авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
-- [ Страница 1 ] --

3/5/13 В

В. И. ВЕРНАДСКИЙ

ДНЕВНИКИ

1935­1941

в двух книгах

Ответственный редактор

доктор геолого­минералогических наук

В.П. ВОЛКОВ

Книга 1

1935­1938

МОСКВА НАУКА   2006

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Более чем шестилетний период жизни В.И. Вернадского ­ с 20 января 1935 г. по 16 июля 1941 г.,

который отражен в двух очередных книгах этого издания, был сложным, полным противоречий

в истории СССР. Рост научно­технического потенциала, экономического могущества страны, вовлечение всех народов многонационального государства в строительство нового общества, достижения в сфере культуры, пафос созидания, независимость и международный престиж СССР, с одной стороны, и монополия коммунистической партии в политической структуре общества, идеологический диктат, низкий жизненный уровень большинства населения, массовые репрессии, с другой, ­ знаменательные черты этого времени. Особая ценность дневников В.И. Вернадского ­ в широте охвата переживаемых страной событий.

6 декабря 1939 г. В.И. Вернадский в письме академику А.Н. Баху подчеркивал: «Для меня дисциплина моей жизни ­ организовать свою жизнь так, чтобы наибольшее время отдавать моей научной работе»1. Материалы данного издания ­ яркое подтверждение этой позиции В.И.

Вернадского. Почти каждая запись в дневниках начинается с характеристики сюжетов, связанных с научной и научно­организационной деятельностью ученого.

В размышлениях Вернадского большое место занимает вера в могущество науки, в ее преобразующую роль, убежденность в том, что распространение знаний повлияет на социальные отношения в обществе. Записи свидетельствуют об огромном разнообразии его научных интересов, фундаментальности представлений о состоянии различных научных школ в нашей стране и за ее пределами. Вернадский предстает перед читателем как ученый­ энциклопедист. Его волнуют проблемы геохимии, биогеохимии, метеофизики, почвоведения, радиологии, радиогеологии, гидрологии, вечной мерзлоты и др. В дневниках ­ заметки, штрихи, отражающие позицию Вернадского в отношении проблемы урана, источника атомной энергии.

Его мысль и перо касаются событий не только в сфере естественно­научных знаний, но и в области гуманитарных наук, а записи отражают широту и глубину его философских интересов, характеризуя ситуацию, сложившуюся на философском фронте в стране в эти годы.

В этот период Вернадский ­ директор Биогеохимической лаборатории, председатель Комитета по метеоритам, директор Радиевого института, вице­президент Московского общества испытателей природы. Последовательные действия Вернадского направлены на восстановление структур, осуществлявших исследования по истории науки ­ области, которую он обогатил своими трудами и в которой заложил основы для развития новых научных направлений. И не случайно он становится председателем временной комиссии по восстановлению Института истории науки.

В его дневниках немало заметок, касающихся деятельности АН СССР в новой ситуации, когда она была лишена автономии. Вернадский пишет о достижениях и недостатках в работе Академии, атмосфере в этом учреждении, механизме выбо­ 1 См книгу 2 этого издания С  ров, кандидатурах в члены Академии и т.д. Ряд записей отражает взгляды Вернадского на борьбу между Т.Д. Лысенко и Н.И. Вавиловым, а точнее (по определению Вернадского), «гонение на Н.И. Вавилова» (13 марта 1938 г.).

Вместе с Н.Д. Зелинским и А Д. Архангельским Вернадский поднимает вопрос о восстановлении геологического образования в Московском университете и возвращении университету соответствующих институтов. Тема состояния геологии и минералогии в Московском университете постоянно проходит через его записи 30­х годов.

В.И. Вернадский следит за научной литературой ­ отечественной и зарубежной, пишет научные работы, выступает с докладами на научных форумах, анализирует ход дискуссий, ведет беседы file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 1/ 3/5/13 В с коллегами, стремится помочь талантливым исследователям раскрыть свой научный потенциал.

Ему чужды догматический подход к анализу творчества ученых, безапелляционное следование утвердившимся оценкам их произведений, игнорирование принципа историзма. В этой связи характерным является его подход к творческому наследию Ф. Энгельса: «Еще раз пересмотрел "Диалектику природы" Энгельса ­ остается прежнее впечатление: черновые тетрадки alterhmlich (устаревшие. ­ ЛЛ.). Есть кое­что интересное ­ но в общем в XX веке класть в основу мышления, особенно научного, такую "книгу" ­ совершенное сумасшествие. Люди закрывают глаза на окружающее и живут в своем мирке. Сами подрывают свою работу. Впервые стал читать Энгельса "Анти­Дюринг". Тут несомненно есть интересное. Но и здесь ­старый философ начала XIX века, который получил естественно­историческое образование в 1870­1880 годах. Виден философ и гуманист ­ но понимания естествознания нет, особенно нет понимания описательного естествознания и конкретных наблюдательных наук о "природе"» (25 марта  г.).

В.И. Вернадский никогда не отделял себя от судеб страны. Он глубоко вникал в окружающую жизнь, анализировал происходящее в ней. После посещения Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве он записывает­ «Впечатление большое. В историческом аспекте, вероятно, окажется, что...эффект жизни будет положительный. Масса народу. Многому научатся» (6 октября 1939 г.). Записи в его дневниках во второй половине 30­х ­ начале 40­х годов ­ это отражение жизни СССР. Вернадский фиксирует свои мысли, наблюдения, сомневается, критически проверяет свои взгляды. Ему чужд конформизм при оценке политики руководства страны, социальной жизни, морали общества.

Он видел, что наряду с утверждением новых форм жизни, обогащением ее содержания в обществе шли процессы, несовместимые с провозглашаемыми социалистическими принципами и сдерживающие развитие потенциала социализма. Наряду с крупными социальными завоеваниями в стране имело место беззаконие. Приоритет политических качеств перед деловыми качествами порождал соответствующий подход к подбору и расстановке кадров, формировал психологию, снижавшую возможности творчества из­за боязни высказать оригинальные мысли, принять на себя ответственность.

В 1936­1938 гг. были арестованы друзья, родственники, коллеги, ученики Вернадского­Д.И.

Шаховской, Б.Л. Личков, А.К. Болдырев, В.В. Аршинов, Б.К. Бруновский, В.А. Зильберминц, A.M.

Симорин и многие другие. В дневниках содержатся заметки Вернадского о направлении им ходатайств в защиту коллег и друзей, подвергшихся репрессиям, В.М. Молотову, А.Я.

Вышинскому и др., при чтении которых создается впечатление, что он не задумывается об опасности, которую может навлечь на себя.

28 мая 1937 г. он пишет Молотову: «Я близко знаю Б.Л. Личкова уже 19 лет и не имею ни малейшего сомнения в том, что мы имеем здесь дело с несчастным случаем ошибки...»2.  апреля 1938 г. он вновь обращается к В.М. Молотову с прось­ 2 Вернадский В И Из писем разных лет//Вестник Академии наук СССР 1990 №5 С  бой о помощи Б.Л. Личкову: «... Я все же считаю своим нравственным долгом обратиться к Вам по частному случаю, где невинно страдает в связи с общими мерами крупный и нужный для нашей страны человек, профессор Борис Леонидович Лич­ков... Это один из самых блестящих, относительно молодых геологов, которому наша страна обязана решением сложных, запутанных вопросов, давших большие результаты в двух важнейших государственных сооружениях нашего времени»3.

Вернадский мужественно демонстрирует в качестве гарантии невиновности Д.И. Шаховского дружеские связи с ним: «Я дружил с Дмитрием Ивановичем почти 60 лет, все время мы прожили друг с другом душа в душу, находясь в непрерывном, ни разу не нарушенном, идейном общении. Между нами не было тайн»4.

Записи в дневниках отражают восприятие Вернадским морально­политической атмосферы тех лет. Он пишет о ложности доносов, страхе граждан за последствия знакомства с арестованными, травле ученых, имевших самостоятельную точку зрения, фальшивости политических процессов, невиновности людей, которых он знал, нервных стрессах под влиянием террора, о лести и подхалимстве в этих условиях, репрессиях из­за переписки с заграницей, последствиях «политического жестокого произвола» в научной среде и «о терроре, разрушающем основу страны, как безумии».

Он отмечает, что репрессии такого масштаба искажают «идеал коммунизма и состояние нашей страны в мировом аспекте теряет свою моральную силу» (3 мая 1941 г.).

file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 2/ 3/5/13 В Вернадский стремится избегать официальных собраний, ибо там, порой, надо требовать смертной казни «подлым убийцам», он уклоняется от подписывания коллективных писем подобной направленности, раболепных адресов. Оказывает моральную поддержку ученым, подвергшимся несправедливым обвинениям, помогает материально и морально семьям репрессированных и в устройстве на работу «неблагонадежных» людей или в учебные заведения детей «врагов народа».

Особенно угнетал Вернадского «деспотизм» в духовной жизни ­ признании свободы совести, слова, научного, философского, религиозного искания, он выступает как убежденный приверженец свободомыслия, идей права, веры в самоценность свободной личности. Он возмущается неоправданно жесткой цензурой, которой подвергались научные издания.

Сталкиваясь с наличием купюр при получении зарубежных научных изданий, он пишет: «Это безумие и мракобесие!»

В письмах, дневниках В.И. Вернадского много не только фактов, но и обобщений тонкого и глубокого мыслителя. От его острого и чуткого взора не укрылись ни достижения страны Советов, ни явления, противоречащие провозглашенным социалистическим идеалам. Он ценит советское государство, в котором интересы народных масс ­ во всем их реальном значении (кроме свободы мысли и свободы религиозной) ­ стоят действительно в основе государства, пишет о преимуществах социалистического способа производства, констатирует крупные достижения в развитии национальных культур в стране: «Любопытны последствия широкого развития ­ хотя без свободы мысли ­ национального духовного творчества ­ музыки, искусства, литературы всех народов, заселяющих Союз» (21 июня 1941).

В то же время он высказывает критические замечания относительно аграрной политики в стране, кадровой и национальной политики партии и др.

12 января 1939 г. он записывает: «Украинский вопрос приобретает большое значение. Не сознают кругом этого».

В записях 1938­1941 гг. часто проводится мысль, что члены партии, «господствующий класс»

ниже среднего уровня страны и по деловым, и по моральным ка­ 3 Там же. С. 100.

4 Там же. С. 105.

чествам. Констатируя затруднения в различных сферах жизни общества ­ продовольственной, транспортной, топливной и др., Вернадский связывает их с плохим подбором людей: «...Та прочность, которую я себе представлял, и видел силу будущего ­ очевидно, не существует.

Разбитого не склеишь. Подбор людей (и молодежи) в партии ниже среднего уровня страны ­ и морально, и умственно, и по силе воли» (14 марта 1938 г.).

Записи в его дневниках о репрессированных ученых или целых группах научных работников сопровождаются порой комментариями о гибели целых научных направлений, научных школ.

Он отмечал, что обстановка страха, подозрительности парализует инициативные действия советских должностных лиц, ослабляет научное творчество, интеллектуальный потенциал страны.

Характерно, что критику сложившихся в стране порядков Вернадский ведет с позиций патриота своей Родины. Жизненность, эффективность, справедливость государственной системы, общественного строя он ставит в прямую зависимость от их возможности обеспечить экономическое и духовно­культурное развитие общества, единство страны, ее независимость.

Разрушительные последствия политики репрессий в экономической, социальной, духовно­ нравственной сферах общественной жизни вызывают у Вернадского глубокую тревогу за будущее своей страны. «Говорят о сумасшествии власть имущих. Могут погубить большое дело нового, вносимого в историю человечества», ­записывает он 4 января 1938 г. Не будучи профессиональным политиком, Вернадский тем не менее правильно определил соотношение структур, обладающих реальной властью в стране.

В дневниках Вернадского даны характеристики (как правило, беглые) партийных и государственных руководителей СССР (В.И. Ленина, И.В. Сталина, В.М. Мо­лотова, С.М. Кирова, Л.М. Кагановича и др.).

Вернадский улавливает нарастающее в обществе чувство протеста против произвола власти, дух сопротивления ее антигуманным действиям. «Со всех сторон слухи об арестах...

Накапливается недовольство, и слышишь его проявления, несмотря на страх. Раньше этого не было. Я сталкиваюсь с глубоким изменением психологии людей» (1938 г.). Он записывает в дневнике: «Очень резкая кругом критика ­ для меня даже неожиданная ­ лжи, связанной с file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 3/ 3/5/13 В "радостью жизни"» (7 апреля 1938 г.).

Беззакония, низкий жизненный уровень советского народа, идеологический диктат в научной сфере заставляли Вернадского делать вывод об опасном кризисе, перед которым оказалась страна. «Все больше углубляется у меня впечатление непрочности основ современного устройства России, а, может быть, и строя. Во что обернется все, если не будет Сталина­ Молотова, даже если не будет внешней войны...», ­ пишет он 19 декабря 1938 г.

Вместе с тем Вернадский верил в создание новых форм жизни общества, его оздоровление, в огромные силы российского народа, силу разума, преобразующую роль научного знания.

Наряду с резко критическими оценками многих явлений советской действительности и мрачными предсказаниями в его дневниках ­ много оптимистических утверждений, касающиеся будущего страны: «Окружающая жизнь ­неясно какой процесс ­ невольно врывается и отражается. Глубокий развал и в то же время огромная положительная работа... кругом чувствуется беспокойство за прочность совершающегося... Что будет? Но мне кажется ­ положительное победит ­ но какие примет формы ­ неясно. Раболепство ­ на словах и в мыслях ­ но выучка, знания ­ огромный сдвиг» (30 июня 1938 г.). 4 декабря 1938 г. он записывает:

«Многие смотрят в ближайшее и отдаленное будущее мрачно. Лазарев: "Человечество идет к одичанию". Я считаю совершенно иное ­ к ноосфере».

Его научный поиск и вторжение в сложнейшие проблемы общественно­политической жизни страны теснейшим образом переплетались. Он с одобрением относится к внешнеполитическим акциям Советского государства, касающимся воссоединения Украины, а также Белоруссии. Вернадский констатирует, что «масса сознательно за активную политику Сталина в Финляндии и Польше». 3 октября 1939 г. он пишет: «... Политика Сталина­Молотова ­ реальная и, мне кажется, правильная, государственная ­ русская».

Кризисные явления в экономике стран Западной Европы и их социальные последствия, приход фашизма к власти заставляли Вернадского корректировать свои взгляды на европейские демократии, авторитет которых в сознании Вернадского был достаточно высок. В 1939 г. он пишет, что «идейно и Франция, и Англия так же мало выражают демократию, как и СССР, и, может быть, до известной степени Германия... Свободы мысли и личности больше у западных демократий ­ но социалистическое (и анархическое) отрицание правильности собственности на орудия производства не может быть отрицаемо в реальной демократии».

Начало Великой Отечественной войны застало В.И. Вернадского в подмосковном санатории «Узкое», а 16 июля 1941 г. он вместе с женой и ближайшим окружением выехал в Боровое (Казахская ССР). Как свидетельствуют записи, Вернадский активно занимается в эвакуации научной работой.

Он анализирует ситуацию в тылу и положение на фронтах, переживает неудачи нашей армии.

Но никогда у него не возникает сомнений в победе СССР и гибели гитлеризма. В его дневниках ­ размышления о предвоенной и военной действительности ­о власти, партии, народе, войне, фашизме, перспективах страны и мирового развития.

В этой связи интересно отметить, что, рассуждая о возможности войны с Германией незадолго до ее начала, Вернадский не сомневался в победе СССР вместе с тем в его рассуждениях ­ мысль о неизбежных переменах в общественном строе СССР после этой победы: «Я думаю, что, в конце концов, ­ немцы не справятся ­ но фикция революционности, которая у нас существует, ­ где две жандармские армии и миллионы каторжников (в том числе ­ цвет нации) не может дать устойчивое состояние. Революция коснется и нас» (19 мая 1941 г.).

В дневниках отражается уверенность Вернадского в переходе биосферы в ноосферу, убежденность в том, что данные естественных наук, эмпирические обобщения также подтверждают его вывод о неизбежности поражения фашизма в войне.

Вызывают восхищение творческая молодость, оптимизм Вернадского. В ученом нет «умственной старости», мысль юна. Обращаясь к разговору с одним из своих знакомых (моложе Вернадского по возрасту), Вернадский пишет: «Живет воспоминаниями ­ в мире прошлого» или: «Он погружен в прошлое. Странное состояние, мне непонятное. Я живу будущим и настоящим».

Экскурс в прошлое дает возможность глубже понять традиции его семьи и ее окружения, способствовавшие формированию общественно­политической ориентации и гражданской позиции В.И. Вернадского, в дневниковых записях есть и характеристики политических настроений его родственников, близких знакомых, и заметки об их социальном статусе и судьбах.

Все богатство дневников В.И. Вернадского невозможно и вряд ли нужно раскрывать. Читатель file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 4/ 3/5/13 В сам найдет в этой книге множество лиц и событий, ценных для понимания эпохи. Время предстает в лицах, деятельности и поступках людей, творящих историю.

Записи в дневниках свидетельствуют о противоречивом отношении Вернадского к партийному руководству, к советской действительности. Сложности и противоречия этой действительности определили в значительной мере и имеющие место у Вернадского противоречия при осмыслении им исторического процесса, неоднозначность суждений. По существу, он сознавал эту ситуацию, подчеркивая: «Мы пережили такое удивительное время, значение которого далеко еще не понято»5.

5 Цит. по: Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский. М., 1982. С. 364.

г Можно предположить, что эта противоречивость в оценках реалий жизни в стране определялась и недостаточно полной информацией, ибо круг общения Вернадского был ограничен в основном элитными кругами интеллигенции. Его отталкивали тоталитарные проявления существующего режима, но в нем находили поддержку и одобрение деятельность правящей партии по созданию научно­технического потенциала, экономического могущества российского государства, по приобщению всех народов многонациональной России к социалистическому строительству, а также независимость и международный престиж СССР. И какими бы отталкивающими ни были отдельные стороны советской жизни, для Вернадского Россия, СССР всегда оставались его Родиной. Вся его жизнь и деятельность были отданы ей.

Он был патриотом, работавшим на благо своего народа. Будущее нашей страны «мне дорого и велико», пишет он в дневнике (1939 г.).

Знакомство с дневниками В.И. Вернадского обогащает наши знания о своем Отечестве, помогает глубже понять судьбы российской интеллигенции, особенно в переломные периоды истории.

Настоящее издание дневников В.И. Вернадского состоит из двух книг. Книга 1 охватывает период с января 1935 г. по декабрь 1938 г., а книга 2 ­ период с января 1939 г. до дня отъезда В.И.

Вернадского из Москвы в эвакуацию ­ 16 июля 1941 г.

Тексты дневников сопровождаются комментариями. Автор их, как и предшествующих книг этого издания, ­ доктор геолого­минералогических наук В.П. Волков. Следует особо отметить высокопрофессиональный уровень комментариев. За ними огромная работа публикатора по изучению многих разнообразных источников, порой хранящихся в архивах, сопоставлению данных, почерпнутых из разных документов, и уточнению на этой основе дат, фамилий, событий и т.д. Комментарии значительно расширяют представления о генеалогическом роде Вернадских, различных исторических событиях, истории научных идей, научных школах и т.д.

способствуют более глубокому пониманию внутреннего мира В.И. Вернадского, его общественно­политических и морально­этических взглядов.

Доктор исторических наук Л С. Леонова ОТ РЕДАКТОРА Эта книга продолжает последовательное издание дневников В.И. Вернадского, начатое с его записей от октября 1917 г., осуществленное в 1994—1997 гг. Национальной академией наук Украины и продолженное с 1998 г. Российской академией наук в серии «Библиотека трудов академика В.И. Вернадского», основанной академиком А.Л. Яншиным в 1990 г. Вышедшие из печати в 1998­2001 гг. тома включают дневники 1921­1934 гг. Данное издание, состоящее из двух книг, охватывает московский период жизни В.И. Вернадского с лета 1935 г. до лета 1941 г., когда после начала Великой Отечественной войны группа академиков с семьями была срочно эвакуирована из Москвы в Боровое (Северный Казахстан).

Тексты дневников, хранящиеся в фонде В.И. Вернадского в Архиве Российской академии наук (АРАН), представляют собой записи чернилами в тетрадях­блокнотах большого формата. В данной публикации после каждой подневной записи мы, как обычно, приводим архивную справку. Наибольшее число хронологических лакун в дневниках приходится на 1935 г.

(заграничная поездка в августе­ноябре) и 1936 г. (аналогичная поездка в те же сроки). Как уже приходилось отмечать в предисловиях к предыдущим томам дневников, остается невыясненным, продолжал ли Владимир Иванович вести дневники во время этих длительных командировок. Не исключено, что такие записи сохранились и находятся в каких­либо пока нам не известных зарубежных архивах.

В текстах дневников немало весьма эмоциональных и субъективных оценок, продиктованных file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 5/ 3/5/13 В остротой столкновения амбиций в эпоху, отстоящую от нашего времени больше, чем на полвека, с которыми Комиссия по разработке научного наследия академика В.И. Вернадского РАН не всегда согласна. В связи с этим иногда в тексте сделаны купюры, обозначенные знаком {...}.

Подобно принятой ранее структуре тома («Дневники 1926­1934 гг.»), мы сопровождаем дневники за каждый очередной год публикацией полных авторских текстов, озаглавленных В.И.

Вернадским «Хронология ... года» ­ подготовительных материалов к неосуществленным мемуарам под условным названием «Пережитое и передуманное». Частично эти тексты писались под диктовку на пишущей машинке референтом Владимира Ивановича А.Д.

Шаховской или же Н.Е. Вернадской от руки такие фрагменты выделены полужирным шрифтом.

Слова и фразы, подчеркнутые автором дневников, выделены курсивом.

Так же как и в предыдущих томах, слова текста, которые не удалось прочитать, показаны аббревиатурой (нрзб), неоднозначно читаемые слова сопровождаются знаком {?}. Сокращения повсюду раскрыты и отмечены квадратными скобками. По возможности пунктуация и орфография приближены к современным нормам при сохранении авторского стиля, например излюбленного В.И. Вернадским выделения вводных слов и предложений знаком тире.

Ссылки на примечания публикатора показаны арабскими цифрами в квадратных скобках, а переводы иностранных слов и предложений вынесены в подстрочные примечания и отмечены звездочками. Несколько официальных писем В.И. Вернадского из фонда АРАН, не публиковавшихся ранее и представляющих интерес для более полного понимания его научно­организационной деятельности, помещены в «Приложениях».

Тексты дневников за 1935­1937 гг. публикуются впервые, дневники 1938­1941 гг. в сокращенном виде были напечатаны И.И. Мочаловым в 1991­1995 гг. в массовых литературно­ публицистических журналах (см.: Дружба народов. 1991. № 2, № 3 1992. № 11­12 1993 №  Новый мир. 1995. № 5). Все ранее опубликованные тексты были заново сверены с оригиналом с уточнением неточно «расшифрованных» слов и имен. Кроме того, в ходе подготовки настоящего издания мы регулярно представляли к печати отдельные фрагменты дневников и «Хронологии» в журнале «Исторический архив» (см.: 2001. № 5. С. 59­78 2002. № 5. С. 49­72 2003.

№ 5. С. 48­61). «Хронология» 1935­1940 гг. полностью публикуется впервые, а соответствующие материалы за весь 1941 г. намечено представить в составе следующего тома (июль 1941 ­август 1943).

Примечания подготовлены нами при участии доцента МГСУ, кандидата исторических наук А.А.

Мурашева.

При работе над примечаниями мы обращались с консультациями к специалистам из различных областей науки, поэтому считаем своим приятным долгом поблагодарить геологов и химиков С.М. Александрова, В.А. Алексеева, Викт. Л. Барсукова, Б.Е. Боруцкого, И.Н. Влодавца, Ю.П.

Гирина, В.И. Кузьмина, М.А. Лабунцову, А.В. Лапо, М.А. Назарова, В.Б. Наумова, А.И. Осипову, Л.В. Петушкову, Т.М. Сущевскую, Е.Б. Халезову, В.М. Швеца, физика В.Б. Полякова, биологов Т.Б.

Астау­рову, Е.В. Раменского, историков науки А.В. Кессениха, В.В. Лаврова, И.И. Моча­лова, М.Е.

Раменскую, А.Н. Тюрина, социологов и историков И.Г. Мороз, Е.А. Осо­кину, М.М. Пантелеева, В.В. Шелохаева и О.Н. Яницкого, сотрудников музеев: Музея внеземного вещества РАН А.Я.

Скрипник, Геологического музея им. В.И. Вернадского З.А. Бессуднову и И.А. Стародубцеву, сотрудника Российского государственного архива экономики Б.Б. Лебедева, сотрудников АРАН Т.Г. Краснову и Г.А. Савину, заведующую Архивом A.M. Горького Е.Р. Матевосян. Мы весьма признательны работникам библиотеки МОИП и РГИБ и персонально И.А. Гузеевой, постоянно оказывающим высококвалифицированную библиографическую помощь.

Работа публикатора всегда пользовалась всяческой поддержкой и вниманием коллег из ГЕОХИ РАН, прежде всего Ф.Т. Яншиной, Ю.И. Сидорова, а также О.А. Девиной, Э.И. Сергеевой, И.П.

Петрова, А.И. и Л.Д. Виноградовых. В течение ряда лет друзья­коллеги Н.Н. Колпакова и А.И.

Элез помогают в прочтении крайне неразборчивых слов в текстах В.И. Вернадского, за что публикатор им крайне признателен. Особая благодарность ­ В.В. Фадееву, осуществлявшему компьютерный набор текста.

Публикатор признателен директору АРАН В.Ю. Афиани, за ценные замечания при подготовке рукописи к публикации.

Подготовка данного тома в 2001­2003 гг. велась при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 01­03­00303.

file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 6/ 3/5/13 В Доктор геолого­минералогических наук В П Волков 20.1.1935, утро (Ленинград) Приехал из Москвы 18 (января), где пробыл 15­17. Можно было не приезжать. Заседание Группы ­ геолог[ической] и хим[ической] ­ малоинтересное, особ[енно] хи­мич[еской] [1]. Основные вопросы исчезли из обсуждения. Опять тематика, но и важные организационные] вопросы.

Конструкция недурна. Впечатление, создается что­то серьезное. Фактически, умственная сила большая. И среди них [2] у нас есть еще настоящие ученые в большинстве и при новой конструкции (их роль) увеличивается.

В Академии чистка ком(м)унистов ­ и удалили зловредного Яковлева («злой гений Волгина» ­ по словам одного из партийных [3]) ­ он несомненно распоряжался как власть имущий ­ пенсию Елене Григ[орьевне] (Ольденбург). Был приставлен к С.Ф. (Ольденбургу) [4] ((как) секретарь] Таджикск[ой] ком[иссии]). Снят Мато­рин (антирелигиозник ­ странная фигура [5]). Узкий фанатик ­ С.Ф. (Ольденбург) защищал его как знающего. На меня не производил такого впечатления.

Удалена из партии секретарь Биол[огической] ассоциации] Пружанская, истеричка, карьеристка, но работала, обращалась с молодежью (непартийной) свысока [6].

Разговор с Борисяком и Волгиным [7] по поводу моей статьи об Ушинском [8]. Борисяк по обыкновению умыл руки. Волгин должен был признать, что ничего страшного в инкриминируемой] фразе нет. Урановский [9] (по Борис[яку]) находил, что сравнение нашего идеала с современным] может вносить смущение в души читателей. Но прошло. Теперь надо следить (за опубликованием).

Прошли и мои « Биогеохим[ические] очерки» [10]. Был у меня Блохин [11]. Умного (человека) впечатление. К 15.11 рукопись будет рассмотрена с цензурной] точки зрения. 15.III начнет печататься. Он уйдет, но эту рукопись оставит за собой. Если я соглашусь с их изменениями] ­ идет прямо, если нет ­ переговоры. С 1930 (г.) тянется.

Слух, что запрещено гражданам печататься за границей без особого разрешения. Давно уже тянется эта история. У Волгина сейчас играет роль Деборин. Как бы тут не было беды. В сущности, похоже Д[еборин] ­ настоящий гегельянец, идеалист, скрывающий и прикрывающийся. Акад[емия] опять попадет в историю [12].

Бухарина [13] не было. «Известия» ухудшились резко. Что происходит? Говорят, что Орлов уже не пом[ощник] секр[етаря] Акад[емии] [14]. Снят?

Вчера утром писал письма. В Радиев[ом] институте] с Вит[алием] Григ[орьеви­чем] (Хлопиным) о судьбе Ломон[осовского] инст[итута]: в Физической гр[уппе] без меня обсуждали вопрос об отделении физич[еского] отдела (Радиевого института [15]). Узнал от С. Вавилова [16] (с ним в вагоне). По­видимому, он хотел получить наш большой магнит, но сговорился с Иоффе [17].

Не знаю, случайно или нет, Фрумкин [18] «забыл» включить Биогеох[имиче­скую] лабораторию] в члены Химич[еской] гр[уппы]. Но м[ожет] б[ыть] это случится, т[ак] к[ак] Фрумкин и Семенов (...) [19] составили доклад плохо.

Сегодня придется писать протесты и подавать записку в Президиум. Поражаешься при глубине работы узостью охвата явлений. Неужели недостаточное знание?

АР АН. Ф. 518. Оп. 2 Д. 7. Л. 28­28 об.

  8. Верное № 2. С. 80.

9. Урано кандидат фил тора. В 1935 по ложному с 10. Верш ния биосфер!

11. Блох рудник Моек в 1937­1939­народного rei месторождеи АН СССР.

12. Дебо1 Бюро ассчщи тории науки I алшма» в ф» марксизма"») 13. Буха] тории науки 1 после XVII г "Известия" В' 14. Орл В 1935­ака! ции учрсжде! секретарем С пой политике 15. ЛоМ1 им. М.В. Лом Москву ирак дел регионал мии, минера) нии Фичичес т.е. В.И. Вер 16. Вави Физического гигантском э росила им. С плуатацию в 17. Иоф тель Комиса сотрудник П 18. Фрук основе1 ко­хим. химии АН ( АН СССР file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 7/ 3/5/13 В 19. Семе рии цепных j тута химичес ПРИМЕЧАНИЯ 1. Коренная реорганизация АН СССР в 1929/1930 предусматривала создание новой организационно­административной структуры. Были учреждены Группы в рамках двух существующих отделений ­ математических и естественных наук и общественных наук. Так, академические институты геолого­минералогического цикла составили Группу геологии и Геологическую ассоциацию. В 1935 г. председателем бюро Группы и Ассоциации был академик А.А. Борисяк, в состав Группы (и Геологической ассоциации) входили пять институтов.

Возглавлявшаяся В.И. Вернадским Биогеохимическая лаборатория (Ьиогел) находилась под юрисдикцией Химической ассоциации и Группы химии (председатель Группы академик Н.С.

Курнаков). Всего в Группе в 1935 было четыре института и две лаборатории.

2. Речь идет об академиках­коммунистах (В.П. Волгин, Г.М. Кржижановский, И.М. Губкин и др.), роль которых при реформе Академии наук в 1929­1932 была исключительно велика.

Специально созданная «фракция коммунистов» среди академиков, в которой главным идеологом был М.Н. Покровский (умерший в 1932), в сущности, служила «приводным ремнем», с помощью которого ЦК ВКП(б) осуществил намеченные репрессивные акции против «буржуазных ученых» в области гуманитарных наук и проведение в члены Академии наук лиц, лояльных к власти (см.: Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б)­ВКП(б)­КПСС. 1922­ 1991. М.: Росспэн, 2000. С. 48­93). В дневниковых записях этого времени В.И. Вернадский не дает каких­либо характеристик академикам­коммунистам. Можно отметить похвальный отзыв о Д.Б.

Рязанове («Хронология 1929 г.») и негативный оттенок при упоминании В.П. Волгина и Н.М.

Лукина (5.III. 1932). Особняком стоит фигура A.M. Деборина, с которым В.И. Вернадский вел публичную полемику (см.: Вернадский В.И. Труды по философии естествознания. М.: Наука, 2000. С. 197­205, 475­496), считал его недостойным кандидатом в члены Академии наук.

3. Яковлев Моисей Наумович (1897­?) ­ экономист, профессор политэкономии Ленинградского восточного института им. А.С. Енукидзе. С 1932 ­ зам. председателя Комиссии по базам АН СССР, с 1934 ­ зам. председателя Монгольской комиссии и Тихоокеанского комитета, с  ответственных постов в АН не занимал, его дальнейшую судьбу выяснить не удалось. По поводу работы М.Н. Яковлева на Таджикистанской базе АН СССР В.И. Вернадский ошибается:

ученым секретарем этой базы, организованной в 1933 г. под руководством С.Ф. Ольденбурга, был А.И. Васильев, а после смерти Сергея Федоровича в начале 1934 ­Н.Ф. Гончаров.

Упомянутый в тексте В.П. Волгин ­ историк, академик, непременный секретарь АН СССР в 1930­ 1935 (см. примеч. 7).

4. Ольденбург Сергей Федорович (1863­1934) ­ востоковед, академик с 1900, непременный секретарь АН в 1904—1929. Близкий друг В.И. Вернадского со студенческих лет. Вдова С.Ф.

Ольденбурга Елена Григорьевна (урожд. Клеменц, по первому браку Головачева) (1875­1955) ­ работала научным сотрудником Государственного Эрмитажа.

5. Маторин Николай Михайлович (1898­1936) ­ этнограф, член партии большевиков с 1919, принадлежал к левой оппозиции, в 1927 был исключен из партии, после признания ошибок восстановлен через год. С 1931 ­ профессор Ленинградского государственного ис­торико­ лингвистического института. В 1930 возглавил Музей антропологии и этнографии (с 1933 ­ Институт) АН СССР. В 1929­1934 ­ председатель Ленинградского областного совета Союза воинствующих безбожников. 29.XII. 1934 исключен парткомом АН СССР из ВКП(б) "как оппозиционер в прошлом", 3.1.1935 арестован, 15.1 исключен из АН СССР. В феврале  приговорен к 5 годам лагерей, однако через год этапирован в Ленинград на доследст­вие, приговорен к расстрелу. Реабилитирован посмертно в 1958 (подробнее см.: Реше­тов A.M. Н.М.

Маторин (опыт портрета ученого в контексте времени) // Этногр. обозрение. 1994. №3. С. 132­154).

6. Пружанская Елена Моисеевна (1903­1937) ­ биолог. В 1933­1934 ­ ученый секретарь Груплы и ассоциации биологии АН СССР, в 1935­1936 ­ ученый секретарь издательства Биомедгиз в Москве, в 1936 арестована, 10.X.1937 расстреляна в Соловецком лагере.

7. Борисяк Алексей Алексеевич (1872­1944) ­ палеонтолог, в 1935 занимал пост академика­ секретаря Отделения математических и естественных наук (ОМЕН), был членом Редакционно­ издательского совета АН СССР (РИСО). Волгин Вячеслав Петрович (1879­1962) ­ непременный секретарь АН СССР, председатель РИСО, ответственный и главный редактор академических изданий.

  file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 8/ 3/5/13 В 8. Вернадский В.И Памяти профессора Н.Г. Ушинского (микробиолог) // Природа. 1935. № 2. С. 80.

9. Урановский Яков Маркович (1896­1936) ­ историк, с 1931 ­ ученый секретарь КИЗ, кандидат философских наук (1935), с осени 1934 ­ сотрудник ИИНиТ АН СССР, зам. директора. В 1935 ­ член РИСО АН СССР, ответственный редактор изданий ОМЕН. В 1936 по ложному обвинению в терроризме и шпионаже арестован и расстрелян.

10. Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. Вып. 1. Значение биогеохимии для познания биосферы. 2­е изд. М.­Л.: Изд­во АН СССР. 1935. 47 с.

11. Блохин Алексей Александрович (1897­1942) ­ геолог­нефтяник. В 20­х годах ­ сотрудник Московского отделения Геолкома, в начале 30­х годов ­ зам. начальника ГГРУ, в 1937­1939 ­ зам.

директора ГИН, затем ИГН АН СССР, был членом Оргкомитета Международного геологического конгресса в Москве (1937). Один из первооткрывателей нефтяных месторождений Второго Баку.

С 1941 ­ зам. начальника Башкирской нефтяной экспедиции АН СССР.

12. Деборин (Иоффе) Абрам Моисеевич (1881­1963) ­ историк, академик. В 1935 ­ член Бюро ассоциации учреждений Отделения общественных наук, зам. директора Института истории науки и техники АН СССР. В 1931 попал в опалу как лидер «меньшевиствующего идеализма» в философии (постановление ЦК ВКП(б) от 25.1.1931 «О журнале "Под знаменем марксизма"»).

13. Бухарин Николай Иванович (1888­1938) ­ академик, в 1935 ­ директор Института истории науки и техники АН СССР, один из идеологов ВКП(б), лидер "правого уклона". В 1934 после XVII партийного съезда был переведен из членов ЦК в кандидаты, однако газету "Известия" возглавлял с 1934 до своего ареста в марте 1937.

14. Орлов Александр Сергеевич (1871­1947) ­ филолог, академик АН СССР (1931). В 1935 ­ академик­секретарь Отделения общественных наук (ООН), председатель Ассоциации учреждений этого отделения. На Общем собрании АН в ноябре 1935 новым академиком­секретарем ООН был избран A.M. Деборин в полном соответствии с тенденциями в кадровой политике, на которые указывает В.И. Вернадский в январе 1935.

15. Ломоносовский институт (Институт геохимии, кристаллографии и минералогии им. М.В.

Ломоносова АН СССР), основанный в 1932 в Ленинграде, после переезда АН СССР в Москву практически сохранил свою структуру (для расширения работ был создан новый отдел региональной геохимии), состоявшую из секторов (преобразованных в отделы) геохимии, минералогии и кристаллографии, музея и Метеоритного кабинета. Проект об отделении Физического отдела от ГРИ осуществлен не был. В.Г. Хлопин ­ зам. директора ГРИ, т.е. В.И.

Вернадского (о нем см. примеч. 13 к «Из "Хронологии 1935 г."»).

16. Вавилов Сергей Иванович (1891­1951) ­ физик, академик (1932). В 1935 ­ директор Физического института им. П.Н. Лебедева, в 1945­1951 ­ президент АН СССР. Речь идет о гигантском электромагните, построенном на ленинградских заводах "Большевик" и "Электросила им. С.М.

Кирова" по заказу ГРИ для первого в стране циклотрона, пущенного в эксплуатацию в мае 1937.

17. Иоффе Абрам Федорович (1880­1960) ­ физик, академик (1920). В 1935 ­ председатель Комиссии по проблеме атомного ядра АН СССР. Ученым секретарем комиссии был сотрудник ГРИ Л.В. Мысовский ­ один из создателей циклотрона.

18. Фрумкин Александр Наумович (1895­1976) ­ физикохимик, академик (1932), один из основоположников отечественной школы электрохимии. В 1935 работал в Москве, в Физико­ химическом институте им. Л.Я. Карпова, в 1939­1949 ­ директор Института физической химии АН СССР в 1958­1976 ­ директор организованного им Института электрохимии АН СССР 19. Семенов Николай Николаевич (1896­1986) ­ химик, академик (1932), создатель теории цепных реакций, Нобелевский лауреат (1956). В 1935 ­ директор Ленинградского института химической физики.

(Ленинград} He записывал все это время. И часто хотелось и сознавалось, что эти записи могут ­ если сохранятся ­ представить в будущем некоторый интерес ­ но жизнь оказалась сложнее.

Несколько воспоминаний.

У меня как­то была Наташа Булацель*, ур[ожденная] Наталья Александровна Константинович, моя двоюродная сестра [1]. Больная, старая, несчастная в семейной жизни, но полная жизни духовной ­ совсем в ином виде она представилась мне теперь, чем рисовалась в юношеские годы, когда я увидел ее в первый раз. Мне хочется здесь набросать воспоминания из далекого, далекого прошлого, когда я в первый раз столкнулся с дядей Александром Петровичем [2] и его семьей.

Это было еще до переезда нашего из Харькова в Петербург в 1876 году, т[о] е[сть] 59 лет тому file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 9/ 3/5/13 В назад. Как сквозь сон помню я приезд Александра] Петр[овича] (и его жены Софии Антон[овны], урожд[енной] Ильяшенко [3], полной, громко говорящей брюнетки, перед которой дядя явно пасовал?).

А затем мы встретились уже в Петербурге, когда приезд Миши Константиновича [4], поступившего в Николаевское кавалерийское училище ­ совершенно изменил весь строй нашей семьи. В это время впервые вторглась в нашу семью офицерская ­ гвардейская главным образом ­ среда, долгое время совершенно чуждая ей. Одновременно в училище поступили два двоюродных брата ­ Миша Константинович и Сережа Кравченко [5] (сын сестры моей матери Елены (?) Петровны [6], бедствовавшей с мужем ­ которого я, кажется, никогда не видел ­ и живший, кажется, в Пирятине ­ Сергей Иванович (?) Кравченко из выслужившихся пидпанков (?)**.

Александр Петрович был любимым братом моей матери в ее молодые годы. По ее рассказам, это был офицер полный тех идей 60­х годов, которые захватывали и мою мать. Он кончил Академию Генерального] штаба и когда они увиделись в Петербурге ­ они были уже духовно чужие. Мать моя считала, что это было влияние Соф[ии] Ант[оновны]. Огромная семья ­ и все внимание ушло на приобретение средств для того, чтобы поставить семью на ноги. В общем это были хорошие люди, стремившиеся дать возможность сделать сыновьям карьеру и дочерям хорошо выйти замуж. Семья в общем этого достигла, но затем революция разрушила всю долголетнюю пряжу жизни.

Встреча была чуждых людей. Но у моей матери не было глубоких идейных стремлений, не было образования достаточно большого, но были большой ум, честность, благородство природы, благородный демократизм. А вместе с тем и ее представления ­ для сестер ­ устроить им «хорошую» жизнь... Молодежь военная, нашедшая у нас семейный уют ­ совершенно по­новому, чуждому для отца пути, направила всю жизнь моих сестер...

В семье Константиновичей (было) резкое деление на любимых и нелюбимых.

Любимые: Миша, старшая Ольга [7] (люб[имица] Александра] Петровича]), Костя [8] и Наташа.

Нелюбимые: Катя [9], Соня [10]. Соня мне нравилась ­ она этого не знала, и я это не показывал.

Катя жила у нас, добрая, страстная, «недалекая». Семья считала Соню неумной. Обе девочки были с детства отданы в институт и редко видели родителей.

Катя вышла за П. Галенковского [11], уже пожившего артиллерийского офицера, двоюродного брата С.А. Короленко [12], потом ­ за Черноярова [13] — от него у * Биографические сведения о родственниках В.И. Вернадского в примечаниях к записи от 11.III.

1935 взяты из «Малороссийского родословника» В.Л. Модзалевского (Т. 1­4, 1908—1914). ­ Ред.

Дворовые люди (жарг., укр.). ­ Ред.

нее дочь [14] и внучка [15]. Я их вижу в Москве. Живут трудно ­ «бывшие» люди, переходящие в новом поколении в новую жизнь ­ трудовую. Катя работает, сохранила душу.

Соня Мамчич ­ муж ее, светский causeur*, (был) вице­губернатором [16] кажется большой любимец моей матери в последние ее годы. Он умер в Кременчуге уже при революции. Там сейчас осталась без всяких средств Соня ей мы начали помогать. Сын ее Олег пропал во время междоусобья ­ она, кажется, не верит в его смерть.

Старшая дочь Ольга, вышедшая замуж еще в Оренбурге, бросила мужа, когда я был еще мальчиком и уехала за границу с Луцким ­ товарищем мужа. Муж ­Шмидт, чиновник­юрист, человек «порядочный» ­ но чуждый всяких «исканий». После довольно бедственной жизни в Париже ­ она получила место начальницы пансиона в С[ан]­Сальвадоре. Сына (шестимесячного]) она бросила рано, а затем у нее было 6 чел[овек] детей (католики). После одной из революций в С[ан]­Сальва­доре она потеряла состояние, бежала в Соединенные] Штаты, в С[ан]­Франциско ­кажется, кто­то из детей ­ в Нью­Йорке. Луцкий кончил самоубийством. Наташа (Вернадская [17]) знала о ней только до войны.

Костю я знал ­ видел ­ только студентом. Впечатление карьериста ­ верно, неверное. Он умер заведующим Узким. Очень хорошие о нем сведения. Вдова и дочь остались в Москве (Трубецкая, кажется) [18].

У Миши ­ умер до войны? ­ дочь замужем здесь [19]. Муж (адвокат?), живут хорошо.

Софья Ант[оновна] умерла раньше Александра] Щетровича]. После ее смерти, когда А[лександр] Щетрович] был губернатором в Кишиневе, Ольга приезжала к нему.

А[лександр] Щетрович] ­ человек не глупый. Был губернатором в Тургае, но жил в Оренбурге, близкий к ген[ерал]­губернатору Крыжановскому [20], скомпрометированному в Уфимской эпопее (имение осталось ­ там хозяйничал Костя). Кончил членом Сов[ета] мин[истра] file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 10/ 3/5/13 В внутренних] д[ел]. На меня смотрел как на красного. Я помню последний разговор в Петербурге] мне кажется, я был тогда уже академиком и, кажется, членом Государственного] сов[ета]. Во всяком случае, уже в земском движении.

Несколько времени тому назад прочел все воспоминания В.Г. Короленко (I­IV тома изданы семьей. Харьков [21]. Издано ужасно и, по­видимому, семья ожидала лучшего их распространения. Вероятно, связано не с сознательным торможением, а с плохой работой).

До какой степени мало изменилась эта сторона жизни ­ гнет. Вместо жандармов ­ ГПУ.

Короленко (пропуск в тексте) сейчас во множестве ­ те же приемы и те же типы. Особенно это чувствуется здесь в Ленинграде, как и в Старом Петербурге кор[оленковского] времени. Здесь старое переплелось с новым и живым и важным и его гноит.

Мне хочется набросать о Короленко [22].

АР АН. ф. 518. Оп. 2. Д. 7. Л. 29­30 об.

' Собеседник (фр.). ­ Ред.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. Булацель (урожд. Константинович) Наталия Александровна (1867­1938?) ­ дочь А.П.

Константиновича (примеч. 2), в 1889 вышла замуж за Григория Павловича Булацеля ­служащего МВД (в 1899 ­ председатель Виленского окружного суда). Г.П. Булацель умер в 1908.

2. Константинович Александр Петрович (1832­1903) ­ профессиональный военный, на службе с 1846, артиллерист. Полковник (1867), генерал­майор (1877), генерал­лейтенант (1889). Участник кампании покорения Хивы (1873), в 1878­1883 ­ военный губернатор в Оренбурге и командующий войсками Тургайской области, в 1883­1899 ­ губернатор Бессарабии, с 1889 ­ член Совета Министра внутренних дел. Кавалер орденов Анны 1­й степени, Владимира 2­й степени, Белого орла.

3. Ильяшенко Софья Антоновна (1840­1896)­дочь капитана, вышла замуж за А.П.

Константиновича в 1857.

4. Константинович Михаил Александрович (1860­1902) ­ уездный предводитель дворянства в Ковенской губ. (1899), сын А.П. Константиновича.

5. О Сергее Ивановиче Кравченко сведения отсутствуют, его отец ­ Кравченко Иван Ильич (1829­ 1890), коллежский асессор (1867) жил и умер в г. Пирятине Полтавской губ.

6. Кравченко (урожд. Константинович) Елена Петровна (1831 ­ не ранее 1909) ­ сестра матери В.И.

Вернадского Анны Петровны, вышла замуж за И.И. Кравченко в 1859, жила в г. Пирятине.

7. Константинович Ольга Александровна (1858­?), дочь А.П.Константиновича, в 1878 вышла замуж за Андрея Ивановича Шмидта, служившего в Оренбургском окружном суде.

8. Константинович Константин Александрович (1869 ­ не ранее 1917) ­ сын А.П. Константиновича.

В 90­х годах служил в земстве в Бессарабской губ. (Аккерманский уезд), с 1904 ­ непременный член Уфимского губернского присутствия по крестьянским делам, имел более 500 дес. земли в Стерлитамакском уезде.

9. Константинович (по первому браку Галенковская, по второму ­ Черноярова) Екатерина Александровна (1863­1942) ­ дочь А.П. Константиновича. В 1885 вышла замуж за П.А.

Галенковского, а после развода в 1905 ­ за Л.Н. Черноярова.

10. Константинович (в замужестве Мамчич) Софья Александровна (1864—1942) ­ дочь А.П.

Константиновича. В 1886 вышла замуж за Е.А. Мамчича, до революции жила в Кишиневе, Кременчуге.

11. Галенковский Павел Андреевич (1861­?) ­ профессиональный военный, окончил 3­е военное Александровское училище и Военно­юридическую академию. В службе с 1878. В 1889­1900 ­ офицер­воспитатель 2­го кадетского корпуса. Затем на штабной работе в Главном управлении кавалерийских войск (1900­1912). С 1912 ­ воинский начальник Полоцкого уезда по крайней мере до середины 1914. В декабре 1901 присвоено звание полковника, был награжден орденами Станислава 2­й степени и Владимира 4­й степени. В списках полковников на 1916 не значится.

Судьбу после 1914 выяснить не удалось.

12. Короленко Сергей Александрович (?­1908) окончил Николаевское артиллерийское училище и Академию генерального штаба, был женат на сестре В.И Вернадского Екатерине (1884), в  супруги развелись. В 1884—1889 ­ почетный мировой судья Новомосковского уезда (Екатеринославская губ.), с 1889 служил по Министерству государственных иму­ществ. С.А.

Короленко был азартным игроком в карты, неоднократно находился в состоянии стресса, покончил жизнь самоубийством.

13. Сведений о Леониде Николаевиче Черноярове найти не удалось.

file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 11/ 3/5/13 В 14. Черноярова (в замужестве Супрунова) Елизавета Павловна (1894­1943) ­ дочь Е.А.

Чернояровой от первого брака с П.А. Галенковским. Библиотекарь. В 1929­1936 работала в Москве в библиотеках Текстильного института, затем Всесоюзной торговой палаты. В 1936­ ­ референт В.И. Вернадского в Биогел АН СССР. 5.IX. 1937 была арестована по фальсифицированному делу, приговорена к 5 годам ИТЛ, вскоре после окончания срока наказания скончалась в ссылке, в г. Кинешме. Посмертно реабилитирована.

15. Дирина (урожд. Супрунова) Зинаида Михайловна (1919­1997) ­ внучатая племянница В.И.

Вернадского. После ареста Е.П. Супруновой в 1937­1941 и 1943­1945 жила в семье Вернадских в их московской квартире. После окончания Института иностранных языков (1940) преподавала в Государственном театральном училище им. Б.В. Щукина. Заслуженный педагог РФ.

18           ' 16. Мамчич Евгений Александрович (1849­1917?) ­ действительный статский советник (1908). Не позднее 1905 был избран почетным мировым судьей по Кременчугскому уезду Полтавской губернии. Вице­губернатором Е.А. Мамчич не служил (см.: Адрес­календарь и справочная книжка Полтавской губернии 1904, 1908, 1915).


17. Вернадская (урожд. Старицкая) Наталия Егоровна (1860­1943) ­ жена В.И. Вернадского. Дочь видного государственного деятеля, юриста Егора Павловича Старицкого, окончила гимназию в Тифлисе, училась на Высших женских курсах в Петербурге. Вышла замуж в 1886, участница просветительской и благотворительной деятельности в 90­х годах, в 1905­1907 была техническим секретарем Московского комитета к.­д. партии, членом Общества славянской культуры. До конца своих дней помогала Владимиру Ивановичу в переводах и редактировании его трудов. Умерла в эвакуации, в пос. Боровое (Акмолинская обл. Казахской ССР), где и похоронена.

18. Вдова К.А. Константиновича ­ Пушкина Вера Анатольевна состояла с ним в браке с 1894.

Далее речь идет либо о Софье Константиновне (р. 1895), либо о Кире Константиновне (р. 1898), сведений о которых найти не удалось.

19. Речь идет либо о Ксении Михайловне Константинович (р. 1889), либо о Наталии Михайловне (р. 1894), сведений о них найти не удалось.

20. Крыжановский Николай Андреевич (1818­1888) ­ военный, государственный деятель.

Окончил Артиллерийское училище в Петербурге (1837), участник Севастопольской обороны в Крымской войне (1855­1856), генерал­майор (1854), в 1861­1863 ­ военный губернатор Варшавы во время Польского восстания. В 1865­1881 ­ губернатор (в 1865­1866 ­генерал­губернатор) в Оренбурге. В начале 70­х годов руководил военными действиями в Средней Азии, завершившимися присоединением к России Хивы и Бухары. Уволен после сенаторской ревизии за злоупотребления при продаже земли, отчужденной у башкир Уфимской губ. После увольнения жил в своем имении в Полтавской губ., публиковал труды по военной истории.

21. Короленко В.Г. Полное посмертное собрание сочинений. Харьков: Госиздат Украины, 1922­ 1924. Издание завершено не было. «История моего современника» составила первые пять томов. Впоследствии эта книга В.Г. Короленко неоднократно переиздавалась.

22. Это намерение В.И. Вернадского не было реализовано.

30,VI.[1] (Узкое) Не записывал три месяца ­ и каких месяца! Хочется сейчас несколько дат записать. Здесь отдыхаю, читаю, вижу людей ­ и интересных ­ и много разговоров.

Здесь сейчас ­ Яроцкие [1], временами Д.Д. Плетнев [2] с женой*, Вотчалы ­(Евг[ений] Филиппович] [3] и жена). Лискуны (Еф[им] Федот[ович] [4] и жена), Виноградовы (Ник[олай] Дмитриевич] и жена) [5], Хачатур Седраков[ич] Коштоянц [6], Иосиф Троцкий [7], Певзнер [8] и жена, Колюбакин [9] с женой, Габрилович (гомеопат) [10], Ив[ан] Христоф[орович] Озеров [11], Чаплыгин с сыном Юрием [12], Александр Павлов[ич] Шахно [13], Мар[ия] Вас[ильевна] Павлова [14], Насоновы [15], доктор Владим[ир] Льв[ович] Прокопович [16], доктор Мелик Андреевич] Абазов [17]. Дир[ектор]: д[окто]р Ал[ексан]др Дмитриевич] Желубовский. За­вед[ующая] хозяйством] Ольга Дмитр[иевна], (ее) дочь Наталья Александр[овна] [18], Зиночка Супрунова [19].

Скрябин, паразитолог [20].

Кижнеры [21] (с женой Ник[олай] Матвеевич]), Ек[атерина] Влад[имировна] Чаплыгина (и Ольга Серг[еевна]) [22], Книппер­Чехова [23], Никол[ай] Ив[анович] Палиенко [24], Кизель [25] с женой, Архангельский [26] с женой, Кулагин [27] с женой, Мих[аил] Федорович] Иванов [28] с женой.

Сведения о женах упомянутых лиц, за небольшими исключениями, найти не удалось. ­ Ред.

file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 12/ 3/5/13 В Кастерины (Ник[олай] Петр[ович] [29] и Екатер[ина] Фед[оровна]), Зелинские (Ник[олай] Дмитриевич] и Нина Евг[еньевна] [30]), Грабарь [31] (Игорь Ман[уило­вич]), Северцовы (Алексей Николаевич] [32] и Людм[ила] Борис[овна] [33]). Пи­саржевские (Лев Владимирович] [34] с женой), Струмилины (Станисл[ав] Густ[аво­вич] [35] с женой), Розанов (Матв[ей] Никан[орович] [36] с сыном Кириллом Матвеевичем]), Маслов (Петр Павл[ович] [37]), профессор] Красовский (гео­дез[ист], с женой) [38], профессор] Френкель (хир[ург] [39] с женой), профессор] Молчанов [40] (дет[ский] врач), Петр Константинович] Соболевский [41], проф[ес­сор] Ванюков (металл[ург] [42], с женой), Як[ов] Григорьевич] Хинчин (отец ма­тем[атика] [43]), Лузины (Ник[олай] Николаевич] [44] и Над[ежда] Мих[айловна] [45]), Далин с женой (истор[ик]7 [46]), Гурвич (ком{м)ун[ист], юрист) [47], Гуревич (кино, политгр[амота], экск[урсии], ком[мунист]) [48], Ник[олай] Николаевич] Евдокимов (харьк[овский] астр[оном] с женой) [49], профессор] Краснобаев с женой (хирург) [50], Новиков (партийный] из Наркомпроса?) [51].

Разговоры и чтение, с этим связанное, заставляет вносить поправки и уточнять мнения.

Какое положение на Украине? Урожай ожидается хороший, но из разных сторон поправки.

Самый ужасный 1933­[193]4 умирали с голоду людоедство [52]. В Звенигородке (по Аг[афангелу] Еф[имовичу] (Крымскому [53]}) 40% умерли, разбежались, выселены с конфискацией имущества ­ часть на верную смерть, без ничего, старики, дети, с(о) страшной жестокостью. Ответственность] на правительственной (программе) годув[ання?]* (Ев[гений] Филиппович] (Вотчал)).

Ненависть (населения) ­ ждут с Запада (немцев!). Многое решит этот год: оставят ли достаточно хлеба. Останутся ли средства прожить?

Сейчас мешочники из городов везут хлеб: хлеба в деревнях достать нельзя, в Звенигородке шофер Аг[афангела] Ефимовича] (Крымского) привозит из Киева ­ хлеб ­ у него останавливались] тоже Вотчал был (в) Киев[ской] губ[ернии] дв[оюродная] сестра из Кременчуга. Очереди за хлебом и его нигде не готовят. По­видимому, в Орловской (губернии) то же самое.

Сейчас около 1% колхозников приняли колхозы целиком. На Украине (колхозов) совсем мало ­ еще меньше (фраза не дописана).

Галичане все арестованы и выселены. Часть уходит сама заблаговременно, жестокая чистка партии. Литературный подрост уничтожен. Акад[емия] вычищена. Книги, изданные до 1934— [193]5 многие уничтожены, изъяты из библиотек (Грушевский [54]).

Крымский рассказывал потряс[ающие] сцены и картины. Ясно, пересолили. Такие как Рыльский (поэт [55]) ­ сегодня padam do nog** одним, а завтра будет другим. Перепуганы, как Тычина [56].

Партийцы особенно пострадали.

Любопытна другая картина: Вотчал и натуралисты. Там похоже глухая скрытая борьба "националистов". Такие как Агол [57], растратчик и уличен публично в попытках изнасил[овать] секр[етаршу] в Академии ­ из секретарей ушел ­ но остался во главе Биол[огического] отд[ела].

Сейчас заигрывает с украинцами.

Научно работать страшно трудно. Научная работа ­ из всех «практических]» (исследований) выбрасывается.

Население терроризировано ­ но относится к власти с ненавистью. По­видимому, скрытая борьба внутри партии. Улучшений нет.

Колхозы не приняты пока населением. 1%, которые легко справляются и с налогами (очень тяжел[ыми]) и могут богатеть между воровством и взяточничеством.

' Пропитание (укр ) ­ Ред.

' Пресмыкается (польск ). ­ Ред.

Скот медленно улучшается (так в тексте. ­ Публ.). Огромное богатство (100000 племенного, 4 х  мериносов погибло). Восстанавливать многие годы.

Разговоры в связи с С[елъско]х[озяйственной] акад[емией] [58]. В газетах речь и статья Муралова [59] ­ впечатление убожества. Малообразованный]. Вероятно, опять будет ничто.

Дело опытн[ых] станций расстроено. Понизился уровень требований, а действительность требует большего.

Ясно, что всякая война, большой неурожай ­ может (быть) гибель. Видимость и реальность резко разные.

file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 13/ 3/5/13 В АР АН. Ф. 518. Оп. 2. Д. 7. Л. 30 об.­32.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. По­видимому, имеется в виду Яроцкий Александр Иванович (1866­1944) ­ медик. Был профессором медицинского факультета Юрьевского, а с 1918 до начала 20­х годов Таврического университета, возглавлял в последнем кафедру госпитальной клиники. С 1930 ­ сверхштатный профессор МГУ. Был близко знаком с В.И. Вернадским с середины 80­х годов.

2. Плетнев Дмитрий Дмитриевич (1872­1941) ­ медик, терапевт. Член Ученого медицинского совета, председатель Московского терапевтического общества, профессор, консультант Лечебно­санитарного управления Кремля. В.И. Вернадский неоднократно пользовался врачебной помощью Д.Д. Плетнева. В 1937 был ложно обвинен в неправильном лечении, приведшим к смерти A.M. Горького, арестован, осужден к 10 годам тюрьмы. Погиб в заключении.

В 1985 посмертно реабилитирован, (подробнее см.: Тополянский В.Д. Доктор Д.Д. Плетнев // Репрессированная наука. Вып. 1. Л.: Наука, 1991. С. 305­318).

3. Вотчал Евгений Филиппович (1864—1937) ­ биолог, специалист по физиологии растений.

Академик ВУАН (1921), организатор ВНИИ сахарной свеклы, в 1935 ­ зав. кафедрой биологии сельскохозяйственных растений при ВУАН. Близкий знакомый В.И. Вернадского.

4. Лискун Ефим Федотович (1873­1958) ­ биолог, специалист по зоотехнии, профессор Тимирязевской сельскохозяйственной академии (1923), академик ВАСХНИЛ (1934). Его жена Лискун Евгения Ивановна (1879­1967).

5. Виноградов Николай Дмитриевич (1868­1936) ­ специалист по истории западноевропейской философии, доктор наук, профессор МГУ. Его жена Виноградова Мария Николаевна (1886­1952)­ библиограф, зав. библиотекой Математического института им. В.А. Стекло­ва АН СССР.

6. Коштоянц Хачатур Седракович (1900­1961) ­ биолог, специалист по физиологии. Член­ корреспондент АН СССР (1939), академик АН Армянской ССР (1943), член ВКП(б) с 1927.

7. Троцкий Иосиф Моисеевич (1897­1937) ­ библиограф. В 1934 ­ главный библиотекарь Государственной публичной библиотеки, научный сотрудник Государственного института речевой культуры (Ленинград), профессор ЛГУ. В 1936 по фальсифицированному обвинению арестован вместе с шестью другими сотрудниками АН СССР, осужден к 10 годам тюрьмы, после пересмотра дела расстрелян (октябрь 1937). В 1956 посмертно реабилитирован.


8. Певзнер Мануил Исаакович (1872­1952) ­ врач­терапевт, специалист в области дието­логии, профессор Института питания (1930). Его жена Певзнер Лия Мироновна (1890­?) ­преподаватель Центрального государственного института курортологии (1930), специалист по лечебной кулинарии. М.И. Певзнер в 1941­1943 находился вместе с Вернадскими в эвакуации на курорте Боровое и оказывал им врачебную помощь.

9. Возможно, Колюбакин Владимир Васильевич ­ геофизик, с 1930 ­ зав. Отделом геофизики Московской аэрологической обсерватории.

10. Сведений найти не удалось.

11. Озеров Иван Христофорович (1869­1942?) ­ экономист, специалист по финансовому праву. С 1909 ­ член Государственного совета от Академии наук и университетов. Профессор Московского и Петербургского университетов. В 1935 работал в Наркомфине (подробнее см.

примеч. 4 к записи от 7.VIII.1928. Вернадский В.И. Дневники 1926­1934. М.: Наука, 2001. С. 63­64).

IW pt г» t 12. Чаплыгин Сергей Алексеевич (1869­1942) ­ физик, один из основоположников гидроаэродинамики. Академик АН СССР (1929). Директор Центрального аэрогидродинамического института (1921­1931), с 1931 до конца жизни ­начальник Общетеоретической группы этого института, в 1935 возглавлял Группу технических наук АН СССР. В течение многих лет ­ близкий знакомый В И. Вернадского. Сын С.А. Чаплыгина Юрий ­ математик, в 1941 защитил кандидатскую диссертацию, работал в ЦАГИ. В связи с тяжелым заболеванием после 1945 ­ на пенсии 13. Шахно Александр Павлович (1876­?) ­ инженер­технолог. До 1917 работал в Томском технологическом институте. Затем сотрудник Теплотехнического института в Москве, член Центрального научно­технического совета химической промышленности (1930).

14. Павлова Мария Васильевна (1854­1938)­палеонтолог, академик ВУАН (1921), член­корреспондент (1929) и почетный член АН СССР (1930). Жена геолога академика А.П.

Павлова, в 1911­1930 ­ профессор МГУ, в 1935 ­ сотрудник основанного ею и А.П. Павловым file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 14/ 3/5/13 В Геологического и Палеонтологического музея МГУ. В.И. Вернадский был близко знаком с А.П. и М.В. Павловыми с конца 80­х годов.

15. Насонов Николай Викторович (1855­1939) ­ зоолог, академик Петербургской АН (1906), в 1935 ­ директор Лаборатории экспериментальной зоологии АН СССР. Жена ­Насонова Екатерина Александровна (1870­1954) ­ педагог, преподавала в гимназии.

16. Прокопович Владимир Львович (1885­?) ­ терапевт, диплом лекаря получил в 1912 В середине 20­х годов врач больницы г Георгиевска (Ставропольский край). Затем работал в Москве.

17. Абазов Мелик Андреевич (1872­?) ­ терапевт, врачебный стаж с 1901. В середине 20­х годов ­ зав. амбулаторией Северной железной дороги в Москве.

18. Сведений о сотрудниках санатория найти не удалось.

19. См. примеч. 15 к записи от 11.111.1935.

20. Скрябин Константин Иванович (1878­1972) ­ биолог, специалист в области паразитологии, основоположник отечественной школы гельминтологии. Академик АН СССР (1939) и ВАСХНИЛ (1935), профессор Московского ветеринарного института с  21. Кижнер Николай Матвеевич (1867­1935) ­ химик­органик, член­корреспондент (1929) и почетный член АН СССР (1934), научный руководитель Научно­исследовательского института «Анилтрест».

22. Речь идет об Арно (урожд. Льеж) Екатерине Владимировне ­ первой жене С.А Чаплыгина и их дочери Ольге Сергеевне (1897­7). О.С. Чаплыгина была балериной кордебалета в одном из московских театров, затем работала в отделе научно­технической информации в ЦАГИ, скончалась в конце 1960­х годов 23. Книппер­Чехова Ольга Леонардовна (1868­1959) ­ артистка Московского Художественного театра, вдова писателя А.П. Чехова.

24. Палиенко Николай Иванович (1869­1937) ­ юрист, специалист по государственному праву, академик ВУАН (1930). В 1906­1919 ­ профессор Харьковского университета, в 1919­1921 был коллегой В.И. Вернадского по Таврическому университету. С 1930 до конца жизни ­ зав.

кафедрой государства и права ВУАН (АН УССР).

25. Кизель Александр Робертович (1882­1948) ­ биохимик, специалист по физиологии растений. В 1918­1922 ­ профессор Саратовского университета, затем до 1930 возглавлял лабораторию в Биологическом институте им. К.А Тимирязева в МГУ, профессор МГУ.

26. Архангельский Андрей Дмитриевич (1879­1940) ­ геолог, ученик А.П. Павлова, академик АН СССР (1929), с 1934 ­ директор Геологического института АН СССР. Один из основателей отечественной школы геотектоники, организатор геокартирования Европейской части СССР в масштабе 1: 27. Кулагин Николай Михайлович (1860­1940) ­ биолог, основатель и бессменный зав. кафедрой энтомологии Московского университета (с 1919). Член­корреспондент Петербургской АН (1913), академик АН БССР (1934) и ВАСХНИЛ (1935). Специалист по методам борьбы с вредителями сельского хозяйства и в области пчеловодства.

28. Иванов Михаил Федорович (1871­1935) ­ биолог, специалист по животноводству Профессор Московского сельскохозяйственного института (с 1918 ­ Тимирязевской сельскохозяйственной академии) (1914), академик ВАСХНИЛ (1935). Организатор заповедника Аска­ния­Нова на Украине. Иванова Наталия Константиновна (1887­1944) ­ жена М.Ф Иванова 29. Кастерин Николай Петрович (1869­1947) ­ физик, специалист по теории волнового движения, с 1929 ­ профессор МГУ, сотрудник НИИ физики при МГУ. По мнению таких уче­ ных как С.А. Чаплыгин, Н.П. Кастерин обладал гениальными способностями, но не сумел их раскрыть. Об этом см. дневниковую запись В.И. Вернадского от 6.VIII. 1928 (Вернадский В.И.

Дневники 1926­1934. С. 59). Жена Н.П. Кастерина Екатерина Федоровна (1870­1941) ­ преподаватель музыки в Музыкальном техникуме им. Гнесиных.

30. Зелинский Николай Дмитриевич (1861­1953) ­ химик­органик, один из основоположников органического катализа и нефтехимии. Академик АН СССР (1929), профессор МГУ с 1917.

Зелинская (урожд. Жуковская) Нина Евгеньевна (1898­1989)­вторая жена Н.Д. Зелинского (с 1933), профессиональный художник, ученица Д.Н. Кардовского и М.В. Нестерова. После смерти мужа ­ организатор издания его трудов и Мемориального музея в Москве.

31. Грабарь Игорь Эммануилович (1871­1960) ­ живописец, историк искусства, академик АН СССР (1943). В 1913­1925 директор Третьяковской галереи, директор Центральных реставрационных file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 15/ 3/5/13 В мастерских (1918­1930), профессор МГУ (1921). И.Э. Грабарь ­ автор портрета В.И. Вернадского, написанного маслом летом 1934 в санатории Узкое. Портрет хранится в Кабинете­музее В.И.

Вернадского в ГЕОХИ РАН.

32. Северцов Алексей Николаевич (1886­1936) ­ биолог, основоположник эволюционной морфологии. Академик РАН (1920), ВУАН (1925). В 1935 ­ директор Института эволюционной морфологии и палеозоологии АН СССР.

33. Северцова Людмила Борисовна (1888­1948) ­ биолог, специалист по бактериологии, в 1935 ­ сотрудник НИИ зоологии при МГУ. В 1941­1943 находилась в эвакуации в Боровом, где помогала В.И. Вернадскому готовить к печати рукопись «О геологическом значении симметрии».

34. Писаржевский Лев Владимирович (1874—1938) ­ специалист по физической химии, академик АН СССР (1930), ВУАН (1925). В 1935 ­ директор Института физической химии АН УССР в Днепропетровске.

35. Струмилин Станислав Густавович (1877­1974) ­ экономист, академик (1931), член ВКП(б) с 1923, профессор Московского государственного экономического института с 1931.

36. Розанов Матвей Никанорович (1858­1936) ­ филолог, специалист по истории западноевропейской литературы, академик РАН (1921).

37. Маслов Петр Павлович (1867­1946) ­ экономист, специалист по аграрному вопросу, академик АН СССР (1929), член РСДРП с 1903 (меньшевик). После 1917 политической деятельностью не занимался. В 1935 ­ член Экономического совещания при СОПС АН СССР.

38. Красовский Феодосии Николаевич (1878­1948) ­ геодезист, член­корреспондент АН СССР (1939), основатель и директор (1930) Московского института геодезии, картографии и аэрофотосъемки, автор программы построения государственной геодезической сети (1928).

39. Биографических сведений найти не удалось.

40. Молчанов Василий Иванович (1868­1959) ­ педиатр. Зав. кафедрой детских болезней МГУ (затем 1­го Московского медицинского института), академик АМН СССР.

41. Соболевский Петр Константинович (1868­1949) ­ специалист по горному делу, основоположник геометрии недр, в 1933­1947 ­ профессор МГРИ, с 1939 до конца жизни ­ профессор Московского горного института.

42. Ванюков Владимир Андреевич (1880­?) ­ металлург, специалист по цветным металлам, в  ­ профессор Московского института стали, затем возглавлял кафедру тяжелых металлов в Московском институте цветных металлов и золота. В 1947 опубликовал монографию по цветной металлургии.

43. Хинчин Яков Григорьевич (1858­не ранее 1940) ­ инженер­технолог, специалист по технологии бумажной промышленности. В 30­х годах ­ зав. отделом НИИ древесины, профессор Института народного хозяйства. Его сын, Хинчин Александр Яковлевич (1894—1959) ­математик, с  профессор МГУ, член­корреспондент АН СССР (1939), специалист в области теории вероятности, статистики.

44. Лузин Николай Николаевич (1883­1950) ­ математик, академик АН СССР (1929), ученик Н.В.

Бугаева и Д.Ф. Егорова, профессор Московского университета в 1917­1930. С 1929 ­ сотрудник Математического института АН СССР, одновременно работал в НИИ математики и механики при МГУ. Труды в области теории функций. Был близким знакомым В.И. Вернадского (их переписку см.: Вернадский В И. Переписка с математиками. М.: МГУ, 1996. С. 29­85).

45. Лузина (урожд. Малыгина) Надежда Михайловна (1870­1954) ­ жена Н.Н. Лузина, вышла за него замуж в 1908, была ближайшим помощником в работе ученого, выполняла, в сущности, работу его референта.

46. Далин Виктор Моисеевич (1902­1985) ­ историк, специалист по истории Франции. В начале 20­ х годов член Бюро ЦК РКСМ, член РКП(б) с 1921. Выпускник Института красной профессуры, в 1935 ­ зам. зав. кафедры на историческом факультете МГУ, с 1936 ­ профессор. В 1937­1947 и в 1949­1954 ­ в тюрьмах и ссылке по фальсифицированным обвинениям в троцкистской контрреволюционной деятельности, затем в шпионаже. С 1955 ­ сотрудник Института истории АН СССР, доктор исторических наук (1962).

47. Гурвич Георгий Семенович (1886­?) ­ правовед, сотрудник Института советского строительства при Коммунистической академии, профессор МГУ.

48. По­видимому, имеется в виду работник санатория «Узкое», ответственный за досуг отдыхающих.

49. Евдокимов Николай Николаевич (1868­1940) ­ астроном, специалист по астрометрии.

Директор Харьковской астрономической обсерватории. Именем Н.Н. Евдокимова назван один file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 16/ 3/5/13 В из лунных кратеров.

50. Краснобаев Тимофей Петрович (1865­1952) ­ хирург, один из основоположников детской хирургии, академик АМН СССР. С 1903 ­ старший врач хирургического отделения Мо­розовской (1­й Московской детской клинической) больницы.

51. Однозначно установить личность не представляется возможным. Не исключено, что имеется в виду Новиков Валериан Дмитриевич (1903­1977) ­ секретарь парткома Главсев­морпути, затем директор Высшей партийной школы.

52. Голод в Украине в 1932­1933, пик которого пришелся на 1933 г., возник как результат непосильного для республики плана государственных заготовок зерна и вывоза его за пределы региона, что было результатом курса на форсированную коллективизацию. В июне  Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение, где говорилось: «Ограничиться уже принятыми решениями ЦК и дополнительного завоза хлеба в Украину не производить» (цит. по: Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. М.: Россия Молодая. 1995. С. 242). Это решение было принято несмотря на официальную просьбу о помощи со стороны партийного руководства УССР.

Последствия такой позиции ЦК были катастрофичны: от голодной дистрофии погибло до 1, млн человек, а за нарушение Закона об охране социалистической собственности (хищение зерна, невыполнение плана хлебозаготовок), принятого в августе 1932, было приговорено к расстрелу свыше 2 тыс. человек. Информация о голоде тщательно скрывалась вплоть до 1991.

О голоде в Украине см. дневниковые записи от 11.Ш. и 8.IV.1932 (Вернадский В И Дневники 1926­ 1934. М.: Наука, 2001. С. 279, 316. Подробнее см.: Голод 1932­1933 р. на Украпп: Очима ic горикш мовою документ!в. Кшв: Полггизд. Укр., 1990 Голод 1932­1933 гг. Сб. статей. Отв. ред. Ю.А.

Афанасьев. М., 1995. 93 с.).

53. Крымский Агафангел Ефимович (1871­1942) ­ востоковед, славист. Один из основателей Украинской академии наук, академик с 1918, непременный секретарь до 1928. В 1930­1934 был уволен из Академии, жил в г. Звенигородка Киевской обл. В июле 1941 арестован, погиб в ГУЛАГе (об отношениях В.И. Вернадского и А.Е. Крымского см.: Вернадский В.И Дневники 1921­ 1925. М.: Наука, 1998. С. 181).

54. Осенью 1933 было принято постановление СНК и ЦК КП(б)У, «О положении и работе ВУАН», в котором отмечалась плохая работа всего Социально­экономического отдела ВУАН, в качестве врагов социалистического строительства были названы: «группа гру­шевцев» (сотрудники акад. М.С. Грушевского), «великодержавный шовинист акад. К.Г. Воб­лый», академик А.Е.

Крымский, а также «недобитки контрреволюционной ефремовщины» (С.А. Ефремов ­ вице­ президент УАН в 1922­1928, осужденный в 1930 по фальсифицированному «делу Союза Освобождения Украины»). В ноябре 1933 состоялся объединенный пленум ЦК и ЦКК КП(б)У, на котором говорилось об академике М.С. Грушевском как главе подпольной антисоветской организации "Украинский национальный центр". Наконец, на январской сессии ВУАН (1934) был поставлен доклад наркома просвещения В.П. Затонско­го "О национально­культурном строительстве и борьбе против национализма". На сессии из членов Академии исключили шестерых академиков­гуманитариев, однако в отношении М.С. Грушевского, А.Е. Крымского и Е.Ф. Вотчала на крайние меры не пошли. Тем не менее, были приняты радикальные организационные меры: 1.V.1934 ВУАН была передана в непосредственное подчинение СНК УССР, в ноябре 1934 Отделение общественных наук было ликвидировано, при его реорганизации возникли пять институтов (шевченковедения, языкознания, истории материальной культуры, еврейской пролетарской культуры, польской пролетарской культуры) и Философская комиссия. Такие крупные центры украинской научной работы как Всеукраинский археологический институт, Историко­археографиче­ I ский институт прекратили свое существование, многие научные сотрудники оказались без работы, многие были арестованы и сосланы. На июньской сессии Академии в докладе непременного секретаря акад. А.В. Палладина говорилось: «1934 год ­ начало нового этапа в развитии УАН: очищение от контрреволюционных, националистических и троцкистских элементов, а постоянная забота ЦК КП(б)У и Советского правительства служит основой быстрого роста Академии наук» (цит. по: СОРЕНА. 1935. № 7. С. 166 подробнее см.: По­лонська­ Василенко Н Д. Украшська Академ1я наук. Hapic icropii. Кш'в: Наукова думка. 1993. 434 с. О разгроме гуманитарной науки на Украине см. также дневниковую запись от 22.XII. (Вернадский В.И. Дневники 1926­1934. С. 368­369).

55. Рыльский Максим Фадеевич (1895­1964) ­ поэт, общественный деятель, академик АН УССР file://localhost/Users/macbooklada/Downloads/Vernadsky-1935-1938.htm 17/ 3/5/13 В (1943) и СССР (1958). В 1944­1964­директор Института искусствоведения, фольклора и этнографии АН УССР. Начал публиковать стихи с 1907 (неоклассический стиль), а с начала 1930­ х годов полностью перешел на позиции социалистического реализма.

56. Тычина Павел Григорьевич (1891­1967) ­ поэт, начал печатать стихи с 1912, в 1934 выпустил сборник «Партия ведет». Академик ВУАН (1929). В 1943­1948 ­ нарком (министр) просвещения УССР, в 1953­1959 ­ председатель Верховного Совета УССР.

57. Агол Израиль Иосифович (1891­1937) ­ биолог, генетик. Академик ВУАН (1934), в мае­октябре 1934 ­ непременный секретарь ВУАН, в 1934—1937 ­ зав. отделом генетики Института зоологии и биологии ВУАН (АН УССР). В 1937 репрессирован, реабилитирован посмертно. В начале 30­х годов один из активных деятелей Общества биологов­марксистов.

58. Речь идет о Всесоюзной сельскохозяйственной академии им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), организованной и возглавленной в 1929 академиком Н.И. Вавиловым. К 1935 последний находился под огнем критики своих оппонентов во главе с Т.Д. Лысенко, что завершилось полным разгромом отечественной школы генетики. Еще в августе 1931 было принято постановление Совнаркома по вопросам селекции (по результатам проверки ВАСХНИЛ), в котором перед институтами Академии ставились не имевшие научной основы нереальные задачи «за 3^4 года обновить сортовой состав зерновых культур». 21­23.VI. 1935 на сессии ВАСХНИЛ президентом был избран партийный работник А.И. Му­ралов, а статус Н.И. Вавилова понижен до вице­президента.

59. Муралов Александр Иванович (1886­1937) ­ государственный деятель, член партии большевиков с 1905. В начале 20­х годов был председателем Московского, затем Донского совнархозов. В 1923­1928 ­ председатель Нижегородского губисполкома, с 1929 ­ нарком земледелия РСФСР, в 1933­1936 зам. наркома земледелия СССР. С июня 1935 до ареста в 1937 ­ президент ВАСХНИЛ. По ложному обвинению осужден к расстрелу. Посмертно реабилитирован.

Статья А.И. Муралова «Экзамен сельскохозяйственной науке» была помещена в «Правде» от 26.VI. 1935. В статье, в частности, говорилось: «Академия сельскохозяйственных наук им.

Ленина не стала центром, организующим сельскохозяйственную науку. (...) Речь идет о широких опытах на полях совхозов и колхозов ­ ключ к ликвидации отрыва сельскохозяйственной науки от непосредственных вопросов социалистической практики. Этот отрыв ­ пережиток капитализма в сознании отдельных научных работников, замкнувшихся в своих лабораториях и не идущих далее своего собственного вегетационного домика. Лучшим примером правильности новых методов работы служат достижения академика Т.Д. Лысенко, поднявшим на борьбу за яровизацию десятки тысяч колхозников на Украине».

2.VII.[1] (Узкое) Муралов, говорят, с университетским] (старым) образованием. Брат его, троцкист, ­ в ссылке [1].

Для скотоводства сперва была установка на выписку заграничных породистых. Когда несколько лет (в прошлом году?) несмотря на общую директиву, считал, что калмыцкий скот, если поставить его в те же условия содержания, в которые ставят заграничный, является прекрасным ­ поставили часть этого скота в эти условия ­ на него началась газетная травля. Она резко прекратилась, как только Ворошилов [2] показал Сталину и др[угим] быков калмыцких, выведенных в таком виде и превосходивших по мясу и росту заграничных.

Сейчас в плане животноводства] 22 местных сорта, 6 загран[ичных] для по­томст[ва].

Двигается дело медленно в связи с внутренним] расколом, {нрзб.}.

Положение партийных сейчас трудное. Не дают работать. Научный подрост их весь в общем ниже. Насколько наблюдаю, очень редко встречаю настоящих ученых. За последнее время К.Н.

Озеров [3].

Рассказывали про Серебровского ­ генетика. Он одно время вел очень резкую полемику, обвинял других во всяких уклонениях ­ то что мы раньше называли по­литич[еским] доносом [4].

Приняли только в кандидаты (партии). Никакой карьеры не сделал и никакого улучшения не получил. Человек неприятный, но способный и настоящий ученый.

Палиенко рассказывал о Харькове. Национальное] украин[ское] движение можно сказать в своих проявлениях и реально в лицах в пределах Укр[аины] уничтожено. То, что и все говорят.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.