактической работы, так как в стране очень высок уровень стихийного экстремизма, имеющего латентный характер и проявляющегося в редких, но жестоких действиях молодых людей (например, события в Кондопоге).

При построении системы профилактической работы важно грамотно и обдуманно обозначить объект, предмет и цели такой деятельности. Выделяя объект профилактичес кой работы, необходимо учитывать иерархичный характер деятельности по профилактике молодежного экстремизма, в связи с чем сам объект предстает как система, включающая несколько уровней.

1. Вся молодежь, проживающая на территории Российской Федерации в возрасте от до 25 лет. На этом уровне необходимо осуществление общепрофилактических меропри ятий, ориентированных на повышение жизненных возможностей молодых людей, сни жение чувств незащищенности, невостребованности, создание условий для полноценной самореализации и жизнедеятельности.

2. Молодые люди в возрасте от 12 до 25 лет, имеющие потенциальную возможность оказаться в поле экстремистской активности (молодежь в «зоне риска»). В данном кон тексте деятельность по профилактике экстремистских проявлений в молодежной среде направлена на молодых людей, чья жизненная ситуация позволяет предположить воз можность попадания в поле экстремистской активности. К таким категориям могут быть отнесены:

• выходцы из неблагополучных, социально дезориентированных семей, с низким со циально-экономическим статусом, интеллектуальным уровнем, имеющим склонность к трансляции девиаций (алкоголизм, наркомания, физическое и морально-нравственное насилие);

• «золотая молодежь», склонная к безнаказанности и вседозволенности, экстремально му досугу и рассматривающая участие в экстремистской субкультуре как форму время препровождения;

• дети, подростки, молодежь независимо от аскриптивного статуса, имеющие склон ность к ненормативной агрессии, силовому методу решения проблем и споров, с неразви тыми навыками рефлексии и саморегуляции;

• участники молодежных субкультур, неформальных объединений, устойчивых и склон ных к девиациям уличных компаний;

• члены экстремистских политических, религиозных организаций, движений, сект.

Кроме этого, при рассмотрении объекта профилактической работы важно учитывать социально-экономические и возрастные особенности разных периодов, в которых оказы ваются подростки и молодежь. Наиболее опасным с точки зрения вхождения в поле экс тремистской активности является возраст от 14 до 22 лет. На этот период приходится на ложение двух важнейших психологических и социальных факторов. В психологическом плане подростковый возраст и юность характеризуются развитием самосознания, обост рением чувства справедливости, поиском смысла и ценности жизни. Именно в это время подросток озабочен желанием найти референтную группу, доминантным поиском собст венной идентичности, которая формируется по самой примитивной схеме «мы — они», ему присуща неустойчивая психика, легко подверженная внушению и манипулированию, и т. д. В социальном плане большинство молодых людей в возрасте от 14 (17) до 22 (25) лет оказываются в позиции маргиналов, когда их поведение не детерминировано практически никакими социально-экономическими факторами (семья, собственность, перспективная постоянная работа и др.). Молодые люди, продолжая образование, покидают школу, се мью, уезжают в другой город или регион, оказываясь в ситуации свободы, социальной не защищенности. В итоге молодой человек мобилен, готов к экспериментам, участию в ак циях, митингах, погромах. При этом готовность усиливается в силу низкой материальной обеспеченности, в связи с чем участие в проплаченных акциях протеста может рассмат риваться как возможность дополнительного заработка. Поиск идентичности, попытки за крепиться в жизни ведут к неуверенности, аномии, желанию найти круг близких по духу людей, найти ответственного за все беды и неудачи.

Предмет профилактической работы выделяется нами на основе дихотомии «лич ность — среда», поэтому основные действия по снижению экстремистских проявлений в молодежной среде должны быть ориентированы:

• на оптимизацию социальной среды (в целом), в которой находятся молодые россияне, ее улучшение, создание в ней пространств конструктивного взаимодействия, положитель ных эмоций, реальных социальных проектов, достижимых перспектив, реального опыта решения молодежных проблем;

• формирование механизмов оптимизации молодежного экстремистского поля, раз работку методов его разрушения, создание на его месте конструктивных социальных зон;

• создание механизмов эффективного влияния на процесс социализации личности мо лодого человека, включение его в социокультурное пространство ближайшего сообщест ва и всего социума в целом. Итогом такой работы должно стать развитие толерантной, ответственной, успешной личности, ориентированной на ценности гражданственности и патриотизма;

• разработку системы психокоррекционной работы, направленной на профилактику не нормативной агрессии, развитие умений социального взаимодействия, рефлексии, само регуляции, формирование навыков толерантного поведения, выхода из деструктивных культов, организаций, субкультур.

На основе взаимодействия объекта и предмета профилактики могут быть сформулиро ваны цели и задачи этой деятельности:

1. Создание условий для снижения агрессии, напряженности, экстремистской актив ности в среде российской молодежи.

2. Создание условий для воспитания успешной, эффективной, толерантной, патриотич ной, ответственной личности.

3. Создание условий для повышения жизненных шансов подростков и молодежи, ока завшихся в сложной жизненной ситуации.

4. Развитие конструктивной социальной активности подростков и молодежи.

5. Развитие позитивных молодежных субкультур, общественных объединений, движе ний, групп.

6. Создание альтернативных форм реализации экстремального потенциала российской молодежи.

При организации системной работы по профилактике молодежного экстремизма воз можно использование нескольких моделей, оптимизирующих данный вид деятельности.

Предлагаемые модели основаны на нескольких базовых предположениях. Во-первых, не обходимо учитывать тот факт, что непосредственная, прямая профилактика не дает прак тически никакого эффекта. Поэтому необходимо выстраивать систему профилактичес кой работы с опорой на косвенные, «мягкие» методы и формы работы, оптимизирующие среду и личность и не затрагивающие базовых и системообразующих основ. Во-вторых, как уже отмечалось, главное внимание должно быть сосредоточено на особой социально психологической ситуации в жизни любого человека, которая приходится на возраст от до 22 лет. В-третьих, в основе организации системы профилактической работы, особенно с кризисным возрастом, должна лежать идея управляемой социализации, когда социаль но-психологические процессы, происходящие с подростком, сопровождаются професси онально подготовленными специалистами, причем не всегда являющимися представите лями официальных институтов.

1. Модель профилактики, основанная на усилении роли традиционных институтов социализации.

В основе данной модели лежит идея сокращения свободного, неконтролируемого пространства социализации молодого человека. Действия государства должны быть на правлены на усиление воспитательного воздействия семьи, школы, средних специальных и высших учебных заведений, молодежных общественных объединений, средств мас совой информации. Вся жизнедеятельность подростка и молодого человека протекает в искусственно созданных конструктивных, позитивных полях, в рамках которых проис ходит взросление, усвоение норм и стереотипов поведения в обществе, решение важней ших мировоззренческих проблем. Основным ресурсом данной модели является система образования Российской Федерации, представляющая собой наиболее организованный, проникающий практически во все сферы жизнедеятельности институт. Важнейшими на правлениями профилактики становится искусственное повышение возраста «взросле ния» путем введения двенадцатилетнего обязательного среднего образования, а также расширение системы заочного, очно-заочного, дистанционного среднего специального и высшего образования. Создание подобной ситуации позволит усилить социализирую щую и контролирующую функцию семьи, а также ближайшего сообщества, в котором существует и действует молодой человек. Увеличение количества лет, затрачиваемых на получение среднего образования, позволяет пережить «кризисный» подростковый возраст в рамках традиционных институтов социализации (школа, семья). Кроме этого, важнейшим элементом деятельности государства в рамках данной модели должна стать эффективная социальная политика, направленная на повышение жизненных шансов и возможностей для социально незащищенных слоев молодежи, через решение важнейших социальных проблем, таких как обеспечение жильем и трудоустройство. В основе модели лежит средовой подход, когда государство создает такие условия для молодого человека, которые снижают риск проявления экстремисткой активности. Для успешной реализации модели необходимо создание и развитие контролируемых и финансируемых государс твом молодежных средств массовой информации, способных выполнять гражданскую, социализирующую функцию, а не формировать в среде молодежи только ценности обо гащения, свободного секса и консумеризма. Важное место в общей системе профилакти ки отводится деятельности детских и молодежных общественных объединений, задачей которых является организация развивающего досуга подростков и молодежи. Чтобы де ятельность общественных объединений была эффективной и привлекательной для моло дого поколения, необходима системная целенаправленная поддержка его деятельности, создание условий для развития материально-технического, кадрового, инновационного потенциала объединений. Кроме этого необходимо создать механизмы для реального решения социальных проблем подростков и молодежи через систему детских и моло дежных общественных объединений, для чего их деятельность должна курироваться и обеспечиваться государством.

Среди положительных особенностей модели выделим:

• наличие инфраструктуры, способной к реализации модели (система образования, сис тема органов по делам молодежи и молодежных учреждений, общероссийские молодеж ные общественные объединения — РСМ, ДИМСИ, ФДПО и др.);

• высокий кадровый потенциал в лице педагогов, социальных работников, психологов, работников молодежной сферы, ориентированных на государственно-традиционный тип профилактической работы с молодежью.

Однако важнейшим недостатком модели является то, что она ориентирована на авто ритарный тип социального управления, что ведет к игнорированию интересов молодежи, снижению их собственной социальной активности. Кроме этого модель не создает меха низма управления латентными процессами, происходящими в молодежной среде (появле ние и деятельность неформальных молодежных объединений).

2. Модель профилактической работы, ориентированная на снижение деструктивного потенциала молодежных субкультур.

В основе данной модели лежит деятельность государства по разработке механизмов, направленных на оптимизацию деятельности разнообразных молодежных субкультур, су ществующих в современной России. Молодое поколение переживает сегодня бурный рост разнообразных неформальных молодежных движений, групп, объединяющихся по самым разным основаниям. Многие из этих субкультур носят ярко выраженный экстремистский характер. Теоретическим основанием данной модели являются разработки европейских, американских и отечественных ученых (в России работы, направленные на исследование молодежных субкультур, появились только в последние годы), которые могут быть объ единены в рамках теории peer group3. Именно молодежные субкультуры могут рассматри ваться как структуры, формирующие и реализующие экстремистскую активность. В связи с этим профилактика экстремизма в молодежной среде может идти в направлении сниже ния деструктивного потенциала молодежных субкультур. Можно выделить две базовые стратегии реализации данной модели.

Во-первых, это деятельность, ориентированная на разрушение и(или) переориентацию молодежных субкультур, осуществляемая специально подготовленными специалистами.

В основе данной стратегии лежит механизм управляемого «гедонистического риска»4.

Государство, в лице органов по делам молодежи, создает поля для реализации агрессив ных, экстремальных проявлений молодых людей, удерживая их в рамках действующего законодательства и социальных норм. Наиболее успешно эта стратегия может быть реали зована через развитие экстремальных видов спорта, содержащих элементы риска,— аль пинизм, спидвэй, сноуборд, скайдайвинг и т. д. При этом параллельно, там, где это воз можно, происходит разрушение «управленческого ядра» субкультуры и перевод ее в новое деятельностное русло.

Во-вторых, деятельность, направленная на создание и внедрение в молодежное поле новых субкультур, позитивных или же имитирующих экстремистскую активность.

Государство создает и финансирует деятельность молодежного объединения, которое имеет привлекательный для молодежи образ, стиль отношений, тип деятельности, и втя гивает в сферу влияния этого объединения максимально большое количество молодежи.

Оптимальным выглядит создание нескольких таких движений, реализующих интересы и предпочтения разных категорий молодежи. Важно отметить, что государство должно не просто инициировать неформальное движение, но и при помощи средств массовой ком муникации создавать его привлекательный для молодежи образ, формировать установку на потребность участия в нем.

Рассматриваемая модель профилактической работы имеет ряд положительных осо бенностей. Так, в частности, она базируется на использовании естественных процессов, происходящих в молодежной среде, предполагает «мягкий» вариант профилактики экс тремистской активности, учет интересов и предпочтений молодых людей. В то же время реализация данной модели затруднена из-за отсутствия подготовленных специалистов, учреждений, работающих с молодежными субкультурами, недостаточной информирован ности государственных органов о молодежных субкультурах и протекающих в них про цессах. Кроме этого, реализация данной модели требует достаточно серьезных материаль ных и финансовых вложений в молодежную сферу.

В целом наиболее оптимальным вариантом сегодня является синтетическая модель, включающая в себя основные элементы первой и второй. Именно исходя из такого под хода далее будут сформулированы основные направления государственной молодежной политики, реализация которых позволит снизить рост экстремистских проявлений в мо лодежной среде.

Основные направления профилактики экстремизма в молодежной среде.

1. Нормативно-правовое обеспечение системы профилактики экстремизма в моло дежной среде. Ориентировано на создание институциональных условий, снижающих риск вовлечения молодого поколения в экстремистскую активность. В рамках данного направ ления предлагается осуществление следующих мероприятий:

• разработка и принятие федерального закона о молодежи, рассматривающего молодое поколение как стратегический ресурс нации, а молодежную политику в качестве важного направления национальной безопасности государства. В законе должны быть сформули рованы основные подходы к формированию и реализации национальной молодежной по литики, интегрирующей в себе деятельность государства и институтов гражданского об щества по развитию молодого поколения и включению его в социокультурное пространст во современной России;

• разработка и принятие нормативных правовых актов, направленных на повышение жизненных шансов молодого поколения и внедрение системы эффективной поддержки социально незащищенных групп молодежи;

• разработка и внедрение в России ювенальной юстиции как механизма защиты прав детей и молодежи, создание современного правового поля их жизнедеятельности;

• внесение изменений в Федеральный закон «О противодействии экстремистской де ятельности», выделение молодежного экстремизма в качестве особой формы экстремист ской активности, ужесточение наказания за вовлечение подростков и молодых людей в экстремистскую деятельность;

• внесение изменений в Федеральный закон «О средствах массовой информации», ужес точающих ответственность руководителей и редакторов СМИ за пропаганду агрессии, национализма, шовинизма, экстремистских проявлений непосредственно в молодежной среде;

• внесение изменений в Федеральную программу патриотического воспитания, пере ориентация ее с военно-патриотической в сторону развития гражданственности, толеран тности, формирования ценностей культуры мира;

• разработка и принятие федеральной программы профилактики экстремистских про явлений в молодежной среде, основанной на современных научных исследованиях и до стижениях;

• разработка нормативных правовых актов, регламентирующих внедрение систе мы психологической «диспансеризации» детей, подростков и молодежи. Необходимо периодическое психологическое обследование молодого поколения на предмет выявления психических отклонений, акцентуаций, ненормированной агрессии и склонности к девиа циям, психологических проблем, связанных с неадекватной самооценкой и т. д.;

• внедрение обязательной (один раз в пять лет) сертификации педагогов, социальных ра ботников, психологов, работников молодежной сферы, направленной на выявление психо логических проблем, связанных с профессиональным «выгоранием» и повышением уров ня агрессии. Разработка системы профилактики и реабилитации для них;

• внесение изменений в уставы муниципальных образований, закрепляющих норма тивный правовой статус органов по делам молодежи и запрещающих их сокращение или ликвидацию (внедрение Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ряде муни ципальных образований привело к ликвидации органов по делам молодежи, объединению их с системой спорта и культуры).

2. Научно-методическое и аналитическое обеспечение профилактики экстремиз ма в молодежной среде. Успешная профилактика экстремизма в молодежной среде не возможна без системы научно-методического и аналитического сопровождения этой деятельности. Данное направление ориентировано на создание механизмов изучения феномена российского молодежного экстремизма, организацию системы мониторинга динамики его изменений, разработку адекватных современности форм и методов про филактической работы. В рамках направления предполагается осуществление следую щих меропри ятий:

• разработка методического инструментария и проведение ежегодного мониторинга «Дети и молодежь России», направленного на изучение проблем, социального самочувст вия детей, подростков и молодежи, исследование девиаций в молодежной среде, анализ развития и деятельности молодежных субкультур;

• формирование научного сообщества исследователей, занимающихся изучением проб лем экстремального поведения, национализма, шовинизма, ксенофобии, развития толеран тного самосознания среди молодежи;

• издание и распространение в регионах научных и научно-методических работ по ор ганизации системы профилактики экстремизма в молодежной среде;

• создание интернет-ресурса для педагогов, психологов, социальных работников, ру ководителей и сотрудников молодежных центров, клубов, руководителей общественных объединений, посвященного проблемам профилактики молодежного экстремизма;

• создание при кафедрах социальной педагогики, социальной работы, социальной пси хологии лабораторий по исследованию региональных аспектов молодежного экстремизма, радикального поведения, молодежных субкультур;

• введение учебной дисциплины «Социальная экстремология» в высших учебных заве дениях, готовящих педагогов, психологов, социальных и молодежных работников;

• создание на базе молодежных учреждений и центров экспериментальных площадок по апробации инновационных форм профилактики молодежного экстремизма, развитию методов «мягкого» управления молодежными субкультурами, их ресоциализации;

• ведение реестра детских и молодежных субкультур с описанием их численности, ос новных форм и средств деятельности.

3. Создание системы альтернативных полей, площадок для реализации потенциала мо лодежи и включения ее в социально одобряемые виды деятельности. Направление ориен тировано на формирование на территории России площадок, в рамках которых подростки и молодые люди будут иметь возможность удовлетворить свои потребности, которые в нереализованном виде могут привести их в неформальные объединения девиантной на правленности. Среди основных мероприятий данного направления выделим:

• разработку и актуализацию в общественном сознании молодежи новой ценностной модели, базирующейся на принципах толерантности, культуры мира, патриотизма, граж данской ответственности;

• создание механизмов для организованного включения молодых людей в экстремаль ные виды спорта (через систему создания ассоциаций экстремальных видов спорта, про ведение открытых чемпионатов для экстремалов, организацию и проведение специализи рованных смен в общероссийских летних оздоровительных лагерях);

• организацию и проведение общероссийских соревнований по экстремальным видам спорта;

• учреждение общероссийских молодежных СМИ (радио- и телеканалы, журналы, газе ты), пропагандирующих толерантность, гражданственность, патриотизм, здоровый образ жизни, успешность и т. д. в среде молодежи;

• инициирование общероссийских молодежных общественных движений, в основе де ятельности которых лежит решение разнообразных молодежных проблем (в том числе институционализация движений футбольных фанатов через привлечение их к организо ванным формам реализации собственной активности);

• организацию и проведение бесплатных фестивалей молодежных музыкальных суб культур (панки, хиппи, рокеры, хип-хоп-культура и т. д.);

• разработку и проведение общероссийского конкурса «Неформальные лидеры России», направленного на выявление, обучение и включение в продуктивную деятельность лиде ров неформальных молодежных объединений, групп, движений;

• разработку системы воспитательной и организаторской работы с молодежью по месту жительства через создание организованных площадок для развивающего досуга молодежи;

• создание бесплатных центров, звукозаписывающих студий, площадок для реализации творческого потенциала представителей молодежных субкультур (граффити, музыкаль ные субкультуры);

• развитие клубных форм работы, основанных на идеях неформальных отношений, де мократизма, самоуправления и самоорганизации;

• создание и развитие «уличных» служб работы с молодежью, специалисты которых могут осуществлять профилактическую деятельность непосредственно среди дворовых и уличных групп и компаний;

• развитие дворового спорта, организация и проведение соревнований по дворовому футболу, волейболу, стритболу и т. д.;

• создание при студенческих общежитиях клубов и центров, организующих свободное время учащихся и студентов;

• строительство площадок для экстремальных видов спорта;

• создание и развитие молодежных советов при государственных органах власти, вклю ченных в процесс управления развитием региона.

4. Кадровое и организационное обеспечение функционирования системы профилактики молодежного экстремизма. Направление ориентировано на подготовку и переквалифи кацию специалистов, работающих с подростками и молодежью, в соответствии с совре менным этапом развития радикальных и экстремистских проявлений в молодежной среде.

Оно предполагает:

• изменение государственного образовательного стандарта для психологов, педагогов, социальных и молодежных работников с целью выделения образовательного модуля, связанного с изучением феномена молодежного экстремизма и форм и методов его про филактики;

• создание на базе крупных российских университетов образовательных центров для подготовки (переподготовки) специалистов по профилактике молодежного экстремизма;

• формирование общероссийской команды тренеров, работающих в сфере инновацион ных методик профилактики экстремизма в молодежной среде;

• создание специализированных научно-методических изданий, посвященных пробле ме молодежного экстремизма;

• организация переподготовки школьных психологов, социальных работников, специ алистов молодежной сферы;

• внедрение механизмов повышения квалификации работников детских домов, при ютов, колоний и т. д.;

• организация системы тренингов и семинаров для руководителей детских и молодеж ных общественных объединений, координаторов молодежных движений региональных отделений политических партий;

• создание межведомственных региональных и муниципальных комиссий по профи лактике молодежного экстремизма;

• открытие кабинетов социальной психиатрии.

Рост радикальной активности подростков и молодежи в России требует от государства внедрения инновационных, системных моделей профилактической работы, направлен ной на снижение экстремистских проявлений в молодежной среде. В основе такой работы должны лежать косвенные, «мягкие» формы включения молодежи в позитивные, конст руктивные, социально приемлемые виды активности. При этом деятельность по профилак тике экстремистской активности должна строиться с учетом особенностей социализации российской молодежи, существующих и действующих молодежных субкультур, латент ности многих процессов, определяющих поведение молодого россиянина.


Примечания 1 См.: Томалинцев, В. Н. Введение в социальную экстремологию : учеб. пособие / В. Н. Томалинцев, А. А. Козлов СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. С. 84.

2 См.: Анализ условий и факторов формирования экстремистских настроений в среде петербург ской молодежи и определение стратегии профилактики экстремизма : аналит. отчет по итогам социолог. исслед. (Гос. контракт № 215/06 от 5 сент. 2006 г.) Исследование выполнено на кафедре социологии молодежи и молодежной политики факультета социологии СПбГУ.

3 В отечественной научной литературе нет однозначной трактовки термина peer group, который может быть условно переведен как «группа сверстников», «группа равных». В данном случае имеется в виду не только равенство по возрасту, но также равенство по положению в обще стве.

4 Подробней см.: Косарецкая, С. В. О неформальных объединениях молодежи / С. В. Косарецкая, Н. Ю. Синягина. М. : Владос, 2004. 159 с.

Г. С. Латыпова ПРОБЛЕМА НЕФОРМАЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ ТРУДА Рассматривается проблема неформальных трудовых отношений в современной России.

Анализируются основные формы и особенности существования указанных отношений на российском рынке труда. Делается вывод о том, что основу неформальных отношений со ставляет сложная система взаимных рисков и выгод работника и работодателя, при кото рой каждая из сторон имеет своеобразные способы защиты своих интересов, реализуемых в условиях неформальных договоренностей.

Ключевые слова: труд, занятость, трудовые отношения, рынок труда, неформаль ный найм.

Сфера труда и занятости — это одна из тем, интерес к которой со стороны научной общественности не ослабевает. И это вполне закономерно. Во-первых, труд многофунк ционален. Это и способ приобретения средств существования, и среда формирования лич ности, и способ самовыражения, и основа формирования социальных взаимодействий.

Во-вторых, сфера труда и занятости охватывает все основные категории населения стра ны. И уже одно это придает изучению проблем занятости фундаментальный характер.

Социально-экономические преобразования, проводимые в России, привели к радикаль ным переменам во всех сферах общественной жизни, в том числе в области трудовых отношений. Рыночные реформы 1990-х гг. не обошли стороной и рынок труда. Были сняты многие запреты и ограничения, например, на совместительство, совмещение, на дополни тельную занятость. Снятие этих ограничений придало сфере занятости большую гибкость и динамичность. Предприятия начали самостоятельно решать вопросы заработной платы работников, условий и охраны их труда, численности персонала, организации и нормиро вания труда. Вместе с тем резко сократилась сфера централизованного государственного регулирования. Трудовые отношения, а следовательно, и трудовая политика в условиях рыночной экономики чрезвычайно подвижны и динамичны, отражают поведение людей в стремлении к прибыли, в конкурентной борьбе друг с другом (предприниматели) и за необходимые материальные блага (наемные работники). О достижении равновесия в тру довых отношениях между их участниками (субъектами) заботится государство посред ством законодательного регулирования и соблюдения принципов социального партнер ства. Конкретное воплощение баланса интересов между партнерами в сфере производства и услуг должно происходить в форме коллективных договоров (соглашений) различного уровня или в форме индивидуальных трудовых договоров.

Трудовые отношения принимают различные формы выражения в зависимости от со стояния связей между заинтересованными группами в обществе в целом и на предпри ятиях в частности. Для объективной характеристики трудовых отношений необходимо знать не только о том, кто участвует в этих отношениях, но и то, вокруг каких основных проблем строятся эти отношения, какие типичные конфликты и противоречия разреша ются во взаимодействии работников и работодателей. Интересы работодателя и наемного работника не идентичны, вместе с тем результаты труда во многом зависят от характера их отношений. Ведь работник может трудиться с разной отдачей, контролировать качест во своей работы, проявлять разную степень лояльности к своему нанимателю. Наиболее важными сферами их столкновения являются: гарантии рабочего места, интенсивность труда (нормы выработки), уровень оплаты труда, условия и содержание труда (характер трудовых задач).

В России из 145 млн человек численность экономически активного населения к кон цу декабря 2007 г. составила 75,3 млн человек, или около 53 %. Работают по найму 58 млн человек (95 % занятого населения, или примерно треть общей его численности)1.

Численность экономически активного населения в Республике Башкортостан за 2007 г.

составила 2026 тыс. человек, из них были заняты 1889 тыс. (93,3 %)2.

Современная ситуация на рынке труда характеризуется высокой степенью непрозрач ности, в ней преобладают латентные процессы: высокий уровень нерегистрируемой за нятости, в том числе вторичной, случайной, фиктивная занятость, скрытая занятость среди полностью и частично безработных дополняются скрытой безработицей. По дан ным Российского мониторинга экономического положения и здаровья населения (РМЭЗ), в 1994 г. 5,3 % всех занятых имели разовые подработки или оказывали временные услу ги, не имея при этом никакой другой работы, в то время как к 2004 г. их доля выросла почти вдвое, достигнув отметки 9,7 %. Удельный вес временных рабочих мест среди всех занятых по найму возрос с 2,8 % в 1992 г. до 7,2 % в 2002 г.3 Лишь каждый третий рос сиянин, ищущий работу, регистрируется официально. По данным Росстата, численность безработных в конце декабря 2007 г. достигла 4,6 млн человек. Отношение численности безработных, зарегистрированных в органах государственной службы занятости, к общей численности безработных составило 34,8 %4.

Таким образом, к несомненной специфике формирования российского рынка труда можно отнести широкое распространение разнообразных нестандартных форм экономи ческого поведения в сфере занятости как среди работников, так и работодателей. Общим следствием стало увеличение масштабов неформальных отношений в сфере труда.

Согласно общепринятым дефинициям неформальность — это отклонение от официаль но установленных порядка, норм, правил. Генетически неформальные отношения возни кают в силу дуализма человеческой природы и несут в себе отпечаток субкультуры кол лектива, генерирующей посредством них свою идентичность, противопоставляя общему особенное.

В широком смысле неформальные трудовые отношения можно определить как сово купность устойчивых и массовых социальных взаимодействий между работниками и ра ботодателями, которые дополняют или замещают официально установленный порядок ор ганизации и реализации этих связей. В узком смысле неформальные трудовые отношения следует рассматривать в двух аспектах, а именно: с точки зрения нарушения формальных правил в контексте переступания через закон и с точки зрения использования неформаль ных регуляторов деятельности в контексте управленческого взаимодействия.

Итак, помимо системы формальных отношений, существующих в рамках деятельности трудовых организаций и закрепленных в локальных нормативных актах, приказах, рас поряжениях, должностных инструкциях, на любом предприятии незримо присутствуют неформальные отношения в виде неписаных правил и норм, регулирующих взаимодей ствия людей. Эти правила и нормы поведения выполняют роль регуляторов трудовых от ношений5. Неформальные отношения либо дополняют собой формальные, компенсируя недостатки последних (например, пробелы в законе), либо полностью их заменяют — яв ляются прямым нарушением закона (например, прием на работу по устной договоренности без заключения письменного трудового договора).

Система неформальных отношений буквально пронизывает всю сферу трудовой де ятельности людей. В то же время проявления таких отношений весьма разнообразны.

Зависит это от того, в каких конкретных областях трудовой жизни они получили свое распространение. К числу основных областей существования неформальных трудовых практик в России относятся: подбор, найм и увольнение работников;

оплата труда;

соблю дение социальных прав и гарантий в сфере труда;

обеспечение организации и необходи мых условий труда. В реальной трудовой практике указанные области распространения неформальных трудовых отношений не изолированы друг от друга, а проявляются во вза имосвязи, поэтому четко разделить их не всегда представляется возможным.

Виды неформальных трудовых отношений, идущих вразрез с требованиями действу ющего законодательства, крайне разнообразны. К ним относятся, например, работа без оформления трудового договора, использование «серых» схем вознаграждения персо нала, несоответствие начисляемой и выплачиваемой заработной платы, задержка ее вы платы, сверхурочные работы, вмененные в обязанность без изменения контрактного со глашения, работа по выходным и т. д. Статистика РМЭЗ свидетельствует об ухудшении за 2000–2004 гг. ситуации с реализацией гарантированных трудовым законодательством прав. Так, например, если оплата очередных отпусков предоставлялась в 2000 г. 91,5 % респондентов, то в 2004 г. только лишь 87 %, оплата больничных листов соответствен но 91,2 и 84,3 %, оплата отпуска по беременности, родам, по уходу за ребенком до трех лет — 89,7 и 76,6 %6. Во многих местах работодателями заключаются гражданско-пра вовые договоры (подряда, услуг), лишающие работников защиты нормами трудового за конодательства. По данным Росстата, в январе–ноябре 2007 г. в крупных и средних орга низациях к работе привлекалось по договорам гражданско-правового характера 0,9 млн человек (103,4 % к 2006 г.)7. Для работы на крупных и средних предприятиях Республики Башкортостан в январе–ноябре 2007 г. привлекались к работе на условиях совместитель ства и по договорам гражданско-правового характера 39,4 тыс. человек, на 4 % больше аналогичного периода 2006 г.8 К сожалению, наблюдается тенденция вытеснения из тру довых отношений норм писаного права, что приводит к снижению уровня социальных гарантий работников, способствует снижению возможности для легальной защиты их прав. Фактически в российской экономике сложились два правовых режима регулирова ния трудовых отношений — писаное трудовое право, применяемое в государственных бюджетных организациях, и «обычное» право, используемое в особенности в новом ком мерческом секторе.


Степень распространения подобного рода отношений и формы их проявления различны на крупных государственных предприятиях и в новых частных структурах. Основными видами деятельности, где превалируют неформальные трудовые отношения, являются услуги (в первую очередь строительно-ремонтные работы, сантехнические, транспортные, дизайнерские, информационные и др.) Одной из ключевых сфер неформальной занятости является также торговля, особенно сетевая и мелкооптовая рыночная. Городские веще вые и продуктовые рынки представляют собой крупнейшую составляющую современ ной неформальной экономики везде в мире, являясь средоточием не только юридически неоформленных отношений найма, но и местами концентрации нелегальных мигрантов и теневого предпринимательства. В России, согласно экспертным оценкам, эти рынки вби рают до 15 % экономически активного населения. Согласно данным, полученным в резуль тате национального обследования благосостояния домохозяйств и участия в социальных программах, проведенного Росстатом в 46 регионах России в апреле–мае 2003 г., удельный вес работающих без оформления своих отношений с работодателем в сфере оптовой и роз ничной торговли составляет 16,2 %, ресторанном и гостиничном бизнесе — 7,7 %, строи тельстве — 7,2 %, в то время как в здравоохранении — 0,5 % и образовании — 0,2 %9.

Однако не вызывает сомнения тот факт, что рассматриваемые отношения присутству ют в любой трудовой организации независимо от формы собственности, отраслевой при надлежности, организационно-правовой формы и месторасположения предприятия. Еще в работах российских обществоведов и историков начала ХХ в., посвященных описанию трудовой жизни и быта промышленных рабочих, нашел свое отражение и подтверждение тот факт, что неформальные способы взаимодействия буквально пронизывали все стороны трудовых отношений — подбор работников и их наем, распределение работ, оплату труда и т. д.10 Что касается советской эпохи, то при кажущейся высокой степени формализации общественной жизни неформальные отношения в этот период составляли ее важнейшую и неотъемлемую часть. Так сложилось исторически, что деятельность российских работ ников была в высочайшей степени регламентирована, и это, в свою очередь, приводило к поискам неформальных путей урегулирования различных вопросов в сфере труда.

Говоря о процессе подбора и найма кадров, необходимо выделить два важнейших не формальных проявления, которые доминируют в данной области трудовых отношений.

Первое связано с существованием неформального найма, второе обусловлено важнейшей ролью в процессе трудоустройства системы личных связей, рекомендаций, протекции и знакомств.

Под неформальным наймом понимается способ трудоустройства, основанный на уст ных договоренностях. Ни для кого не секрет, что вопреки законодательству, требующему заключения трудового договора в письменной форме, значительная доля россиян работа ет по устной договоренности, т. е. без какого бы то ни было юридического оформления трудовой сделки (без фиксации в письменном трудовом договоре и трудовой книжке).

В соответствии с данными РМЭЗ наблюдаются тревожные тенденции увеличения доли работников, не имеющих письменных договоров с работодателем. При ответе на вопрос «Вы оформлены на этой работе официально, т. е. по трудовой книжке, трудовому согла шению, контракту?» в 2000 г. утвердительно ответили 96,7 % человек, а в 2004 г. только 93,8 % респондентов, т. е. удельный вес работников, трудящихся по устному найму увели чился почти вдвое11. Социологические исследования свидетельствуют, что по устной до говоренности работника с работодателем сегодня на регулярной основе трудятся не менее 10–12 %, а на нерегулярной — 20–25 % работников11. Устный наем имеет давнюю исто рию, он не является прямым порождением рыночной реформы. И в этом смысле устный наем имеет привкус традиции, неразрывности времен, не раздражает своей новоиспечен ностью, не ассоциируется в сознании людей с чем-то рыночно-экстремистским. Так, еще с советских времен была хорошо известна, особенно в сельской местности, практика стро ителей-шабашников. Очевидно, что процедура неформального найма означает нестабиль ное положение работника, отсутствие социальных гарантий. Даже самые благоприятные для работодателя итоги трудовой сделки, фиксируемые документально, ставят его в некий каркас дозволенности, «связывают» руки. Отсутствие контракта всегда предполагает воз можность изменять условия, быстро менять правила игры, что повышает маневренность рынка. Отсутствие официально оформленных условий найма приводит к невозможности контроля за соблюдением норм безопасности и режимов труда, как со стороны работника, так и со стороны внешних инспектирующих организаций. Неформальный характер най ма заставляет работника в случае нарушения его прав действовать неформальными мето дами, а также прибегать к помощи сильных альтернативных субъектов-гарантов их прав (то есть к любым способам неформального давления на работодателя).

В последние годы оказалась не только живучей, но и укрепила свои позиции прак тика трудоустройства «по знакомству». Значимость родственных и дружеских связей для поисков места работы возрастает. Трудоустройство через друзей, знакомых, род ственников, земляков уже давно стало неотъемлемой частью российских трудовых от ношений. Еще в ХIХ в. российские исследователи отмечали, что в дореволюционной России был широко распространен наем новых рабочих на предприятие «семейным образом»12.

Данные Башкортостанстата свидетельствуют о том, что наиболее популярным явля ется трудоустройство с помощью друзей и знакомых. На вопрос «Какие шаги Вы пред принимали, чтобы найти работу или организовать собственное дело?» 65 % респонден тов сообщили, что обращались к друзьям, родственникам, знакомым. Среди мужчин, ис кавших работу, этот метод предпочли 70 %, среди женщин — 59 %. Стоит отметить, что с каждым годом растет количество людей, использовавших данный способ в поиске рабо ты (1992 г.— 27 %, 1995 г.— 41 %, 2000 г.— 60 %). В целом по России также большинство безработных обращаются к друзьям и знакомым (56 %)13. На наш взгляд, с дальнейшим продвижением по пути формирования эффективных рыночных отношений роль личных связей в процедуре формального трудоустройства должна снижаться при повышении зна чимости объективной оценки профессиональных качеств работника, хотя полный отказ от протекционизма в процессе трудоустройства невозможен.

При неформальном трудоустройстве получила также широкое распространение прак тика невыплаты заработной платы или ее выплаты в неполном объеме. В целом оплата тру да относится к тем областям трудовых отношений, в рамках которых неформальное взаи модействие между работодателями и работниками проявляется в большей мере. Следует отметить, что уровень заработной платы в частном бизнесе, дающем на сегодня основную долю неформального найма, выше, чем в государственных предприятиях, в то время как в бюджетной сфере оплата труда является несправедливо низкой. В современных условиях необходимости экономического выживания наличие стабильной и хорошо оплачиваемой работы становится большой ценностью. Анализ статистических данных, представленных ВЦИОМ (в опросах 2001–2004 гг. участвовали работники частных, акционерных, госу дарственных предприятий), свидетельствует о том, что ведущими ценностями в сфере труда большинство россиян назвали хороший заработок (66,9 %), обеспечение достатка в семье (43,9 %). Современного работника заставит работать лучше прежде всего значитель ное увеличение заработной платы (72,4 %) и своевременная ее выплата (49,9 %). Склонны к риску работники частных фирм и частные предприниматели: около 30 % из них хотят много работать и хорошо зарабатывать14. Страх людей перед безработицей, имеющий к тому же тенденцию к расширению, «на руку» отечественным руководителям, зачастую предельно упрощающим аргументацию своей управленческой политики (широко распро страненный вариант: «не нравится — уходи»).

Работники частного сектора считают размер заработка основным преимуществом свое го рабочего места. Опрос, проведенный Институтом экономики города Центра стратеги ческих разработок в 2005 г., показал, что разрыв в уровне заработной платы на граждан ской службе и в частном секторе больше чем в два раза. В свою очередь именно фактором более высокой заработной платы в структурах частного бизнеса объясняются многочис ленные нарушения в сфере условий труда и обеспечения социальных гарантий. Риск, свя занный с ослаблением гарантий занятости, сопряжен еще с тем, что значительная часть за работков частного сектора не отражается в официальной ведомости, а значит, не принима ется во внимание и при начислении пенсионных выплат, и при расчете величины пособия по безработице. Объем теневой заработной платы в 2006 г. составил примерно 2,9 трлн р.

По данным Управления Федеральной налоговой службы, скрытая от налогообложения заработная плата в 2006 г. составила по России около 40 % доходов, полученных физичес кими лицами от своих работодателей15.

Зачастую при неформальном найме остается полностью неучтенным и сам факт трудо вой деятельности, что влечет утрату работниками всех прав в социальной области, кото рые обеспечиваются трудовым стажем. В этом смысле неформальные трудовые отноше ния — мина замедленного действия, подложенная под и без того хрупкое и весьма относи тельное социальное благополучие нашего общества. Следовательно, при выходе на пенсию многие высокооплачиваемые специалисты частного сектора не смогут претендовать на максимальный размер пенсий. Глава Роструда М. Топилин подчеркнул: «Зачастую люди, получая деньги в конверте, думают только о текущем моменте, не задумываясь, что из-за этого у них будет потом меньше пенсионное обеспечение, меньше социальных гарантий и поддержки»15.

Одно из объяснений повсеместного нежелания фирм нанимать работников предпен сионного возраста лежит именно в этой плоскости. От молодых с большей вероятностью можно ожидать лояльного отношения к неформальной оплате труда, поскольку вопросы пенсии их пока не волнуют. Однако и заключаемые трудовые договоры нередко носят формальный характер, являются бессодержательными или заключаются на условиях, ухудшающих правовое положение работников. Формальное трудоустройство всё более наполняется неформальным содержанием. Трудовой договор далеко не всегда определяет реальные условия трудовой сделки. Расхождение реальных и контрактных прав работни ков представляет собой рыночный вариант советский практики двойных стандартов — декларируемых и соблюдаемых. Любой формальный контракт оставляет зазор для устной договоренности сторон. Следует отметить, что диапазон неформального сопровождения контрактной сделки может существенно различаться, выполняя вспомогательную или превалирующую роль в отношениях между работодателем и работником.

Неформальные трудовые практики охватывают межличностные отношения. Они могут складываться как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости. Так, система взаим ных зависимостей активно функционирует на одном уровне производственной иерархии (например, соответственно между рабочими, начальниками цехов) или на близких уров нях (рабочий — бригадир, бригадир — старший бригадир). Однако существуют и раз ноуровневые отношения зависимости: у директора завода может быть «свой (преданный ему) водитель», «свой» мастер и т. п., и эти отношения довольно долго могут сохраняться в законсервированном виде, но в нужный момент активизируются.

При анализе неформальных трудовых отношений важно установить, чьим интересам они соответствуют. Часто считается, что такие отношения выгодны только работодателю и противоречат интересам работников. Но порой неформальные отношения могут быть выгодны обеим сторонам. Так, «серые» схемы оплаты труда имеют очевидную выгоду не только для работодателя, сокращая величину единого социального налога. В кратко срочном периоде такие выплаты могут соответствовать интересам работников, так как увеличивают размер их текущей заработной платы. А с учетом того, что будущий поток пенсионных выплат является неопределенным, краткосрочный выигрыш может переве сить долгосрочные потери и сформировать совместную оппозицию работодателей и ра ботников по отношению к государству в части соблюдения требований о легализации за работной платы. Более того, даже если работник заинтересован в получении будущих пен сионных выплат, стремление сохранить рабочее место может оказаться для него более зна чимым в краткосрочном периоде, поэтому практика выплаты неофициальной заработной платы не получит соответствующей огласки. Однако, принимая на работу неофициальных работников, работодатель тоже рискует. Ведь в случае исполнения трудовых обязанностей работником ненадлежащим образом работодатель может понести существенный ущерб, как материальный (брак), так и профессиональный (разглашение коммерческой тайны).

Предъявление претензий же к такому работнику практически невозможно, ведь по доку ментам работодатель и работник не состоят в трудовых отношениях, следовательно, ра ботодатель может довольствоваться лишь увольнением без выплаты заработной платы.

Однако большинство работодателей из двух зол выбирают меньшее и при выборе между неквалифицированным работником и экономической выгодой с отсутствием ответствен ности склоняются к последнему. Наемные работники сами нередко нарушают официально установленные трудовые законы и правила. Они опаздывают, прогуливают, выпускают некачественную продукцию, используют материалы и оборудование в личных целях и т. д.16 Согласно данным опроса, проведенного порталом Careerbuilder.com, треть всех рес пондентов призналась, что в 2007 г. они хотя бы раз сказывались больными, чтобы не идти на работу. К счастью для них, 75 % работодателей верят на слово. Не все нарушения ра ботниками норм и правил остаются незамеченными со стороны руководства. Логично было бы предположить, что если непосредственный руководитель узнает о совершенном проступке, то за этим последует формальное наказание. Однако, как показывает практика, довольно часто выявленное, но не наказанное нарушение делает работника «должником»

его руководителя. Непосредственный начальник может скрыть какое-либо нарушение, до пущенное его подчиненным (опоздание, прогул, появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии, допущенный в работе брак), но за это он вправе потребовать ответной услуги, если возникнет необходимость, например, отработать во внеурочное время бесплатно или оказать услугу личного характера17. Очевидно, подобного рода «зависимость» выгодна ру ководству. Наличие выгоды от такого рода отношений в сфере труда приводит к тому, что формальные способы наказания за нарушение официально установленных правил и норм применяются не так часто, как неформальные.

Однако система отношений личной зависимости может строиться не только на осно ве нарушений (как расплата за них), но также и на основе добросовестного выполнения формальных требований, особенно в тех случаях, когда нет возможности его поощрения.

Сюда относится передвижение работника в очереди на получение жилья, места в детском саду за хорошую работу, хотя и в обход правил. По данным ВЦИОМ, из опрошенных ра ботников 63 % отметили, что при решении вопросов о премиях и надбавках играют важ ную роль отношения с начальством. Еще более значимы такие отношения при выдаче разрешения на использование транспорта организации — 81 %. И даже вопрос выдачи путевок на лечение и отдых детей работников довольно часто решается в зависимости от отношений с руководителями — 39 %18.

Нами рассмотрены далеко не все формы проявления неформальных отношений.

К их числу относятся также, получение от клиентов дополнительной оплаты за услуги, неоформленные документально («чаевые»), реализация на практике принципа «первым увольняют того, кто пришел последним», традиция отмечать дни рождения сотрудников и другие праздники в рабочее время, неофициальная внутрифирменная система получе ния информации и т. д.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что в основе неформальных трудовых от ношений лежит система выигрышей, выгод и взаимных рисков, при которой каждая из сторон имеет своеобразные способы защиты своих интересов, реализуемых в условиях неформальных договоренностей. Именно совпадение интересов работников и работо дателей делает особенно сложным выявление неформальных практик, противоречащих действующему законодательству. Совпадение интересов является своеобразным катали затором развития неформальных практик в сфере трудовых отношений, особенно если контроль за исполнением действующего законодательства недостаточно эффективен.

Кроме того, неформальные трудовые отношения можно рассматривать как своеобраз ный адаптационный механизм приспособления к изменяющимся условиям, когда дейст вующие нормы трудового законодательства и локальные нормативные акты организаций либо не разработаны, либо не в полной мере учитывают особенности реальных трудовых отношений. Таким образом, неформальные действия необязательно незаконны, но они не признаны законами и официальными правилами. Они проявляются в щелях между офи циальными нормами и законами, особенно интенсивно — на российском пространстве, где законы и официальные нормы очень мало фиксированы и слабо признаны. В усло виях особенной нестабильности и неуверенности неформальные действия часто позво ляют людям сохранить какую-то степень устойчивости и возможность управлять своей жизнью.

Причины возникновения неформальных трудовых отношений обусловлены как сугубо экономическими факторами (низкий уровень жизни, большие различия в доходах разных социальных групп, рост безработицы), так и недостаточной правовой культурой работо дателей и работников, отсутствием сработанных механизмов контроля за соблюдением трудового законодательства, слабостью переговорных позиций работников и институтов, отстаивающих их интересы. Многие работники плохо знают свои юридические права и не особо стремятся их узнать. К числу причин возникновения и существования указанных отношений можно отнести также социальную недальновидность работников. Находясь в «гражданском браке» с работодателем, работник лишается какой-либо уверенности в своем будущем. Большинство работающих неформально граждан не до конца понимают, что пенсионные и иные страховые права — это права от них неотъемлемые и базовые, на равне с правом на жизнь и здоровье. Далеко не все понимают и, как следствие, не борются даже не за предоставление им законных прав, а за соблюдение уже предоставленных.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.