авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Министерство спорта и туризма Республики Беларусь ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ» ...»

-- [ Страница 5 ] --

Таблица 1 – Динамика показателей метаболического статуса и специальной физической работоспособности гребцов-академистов до (1-е обследование) и после завершения (2-е обследование) общепринятой схемы фармобеспечения (мужчины, n=10) 1-е обследование 2-е обследование t Изучаемые показатели Р X X Показатели эритроцитарного звена 5,61 0,35 5,49 0,25 1,76 0, RBC, х10 /l 162,90* 8,43* 159,10* 5,85* 2,36* 0,04* HGB, g/l 47,48 1,97 46,81 1,45 1,46 0, HCT, % 84,81 2,33 85,26 2,23 -1,46 0, MCV, fl MCH, pg 29,07 0,65 28,97 0,57 1,46 0, MCHC, g/dl 34,30* 0,60* 33,98* 0,65* 3,04* 0,01* RDW-SD, fl 40,24* 2,36* 41,20* 3,09* -3,09* 0,006* 13,15* 0,87* 13,38* 1,02* -2,53* 0,022* RDW-CV, fl RET, % 0,49 0,08 0,51 0,11 -0,46 0, RET, х1012/l 0,0277 0,005 0,0277 0,005 -0,01 0, IRF1 2,39 1,45 2,89 1,40 -1,16 0, LFR, % 97,61 1,45 97,08 1,43 1,25 0, LFR, % 1,68 1,32 2,41 1,27 -2,02 0, HFR, % 0,45 0,47 0,48 0,64 -0,13 0, Показатели лейкоцитарного звена 6,84 1,25 6,93 1,61 -0,27 0, WBC, х10 /l 11,07 0,87 10,83 0,86 1,19 0, MPV, fl PLT, х10 /l 192,50 42,25 210,80 44,20 -1,89 0, 44,50 10,46 43,15 7,38 0,57 0, NEUT, % 40,70 9,93 42,37 6,60 -0,71 0, LYMPH, % 11,72 2,45 11,04 1,62 0,96 0, MONO, % Показатели лактата, ЧСС и физической работоспособности La, моль/л, 1 ступень 2,98 0,56 3,25 0,58 -1,32 0, La, моль/л, 6 ступень 12,15* 3,25* 9,54* 2,08* 3,59* 0,005* ЧСС, уд/мин, 1 ступень 139,80 7,39 133,90 7,43 1,64 0, ЧСС, уд/мин, 2 ступень 153,80* 5,67* 144,50* 8,53* 2,70* 0,02* ЧСС, уд/мин, 3 ступень 167,90* 5,34* 158,10* 10,01* 3,60* 0,005* ЧСС, уд/мин, 4 ступень 178,60* 5,95* 170,20* 10,66* 4,03* 0,002* ЧСС, уд/мин, 5 ступень 187,30* 6,22* 178,70* 10,023* 4,47* 0,001* ЧСС, уд/мин, 6 ступень 193,00* 6,31* 185,30* 9,32* 4,26* 0,002* Мощность нагрузки, Вт, 1 ступень 140,80 1,69 141,50 1,35 -1,91 0, Мощность нагрузки, Вт, 5 ступень 301,20 2,15 301,70 2,16 -0,75 0, Мощность нагрузки, Вт, 6 ступень 338,30 12,27 340,90 1,86 -1,20 0, Мощность нагрузки (Вт) на уровне ПАНО 227,00 10,75 243,60 9,87 -1,50 0, Мощность нагрузки (Вт) в зоне MПК 291,75* 22,77* 313,50* 16,33* -2,75* 0,028* 169,20 3,78 164,70 4,13 1,16 0, ЧСС на уровне ПАНО ЧСС на уровне MПК 184,56 7,92 180,25 3,98 1,58 0, Примечание – * Достоверные различия показателей после курса приема препарата по отноше нию к исходному состоянию, Р0, Как проиллюстрировано в таблице 1, у мужчин при первом обследовании (до приема фармпрепаратов по общепринятой схеме) выявлены высокие в среднем по группе показатели концентрации гемоглобина в крови (162,90±8,43 д/л), гематокрита (47,48 %). В то же время показатели среднего объема эритроцитов (норма 80,0–97,0 фл), среднего содержания (норма 26,5–33,5 пг) и средней концентрации гемо глобина в эритроците (норма 31,5–38,0 г/дл), наоборот, чаще соответствовали нижней границе. Наблюдалось близкое к предельно допустимому снижение содержание нейтрофилов (до 44,50±10,46 %) и повышение содержания лимфоцитов (до 40,70±9,93 %), что соответствовало повышенной реакции белой крови по Гаркави.

Результаты повторного обследования мужчин свидетельствовали о том, что вы полнение тренировок на фоне общепринятой фармподдержки сопровождалось как бла гоприятными, так и неблагоприятными сдвигами состава красной крови, связанными с ее кислородобеспечивающей функцией.

Некоторое снижение числа эритроцитов от 5,61±0,35 до 5,49±0,25 х1012/л, гема токрита (от 47,48±1,97 до 46,81±1,45 %) и концентрации гемоглобина (от 162,90±8, до 159,10±5,85 г/л) явились благоприятным фактором для реологии крови, однако сни жало кислородную (буферную) емкость крови и вызывало уменьшение среднего со держания и средней концентрации гемоглобина в одном эритроците (от 29,07±0,65 до 28,97±0,57 пг и от 34,30±0,60 до 33,98±0,65 г/дл соответственно). Наблюдаемое при по вторном обследовании, незначительное увеличение объема эритроцитов (MCV) от 84,81±2,33 до 85,26±2,23 ф/л можно считать положительным, так как повышение объема эритроцитов – один из факторов увеличения общего объема крови. Однако, при норме данного показателя в пределах 80,0–97,0 ф/л, его изменение в пределах нижней границы нормы вряд ли имело существенное значение. Положительно расценивается повышение показателей изменения формы (RDW-SD) и объема эритроцитов (RDW-SV от 39,36±2, до 39,93±3,09 и от 13,01±0,87 до 13,27±1,02 ф/л, ибо повышение способности к измене нию формы обеспечивает лучшую проходимость эритроцитов по периферическим (более мелким) сосудам. В целом все эти изменения указывают на то, что адаптация к трениро вочным нагрузкам у обследованных гребцов-академистов проходила по пути улучшения реологии крови [13, 14].

В этих условиях повышались показатели ретикулоцитарного компонента. Не значительно увеличивалось общее содержание ретикулоцитов (RЕТ) от 0,49±0,08 до 0,51±0,11 % на фоне примерно одного и того же абсолютного числа ретикулоцитов в пределах 0,0277±0,005 и 0,0277±0,005 х1012/л при 1 и 2 обследованиях соответствен но. Содержание зрелых ретикулоцитов (LFR) находилось в пределах средней границы нормы и соответствовало 97,61±1,45 – 97,08±1,43 % при 1 и 2 обследованиях. Субпопу ляции их молодых (MFR) и юных форм (HFR) повышались от 1,68±1,32 до 2,41±1, и от 0,45±0,47 до 0,48±0,64 % соответственно при первом и втором обследованиях. По вышение содержания молодых и юных ретикулоцитов являлось следствием некоторой активации регенеративной функции костного мозга и соответственно процессов эритропоэза [13].

Изменения в составе лейкоцитарной формулы в основном были связаны с улуч шением защитной функции крови. Фиксировалось незначительное повышение числа лейкоцитов (WBC), лимфоцитов, эозинофилов и снижение нейтрофилов, моноцитов и объема тромбоцитов (MPV) на фоне некоторого повышения общего числа тромбоци тов (PLT).

На фоне улучшения кислородтранспортной функции крови выявлялись положи тельные изменения метаболического статуса и физической работоспособности гребцов академистов. При первом тестировании (до начала фармподдержки) содержание лакта та в крови спортсменов на ступенях задания возрастало от 2,98±0,56 (1 ступень) до 12,15±3,23 ммоль/л (6 ступень). При обследовании, проведенном после завершения курса фармподдержки, повышение уровня лактата на ступенях задания было достовер но меньшим и на пике нагрузки достигало 9,54±2,08 ммоль/л. Были также ниже показа тели ЧСС и на пике нагрузки составляли 185,30±9,32 по сравнению с 193,00±6, уд/мин при завершении нагрузки при первом обследовании, то есть, на фоне фармпод держки отмечалось достоверно меньшее накопление лактата в крови и меньшие пока затели ЧСС. Меньшее накопление лактата при выполнении нагрузки большей мощно сти может быть обусловлено повышением транспорта кислорода, увеличении скорости процессов окисления, уменьшении скорости образования лактата, возрастании скоро сти устранения лактата из крови при мышечной нагрузке, уменьшении выброса катехо ламинов. В целом это способствовало улучшению деятельности, повышению ее эконо мичности, что и сопровождалось уменьшением ЧСС на ступенях задания и в различных зонах интенсивности нагрузки.

Последнее заключение подтверждается показателями физической работоспо собности спортсменов в различных зонах интенсивности энергообеспечения. Напри мер, показатели анаэробного порога (АнП), характеризующие состояние общей подго товленности, возросли от 227,00±10,75 (1 обследование) до 243,60±9,87 Вт (2 обследование). В этих условиях уровень анаэробной (специальной) физической ра ботоспособности по показателям мощности нагрузки на уровне МПК увеличился от 291,75±22,77 (1 обследование) до 313,50±16,33 Вт (2 обследование). При этом на фоне повышения мощности выполняемой нагрузки при втором обследовании показатели ЧСС в различных зонах энергообеспечения уменьшились. Например, на уровне АнП ЧСС при первом обследовании составляла 169,20±3,78, а при втором – 164,70±4,13 уд/мин. На уровне МПК ЧСС снизилась от 187,33±2,49 до 182,20±4,48 уд/мин.

У женщин под влиянием тренировочных нагрузок на фоне общепринятой фарм поддержки были также отмечены достоверные изменения лишь некоторых показателей эритроцитарного звена: MCHC, RDW–SD и RDW–CV (таблица 2).

Таблица 2 – Динамика показателей метаболического статуса и специальной физической работоспособности гребцов-академистов до (1-е обследование) и после завершения общепринятой схемы фармобеспечения (2-е обследование) (женщины, n=17) 1-е обследование 2-е обследование t Изучаемые показатели Р RBC 4,80 0,22 4,77 0,17 1,01 0, HGB, g/l 138,76 8,88 138 6,97 1,34 0, HCT, % 41,23 2,39 41,32 1,80 1,01 0, MCV 85,98 2,77 86,71 2,87 0,88 0, MCH 28,94 1,23 28,97 1,22 1,00 0, MCHC, g/dl 33,64* 0,84* 33,40* 0,89* 2,46* 0,02* RDW–SD, fl 40,24* 2,36* 41,20* 3,09* -3,09* 0,006* RDW–CV, fl 13,15* 0,87* 13,38* 1,02* -2,53* 0,022* La, моль/л, 1 ступень 3,17 0,80 3,49 0,73 -1,14 0, La, моль/л, 2 ступень 2,61 0,84 2,87 0,51 -1,08 0, La, моль/л, 3 ступень 2,71* 0,60* 3,44* 0,99* -2,18* 0,04* La, моль/л, 6 ступень 11,77 1,54 12,89 1,84 -1,92 0, ЧСС, уд/мин, 1 ступень 142,56 17,66 141,81 13,86 0,20 0, ЧСС, уд/мин, 6 ступень 195,94 9,79 194,44 8,69 0,75 0, Мощность нагрузки, Вт, 1 ступень 114,50 9,91 117,69 11,47 -1,67 0, Мощность нагрузки, Вт, 6 ступень 243,06* 20,81* 251,06* 22,93* -2,51* 0,02* Окончание таблицы 1-е обследование 2-е обследование t Изучаемые показатели Р Мощность нагрузки, Вт, АнП (La 4,0) 173,18 17,88 171,29 22,30 0,33 0, Мощность нагрузки, Вт, МПК (La 8,0) 215,50 17,88 216,06 25,19 -0,11 0, ЧСС в зоне АнП (La 4,0) 175,58* 10,85* 170,58* 11,88* 2,39* 0,02* ЧСС в зоне PWC 170 (La 6,0) 184,75* 10,37* 179,81* 11,07* 2,44* 0,02* ЧСС в зоне МПК (La 8,0) 189,44 10,07 185,88 9,60 2,03 0, Примечание – * Достоверные различия показателей после курса приема препарата по отноше нию к исходному состоянию, Р0, Кроме того, у женщин на фоне получаемой фармакологической поддержки в от личие от мужчин содержание лактата на ступенях задания и на его пике не снижалось, а, наоборот, возрастало и на уровне МПК составляло 12,89±1,84 по отношению к 11,80±1,54 ммоль/л, достигнутом при первом тестировании. Показатели ЧСС при втором тестировании (194,44±8,69) достоверно не отличались от полученных ранее в ходе фонового обследования (195,53±9,79 уд/мин). При этом не выявлялось повыше ния показателей физической работоспособности на уровне анаэробного порога и МПК.

Полученные данные позволяют полагать на низкую эффективность у женщин получае мой на общем этапе подготовительного периода фармакологической поддержки.

Недостаточную эффективность фармакологической поддержки, назначаемой по общепринятой на общем этапе подготовительного периода схеме, подтверждают и инди видуальные данные, представленные на примере двух мужчин и трех женщин (таблица 3).

Таблица 3 – Динамика индивидуальных показателей метаболического статуса и специ альной физической работоспособности гребцов-академистов до (1) и после (2) обще принятой схемы фармобеспечения Мужчины Женщины Спортсмены №1 №2 №3 №4 № 1 1 1 1 Обследование 2 2 2 2 Показатели морфологического состава крови RBC, х1012/l 5,34 5,56 5,23 4,43 4,83 4, 5,19 5,50 5,01 4, HGB, g/l 157,00 151,00 159,00 158,00 159,00 141,00 130,00 152,00 138,00 142, HCT, % 45,80 45,10 47,90 47,10 44,90 42,40 36,80 42,50 40, 44, MCV, fl 85,80 86,90 86,20 85,60 85,90 84,60 83,10 88,00 83, 90, MCH, pg 29,40 29,10 28,60 28,70 30,40 28,10 29,30 28,60 29, 30, MCHC, g/dl 34,30 33,50 33,20 33,50 35,40 33,30 35,30 32,50 35, 33, RDW-SD), fl 39,70 40,50 39,50 40,50 0,41 0,63 0,50 0, 0,70 0, RDW-CV, fl 13,00 13,10 12,80 13,30 12,4 12,60 12,5 12, 13,60 12, RET, % 0,52 0,59 0,41 0,63 0, 0,57 0,46 0,70 0,71 0, RET, х1012/l 0,0280 0,0296 0,0330 0,0253 0,0214 0,0361 0,0279 0,0350 0,0242 0, IRF 4,5 3,10 2,20 4,40 4,60 3, 4,10 5,00 2,00 2, LFR, % 95,50 95,60 96,90 95,00 97,80 98,00 95,60 95,40 96, 97, MFR, % 3,60 3,10 1,10 2,90 3,70 1, 4,10 4,00 1,30 2, HFR, % 0,90 0,00 1,10 1,50 0,90 1, 0,00 1,00 0,70 0, WBC, х109/l 5,61 8,44 6,26 6,34 5,66 8, 5,05 8,11 7,93 6, PLT, х109/l 222,00 280,00 129,00 131,00 205,00 192,00 99,00 168,00 110,00 197, NEUT, % 42,1 47,30 46,00 41,90 35,60 58,30 47,50 41,80 44, 48, LYMPH, % 43,30 39,00 40,90 41,70 48,90 29,30 36,00 41,90 40, 36, MONO, х109/l 11,80 11,10 10,7 14,10 12,90 10,70 12,30 13,30 10, 11, Окончание таблицы Мужчины Женщины Спортсмены №1 №2 №3 №4 № 1 1 1 1 Обследование 2 2 2 2 Показатели лактата, ЧСС и физической работоспособности Лактат, 1 ступень 3,06 3,80 4,63 4,82 2,90 2, 2,69 3,00 3,34 3, ммоль/л 6 ступень 7,88 8,57 17,78 11,06 11,36 14,75 9,12 13,51 11, 14, 1 ступень 136 143 149 149 146 126 155 157 ЧСС, 6 ступень 197 186 194 200 197 179 202 208 уд/мин 173 156 174 172 ПАНО 178 147 186 187 190 166 186 186 МПК 196 166 196 202 1 ступень 142 144 124 116 143 143 116 108 Мощность 6 ступень 340 346 244 247 344 347 245 232 нагрузки, 230 190 180 152 ПАНО 255 230 182 160 Вт 295 253 217 190 МПК 337 310 224 200 Примечание – Жирным шрифтом отмечены данные второго обследования, т. е. после заверше ния курса фармподдержки Так, из пяти представленных спортсменов только у двух женщин № 4 и № 5 на фоне фармподдержки отмечалось повышение концентрации гемоглобина в крови, у од ной (№ 4) – гематокрита как показателя повышения кислородной (буферной) емкости крови, а также у № 4 – среднего объема эритроцитов, что способствует усилению кро вотока, а следовательно, улучшению кислородтранспортной функции крови. У других спортсменов, как и в целом по группе обследованных, отмечалось снижение данных показателей на фоне фармподдержки.

Несмотря на низкие при первом обследовании показателей общего содержания ретикулоцитов (норма 0,20–2,0 %) в ряде случаев (1-й и 2-й спортсмен) после заверше ния курса фармподдержки наблюдалось еще большее их снижение. При этом отмечае мое у спортсменов увеличение поступления в кровоток функционально неполноценных эритроцитарных клеток (молодых и юных ретикулоцитов) по увеличению показателя IRF свидетельствует об уменьшении запасов артериального кислорода и может способ ствовать прогрессированию анемических явлений [13]. Следовательно, проведение фармподдержки по общепринятой схеме на общем этапе подготовительного периода у ряда спортсменов сопровождалось нарастанием дефицита артериального кислорода.

За исключением спортсмена № 2, при повторном тестировании у представлен ных лиц наблюдалось повышение ЧСС на ступенях задания, а также ЧСС и физической работоспособности – на уровне ПАНО и МПК. В ряде случаев улучшение показателей физической работоспособности обеспечивалось большей активацией процессов анаэ робного гликолиза на фоне повышенной нагрузки на ССС (повышение ЧСС на примере спортсменок № 3 и № 4). Данное обстоятельство позволяло полагать, что у ряда лиц после курса фармподдержки отмечалось снижение аэробной выносливости и уменьше ние экономичности работы сердечно-сосудистой системы.

Следовательно, обследованные спортсмены отличались функциональными воз можностями и уровнем физической работоспособности. Одни изначально отличались вы сокими аэробными возможностями. Накопление лактата в крови у них происходило в меньшей степени, отмечалась меньшая вязкость крови, что способствовало улучшению деятельности сердечной мышцы, лучшей проходимости крови по микрососудам, а значит лучшей доставке кислорода на периферию (к работающим нижним и верхним конечно стям, органам и тканям, связанным с мышечной деятельностью). Другие спортсмены ха рактеризовались недостаточным развитием аэробных механизмов энергообеспечения, что отражалось в быстром и чрезмерно высоком накоплении лактата в крови. У отдельных лиц недостаточное развитие аэробной выносливости усугублялось высокой вязкостью крови, что проявлялось в ухудшении ее реологических свойств, затрудняло работу сер дечной мышцы и снижало обеспечение кислородом работающих мышц, органов и тка ней и выведение из организма токсических веществ, образующихся в результате энер гообменных процессов. Снижение возможностей транспорта кислорода, увеличение скорости образования лактата, снижение скорости процессов окисления и скорости устранения лактата из крови при мышечной нагрузке не способствовало проявлению должного уровня физической подготовленности в ходе тестирования.

Вместе с тем на фоне применения фармподдержки состояние процессов аэроб ного (наиболее экономичного) энергообеспечения, а также кислородтранспортной функции крови в целом по группе спортсменов улучшалось, но в разной степени, инди видуально для каждого из них. На этом основании можно судить о разной степени эф фективности оказываемой фармподдержки спортсменов по общепринятой схеме.

На наш взгляд, повышению эффективности фармподдержки может способство вать ее проведение на основе учета особенностей организма каждого спортсмена, гене тически обусловленных (структуры мышечных волокон – преобладание быстро или медленно сокращающихся мышечных волокон, способности к окислению жировых и углеводных источников энергии, способности гемоглобина к освобождению от кис лорода и т. д.).

Таким образом, полученные результаты показали, что у обследованных гребцов академистов под влиянием тренировки общего этапа подготовительного периода на фоне общепринятой схемы фармакологического обеспечения показатели специальной выносливости повышались. В ряде случаев повышение физической работоспособности обеспечивалось за счет повышения аэробных возможностей и в значительной мере бла годаря улучшению реологии крови. Об улучшении реологии крови можно судить по снижению числа эритроцитов, гематокрита и концентрации гемоглобина. На этом фоне увеличение объема эритроцитов, очевидно за счет их набухания под влиянием гемолиза (перераспределения жидкости из внутрисосудистого русла в красные клетки) способ ствовало усилению кровотока. При этом снижение артериального кислорода, очевидно, являлось пусковым механизмом и для активации регенеративной способности костного мозга, что у ряда спортсменов сопровождалось повышением абсолютного и относи тельного числа ретикулоцитов в основном за счет молодых, а в ряде случаев и юных их форм. Этим процессам сопутствовало снижение числа эритроцитов, гематокрита, кон центрации гемоглобина в крови, обусловленных уменьшением вязкости крови, что, од нако, не отражалось отрицательно на среднем содержании и средней концентрации гемо глобина в эритроците (обеспеченности эритроцитов кислородом). Наиболее это проявилось на примере спортсменов № 2 и № 5.

Редко выявлялось повышение числа эритроцитов и гематокрита, а также сниже ние объема эритроцитов и активности регенеративной способности костного мозга, т. е.

повышение физической работоспособности и адаптационных изменений, обусловлен ных повышением кислородной емкости крови через эффект повышения вязкости крови.

В связи с неоднозначным воздействием общепринятой фармподдержки на функциональное состояние и физическую работоспособность у спортсменов, очевид ным является необходимость проведения индивидуализации фармакологического обеспечения спортсменов. Наиболее перспективным и востребованным направлением исследований по этой проблеме может быть определение генетических особенностей организма спортсменов, так как геном оказывает самое непосредственное влияние на восприятие различного рода физических нагрузок и метаболические процессы, проис ходящие на их фоне. На сегодняшний день известно, что одни и те же гены у разных людей работают по-разному, то есть количество продукта гена может быть больше или меньше в зависимости от строения регуляторных областей гена. Особый интерес для научно обоснованной индивидуализации фармподдержки в спорте представляет изуче ние особенностей реакции организма спортсменов на применяемую фармподдержку, а также определение генов, белковые продукты которых (структурные белки, фермен ты, гормоны, рецепторы) могут прямо или косвенно участвовать в развитии двигатель ной функции.

Выводы.

1. Под влиянием тренировки общего этапа подготовительного периода на фоне общепринятой схемы фармакологического обеспечения показатели общей выносливо сти повышались. У многих спортсменов улучшалось состояние процессов аэробного (наиболее экономичного) энергообеспечения, а также кислородтранспортной функции крови, но в разной степени индивидуально для каждого из них.

2. У отдельных спортсменов выполнение тренировочной программы общего этапа подготовительного периода сопровождалось на фоне оказываемой разрешенной фармподдержки ухудшением кислородтранспортной функции крови, повышением нагрузки на ССС и ухудшением физической работоспособности на уровне ПАНО и МПК.

3. Недостаточная эффективность оказываемой фармподдержки может быть обусловлена ее проведением без учета генетических особенностей организма каждого спортсмена (структуры мышечных волокон – преобладание быстро или медленно со кращающихся мышечных волокон, способности к окислению жировых и углеводных источников энергии, способности гемоглобина к освобождению от кислорода и т. д.).

4. При оказании фармакологической помощи спортсменам целесообразно учи тывать особенности полиморфизма генов, участвующих в метаболической процессах, что будет способствовать разработке подходов индивидуализации фармакологической поддержки и повышению ее эффективности.

Список использованных источников 1. Арансон, М.В. БАД в спортивном питании – современный подход / М.В. Арансон, С.Н. Португалов // Медицина для спорта: материалы 1 Всерос. конгр.

(с международным участием), Москва, 19–20 сент. 2011 г. – М., 2011. – С. 15–20.

2. Биологически активные вещества и специализированные добавки в спорте / С.Н. Португалов [и др.]. – М.: Издательство ВНИИФК, 2002. – 43 с.

3. Лекарства и БАД в спорте / Р.Д. Сейфулла [и др.]. – М.: Литте, 2003. – 320 с.

4. The significance of free racals and antioxidants due to the load inductd by sport activity / V. Holocek [et al] // Cesk Fysiol. – 2004. – 53 (2). – Р. 76–79.

5. Кулиненков, О.С. Фармакологическая помощь спортсмену / О.С. Кулинен ков. – М.: Советский спорт, 2007. – 240 с.

6. Шустов, Е.Б. Анализ фармакологических подходов к повышению физиче ской работоспособности спортсменов / Е.Б. Шустов // Медицина для спорта: материалы 1 Всероссийского конгресса (с международным участием), Москва, 19–20 сент.

2011 г. – М., 2011. – С. 531–534.

7. Мирзоев, О.М. Восстановительные средства в системе подготовки спортсме нов / О.М. Мирзоев. – М.: Физкультура и спорт, 2005. – 220 с.

8. Использование методов современной ДНК-диагностики для успешной инди видуальной подготовки спортсменов / Д.А. Квон, А.А. Абрамов, Т.А. Яшин // Медици на для спорта: материалы 1 Всероссийского конгресса (с международным участием), Москва, 19–20 сент. 2011 г. – М., 2011. – С. 194–196.

9. Ахметов, И.И. Молекулярная генетика спорта / И.И. Ахметов. – М.: Совет ский спорт, 2009. – 268 с.

10. Ахметов, И.И. Применение ДНК-технологий для повышения эффективности фармакологического обеспечения процесса подготовки спортсменов: метод. рекомен дации / И.И. Ахметов, А.Г. Тоневицкий. – М.: Изд-во ВНИИФК, 2008. – 40 с.

11. Клиническая фармакогенетика: учеб. пособие / Д.А. Сычев [и др.];

под ред.

В.Г. Кукеса и Н.П. Бочкова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 248 с.

12. Нехвядович, А.И. Автоматизированная система «БИОХИМ-ЭКСПЕРТ» как унифицированный метод биохимической оценки физической и функциональной подго товленности спортсменов / А.И. Нехвядович // Научные труды НИИ физической куль туры и спорта. – Минск, 2008. – Вып. 8. – С. 138–146.

13. Викулов, А.Д. Реологические свойства крови и функциональное состояние сосудистого эндотелия у спортсменов высокой квалификации / А.Д. Викулов, А. Баранов, С. Багракова // Физиология мышечной деятельности: тез. докл. Междунар.

конф. – М.: 2000. – С. 40–41.

14. Мельников, А.А. Возрастной состав эритроцитов и реологические свойства крови у спортсменов / А.А. Мельников, А.Д. Викулов // Физиология человека. – 2002. – Т. 28, № 2. – С. 101.

22.10. УДК 575.1/2(476):797. ОСОБЕННОСТИ ГЕНОМА БЕЛОРУССКИХ ПЛОВЦОВ ВЫСОКОЙ КВАЛИФИКАЦИИ А.И. Нехвядович, канд. пед. наук, доцент, И.Л. Рыбина, канд. биол. наук, НИИ физической культуры и спорта Республики Беларусь;

А.А. Гилеп, канд. хим. наук, В.А. Синелев, Институт биоорганической химии НАН Беларуси Аннотация.

Проведен анализ полиморфизма 13 генов: ACE (I/D), BDKRB2 (+9/-9), NOS (a/b), NOS3 (G894T), AGT (M235T), AGTR (+11166AC), AGTN3 (R/X), HIF1A (С/Т), PPARА (g/c), PPARG (рro/ala), PPARG CIB (ala/рro), Hp (1/2), CYP (T/C у 17 спортсме нов, специализирующихся в плавании на короткие, средние и длинные дистанции, в воз расте 16–29 лет, имеющих квалификацию МС и МСМК.

Показано, что большинство белорусских пловцов имеют высокие возможности для повышения выносливости при выполнении аэробных нагрузок, проявления скорост но-силовых качеств при плавании на короткие дистанции, быстрого восстановления после высоко наприяженных тренировочных нагрузок в тренировочных и соревнова тельных условиях.

PECULIAR FEATURES OF ELITE BELARUSIAN SWIMMER GENOM Abstract.

Analysis of polymorphism of 13 genes: ACE (I/D), BDKRB2 (+9/-9), NOS3 (a/b), NOS3 (G894T), AGT (M235T), AGTR (+11166AC), AGTN3 (R/X), HIF1A (С/Т), PPARА (g/c), PPARG (рro/ala), PPARG CIB (ala/рro), Hp (1/2), CYP (T/C) has been carried out in 17 athletes, specializing in short, middle and long-distance swimming, aged 16-29, having the titles of Masters of Sport, Masters of Sport International Class.

It is demonstrated that the majority of Belarusian swimmers have high potential for increasing their stamina under aerobic loads, demonstrating their speed-power gualities in short-distance swimming, fast recovery after intensive training loads under training and com petitive conditions.

Введение.

Актуальность генетических исследований в плавании обусловлена недостаточной результативностью соревновательной деятельности пловцов на международной арене.

Это обстоятельство ставит под сомнение существующей системы отбора и подготовки пловцов и указывает на необходимость ее совершенствования. Предполагается, что изу чение влияния генетической составляющей на предрасположенность к занятию плавани ем позволит прогнозировать закономерности развития физических качеств спортсмена, определить подходы коррекции тренировочных программ спортсменов с учетом их гене тического полиморфизма.

Считается, что проявление физических качеств у спортсменов во многом взаи мосвязано с наличием полиморфных вариантов различных генов, являющихся марке рами физического развития и функциональных возможностей спортсменов, предраспо ложенности к работе различной направленности, устойчивости к физическим нагрузкам [1–13]. При этом, полученные в ходе исследований в области молекулярной генетики спорта данные, свидетельствуют о вовлечении в процесс спортивной деятель ности множества полиморфных генов, каждый из которых в отдельности вносит лишь небольшой вклад в общее развитие физических качеств человека [13]. На этом основа нии, молекулярно-генетическая диагностика в спорте должна применяться с использо ванием максимального числа маркеров и всего лишь как дополнение к уже существу ющим фенотипическим тестам, используемым в рамках медико-биологического обеспечения физической культуры и спорта.

По данным литературы вероятность достижения высоких результатов в видах спорта, в различной степени направленных на развитие выносливости либо быстроты и силы, повышается с увеличением носительства числа аллелей, ассоциированных с эти ми качествами [3, 5, 6, 13]. Индивиды с наличием 9 и более аллелей выносливости (ка кие-либо из NFATC4 Gly160, PPARA rs4253778 G, PPARD rs2016520 C, PPARGC1A Gly482, PPARGC1B 203Pro, PPP3R1 5I, TFAM 12Thr, UCP2 55Val, UCP3 rs1800849 T и VEGFA rs2010963 C аллелей) имеют шансы стать выдающимися стайерами в 3 раза больше, чем носители меньшего числа аллелей выносливости. Индивиды с наличием и более аллелей быстроты/силы (какие-либо из HIF1A 582Ser, PPARA rs4253778 С, PPARG 12Ala, PPARGC1B 203Pro аллелей) имеют шансы стать выдающимися спортс менами в видах спорта, направленных на развитие быстроты и силы в 2,4 раза больше, чем носители меньшего числа аллелей быстроты/силы.

В связи с этим целью исследования являлось оценить особенности полиморфиз ма генов, установить частоту аллельных вариантов генов у элитных белорусских плов цов для выявления наиболее информативных маркеров, определяющих адаптацию ор ганизма к физическим нагрузкам в плавании.

Методы и организация исследований.

В исследовании приняли участие 17 пловцов (11 мужчин и 6 женщин) в возрасте 19–28 лет. На момент получения биоматериала для генотипирования 8 спортсменов яв лялись мастерами спорта международного класса (МСМК) и 9 – мастерами спорта (МС).

В соответствии с характером метаболизма и продолжительностью соревновательной ди станции были выделены 3 группы спортсменов: 1 группа – спринтеры, специализирую щиеся в плавании на короткие 50 и 100 м дистанциях. Общее время выполнения сорев новательных упражнений составляет 22–50 сек. Вторую группу составили средневики (дистанция 200–400 м), где требуется скоростная выносливость, время выполнения упражнений 2–4 мин. Третью группу составляли стайеры – 800–1500 м, где преимуще ство принадлежит аэробной выносливости, время выполнения упражнений 8–15 мин.

Контрольную группу составили 40 человек, не занимающихся спортом (врачи, сотрудни ки НИИ и их родственники, в возрасте 18–40 лет.

Забор биоматериала для выделения ДНК осуществлялся путем соскоба клеток ро товой полости с помощью стерильных аппликаторов (буккальный тест). Полиморфизм генов определялся с использованием двухпраймерной системы на базе ин-та биооргани ческой химии (ИБОХ) НАН Республики Беларусь, где для гидролиза ампликонов приме нялись специфические эндонуклеазы рестрикции. Анализ длин рестрикционных фраг ментов продуктов проводился путем электрофоретического разделения в 8 % полиакриламидном геле с последующей окраской бромистым этидием и визуализацией в проходящем ультрафиолетовом свете при помощи трансиллюминатора.

Статистический анализ данных проводили с помощью методов описательной статистики. Значимость различий в частоте аллелей сравниваемых выборок определяли с использованием точного теста Фишера (для малых выборок). Различия считали зна чимыми при Р0.05.

В качестве маркеров предрасположенности пловцов к выносливости (стайер ским дистанциям) использовались полиморфы генов ACTN3 (Х), PPARA (g), PPARG (pro), PPARG C1В (ala), HIF1A (С), ACE (I), BDKRB2 (-9), NOS3 (b), NOS3 (G), AGT (M), AGTR1 (А), CYP17 (T), Hр (1). Соответственно в качестве маркеров предрасполо женности пловцов к скоростно-силовой работе (спринтерским дистанциям) использо вались полиморфизмы генов: ACTN3 (R), PPARA (с), PPARG (ala), PPARGC1B (ala), ACE (D), BDKRB2 (+9), NOS3 (а), NOS3 (T), AGT (T), AGTR1 (С), HIF1A (T), Hр (2), CYP (С).

Выбор генетических маркеров обусловливался их предполагаемым значением для проявления качеств выносливости, силы при выполнении плавательных дистанций.

Важность исследования полиморфизма гена AСTN3 обусловлена тем, что он кодирует белок актинин-3, обеспечивающий быстрое сокращение мышечных волокон. В боль шей степени он экспрессируется в быстрых гликолитических мышечных волокнах (тип IId/x), чем в быстрых окислительных (тип IIa), и совсем не экспрессируется в медлен ных (тип I) мышечных волокнах. Наличие R-аллеля свидетельствует о присутствии в скелетных мышцах белка актинина-3, что дает преимущество в проявлении скорост но-силовых физических качеств. Наличие Х-аллеля свидетельствует об отсутствии бел ка актинина-3 в скелетных мышцах и указывает на преобладающую роль при мышеч ной работе медленносокращающихся мышечных волокон, что дает преимущество при длительной работе [3, 5].

Функции генов PPARА (G/С), PPARG (рro/ala) и PPARG CIB (Ala/Рro), вовле ченных в метаболизм мышечных тканей, в основном сходны и определяют обмен жи ров и углеводов. У носителей G-аллеля PPARА (GG гомозиготы) окисление жирных кислот в печени, миокарде, скелетных мышцах и других органах происходит намного интенсивнее, чем у носителей С-аллеля. Наличие Pro-аллели гена PPARG коррелирует с высокой активностью липолиза, а Аla-аллеля со снижением его активности. Вслед ствие подавления липолиза носители Ala-аллеля имеют больший индекс массы тела, чем гомозиготы Pro/Pro [9], труднее теряют вес при переходе на гипокалорийную диету и быстро набирают лишний вес после прекращения соблюдения диеты [5, 8, 10]. Ука зывается, что наличие аллеля Ala гена PPARG указывает на предрасположенность к скоростно-силовым видам спорта. Мышцы таких спортсменов в большей степени утилизируют глюкозу благодаря повышенной чувствительности к инсулину, который обладает анаболическим действием на скелетные мышцы, что, возможно, способствует развитию и проявлению скоростно-силовых качеств у спортсменов. Наличие Ala/Ala аллелей PPARG CIB определяет и благоприятствует развитию и проявлению феноти пических признаков выносливости. Последнее подтверждается тем, что у высококва лифицированных стайеров наблюдается высокая частота Ala-аллеля PPARG CIB по сравнению с менее квалифицированными спортсменами.

Функция HIF1A заключается в регуляции экспрессии генов, ответственных за гликолиз и рост сосудов. Активация гена HIF1A происходит только в условиях гипо ксии (высокогорье, интенсивные физические нагрузки анаэробного характера) [5, 6].

С-аллель важен в прогнозе развития выносливости. Среди стайеров более высокая ча стота генотипа СС. Носительство Т-аллеля снижает устойчивость клеток к гипоксии (н-р, за счет экспрессии генов гликолиза). Т.е. при наличии Т-аллеля происходит сдвиг в сто рону анаэробного энергообеспечения, что может снизить аэробные возможности орга низма, но повышает адаптацию клеток к гипоксии. У носителей Т-аллеля обнаружена взаимосвязь с содержанием быстрых мышечных волокон, в связи с чем, она является маркером предрасположенности к занятием видами спорта на развитие быстроты и силы.

Обнаружена ассоциация Т-аллеля с низким приростом ПАНО и МПК.

При недостатке кислорода происходит активация гена HIF1A (С/Т), который в свою очередь активирует запуск гипоксия зависимых генов: ACE, NOS3, 2BDKRB2.

Наличие аллеля I гена АКФ ассоциируется с оптимальным сосудистым тонусом, лучшим доступом кислорода к мышцам, связано с аэробными возможностями, преоб ладанием медленных мышечных волокон и предрасположенностью к выносливости [5, 11]. Можно полагать, что для пловцов на средние дистанции наличие I-аллеля важно для быстрого срочного и отставленного постнагрузочного восстановления. Аллель D ассоциирован с пониженной концентрацией ангиотензина II, повышенным сосудистым тонусом, сужением просвета сосудов, преобладанием быстросокращающихся мышеч ных волокон и предрасположенностью к проявлению скорости и силы. В то же время, поскольку аллель D является маркером риска развития инфаркта миокарда, гипертро фической кардиомиопатии и других заболеваний сердечно-сосудистой системы, то пловцы, имеющие гомозиготный генотип DD, составляют определенную группу риска, требующую повышенного медико-биологического контроля [5, 11].

Аллель b гена эндотелиальной NO-синтетазы (NOS3) – обуславливает более высокий уровень монооксида азота и лучшее кровоснабжение мышечной ткани в условиях длительных нагрузок, связан с высокой активностью эндотелиальной NO синтетазы, высокой мощностью ПАНО и благоприятен для работы на выносливость [12]. Наличие а-аллеля связано с низкой активностью эндотелиальной NO-синтетазы (в связи с быстрой деградацией белка), риском развития сердечно-сосудистых заболеваний (ишемической болезни), низкой мощностью ПАНО, высоким уровнем сердечного выброса при выполнении физических нагрузок средней интенсивности и является неблагоприятной для долгосрочной адаптации в условиях среднегорья.

Носительство аллеля G гена эндотелиальной NO-синтетазы NOS3 (G894T) связано также с высокой активностью эндотелиальной NO синтетазы. Алель Т соответствует уменьшенной концентрации окиси азота в кровяном русле и, соответственно, уменьшенной вазодилатации. Для увеличения содержания NO спортсменам с а и Т аллелями рекомендуется использовать в соревновательный период комплексы для повышения уровня NO (биодобавки содержащие L-аргинин и т.п.).

Наличие одного или двух Т-аллелей ангиотензиногена (AGT M/T) AGT по 235-й позиции приводит к существенному повышению уровня ангиотензиногена в плазме, что ведет, в конечном счете, к увеличению содержания ангиотензина-II. По некоторым данным, Т-аллель ассоциирован с гипертрофией левого желудочка у атлетов с гипер трофией левого желудочка у спортсменов и предрасположенностью к спринтерским дисциплинам [1, 5].

Для спортсменов благоприятным является носительство аллели С и неблагопри ятным аллелей АА гена рецептора ангиотензина-II 1-го типа (AGTR11166). Последнее может приводить к более, выраженному гипертрофическому ответу клетки в связи с повышенной вазоконстрикцией (сосудосужением) и ассоциировано со скоростно силовой работой. В связи с этим для увеличения вазодилатации (расширения просвета сосудов) спортсменам с сочетанием Т-аллеля AGT, C-аллеля AGTR и D-аллеля ACE рекомендуется использовать в соревновательный период комплексы содержащие при родные (не входящие в состав запрещенных к применению WADA) ингибиторы ACE или антагонисты AGTR.

Кроме того, рассмотрен полиморфизм генов являющихся важными для пловцов СYP17 (C/T), который участвует в реакциях биосинтеза стероидных гормонов в мем бранах эндоплазматического ретикулума и ряда стероидогенных органов и тканей, а также гаптоглобина (HP1/HP2), который отражает способности связывать свободный гемоглобин и освобождать его [14, 15].

Результаты исследований и их обсуждение.

Изучены полиморфизмы 13 генов, регулирующих активность нескольких десят ков генов, вовлеченных в энергообеспечение мышечной деятельности. Показано, что частота аллелей выносливости преобладает у стайеров и имеет тенденцию к повыше нию по мере роста спортивной квалификации. Эти факты согласуются с генетической концепцией спортивного отбора и отражают феномен накопления благоприятных для определенной двигательной деятельности аллелей. Результаты исследований представ лены в таблицах 1–3.

Индивидуальные данные распределения полиморфизма генов у обследованных пловцов представлены в таблице 1. Они визуально показывают особенности формиро вание групп аллелей выносливости либо быстроты/силы и позволяют выявлять сум марный вклад (аддитивный эффект) отдельных полиморфизмов генов в развитие и про явление физических качеств у спортсменов в плавании.

Таблица 1 – Генетические маркеры, ассоциированные с предрасположностью к работе на выносливость, скорость и силу в плавании со скоростью, силой, % AGTR1 (+1166 AC) с выносливостью, % со скоростью, силой с выносливостью Способ плавания BDKRB2 (+9/-9) NOS3 (G894T) AGT (M235T) Дистанция, м Ассоциация Ассоциация Ассоциация Ассоциация CYP17(T/C) PPARGC1B Спортсмен NOS3 (a/b) ACE (I/D) HP (1/2) ACTN PPARA PPARG HIF1A 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 50– 1 II +9/-9 bb 25,5 4,5 GG MT AA RX CC GG pro/pro ala/ala CC в/ср в/с н – 100– 2 DD -9/-9 bb 15,0 15,0 GG MM AA RX CC GC pro/pro pro/ala Hp1Hp2 TC ср в/с ср 3 50 ID +9/+9 bb 13,5 16,5 TG MM AA RX CC GG pro/pro ala/ala Hp1Hp2 – н/ср ср бр 4 50 ID -9/-9 ab 19,5 10,5 GG MT AA RR CT GG pro/pro ala/ala Hp2Hp2 CC ср н/ср в/с Окончание таблицы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 5 1500 ID +9/+9 bb 13,5 16,5 GG TT* AA RR CC GC pro/pro ala/ala Hp1Hp2 TT* н/ср ср в/с 6 100 ID +9/-9 bb 18,0 12,0 GG MM AC RX CC GC pro/ala ala/ala Hp1Hp1 – ср н/ср бр 7 200 ID +9/-9 ab 15,0 15,0 TG MT AA RX CC GG pro/ala ala/ala Hp1Hp2 CC ср ср в/с 8 50 ID +9/+9 bb 13,5 16,5 TG MM AC RR CC GG pro/ala ala/ala Hp2Hp2 TT* н/ср ср н/сп 9 400 ID +9/+9 ab 10,5 19,5 GG MT AC RX CC GC pro/pro ala/ala Hp1Hp2 CC н/ср в/ср в/с 10 100 ID +9/-9 bb 18,0 12,0 GG MT AA XX CC GG pro/ala pro/alaHp1Hp1* TC ср н/ср в/с 11 50 ID +9/-9 bb 18,0 12,0 TG MM AA RR CC GG pro/ala ala/ala Hp2Hp2 – ср н/ср в/с 100– 12 н/сп DD -9/-9 bb 15,0 15,0 GG TT* AC RR CT GG pro/ala ala/ala Hp2Hp2 TC ср ср 13 в/с 100 DD +9/-9 bb 10,5 19,5 GG MM AA RX CC GG pro/pro ala/ala Hp1Hp2 – н/ср в/ср 14 батт 100 DD -9/-9 bb 15,0 15,0 GG MT AA RR CC GG pro/pro ala/ala Hp2Hp2 – ср ср 15 к-с 400 DD +9/+9 ab 3,0 27,0 GG MT AC RR CC GC pro/pro pro/ala Hp1Hp2 – н/ср выс 16 в/с 50 ID +9/+9 bb 13,5 16,5 GG TT AA – CC GC pro/pro – н/ср ср – 17 н/сп 50 DD +9/+9 bb 6,0 24,0 GG MT AA – CC GG pro/pro – н в/ср – – Примечания:

1. Жирным шрифтом отмечены генотипы, ассоциированные с проявлением выносливости (пла вание на длинные дистанции);

2. Серым шрифтом отмечены генотипы, ассоциированные с предрасположенностью к скоростно силовым упражнениям (плавание на короткие дистанции);

3. Не отмечены генотипы, ассоциированные с предрасположенностью к плаванию на средние дистанции;

4. в/ср – выше среднего, ср – средняя, н – низкая, н/ср – ниже среднего В таблице 2 представлены данные, полученные при анализе распределения полиморфизма изучаемых генов у пловцов.

Таблица 2 – Распределение частоты полиморфизма генов у пловцов Гены Показатели Полиморфизм генов Полиморфозм генов первостепенной значимости, детерминирующих физические способности XX RX RR Генотип AСTN3 (R/X) 5,88 41,18 52, % GG GC CС Генотип PPARА (G/С) % 64,71 35,29 – Ala/Аla Рro/Рro Рro/Аla Генотип PPARG (Рro/Аla) 64,71 35,29 – % Аla/Аla Аla/Рro Рro/Рro Генотип PPARG CIB (Аla/Рro) 80,00 20,00 – % СС СТ Т/Т Генотип HIF1A (С/Т) 88,23 11,77 – % Полиморфизм генов вторичной значимости, детерминирующих адаптацию к гипоксии сердечно-сосудистой системы II ID DD Генотип ACE (I/D) 5, % 58,82 35, -9/-9 +9/-9 +9/+ Генотип BDKRB2 (+9/-9) 23,53 52,94 23, % b/b a/b – Генотип NOS3 (a/b) 52,94 47,06 – % GG GТ – Генотип NOS3 (G/T) 82,35 17,65 – % MM MT TT Генотип AGT (M/T) 35,29 47,06 17, % Окончание таблицы Гены Показатели Полиморфизм генов AA AC – Генотип AGTR1 (A/C) 70,59 29,41 – % ТТ ТС СС Генотип CYP (T/C) 22,22 33,33 44, % Hp1/Hp1 Hp1/Hp2 Hp2/Hp Генотип HP (1/2) % 14,3 50,0 35, Рассмотрение полиморфозма генов первостепенной значимости, детерминиру ющих физические способности, показало, что из 17 обследованных пловцов только один явился носителем редкого гомозиготного XX-генотипа, что составило 5,88 %.

9 спортсменов (52,94 %) оказались представителями гомозиготного RR-генотипа и еще 7 лиц (41,18 %) – гетерозиготного RX-генотипа гена AСTN3. Смещение распреде ления генотипов в сторону увеличения частоты генотипов RR, указывающего на наличие в мышечных волокнах II типа полноценного белка а-актинина 3, а вследствие этого и вы сокой частоты встречаемости гетерозиготного генотипа RX (41,18 %). Этот факт суще ственно повышает скоростно-силовые качества спортсменов. Следовательно, можно по лагать, что высоких спортивных результатов в плавании добиваются спортсмены, имеющие генотипы RR и RX гена ACTN3, тогда как спортсмены с генотипом XX суще ственно ограничены в достижении высоких спортивных результатов. Следовательно, те стирование RR аллеля гена ACTN3, равно как и анализ на наличие генотипа XX гена ACTN3, можно рекомендовать в качестве прогностического теста на выявление предрас положенности к скоростно-силовой работе.

Преобладающими являлись полиморфизмы GG, Рro/Рro и Аla/Аla генов PPARA, PPARG и PPARG CIB соответственно. Так, гомозиготный GG-полиморфизм гена PPARA выявлен у 11 обследованных (64,71 %), а гетерозиготный GС-полиморфизм обнаружен только у шести (35,29 %), т. е. почти в 1,5 раза было больше носителей GG генотипа гена PPARА. 80,0 % пловцов явились носителями Ala/Ala полиморфизма гена PPARG CIB.

Кроме того, рассмотрен полиморфизм генов являющихся важными для пловцов СYP17 (C/T), который участвует в реакциях биосинтеза стероидных гормонов в мем бранах эндоплазматического ретикулума и ряда стероидогенных органов и тканей [14, 15], а также гаптоглобина (HP1/HP2), который отражает способности связывать свободный гемоглобин и освобождать его. Выявлено преобладание носителей С-аллели СYP17 (61,11 %) и меньшая встречаемость носительства Т-аллели. По данным [16] вы является взаимосвязь структурного полиморфизма гена CYP17 (C/T-34) с биохимиче скими и биоэнергетическими характеристиками человека. В наших исследованиях име ло место наличие достоверной корреляции уровня тестостерона, который в значительной мере определяется работой цитохрома Р450с17, с полиморфизмом гена СYP17A1 у мужчин. Уровни тестостерона у представителей трех генотипов достоверно различались друг с другом (Р0,05). При переходе от ТТ полиморфизма гена СYP17A к СС полиморфизму наблюдалось увеличение уровня тестостерона у спортсменов.

Очевидно, наличие С аллели, связанное с более высоким уровнем тестостерона, обла дающим анаболическим действием, ассоциировано с преобладанием процессов анабо лической направленности. На этом основании можно полагать, что для спринтерского плавания может быть наиболее благоприятным наличие СС-генотипа, а на средние и длинные дистанции – СТ- и ТТ-генотипов.

У 50,0 % обследованных пловцов преобладал генотип HP1/HP2, в 35,71 % слу чаев имел место неблагоприятный генотип HP2/HP2 гена HP (1/2). Только 22,22 % пловцов являлись носителями благоприятного генотипа HP1/HP1. Так как Hp1 обладает более высокой способностью связывать свободный гемоглобин и освобождать его, то спортсмены такого генотипа обладают лучшими возможностями снижать уровень окислительного стресса после гипернагрузок [5]. В связи с этим носители HP1/HP2 ге нотипа обладают средними, а носители HP2/HP2 – низкими возможностями снижать уровень окислительного стресса. Однако у обследованных пловцов преобладала встре чаемость неблагоприятного HP2-аллеля, что, вероятно, является одним из сдерживаю щих факторов скорости восстановления спортсменов после выполнения высокоинтен сивных тренировочных нагрузок.

При этом, как видно из таблицы 3, наблюдалась общая тенденция к снижению частоты этих аллелей с уменьшением компонента выносливости: чем короче дистан ция, на которой спортсмен тренируется, тем ниже частота аллелей выносливости.

Таблица 3 – Распределение частот аллелей генов у пловцов различных групп (специа лизации) и в контрольной группе Группа пловцов Аллели Контроль 50–100 м 200–400 м 800–1500 м ACE I 91,9 94,4 95,8 91, PPARA G 77,4 79,6 86,5 83, PPARD С 22,6 20,4 13,5 16, PPARG alla 16,1 18,0 11,7 15, 64,1 62,5 69,3* 63, Все аллели выносливости 15,6 14,5 9,8* 13, Все аллели скорости/силы Примечание: * Р0.05, статистически значимые различия между контрольной и группой пловцовов В группе спортсменов, занимающихся плаванием с преимущественным прояв лением быстроты и силы (50-100 м, спринтеры), обнаружена высокая частота аллелей скорости/силы по сравнению с контрольной группой (РPARA C аллель: 22,6 % против 16,5 %;

PPARG alla аллель: 16,1 % против 15,2 %. Вместе с тем суммарная частота ал лелей скорости/силы повышается с увеличением анаэробного компонента: у спринте ров она максимальная (15,6 %), а у стайеров – минимальная (9,8 % против 13,4 % (кон трольная группа), Р0.05. При этом необходимо отметить увеличение суммарной частоты аллелей скорости/силы в группе спринтеров с ростом квалификации: у МСМК она почти в два раза выше, чем у МС (21,4 % против 11,1 %). В группе пловцов, трени рующих как быстроту и силу, так и выносливость (200–400 м, средневики) частоты ал лелей выносливости и скорости/силы в основном занимают промежуточное положение между спринтерами и стайерами.

В таблице 4 представлены рекомендуемые дистанции и способ плавания в соот ветствии с генотипическими особенностями обследованных пловцов.

Таблица 4 – Рекомендуемые дистанции и способ плавания в соответствии с генотипи ческими особенностями обследованных пловцов Используемые на момент Рекомендуемые в соответствии с генетической предрасположенностью Спорт обследования смен дистан- способ Дистанция, м /способ плавания ция, м плавания 1 2 3 1 50–200 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с;

4) 400 к-с, 800-1500 в/с;

5) более 1500 в/с в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

2 100–200 в/с 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с;

4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3 50 бр 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с Окончание таблицы 1 2 3 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с;

4 50 в/с 4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с, 400 в/с;

5 1500 в/с 4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 6 100 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с бр 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с, 400 в/с;

7 200 в/с 4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

8 50 н/сп 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

9 400 в/с 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 10 100 в/с 4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с, 400 в/с 11 50 в/с 4) 400 к-с, 800 и 1500 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с 12 100–200 н/сп 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с 13 100 в/с 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

14 100 батт 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

15 400 к-с 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;


16 50 в/с 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с 1) 50 в/с, брасс, батт., н/сп;

2) 100 в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и 200 в/с;

17 50 н/сп 3) 200 брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с Таким образом, показана возможность использования комбинационного подхода (учет генотипов и групп аллелей) при анализе генотипических данных у спортсменов различных специализаций. На основании сочетаний генотипов разных генов существу ет возможность определения генетических маркеров (самые частые либо уникальные комбинации генотипов), ассоциированных с двигательной деятельностью. С другой стороны, формирование групп аллелей выносливости либо быстроты/силы позволяет выявлять суммарный вклад (аддитивный эффект) отдельных полиморфизмов генов в развитие и проявление физических качеств спортсменов в плавании.

Прогнозирование аэробных и анаэробных возможностей начинающих спортсме нов может осуществляться приближенно и только в результате комплексной оценки всей совокупности определенных признаков. Опыт изучения в постгеномный период генетики комплексных признаков, к которым относятся физические качества, свиде тельствует о надежности использования молекулярно-генетических маркеров для про гноза физической работоспособности спортсменов. С целью повышения эффективно сти такого прогноза возникает необходимоть создания диагностического комплекса, включающего весь спектр биохимических, физиологических и антропометрических ме тодов, а также полногеномный скрининг локусов, ассоциированных с развитием и про явлением различных физических качеств.

Между тем выявление генетических маркеров, ассоциированных с физической деятельностью, все еще является трудноразрешимой проблемой генетики человека. Ос новная сложность при решении этой проблемы связана с вовлечением в процесс мы шечной деятельности множества полиморфных генов, каждый из которых в отдельно сти вносит лишь небольшой вклад в общее развитие физических качеств. В результате многочисленных исследований в области молекулярной генетики физической активно сти к настоящему моменту выявлено свыше 50 ДНК-локусов, сцепленных с показате лями аэробной и анаэробной энергетических систем.

Изучение у пловцов и в контрольной группе полиморфизма 13 генов, регулиру ющих активность нескольких десятков генов, вовлеченных в энергообеспечение мы шечной деятельности, показало, что частоты аллелей выносливости преобладают у стайеров, достигают максимальных значений у высококвалифицированных спортсме нов и имеют тенденцию к повышению по мере роста спортивной квалификации. Эти факты согласуются с генетической концепцией спортивного отбора и отражают фено мен накопления благоприятных для определенной двигательной деятельности аллелей.

Следует отметить, что анализ отдельно взятых полиморфизмов генов редко поз воляет обнаруживать ассоциации с проявлением физических качеств человека, что под тверждает явление множественного характера наследуемости комплексных признаков с преимущественно аддитивным характером действия генов.

Результаты проведенного исследования указывают на возможность создания ди агностических комплексов на основе ДНК-технологий для выявления индивидуальной наследственной предрасположенности к занятиям плаванием.

По особенностям энергообеспечения и генетическим характеристикам все виды соревновательных программ плавания можно разделить на 5 групп специализации:

1) плавание на 50 м способом в/с, брасс, батт., н/сп, к-с;

2) плавание на 100 м способом в/с, брасс, батт., н/сп, к-с и плавание на 200 м в/с;

3) плавание на 200 м брасс, батт., н/сп, к-с и 400 в/с;

4) плавание на 400 м к-с и 400–1500 способом в/с.

5) плавание на дистанции более 1500 м.

Выводы.

1. В плавании достаточно большое количество спортсменов имеют гетерози готные варианты полиморфизма генов, который определяет оптимальное развитие анаэробной и аэробной выносливости.

2. Высоких спортивных результатов в скоростно-силовых видах спорта доби ваются спортсмены, имеющие генотипы RR и RX гена ACTN3, тогда как спортсмены с генотипом XX будут существенно ограничены в достижении высоких спортивных ре зультатов. Следовательно, тестирование RR аллеля гена ACTN3, равно как и анализ на наличие генотипа XX гена ACTN3, уже сегодня можно рекомендовать в качестве про гностического теста на выявление предрасположенности к скоростно-силовой работе.

3. Полученные данные о полиморфизме генов, ассоциированных с выносливо стью и скоростно-силовыми качествами у спортсменов в плавании целесообразно ис пользовать при отборе начинающих спортсменов.

4. Анализ отдельно взятых полиморфизмов генов редко позволяет обнаружи вать ассоциации с проявлением физических качеств человека, что подтверждает явле ние множественного характера наследуемости комплексных признаков с преимуще ственно аддитивным характером действия генов.

5. Одним из наиболее перспективных подходов оценки ассоциации нескольких генов и их взаимосвязи с физической работоспособностью является выявление наиболее часто встречающихся комбинаций генотипов.

6. Важным направлением в спортивной генетике является совершенствование спортивного мастерства: уточнение специализации в выбранном виде спорта, коррек ция тренировочных нагрузок, сохранение здоровья спортсменов в процессе адаптации к нагрузкам.

7. Знание генотипических особенностей спортсменов дает возможность тренерам применять дифференцированный подход к организации и проведению тренировочного процесса с учетом генетической предрасположенности спортсмена к выполнению раз личных физических нагрузок.

Список использованных источников 1. Рогозкин, В.А. Генетическая предрасположенность человека к выполнению физических нагрузок / В.А. Рогозкин // Генетические, психофизиологические и педаго гические технологии подготовки спортсменов: Сб. науч. тр. – СПб., 2006. – С. 28–42.

2. Гены-маркеры предрасположенности к скоростно-силовым видам спорта / В.А. Рогозкин [и др.] // Теория и практика физ. культуры. – 2005. – № 1. – С. 2–4.

3. Ильин, В.Н. Проблемы и перспективы развития молекулярной генетики фи зической активности / В.Н. Ильин, С.Б. Дроздовская // Спортивная медицина. – Киев, 2007. – № 2. – С. 10–19.

4. Анализ комбинаций генетических маркеров мышечной деятельности / И.И. Ахметов [и др.] // Генетические, психофизиологические и педагогические техно логии подготовки спортсменов: Сб. науч. тр. – СПб., 2006. – С. 95–103.

5. Ахметов, И.И. Молекулярная генетика спорта: монография / И.И. Ахметов. – М. : Советский спорт, 2009. – 268 с.

6. Рогозкин, В.А. Генетические маркеры физической работоспособности чело века / В.А. Рогозкин, И.Б. Назаров, В.И. Казаков // Теория и практика физической куль туры. – 2000. – № 12. – С. 34–36.

7. Анализ полиморфизма гена PPARGC1B у спортсменов / И.И. Ахметов [и др.] // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2009. – T. 95, № 11. – С. 1247–1253.

8. Генетическая предрасположенность к физической работоспособности у спортсменов-гребцов / А.С. Глотов[и др.] // Медико-биологические технологии по вышения работоспособности в условиях напряженных физических нагрузок: сб. ст. – М.: OOO «Анита Пресс», 2006. – Вып. 2. – С. 39–51.

9. Masud, S.S. Ye Effect of the peroxisome proliferator-activated receptor- gene Pro12Ala variant on body mass index: a meta-analysis / S.S. Masud // Journal of medical ge netics. – 2003. – Vol. 40. – P. 773–780.

10. Genetic variation in the peroxisome proliferator-activated receptor-gamma2 gene (Pro12Ala) affects metabolic responses to weight loss and subsequent weight regain / B.J. Nicklas [et al.] // Diabetes. – 2001. – Vol. 50(9). – P.2172–6.

11. Анализ полиморфизма генов ренин-ангиотензиновой системы в популяции Северо-западного региона России, у атлетов и у долгожителей / А.С. Глотов [и др.] // Экологическая генетика. – 2004. – Вып. 4. – С. 40–43.

12. Астратенкова, И.В. Полиморфизм гена эндотелиальной NO-синтазы и физи ческая активность / И.В. Астратенкова // Генетические, психофизические и педагогиче ские технологии подготовки спортсменов. сб. науч. тр. – СПб., 2006. – C. 45–57.

13. Ахметов, И.И. Влияние полиморфизмов генов ACE и BDKRB2 на аэробные возможности спортсменов / И.И. Ахметов // Педагогико-психологические и медико биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2010. – № 3 (16).

14. Hanukoglu, I. Steroidogenic enzymes: structure, function, and role in regulation of steroid hormone biosynthesis / I. Hanukoglu // J.Steroid Biochem.Molec.Biol. – 1992. – Vol. 43, –№ 8. – P. 779–804.

15. Lin, C.J. NF-1C, Sp1, and Sp3 are essential for transcription of the human gene for P450c17 (steroid 17alpha-hydroxylase/17,20 lyase) in human adrenal NCI-H295A cells / C.J. Lin, J.W. Martens, W.L. Miller // Mol. Endocrinol. – 2001. – Vol. 15. – № 8. – P. 1277-1293.

16. Структура и функция стероид 17a-гидроксилазы/17,20-лиазы / А.А Гилеп, С.А. Усанов // Биорегуляторы: исследования и применение: под ред. Ф.А. Лахвича. – 2009. – Вып. 2. – С. 192–211.

30.08. УДК 796:01:615(075) ОТНОШЕНИЕ ТРЕНЕРОВ К ПРОБЛЕМАМ ДОПИНГА В CПОРТЕ Е.В. Планида, канд. биол. наук, Национальное антидопинговое агентство Аннотация.

Работа посвящена изучению отношения тренеров различного возраста и про фессиональной квалификации к проблемам допинга в спорте. В социологическом опросе приняли участие 400 респондентов, представители спортивных учебных учреждений и национальных команд Республики Беларусь. Социологическое исследование позволило изучить мнение о допинге, сформированное у белорусских тренеров.

THE SPORT COACHES VIEW ON DOPING PROBLEM Abstract.

It examines and analyses attitudes to doping in sport from coaches of different age and qualification. 400 respondents from sports educational establishments and national teams of Belarus participated in the survey which allowed to study doping attitudes of Belarusian coaches.


Введение Повышение статуса спорта в современном мире порождает ряд проблем, среди которых особую тревогу вызывает употребление допинга. Эта проблема актуальна по многим причинам, так как представляет собой угрозу для здоровья спортсменов, раз рушает представление о спорте как о честной борьбе, формирует негативное социаль ное отношение к профессиональному спорту, подрывает престиж страны на междуна родной арене.

Проблему допинга открыто обсуждают лишь на уровне элитных спортсменов, однако в настоящее время допинг затрагивает как элитный, так и детско-юношеский спорт в том числе. И это связано не только с активной подготовкой молодых спортсме нов к соревнованиям международного уровня, но и отношением как тренеров, так и спортсменов к допингу. Данный факт не может не вызывать тревогу. Во-первых, дол госрочные негативные последствия применения запрещенных препаратов в данном возрасте выражены гораздо ярче, чем когда организм уже сформировался. Во-вторых, начинающий спортсмен, прибегнувший к допингу, тем самым фактически лишает себя дальнейших стратегических перспектив, т.к. обычные тренировочные средства после этого уже не дают должного эффекта. В-третьих, подобные факты чрезвычайно сильно влияют на имидж спорта в глазах общественного мнения. Так, в некоторых видах спор та тренеры сталкиваются с тем, что большинство родителей вообще отказываются от давать детей в спортивные секции, мотивируя это тем, что там одна «химия», а они не желают губить здоровье ребенка [1].

В соответствии с Всемирным антидопинговым кодексом и Международной кон венцией ЮНЕСКО «О борьбе с допингом в спорте» антидопинговая политика должна проводиться как в профессиональном спорте, так и в детско-юношеском [2, 3]. Работа антидопинговых организаций по противодействию допингу сосредоточена не только на проведении допинг-контроля элитных спортсменов, но и направлена на защиту фунда ментального права каждого спортсмена на участие в соревнованиях, свободных от до пинга, справедливость и равенство для всех спортсменов. В связи с этим в первую оче редь необходимо создание информационно-образовательных программ и организация непрерывного обучения спортсменов, персонала спортсменов, спортивных организаций и воспитание нетерпимости к допингу среди общественности.

В последнее время антидопинговая политика в Беларуси интенсивно развивает ся, и это признано на международном уровне. Помимо проведения образовательных мероприятий в Национальном антидопинговом агентстве, уделяется внимание и науч но-исследовательской работе. Благодаря тесному сотрудничеству с Всемирным анти допинговым агентством в 2012 году решением образовательного комитета и исполкома ВАДА одобрен исследовательский проект Национального антидопингового агентства и выделен международный грант на проведение социологического опроса белорусских тренеров [4].

Социологическое исследование проводилось в рамках научного проекта, основ ной задачей которого было изучение особенностей знаний и практики антидопинговой работы тренеров в подготовке спортсменов с учетом возраста и профессиональной ква лификации.

Абсолютно очевидно, что тренеры воспитывают у молодых спортсменов те цен ности и нормы, которые были сформированы у самих тренеров под влиянием их соб ственного жизненного опыта. В настоящее время в тренерской среде уже можно выде лить несколько «поколений», различающихся по «включенности» в проблемы, связанные с допингом. Безусловно, профессиональная компетентность и жизненный опыт представителей разных поколений тренеров – лишь некоторые из множества фак торов, под воздействием которых формируются представления о допинге и допустимо сти его использования в спорте. Однако эти факторы с неизбежностью влияют на фор мирование ценностно-мотивационной сферы личности спортсмена и его поведенческих установок.

Цель исследования: изучить отношение тренеров к проблемам допинга в совре менном спорте.

В исследовании приняли участие тренеры различной возрастной категории и профессиональной квалификации национальных команд, центров олимпийской под готовки, училищ олимпийского резерва и специализированных учебно-спортивных учреждений.

Для решения поставленных задач использовались такие методы, как теоретиче ский анализ и обобщение данных научно-методической и нормативно правовой литера туры, социологический опрос, методы математической статистики.

В ходе исследования в период с 1 августа по 30 сентября 2012 г. проводился со циологический опрос тренеров учреждений спортивной направленности Республики Беларусь. Общий объем выборки составил 400 респондентов различного возраста и профессиональной квалификации, занимающихся тренерской работой как по индиви дуальным, так и по командным видам спорта. Опрос проводился во всех регионах Беларуси, включая Минскую, Брестскую, Гродненскую, Витебскую, Гомельскую и Мо гилевскую области, а также в г. Минске. Процентное соотношение участия респонден тов в социологическом опросе практически равномерное – 12,5 % в каждом регионе, кроме г. Минска, где оно составило 25,8 %. Это связано с тем, что именно в г. Минске помимо того, что здесь сосредоточено большое количество ДЮСШ, СДЮШОР, УОР, республиканских центров олимпийской подготовки по видам спорта, дополнительно были задействованы тренеры национальных команд по видам спорта.

Возрастные категории респондентов были распределены следующим образом:

30 лет и моложе, 31–45 лет, 46 лет и старше. Подавляющее большинство опрошенных тренеров составили категории 46 лет и старше – 39,8 % и 31–45 лет – 38,3 %, и только 22,0 % – тренеры 30 лет и моложе. Из 400 опрошенных тренеров 71,8 % составляют мужчины и только 28,3 % – женщины. Профессиональная квалификация определялась в зависимости от места работы. В исследовании были задействованы тренеры детско юношеских спортивных школ – 37,0 %, училищ олимпийского резерва – 27,5 %, цен тров олимпийской подготовки – 29,3 %, 6,3 % – тренеры национальных команд.

Бланк интервью социологического исследования в первую очередь был состав лен с учетом специфики обследуемых респондентов – тренеров различной квалифика ции и возраста, а также специфики вида спорта и включал в себя 50 вопросов различ ной направленности, например:

об отношении тренеров к вопросам допинга в спорте;

о знаниях по вопросам допинга в спорте;

о знаниях антидопинговых правил;

об отношении к другим тренерам и к спортсменам, принимающим допинг;

о применении запрещенных субстанций и методов несовершеннолетними спортсменами и др.

Результаты и их обсуждение.

Социологический опрос белорусских тренеров показал: 91,3 % опрошенных твердо убеждены в том, что допинг является проблемой в современном спорте. При этом при анализе полученных данных не выявлено определенных различий во мнениях респондентов по данному вопросу в зависимости от возраста и квалификации. Таким образом, сегодня у подавляющего большинства тренеров разного уровня квалификации и возрастной категории сформировано осознанное отношение к допингу как к пробле ме в спорте и его отрицательном воздействии на дух спорта. Однако 8,7 % респонден тов не считают допинг проблемой, что, в свою очередь, вызывает обеспокоенность без различием тренерского состава к этой проблеме, особенно принимая во внимание то влияние, которое тренеры оказывают на спортсменов (рисунок 1).

% 91, 8, Да Нет Рисунок 1 – Распределение ответов на вопрос: «Считаете ли Вы допинг проблемой?»

Относительно того, возможно ли существование современного спорта без допин га, мнения тренеров распределились следующим образом. Наибольшее число опро шенных – 36,5 % – скорее согласны с утверждением о том, что современный спорт не возможен без применения запрещенных веществ и методов, а 18,5 % респондентов твердо в этом убеждены. 26,5 %, напротив, утверждают, что современный спорт может существовать без допинга, а 14,8 % – скорее согласны с тем, что такое возможно. Та ким образом, тренеры, принявшие участие в опросе, чаще склонны считать допинг неотъемлемой частью современного спорта (позиции «скорее согласен» и «полностью согласен» выбрало 55 % респондентов), а мнения о том, что спорт сегодня может суще ствовать без допинга, оказались менее распространенными (сумма по позициям «скорее не согласен» и «не согласен» составила 41,3 %) (рисунок 2).

% 36, 26, 18, 14, 3, Полностью Скорее Скорее не Не согласен Затрудняюсь согласен согласен согласен ответить Рисунок 2 – Распределение ответов на вопрос: «Согласны ли Вы с утверждением, что современный спорт невозможен без допинга?»

На вопрос «Согласны ли Вы с тем, что некоторые виды спорта не могут суще ствовать без допинга?» наибольшее число опрошенных – 32,8 % – ответили утверди тельным согласием, а 27,3 % – скорее согласны с тем, что некоторые виды спорта не могут существовать без допинга. При этом такое же число респондентов – 27,3 % – не согласны с данным утверждением, а 12,5 % тренеров – скорее не согласны (рисунок 3).

% 60, 39, 0, Полностью Не согласен, скорее Затрудняюсь согласен, скорее не согласен ответить согласен Рисунок 3 – Распределение ответов на вопрос: «Согласны ли Вы с тем, что некоторые виды спорта не могут существовать без допинга?»

Изучив ответы, полученные в зависимости от квалификации тренеров, необходимо отметить, что не согласны с представленным утверждением 36,0 % тренеров нацио нальных команд, 35,0 % – центров олимпийской подготовки, 27,7 % – детско юношеских школ и 16,4 % – тренеров училищ олимпийского резерва. Таким образом, большинство тренеров училищ олимпийского резерва убеждены, что некоторые виды спорта не могут существовать без допинга (рисунок 4).

36, 35, Не согласен 16, 27, 8, 12, Скорее не согласен 13, 12, 40, 23, Скорее согласен 29, 27, 16, 29, Полностью согласен 40, 32, 45,0 % 0,0 5,0 10,0 15,0 20,0 25,0 30,0 35,0 40, Детско-юношеские спортивные школы Училища олимпийского резерва Центры олимпийской подготовки Национальная команда Рисунок 4 – Распределение ответов на вопрос:

«Согласны ли Вы с тем, что некоторые виды спорта не могут существовать без допинга?» в зависимости от уровня квалификации тренера Анализ данных исследования не выявил значимых различий во мнениях тренеров различного уровня профессиональной квалификации о том, вредит ли допинг здоровью спортсмена. Так, подавляющее большинство – свыше 85 % – тренеров национальных ко манд, центров олимпийской подготовки, училищ олимпийского резерва и детско юношеских спортивных школ выразили уверенность в том, что применение запрещенных веществ и методов отрицательно влияет на здоровье спортсменов, около 10 % в каждой из названных групп респондентов скорее согласны с данным утверждением (рисунок 5).

0, 3, Затрудняюсь ответить 0, 4, 0, Нет 2, 3, Скорее нет 0, 10, 10, Скорее да 11, 8, 85, 81,8 87, Да 88, 100,0 % 0,0 10,0 20,0 30,0 40,0 50,0 60,0 70,0 80,0 90, Национальная команда Центр олимпийской подготовки Училище олимпийского резерва Детская юношеская спортивная школа Рисунок 5 – Распределение ответов на вопрос: «Считаете ли Вы, что запрещенные вещества и методы негативно влияют на здоровье спортсмена?» в зависимости от уровня квалификации тренера Заключение.

Таким образом, можно утверждать, что сегодня у подавляющего большинства тренеров разного уровня квалификации и возрастной категории сформировано осо знанное отношение к допингу как к проблеме в спорте и его отрицательному воздей ствию на дух спорта. Также необходимо отметить, что подавляющее большинство – свыше 85 % – тренеров национальных команд, центров олимпийской подготовки, учи лищ олимпийского резерва и детско-юношеских спортивных школ выразили уверен ность в том, что применение запрещенных веществ и методов отрицательно влияет на здоровье спортсменов.

Однако данное исследование выявило серьезное несоответствие кажущейся осведомленности и реальных знаний о проблемах допинга в спорте. Участники социо логического исследования склонны недооценивать свои знания в области антидопинго вой работы. Тренеры, принявшие участие в опросе, чаще склонны считать допинг неотъемлемой частью современного спорта, а мнение о том, что спорт сегодня может существовать без допинга, оказалось менее распространенным независимо от возраст ной категории и профессиональной квалификации опрошенных. Такие данные подра зумевают, что любая антидопинговая образовательная программа будет более эффек тивна, если будет обязательна для тренера независимо от возраста, профессиональной квалификации и вида спорта. Целесообразно также использовать определенный поло жительный опыт борьбы с допингом, наработанный в других национальных анти допинговых организациях в профессиональном спорте, и разрабатывать национальные образовательные программы для спортсменов различного уровня квалификации и пер сонала спортсменов с учетом специфики вида спорта и возрастной категории спортс менов.

Список использованных источников 1. Грецов, А.Г. Тренинговая программа формирования критического отноше ния к допингу среди молодых спортсменов / А.Г. Грецов / Допинг в спорте: риски, про тиводействие, профилактика: итоговый сборник материалов Второй Общерос. науч. практ. конф., Москва, 22 мая 2012 г. – М., 2012. – С. 31–37.

2. Всемирный антидопинговый кодекс = World anti-doping code / Всемирное ан тидопинговое агентство [и др.];

под общ. ред. Н.Г. Кручинского;

пер. с англ.

И.И. Гусева, А.А. Деревоедова, Г.М. Родченкова. – Минск, 2009. – 3. Международная конвенция Организации Объединенных Наций «О борьбе с допингом в спорте» (Париж, 19 октября 2005 года). – 18 с.

4. Ванхадло А.А. / Антидопинговая политика в Республике Беларусь / А.А. Ванхадло, Е.В. Планида // Допинг в спорте: риски, противодействие, профилакти ка: итоговый сборник материалов Второй Общерос. науч.-практ. конф., Москва, 22 мая 2012 г. – М., 2012. – С. 18–25.

17.12. УДК 616.728.3- СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРВИЧНОГО ГОНАРТРОЗА В ЛЕЧЕБНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ В.А. Соколов, д-р пед. наук, профессор, Аль-Бшени Фатхи Али, аспирант, Белорусский государственный педагогический университет им. М.Танка Аннотация.

В данной статье произведен анализ специальной литературы для определения наиболее актуальных аспектов проблемы первичных (генуинных, идиопатических) го нартрозов, имеющих связь с наследственными особенностями развития хрящевой ткани и врожденными аномалиями скелета (соединительно-тканными дисплазиями).

Сформулированы факторы риска первичного гонартроза и рассматриваются патоге нетические механизмы возникновения данного заболевания, а также представлена общая схема реабилитации и профилактики первичного гонартроза, базирующаяся на современных научных достижениях и включающая физиотерапевтические средства и медикаментозную реабилитацию.

STATE OF THE PROBLEM OF PRIMARY GONARTHROSIS IN REHABILITATION PHYSICAL CULTURE Abstract.

This article analyzes the special literature to identify the most relevant aspects of pri mary (genuine, idiopathic) gonarthrosis having a connection with inherited abnormal devel opment of cartilage and congenital abnormalities of the skeleton (connective tissue dyspla sia). It formulates the risk factors of primary gonarthrosis and considers the pathogenic mechanisms of this disease, as well as a general scheme for the rehabilitation and prevention of primary gonarthrosis, based on modern scientific achievements and facilities including physiotherapy and medication rehabilitation.

Введение.

В структуре болезней костно-мышечной системы (БКМС) одно из ведущих мест по частоте распространения принадлежит гонартрозу (ГА) – поражению коленного су става, частой и тяжелой форме остеоартроза, имеющего наследственную предрасполо женность, общие признаки патологического процесса: поражение суставных хрящей (хондрит), субхондральной кости (остеит), синовиальной сумки (синовит), а также пе риартикулярных тканей [7, 15, 18, 26, 29].

По современным представлениям причиной ГА является дисфункция клеток хрящевой ткани сустава (хондроцитов), ведущая к воспалению, создающая порочный круг патогенеза (катаболизм, деградацию суставного хряща, его регенеративный рост, увеличение жесткости субхондральной кости) [15, 18, 29, 34], приводя к дегенератив ным изменениям сустава.

Обсуждение первичного ГА как проблемы обусловлено большим количеством нерешенных теоретических и практических вопросов (распространенности, мультифак торности, патогенеза, полигенности наследования, реабилитации, профилактики), а также уникальностью коленного сустава как целостного органа, несущей опоры тела, обеспечивающей трудоспособность и качество жизни [15].

Согласно Х Международной статистической классификации болезней (МКБ–10, ВОЗ, 1995) ГА относится к БКМС и соединительной ткани: классу XIII, блоку артропа тий, рубрике гонартроз (М17), разделенных по значимости на первичные, посттравма тические, вторичные и неуточненные ГА [11].

Целью настоящего обзора стал анализ специальной литературы для определения наиболее актуальных аспектов проблемы первичных (генуинных, идиопатических) ГА, имеющих связь с наследственными особенностями развития хрящевой ткани и врож денными аномалиями скелета (соединительно-тканными дисплазиями).

Эпидемиология. Гонартроз составляет 33,3 % от числа всех случаев остеоарт роза, у женщин наблюдается в 2 раза чаще, а заболевание начинается на 5–10 лет рань ше, чем у мужчин, в период менопаузы [13]. Частота первичных ГА составляет 38 % всех случаев [14]. Имеются данные о высокой частоте ГА у темнокожего населения и низкой у китайцев [1]. С ростом распространенности остеоартроза среди населения разных стран (от 6,4 до 12 %) увеличивается поражение коленных суставов, особенно после 70 лет ГА наблюдается в 40–80 % случаев [1, 7, 15, 31]. Официальная статистика МЗ РБ также свидетельствует о росте общей заболеваемости остеоартрозом, охватыва ющей более 2,1 % населения, а значит, об увеличении числа пациентов с ГА, тенденции к эндопротезированию суставов [6]. По некоторым данным, экономический ущерб от остеоартроза равен от 1 до 2,5 % валового продукта [1].

Пожилой возраст – самый сильный фактор детерминации ГА, однако данной па тологией страдают и молодые люди (15–20 лет) [1, 7, 14, 15, 21, 26, 31].

Посттравматические ГА составляют 16 % случаев [1], частота которых по неко торым данным располагается следующим образом: спортивные, транспортные, произ водственные, уличные и другие травмы [19].

В соответствии с Lequense, 1980 доля вторичных ГА связана с частотой болезней исключения (микрокристаллических, воспалительных и других артропатий, гемофилии, гемохроматоза, болезни Педжета, охроноза, пигментного виллезного синовита, хон дроматоза и т.д.), для которых ГА является одним из проявлений болезни [2, 17].

Факторы риска первичного ГА. Согласно современным представлениям пер вичные ГА обусловлены наследственной предрасположенностью, обусловленной осо бенностями формирования хрящевой ткани суставов (генетической неполноценностью хондроцитов).

Все другие факторы: соединительнотканные дисплазии (врожденные дефекты скелета), пол, возраст, механическая перегрузка (травмы, микротравматизация, связан ная со спортивной и профессиональной деятельностью), воспалительные, метаболиче ские, эндокринные и другие нарушения суставного хряща – детерминируют развитие болезни [14, 15]. Первичные ГА рассматриваются на семейном и близнецовом материа ле как генетически обусловленные заболевания с аутосомно-доминатным и рецессив ным наследованием (возможно связанным с Х-хромосой), обусловленным мутацией гена коллагена II типа (COL2A1), контролирующего этот основной структурный белок матрикса суставного хряща [15, 18].



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.