авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИК УЧРЕДИТЕЛЬ: ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ Федеральная ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вместе с тем корпоративная культура адвокатского сообщества предполагает следование общим критериям, подчиненным общей мис сии и назначению адвокатуры, которая является неполитической орга низацией и существует для осуществления юридической защиты прав и свобод человека.

Являясь институтом гражданского общества, адвокатура остает ся важным информационным источником о законодательных процес сах, состоянии правосудия, а также реализации и защите прав и свобод граждан. Публичная функция, связанная с предоставлением указанной информации, является продолжением профессиональной деятельнос ти адвоката, в связи с чем Совет ФПА считает необходимым предло жить коллегам следующие рекомендации по взаимодействию со СМИ.

1. Содействие представителям СМИ в их деятельности 1.1. Адвокату не рекомендуется отказывать представителям СМИ в предоставлении информации, составляющей публичный интерес, за исключением случаев, когда такая информация является профессио нальной тайной или может повредить интересам и репутации довери теля.

1.2. Адвокат может общаться со СМИ на любые темы, волнующие общество (например, развитие общественных институтов или полити ческих организаций, выступление от имени организаций, представля ющих интересы различных религиозных, расовых или других групп).

34 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) В свете пользы для общества такое поведение адвоката является пол ностью оправданным.

1.3. В отношениях с представителями СМИ адвокаты должны стро го придерживаться норм этики, уважая право общества на получение ин формации. Адвокат вправе предоставлять СМИ точную и достоверную информацию, при условии, что этим не нарушаются обязанности адво ката перед клиентом, другими адвокатами, судом или системой правосу дия. При этом все заявления адвоката должны быть bona de (добросо вестными, честными) и сделаны без злого умысла или скрытого мотива.

1.4. В случае если адвокат не может предоставить необходимую ин формацию в силу недостаточной компетентности в конкретном вопро се, целесообразно по возможности указать представителю СМИ более компетентный источник.

1.5. Адвокатам следует тщательно готовиться к выступлениям в СМИ: по возможности обговорить с журналистом вопросы, на кото рые он готов отвечать, а также предложить представить окончательный текст выступления на согласование во избежание неточностей и оши бок. Желательно заранее отвести вопросы, на которые адвокат не впра ве давать ответы.

2. Слово адвоката должно быть словом права 2.1. Адвокаты должны выступать в СМИ с позиций права.

2.2. Адвокатам рекомендуется воздерживаться от радикальных поли тических заявлений и выступлений в СМИ, однако они могут выступать в защиту интересов различных социальных групп, имеющих целью вне сти изменения в действующее законодательство, политику управления или привлечь внимание общественности к какому-либо вопросу. В этих случаях адвокат также имеет право комментировать ход развития дела.

2.3. Адвокат должен давать точную правовую оценку противозакон ным и противоправным действиям, направленным против личности, ущемляющим права и свободы человека.

2.4. В случае если нормы конкретного закона входят в противоре чие с конституционными и международными нормами, закрепляющи ми права человека, адвокат должен выступать с точки зрения защиты прав человека.

2.5. Адвокат вправе давать свои комментарии по поводу состояния сов ременного правосудия, эффективности существующих законов, средств судебной защиты, системы наказаний и других элементов правовой систе мы, а также разрешенных споров по гражданским и уголовным делам.

3. В отношениях со СМИ адвокат представляет профессиональ ное сообщество, но выступать от его имени может, только обладая соответствующими полномочиями 3.1. Адвокат ограничен требованиями профессиональной этики. Вы ступая в СМИ, он должен давать себе отчет в том, что по его выступле Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов нию судят обо всей корпорации. Высказывая мнение по тому или ино му вопросу, он должен уточнить, чье это мнение — его собственное или конкретного органа (организации), который он представляет. Адвокат вправе высказывать собственное мнение, но при этом каждый раз дол жен уточнять, что это его личная позиция, а не позиция всего сообщес тва или организации, в которой он работает.

3.2. Адвокат не должен вводить общественность в заблуждение от носительно значимости и полномочий представляемого им органа, ор ганизации, профессионального образования.

3.3. Общественным и профессиональным адвокатским организа циям рекомендуется при предоставлении информации для СМИ ука зывать, интересы какой части адвокатского сообщества они предста вляют.

4. Публичное высказывание о внутренних проблемах сообщес тва неэтично 4.1. Адвокаты должны воздерживаться от высказываний относи тельно внутренних проблем сообщества в СМИ, рассчитанных на ши рокую аудиторию. Постановка таких проблем уместна лишь в корпора тивных и специальных средствах массовой информации.

4.2. Адвокату следует воздерживаться от негативных характеристик при оценке действий коллег, даже если они представляют интересы его процессуальных противников. Подрыв или умаление авторитета члена сообщества противоречит нормам профессиональной этики.

5. Мнение адвоката должно быть взвешенным и компетентным 5.1. Комментарии событий и фактов должны быть конкретными и компетентными. Прежде чем высказать собственную точку зрения, не обходимо точно, без политических, корпоративных или групповых оце нок, изложить фабулу дела.

5.2. Излагая свою точку зрения, следует опираться на факты, дейс твующие нормы закона и правоприменительную практику.

5.3. Давая интервью, высказывая мнение на пресс-конференциях, выступая в радиоэфире или на телевидении, адвокату следует излагать свою позицию точно, ясно и кратко, чтобы она была понятна даже не подготовленным в правовом отношении людям. На уточняющие воп росы, касающиеся правовых аспектов, следует давать четкие и конк ретные ответы.

5.4. Адвокат не несет ответственности за возможную интерпрета цию СМИ его публичных выступлений. Тем не менее, общаясь с жур налистами, давая комментарии по тому или иному правовому вопросу, адвокату, по возможности, следует следить за тем, чтобы его слова не были преподнесены массовой аудитории в искаженном виде.

5.5. Выступления с комментариями по существу «громких» дел, в ко торых адвокат не участвует, публичная оценка существа этих дел, вы 36 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) сказывание о виновности или невиновности обвиняемых расценива ется адвокатским сообществом как непрофессиональное поведение и заслуживает порицания.

6. Использование СМИ в профессиональных целях допускается только в рамках общих правил профессиональной этики 6.1. Донося до СМИ информацию по конкретным делам о судебных спорах организаций и граждан, следственных и иных процессуальных действиях, адвокат должен руководствоваться презумпцией невинов ности, не допускать необоснованных, не подкрепленных точными фак тами и материалами дела суждений и умозаключений, соблюдать тайну следствия и адвокатскую тайну (в том числе если речь идет о его про цессуальных противниках).

6.2. В случае обращения к адвокату представителей СМИ непосредс твенно до или после судебного разбирательства по конкретному делу, где он представляет интересы доверителя, адвокату не следует укло няться от предоставления комментария. Однако такой комментарий всегда должен быть направлен на защиту интересов его доверителя, предотвращение распространения информации, подрывающей честь, достоинство и деловую репутацию доверителя и самого адвоката.

6.3. При выступлении в суде адвокат должен воздерживаться от ино го мнения о существе дела клиента по сравнению с тем, которое ранее высказывалось им публично. В публичных выступлениях после процес са адвокат не должен высказывать точку зрения отличную от той, кото рой он придерживался в суде.

7. Использование СМИ в рекламных целях не допускается 7.1. Адвокатам следует воздерживаться от размещения информации о себе на платной основе, независимо от того, связана такая информа ция с его профессиональной деятельностью или нет. Исключение со ставляют случаи размещения справочной информации.

7.2. Информирование о деятельности адвоката и организации, в ко торой он состоит, допускается в справочных и информационных изда ниях, на официальных интернет-сайтах. Она должна содержать указа ние на фамилию, имя и отчество адвоката, наименование адвокатского образования, в котором он состоит, реестровый номер и наименование адвокатской палаты. Распространение анонимной информации об ад вокате не допускается.

7.3. При характеристике адвокатов и адвокатских образований, их услуг и достижений следует избегать сравнений с другими адвокатами и адвокатскими образованиями (в том числе с использованием сравни тельной и превосходной степени прилагательных и наречий лучший, лучше, самый хороший) и негативных оценок их деятельности, возде рживаться от упоминаний об опыте прежней работы в правоохрани тельных ведомствах.

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов 7.4. Предоставляя СМИ информацию о выполнении своих профес сиональных обязанностей, адвокат должен избегать саморекламы. Об ращение к СМИ с целью рассказать о случаях из практики, прецедент ных делах или ответить на вопросы граждан — оптимальный вариант сотрудничества с массмедиа и представления адвоката в СМИ.

7.5. Адвокат не вправе размещать информацию о себе в рекламе ор ганизаций, оказывающих юридические услуги, и не являющихся адво катскими образованиями.

7.6. Информируя о себе, адвокат не вправе предлагать потенциаль ным доверителям какие-либо скидки и иные льготы, формирующие представление об адвокатской деятельности как предприниматель ской.

8. Безусловное соблюдение норм авторского права 8.1. Рассылка одного и того же материала в разные издания является неэтичной. Обращаться в несколько изданий с одним и тем же материа лом следует либо с разрешения редакции, которой первоначально пред ложен материал, либо в рамках пресс-конференции.

8.2. Использование адвокатом творческих способностей представи телей СМИ или литературных работников без указания их авторства или соавторства для создания собственных произведений является не этичным.

8.3. Адвокат должен являться эталоном с точки зрения соблюдения норм авторского права и авторской этики.

9. Защита чести и достоинства адвоката 9.1. При распространении в СМИ сведений, порочащих честь и до стоинство адвоката, а также оскорблений в его адрес рекомендуется ис пользовать предусмотренные законодательством способы защиты чес ти и достоинства.

38 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) СПРАВКА по адвокатским кабинетам В период с 15 апреля по 30 мая 2010 г. Федеральной палатой адво катов РФ проводилось изучение и обобщение практики взаимоотно шений адвокатских палат субъектов РФ и адвокатских кабинетов, уч режденных на территории субъекта. По итогам обработки полученных ответов выявлены следующие результаты.

По состоянию на 8 июня 2010 г. представлены и обобщены сведе ния из адвокатских палат 48 субъектов Российской Федерации (Прило жение 1).

В указанных субъектах РФ на настоящий момент создано 10 609 ад вокатских кабинетов, что составляет 24,12% от общей численности членов этих адвокатских палат (всего в РФ, по данным АП, на начало 2010 г. создано 15 978 адвокатских кабинетов, что составляет 25% от общей численности). За пять лет численность адвокатских кабинетов выросла на 4037 (11 941 — в 2005 г.). Соотношение адвокатов-кабинет чиков с общей численностью адвокатов субъекта РФ увеличилось с 20,6% в 2005 г. до 25,0% в 2009 г.

Соотношение адвокатских кабинетов к численному составу ад вокатских палат в разных субъектах колеблется в пределах от 0,75% (АП Республики Калмыкия — 1 адвокатский кабинет на 133 адвоката субъекта) до 100% (АП Ненецкого автономного округа — всего 14 ад вокатов в субъекте).

Высокий процент адвокатских кабинетов (более 40%) имеют адво катские палаты: Республики Саха (Якутия) (67,26%), Амурской области (57,14%), Сахалинской области (58,46%), Республики Марий Эл (51,08%), Томской области (54,64%) и Липецкой области (48,65%), Вологодская область (47,19%), Республики Дагестан (41,96%).

Наоборот, меньше всего адвокатских кабинетов (менее 15%) создано на территории Воронежской области (14,18%), Нижегородской облас ти (13,80%), Ивановской области (12,87%), Орловской области (10,42%), Республики Адыгея (9,36%), Астраханской области (6,51%), Карачаево Черкесской Республики (1,42%).

По стажу работы адвокатов, создавших адвокатские кабинеты, дан ные распределяются следующим образом1:

— со стажем менее 5 лет — 3517 адвокатов (38,50%);

— со стажем свыше 5 лет — 5618 адвокатов (61,50%).

Адвокатские палаты, в которых количество адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, со стажем менее 5 лет превышает количество адвокатов со стажем свыше 5 лет: Самарская область (270 АК к 118 ад Распределение количества АК по стажу работы даны без учета данных АП г. Москвы, так как у АП г. Москвы эти данные отсутствуют.

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов вокатам), Новосибирская область (266 АК к 130 адвокатам) и Ростовс кая область (559 АК к 275 адвокатам), Республика Дагестан (238 АК к 104 адвокатам), Костромская область (21 АК к 12 адвокатам).

По административно-территориальному признаку адвокатские ка бинеты в большинстве своем расположены в областном (краевом, рес публиканском) центре — 6361 (59,96%) адвокатский кабинет. В городах (за исключением столицы субъекта) находится 3166 (29,84%) адвокатс ких кабинетов, и 1082 (10,20%) адвокатских кабинета учреждены в сель ской местности.

В качестве адвокатского офиса адвокаты, учредившие адвокатский кабинет, используют:

— нежилые (служебные) помещения — 2738 адвокатов (25,96%);

— жилые помещения — 7807 адвокатов (74,04%);

— нет сведений о типе помещений — 64 адвоката (АП Брянской об ласти).

При этом в 22 адвокатских палатах при соотношении адвокатских кабинетов, располагающихся в жилых помещениях и арендуемых не жилых (служебных) помещениях, значительное преимущество на сто роне первых: АП Приморского края (172 к 14), АП Хабаровского края (106 к 2), АП Амурской области (109 к 63), АП Сахалинской области (90 к 40), АП Удмуртской Республики (143 к 59), АП Нижегородской об ласти (135 к 29), АП Саратовской области (411 к 55), АП Республики Та тарстан (243 к 20), АП Самарской области (377 к 11), АП Мурманской области (101 к 14), АП Ленинградской области (243 к 55), АП Новоси бирской области (343 к 53), АП Омской области (82 к 37), АП Томской области (261 к 27), АП Ханты-Мансийского АО (112 к 5), АП Смоленс кой области (68 к 23), АП Тверской области (100 к 30), АП Липецкой об ласти (144 к 36), АП Московской области (976 к 188), АП Ярославской области (114 к 0), АП г. Москвы (1246 к 228), АП Республики Дагестан (302 к 40).

В указанных 48 палатах на данный момент затруднены все виды свя зи (почтовая, электронная, телефонная, факсимильная) с 271 (2,55%) ад вокатом, в том числе и по причине:

— несоответствия юридического адреса и фактического местона хождения — со 168 адвокатами;

— осуществления адвокатской деятельности за пределами субъек та РФ — с 25 адвокатами;

— по иным причинам — с 70 адвокатами. Под иными причинами чаще всего имеется в виду нахождение адвокатов в отдаленных райо нах, где отсутствуют как таковые любые виды связи. Также в качестве причины приводились несознательность адвокатов, которые не сооб щают в АП номера телефонов, факсов и т.д. при изменении послед них.

40 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Адвокаты, работающие в адвокатских кабинетах, по решению Со вета участвуют в оказании квалифицированной юридической помощи гражданам РФ следующим образом:

— по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда — 4711 (51,76%) адвокатских кабине тов;

— бесплатно — 4391 (48,24%) адвокатский кабинет.

В АП Свердловской области подобная статистика отсутствует.

Однако не все адвокатские палаты привлекают своих адвокатов, специализирующихся в адвокатских кабинетах к оказанию вышеука занных видов квалифицированной юридической помощи. Например, адвокатские палаты Приморского края, Нижегородской области, Мур манской области и Брянской области не задействуют адвокатов-каби нетчиков в оказании квалифицированной юридической помощи граж данам РФ по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда. Следующие адвокатские палаты также не включают адвокатов из кабинетов в перечень для оказания квалифи цированной юридической помощи бесплатно (в порядке ст. 26 ФЗ-63):

АП Хабаровского края, АП Удмуртской Республики, АП Нижегородс кой области, АП Саратовской области, АП Мурманской области, АП Ленинградской области, АП Челябинской области, АП Ханты-Мансий ского АО, АП Белгородской области, АП Брянской области, АП Ли пецкой области, АП Рязанской области, АП Тамбовской области, АП г. Москвы, АП Ставропольского края, АП Карачаево-Черкесской Рес публики.

В среднем процент дисциплинарных дел, возбужденных в отноше нии адвокатов, осуществляющих деятельность в адвокатских кабине тах, к адвокатам, работающим в других адвокатских образованиях, со ставляет 32,96%1.

Меньше всего дисциплинарных дел (15% и менее) в отношении ад вокатов, осуществляющих деятельность в адвокатских кабинетах, по сравнению с адвокатами, практикующими в других адвокатских обра зованиях, возбуждено АП Амурской области (14,30%), АП Красноярс кого края (15,00%), АП Свердловской области (13,00%), АП Челябинс кой области (10,70%), АП Ярославской области (15,00%), Смоленской области 7,7%.

При этом в следующих адвокатских палатах процент возбужденных дисциплинарных дел в отношении адвокатов-кабинетчиков, по срав нению с адвокатами из других адвокатских образований, намного пре вышает процент самих адвокатских кабинетов, созданных на террито Указанная цифра приводится без учета данных АП Московской области, так как в связи с утратой базы данных по учету дисциплинарных производств за 2009 г.

нет возможности произвести выборку сведений по настоящему вопросу.

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов рии субъекта: АП Республики Дагестан (41,9% АК к 72% возбужденных дел);

АП Тамбовской области (16,7% АК к 46% возбужденных дел);

АП Костромской области (15,4% АК к 36% возбужденных дел);

АП Иванов ской области (12,8% АК к 39% возбужденных дел);

АП Омской области (16,3% АК к 29% возбужденных дел) и АП Хабаровского края (18,5% АК к 30% возбужденных дел).

В АП Псковской области, АП Чеченской Республики, АП Карачае во-Черкесской Республики, АП Республики Калмыкия в 2009 г. в про изводстве отсутствовали дисциплинарные дела против адвокатов, осу ществляющих свою деятельность индивидуально.

В 2009 г. в указанные адвокатские палаты поступила суммарно 1851 жалоба на адвокатов, осуществляющих деятельность в адвокат ских кабинетах. Значительное количество жалоб (свыше 33%) прихо дится на адвокатов АП Республики Дагестан, АП Тамбовской области, АП Костромской области, АП Ивановской области.

По результатам рассмотрения жалоб 591 адвокат, работающий в ад вокатском кабинете, был привлечен к дисциплинарной ответственнос ти (38 из них лишены статуса адвоката):

— за нарушение профессиональных обязанностей при оказании юри дической помощи по соглашению — 269 адвокатов (16 лишены статуса);

— за нарушение профессиональных обязанностей при оказании юридической помощи по назначению — 88 (5 лишены статуса);

— не прошедшие обучение по программе повышения квалификации в 2008–2009 гг. — 22 (0 лишены статуса);

— не производившие обязательные отчисления на общие нужды АП — 212 (17 лишены статуса).

Меньше всего адвокатов-кабинетчиков привлекают к дисциплинар ной ответственности за игнорирование требования о повышении ква лификации, в 2009 г. только 3 адвокатские палаты привлекали своих адвокатов за невыполнение данной обязанности: АП Чувашской Рес публики (5 адвокатов), АП Самарской области (12 адвокатов), АП Ле нинградской области (5 адвокатов).

В том же году прекращен статус 602 адвокатам, работающим в адво катских кабинетах, в том числе:

— по личному заявлению — 418 адвокатам;

— по инициативе Совета АП (представлению вице-президента) — 71 адвокату;

— в связи со смертью — 78 адвокатам;

— за совершение порочащих проступков — 30 адвокатам;

— по представлению органа юстиции — 1 адвокату;

— в связи с совершением преступления — 4 адвокатам.

Только в 8 из указанных 48 адвокатских палат для адвокатов, осу ществляющих свою деятельность в адвокатских кабинетах, установ 42 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) лены повышенные обязательные отчисления на общие нужды палаты в размере от 100 руб. до 1100 руб. (АП Нижегородской области, АП Чуваш ской Республики, АП Свердловской области, АП Воронежской области, АП Тамбовской области, АП Ставропольского края, АП Ростовской об ласти, АП Ханты-Мансийского АО). В адвокатской палате Ханты-Ман сийского АО дополнительные отчисления предусмотрены только для 5 адвокатов из 117, которые освобождены от выполнения обязанностей по участию в уголовном судопроизводстве по назначению органов доз нания, органов предварительного следствия, прокурора или суда.

Имеются судебные решения по искам адвокатов, осуществляющих деятельность в адвокатских кабинетах, адвокатских палат Тамбовской и Воронежской областей, признающие правомерными принятые реше ния Конференции о повышенных отчислениях для адвокатских кабине тов на общие нужды палаты.

Никакие иные дополнительные обязательства для адвокатов, рабо тающих в адвокатских кабинетах, не установлены ни в одной из адво катских палат.

Количество адвокатов, осуществляющих деятельность в адвокатс ком кабинете, которые на настоящий момент участвуют в работе орга нов адвокатской палаты, распределилось следующим образом:

— в качестве членов Совета — 64;

— в качестве членов ревизионной комиссии — 30;

— в качестве членов квалификационной комиссии — 34.

Количество членов Совета, представляющих адвокатские кабинеты, 5 и более, зафиксированы в таких адвокатских палатах, как АП Удмурт ской Республики — 6 адвокатов, АП Томской области — 7 адвокатов, АП Липецкой области — 5 адвокатов, АП Республики Дагестан — 5 адвокатов.

В 11 адвокатских палатах членом Совета не является ни один адво кат, осуществляющий деятельность в адвокатском кабинете, в том чис ле АП Хабаровского края, АП Ульяновской области, АП Вологодской области, АП Ленинградской области, АП Псковской области, АП Крас ноярского края, АП Брянской области, АП Орловской области, АП Московской области, АП Ярославской области, АП г. Москвы.

Количество членов ревизионной комиссии, представляющих адво катские кабинеты, больше всего зафиксировано в таких адвокатских па латах, как АП Республики Марий Эл, — 3 адвоката.

Шестнадцать адвокатских палат не имеют среди членов своих реви зионных комиссий адвокатов-кабинетчиков: АП Сахалинской области, АП Саратовской области, АП Мурманской области, АП Ленинградской области, АП Республики Алтай, АП Свердловской области, АП Брянс кой области, АП Орловской области, АП Смоленской области, АП Ли Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов пецкой области, АП Московской области, АП Ставропольского края, АП Чеченской Республики, АП Республики Дагестан, АП Республики Адыгея, АП Ростовской области.

Количество членов квалификационной комиссии, представляющих адвокатские кабинеты, больше всего зафиксировано в таких адвокатс ких палатах, как АП Липецкой области — 3 адвоката, АП Томской об ласти — 5 адвокатов.

Не привлечены к работе в ревизионной комиссии адвокаты, работа ющие в адвокатских кабинетах, в 18 адвокатских палатах: АП Чувашс кой Республики, АП Самарской области. АП Ульяновской области, АП Псковской области, АП Красноярского края, АП Новосибирской об ласти, АП Омской области, АП Курганской области, АП Свердловс кой области, АП Челябинской области, АП Ивановской области, АП Смоленской области, АП Рязанской области, АП Ярославской области, АП Ставропольского края, АП Чеченской Республики, АП Республики Адыгея, АП Ростовской области.

В 7 адвокатских палатах — Приморского края, Ханты-Мансийского АО, Белгородской области, Воронежской области, Костромской облас ти, Тамбовской области, Тверской области — адвокаты, специализиру ющиеся в адвокатских кабинетах, не представлены ни в одном из пере численных органов адвокатской палаты.

Только в 5 из 48 адвокатских палат, направивших свои ответы в ФПА РФ, созданы какие-либо консолидирующие структуры адвокатов, осу ществляющих свою деятельность в адвокатских кабинетах: АП Иванов ской области — Ассоциация адвокатских кабинетов;

АП Ленинградс кой области — Совет адвокатов, осуществляющих свою деятельность в адвокатских кабинетах;

АП Самарской области — Ассоциация адвокат ских кабинетов Самарской области;

АП Ульяновской области — Дмит ровградская ассоциация адвокатских кабинетов;

АП Приморского края — Ассоциация адвокатских кабинетов. В АП Курганской области в Совете адвокатской палаты имеется координатор адвокатских каби нетов из числа членов Совета.

22 адвокатские палаты указали, что у них разработаны методичес кие пособия и рекомендации для адвокатов, осуществляющих деятель ность в адвокатском кабинете. Однако только в 7 адвокатских палатах разработаны как таковые методические пособия и рекомендации, ад ресованные именно адвокатам, работающим в адвокатских кабинетах (АП Приморского края, АП Самарской области, АП Новосибирской об ласти, АП Смоленской области, АП Костромской области, АП Мос ковской области, АП Ростовской области). В основном тематика данных материалов посвящена вопросам создания, деятельности и на логообложения адвокатских кабинетов. Четыре адвокатские палаты в качестве методических пособий и рекомендаций используют решения 44 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Совета адвокатской палаты и ФПА РФ. В АП Свердловской области са мостоятельных методических пособий не разработано, однако палата направила во все адвокатские кабинеты области монографию адвоката АП Московской области А.Н. Коломиеца «АК: создание, деятельность, бухучет и отчетность».

В остальных адвокатских палатах, указавших на наличие таковых рекомендаций и пособий, разработанные материалы относятся к об щим вопросам адвокатской деятельности без указания на адвокатское образование, либо идет ссылка на материалы, печатающиеся в вестни ках адвокатских палат.

В анализируемый период времени в адвокатских кабинетах прохо дят стажировку 123 стажера адвоката, а также 176 помощников, за ключивших трудовые договоры с адвокатами, осуществляющими де ятельность в адвокатском кабинете. При этом в 4 адвокатских палатах подобная статистика о стажерах, проходящих стажировку в адвокатс ких кабинетах, не ведется, и в 6 адвокатских палатах также не учитыва ются данные о помощниках адвоката в адвокатских кабинетах.

По данным, представленным адвокатскими палатами 3969 (37,41%) адвокатских кабинетов, осуществляют подписку (или получают бес платно) региональные адвокатские издания. В адвокатских палатах Республики Марий Эл, Удмуртской Республики, Самарской области, Ульяновской области, Омской области, Свердловской области, Челя бинской области, Воронежской области, Смоленской области, Твер ской области, Ставропольского края и Ростовской области число ад вокатских кабинетов, осуществляющих подписку (или получающие бесплатно) на региональные адвокатские издания, составляет 100%.

В 21 адвокатской палате подобная подписка адвокатами, работаю щими в адвокатских кабинетах, не осуществляется вообще. В 10 адво катских палатах такая статистика вообще отсутствует.

На федеральные адвокатские издания (в том числе и на «Новую ад вокатскую газету») подписываются 818 (7,71%) адвокатских кабинетов.

При этом только в Самарской области количество подписавшихся на федеральные адвокатские издания составляет почти 100%, а в 9 адво катских палатах никто из адвокатских кабинетов не подписывается на федеральные адвокатские издания. В остальных адвокатских палатах процент подписавшихся колеблется от 1,17% (Республика Дагестан) до 59,09% (Чеченская Республика).

В 14 адвокатских палатах нет сведений о подписке на федеральные адвокатские издания.

Руководитель Департамента по контролю и мониторингу за исполнением решений органов ФПА РФ А.М. Потапова Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов Приложение Перечень АП, направивших запрашиваемую информацию об адво катских кабинетах, учрежденных на территории субъекта:

Дальневосточный федеральный округ Адвокатская палата Амурской области Адвокатская палата Приморского края Адвокатская палата Республики Саха (Якутия) Адвокатская палата Сахалинской области Адвокатская палата Хабаровского края Приволжский федеральный округ Адвокатская палата Республики Марий Эл Адвокатская палата Нижегородской области Адвокатская палата Республики Татарстан Адвокатская палата Самарской области Адвокатская палата Саратовской области Адвокатская палата Ульяновской области Адвокатская палата Республики Удмуртия Адвокатская палата Чувашской Республики Северо-Западный федеральный округ Адвокатская палата Ленинградской области Адвокатская палата Вологодской области Адвокатская палата Мурманской области Адвокатская палата Ненецкого автономного округа Адвокатская палата Псковской области Сибирский федеральный округ Адвокатская палата Красноярского края Адвокатская палата Новосибирской области Адвокатская палата Омской области Адвокатская палата Республики Алтай Адвокатская палата Томской области Уральский федеральный округ Адвокатская палата Курганской области Адвокатская палата Свердловской области 46 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Адвокатская палата Ханты-Мансийского автономного округа Адвокатская палата Челябинской области Центральный федеральный округ Адвокатская палата Белгородской области Адвокатская палата Брянской области Адвокатская палата Воронежской области Адвокатская палата г.

Москвы Адвокатская палата Ивановской области Адвокатская палата Костромской области Адвокатская палата Липецкой области Адвокатская палата Московской области Адвокатская палата Орловской области Адвокатская палата Рязанской области Адвокатская палата Смоленской области Адвокатская палата Тамбовской области Адвокатская палата Тверской области Адвокатская палата Ярославской области Южный федеральный округ Адвокатская палата Ростовской области Адвокатская палата Республики Калмыкия — Хальмг Тангч Северо-Кавказский федеральный округ Адвокатская палата Карачаево-Черкесской Республики Адвокатская палата Республики Дагестан Адвокатская палата Республики Чечня Адвокатская палата Республики Адыгея Адвокатская палата Ставропольского края Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов ОБЗОР дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ за 2009 г. В 2009 г. в адвокатские палаты субъектов РФ поступило 9926 обра щений (2008 г. — 10 286), предусмотренных п. 1 ст. 20 КПЭА, рассмот рение которых характеризуется следующим образом.

Всего в отношении адвокатов было возбуждено 4912 дисциплинар ных производств (2008 г. — 4760), в том числе по представлениям орга нов, уполномоченных в сфере адвокатуры, — 180 дисциплинарных про изводств (2008 г. — 130).

В 2009 г. в адвокатские палаты было направлено 190 представлений о прекращении статуса адвоката (2008 г. — 101), из них 158 (2008 г. — 100) по поступившим в органы юстиции 1440 (2008 г. — 1004) обращениям граждан, из судов и правоохранительных органов.

По результатам рассмотрения привлечено к дисциплинарной от ветственности 2813 адвокатов (2008 г. — 2328), в том числе по пред ставлениям органов, уполномоченных в сфере адвокатуры, — 64 адво ката (2008 г. — 48).

За действия (бездействие) адвокатов, участвующих в качестве за щитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов доз нания, органов предварительного следствия или суда, в 2009 г. привле чено 338 (2008 г. — 194) адвокатов, из них 11 (2008 г. — 14) адвокатам статус прекращен.

Всего же в 2009 г. статус адвоката был прекращен 420 адвокатам по следующим основаниям (2008 г. — 498):

— неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителями — 81 адвокат (2008 г. — 95);

— нарушение норм КПЭА — 78 адвокатов (2008 г. — 88);

— неисполнение решений органов адвокатской палаты — 233 адво ката (2008 г. — 301).

Поступающие в Федеральную палату адвокатов обращения позволя ют сделать вывод, что адвокатские палаты не всегда своевременно дают ответы заявителям, а также обоснованно отказывают в возбуждении дисциплинарных производств в отношении адвокатов.

Из поступивших в ФПА РФ жалоб на ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей 53,3% составля ют жалобы от доверителей по соглашениям и 9,6% от доверителей по ст. 50–51УПК РФ.

Обзор направлен в региональные адвокатские палаты 17.05.2010 г. письмом № 268-05/10.

48 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) С жалобами на решения советов адвокатских палат обратилось 9,6% заявителей, на отказ в возбуждении дисциплинарного производства — 10% заявителей.

По-прежнему имеют место нарушения требований ст. 31 Федераль ного закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российс кой Федерации» и ст. 21 КПЭА, когда решение об отказе в возбужде нии дисциплинарного производства принимает вице-президент, тогда как это является исключительным полномочием президента адвокатс кой палаты субъекта РФ.

В качестве основания для отказа в возбуждении дисциплинарного производства достаточно широко используются недостатки оформле ния жалобы и недостаточность доказательств, и не разъясняется юри дически некомпетентным гражданам возможность повторного обра щения после устранения недостатков.

Вместе с тем в адвокатских образованиях и адвокатских палатах не обеспечивается информированность граждан о порядке заключения соглашений и оплате гонорара, а также о порядке обжалования дейс твий (бездействия) адвокатов.

На интернет-сайтах некоторых адвокатских палат размещаются КПЭА и федеральный закон об адвокатуре. Однако специальный раз дел «для клиентов» имеется только на сайте Адвокатской палаты Ни жегородской области.

В Адвокатской палате Нижегородской области утверждена форма соглашения и осуществляется контроль за использованием адвокатами этой формы и регистрацией соглашений.

Такая практика нуждается в распространении и применении дру гими адвокатскими палатами, поскольку жалобы доверителей свиде тельствуют о том, что во многих случаях адвокаты при оформлении соглашений с доверителями не указывают существенные условия, ис пользуют недопустимые формулировки, не вручают доверителю экзем пляр договора, заключают соглашения от имени адвокатского образо вания;

без оформления соглашения вносят денежные средства в кассу и получают выплаты, не исполнив обязательств перед доверителем, а также передают исполнение обязательств по заключенному соглаше нию другим лицам (не адвокатам).

Так, Совет Адвокатской палаты г. Москвы прекратил статус адвока та М., который оставил доверителя без юридической помощи (участие в суде при рассмотрении гражданского дела не принимал, перепоручив это другим лицам, не являющимся адвокатами). Совет согласился с за ключением квалификационной комиссии, что действия адвоката мо гут привести к подрыву доверия к адвокатуре со стороны государства, которое предоставило адвокатам широкие права как гарантию их не зависимости в выполнении основной профессиональной функции — Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов оказывать физическим и юридическим лицам квалифицированную юридическую помощь способами, не противоречащими закону.

При рассмотрении жалоб о возврате гонорара в связи с ненадлежа щим исполнением профессиональных обязанностей перед доверителем в адвокатских палатах, как правило, не организуют проверки по соблю дению адвокатами норм профессиональной этики, ограничиваясь отве том (разъяснением) о судебной перспективе возврата гонорара.

Как показывает обобщение, дисциплинарная практика адвокатских палат субъектов РФ о прекращении статуса адвоката в основном соот ветствует требованиям законодательства об адвокатуре. Коллегиаль ные органы адвокатских палат правомерно исключают из сообщества лиц, совершивших проступок, умаляющий авторитет адвокатуры и не совместимый со статусом адвоката.

Из 109 обжалованных адвокатами в суд решений о применении мер дисциплинарного воздействия (2008 г. — 89) признаны необоснован ными 18 (2008 г. — 14) решений советов адвокатских палат: Республики Якутия, Алтайского и Пермского краев, Белгородской, Иркутской, Ом ской, Орловской, Пензенской, Свердловской областей.

По мнению судей, в решениях советов адвокатских палат не приво дится мотивация избрания такой меры дисциплинарной ответствен ности, как прекращение статуса адвоката. Кроме того, судом устанавли вались нарушения процедуры дисциплинарного производства.

Наряду с этим, признавая решения советов адвокатских палат не законными, суды в качестве основания указывали, что принятая мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адво ката является несоразмерной дисциплинарному проступку, вменяемо му в вину истцу.

Совет Адвокатской палаты Пензенской области прекратил статус адвокату Щ. за неисполнение решения высшего органа адвокатского самоуправления конференции адвокатов по уплате взноса на строи тельство здания для размещения коллегии адвокатов и адвокатской па латы.

Ленинский районный суд г. Пензы сделал вывод, что статус адво ката может быть прекращен за какие-либо неоднократные действия.

Поскольку неисполнение решения конференции не причинило сущест венного материального ущерба организации ответчика в связи с одно кратной неуплатой незначительной денежной суммы взноса 3 тыс. руб., эти обстоятельства, по мнению суда, исключают возможность приме нения «самой строгой меры дисциплинарной ответственности в отно шении истца».

Совет Адвокатской палаты Свердловской области прекратил статус адвокату В., который вопреки установленному порядку оказания юри дической помощи в соответствии со ст. 51 УПК РФ участвовал в качес 50 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) тве защитника в следственных действиях, несмотря на имеющееся у об виняемого соглашение с другим адвокатом.

Это решение признано Кировским районным судом г. Екатеринбур га незаконным, так как, по мнению суда, примененная мера дисципли нарной ответственности за совершенный проступок несоразмерна со деянному.

Необоснованно, на наш взгляд, отменялись решения советов адво катских палат Республики Мордовия, Ленинградской и Рязанской об ластей, Еврейской автономной области, Республики Дагестан.

Однако только 2 судебных решения были отменены кассационной инстанцией.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургско го городского суда отменила решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга о признании меры дисциплинарной ответственнос ти в виде прекращения статуса адвоката Т. несоразмерной дисципли нарному проступку.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Рес публики Хакасия вынесено новое решение об отказе адвокату Л. в удов летворении его требований о признании незаконным решения совета адвокатской палаты.

По надзорным жалобам адвокатских палат судьи Верховного Суда РФ отказывают в передаче жалоб для рассмотрения в судебном заседа нии СК по гражданским делам ВС РФ, мотивируя свой отказ отсутстви ем оснований, предусмотренных ст. 387 ГПК РФ.

Судьи Верховного Суда РФ не усматривают существенных наруше ний норм материального и процессуального права, повлиявших на ис ход дела, без устранения которых невозможны восстановление и за щита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с нормами законодательства об адвокатуре принима лись судебные решения в иных субъектах РФ (Республики Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Татарстан, Чувашии, Владимирской, Вологодской, Ир кутской, Тамбовской, Ульяновской областей) при рассмотрении исков адвокатов, привлеченных к дисциплинарной ответственности. Судьями справедливо указано, что целесообразность решения, принятого советом адвокатской палаты по дисциплинарному производству, оценке не подле жит. Суд вправе проверить соблюдение процедуры дисциплинарного про изводства, установленной Кодексом профессиональной этики адвоката.

Отсутствует единство судебной практики также и при рассмотре нии исков территориальных органов о прекращении статуса адвоката.

В 2009 г. по заявлениям территориальных управлений МЮ РФ о пре кращении статуса адвоката за нарушения норм профессиональной эти ки судами вынесено 3 решения.

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов Обращение в суд Управления МЮ РФ по Республике Тыва было вы звано тем, что представление о прекращении статуса адвоката О. не бы ло своевременно рассмотрено советом адвокатской палаты. Причиной нарушения срока рассмотрения явилась неорганизованность членов квалификационной комиссии, а отсутствие кворума не позволяло вы нести заключение по возбужденному дисциплинарному производству.

Кызылский городской суд удовлетворил иск Управления МЮ РФ по Республике Тыва о прекращении статуса адвоката О., не приняв довод ответчика об истечении срока для привлечения к дисциплинарной от ветственности.

По мнению суда, «срок установлен для проведения процедуры при влечения к дисциплинарной ответственности в самой адвокатской па лате и не имеет значения для суда».

В Адвокатскую палату Калужской области в августе 2009 г. посту пило представление Управления МЮ РФ по Калужской области с тре бованием прекратить статус адвоката М. за ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителем, имевшее место в октябре 2007 г.

При этом это уже повторное представление по тому же предме ту и основанию. По первому представлению (внесенному Управлени ем ФРС в 2008 г.) советом адвокатской палаты дисциплинарное произ водство было прекращено в связи с отсутствием в действиях адвоката М. нарушений.

Поскольку президент АП Калужской области Давыдов В.И. отказал в возбуждении дисциплинарного производства по второму представ лению, Управление МЮ РФ обратилось в суд с заявлением о прекраще нии статуса адвоката М.

Суд отказал Управлению МЮ РФ в удовлетворении требований о прекращении статуса адвоката.

Во избежание судебных разбирательств с территориальными управ лениями МЮ РФ адвокатские палаты субъектов должны своевременно рассматривать и информировать территориальные органы юстиции о принятом решении по внесенным представлениям.

В 2009 г. по 39% рассмотренных адвокатскими палатами представле ний адвокаты привлекались к дисциплинарной ответственности. В других случаях, а это, как правило, неявка адвокатов к месту выполнения процес суальных действий и в суд, квалификационными комиссиями давались за ключения об отсутствии нарушений КПЭА со стороны адвокатов.

Например, в Адвокатскую палату Иркутской области Управлени ем МЮ РФ большинство представлений внесено по сообщениям сле дователей о неявке адвокатов на следственные действия. Рассмотрение дисциплинарных дел показало, что адвокаты не были извещены следо вателями о проведении следственных действий надлежащим образом.

Поэтому дисциплинарные производства были прекращены.

52 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) В заключение необходимо отметить вышедшее в свет полезное и со держательное издание, подготовленное президентом Адвокатской па латы Ульяновской области В.И. Чернышовым, — пособие для адвокатов «Дисциплинарная ответственность адвокатов за проявление неуваже ния к суду». В работе использована дисциплинарная практика адвокат ских палат Приволжского и других федеральных округов.

Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии по вопросам дисциплинарной практики и применения КПЭА Совета ФПА РФ В.В. Калитвин Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов ЗАКЛЮЧЕНИЕ Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о практике следственных органов г. Москвы, нарушающей права адвокатов Фактические обстоятельства 1. К Уполномоченному по правам человека в Российской Федера ции поступила жалоба адвоката Б. на систематическое грубое нару шение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь со стороны должностных лиц Главного следственного управ ления (далее — ГСУ) при ГУВД г. Москвы в форме недопустимого от странения защитников (адвокатов) от участия в уголовных делах пос ле их мнимого допроса.

2.1. Согласно материалам жалобы, адвокат В., представляющий ин тересы свидетеля по уголовному делу № 304794, после допроса довери теля 13.01.2010 г. был сам вызван следователем К. для допроса в качест ве свидетеля по этому же делу (на повестке указана дата — 12.01.2010 г.

и исх. № 38/6 СЧ-). После того как адвокат заявил о недопустимости его допроса в качестве свидетеля, в отношении него было вынесено поста новление о производстве привода и оформлен протокол допроса в ка честве свидетеля. В тот же день 13.01.2010 г. адвокат В. постановлением следователя К. отведен от дальнейшего участия в деле в качестве пред ставителя свидетеля. Копия данного постановления В. не вручена.

2.2. Адвокат С., осуществляющий защиту по уголовному делу № 304794, 20.01.2010 г. вызван следователем Ж. для допроса в качест ве свидетеля по этому же делу (исх. № повестки 38/6 СЧ-209). Повестка вручена в тот же день в 18 ч. 35 мин. В 18 ч. 40 мин. С. на корешке повес тки письменно сообщил о недопустимости его допроса в данном деле.

В 18 ч. 45 мин. того же дня начался допрос С., о чем был составлен про токол. В ходе допроса задан единственный вопрос — известна ли С. ор ганизация ООО «ФинСервисКонсалтинг», на что получен ответ об от казе свидетельствовать в данном уголовном деле по причине оказания юридической помощи обвиняемому. В 19 ч. 00 мин. допрос окончен.

В тот же день 20.01.2010 г. адвокат С. постановлением следователя Ж.

отведен от дальнейшего участия в деле в качестве защитника, посколь ку «ранее участвовал в качестве свидетеля по данному уголовному делу».

2.3. Адвокат Б. вызван 09.02.2010 г. следователем К. на допрос в ка честве свидетеля по уголовному делу № 304794, по которому в качестве Письмо В.П. Лукина с Заключением поступило в ФПА РФ 26 июля 2010 г.

54 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) обвиняемого проходит доверитель адвоката Б., защиту которого Б. осу ществляет с 2003 г.

Б. отказался от явки на допрос по уголовному делу в отношении его доверителя и обжаловал действия следователя.

В официальных ответах Главного следственного управления при ГУВД по г. Москве на обращения адвокатской палаты г. Москвы и Но восибирской городской коллегии адвокатов в интересах Б. утвержда ется, что в соответствии с пп. 2, 3 п. 3 ст. 56 УПК РФ адвокат не может быть допрошен об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью и в связи с ока занием юридической помощи. Вместе с тем закон не запрещает осу ществить допрос адвоката в качестве свидетеля по иным обстоятельс твам, имеющим значение для уголовного дела, которые известны ему не в связи с оказанием юридической помощи подзащитному. В этой связи следствие полагает возможным производство допроса в качестве сви детеля адвоката Б. по уголовному делу № 304794.

3. Уточняя распространенность подобных допросов адвокатов в рамках того уголовного дела, по которому они оказывают юридическую помощь, Уполномоченный направил соответствующий запрос в Адво катскую палату г. Москвы.

Согласно ответам, полученным от президента адвокатской палаты г. Москвы Г.М. Резника и члена палаты, председателя комиссии по за щите профессиональных и социальных прав адвокатов Р.Ю. Зиновьева, практика подобных процессуальных действий в г. Москве является до статочно распространенной (в частности, упоминаются случаи вызо ва следственными органами на допросы адвокатов Ч., Х., С., В., Р., В.).

По мнению адвокатского сообщества, эти действия приводят к наруше нию гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатской деятельности, равно как и прав на справедливое судебное разбиратель ство защищаемых им лиц.

Вопросы приемлемости жалобы 1. Дело инициировано жалобой Б. (вх. № Б-506 от 02.04.2010 г.), ад ресованной Уполномоченному по правам человека в Российской Феде рации.

2. В жалобе оспариваются действия следователей Главного следс твенного управления при ГУВД г. Москвы, которые, по мнению Б., ис пользуя служебные полномочия и при попустительстве вышестоящего руководства, оказывают давление на него и других адвокатов, работаю щих по уголовному делу № 304794.

3. В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального конституционного зако на «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»

(далее — ФКЗ) должность Уполномоченного учреждается в целях обес печения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов соблюдения и уважения государственными органами и должностными лицами. В этой связи предмет рассмотрения в жалобе относится к ком петенции Уполномоченного по правам человека в РФ.

4. Согласно материалам дела обстоятельства, изложенные в жало бе, имели место в январе 2010 г. Жалоба, адресованная Уполномочен ному, поступила 2 апреля 2010 г. Таким образом, установленный ст. ФКЗ годичный срок подачи жалобы к Уполномоченному заявителем не пропущен.


5. Адвокатом Б. неоднократно обжаловался вызов его на допрос в качестве свидетеля. Тем самым требования ст. 16 и 17 ФКЗ соблюдены.

Кроме того, в соответствии со ст. 21 ФКЗ «при наличии информации о массовых или грубых нарушениях прав и свобод граждан либо в случа ях, имеющих особое общественное значение…» Уполномоченный впра ве принять по собственной инициативе соответствующие меры в пре делах своей компетенции.

6. В соответствии со ст. 27 ФКЗ Уполномоченный в случае, если ус матривает в решении, действиях или бездействии государственного органа нарушение прав и свобод граждан, обязан направить ему свое заключение, содержащее рекомендации относительно возможных и не обходимых мер по восстановлению указанных прав и свобод.

7. На основании изложенного жалоба Б. относится к компетенции Уполномоченного.

Вопросы права 1. Конституция РФ в ст. 48 (ч. 1) закрепила право на получение ква лифицированной юридической помощи.

2. Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (п. 3с ст. 6) закреплено право пользоваться помощью защитника. По неоднократ но высказывавшемуся мнению Европейского Суда по правам челове ка, осуществление этого права практически со всей определенностью гарантирует более высокий уровень защиты, чем все иные процедур ные права.

Европейским Судом по правам человека право обвиняемого на конфиденциальность свиданий со своим защитником рассматривает ся в качестве одного из основных требований справедливого судеб ного процесса в демократическом обществе. В частности, в решении Европейского Суда по делу С. отмечается, что если адвокат не имеет возможности связаться со своим клиентом и получить от него конфи денциальные инструкции, не подвергаясь надзору, то его помощь в зна чительной степени утрачивает свою полезность, в то время как Кон венция призвана гарантировать право, которое носит практический и действенный характер. Это положение касается любого лица, незави симо от тяжести предъявляемого ему обвинения, в том числе и в терро ризме (судебное решение по делу «С. против Швейцарии» от 28 нояб 56 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) ря 1991 г., Series А, № 220, р. 48. См. также решение по делу «Кан против Австрии» от 30 сентября 1985 г., Series A, № 96).

3. Пункты 2, 3 ч. 2 ст. 56 УПК РФ, а также п. 2 ст. 8, п. 1 и 3 ст. 18 Феде рального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий ской Федерации» прямо и недвусмысленно запрещают допрашивать адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обра щением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, вмешиваться в адвокатскую деятельность либо воспрепятствовать ад вокатской деятельности и истребовать от адвокатов сведения, связан ные с оказанием юридической помощи по конкретным делам.

4. Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ, «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, сле дователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих до казыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обсто ятельств, имеющих значение для уголовного дела».

Статья 75 УПК РФ устанавливает: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимы ми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 насто ящего Кодекса».

Кроме того, п. 6 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката также закрепляет положение о том, что адвокат не вправе давать сви детельские показания об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с исполнением профессиональных обязанностей. За нарушение этого требования Кодекса адвокат привлекается к дисциплинарной от ветственности и может быть лишен статуса адвоката.

5. Адвокатская тайна является непременным условием эффектив ной адвокатской деятельности и важной гарантией обеспечения кон ституционного права граждан на получение квалифицированной юри дической помощи. С учетом специфики тех правовых ситуаций, в которых у граждан возникает необходимость обратиться за юридичес кой помощью к адвокату, в отсутствие адвокатской тайны трудно бы ло бы рассчитывать на доверительность отношений между адвокатом и его доверителем, а следовательно, и на то, что адвокат сможет эффек тивно осуществлять свою деятельность.

Статьей 6 Кодекса профессиональной этики адвокатов к предмету адвокатской тайны относятся:

— факт обращения к адвокату, включая имена и названия довери телей;

— все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов — сведения, полученные адвокатом от доверителей;

— информация о доверителе, ставшая известной адвокату в процес се оказания юридической помощи;

— содержание правовых советов, данных непосредственно довери телю или ему предназначенных;

— все адвокатское производство по делу;

— условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

— любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юри дической помощи.

При этом существенным обстоятельством является то, что положе ния об адвокатской тайне, согласно ч. 3 ст. 27 ФЗ «Об адвокатской де ятельности и адвокатуре в Российской Федерации», полностью распро страняются и на помощника адвоката.

6. Конституционно-правовое истолкование запрета допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоятельствах дела, для целей реального обеспечения адвокатской тайны, дано в Определениях Кон ституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-0 «По жалобе гражда нина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституци онных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР» и от 6 марта 2003 г. № 108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей ста тьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Сформированные в них правовые позиции, в соответствии со ст. 6, 79, 80 и 87 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», яв ляются общеобязательными и действуют непосредственно.

Во-первых, юридическая помощь адвоката (защитника) в уголов ном, административном и гражданском судопроизводстве не ограни чивается процессуальными и временными рамками его участия в де ле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает и возможные предварительные юридические консуль тации.

Во-вторых, адвокат освобожден от обязанности давать свидетель ские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в свя зи с выполнением обязанностей защитника или представителя, что направлено на защиту конфиденциальности сведений, доверенных подзащитным адвокату в связи с выполнением последним своих про фессиональных функций (адвокатская тайна). Это правило действует вне зависимости от времени получения адвокатом сведений, составля ющих адвокатскую тайну, и не ограничивает их сведениями, получен ными лишь после того, как адвокат был допущен к участию в деле в ка честве защитника обвиняемого.

58 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоя тельствах дела распространяется на сведения, полученные им также в связи с осуществлением защиты подозреваемого. Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осуществлением за щиты, так и при оказании другой юридической помощи.

В-третьих, освобождение адвоката от обязанности свидетельство вать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, слу жит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что ин формация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (ч. 1 ст. 24, ст. 51 Конституции Российской Федерации).

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать о став ших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано не желанием разглашать конфиденциальные сведения, не исключает его право дать соответствующие показания в тех случаях, когда сам адво кат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных све дений.

Выводы 1. Следственные органы ГСУ при ГУВД г. Москвы укореняют прак тику незаконного отстранения адвоката от участия в уголовном деле, а также затруднения его деятельности и получения интересующих све дений, относящихся к адвокатской тайне. На это указывают мнимость допросов, их систематичность и быстрота отвода защитников (адвока тов), отсутствие сведений об обстоятельствах совершенного преступ ления в протоколах допроса, отсутствие следственного интереса пос ле отвода.

2. Грубые нарушения норм международного права и положений фе дерального законодательства, связанного с обеспечением адвокатской тайны, со стороны следственных органов при ГУВД г. Москвы приоб ретают систематический характер, что требует незамедлительного ре агирования и пресечения со стороны ведомственных контролирующих органов. Проблема состоит не в дефектах законодательства, а в недо пустимой правоприменительной практике.

3. На основании изложенного прихожу к выводу о наличии в дейс твиях ГСУ при ГУВД г. Москвы нарушения конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи.

Рекомендации Руководителю Главного следственного управления при ГУВД г. Мос квы предлагаю обратить особое внимание на участившуюся практику Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов незаконных действий следователей вверенного подразделения и в пре делах предоставленных полномочий дать соответствующие разъясне ния и указания о соблюдении конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи.


Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин 60 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукину 2 августа 2010 г. № 473-08/ Уважаемый Владимир Петрович!

От имени Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и всего адвокатского сообщества выражаю признательность за про явленное Вами внимание к проблеме, связанной с систематическими нарушениями профессиональных прав адвокатов и гарантий незави симости адвокатской деятельности, допускаемых сотрудниками следс твенных органов ГСУ при ГУВД г. Москвы.

В Вашем Заключении, подготовленном по результатам анализа ре альных ситуаций, в которых оказываются адвокаты, сталкиваясь с неза конным противодействием со стороны сотрудников следственных ор ганов г. Москвы, сделан обоснованный вывод о том, что следственные органы укореняют практику противоправного отстранения адвокатов от участия в уголовном судопроизводстве, препятствования их про фессиональной деятельности, а также изъятия у адвокатов и исполь зования в интересах следствия сведений, относящихся к адвокатской тайне. Эта опасная тенденция (кстати, имеющая распространение и в других субъектах Российской Федерации) угрожает конституционно му праву граждан на защиту в уголовном судопроизводстве, подрыва ет их веру в правосудие и справедливость. Мы разделяем эту Вашу оза боченность и поддерживаем рекомендации, данные Вами руководству ГСУ при ГУВД г. Москвы.

Ваше Заключение будет опубликовано в печатных органах Феде ральной палаты адвокатов РФ: «Вестнике Федеральной палаты адво катов Российской Федерации» и «Новой адвокатской газете», а также размещено на сайтах Федеральной палаты адвокатов РФ (www.fparf.ru) и «Новой адвокатской газеты» (www.advgazeta.ru).

Надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество в интере сах развития гражданского общества и укрепления демократического государства.

С искренним уважением, президент Е.В. Семеняко Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов Из переписки руководителей ФПА РФ Об использовании адвокатом-защитником технических средств в местах содержания под стражей Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А. 4 июня 2010 г. № 315-06/ Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Второго июня 2010 г. Государственной Думой Федерального Собра ния Российской Федерации принят в третьем чтении и направлен в Со вет Федерации ФС РФ Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и об виняемых в совершении преступлений» (проект № 149566-5).

Принятый Госдумой закон, по мнению Федеральной палаты адво катов РФ, не соответствует конституционно значимым целям защи ты прав лиц, содержащихся под стражей, и препятствует выполнению адвокатами-защитниками своих профессиональных обязанностей по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Так, ст. 18 «Свидание с защитником, родственниками и иными лица ми» дополнена следующими нововведениями: «Защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей техничес кие средства связи, компьютеры, а также технические средства (уст ройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеоза пись. На территорию места содержания под стражей защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела в определен ном администрацией места содержания под стражей помещении.».

Статья 26 «Дополнительные платные услуги» дополнена следующим предложением: «Администрация мест содержания под стражей пре доставляет защитнику по его требованию платные услуги по копи рованию материалов уголовного дела в порядке и размерах, уста навливаемых Правительством Российской Федерации.».

Предыдущие письма руководителей ФПА РФ по этому вопросу на имя Плиги на В.Н., Крашенинникова П.В., Васильева В.А., Алханова А.Д., Раковой А.В. опуб ликованы в Вестнике ФПА № 2 за 2010 г.

Аналогичное письмо было направлено председателю Совета Федерации ФС РФ Миронову С.М.

62 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) 1. По мнению адвокатского сообщества, которое высказывало кри тические замечания еще на стадии обсуждения законопроекта, приня тый Госдумой закон нарушает конституционные права обвиняемых и подозреваемых, а также нормы международного права.

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Генеральной Ассамблеей ООН (резолюция 43/173 от 09.12.1988 г.) предусматривает, что «к задержанным лицам применяется режим, соответствующий их статусу неосужденных лиц» (принцип 8).

Конституция РФ устанавливает, что каждый обвиняемый в соверше нии преступления считается невиновным, пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49).

Конституционный Суд РФ в постановлении от 25 октября 2001 г.

№ 14-п отметил, что согласно ст. 48 (ч. 2) Конституции РФ каждый за держанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении пре ступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Данное право служит для этих лиц гарантией осуществления других закрепленных в Конституции Российской Феде рации прав, в частности на получение квалифицированной юридичес кой помощи (ст. 48, ч. 1).

Из ст. 71 (п. «в», «о») и 76 (ч. 1) Конституции РФ во взаимосвязи со ст. 55 (ч. 3) следует, что закрепленное ст. 48 (ч. 2) Конституции РФ пра во каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в со вершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) регулируется уголовно-процессуальным законодательством и что фе деральный законодатель вправе конкретизировать содержание данного права и устанавливать правовые механизмы его осуществления, усло вия и порядок реализации, не допуская при этом искажения существа данного права, самой его сути, и введения таких его ограничений, кото рые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями.

2. В законе игнорируется позиция высших судебных инстанций и Правительства РФ по вопросу использования адвокатами техничес ких средств.

В частности, Верховный Суд РФ в решении от 31 октября 2007 г.

№ ГКПИ07-1188 указывал, что запрет защитникам использовать тех нические средства во время свиданий с подзащитными неправомерно обосновывать требованиями обеспечения их изоляции и недопущения возможности воспользоваться такими средствами для воспрепятс твования расследованию дела. В другом решении от 15 апреля 2009 г.

№ ГКПИ09-13 Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что адвокат вправе пользоваться техническими средствами, в том числе при посещении доверителя в местах содержания под стражей.

Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов Правительство РФ в официальном отзыве на законопроект указало, что «запрет на использование указанных технических средств во время свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатами (защитниками) не должен препятствовать реализации защитником своих полномочий.

В связи с этим необходимость отнесения к запрещенным техническим средствам компьютеров (особенно с учетом распространенности ис пользования электронных правовых баз), множительной аппаратуры, а также фото- и видеоаппаратуры требует дополнительной аргумента ции» (отзыв на законопроект от 02.07.2009 г., за подписью заместителя председателя Правительства РФ — руководителя Аппарата Правитель ства РФ С.С. Собянина).

3. В принятом Госдумой законе имеет место подмена предмета ре гулирования. Закон призван регламентировать полномочия адвоката по использованию технических средства при осуществлении процессу альной деятельности адвоката по оказанию квалифицированной юри дической помощи его подзащитному во время свидания наедине с об виняемым (подозреваемым), возможность которых предусмотрена п. ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Однако принятые Госдумой нововведения регламен тируют права адвоката по копированию материалов уголовного дела вне свидания с его подзащитным во взаимоотношениях адвоката с ад министрацией мест содержания под стражей и со следователем.

Принятые Госдумой дополнения в закон «О содержании под стра жей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», каса ющиеся права адвоката-защитника копировать материалы уголовного дела, являются декларативными и не имеют реальной перспективы ис пользования, поскольку осуществление этого права зависит от досту па адвоката к материалам уголовного дела, которые находятся в произ водстве следователя.

Права адвоката-защитника на снятие копий с материалов уголовно го дела, находящегося в производстве следователя, являются предме том регулирования уголовно-процессуального закона (п. 6 и 7 ч. 1 ст. УПК). Так, норма п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ предоставляет адвокату пра во по окончании предварительного расследования снимать за свой счет копии со всех материалов уголовного дела, в том числе с помощью тех нических средств. В настоящее время вопрос использования адвокатом технических средств для копирования в местах содержания под стра жей при ознакомлении с материалами дела решается следователем в его присутствии и самостоятельный вынос адвокатом материалов уго ловного дела для снятия копий в другое помещение, определенное ад министрацией места содержания под стражей, невозможен.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в пп. 6 п. 3 ст. 6 установил право адвоката «фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информа 64 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) цию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь…».

По мнению Федеральной палаты адвокатов, необходимо предоставить адвокату право копировать с помощью тех нических средств не только материалы уголовного дела по окончании предварительного расследования (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), но и любые другие «документы, которые предъявлялись либо должны были предъ являться подозреваемому, обвиняемому» (п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ). Дейс твующая норма УПК РФ предоставляет адвокату право знакомиться с документами, которые предъявлялись либо должны были предъявлять ся подозреваемому, обвиняемому, но в этой норме нет прямого указа ния на право адвоката копировать эти документы с помощью техни ческих средств. Однако этот вопрос, касающийся совершенствования норм УПК РФ, не относится к закону «О содержании под стражей по дозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

4. Федеральная палата адвокатов РФ во время обсуждения законо проекта предлагала изложить дополнение к ч. 1 ст. 18 Федерального за кона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в со вершении преступлений» в следующей редакции:

«Защитнику во время свидания с доверителем разрешается исполь зовать принадлежащие ему фотоаппарат, калькулятор, персональный компьютер (ноутбук) и другие средства оргтехники без права пользо вания коммуникационными средствами связи и осуществления аудио и видеозаписи».

5. Защитник является лицом процессуальным, и посещение им об виняемого (подозреваемого) в местах содержания под стражей пресле дует не бытовую цель, а урегулированную уголовно-процессуальным законом деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи доверителю.

Ограничения на использование адвокатом технических средств в процессе профессиональной деятельности по оказанию квалифициро ванной юридической помощи его подзащитному во время свидания с ним наедине носят консервативный и дискриминационный характер, принижают процессуальный статус адвоката, ставят адвоката в нерав ное положение с другими участниками уголовного судопроизводства, на которых такой запрет не распространяется (следователь, прокурор), презюмируют нарушения адвокатом правил общения с подзащитными и приравнивают его к положению родственников обвиняемого (подоз реваемого), которые пришли к нему на свидание в следственный изо лятор.

Встреча с подзащитным наедине в условиях следственного изолято ра для адвоката является частью его работы по защите гражданина как равноправного со стороной обвинения участника уголовного процесса.

Эта работа предполагает необходимость их совместного анализа мате Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов риалов дела и законодательства, что бывает затруднительным без ис пользования персонального портативного компьютера (ноутбука).

В современных условиях, когда уголовные дела насчитывают де сятки и даже сотни томов, количество нормативных актов растет еже дневно, адвокату становится невозможно обойтись без использования электронных справочно-правовых баз данных, без адвокатских досье в электронном виде, без возможности оперативно сделать электрон ные копии материалов, особенно в условиях следственных изолято ров.

Неоправданный запрет адвокату использовать ноутбук означает отказ от прогрессивных методов оказания квалифицированной юри дической помощи, основанных на достижениях научно-техническо го прогресса, и не соответствует объявленному в государстве курсу на преодоление технической отсталости и на модернизацию всего укла да жизни.

Предоставление адвокату права использовать при свидании с под защитным фотоаппарата целесообразно не только при копировании материалов дела, но и могло бы стать профилактической мерой про тив применения незаконных методов воздействия на обвиняемых (по дозреваемых), поскольку на практике не единичны случаи, когда под защитного приводят на свидание с адвокатом со следами телесных повреждений.

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в ч. 2 ст. 18 устанавлива ет, что «свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитни ком могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать». Таким образом, имеется реальная возможность контроля со стороны администрации следственных изоляторов за правильным использованием адвокатом технических средств.

Предоставление адвокату права использовать технические средства не исключает требования соблюдать правила общения с подзащитным и возможность привлечения адвоката к дисциплинарной ответствен ности вплоть до прекращения адвокатского статуса за нарушение уста новленных законом правил пользования техническими средствами.

6. Не оправдан запрет адвокату проносить на территорию места со держания под стражей принадлежащие ему мобильный телефон, ноут бук и другую оргтехнику. Во время длительного пребывания в следс твенном изоляторе адвокат зачастую тратит время на многочасовое ожидание предоставления возможности свидания с доверителем. За прет адвокату пользоваться в это время своим мобильным телефоном, ноутбуком и другой оргтехникой не позволяет адвокату плодотворно использовать время ожидания.

66 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) Запрет на использование адвокатами принадлежащих им техничес ких средств (ноутбука и фотоаппарата) без права пользования комму никационными средствами связи при свидании с подзащитными на едине в местах содержания под стражей свидетельствует о недооценке и игнорировании роли защиты как стороны в уголовном судопроиз водстве и функции адвоката-защитника как равноправного участника состязательного процесса, противоречит п. 1 ст. 18 Федерального зако на «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера ции», который запрещает каким бы то ни было образом препятствовать адвокатской деятельности, и вызвал серьезную критику со стороны ад вокатского сообщества.

Считаем необходимым, уважаемый Дмитрий Анатольевич, довести до Вашего сведения позицию адвокатского сообщества по вопросу ис пользования адвокатами указанных технических средств в следствен ных изоляторах и просим принять необходимые меры для сохранения конституционных гарантий прав обвиняемых и подозреваемых, в том числе таких важных прав, как право на квалифицированную юридичес кую помощь адвоката.

С уважением, президент ФПА РФ Е.В. Семеняко Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТА ФПА РФ «О нарушении конституционных прав граждан Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

4 июня 2010 г. г. Москва Второго июня 2010 г. Государственной Думой Федерального Собра ния Российской Федерации принят в третьем чтении и направлен в Со вет Федерации ФС РФ Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и об виняемых в совершении преступлений»« (проект № 149566-5).

Федеральная палата адвокатов РФ во время обсуждения законопро екта предлагала изложить дополнение к ч. 1 ст. 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в соверше нии преступлений» в следующей редакции:

«Защитнику во время свидания с доверителем разрешается исполь зовать принадлежащие ему фотоаппарат, калькулятор, персональный компьютер (ноутбук) и другие средства оргтехники без права пользо вания коммуникационными средствами связи и осуществления аудио и видеозаписи».

Между тем ст. 18 «Свидание с защитником, родственниками и ины ми лицами» изложена в следующей редакции: «Защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, компьютеры, а также технические средства (устройс тва), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись.

На территорию места содержания под стражей защитник вправе про носить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру толь ко для снятия копий с материалов уголовного дела в определенном ад министрацией места содержания под стражей помещении».

Данное положение существенно ограничивает профессиональные права адвокатов при защите граждан по уголовным делам и тем са мым нарушает гарантированное ст. 48, 55, 71 и 76 Конституцией РФ право граждан на получение квалифицированной юридической по мощи.

Попытки ввести необоснованное ограничение на пользование адво катами техническими средствами при осуществлении своих професси ональных обязанностей в местах лишения свободы неоднократно пред принимались со стороны органов Федеральной службы исполнения наказаний через ведомственные инструкции. Однако судебная практи ка по обжалованию таких документов показала, что закрепленные в за 68 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 3 (29) конодательстве права граждан на квалифицированную помощь выше ведомственных интересов.

В частности, в решении Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г.

№ ГКПИ07-1188 прямо указывается, что запрет на использование за щитником технических средств нельзя обосновывать подозрениями возможности их применения для воспрепятствования расследованию дела. В решении от 15 апреля 2009 г. № ГКПИ09-13 Верховный Суд РФ разъяснил, что адвокат вправе пользоваться техническими средствами при посещении доверителя в местах содержания под стражей.

При обсуждении законопроекта адвокатское сообщество неод нократно указывало, что попытка ввести ограничения на пользование техническими средствами существенно сужает возможности защиты и ставит ее в неравное положение с органами следствия. Эти доводы бы ли поддержаны Правительством РФ, которое в официальном отзыве на законопроект указало, что «запрет на использование указанных техни ческих средств во время свиданий подозреваемых и обвиняемых с ад вокатами (защитниками) не должен препятствовать реализации защит ником своих полномочий».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.