авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Содержание CONTENT....................................................................................................................................................... 2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рабочая книга социолога. С. 5.

Там же. С. 4.

стр. Результаты многочисленных и плодотворных исследований, проведенных социологами, в частности, по проблемам семьи, образования, молодежи, города, села и ряду других, нашли отражение в фундаментальных научных трудах. На этой базе были созданы специальные социологические теории, а затем и отрасли социологического знания, в названия которых было включено слово "социология".

Так, труды Л. Н. Когана7, Г. М. Коростылева8, В. Н. Турченко9, М. Н. Руткевича10, Ф. Р.

Филиппова11, Д. Л. Констатиновского и В. Н. Шубкина12 послужили теоретико методологической и эмпирической базой социологии образования, позволили четко обозначить предмет, методы и социальные функции этой отраслевой социологической дисциплины13.

После распада СССР и утраты марксизмом-ленинизмом функции главенствующей теории в отечественном обществоведении место общей социологической теории, отражающей законы развития и функционирования общества в целом, рассматривающей любое социальное явление в контексте целостного представления об обществе и соотносящей его с широкой картиной исторического развития14, стало свободным. При этом американизация российской социологии, выраженная в ориентации социологического знания на американский образец, идеологически подкрепила преимущественную направленность интересов исследователей на создание автономных (от общих теорий) социологических конструкций - "отраслевых социологии".

Действительно, подобные конструкции, которые преобладали в структуре не только американской, но и современной западной социологии начиная с последней трети XX столетия, в известной См.: Коган Л. Н. Общее и специальное образование как предмет социологического исследования // Проблемы общего образования трудящихся промышленных предприятий Урала. Свердловск, 1969.

См.: Коростылев Г. М. Марксистская социология и проблемы народного образования // Социол. проблемы народного образования. Свердловск, 1967.

См.: Турченко В. Н. Научно-техническая революция и революция в образовании. М., 1973;

Он же. Социология и система образования // Социол. -экон. проблемы образования. Новосибирск, 1969.

См.: Руткевич М. Н. Общественные потребности, система образования и жизненные планы молодежи // Жизненные планы молодежи. Свердловск, 1966.

См.: Филиппов Ф. Р. О противоречиях между назревшими потребностями развития социалистического общества и состоянием системы народного образования в СССР // Вопросы философии. 1958. N 11;

Он же. Социальная структура общества и система образования. М., 1974.

См.: Констатиновский Д. Л., Шубкин В. Н. Молодежь и образование. М., 1977.

См.: Филиппов Ф. Р. Социология образования. М., 1980.

См.: Осипов Г. В. Теория социологическая // Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г. В.

Осипова. М., 1998. С. 567.

стр. степени опирались на концепцию "теорий среднего уровня", разработанную известным американским социологом Р. Мертоном. Эта концепция в систематизированном виде была изложена в главах объемной работы "Социальная теория и социальная структура" и основывалась на критике двух тенденций в современной (Р. Мертону - Н. О.) американской социологии.

Первая тенденция заключалась в заманчивом, но бесперспективном стремлении ряда социологов создать всеохватывающую абстрактную теоретическую модель (схему), в которую укладывались бы все явления и процессы окружающего, в том числе и социального, мира. Вторая, более опасная тенденция состояла в ориентации на сбор эмпирических данных без какого-либо теоретического объяснения. "То, что сейчас называют социологической теорией, в основном представляет собой общую ориентацию на данные, указывающие на типы переменных, которые теории должны каким-то образом учитывать, а не четко сформулированные, поддающиеся проверке утверждения о взаимоотношениях между точно определенными переменными"16, - писал Р. Мертон.

Способом преодоления указанных тенденций являлось конструирование "теорий среднего уровня".

Следует отметить, что в книге "Социальная теория и социальная структура"17 Р. Мертон приводит два идентичных по смыслу определения "теорий среднего уровня".

Согласно первому определению, "теории среднего уровня" находятся "между общими теориями социальных систем, слишком далекими от частных классов социального поведения, организации и изменения, чтобы объяснить наблюдаемые явления, и теми подробными четкими описаниями частностей, которые совершенно не обобщены"18.

Во втором определении "теории среднего уровня" это теории, которые находятся "между второстепенными, но необходимыми рабочими гипотезами, появляющимися в изобилии в ходе проведения рутинного исследования, и всеобъемлющими систематическими попытками разработать общую теорию, которая объяснит все наблюдаемые закономерности социального поведения, социальной организации и социального изменения"19.

Если обобщить построения Р. Мертона, то эти теории:

- касаются совершенно определенных аспектов социальных явлений. Так, "можно говорить о теории референтных групп, тео Merton R. Social theory and social structure. N.Y., 1949.

Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006. С. 80.

Merton R. Op. cit.

Мертон Р. Указ. соч. С. 64 - 65.

Там же. С. 64.

стр. рии социальной мобильности или ролевого конфликта и формирования социальных норм точно так же, как в других науках о теории цен, теории вирусных заболеваний или о кинетической теории газов"20;

- состоят из ограниченного множества утверждений, из которых логически выводятся и подтверждаются экспериментальным исследованием конкретные гипотезы;

- достаточно абстрактны и универсальны, чтобы соотноситься с разными сферами социального поведения и социальной структуры, поскольку они выходят за пределы простого описания или эмпирического обобщения. "Теория социального конфликта, например, применима к этническому и расовому конфликту, классовому и международному конфликту"21;

- продолжают классические традиции в социологии и согласуются с самыми разнообразными "школами социологической теории";

- не остаются разрозненными, а объединяются в более широкие теоретические системы.

Однако, как особо подчеркивал этот ученый, "теории среднего уровня" наиболее перспективны при условии, что их разработка "сочетается с неустанным стремлением объединить специальные теории в более общие множества понятий и взаимно согласующихся утверждений"22. Другими словами, они наиболее продуктивны, когда предоставляют "материал" для более широких теоретических обобщений.

К сожалению, часто случается, что отечественные обществоведы заимствуют у зарубежных исследователей лишь наиболее привлекательные идеи без непосредственного обращения к историческому контексту их зарождения, без основательного анализа содержания, областей и путей практического применения. В последнее время создание отраслевых социологий по американскому образцу, но при отсутствии стремления к широким теоретическим обобщениям и прогнозам стало устойчивой тенденцией в рядах социологического сообщества.

Сегодня под отраслями социологии понимают отдельные сферы социологического знания, которые предметом изучения имеют относительно самостоятельные, специфические подсистемы общественного целого и социальных процессов. Эти отрасли рассматривают ту или иную сферу жизнедеятельности общества, социальную общность или социальный процесс как относительно самостоятельные системы с общими и специфическими связями, универ Там же. С. 65.

Там же. С. 100 - 101.

Там же. С. 80.

стр. сальными и частными характеристиками, общими и особенными условиями происхождения, функционирования и развития. В основе этих отраслей должны лежать "специальные социологические теории, которые отражают формы проявления и механизмы действия законов, характерных для отдельных сфер общественной жизни, конкретной общественной формации, видов социальной деятельности и общностей людей. Эти специальные социологические теории аккумулируют социологические исследования основных условий и форм жизнедеятельности;

общества;

его социально политической организации и социальных институтов;

отношений личности и общества социально-территориальных общностей"23.

С одной стороны, повышенное внимание отечественных социологов к отраслевым социологиям свидетельствует об интенсивной профессионализации и специализации социологического знания. В российской социологии получили дальнейшее развитие отрасли, созданные или зародившиеся в рамках советской социологии, - социология семьи24, социология труда25, социология религии26 и т.п. Также имело место оформление в самостоятельные отраслевые социологии относительно новых (для отечественных ученых) социологических направлений - социологии межнациональных отношений, социологии международных отношений, социологии коммуникативных процессов, социологии знания и многих других. Коллективами специалистов-социологов были проведены многочисленные и значимые исследования, результаты которых нашли отражение в фундаментальных монографических изданиях. В итоге в каждой из подобных отраслей были найдены собственный объект и предметная область исследований, выработаны оригинальные теоретико-методологические подходы, особый категориальный аппарат, общие и специфические законы функционирования объекта, общая и особенная проблематика, общие и особенные методы, определены перспективы развития. Указанная ориентация на фундаментальные и плодотворные исследования, нацеленные на развитие отраслевой матрицы современной социологии, вносящие значимый вклад в теоретико методологи Соколова Г. Н. Специальные социологические теории // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов, В.

Л. Абушенко, Г. М. Евелкин и др. Минск, 2003. С. 1085.

См., например: Мацковский М. С. Социология семьи: проблемы теории, методологии, методики. М., 1989;

Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи. М., 1996.

См., например: Суслов В. Я. Социология труда: теоретические и методологические проблемы. Л., 1971;

Кравченко А. И. Социология труда и производства // Социология в России / Под. ред. В. А. Ядова. М., 1996.

См., например: Яблоков И. Н. Социология религии. М., 1979;

Гараджа В. И. Социология религии. М., 1996.

стр. ческие основы социологического знания, представляется оправданной и актуальной.

С другой стороны, стало модным буквально каждый аспект, явление или предмет окружающей действительности соединять со словом "социология", что предопределило ускоренный рост числа названий отраслевых социологических дисциплин. Правомерно утверждать, что сегодня предпринимаются попытки претендовать на "открытие" все новых и новых отраслей социологического знания, предметная область которых, однако, не определяется, понятийный аппарат не концептуализируется, теоретические подходы, релевантные социологическому знанию, не разрабатываются, представительные исследования не проводятся. Очень часто подобные отрасли представляют собой плод инсайта (спонтанного озарения) одного или двух-трех авторов.

Так, во многих печатных изданиях по подобным "отраслевым социологиям" имеет место явная произвольность в интерпретации структуры социологического знания, в трактовке предметной области и содержательного наполнения общей и специальных социологических теорий, категорий социологической науки. Более того, на повестку дня часто ставятся дисциплины, в название которых искусственно вводится слово "социология", хотя их создатели порой не владеют социологическим языком. Следует согласиться с тем, что "его знание часто напоминает знакомство с русским алфавитом, в котором не хватает нескольких важных букв"27.

Как отмечают специалисты, "сегодня нет области, которой можно было бы дать название "социология", просто добавив к нему еще одно существительное или прилагательное"28.

Тогда "социология - это не что иное, как собирательное слово, под которым помещают различные гетерогенные занятия: фразеологию и историю, политическую философию нищеты или историю современного мира. Непрерывность социологии существует разве что благодаря ее названию, которое устанавливает чисто вербальную связь между интеллектуальными активностями, которые ее используют в качестве единственной общей точки соприкосновения"29.

К сожалению, данный процесс влечет за собой негативные последствия, самым важным из которых представляется ускоренная дивергенция отраслевой матрицы социологии.

Понятие "дивергенция" (от средневекового латинского divergo - "отклоняюсь") было введено Ч. Дарвином для объяснения многообразия сортов культурных растений, пород домашних животных Социология в России: призвание социологии // Социология. Основы общей теории / Отв. ред. Г. В. Осипов, Л.

Н. Москвичев. М., 2002. С. 66.

Dogan M., Pahre R. L'innovation dans les sciences sociales. P., 1991. P. 142.

Veyne P. Comment on ecrit l'histoire. P., 1971. P. 191.

стр. и биологических видов. В биологии под дивергенцией понимается расхождение признаков и свойств у первоначально близких организмов в ходе эволюции30. В лингвистике дивергенция означает превращение вариантов языковой единицы (обычно вариантов фонемы) в самостоятельные единицы в связи с устранением условий, определявших варьирование. Дивергенция - это также размежевание диалектов и вариантов одного языка и превращение их в самостоятельные языки31. Последняя трактовка данного понятия наиболее точно отражает ситуацию, сложившуюся в современной социологии.

Сегодня процесс дивергенции отраслевой матрицы отечественной социологической науки, подобно социологии западной, развивается по ряду направлений, каждое из которых имеет специфичные черты.

В рамках первого направления слово "социология" просто присоединяется к любому предмету или явлению, причем даже не социального характера (социология подарка, социология дома, социология автомобиля и т.п.). Данное направление не следует воспринимать серьезно, поскольку оно просто противоречит классическим представлениям о существе социальных объектов - социальных фактов в терминологии Э.

Дюркгейма32.

В русле второго направления слово "социология" связывается с каким-либо явлением социальной, политической, экономической или культурной жизни: социология моды, социология бедности, социология риска, социология нестабильности и т.п. В данном направлении обычно пробуют работать те исследователи, которые выбирают любой понравившийся им объект: они подобны детям, любящим сладкое, но отказывающимся от супа. Здесь следует согласиться с французским исследователем М. Доганом, который утверждает, что "подобная социология - это собирательное определение для большого числа людей, интересующихся различными вещами"33.

В самом деле, это хороший способ для прикрытия научной несостоятельности человека с определенными амбициями, не умеющего сформулировать конкретную тему собственного научного исследования, но заранее претендующего на его масштабность и научное признание. Более того, очевидно, что часто подобным объектом оказывается хорошо известный и разработанный раздел общей социологии. Так, имели место попытки разработать "социологию компромисса" и "социологию консенсуса", когда исследо Дивергенция // Большой энциклопедический словарь. М., 1998. С. 335.

Там же.

См.: Дюркгейм Э. Что такое социальный факт? // Дюркгейм Э. Социология, ее предмет, метод, предназначение.

М., 2008. С. 69 - 79.

Dogan M., Pahre R. Op. cit. P. 143.

стр. ватели оказались не в состоянии развести эти два понятия и не принимали в расчет тот факт, что проблема социального согласия (консенсуса), как, впрочем, и конфликта, представляет собой неотъемлемую часть всех теоретических конструкций с момента зарождения социологической дисциплины.

Третье направление отражает активный процесс создания так называемых "междисциплинарных научных направлений", или "гибридов", которые образуются на стыке социологии и гуманитарных, социальных, естественных, математических, а также технических наук. Безусловно, ряд подобных междисциплинарных научных направлений (например, экономическая социология, социальная психология) давно оправдали себя с точки зрения предметной и содержательной состоятельности, теоретико методологической базы, глубины научного поиска и масштабности осуществленных исследовательских проектов. Однако предметная область достаточного числа междисциплинарных гибридов, заявленных исследователями сравнительно недавно, до сих пор четко не обозначена.

Например, существуют противоречивые подходы к определению и предметной области политической социологии. Политическая социология - это одновременно:

1) "социологическое объяснение проявления власти, такая интерпретация общей социологической теории, которая проблеме власти отводит центральное место"34;

2) "наука, занимающаяся общественными основами власти во всех институционализированных секторах общества"35;

3) "дисциплина, изучающая взаимоотношения между обществом и государством, между социальным строем и политическими институтами"36.

К сожалению, авторы данных определений не проясняют, чем "политическая социология" отличается от чуть более новой отрасли - "социологии власти" (первое и второе определение предмета), почему она в основную сферу своей предметной компетенции просто включает раздел общей социологии - государство и другие социальные институты (третье определение).

На стыке социологии, этнографии и истории сложилось такое междисциплинарное направление, как этносоциология. Устоявшимся предметом этносоциологических исследований "является взаимосвязь общих социальных явлений и процессов с этническими"37.

Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979. С. 21 - 22.

Политическая социология / Отв. ред. В. Н. Иванов, Г. Ю. Семигин. М., 2000. С. 19.

Там же.

Дробижева Л. М. Этносоциология // Российская социологическая энциклопедия. С. 645.

стр. Тем не менее ряд исследователей, претендующих на статус "создателей" этой отраслевой дисциплины, оставляет ее предмет достаточно "размытым". Так, этносоциология определяется как "социологически значимые, релевантные связи и отношения внутри этнических общностей, а также связи и структуры, возникающие при их взаимодействии друг с другом"38. Очевидно, что словосочетание "социологически значимые, релевантные связи и отношения" не раскрывает сути предмета данного гибрида. Более того, известно, что в результате взаимодействия этнических общностей друг с другом вполне могут возникать и структуры социально-антропологического, экономического и политического характера.

Важность охвата в одной обобщающей теории разнородных областей знания, относящихся к неживой, живой природе и обществу, предопределило возникновение такого междисциплинарного направления, как социальная экология. Однако до сих пор отсутствует единая точка зрения на ее предмет и статус данной науки. Одни ученые относят социальную экологию к отрасли социологии, которая изучает закономерности взаимодействия общества и природы. Тогда внимание исследователей концентрируется на изменениях общества под воздействием или с учетом природных факторов, их изобилия или, наоборот, недостатка, а также на выработке стратегии общества по отношению к природе с целью предупреждения негативных антропогенных изменений в ней, которые в свою очередь сказываются на человеке и обществе. Внимание других - на области "социоестественной науки"39. Последние считают, что "социальная экология предполагает в качестве конечного результата некое социоприродное знание, не имеющее аналогов в прошлом"40.

Следует отметить, что, как правило, не разграничивают предметы ряда гибридов от других, подобных им по названию с точки зрения объекта и предмета. Так, налицо нечеткий ракурс политической социологии по отношению к объектам изучения политологии и социологии политики;

этносоциологии - к объектам социологии межэтнических отношений, социологии межнациональных отношений, этнологии и социальной антропологии;

социальной экологии - к объектам экологической социологии, экоантропоцентрической социологии и экосоциологии.

Также непонятно, в чем состоит отличие "социологии народонаселения", определяемой в качестве "специальной социологиче Татунц С. А. Этносоциология в России и МГУ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2005.

N 1. С. 59.

Гирусов Э. В. Особенности формирования социальной экологии // Проблемы социальной экологии: Тезисы докладов Первой Всесоюз. конф. Ч. 1. Львов, 1986. С. 4.

Бганба В. Р. Социальная экология: Учеб. пособие. М., 2004. С. 9.

стр. ской теории, изучающей процессы воспроизводства населения всей Земли, отдельных стран, регионов, поселений, миграционные и социально-демографические процессы;

влияние социальных факторов на социально-демографическую структуру общества, социальных регионов, социальных общностей, с одной стороны, и влияние демографических факторов на ход социальных процессов, на изменение в системе общественных отношений - с другой"41, от "социологии расселения" и устоявшейся научной дисциплины - социальной демографии.

К сожалению, при общей неясности предмета попытки содержательного наполнения ряда подобных отраслей сводятся к тому, что они просто разбиваются на множество подразделов, в названия которых также введено слово "социология". В частности, в структуру этносоциологии включают субдисциплины, представляющие собой словосочетания, лишенные четкого значения: "социологию этноса как социокультурной коммуникативной системы;

этносоциологию семейно-брачных отношений;

социологию этнонациональных меньшинств и диаспор;

социологию этнонациональных конфликтов и этнического насилия как социальной аномии;

социологию этноцентризма, национализма, расизма как социальных фобий и технологий"42.

Четвертое направление включает несколько категорий словосочетаний, в которых слово "социология" соединяют:

- с различными отраслями народного хозяйства (например, социология медицины, социология сельского хозяйства, социология физкультуры и спорта) или с хозяйственной жизнью в целом43. Анализ ряда подобных "совмещений" показал, что часто в рамках данных областей авторы рассматривают преимущественно проблемы управления и менеджмента. При этом между некоторыми отраслями, число которых постоянно растет, невозможно провести простую смысловую границу. Например, между аграрной социологией, социологией деревни, социологией села и социологией сельской жизни;

социологией медицины, медицинской социологией и социологией здравоохранения;

- с отдельными религиозными доктринами (например, встречаются названия "католическая социология", "православная социология", "исламская социология" и т.п.).

Следует отметить, что подобные словосочетания имплицитно предполагают, что каждая религиозная доктрина развивает "собственную" социологию, а в самой конфессии давно работают профессиональные теологи Соколова Г. Н. Социология народонаселения // Социология: Энциклопедия. С. 1044.

Татунц С. А. Указ. соч. С. 59 - 60.

См., например: Зарубина Н. Н. Социология хозяйственной жизни. М., 2006.

стр. социологи. На самом деле, подобная проблематика традиционно и успешно рассматривалась в общих теоретико-методологических рамках социологического анализа религии;

- с понятиями философии или этики. Так, в рамках "социологии морали" изучаются моральные компоненты жизни общества и индивида, которые формируются и проявляются в сознании социальных групп и индивидов и реализуются в практических действиях всех субъектов социальных процессов. Объект социологии морали нравственное сознание, нравственные отношения и нравственная деятельность различных социальных групп и их представителей, действующих в сфере труда, быта, досуга44. На деле подобный социологический ракурс изучения морали просто представляет собой резкое сужение ее философского анализа45;

- с психическими качествами личности (например, социология мышления, социология воображения, социология мотивов, социология эмоций), ряд которых в самой психологии еще недостаточно изучен;

- с понятиями, заимствованными из арсенала политической науки (например, социология идеологии, социология власти, социология федерализма, социология федеральных отношений, электоральная социология и т.п.).

Следует подчеркнуть, что если словом "социология" просто заменяют словосочетание "социологический анализ" без претензий на конструирование дисциплинарно самостоятельной отрасли, то социологические исследования в любых направлениях в известной степени оправданны и могут быть полезными для развития социологического знания в целом. Однако когда речь идет о попытках реальной дисциплинарной автономии, то вполне возможно говорить о кризисе дивергенции отраслевой матрицы социологии.

Кризис дивергенции отраслевой матрицы социологии - это интенсивный процесс горизонтального дробления предметного поля социологии. При этом значительную часть сегментов социологического поля заполняют далекие или автономные от языка этой науки отраслевые дисциплины. Эти отрасли (подотрасли и подподотрасли), как правило, заявляются специалистами негуманитарного профиля, в том числе из органов государственной власти и управления или бизнеса, многие из которых никогда не изучали социологию, ее теорию и историю профессионально. Однако по тем или иным обстоятельствам они были вынуждены вклиниться в эту науку, а также пожелали сразу получить в ней высокий статус.

См.: Апресян Р. Г. Мораль // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 2. М., 2010. С. 610, 612.

См.: Винокурова С. П. Социология морали // Социология: Энциклопедия. С. 1044.

стр. Характерной чертой кризиса дивергенции отраслевой матрицы социологии является присоединение слова "социология" к актуальным, "находящимся на слуху" масштабным и многоаспектным феноменам, которые требуют детального междисциплинарного изучения. При этом не принимается во внимание тот факт, что их научный анализ вполне может получить адекватный социологический ракурс без искусственной привязки к нему слова "социология".

Так, за последние десятилетия увидело свет множество фундаментальных научных работ, в рамках которых разрабатывалось познание процесса глобализации. К ним следует отнести труды отечественных и зарубежных исследователей, в которых прежде всего затрагивались сущностные аспекты глобализации как "объективного естественного процесса интеграции человечества". В результате подобного анализа сложились социальные концепции, объясняющие новое глобальное мироустройство, - И.

Валлерстайна, С. Хантингтона, У. Бека, Э. Гидденса, М. Уотерса, Ф. Фукуямы и др.

Благодаря многочисленным исследованиям данного феномена выделился и получил развитие социологический подход к анализу глобализации. Этот подход ориентирован на исследование глобальных социальных процессов и проблем, связанных с установлением нового социального порядка, с проявлением факторов глобализации в социальной сфере.

Согласно данному подходу, ни одно социальное явление, требующее для своего решения объединенных усилий всех народов планеты, нельзя рассматривать вне общего контекста глобализации. К числу подобных явлений относятся глобальные социальное неравенство и бедность, безработица, миграция, преступность, работорговля, проституция, наркомания и терроризм, т.е. те "негативные социальные реалии XXI в., которые социология не может обойти молчанием"46.

В число подобных относительно новых для отечественной социологии масштабных феноменов входит "безопасность". Анализ специализированной научной литературы показывает, что вплоть до конца 90-х гг. прошлого столетия в нашей стране недостаточно внимания уделялось тем аспектам национальной безопасности, которые позволили бы отнести это явление к числу социальных. Как отмечают специалисты, "безопасность являлась монопольной сферой высшего политического руководства, весьма закрытой, а обращение ученых к этим проблемам являлось деянием просто опасным"47.

Осипов Г. В. Российская социология в XXI веке: Доклад на II Всеросс. социол. конгрессе. 30 сентября - октября 2003 года. М., 2003. С. 6.

Серебрянников В. И., Хлопьев А. Т. Социальная безопасность России. М., 1996. С. 14.

стр. Одними из первых в ряду отечественных ученых к анализу "безопасности" обратились В.

И. Серебрянников и А. Т. Хлопьев;

они же попытались дать развернутое определение данному концепту. По их мнению, "безопасность есть деятельность людей, общества, государства, мирового сообщества народов по выявлению, предупреждению, ослаблению (ликвидации) и отражению опасностей и угроз, способных погубить их, лишить фундаментальных материальных и духовных ценностей, нанести неприемлемый (недопустимый объективно и субъективно) ущерб, закрыть путь для выживания и развития"48.

С помощью этих, а также других российских исследователей к концу XX в. был преодолен упрощенный взгляд на "безопасность": все больше внимания стало уделяться невоенным аспектам безопасности, при этом утвердилось понимание того, что человечеству необходимо противостоять грозным опасностям на различных направлениях - экономическом, экологическом, научно-техническом, информационном и, безусловно, социальном. Данное обстоятельство во многом предопределило интерес социологов к проблемам обеспечения прежде всего социальной безопасности, которая стала объектом соответствующих плодотворных трудов49.

Наряду с этим имели место активные попытки трансформации уже найденного и неоднократно апробированного в исследованиях социального аспекта данного феномена в полноценную самостоятельную отрасль современного социологического знания. Так, отдельные работы монографического характера отражают претензии авторов на статус "первооткрывателя" объекта, предмета и категориального аппарата "социологии безопасности", которые порой оказываются далеки от концептуализации, отвечающей канонам научного социологического знания. В частности, это имеет место тогда, когда социология безопасности позиционируется как междисциплинарное направление, приоритетными задачами которого являются:

- рассмотрение различных аспектов формирования культуры безопасности, как главного компонента эволюционизирующей безопасности XXI в.;

- анализ содержания и специфики культуры безопасности как результата объективного процесса трансформации международных организаций;

Там же. С. 16.

См.: Яновский Р. Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М., 1999;

Серебрянников В. И.

Социальная безопасность России: концептуальный подход. М., 1995;

Силласте Г. Социально-политическая безопасность как составная часть общей концепции национальной безопасности // Безопасность. 1995. N 5 - 6;

Социальная и духовная безопасность России. М., 1995;

Серебрянников В. И., Хлопьев А. Т. Указ. соч.

стр. - индикаторы состояния и динамики безопасности50.

Очевидно, что в данном определении фактически имеет место подмена понятия "безопасность" производными понятиями - "культура безопасности", "динамика безопасности", что неизбежно влечет за собой исчезновение конкретного предмета.

Излишняя многогранность и многоаспектность подобной трактовки рассматриваемого явления - "безопасности" - ведет к анализу проблемного материала далеко не социологического характера, недостаточной проработанности отдельных тематических разделов, сводимых, как правило, к широким проблемам - "оформления феноменов небезопасности и безопасности в осознанности и реальности вызовов, угроз, опасностей и рисков для целей, идеалов, ценностей, а также интересов"51.

Так же как и в случаях безуспешных попыток образования междисциплинарных гибридов, отраслевая дисциплина "социология безопасности" произвольно заполняется тематическими разделами "производного характера". В их числе - "социология безопасности человека, общества и государства", "социология региональной и международной безопасности", "социология среды безопасности", "социология вызовов", "социология опасностей", "социология угроз", "социология страхов", "социология рисков" и т.п. Ряд из них лишен не только самостоятельного содержания, но и смысла. Например, не ясно, в чем заключается отличие предмета и методов "социологии безопасности" и "социологии опасностей", а последней от "социологии угроз".

Этот ряд дополняется субдисциплинами "третьего порядка" - "социологией политической и военной безопасности", "социологией духовной и информационной безопасности", "социологией экологической безопасности" и т.п., когда слово "социология" присоединяется к разновидностям феномена безопасности или сферам его проявления.

Безусловно, проблемы безопасности, особенно социальной, открывают простор для дальнейшего научного поиска, для широких междисциплинарных исследований. Ни в коем случае нельзя отрицать право на формирование и развитие данной отрасли социологической науки, что находит адекватное отражение в отдельных трудах 52, но, к сожалению, подобные контуры не задают направление для адекватного и структурированного социологического поиска. Этот поиск невозможно осуществить без выработки общей теоретико-методологической основы для исследования этого феномена, для создания которой необходимы прежде всего детальная См., например: Кузнецов В. И. Социология безопасности: формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. М., 2002;

и др.

Социология безопасности: Учеб. -метод, комплекс. М., 2007. С. 10.

См. например: Викторов А. Ш. Введение в социологию безопасности. М., 2008.

стр. ревизия всего научного знания, которое накоплено о безопасности, и глубокие обобщения.

Кроме того, необходимы систематизация научных исследований данного феномена, поиск общего и особенного в его проявлении в различных сферах общественной жизни.

Следует отметить, что ценную научную методологию анализа масштабных феноменов, объясняющую с социологической точки зрения их сущность и причины возникновения, предложил П. Сорокин. Примером подобных феноменов служит вооруженное противоборство между людьми, а одной из его форм - война. Войны и причины их возникновения, социальные последствия войн всегда служили объектом создания различных теоретических конструкций, систематический анализ которых и предпринял П.

Сорокин в первую очередь. По мнению этого исследователя, значительная часть обширной литературы, посвященной феномену войны, представляет собой не более чем эмоционально обусловленные исключительно умозрительные "идеологии" и потому не имеет никакой научной ценности53.

В данной связи П. Сорокин, что совершенно логично, сосредоточился на систематизации, анализе и критике теорий, в которых можно выделить рациональное зерно в объяснении причин и сущности данного феномена. Анализ ряда фундаментальных теорий, позволяющих адекватно интерпретировать социальные функции и следствия войны, по мнению П. Сорокина, "указывает на то, что влияния войны чрезвычайно сложны и не могут быть точно описаны простыми и односторонними формулами ее защитников или тех, кто ее ненавидит"54.

По мнению этого мыслителя, подобные теоретические конструкции - яркий пример социологии "единого фактора". Это социология того уровня, на котором когда-то стояла медицина знахарей, лечивших от всяких недугов угольками и нашептыванием55.

Настоящая теория, подчеркивал П. Сорокин, должна объяснить, когда, почему, при каких условиях и каким образом их фактор становится действительной причиной войны и почему, при каких условиях и т.д. он не оказывает влияния. Данная теория должна "установить корреляцию особенностей войны и собственных факторов, показав тем самым, что ее факторы "совпадают" с кривой войны. Иначе такая теория бесполезна"56.

См.: Сорокин П. А. Социологическая интерпретация "борьбы за существование" и социология войны // Социология современных войн: Мат-лы науч. семинара / Под ред. П. А. Цыганкова, И. П. Рязанцева. М., 2004.

Вып. 1. С. 179.

Там же.

См.: Сорокин П. О причинах войны, об империализме, о теории факторов народничества и многом другом // Сорокин П. Заметки социолога. СПб., 2000. С. 42 - 43.

Сорокин П. А. Социологическая интерпретация... С. 134.

стр. Так, П. Сорокин доказал, что существует ряд корреляций между феноменом войны, взятым в качестве независимой переменной, и различными аспектами социальной жизни как зависимыми переменными. Некоторые из этих корреляций кажутся определенными и в какой-то мере изученными. Однако другие до сих пор мало-изучены и представляют собой скорее догадки, нежели научные утверждения. Авторы слишком много рассуждали на моральные темы и изучили слишком мало фактов в этой области. Поэтому "если социологи собираются продвигать наши знания о феномене войны, они должны отказаться от морализаторства, повернуться к реальным исследованиям. В противном случае мы приговорены оставаться в царстве полуправды"57.

Очевидно, что глубокий теоретико-социологический анализ какого-либо важного социального процесса и явления не обязательно непременно связывать с названием самой науки.

Чем можно объяснить причины подобного кризиса дивергенции отраслевой матрицы социологии?

Во-первых, тем, что сразу после распада СССР в социологию перешли специалисты, высвободившиеся из управленческих структур, и в том числе из различных партийных ведомств, а также люди из ставших "неприбыльными" областей знания или те, кто не смог там добиться значимых научных результатов. Их привлекла "обыденность" и "понятность" социологических терминов, возможность свободно оперировать ими, не утруждая себя освоением теоретико-методологического и исторического фундамента социологического знания. Это невозможно, например, в математике, физике, биологии или медицине.

Во-вторых, тем, что некоторые исследователи, сопровождая тему обычного эмпирического исследования, или неких социально-философских, или просто спекулятивных построений словом "социология", просто завышают свой научный статус.

В-третьих, тем, что молодые социологи, будучи не в состоянии сформулировать конкретную тему, объект, предмет, цель и задачи социологического исследования, используют вместо этого собирательное слово "социология"58.

В-четвертых, тем, что налицо отсутствие интереса к общим тенденциям развития общества, неизбежно связанным с конструированием надежного теоретического базиса.

Каковы результаты такой дивергенции?

Там же. С. 178.

Данные получены в ходе научного руководства автора подготовкой курсовых, дипломных и диссертационных работ студентами и аспирантами. См. также: Осипова Н. Г. Подготовка профессиональных социологов // Социология. 2004. N 3 - 4.

стр. С одной стороны, согласно Дж. Тернеру, разделения в области социологии неизбежны:

трудно представить унифицированную парадигму, применимую к любым проблемам и уровням анализа, существующим в социологии59. Такой интеллектуальный плюрализм в известной степени обогащает научную дисциплину. И следует отметить, что в зарубежной социологии наряду с конструированием отраслевых социологических дисциплин наметилась тенденция к общему теоретико-методологическому анализу актуальных проблем современного общества61.

Кризис дивергенции отраслевой матрицы современной отечественной социологии имеет результатом появление значительного числа отраслей, неадекватных современному научному знанию, предметные области которых невозможно разграничить в виду просто частичного пересечения объединяемых понятий. И даже если эти границы обозначены, теоретическая фундированность и исследовательская база подобных областей остаются явно недостаточными. Данное обстоятельство приводит к утрате социологией своего высокого социального статуса, а само социологическое сообщество - к дезинтеграции. Как отмечают специалисты, "на определенной стадии своего развития социологическая наука была всеохватывающей (систематизирующей) дисциплиной. Например, О. Конт ставил социологию на второе место после философии, а благодаря влиянию М. Вебера, Э.

Дюркгейма и Т. Парсонса социология превратилась в королеву социальных наук. К сожалению, этот высокий статус социологии находится под угрозой утраты"62.

Необходимо подчеркнуть, что приоритетной задачей российской социологии сегодня остается развитие фундаментальных исследований и создание на их основе валидных теоретических концепций, объясняющих основные тенденции социальной жизни. "Без разработки вопросов теоретического характера не существует национальной социологии...

вне общего теоретического контекста российская социология выступает как совокупность отраслевых социологий"63. К сожалению, большинство социологов в силу Turner R. American sociology in search of identity // Paper Presented to the Chinese Academy of Social Sciences. 1988.

N 3. P. 51.

См., например: McNair B. The sociology of journalism. N.Y., 1998;

Rogers A., Pilgrim D. A sociology of mental health and illness. N.Y., 2010;

Stableford B. The sociology of science fiction. N.Y., 2007.

См., например: Crone J.A. How can we solve our social problems? N.Y., 2007;

Keating M., Punch S., Harden J., Marsh I. Sociology: making sense of society. N.Y., 2009;

Watson T.J. Sociology, work and industry. N.Y., 2008;

Webster F. Theories of the information society. N.Y., 2006.

Dogan M., Pahre R. Op. cit. P. 142 - 143. Аналогичные высказывания см.: Bourdieu P. Questions de sociologie. P., 1984. P. 82;

Turner R. Op. cit. P. 51.

Здравомыслов А. Г. О судьбах социологии в России // Социол. иссл. 2000. N 3. С. 137 - 138.

стр. прагматической ориентации проводимых ими исследований не проявляют к этим вопросам никакого интереса. В массе своей они имеют смутное представление о методологических проблемах теоретического знания в социологии, иногда у них отсутствуют элементарные познания в области истории социологии, ведущих тенденциях ее теоретического развития в современную эпоху. Об этом свидетельствует арсенал современной научной литературы по социологии, когда в нем превалируют не проблемно ориентированные монографии, а труды или с собирательным названием "Социология", или с названием "отраслевого" порядка, включающие много материала, не всегда адекватного социологическому знанию.

К сожалению, обозначенные тенденции негативно влияют на состояние образовательного процесса, на подготовку специалистов с высшим социологическим образованием.

Известно, что одна из функций социологического образования - сформировать у человека социальное мышление, понимание социальных проблем, источников их возникновения и возможных путей разрешения. Однако ординарных студентов отличает нежелание изучать историю и теорию социологической науки, пытаться понять закономерности ее функционирования в обществе, принципы соотношения методологии и методов социологического познания. Многие студенты, проучившись в высшем учебном заведении несколько лет, не имеют представления об основных тенденциях и направлениях развития мировой и отечественной социологии, не умеют квалифицированно анализировать современные социальные проблемы. Дело здесь в том, что большинство студентов изначально нацелены на конкретную, обычно очень узкую, но выгодную в практическом плане отраслевую область социологии или просто на тему, часто не имеющую к социологии непосредственного отношения, но вызывающую у них повышенный интерес. Тогда темы курсовых работ просто повторяют названия отраслей социологии или узких и малоразработанных (например, "Социология бренда";

"Социология выборов") или очень широких и разработанных достаточно ("Социология коммуникативных систем")64.

Общим итогом является формирование у будущих социологов искаженных представлений о данной дисциплине, ее структуре, функциях и социальном предназначении. Если провести аналогию с Вселенной, то получается, что для выпускников-социологов Солнце уже не является ее центром. Она, Вселенная, представляет собой множество средних, мелких и мельчайших планет (совершенно сходных или же отличных по строению), которые движутся по собственной траектории и при этом непрерывно делятся, и часть См. подробнее: Осипова Н. Г. Указ. соч.

стр. из них даже пытается "запустить" вокруг себя вращение Солнца. Действительно, когда утрачиваются критерии отличия науки от псевдонаучного построения или просто плода воображения отдельного, не всегда здравого человека, появляется поколение социологов, смутно представляющих структуру, содержание и социальное предназначение социологического знания. У них порой отсутствует не только способность, но и стремление "осмыслить общество, в котором живут и действуют люди, равно как и выразить свое отношение к нему"65, понять, какие социальные процессы в нем происходят и какие из них входят в сферу прямой компетенции социологической науки и социологов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи. М., 1996.

Апресян Р. Г. Мораль // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 2. М., 2010.

Бганба В. Р. Социальная экология: Учеб. пособие. М., 2004.

Викторов А. Ш. Введение в социологию безопасности. М., 2008.

Винокурова С. П. Социология морали // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А.

Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелкин и др. Минск, 2003.

Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979.

Гараджа В. И. Социология религии. М., 1996.

Гирусов Э. В. Особенности формирования социальной экологии // Проблемы социальной экологии: Тезисы докладов Первой Всесоюз. конф. Ч. 1. Львов, 1986.

Дивергенция // Большой энциклопедический словарь. М., 1998.

Дробижева Л. М. Этносоциология // Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г. В. Осипова. М., 1998.

Дюркгейм Э. Что такое социальный факт? // Дюркгейм Э. Социология, ее предмет, метод, предназначение. М., 2008.

Зарубина Н. Н. Социология хозяйственной жизни. М., 2006.

Здравомыслов А. Г. О судьбах социологии в России // Социол. иссл. 2000. N 3.

Коган Л. Н. Общее и специальное образование как предмет социологического исследования // Проблемы общего образования трудящихся промышленных предприятий Урала. Свердловск, 1969.

Констатиновский Д. Л., Шубкин В. Н. Молодежь и образование. М., 1977.

Коростылев Г. М. Марксистская социология и проблемы народного образования // Социол. проблемы народного образования. Свердловск, 1967.

Кравченко А. И. Социология труда и производства // Социология в России / Под ред. В. А.

Ядова. М., 1996.

Кузнецов В. Н. Социология безопасности: формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. М., 2002.

Мацковскш М. С. Социология семьи: проблемы теории, методологии, методики. М., 1989.

Рабочая книга социолога. С. 7.

стр. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006.

Осипов Г. В. Теория и практика социологических исследований в СССР. М., 1979.

Осипов Г. В. Теория социологическая // Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г. В. Осипова. М., 1998.

Осипов Г. В. Российская социология в XXI веке: Доклад на II Всеросс. социол. конгрессе.

30 сентября - 2 октября 2003 года. М., 2003.

Осипова Н. Г. Подготовка профессиональных социологов // Социология. 2004. N 3 - 4.

Политическая социология / Отв. ред. В. Н. Иванов, Г. Ю. Семигин. М., 2000.

Рабочая книга социолога / Отв. ред. Г. В. Осипов. М., 1977.

Руткевич М. Н. Общественные потребности, система образования и жизненные планы молодежи // Жизненные планы молодежи. Свердловск, 1966.

Серебрянников В. И. Социальная безопасность России: концептуальный подход. М., 1995.

Серебрянников В. И., Хлопьев А. Т. Социальная безопасность России. М., 1996.

Силласте Г. Социально-политическая безопасность как составная часть общей концепции национальной безопасности // Безопасность. 1995. N 5 - 6.

Советская социология: В 2 т. М., 1982.

Соколова Г. Н. Социология народонаселения // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А.

Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелкин и др. Минск, 2003.

Соколова Г. Н. Специальные социологические теории // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелкин и др. Минск, 2003.

Сорокин П. О причинах войны, об империализме, о теории факторов народничества и многом другом // Сорокин П. Заметки социолога. СПб., 2000.

Сорокин П. А. Социологическая интерпретация "борьбы за существование" и социология войны // Социология современных войн: Мат-лы науч. семинара / Под ред. П. А.

Цыганкова, И. П. Рязанцева. Вып. 1. М., 2004.

Социальная и духовная безопасность России. М., 1995.

Социология безопасности: Учеб. -метод, комплекс. М., 2007.

Социология в России: призвание социологии // Социология. Основы общей теории / Отв.

ред. Г. В. Осипов, Л. Н. Москвичев. М., 2002.

Суслов В. Я. Социология труда: теоретические и методологические проблемы. Л., 1971.

Татунц С. А. Этносоциология в России и МГУ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2005. N 1.

Тернер Дж. Аналитическое теоретизирование // Теория общества: фундаментальные проблемы / Под ред. А. Ф. Филиппова. М., 1999.

Турченко В. Н. Социология и система образования // Социол. -экон. проблемы образования. Новосибирск, 1969.

стр. Турченко В. Н. Научно-техническая революция и революция в образовании. М., 1973.

Филиппов Ф. Р. О противоречиях между назревшими потребностями развития социалистического общества и состоянием системы народного образования в СССР // Вопросы философии. 1958. N11.

Филиппов Ф. Р. Социальная структура общества и система образования. М., 1974.

Филиппов Ф. Р. Социология образования. М., 1980.

Яблоков И. Н. Социология религии. М., 1979.

Яновский Р. Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М., 1999.


Bourdieu P. Questions de sociologie. P., 1984.

Dogan M., Pahre R. L'innovation dans les sciences sociales. P., 1991.

Merton R. Social theory and social structure. N.Y., 1949.

Turner R. American sociology in search of identity // Paper Presented to the Chinese Academy of Social Sciences. 1988. N 3.

Veyne P. Comment on ecrit l'histoire. P., 1971.

стр. Заглавие статьи КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИМОСТИ А. Г. ФРАНКА Автор(ы) А. Б. Рахманов Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология, № Источник 2, 2013, C. 52- СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 47.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИМОСТИ А. Г. ФРАНКА Автор: А. Б. Рахманов А. Б. Рахманов, канд. филос. наук, доц. кафедры истории и теории социологии социологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова* Автор рассматривает теорию зависимости и взгляды немецкого ученого А. Г. Франка как одного из ее наиболее известных представителей. Автор анализирует развитие научной мысли А. Г. Франка и показывает достоинства и недостатки его концепции.

Ключевые слова: теория зависимости, зависимость, слаборазвитость, мировая капиталистическая система, К. Маркс, А. Г. Франк.

The author speaks about dependence theory and German scientist A. G. Frank as one of its most notorious representatives. He analyzes the development of scientific thought of Frank and discovers advantages and disadvantages of his conception.

Key words: dependence theory, dependence, underdevelopment, world capitalist system, K.

Marx, A.G. Frank.

В 1960 - 1970-е гг. в мировой социальной мысли возникло своеобразное направление теория зависимости (dependence theory). Другие варианты названия этого течения - теория зависимого развития, зависимого капитализма, периферийного развития, периферийного капитализма. Иногда это направление именуют депендентизмом. Но в силу различий внутри этого течения правильнее было бы говорить о теориях зависимости. К этому течению относятся (или относились) Р. Пребиш (1901 - 1986;

Аргентина), А. Г. Франк (1929 - 2005;

Германия-США), С. Амин (р. 1931;

Египет-Сенегал), Ф. Кардозу (р. 1931;

Бразилия), P.M. Марини (1932- 1997;

Бразилия), Т. Дус Сантус (р. 1936;

Бразилия) и др. В этом течении заметную роль играют представители научной общественности Латинской Америки, но в него входят ученые и из других стран и регионов. Данное научное направление имеет междисциплинарный характер: оно относится и к социологии, и к экономической науке, и к политологии, и к истории и т.д. Если рассматривать теорию зависимости сквозь призму социологии, то она, безусловно, относится к исторической социологии - социологической субдисциплине, бурно развивающейся в последней трети XX и начале XXI в., причем к тому разделу исторической социологии, который изучает развитие крупных (наднациональных, надрегиональных и т.д.) социальных систем макросоциологии.

* Рахманов Азат Борисович, e-mail: genova22@yandex.ru стр. Концепции зависимости возникли, во-первых, как попытка осмыслить бедность и отсталость стран "третьего мира" (Латинская Америка, Азия и Африка) и, во-вторых, в качестве реакции на либерально-буржуазные концепции модернизации (девелопментализм), которые для решения проблем стран "третьего мира" рекомендовали им осуществить последовательные капиталистические преобразования и в сжатом виде повторить путь, пройденный в Новое время Западом. Концепции зависимости основаны на положении о том, что отсталость и бедность развивающихся стран обусловлены их зависимостью (отсюда и название этих теорий) от развитых капиталистических стран США, Западной Европы и Японии, эксплуатацией первых вторыми. Ряд представителей теорий зависимости довольно близки мир-системному подходу И. Валлерстайна: теории зависимости и мир-системный анализ, возникший в 1974 г. с выходом в свет первой части труда Валлерстайна "Современная мир-система", развивались параллельно, пересекаясь, опираясь друг на друга и вступая в дискуссии друг с другом. Франка и Амина нередко причисляют к мир-системному подходу, поскольку понятие "мировая система" для них является ключевым. Однако их способ исследования мировой системы серьезно отличается от мир-системного анализа Валлерстайна и его школы.

Семейство теорий зависимости довольно разнородное. К нему относятся представители левых течений, выступающие за преодоление капитализма и переход к социализму, и правых, ориентированных на превращение своих стран в развитые капиталистические государства, которые могли бы на равных конкурировать и взаимодействовать с США, Западной Европой и Японией. Концепции зависимости влияли на мировое общественное сознание в последнюю треть XX - начале XXI в. и, без сомнения, сохранят свое влияние и в будущем. В России также есть сторонники этого течения.

Одним из наиболее ярких представителей семейства теорий зависимости являлся немецко-американский ученый Андре Гундер Франк, писавший в основном на английском языке. Вначале изложим его основные биографические данные. Будущий ученый родился 24 сентября 1929 г. в Берлине. В 1933 г. его семья после прихода фашизма к власти в Германии эмигрировала в Швейцарию, а в 1941 г. - в США. Франк учился на факультете экономики Чикагского университета и получил здесь же докторскую степень по экономике за диссертацию о советском (украинском) сельском хозяйстве. С 1957 по 1962 г. он преподавал в университетах штатов Мичиган и Айова.

Начиная с 1962 г. Франк работал на факультетах антропологии, экономики, географии, международных отношений, политологии и социологии в университетах США, Бразилии, Мек стр. сики, Канады, Чили, Германии, Великобритании, Бельгии, Нидерландов и Франции всего в девяти североамериканских, трех латиноамериканских и пяти европейских университетах. Франк преподавал на английском, немецком, французском, испанском, португальском, итальянском и голландском языках. Таким образом, он в полном смысле слова был глобальным ученым, представителем возникающей на наших глазах глобальной науки. Франк вышел на пенсию в 1994 г., будучи профессором университета в Амстердаме, но и после этого он продолжал трудиться в качестве гостевого профессора и научного сотрудника в нескольких университетах мира. Он умер 23 апреля 2005 г. в Люксембурге.

Франк был не только чрезвычайно плодотворным, но и востребованным автором: с 1955 г.

и до конца жизни он опубликовал более 1000 работ и среди них 44 книги. Его произведения вышли в свет на 30 языках мира, включая галисийский, тайский, малайский и индонезийский. В этом смысле Франка вполне можно отнести к классикам современной социальной науки, который оказал и продолжает оказывать значительное влияние на умы современников.

К сожалению, на русский язык произведения Франка, за исключением некоторого количества статей, не переведены. В России его идеи известны лишь относительно небольшому научному кругу и воспринимаются преимущественно некритически.

В развитии научных идей Франка следует выделить два этапа: 1) 1960 - 1980-е гг., когда он создал свою первоначальную концепцию зависимости, и 2) с начала 1990-х и до г., когда он подверг первоначальный вариант своей концепции зависимости существенной корректировке и разработал ее обновленную версию.

Первый этап научного творчества А. Г. Франка Франк впервые сформулировал свою концепцию зависимости в книге "Капитализм и слаборазвитость в Латинской Америке" (написана в 1963 - 1965 гг., впервые была опубликована в 1967 г.). При написании этой работы он опирался, как это следует из названия, на латиноамериканский материал, а точнее, на материал социально экономического и политического развития Латинской Америки после 1492 г. Несколько позже Франк придал своей концепции зависимости универсальный характер, применив ее и к анализу развития стран Азии и Африки в течение последних нескольких веков.

Результатом и одновременно высшим достижением первого этапа его научной деятельности стал труд "Зависимое накопление и слаборазвитость" (1978).

Ключевыми в первоначальной концепции зависимости Франка являются категории зависимости (dependence) и слаборазвитости стр. (underdevelopment). Зависимость характеризует положение стран Латинской Америки, Азии и Африки в системе мирового капитализма, которое возникло в эпоху Великих географических открытий. Страны вышеназванных регионов подчинены развитым капиталистическим странам Западной Европы, а также США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, а позже (с XX в.) и Японии. Состояние зависимости предполагает то, что развитие зависимых капиталистических стран и народов всецело определяется интересами ведущих капиталистических центров мира. Развитые капиталистические державы эксплуатируют зависимые страны, а богатства, произведенные зависимыми народами, присваиваются капиталом ведущих стран мира. Взаимодействие слаборазвитых стран и ведущих капиталистических держав основано на эксплуатации первых вторыми, т.е. на перемещении прибавочной стоимости из периферии в центр. Слаборазвитость характеризует социально-экономическое положение незападных стран и является результатом их зависимости. Франк подчеркивает, что слаборазвитость - это не исходная точка развития латиноамериканских, азиатских и африканских народов, а его результат.

Он указывает, что следует различать слаборазвитость и неразвитость. Слаборазвитость это следствие зависимого положения в системе мирового капитализма, а неразвитость фаза развития западноевропейских стран, США и Японии, предшествующая их современному состоянию. Западноевропейские страны, США и Япония когда-то были неразвитыми, но они никогда не были слаборазвитыми. На протяжении последних веков (Япония с конца XIX в.) они развивались как самостоятельные капиталистические державы. Зависимость и слаборазвитость возникают с момента колониальной экспансии стран Западной Европы и колонизации всего неевропейского мира, что привело к возникновению мировой капиталистической системы. Общественный процесс в латиноамериканских, азиатских и африканских странах на протяжении последних веков Франк называет развитием слаборазвитости (development of underdevelopment).


Социальная структура слаборазвитых стран не является результатом автономного исторического процесса, она навязана им господствующими капиталистическими державами. Господствующий в слаборазвитых странах класс Франк именует люмпен буржуазией. Люмпен-буржуазия - агент господствующих классов развитых стран проводит в собственной стране политику реализации интересов ведущих капиталистических держав. Люмпен-буржуазия может обеспечить своей стране лишь слаборазвитость, люмпен-развитие. Таким образом, слаборазвитость - это не стадия развития. Слаборазвитость зависимых стран и развитость ведущих капиталистических стран образуют две формы современного капитализма.

стр. Значительное внимание Франк уделял Латинской Америке. Он говорил о том, что этот регион находится в состоянии зависимости с началаXVI в., т.е. более 400 лет. В результате завоевания территории, на которых позже возникли страны Латинской Америки, оказались в состоянии подчинения и зависимости, став объектом эксплуатации со стороны капиталистических метрополий1. Зависимость Латинской Америки от ведущих капиталистических держав была поначалу колониальной, а с первой половины XIX в., когда латиноамериканские страны добились политической независимости от Испании и Португалии, - неоколониальной. Отношения зависимости сформировали экономическую и классовую структуру, равно как и культуру латиноамериканского общества. Изменения в национальной структуре стали результатом периодических изменений в формах колониальной зависимости. В ходе истории меняются формы зависимости, но суть отношений остается той же. Колониальная и неоколониальная классовые структуры были связаны с классовыми интересами господствующего в Латинской Америке слоя буржуазии. Используя государство как свое орудие, латиноамериканская буржуазия проводила политику слаборазвитости в экономической, социальной и политической жизни. Экономическая зависимость детерминировала классовую структуру, которая в свою очередь определяла политику слаборазвитости.

Все ключевые моменты истории латиноамериканских стран - колониальный строй (колониальная структура), развитие в течение длительного времени в качестве сельскохозяйственной периферии мировой капиталистической системы (аграрная структура), достижение независимости в первой половине XIX в., возникновение национализма и либерализма, гражданские войны, борьба националистов против либералов, политика либеральных реформ, зависимость от империалистических стран обусловлены зависимостью этих стран от капиталистического Запада, интересов западного капитала и подчиненного ему латиноамериканского капитала. Колониальная и классовая структура были продуктом внедрения в Латинской Америке ультраэксплуатации, экспортной экономики, зависимой от метрополий, которые ограничили внутренний рынок и сформировали экономические интересы люмпен буржуазии, т.е. производителей и экспортеров сырья и сельхозяйственной продукции. Эти интересы породили политику слаборазвитости и люмпен-развития. Аграрная структура трансформировалась в ответ на коммерческие условия, в ответ на колебания спроса в условиях мировой системы. Движение за независимость в Латинской Америке было следствием отстаивания экономических интересов Frank A.G. Lumpenbourgeosie: lumpendevelopment. Dependence, class and politics. N.Y., 1972. P. 13 - 16.

стр. производителей экспортного сырья, которые выросли в условиях режима свободной торговли и в конце XVIII в. воспользовались политическими возможностями, обусловленными Наполеоновскими войнами. Это привело латиноамериканскую буржуазию к политике экономической зависимости или к развитию слаборазвитости.

Политика слаборазвитости оказалась бы невозможной, если бы часть буржуазии, тесно связанная с производством и продажей сырья, была бы подчинена политическими и военными средствами национальной промышленной буржуазии. Выбор в пользу свободной торговли - один из основных моментов политики люмпен-развития.

Либеральные реформы XIX в. в Латинской Америке не были результатом распространения идеологии просвещения. Они были обусловлены экономическими интересами буржуазных экспортеров сельскохозяйственных продуктов. В конце XIX в.

развитие производства сырья, ориентированного на экспорт, еще больше трансформировало экономическую и социальную структуру стран Латинской Америки в направлении зависимости и слаборазвитости. Латиноамериканская люмпен-буржуазия стала младшим партнером иностранного (американского и западноевропейского) капитала. Буржуазный национализм и промышленное развитие в ведущих странах Латинской Америки стали ответом на кризис в империалистических метрополиях накануне и во время Второй мировой войны, но эти явления были ограничены классовой структурой латиноамериканской люмпен-буржуазии. После Второй мировой войны Латинская Америка развивалась в условиях неоимпериализма, что означало полное подчинение ее экономики, промышленности и социальной структуры развитым капиталистическим странам при сохранении формальной политической независимости.

Слаборазвитость воспроизводилась в расширенном масштабе.

В контексте первоначальной концепции зависимости весьма примечательно объяснение Франком различия путей исторического развития трех великих азиатских стран - Китая, Индии и Японии. Свою позицию он высказал в ходе дискуссии, состоявшейся в 1978 г. в США на симпозиуме "Развитие слаборазвитости в Китае"2. Франк полагал, что отсталость Китая до 1949 г. следует объяснять состоянием зависимости от западных капиталистических держав и Японии после трех опиумных войн3, которые породили полуколониальное положение Китая. Франк считал, что, Frank A.G. The development of underdevelopment or underdevelopment of development in China // The Development of Underdevelopment in China. N.Y., 1980. P. 90 - 100.

Первая опиумная война между Великобританией и Китаем - 1840 - 1842 гг., Вторая (Великобритания и Франция против Китая) - 1856 - 1858 гг., Третья (Великобритания и Франция против Китая) - 1859 - 1860 гг. Иногда Вторую и Третью опиумные войны объединяют и рассматривают как единую Вторую опиумную войну.

стр. опираясь на анализ внутренних общественных отношений, императорской власти, классов землевладельцев и торговцев, невозможно объяснить, например, упадок мореплавания и внешней торговли Китая после XV в. Он писал, что навязанная Великобританией Китаю торговля индийским опиумом, отчуждение части территорий Китая в пользу Запада, договорные порты4 как средство эксплуатации западным капиталом китайской экономики сыграли роковую роль для развития страны. Как полагал Франк, Япония в силу ряда исторических обстоятельств смогла избежать того, чтобы оказаться в состоянии зависимости от капиталистического Запада. В связи с этим Япония никогда не была слаборазвитой, хотя и являлась неразвитой страной до капиталистической индустриализации, начавшейся в последней трети XIX в. Китай был полуколонией с середины XIX до середины XX в., а Индия была колонией с середины XVIII до середины XX в., т.е. зависимость Индии от Запада была значительно более длительной и глубокой, чем зависимость Китая. Полуколониальный Китай и колониальная Индия развивались как слаборазвитые страны, но слаборазвитость Индии была намного более ярко выраженной, чем слаборазвитость Китая. По мысли Франка, то, что во второй половине XX в. Япония была развитой страной, а Китай - значительно менее развитым, чем Япония, но значительно более развитым, чем Индия, следует объяснить различием степени интегрированности этих стран в мировую капиталистическую систему, различием степени зависимости этих стран от мировых капиталистических центров.

Для преодоления зависимости и слаборазвитости стран "третьего мира", как полагал Франк, необходимо упразднение внешнего господства, т.е. господства над ними капиталистических метрополий Северной Америки, Западной Европы и Японии. В этот период своего научного творчества Франк видел возможность преодоления зависимости и слаборазвитости в социалистической революции, а в качестве образца будущего стран "третьего мира" он рассматривал СССР, КНР, Вьетнам и Кубу.

Концепцию зависимости Франка иногда относят к неомарксизму. Но Франк ушел далеко от марксизма: теория прибавочной стоимости и формационная теория были отвергнуты им при сохранении представлений об эксплуатации, классах и классовой борьбе, трансформированных соответственно его собственным представлениям. Можно сказать, что концепция зависимости Франка - это марксизм без теории прибавочной стоимости и теории обще Порты, открытые правительством империи Цинь согласно Нанкинскому договору, подписанному после поражения Китая в Первой опиумной войне, для ввоза опиума из Британской Индии и промышленной продукции из Великобритании - Шанхай, Кантон (Гуанчжоу), Амой, Фучжоу и Нинбо.

стр. ственных формаций. В частности, это проявляется в представлении Франка о том, что латиноамериканские страны после 1492 г. были не феодальными, а зависимыми капиталистическими, и не феодализм, а зависимый капитализм определял все аспекты истории и современности латиноамериканских обществ. В предисловии к одной из книг второго этапа своего научного творчества Франк писал о своих работах, написанных в ходе первого этапа: "Во всех этих и других произведениях я доказывал, что "не феодализм, а капитализм" породил "развитие слаборазвитости" в Латинской Америке и где бы то ни было в "третьем мире".

Решающими факторами, обусловившими эту слаборазвитость, являлись не столько "внутренние" для каждого из этих регионов факторы, связанные с этими народами. Напротив, решающие факторы были порождены структурой и функциями "мировой системы", интегральными частями которой эти страны являлись. Однако я тогда писал и продолжал думать, что "капиталистическая мировая система" возникла, когда Колумб "открыл" Америку"5. В действительности же феодальные отношения в будущую Латинскую Америку были принесены испанскими и португальскими конкистадорами, и феодальный способ производства доминировал здесь вплоть до начала XIX в., а полуфеодальные отношения (в переплетении с капиталистическими) сохранялись до середины XX в. Более того, до последнего времени воспроизводились и доклассовые отношения, например общинные (у индейцев).

Второй этап научного творчества А. Г. Франка С началом 1990-х гг. Франк существенно модифицировал свою первоначальную концепцию зависимости. Ее обновленный вариант был представлен в первую очередь в книге "Мировая система: пятьсот или пять тысяч лет?"6 (1993), написанной им совместно с Б. Джиллсом, а также в книге Франка "РеОриентироваться: глобальная экономика в азиатскую эпоху" (1998)7.

Решающим компонентом обновленной концепции зависимости Франка стало его обращение к фундаментальной критике западных социальных наук. Он утверждал, что последние 150 лет вся западная социальная наука от К. Маркса и М. Вебера до Ф. Броделя Frank A.G. ReOrient: global economy in Asian age. Berkely;

Los Angeles;

N.Y., 1998. P. XVII.

Frank A.G., Gills B.K. The world system. Five hundred years or five thousand. L., 1993. Эта книга представляет собой сборник нескольких статей Франка и Джиллса и материалов дискуссии по поводу их идей, в которой приняли участие С. Амин, И. Валлерстайн, Д. Вилкинсон, Дж. Абу-Луход, К. Экхольм и Дж. Фридман.

Frank A.G. ReOrient: global economy...

стр. и И. Валлерстайна была европоцентристской, а не универсалистской, т.е. исходила из приоритета изучения европейских народов, к которым причислялись и народы, появившиеся в результате европейской колонизации. Тогда как, с точки зрения Франка, западной социальной науке следовало стать наукой о развитии всего человечества. Таким образом, именно в европоцентризме он видел основной недостаток современной социальной науки. Франк в связи с этим подверг критике и свою первоначальную концепцию зависимости. Франк и Джиллс писали: "Наш подход предлагает широкую всемирно-историческую гуманоцентричную (humanocentric) альтернативу европоцентризму. Мировая история должна быть отражением и репрезентацией всего многообразия человеческого опыта и развития, которые значительно превосходят ограниченные и ограничивающие пределы "Запада""8. Авторы критикуют за европоцентризм даже Маркса: "Марксистская экономическая история была в такой же или даже в большей степени европоцентричной по сравнению с экономической историей ее "буржуазных" оппонентов"9. Франк и Джиллс подчеркивают, что необходимость вытеснения европо(западо)центризма в социальных науках не означает необходимости утверждения исламо-, японо- или китаецентризма. История должна быть "не исключающей гуманоцентричной историей" (nonexclusivist humanocentric history). С точки зрения Франка, социальные науки должны преодолеть свою европоцентристскую ограниченность, и он в своей обновленной концепции зависимости попытался сделать такой шаг.

Франк и Джиллс в самом начале "Мировой системы..." излагают пять ключевых положений своей концепции10. Первое: мировая система существует не 500, как считал Валлерстайн, а 5000 лет. Те характеристики, которые Франк на первом этапе своего научного творчества приписывал мировой системе, возникшей, с его точки зрения, после 1492 г., характерно для мировой системы по крайней мере с 3000 г. до н.э. Второе:

процесс накопления капитала является движущей силой мировой системы. Валлерстайн считал бесконечное накопление капитала отличительной особенностью современной мир системы, тогда как Франк и Джиллс полагают, что оно было характерно для мировой системы уже несколько тысячелетий. Капиталистическое накопление характерно не только для современной мир-системы, но и для 5000-летней мировой системы. Третье:

мировая система обладает структурой центр-периферия, что предполагает перемещение прибавочного продукта (surplus) из периферии в центр. Четвертое: в мировой системе происходит че Frank A.G., Gills B.K. Op. cit. P. 11.

Ibid. P. 27.

Ibid. P. 3 - 4.

стр. редование гегемонии и соперничества различных стран. Пятое: развитие мировой системы подчинено длинным и коротким экономическим циклам, включающим в себя фазы подъема и фазы упадка. Цикл системы - смена фаз подъема и спада по 200 - 300 лет каждый и смещение центра гегемонии. Центр мировой системы, возникшей в ходе ее развития, перемещался, пройдя через Китай, Монголию, Индию, Иран, Месопотамию, Египет, Турцию, Южную Европу, Западную Европу, Британию, Северную Америку, Японию. Возможно, на следующем этапе центром мировой системы вновь станет Китай11.

Как уже говорилось выше, Франк настаивает на том, что характеристики мир-системы Валлерстайна были присущи мировой системе, которая сложилась задолго до XVI в. Это утверждение позволило Франку "преодолеть" одно из слабых мест концепции Валлерстайна - неожиданное появление мир-системы в "долгом шестнадцатом веке", т.е. в 1450 - 1640 гг. Однако "экзотические" идеи Франка о 5000-летней мировой системе были только высказаны, но не развиты. В работах, относящихся ко второму этапу научного творчества, Франк в гораздо большей степени стремился обосновать ограниченность европоцентризма, показать, что неевропейские центры тоже являлись движущими силами мировой системы.

Критика идей А. Г. Франка Концепция зависимости А. Г. Франка в обеих своих модификациях, равно как и идеи других представителей этого направления, обладает несомненными достоинствами и содержит множество рациональных моментов. К таковым можно отнести, например, то, что Франк стремится систематически исследовать международное взаимодействие, которое складывалось в ходе Нового времени (отвлечемся в данном случае от идей о 5000-летней мировой системе). Франк вполне справедливо обращает внимание на важность международных экономических связей, на мировую капиталистическую систему, на отношения всемирной эксплуатации. В его работах мы обнаруживаем немало содержательных идей и ценных наблюдений, касающихся истории латиноамериканских и азиатских стран в связи с их интеграцией в мировую капиталистическую систему.

Настоящий предмет его исследований - формирующаяся мировая капиталистическая система. Однако есть у концепции Франка и значимые недостатки.

Первоначальная концепция зависимости Франка была подвергнута критике еще в 1970-е гг. Эта критика была разноплановой.

Frank A.G. The underdevelopment of development. URL: http://rrojadatabank.info/agfrank/underdev.html стр. Например, американский экономист-синолог В. Липпит (Victor D. Lippit), выступая на симпозиуме "Развитие слаборазвитости в Китае", о котором уже шла речь выше, не согласился с тем, как Франк объяснял отсталость Китая в середине XIX - середине XX в.

Липпит полагал, что объяснение отсталости Китая, предлагаемое Франком, является очень натянутым и абсолютизирует внешние факторы, которые в действительности имели второстепенное значение. Мы полагаем, что критика Липпита в адрес Франка была небезосновательной. Об ошибочности позиции Франка убедительно говорят факты, приведенные Липпитом. В 1871 - 1884 гг. экспорт составлял только 2,5%, а в 1920 - гг. - 7,3% от валового внутреннего продукта (ВВП) Китая, а его экспорт и импорт составляли в 1871 - 1884 гг. 1,3%, а в 1920 - 1929 гг. - 2,4% от общего объема мировой торговли12. В то же время численность населения этой страны составляла примерно одну четвертую часть от численности населения мира. В 1933 г. принадлежащие китайскому капиталу предприятия в стоимостном исчислении производили 66,9% промышленной продукции Китая и на них работало 72,8% рабочих Китая (783,2 тыс. человек), а предприятия, принадлежащие иностранцам, производили только 18,8% промышленной продукции страны и на них работало 15,2% китайских рабочих (163,1 тыс. человек)13. Как утверждает Липпит, даже в 1930-е гг. промышленный импорт (за исключением текстиля), который мог бы конкурировать с продукцией китайского ремесла, не превышал 0,5% ВВП Китая. В это же время ремесленное производство страны было равно более чем 10% национального ВВП14. Американская исследовательница Ф. Моулдер указывает на то, что британский промышленный экспорт не мог составить конкуренцию китайскому ремеслу, поскольку продукция китайского ремесла была, во-первых, более дешевой (транспортные издержки - морем до Китая и примитивным тягловым транспортом в глубь страны значительно поднимали стоимость продукции промышленности Великобритании) и, во вторых, более прочной и пригодной для длительного использования, чем английская промышленная продукция15. Следовательно, западный импорт не мог подорвать развитие ремесленной промышленности страны. Вместе с тем импорт британ Lippit V. The development of underdevelopment in China // The Development of Underdevelopment in China. P. 13.

Ibid. P. 14. 14,3% промышленной продукции производилось и 12% рабочих трудились в Маньчжурии - самой развитой части Китая. Маньчжурия с 1931 по 1945 г. была оккупирована Японией.

Ibid. P. 27.

Moulder F. Japan, China and the modern world economy. Toward a reinterpretation of East Asian development ca. to ca. 1918. Cambridge, 1977. P. 107.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.