авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Возврат к списку научных работ РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ На правах рукописи Сильнов Михаил ...»

-- [ Страница 3 ] --

Так, обеспечение достоверности показаний уже при первоначальных допросах означает, что следователь должен принять меры к изучению личности допрашиваемого с точки зрения способности последнего к даче правдивых и полных показаний, проанализировать содержание полученных сведений с точки зрения их внутренней логической структуры (последовательность, наличие противоречий, неточностей, пробелов и т. д.) сопоставить полученную информацию со сведениями, полученными из других процессуальных источников.

Изучение достоверности показаний означает также оценку следователем условий восприятия, запечатления информации в памяти допрашиваемого. Так, решение вопроса о достоверности показаний свидетеля от таких факторов, как способность данного лица к восприятию, запоминанию и воспроизведению информации, составляющей содержание его показаний, а также условий восприятия события, его скоротечность, заинтересованность свидетеля в исходе дела и др.

В целях обеспечения достоверности доказательственной информации закон обязывает участников процесса к выполнению целого ряда условий. Так, закон обязывает свидетеля, потерпевшего, явившегося по вызову на допрос, правдиво сообщить обо всем, что ему известно по делу. Перед допросом свидетель (потерпевший) предупреждаются об уголовной ответственности за отказ, уклонение от дачи показаний, дачу ложных показаний, в протокол допроса обязательно заносятся данные о личности допрашиваемых. Для ограждения свидетелей и потерпевших от давления заинтересованных в исходе дела лиц, закон обязывает следователя не только допрашивать вызванных по одному делу лиц, порознь, но и принять меры к тому, чтобы они не могли общаться между собой (ст 158 УПК).

Если следователь лишен возможности предотвратить общение свидетеля с другими лицами, еще не вызванными на допрос, у допрашиваемого может быть отобрана подписка о неразглашении известных ему по делу сведений.

Учитывая данные психологической науки о том, что свидетель, не прерываемый допросами, способен более полно и объективно рассказать все ему известное по делу в той форме и последовательности, которая ему удобна, закон формулирует норму, предоставляющую свидетелю и потерпевшему право рассказать все известное об обстоятельствах, в связи с которыми они вызваны (ст 158, 160 УПК) В процессе допроса следователь должен избегать наводящих вопросов (ст 158 УПК), так как в противном случае велика вероятность искажения информации. С той же целью недопущения искажения информации, следователь обязан разъяснить допрашиваемому право пользоваться услугами переводчика (независимо от процессуального положения допрашиваемого- ст 17 УПК).

В заключительной стадии допроса допрашиваемому предлагается удостоверить правильность записи показаний, о чем делается соответствующая отметка в протоколе. Такое ознакомление выполняет контрольную функцию по отношению к зафиксированной информации, повышает ее надежность, способствует полному и правильному познанию устанавливаемых фактов. (ст. УПК) Кроме того, закон предусматривает возможность для участников процесса, независимо от их процессуального положения, после дачи показаний записать их собственноручно (ст. ст. 152, 160). Собственноручная запись показаний нередко помогает допрашиваемому лучше сосредоточиться и более полно изложить свои показания.

Свою специфику имеют установленные законом критерии достоверности показаний при допросах несовершеннолетних, при которых могут, а если допрашиваемым не исполнилось 14 лет, должны присутствовать педагог, законные представители или родственники. Законодатель в этом случае исходит из учета особенностей психологии детского восприятия и установления контакта с подростком.

Свои особенности имеет обеспечение следователем достоверности показаний непосредственно в процессе их протоколирования, которое должно производится следователем в первом лице и по возможности дословно (ст160 УПК).

Устные показания являются разновидностью разговорной речи. Хотя в условиях официальной обстановки допрашиваемый ориентируется на стандартный, кодифицированный литературный язык, однако его речь не свободна от диалектных, просторечных, жаргонных слов и выражений, профессионализмов, научно-технических терминов. Содержание самих высказываний оформляет также интонация речи. Известно, что соответствующее повышение и понижение тона голоса может придавать высказыванию различные смысловые оттенки. Кроме того, содержание устных показаний во многом определяется также неязыковыми ( экстралингвистическими) средствами общения, которые включаются в речевую коммуникацию. К неязыковым средствам общения относятся жесты, мимика участников следственного действия и т. д.

Поэтому одной из задач следователя в ходе выполнения указанных следственных действий является не только выполнение требований закона о по возможности дословной фиксации пояснений, которые даются в процессе допроса, но и определенная логическая и лексическая проработка полученной информации с ее последующим изложением в протоколе. Последнее требует от следователя известных профессиональных навыков. Разумеется сказанное не означает, что следователь волен свободно интерпретировать, на свой лад излагать воспринятую в процессе допроса информацию. Такой подход крайне опасен, так как может повлечь за собой фиксацию искаженной или неверной информации, что может привести к разного рода следственным ошибкам.

Действенными вспомогательными средствами фиксации показаний могут служить аудио- и видео запись. Порядок применения звукозаписи подробно регламентирован УПК (ст 141-1).

К сожалению, порядок применения видео записи при производстве следственных действий и в частности при допросах, в УПК закрепления не получил, что однако не означает противоправности использования видеотехники в качестве технического средства.

При использовании указанных средств фиксации обеспечиваются не только полнота и достоверность получаемой в процессе допроса доказательственной информации, но и создаются предпосылки для правильной оценки полученных показаний, так как на фонограмме, видеопленке воспроизводится не только содержание показаний, но и обстановка допроса.

В соответствии со ст. 141 УПК к протоколам допроса могут быть приложены фотоснимки, планы, схемы, материалы звукозаписи и т. д.

Указанные материалы служат приложением к протоколу допроса и приобретают доказательственное значение в совокупности с ним. Они уточняют и дополняют протокольное описание.

Обеспечение следователем достоверности доказательственной информации в процессе допроса во многом связано с проверкой и оценкой показаний, особенности которых будут рассмотрены позднее в соответствующих разделах настоящего исследования, в которых речь, в частности, пойдет об обеспечении достоверности какой-то уже, как правило, имеющейся в распоряжении следователя доказательственной информации.

В данном параграфе хотелось бы остановиться на некоторых тактических правилах допроса, влияющих на достоверность показаний уже в период первоначального сбора и накопления доказательственного материала.

Эти правила точно соответствующие требованиям закона, распространяются на стадию подготовки к допросу, производство допроса и фиксацию его результатов.

В частности, в процессе подготовки к проведению допроса следователь должен проанализировать к какой области восприятия и сфере знаний относятся те данные, о которых надлежит допросить лицо. При необходимости обеспечить участие в допросе соответствующих специалистов.

Тщательное планирование допроса является важным условием получения достоверных показаний.

При подготовке вопросов следователь должен проанализировать имеющийся в его распоряжении фактический материал, в том числе данные характеризующие личность допрашиваемого. В процессе допроса следователь должен формулировать свои вопросы в понятных выражениях, соответствующих культурному и образовательному уровню допрашиваемого. Достоверность показаний свидетеля (потерпевшего) проверяется в процессе допроса путем постановки вопросов детализирующих и конкретизирующих его показания. Если в результате допроса следователю становится очевидной ложность показаний он должен выяснить причины сообщения допрашиваемым неправильной информации. Ведь не всегда несоответствие истине сообщаемых сведений есть результат злого умысла свидетеля или потерпевшего. Причина может заключаться в особенностях восприятия человеком тех или иных обстоятельств, очевидцем которых он был, непониманием их юридической значимости и т. д. Известно, что, например, стресс пережитый потерпевшим в момент преступления часто мешает ему правильно воспринять и удержать в памяти важные обстоятельства происшествия. Тем скорее такой человек поддается внушению и следователь сам путем постановки наводящих вопросов, уже сама формулировка которых, подсказывает определенный ответ, может спровоцировать допрашиваемого к сообщению неверных сведений. С другой стороны, используя данные психологической науки о хорошем сохранении в памяти образов зрительного восприятия, у следователя всегда существует возможность для постановки вопросов, активизирующих ассоциативные связи, предъявления вещественных доказательств, планов, схем, рисунков и наконец выхода со свидетелем на место происшествия.

Обеспечение достоверности показаний обвиняемого ( подозреваемого) имеет свои особенности, отчасти обусловленные необходимостью реализации мер, направленных на обеспечение их права на защиту. Дача показаний такими лицами уже сама по себе является одним из средств защиты, поэтому обвиняемый должен быть допрошен немедленно после предъявления ему обвинения, а подозреваемый немедленно после задержания или взятия под стражу (ст. 123, 150 УПК).

Выполнение этих требований в определенной степени обеспечивает достоверность получаемой информации, так как лицо допрашиваемое сразу после задержания по подозрению в совершении преступления не в состоянии с ходу выдвинуть хорошо продуманную ложную версию происшедшего.

При предъявлении обвинения, производимом, как известно, на более поздних этапах расследования, допрос начинается с вопроса обвиняемому признает ли он себя виновным. У обвиняемого должны быть получены показания по каждому из пунктов предъявленного обвинения.

Если обвиняемый признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения, допрос должен вестись столь же детально, как и при полном отрицании им своей вины. В отношении несовершеннолетнего обвиняемого и подозреваемого закон устанавливает дополнительные гарантии получения от них достоверных показаний. Вызов и допрос несовершеннолетних производится, как правило через родителей и других законных представителей. В допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16 лет, может участвовать педагог, который вправе с разрешения следователя задавать вопросы, а по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей (ст 397 УПК).

Одним из важнейших факторов, влияющих на достоверность показаний является государственная гарантия неприкосновенности личности, вовлеченной в орбиту уголовного судопроизводства.

Международная практика борьбы с преступностью, в особенности с ее организованными формами, свидетельствует, что наибольших успехов в этом направлении добиваются государства, в которых создана правовая база защиты свидетелей от различных противоборствующих расследованию лиц и групп.

В 1982 году конгресс США принял закон о защите жертв преступлений и свидетелей, в преамбуле которого отмечается, что нормальное функционирование системы уголовной юстиции невозможно без “кооперации” с жертвами и свидетелями преступлений. Закон США 1984г. о жертвах преступных посягательств предусмотрел обязательную помощь потерпевшему в судебном разбирательстве. Законодательством всех штатов предусмотрена защита “специальных категорий” жертв преступления. В Великобритании оказание помощи лицам, пострадавшим от преступлений, является составной частью уголовной политики государства. Законодательство этой страны наряду с, в частности, предусматривает право потерпевшего заявить ходатайство о неоглашении в судебном заседании его анкетных данных.

На проходившем 12-14 Марта 1997г.в прокуратуре г.Москвы российско-американском семинаре посвященном вопросам борьбы с организованной преступностью, отмечались успехи в разоблачении в последние годы крупных преступных группировок, эффективная борьба с которыми была немыслима до принятия Соединенными штатами Федеральной программы по защите свидетелей и создания соответствующей законодательной базы.

В соответствии с законодательством США, Генеральный прокурор может переселить на новое место жительства свидетеля и обеспечить его другими средствами защиты, если речь идет о показаниях этого свидетеля в пользу Федерального правительства или правительства штата в ходе официального судебного разбирательства, касающегося организованной преступности или другого серьезного преступления, и если Генеральный прокурор определяет, что против свидетеля по этому разбирательству может быть совершено правонарушение, подразумевающее преступление с применением силы. Генеральный прокурор может также переселить на новое место жительства и обеспечить другими средствами защиты членов такого свидетеля, либо человека, близко с ним связанного, если указанные лица могут подвергнуться опасности в связи с участием свидетеля в судебном разбирательстве.

По решению Генерального прокурора такому свидетелю могут быть вы даны также новые документы, выплачены средства на жизненно необходимые расходы и расходы, связанные с изменением места жительства, казана по мощь в трудоустройстве, применены иные меры физической и социальной защиты, в том числе запрет на разглашение информации о данном лице и его месте жительства.

В Российской Федерации, к сожалению, закон о защите свидетелей до настоящего времени не принят, хотя проект его и существует.

В этой связи очень важной и своевременной представляется инициатива республики Башкортостан, Верховным советом которой, принят Закон от 14 октября 1994 года N ВС-25/50 "О Государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству" Указанный закон предусматривает применение специально предусмотренных мер и средств защиты к лицам заявившим в правоохранительный орган о преступлении либо иным образом участвовавшим в обнаружении,предупреждении, пресечении или раскрытии преступления;

свидетелям;

потерпевшим и его представителям по уголовному делу;

подозреваемым, обвиняемым, их защитникам и законным представителям экспертам, специалистам, переводчикам и понятым;

гражданский истцам, гражданский ответчикам и их представителям по уголовному делу или гражданскому судопроизводству по иску о возмещении ущерба, причиненного преступлением.

Меры безопасности могут применяться также в отношении близких родственников и иных граждан, через воздействие на которых оказывается давление на названных выше лиц.

К числу мер обеспечения безопасности свидетелей (ст.5) Закон относит:- неразглашение сведений и личности защищаемого лица;

закрытое судебное разбирательство;

личная охрана, охрана жилища и имущества ;

прослушивание телефонных переговоров;

выдача средств связи, оружия и специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности ;

замена документов на новое имя и изменение внешности;

переселение на другое место жительства ;

изменение места работы или учебы ;

временное помещение в место, обеспечивающее безопасность.

Кроме того, закон указывает, что с учетом характера и степени опасности для жизни, здоровья, достоинства, имущественных и иных прав защищаемого лица могут осуществляться и другие меры, предусмотренные действующим законодательством, в том числе и Законом "Об оперативно розыскной деятельности в Российской Федерации".

Закон предусматривает и, как представляется, вполне обоснован но, довольно широкий круг субъектов, наделенных правом принятия решения о применении мер безопасности. К ним относятся: суд или судья, прокурор, а также следователь, орган дознания с согласия прокурора по находящимся у них в делопроизводстве заявлениям или сообщениям о преступлении либо уголовным делам, а после вступления приговора в законную силу также органом внутренних дел по месту нахождения защищаемого лица.

Аналогичные меры безопасности,включая компенсацию материального вреда, причиненного преступлением, предусмотрело и Правительство Москвы в “Положении о мерах социальной защиты и материального стимулирования граждан, способствовавших раскрытию преступлений, совершенных организованными преступными группами” от 28 августа 1996г.№ 791 РП.

Уже сам факт появления нормативных актов о защите свидетелей на уровне субъектов федерации наглядно демонстрирует остроту и актуальность проблемы, стремление региональных властей остановить вал организованной преступности. Очевидно, однако, что радикальным образом переломить ситуацию позволит лишь принятие соответствующего федерального законодательства.

Принятие федерального закона позволит существенным образом повысить качество и доказательственное значение свидетельских показаний, за счет устранения одной из главных причин лжесвидетельства- боязни мести со стороны лиц, совершивших преступление и их окружения, и не замедлит, в свою очередь, отразиться как на основных показателях работы правоохранительных органов, так и снижении остроты криминогенной обстановки в обществе.

Следует также согласиться с имеющимися в литературе предложениями о мерах по защите свидетелей, не требующих крупных финансовых затрат и более простых по своей структуре:

возможность дачи показаний за экраном или иным способом, обеспечивающим невозможность визуального восприятия личности свидетеля, запрет на видеозапись при допросе.

§ 2. Роль допроса в проверке собранных по делу доказательств.

Как известно, выводы по уголовному делу должны основываться на проверенных и оцененных следователем и судом доказательствах. Отсюда возникает необходимость в исследовании полученной при производстве следственных действий информации - в ее проверке и оценке, которые являются элементами процессуального доказывания. Собранные по делу доказательства проверяются путем их анализа и сравнительного исследования в процессе производства следственных действий. Такая проверка необходима в отношении любого доказательства, каким бы убедительным на первый взгляд оно не выглядело. В процессе расследования такая проверка неоднократно проводится в отношении каждого из доказательств и преследует цель выяснения доброкачественности, пригодности собранных доказательств для установления истины по делу.

В анализе процессуальных основ проверки и оценки результатов следственных действий необходимо руководствоваться как общими положениями уголовно-процессуального закона (ст. ст. 20, 70, 71 УПК), так и статьями УПК, регламентирующими порядок производства допроса и других следственных действий. Именно в этих статьях закона содержатся отдельные положения, определяющие процессуальные основы проверки и оценки полученных в ходе расследования фактических данных. Так, в ст. 20 УПК содержится указание о том, что следователь обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства. Указанное предписание закона имеет широкое предназначение для различных направлений деятельности следователя. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела производится в ходе процессуального доказывания и предусматривает, в частности, всестороннюю проверку и оценку полученной в процессе расследования доказательственной информации.

В ст. 70 УПК указывается, что все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке. Проверка доказательств служит основой принятия законных и обоснованных решений по делу. Предписание о проверке доказательств помещено в ст. 70 УПК, посвящённой собиранию доказательств. Этим подчеркивается то немаловажное обстоятельство, что и собирание, и проверка доказательств осуществляются предусмотренными законом способами, преимущественно посредством проведения следственных действий.

Анализ ст. 70 УПК свидетельствует, что собранные доказательства могут быть проверены путем проведения любого из предусмотренных законом следственных действий, а также любым из иных способов собирания доказательств (истребование и представление предметов и документов, требование о производстве ревизии).

Приведенные выше общие положения, относящиеся к проверке и оценке доказательств, находят свое отражение и конкретизацию применительно к характеристике отдельных источников доказательств (ст. ст. 74-77 УПК, посвящённых показаниям свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого), а также в статьях, регламентирующих проведение допроса указанных лиц (ст. ст. 150-152, 158-160 УПК ). В указанных статьях закона содержится ряд положений, направленных на проверку полученных следователем при допросе сведений.

Особое внимание надлежит уделять проверке и оценке содержания полученных в процессе производства допросов показаний поскольку показания участников процесса являются прежде всего субъективным отражением объективной действительности, которое предполагает зависимость от индивидуальных особенностей восприятия, памяти, внушаемости, заинтересованности допрашиваемого, что нередко влечет деформацию сообщаемых им сведений.

Согласно ст. 74 УПК РСФСР, свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу. Это значит, что свидетелю могут быть заданы вопросы не только для обеспечения полноты и конкретности показаний, их необходимой детализации, но и для проверки тех сведений, которые сообщил он во время допроса. То же самое можно сказать и о показаниях потерпевшего ( ст. 75 УПК ).

Показания подозреваемого и обвиняемого (ст. ст. 76-77 УПК), как известно, служат средством их защиты, указанные лица не несут уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний. Эти обстоятельства обусловливают необходимость более тщательной проверки и более глубокой и всесторонней оценки содержания показаний подозреваемых и обвиняемых.

Этой цели служит предписание законодателя об обязанности следователя допросить и соответственно о праве обвиняемого дать показания по поводу имеющихся в деле доказательств (ст. 77 УПК ).

В то же время, по оценке Верховного Суда, все еще распространены факты, когда органы следствия и суды не уделяют должного внимания проверке доводов обвиняемых, выдвинутых ими в свою защиту;

обвинение в ряде случаев основывается на таких доказательствах, которые не соответствуют другим фактическим данным, а причины противоречий остаются невыясненными;

допускается нарушение принципа непосредственности исследования доказательств судом.

22 мая 1992 г. Читинским областным судом осужден Малявин за умышленное убийство из корыстных побуждений Бирюковой, совершенное при разбое в привокзальном сквере станции Чита.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор областного суда отменила по следующим основаниям.

В подтверждение вины Малявина в убийстве Бирюковой областной суд сослался в приговоре на показания Малявина в начальной стадии следствия, показания очевидцев происшествия свидетелей Борзикова и Жамсаранова, заключение судебно-медицинской экспертизы.

Между тем Малявин еще на предварительном следствии отказался от первоначальных показаний, в которых он признавал свою вину, заявив, что в сквере не был и к убийству Бирюковой не причастен, объяснил причины самооговора. Однако органы следствия и суд должным образом эти объяснения не проверили и оставили невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора.

В частности, сразу же после происшествия были допрошены находившиеся рядом с Бирюковой в момент убийства ее знакомые свидетели Борзиков и Жасмаранов, которые описали приметы лица, совершившего нападение на Бирюкову, и находившегося с ним другого мужчины. Эти приметы не схожи с данными о внешности Малявина;

не было на нем и такой одежды, о которой говорили свидетели. Несмотря на это, Малявин для опознания свидетелям сразу представлен не был, и лишь спустя полгода он был предъявлен для опознания Жамсаранову, который не опознал его как лицо, нападавшее на потерпевшую. В деле не оказалось также протокола предъявления Малявина для опознания Борзикову, хотя последний заявил в суде, что такое следственное действие проводилось, и он не опознал в Малявине человека, ударившего ножом Бирюкову. В силу перечисленных и других пробелов уголовное дело возвращено для дополнительного расследования.

Несомненно, что дача обвиняемыми показаний об имеющихся в деле доказательствах способствует полной и всесторонней проверке собранной по делу доказательственной информации. В ст. ст. 150 УПК, регламентирующих порядок допроса обвиняемого указывается, что после выслушивания показаний следователь вправе в случае необходимости задать ему вопросы. Эти вопросы могут быть направлены не только на восполнение пробелов и дополнение полученных сведений, но и преследуют цель устранения их внутренних противоречий и несоответствия с другими материалами уголовного дела. Проверка содержания показаний, таким образом начинается непосредственно в процессе допроса затем продолжается при производстве других следственных действий.

Таким образом можно отметить, что все полученные при допросе сведения подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке как непосредственно в ходе следственного действия, так и в процессе дальнейшего расследования по делу.

Поскольку содержание показаний не имеет заранее установленной силы или преимуществ перед другими доказательствами, проверка полученной при допросе доказательственной информации осуществляется предусмотренными законом способами, в основном при производстве допросов и других следственных действий (ст. 70 УПК ).

Как известно, проверка показаний неотделима от их получения, поэтому она начинается непосредственно в ходе допроса и продолжается после его окончания. Как отмечает Л.М.Карнеева, "допрос, проверка и оценка показаний представляют собой как бы определенную систему действий, объединённых единой целью: получить достоверные показания".

Законодателем установлен оптимальный порядок допроса и получения в ходе его проведения фактических данных, имеющих значение для установления истины по делу. Это следственное действие начинается свободным рассказом допрашиваемого, в ходе которого допрашиваемый в удобной для него последовательности и форме излагает представляющие интерес для расследования сведения. Причем замечено, что форма свободного рассказа "на заданную" тему позволяет наиболее полно изложить события и факты. Поэтому без особой в этом нужды не рекомендуется прерывать допрашиваемого вопросами, делать ему замечания и т. д. чтобы тем самым не мешать даче показаний. После окончания свободного рассказа, в случае необходимости следователь может задать допрашиваемому вопросы. Такой порядок проведения допроса установлен не случайно. В ряде случаев допрашиваемый в свободном рассказе сообщает обо всем, что ему известно по данному делу и что интересует следователя. Но гораздо чаще после свободного рассказа возникает необходимость с помощью дополнительных вопросов уточнить или дополнить полученные показания, а при наличии внутренних несоответствий и противоречий с материалами дела проверить их достоверность.

В случае несоответствия показаний допрашиваемого остальным материалам дела следователю необходимо хотя бы предположительно выяснить причину предполагаемой деформации показаний, их несоответствия действительности. Следователь должен установить кто перед ним:

добросовестно заблуждающийся или преднамеренно искажающий истину допрашиваемый;

и исходя из этого выбрать надлежащие тактические приемы для получения полных, объективных и всесторонних показаний. Наиболее распространенным тактическим приемом проверки достоверности получаемых от допрашиваемого сведений является детализация предмета допроса, путем постановки и последовательного рассмотрения взаимосвязанных между собой вопросов. В этих же целях нередко используется оглашение сведений, содержащиеся в показаниях допрашиваемого, а также предъявляются другие доказательства. Допрашиваемому предлагается объяснить причину расхождений между его показаниями и другими материалами уголовного дела, в том числе противоречия в сообщаемых им сведениях на одном и том же или разных вопросах.

Причем проверка достоверности получаемой при допросе доказательственной информации ведет к получению следователем дополнительных фактических данных, что способствует полноте, всесторонности и объективности исследования обстоятельств преступления. При допросе следует стремиться получить сведения, могущие подтвердить правильность показаний допрашиваемого, в том числе по обстоятельствам, прямо не относящимся к предмету доказывания. Речь идет о так называемых в теории доказательств промежуточных вспомогательных фактах с целью проверки уже собранных данных, для устранения пробелов и противоречий, имеющихся в доказательственном материале.

При получении признания от подозреваемого (обвиняемого) необходимо продолжать работу по проверке достоверности сведений, сообщаемых при допросе, ставить вопрос о том, кто из свидетелей может подтвердить правильность данного заявления допрашиваемого, на какие документы он может сослаться в обоснование своих показаний и т. д. Следователь полностью должен использовать возможности допроса подозреваемого (обвиняемого) для сбора с его помощью дополнительных доказательств, имея при этом также в виду и дополнительную проверку содержащихся в его показаниях доказательственной информации.

С целью детализации сообщенной допрашиваемым информации, целесообразно предлагать ему вычертить схемы помещения или местности,о которых он рассказывает. изобразить внешний вид предметов, имеющих значение вещественных доказательств.

Как показало проведенное нами изучение, такая работа проводится следователями не по всем делам.

Лишь по 30 % изученных уголовных дел (40 дел) к протоколам допросов прилагались рисунки и схемы. В двух случаях получение признания от обвиняемого привело к прекращению дальнейших усилий следователя по проверке истинности сообщенных им сведений, по собиранию дополнительных доказательств.Как закономерный результат - оба дела впоследствии были возвращены судом для производства дополнительного расследования.

Проведенное исследование показало, что следователи в большинстве случаев принимают меры по выяснению причин изменения показаний По 20 такого рода делам следователи в каждом случае устанавливали указанные обстоятельства.

Результаты опроса следователей выявили зависимость объясняемых допрашиваемым причин изменения показаний от занимаемой им позиции по делу. Так, подавляющее большинство следователей (85 % опрошенных) связывает такие шаблонные объяснения, как оказание неправомерного физического и психологического воздействия в период предшествующий возбуждению уголовного дела со стороны оперативных работников, дезориентацию в обстановке и некритичность к своим действиям, вызванные стрессом,связанным с задержанием, помраченностью сознания в момент расследуемого события - с попыткой недобросовестного допрашиваемого уклониться от ответственности за совершенное преступление. Для добросовестно заблуждающихся лиц характерны объяснения, сопровождающиеся искренними попытками понять мотивацию своего поведения в момент сообщения неверных сведений.

В результате проверки содержания показаний нередко становится очевидным их несовпадение в целом или в части уже с проверенными материалами дела. Причиной этого может быть не желание умышленно исказить истину, а забывание допрашиваемым того или иного обстоятельства или непридавание ему существенного значения. В подобных случаях следователь должен принимать меры к устранению добросовестного заблуждения с помощью дополнительных вопросов или предъявления доказательств, активизирующих процесс припоминания, постараться получить от допрашиваемого достоверные сведения. Однако, помощь допрашиваемому в припоминании забытых фактов не должна содержать никаких элементов внушения, поставленные им вопросы не должны носить наводящий характер.

Проверка достоверности содержания показаний в ходе допроса предполагает,как отмечалось, их сопоставление с другими уже собранными по делу доказательствами. В частности, Л.М.

Карнеева справедливо указывает на необходимость сравнительного анализа содержания нескольких показаний одного и того же лица. Такое сопоставление может производиться как в ходе допроса, так и после его окончания. В итоге обычно устанавливается совпадение или противоречие содержащейся в показаниях доказательственной информации с другими материалами дела, если содержание показаний противоречит всем остальным собранным по делу доказательствам, то обычно эти сведения ошибочны или ложны. Однако нельзя исключить и иной возможности возникновения противоречий в силу недостоверности остальных данных, сопоставляемых при проверке с полученными при допросе сведениями. Необходимо иметь в виду, что совпадение содержания показаний с уже имеющимися у следователя данными еще не гарантирует их соответствие объективной действительности, поэтому во всех случаях полученная при допросе доказательственная информация подлежит всесторонней и тщательной проверке в ходе дальнейшего расследования уголовного дела.

Последствия невыполнения работы по проверке показаний путем их сопоставления с другими материалами дела наглядно иллюстрирует следующий пример:

За недоказанностью участия в совершении преступления отменен приговор с прекращением дела в отношении Клочкова, осужденного Московским областным судом за умышленное убийство Минакова по п. "г" ст. 102 УК к 9 годам лишения свободы.

Как указала при этом Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, в материалах дела имеются столь существенные противоречия, причины которых не нашли своего объяснения ни в ходе предварительного следствия, ни в процессе неоднократных судебных разбирательств, что при их наличии возникают серьезные сомнения в виновности Клочкова во вмененном ему убийстве.

Как на одно из основных доказательств вины осужденного в убийстве Минакова суд сослался в приговоре на заявление Клочкова ("явку с повинной") и его показания, полученные вслед за этим заявлением на одном из допросов. Однако, проанализировав обстоятельства задержания Клочкова и его многократные допросы оперативными работниками милиции без поручения следователя, Судебная коллегия признала, что "явка с повинной" и показания Клочкова, полученные с нарушением закона, от которых он еще в стадии расследования отказался, не могут иметь доказательственного значения. Кроме того, и по существу содержащиеся в них сведения не согласуются с другими доказательствами, в том числе с данными протокола осмотра места происшествия, с заключениями экспертов, с показаниями ряда свидетелей, на что также обращено внимание в кассационном определении.

Таким образом, оценив все имеющиеся фактические данные, Судебная коллегия отметила, что по делу не исключается версия о возможности совершения преступления иными лицами, по другим мотивам и при иных обстоятельствах, чем это признано судом в приговоре. Поэтому нельзя говорить о доказанности предъявленного Клочкову обвинения.

В ситуациях, когда наличие расхождений имеет место при дефиците доказательственной информации у следователя, возникает необходимость проверки полученных от допрашиваемого сведений путем дополнительного собирания доказательств по окончании допроса. Это делается с помощью проведения различных следственных действий, в ходе которых следователь решает двуединую задачу: осуществляя проверку содержания показаний, собирает дополнительные доказательства. Проводимая работа способствует получению следователем совокупности взаимосвязанных доказательств.

Прежде всего, необходимо указать на значительные возможности в этом отношении, которые заключены в проведении допросов. Эти достоинства определяются значительными познавательными возможностями этого следственного действия, позволяющими проверить обстоятельства, относящиеся как к предмету доказывания в целом, так и к отдельным его элементам. Обычно следователи в процессе расследования широко используют возможности допроса лиц, которые могут дать показания по проверяемым обстоятельствам и таким путем решают вопрос о достоверности исследуемых показаний.

В процессе изучения уголовных дел была исследована зависимость частоты применения тех или иных средств доказывания в целях проверки показаний подозреваемых (обвиняемых) с одной стороны и свидетелей (потерпевших) с другой. Результаты представлены в таблицах.

Проверка показаний обвиняемых (подозреваемых).

Общее количество Удельный вес в % Допросы 1487 47, Экспертизы 673 21, Очные ставки 405 13, Другие следственные 540 17, действия Итого: 3. Проверка показаний потерпевших.

Общее количество Удельный вес в % Допросы 1349 Экспертизы 406 Очные ставки 674 Другие следственные 271 действия Итого: 2. Проверка показаний свидетелей, показания которых имели важное доказательственное значение.

Общее количество Удельный вес в % Допросы 671 73, Очные ставки 117 12, Другие следственные 128 действия Итого: Как видно из приведенных результатов исследования допросы играют ведущую роль в проверке собранных по делу доказательств. Причем чаще они используются при проверке показаний свидетелей и потерпевших. Необходимость более объективной и тщательной проверки показаний подозреваемых и обвиняемых заставляет следователя больше обращаться к экспертам и использовать доказательственный потенциал других следственных действий с более сложной чем у допроса операциональной структурой.

Результаты изучения практики наглядно показывают, что в сопоставлении с допросами обвиняемых, при допросах свидетелей и потерпевших, проверке, оценке содержания их показаний уделяется еще меньше внимания (3105 проверочных действий против 2700 и 916), хотя в силу возможной заинтересованности свидетелей и оказываемого на них воздействия, как нам представляется, существует потенциальная необходимость в проведении указанной работы в отношении практически каждого допрашиваемого из числа свидетелей и потерпевших.

Одним из распространенных методов проверки доказательственной информации, полученной при допросе является производство повторных допросов того же лица.

Такие допросы подозреваемых и обвиняемых имели место практически по всем изученным уголовным делам (133);

потерпевших - в 94% случаев (127 дел);

свидетелей, показания которых имели важное доказательственное значение, - по 54 % дел (73).

Как показывает изучение практики, при первом допросе лишь в сравнительно редких случаях удается проверить достоверность полученных от допрашиваемого сведений. Объясняется такое положение прежде всего ограниченными возможностями проверки содержания показаний при помощи вопросов следователя и сложностью использования имеющейся доказательственной информации на первом допросе, когда следователю еще до конца не ясно с кем он имеет дело правдивым, но добросовестно заблуждающимся или преднамеренно искажающим истину лицом. К тому же нередко следователь на момент допроса ещё не составил окончательного представления о том, как в действительности развивались обстоятельства расследуемого события.

Кроме того, поскольку для проверки содержания показаний требуется всестороннее их сопоставление с другими материалами уголовного дела, осуществление подготовительных мероприятий, проведение дополнительных следственных действий, тщательная разработка тактики предстоящего допроса, основная работа по проверке достоверности полученных при допросе доказательств по исследуемым вопросам, как правило переносится на более позднее время и осуществляется при повторных допросах.

Н.И.Порубов считает, что повторный допрос целесообразно провести в иной последовательности, чем предыдущий, причём тактически его желательно построить так, чтобы допрашиваемый не понял, какие конкретно обстоятельства вызывают сомнения у следователя. Представляется, что данная тактическая рекомендация сформулирована слишком "жестко", как имеющая значение для каждого из случаев производства повторных допросов. Как нам представляется, характер и последовательность повторных допросов, тактические особенности их производства зависят от конкретных обстоятельств дела, следственной ситуации, позиции допрашиваемого и других факторов. В некоторых случаях, например, при повторном допросе добросовестно заблуждавшегося лица, предлагаемые ухищрения со стороны следователя не имеют смысла. При изобличении на повторном допросе подозреваемого (обвиняемого) предъявлением совокупности доказательств предложение скрывать от допрашиваемого какие именно обстоятельства вызывают сомнение у следователя также теряет свое значение.

Познавательный потенциал повторных допросов довольно высок, поскольку ко времени проведения таких следственных действий в распоряжении следователя, как правило, уже имеются материалы проверки первоначальных показаний. Однако, как показывает изучение практики расследования уголовных дел, он реализуется следователями еще не полностью.

Так, по изученным делам, содержание показаний каждого четвертого подозреваемого (обвиняемого) при повторных допросах не сопоставлялось с первоначальными показаниями и другими материалами дела. Следователи в результате не использовали возможности допроса как средства проверки доказательств, а отводили себе роль протоколистов, добросовестно фиксируя все то, что найдет нужным допрашиваемый, хотя необходимость проверки путем постановки соответствующих вопросов существовала.

Отмечена также вызывающая тревогу тенденция к снижению качества повторных допросов потерпевших и свидетелей в сравнении с допросами обвиняемых, что прежде всего объясняется известной недооценкой следователями трудностей допроса этой категории лиц. Если в подавляющем большинстве случаев на первом допросе следователями принимались меры к проверке фактических данных (94 % дел), полученных при допросе свидетелей и потерпевших, то в дальнейшем при проведении повторных допросов эта работа становилась менее активной (показания проверялись лишь по каждому пятому делу- всего18 случаев). Причем зачастую она носила формальный характер.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что результаты повторного допроса, также как и первоначального, подлежат проверке путем сопоставления с собранными по делу доказательствами. Только на этой основе может быть сделан правильный вывод о достоверности как первоначальных, так и последующих показаний.

Преимущественным способом проверки содержания показаний является допрос иных лиц, проходящих по уголовному делу. Обычно проверяемые обстоятельства преступления, помимо допрошенного лица бывают известны также соучастникам преступления, потерпевшему, свидетелям. Отсюда появляется возможность путем их допроса дополнительно получить несколько показаний по одному и тому же вопросу, проанализировать в ходе допроса указанных лиц проверяемые данные, сопоставить результаты допросов с полученными ранее сведениями, всесторонне и полно проверить содержания показаний и сделать обоснованный вывод об их достоверности.

Как показывают приведенные выше данные изучения практики, это относительно простой и в то же время достаточно надежный способ проверки достоверности полученных от допрашиваемого фактических данных, который в основном используется следователями. При наличии нескольких лиц, могущих сообщить интересующие следствие сведения, и условии непротиворечивости их показаний, разового проведения их допросов обычно бывает достаточно для окончательной проверки достоверности исследуемых показаний. Однако такие “идеальные” совпадения чрезвычайно редки ( из 135 изученных дел, таких всего 2). Поэтому, в подавляющем большинстве случаев после производства первоначальных допросов внутренние противоречия проверяемых показаний между собой и другими материалами дела остаются неразрешенными. В этих случаях наряду с повторными допросами для проверки требуется использование других следственных действий, чьи познавательные возможности открывают дополнительные перспективы для всесторонней и полной проверки достоверности содержания исследуемых показаний.

Нельзя не отметить, что при очевидности ряда преимуществ проверки содержания показаний с помощью допросов других лиц, этот канал проверки имеет и определенные недостатки. На качество показаний влияет ряд объективных и субъективных факторов. При допросе не всегда достигается необходимая адекватность речевого общения между допрашивающим и допрашиваемым. Широта предмета допроса в сочетании с ограниченностью возможностей используемых при его производстве методов познания нередко отрицательно влияют на качество получаемых показаний и т. д. Поэтому не следует ограничивать проверку достоверности показаний проведением повторных допросов того же лица и допросами других участников процесса.

Учитывая эти обстоятельства законодатель прямо предусмотрел в ряде статей УПК ( ст. ст. 162 165, 183 ) возможность при наличии необходимости проверки отдельных положений показаний путем проведения специально предназначенных для этого следственных действий, результаты которых, отражённые в соответствующих протоколах, дают новые источники доказательств.

К числу этих следственных действий, прежде всего относится очная ставка, в основе которой, как ранее отмечалось лежит тот же метод расспроса,и которая проводится при наличии существенных противоречий в показаниях двух ранее допрошенных лиц. Целью очной ставки является устранение существенных противоречий в показаниях и установление истины по спорным обстоятельствам. В ходе этого следственного действия происходит проверка показаний участников, делающая очевидной ошибочность или ложность содержания одних или даже обоих проверяемых показаний.

Представляется необходимым подчеркнуть важность комплексного подхода к использованию в целях проверки показаний различных средств доказывания. Так, для проверки отдельных положений показаний могут проводиться осмотры места происшествия, обыски, выемки, освидетельствования, различные экспертизы, а также использоваться иные предусмотренные законом способы собирания и проверки доказательств. Из числа последних наиболее часто на практике, с целью проверки, истребуются и приобщаются к уголовным делам различные справки и другие документы.

Кроме того, все большее значение для проверки содержания показаний приобретает использование в уголовном судопроизводстве специальных знаний, в частности проведение различных судебных экспертиз,удельный вес назначения которых в целях проверки достоверности содержания показаний подозреваемых и обвиняемых имеет устойчивую тенденцию к увеличению.

Допрос по своей познавательной природе универсален и поэтому нельзя обойти стороной его роль в проверке результатов остальных следственных действий. В этой связи необходимо отметить, что с помощью допроса можно проверять их пригодность и качество для установления истины по делу.

Например, следователь после принятия к производству уголовного дела, по которому уже производились следственные действия, может выяснить путем допроса у участников ранее проводившихся опознания, следственного эксперимента, осмотра места происшествия и т. д.

сведения о порядке проведения указанных следственных действий, проверив тем самым законность их производства и сделав выводы о соответствии или несоответствии этих сведений данным, указанным в соответствующих протоколах.

В той же связи можно сказать о допросе, как о важном средстве устранения существенных и иных нарушений уголовно- процессуального закона в досудебных стадиях уголовного процесса, допущенных при производстве следственных действий.

Так, по справедливому суждению Т.А.Москвитиной такие нарушения могут быть устранены в результате выполнения письменных указаний прокурора и начальника следственного отдела о проведении следственных действий, направленных на устранение допущенных нарушений, возвращения прокурором дела для производства дополнительного расследования, передачи прокурором дела от одного следователя к другому или от органа дознания следователю, личного участия прокурора в производстве допросов и других следственных действий.

Очевидно, что отмеченные способы устранения нарушений уголовно-процессуального закона реализуются в основном при производстве повторных допросов при условии тщательного соблюдения их процедуры. При чем допрос зачастую является средством проверки достоверности информации содержащейся в оформленных с грубым нарушением норм закона протоколов других следственных действий и в основном тех из них, которые повторно уже невозможно повторно воспроизвести (опознание, в ряде случаев осмотр, обыск, выемка), хотя следует иметь ввиду, что даже возможности допроса, как средства проверки допустимости доказательств, могут быть ограничены.

Как нам представляется, прав Н.М.Кипнис, когда утверждает,что допрос понятого в качестве свидетеля об обстоятельствах производства следственного действия допустим, но показания свидетеля не во всех случаях могут заменить протокол следственного действия. Если не выяснить у понятого, присутствовавшего например, при производстве осмотра места происшествия, причину отсутствия его подписи, то вещественные доказательства, изъятые в ходе осмотра, и полученное на их основе заключение эксперта, - следует признать недопустимым, так как их появлению в материалах дела предшествовал протокол допроса, а он в виду невозможности устранить сомнения в его достоверности ( не выяснена причина отсутствия подписи ) будет признан недопустимым и исключен из совокупности доказательств по делу.


Таким образом, допрос как средство процессуального доказывания играет важную роль в проверке как ранее полученных в процессе расследования показаний участников процесса, так и другого доказательственного материала, собранного с использованием иных следственных действий.

Уяснению роли допроса в проверке собранных по делу доказательств в немалой степени способствует институт предъявления доказательств на допросе.

Ведь для того, чтобы правильно оценить значение собранных доказательств и использовать их для принятия процессуальных решений, следователь должен тщательно их исследовать:

проанализировать данные об условиях и источнике получения доказательств, сопоставить полученные доказательства с имеющимися в деле материалами, при необходимости провести дополнительные следственные действия, связанные с проверкой и оценкой доказательств.

Одним же из эффективных методов исследования доказательств, отвечающим предписаниям ст. УПК о необходимости тщательной, всесторонней и объективной их проверки, является предъявление доказательств при допросах свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых.

Поскольку в процессуальном плане все источники доказательств равноценны, то все они могут использоваться на допросе. Поэтому на допросе помимо показаний могут предъявляться вещественные доказательства, заключения экспертов, протоколы различных следственных действий и иные материалы и документы.

К сожалению, случаи возможного предъявления вещественных доказательств при допросе и необходимость их предъявления для опознания законодатель разграничивает расплывчатым требованием производства опознания “в случае необходимости” (ст.164 УПК),что порождает на практике многочисленные трудности. Нам представляется, что данная норма должна быть сконструирована более жестко и распространяться на все случаи, когда задержание подозреваемого или изъятие предмета,имеющего важное значение для установления обстоятельств расследуемого события происходило не на глазах лица могущего их вспомнить и дать в их отношении показания.

Что касается предъявления других доказательств, то хотелось бы отметить, что наряду с другими материалами дела, следователь в процессе допроса может предъявить обвиняемому для ознакомления заключение эксперта. При этом, в соответствии со ст. 193 УПК, обвиняемый имеет право дать свои возражения, а также просить о постановке дополнительных вопросов эксперту, ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы, что безусловно является одной из важнейших средств проверки результатов экспертных исследований.

Таким образом, одной из целей, достигаемых при предъявлении доказательств на допросе является их проверка, основанная на объяснениях допрашиваемого по существу предъявляемых ему материалов.

Надо оговориться, однако, что цель эта достижима, как правило, лишь в тех случаях, когда соответствующие доказательства предъявляются добросовестным допрашиваемым, содействующим установлению истины по делу.

Во многих же случаях следователю приходится разоблачать преднамеренную ложь допрашиваемого, либо преодолевать добросовестное заблуждение некоторых участников процесса. В этих случаях предъявляемые на допросе доказательства, в частности, различные показания, полученные в ходе следствия, играют контрольную, проверочную роль уже по отношению к воспринимаемой следователем в процессе допроса информации.

Справедливости ради надо отметить, что доказательства, в частности, различные показания могут предъявляться допрашиваемому и в условиях бесконфликтной ситуации, когда необходимость предъявления в процессе допроса доказательств обусловлена не наличием расхождений между показаниями и материалами уголовного дела, а вытекает из необходимости получения более конкретных и детальных показаний как по поводу предъявленных доказательств, так и связанных с ними обстоятельств дела.

В довершение к сказанному хотелось бы отметить, что допрос был и остается универсальным и наиболее часто употребляемым в практике расследования преступлений средством проверки относимости, допустимости и достоверности собранных по делу доказательств, инструментом обеспечения пригодности даже тех из них, которые первоначально были собраны с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

§ 3.Особенности оценки показаний следователем.

Под оценкой показаний понимается основанная на законе мыслительная деятельность субъекта доказывания, заключающаяся в определении относимости, допустимости, достоверности и значения содержащихся в показаниях фактических данных, в определении их пригодности для обоснования и принятия решений по уголовному делу.

В любой практической деятельности оценка невозможна без познания явлений и событий объективной действительности. В уголовном процессе первоначальный предположительный вывод об истинности собранного доказательственного материала по мере накопления совокупности доказательств превращается в достоверный вывод, а первичное предположение перерастает в чувство уверенности, убеждение лица, оценивающего доказательства.

Отдельные доказательства могут оцениваться как в ходе, так и в итоге собирания и проверки их в каждой стадии уголовного процесса. Однако такая неразрывная связь не означает, что оценка содержания показаний завершается вместе с их проверкой. Сопровождая проверку, она продолжается и после ее завершения, основываясь на уже окончательно проверенных сведениях.

Статья 71 УПК специально посвящена и с достаточной полнотой рассматривает общие положения оценки собранных и проверенных доказательств. Эта статья содержит принципиально важное положение о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Применительно к допросу, оценка начинается в тот момент, когда получаемые от допрашиваемого сведения оцениваются с позиции внутренней согласованности, относимости, допустимости, достоверности и продолжается,когда уже запротоколированные показания сопоставляются с другими имеющимися в деле доказательствами.

В связи с оценкой содержания показаний законодателем разработан ряд предписаний, направленных на обеспечение достоверности оценки результатов рассматриваемого следственного действия. Так, согласно ст. 74 УПК не могут служить доказательством фактические данные, сообщенные свидетелем, если тот не может указать источник своей осведомленности.

Аналогичное указание содержится также в ст. 75 УПК, характеризующей показания потерпевшего. Еще более конкретное предписание относительно оценки содержания показаний обвиняемого в сопоставлении с совокупностью собранных по делу доказательств содержится в ст. 77 УПК.

Однако значение этого положения закона шире, ибо толкование статьи позволяет сделать вывод о том, что признание обвиняемым своей вины, отражённое в его показаниях является рядовым доказательством и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся в деле доказательств.

Вместе с тем, следует отметить, что содержащиеся в статьях УПК, регламентирующих допрос, предписания о проверке и оценке полученных в ходе следственного действия фактических данных, в отличие от ст. ст. 70 и 71 УПК не содержат прямых указаний о проверке и оценке содержания показаний. Представляется, что это обстоятельство может явиться одной из причин, в силу которых на практике следователями не уделяется достаточного внимания проверке и оценке содержащихся в показаниях сведений непосредственно в процессе самого допроса.

Оценка содержания показаний - многоразовая деятельность, к которой следователь прибегает по мере необходимости и получения новой доказательственной информации на различных стадиях расследования уголовного дела. Она проходит несколько взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов. Непосредственно при проведении допроса оценивается внутренняя согласованность показаний, их соответствие имеющимся в деле данным, оценивается относимость и достоверность получаемых показаний. Причем непосредственно в ходе допроса может проводиться проверка как отдельных элементов показаний в сопоставлении, например, с ранее полученными, так и оценка новых сведений, полученных от допрашиваемого.

В целях оценки показаний уже в период допроса следователем применяются различные тактические приемы : детализация показаний;

составление допрашиваемым планов или схем;

постановка перед допрашиваемым контрольных вопросов, направленных не только на уточнение показаний, относящихся к расследуемому событию, но и к выяснению психологической характеристики личности допрашиваемого. Наиболее важным представляется в указанной связи метод сравнительного анализа информации, воспринимаемой следователем от допрашиваемого с имеющейся в материалах дела. Как справедливо отмечал Н. И. Порубов, каждое доказательство сопоставляется с другими доказательствами, сравнивается со всеми установленными по делу обстоятельствами. В результате обнаруживается его противоречие, которое объясняется и устраняется. Так, по мысли Н. И. Порубова, совпадения в показаниях потерпевшего и обвиняемого свидетельствуют о правдивости последнего и, наоборот, несовпадение в показаниях этих участников процесса может быть результатом дачи обвиняемым или потерпевшим ложных показаний. Совпадение подробностей в показаниях нескольких свидетелей может быть объяснено предварительным сговором или явлением массовой суггестии, имеющей место в тех случаях, когда допрос одного свидетеля ведется в присутствии других.


Разумеется, противоречия в показаниях допрашиваемых по делу лиц могут быть вызваны и другими причинами. В любом случае, в обязательном порядке они выясняются и устраняются.

При оценке полученных при допросе сведений имеет значение не только анализ их содержания, но и изучение конкретных побудительных причин деформации показаний. Сначала необходимо исключить добросовестное заблуждение допрашиваемого, а при установлении в качестве такой причины установки на ложь следует выяснить побудительные мотивы - личная заинтересованность, воздействие со стороны обвиняемого и его родственников и т. д. Выяснение указанных обстоятельств способствует более полной и точной оценке достоверности содержания показаний.

Изучение следственной практики показывает, что в последнее время граждане зачастую не содействуют разоблачению лиц, совершивших преступления, опасаясь расправы за содействие следствию.

Так, в 1995г. в производстве следователя Тверской межрайонной прокуратуры г. Москвы находилось уголовное дело об убийстве гражданина Л. этнической преступной группой. Часть преступников задержана не была и находилась в розыске. В ходе следствия выяснилось, что дополнительные эпизоды преступной деятельности группировки - вымогательства, похищения людей и др. начиная с 1992 года. Потерпевшие от их преступных деяний располагали важной доказательственной информацией, касающейся убийства Л. и даже могли помочь в установлении местопребывания разыскиваемых, однако отказывались давать какие-либо показания до тех пор, пока не будут задержаны оставшиеся.

Очевидно что, мотивы уклонения от дачи правдивых показаний и причины дачи ложных могут быть самыми различными, сколь различной будет и мотивация такого поведения на следствии свидетеля, потерпевшего с одной стороны и подозреваемого, обвиняемого с другой. Выяснение таких причин с целью надлежащей оценки показаний соответствующих участников процесса важная задача следователя.

Например, применительно к фиксации свидетельских показаний Н. И. Гаврилова справедливо отмечала, что следователь является своего рода "ретранслятором" свидетельской информации, которая им перекодируется из устной формы в письменную речь. При этом в специфических условиях повторяется весь цикл психических процессов, которые были свойственны и самому свидетелю ( восприятие, запечатление, воспроизведение ), но на этот раз переработка материала свидетельских показаний осуществляется лицом, производящим допрос. По мысли Н.

И. Гавриловой в этом цикле и заключается опасность деформации доказательственной информации.

При этом одинаковую опасность представляет как излишняя эмоциональность следователя, так и протоколирование показаний свидетеля, потерпевшего без какой бы-то не было предварительной оценки.

Сказанное наглядно иллюстрируют опубликованные в 1990г. результаты изучения 188 уголовных дел, находившихся в производстве следователей прокуратуры, проводившегося НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. Характеризуя типичные недостатки в получении, проверке и оценке доказательств, авторы изданной по материалам исследования монографии отмечали, что многие следователи при допросе свидетелей и потерпевших отводят себе роль протоколистов, фиксируя лишь то, что найдет нужным сказать допрашиваемый. Почти треть всех ошибок при допросах состояла в том, что следователи не придали значения пробелам и противоречиям в показаниях и не пытались их устранить.

Аналогичные недостатки были отмечены автором настоящей работы при изучении дел об умышленных убийствах, находившихся в производстве следователей прокуратур Восточного административного округа г. Москвы в 1995-96 г.г.

Так, по 80% изученных дел в материалах имелись протоколы допросов, выполненные не следователем, а оперативными работниками органа дознания,т.е. лицами, как правило, не обладающими необходимыми навыками выполнения следственных действий. Практически в половине случаев повторных допросов следователями не производилось.

По 60% дел об умышленных убийствах, находящихся в производстве следователей межрайонных прокуратур округа протоколы допросов важных свидетелей занимали от 2 до 3 страниц, и не содержали информации о выяснении следователем всех необходимых обстоятельств по данной категории дел.

Фактически лишь по делам следователей по особо важным делам самой окружной прокуратуры после изложения свободного рассказа допрашиваемого, показания фиксировались в форме: вопрос ответ.

При анализе же полученных на допросе подозреваемого, обвиняемого сведений необходимо иметь в виду, что лицо совершившее преступление, даже в случае дачи правдивых показаний нередко стремится внести в них ложные, надуманные элементы. Чаще всего это делается для того, чтобы оставить за собой возможность отказаться при неблагоприятных обстоятельствах от дачи ранее данных правдивых показаний с помощью на опорочивающее их несоответствующие действительности детали и факты.Поэтому крайне важен сопоставительный анализ показаний с другими материалами дела уже в ходе производства допроса, что.разумеется, предполагает хорошее знание следователем всех материалов дела.

При расследовании автором настоящей работы уголовного дела, связанного с мошенническими действиями при купле - продаже автомашин, следователь детально изучил нормативный материал, регулирующий совершение такого рода сделок. Подозреваемый в совершении преступления К., рассчитывая на неосведомленность следователя о порядке совершения сделок, пытался на допросе представить ситуацию в выгодном для него свете, умолчав о деталях (особенности оформления купли-продажи), которые собственно и составляли объективную сторону преступления, но вынужден был изменить позицию и дать правдивые показания, после того как ему были предъявлена имевшаяся в распоряжении следствия Инструкция о порядке оформления сделок по купле-продаже автотранспортных средств.

Однако основной объем работы по оценке содержания показаний проводится по окончании допроса, когда его результаты сопоставляются следователем со всеми материалами уголовного дела, в том числе с результатами следственных действий, проведённых с целью проверки сообщенных допрашиваемым сведений, и когда оценивается вся совокупность показаний определенного лица и все материалы уголовного дела.

Наконец, итоговая оценка содержания показаний дается следователем в постановлении о прекращении уголовного дела или в обвинительном заключении, в которых им анализируется и оцениваются в совокупности собранные доказательства и обосновывается принимаемое процессуальное решение.

По нашему мнению нельзя согласиться с позицией В. С. Джатиева, выделяющего несколько этапов гносеологической оценки обстоятельств преступления и отождествляющего начальный этап оценки с принятием следователем определенных процессуальных решений по уголовному делу.

Мы считаем, что как оценка доказательств, так и основанная на ней оценка обстоятельств преступления, являясь прежде всего формой мыслительной деятельности субъекта доказывания (в рассматриваемой ситуации-следователя), находит свое отражение не только в процессуальных актах следователя, но и в протоколах следственных действий, в частности, в протоколах допросов, когда следователь оценивая показания допрашиваемого в момент их получения, в нужный момент может изменить ранее намеченную тактику допроса, что, в свою очередь, находит свое отражение в протоколе этого следственного действия.

В следственной практике, наряду с ранее отмеченными, имеют место недостатки, связанные с оценкой показаний допрошенных по делу лиц, которые можно типизировать следующим образом :

1) Неподготовленность, бесплановость и бессистемность допроса служит препятствием к правильной и всесторонней оценке как отдельных доказательств, так и их совокупности, поскольку ограничиваясь сбором фактических данных, "лежащих на поверхности" явлений, без анализа следственной ситуации, психологической характеристики личности допрашиваемого, условий производства допроса, следователь рискует не получить информацию, имеющую важное доказательственное значение, либо воспринять ее в искаженном виде. 2)Пассивность следователя, некритичное отношение к показаниям обвиняемого приводит к ситуациям, при которых допрашиваемый начинает занимать двойственную, противоречивую позицию, а следователь не давая в процессе допроса должной оценки получаемой информации, идет по пути наименьшего сопротивления и удовлетворяется любым признанием вины, в том числе и таким, за которым просматривается попытка уйти от ответственности за более тяжкое преступление, либо самооговор. 3) Односторонняя и тенденциозная оценка показаний, которая в условиях создания у следователя преувеличенного представления о значении собранного им доказательственного материала приводит к занижению значения показаний обвиняемого, и как следствие, к оставлению без надлежащей проверки и оценки доводов обвиняемого в пользу своей невиновности или к прямо противоположной ситуации, при которой слабое владение методами собирания, проверки и оценки доказательств при допросе приводит к появлению в процессе расследования так называемого "закрепления" признательных показаний, заключающегося в неоднократных дополнительных допросах обвиняемого, не несущих никакой новой информации, производстве ненужных очных ставок и т. д. В результате создается иллюзия доказанности обвинения, не выдерживающая естественно судебной проверки.

На распространенность такого рода ошибок на предварительном следствии указал Ю.В.Кореневский, обобщивший судебную практику последних лет. По мысли ученого, использование одних и тех же доказательств под видом различных и самостоятельных, создает превратное впечатление о наличии совокупности доказательств там, где в действительности имеется лишь одно. Речь идет о различных модификациях показаний обвиняемого, признающего свою вину. В подобных случаях в обвинительном заключении и приговоре порой перечисляются как доказательства виновности : показания, которые даны обвиняемым на допросе, на очной ставке, в ходе проверки на месте.

Как справедливо отметил Ю.В.Кореневский, результаты подобных следственных действий могут приобрести значение самостоятельных доказательств лишь при условии, если при этом получены какие- либо новые данные, либо подтвердились ( опровергнуты ) прежние.

На другую крайность в деятельности следователей по оценке имеющейся доказательственной информации правильно указал Н.М.Кипнис, характеризуя ошибки связанные с отсылками в протоколах допроса обвиняемого к протоколу допроса этого же лица в качестве свидетеля, когда в этих протоколах показания обвиняемого либо вообще не записываются, либо записываются очень кратко в обоих случаях с пометкой следующего содержания: “ Подтверждаю все показания, данные ранее при допросе в качестве свидетеля, больше ничего добавить не могу”. По справедливому утверждению Кипниса Н.М.ничтожность свидетельских показаний, полученных с нарушением конституционной привилегии против самообвинения, не позволит использовать фактические данные, содержащиеся в этих показаниях,в качестве доказательств.

Сказанное выше дает основание сформулировать требования, которым должна отвечать оценка содержания показаний :

1. Оценка должна быть основана на законе и внутреннем убеждении.Содержание выводов следователя, вытекающих из оценки доказательств не может быть предопределено указаниями каких бы-то ни было лиц ;

2. Она должна быть органически связана с проверкой содержания показаний и продолжаться в процессе всего расследования по делу;

3. Оценка содержащейся в показаниях информации должна проходить ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов, включающих анализ и синтез доказательственной информации.

4. Оценка содержания показаний должна быть объективной : фактические данные, содержащиеся в показаниях, и другие доказательства не имеют заранее установленной силы и преимуществ друг перед другом. Их подлинное доказательственное значение по делу устанавливается лишь в ходе оценки в совокупности с другими доказательствами;

5. Окончательные результаты оценки показаний должны находить отражение в итоговых документах следователя по расследуемому делу.

Оценивая в ходе допроса полученные сведения, следователь должен учитывать целый ряд обстоятельств, относящихся к условиям формирования показаний и личности допрашиваемого, которыми в большой степени обусловлена полнота и достоверность этих показаний. На это правильно указывает А.И.Абасов, отмечая в числе таких обстоятельств психологические условия формирования показаний,заинтересованность допрошенного в исходе дела, взаимоотношения его с другими, проходящими по делу лицами, его моральный облик и пр.

При оценке доказательственной информации, полученной на допросе следователь учитывает не только сведения, которые сообщает допрашиваемый и отмеченные выше обстоятельства, но и ощущает весь процесс допроса, поведение допрашиваемого, его уверенность, эмоциональную насыщенность речи, ее интонационную направленность ( сожаление, раскаяние, пренебрежение), вегетативные проявления ( покраснение, побледнение, тремор рук, выступление пота на лице) и т. д. Соответственно этому различают чувственный и логический уровни оценок.

При оценке содержания показаний всегда существует опасность эмоционального подхода со стороны следователя. Следователь в равной степени не должен быть как бесстрастным и пассивным регистратором совершенного преступления, так и не вправе позволить себе предаться чувству возмущения по отношению к допрашиваемому, оценивать его действия по эмоциональному побуждению.

Уголовно-процессуальный закон, профессиональная этика требуют от следователя, при оценке действий виновного беспристрастности и объективности, строгой логики в оценке и истолковании всех собранных по уголовному делу доказательств. Нельзя вместе с тем забывать, что оценка содержания показаний является мыслительной деятельностью следователя и других субъектов доказывания. Несмотря на объективность следователя при оценке полученной при допросе доказательственной информации, нельзя полностью исключать влияние субъективного фактора, который может отрицательно повлиять на результаты этой деятельности. Но сути дела здесь речь может идти о добросовестном заблуждении следователя, обусловленном некритическим отношением к существу показаний по первому впечатлению, поспешной оценкой достоверности показаний на базе недостаточно полно расследованного дела и т.д. Для нейтрализации влияния субъективизма в подходе к показаниям необходимо проводить окончательную их оценку лишь на базе полного, всестороннего и объективного исследования соответствующих обстоятельств уголовного дела.

В специальной литературе обоснованно обращается внимание на необходимость индивидуального подхода к получению и оценке содержания показаний каждого допрашиваемого, на учет его возраста, образования, характерологических особенностей его личности, отношения к событию преступления и виновному лицу, психического состояния в момент допроса и ряда других факторов, влияющих на полноту и достоверность показаний. Так, специфика оценки содержания показаний подозреваемого и обвиняемого, по мнению Л. М. Карнеевой определяется двумя основными моментами : очевидной заинтересованностью такого лица в исходе дела и презумпцией невиновности, которая, с одной стороны исключает предустановленную оценку полученных показаний, как исходящих от заведомо виновного, а с другой - освобождает обвиняемого (подозреваемого ) от обязанности доказывать свою невиновность, в том числе при осуществлении права давать объяснения/.

Оценка следователем доказательственной информации, полученной при допросе не является самоцелью, а служит достижению объективной истины по расследуемому делу, имеет важное значение для дальнейшего хода расследования. Оценивая содержание показания, следователь планирует пути дальнейшей их проверки и оценки, формируя таким образом план дальнейшего расследования, определяет роль и значение результатов допроса в системе доказательств по уголовному делу, использует их при производстве следственных действий и для обоснования принимаемых по делу решений. Вместе с тем следует отметить, что оценка полученной от допрашиваемого доказательственной информации следователем в большинстве случаев по своему характеру является предварительной. Окончательную оценку собранных доказательств по делам, направленным для судебного рассмотрения, производит суд. Результаты допроса, а также других следственных действий, получившие процессуальное отражение в материалах уголовного дела оцениваются в их совокупности, после чего следователем делается окончательный вывод об относимости, допустимости и достоверности определенных показаний. Эта оценка находит свое отражение в процессуальных документах, определяющих дальнейшую судьбу уголовного дела - в обвинительном заключении, в постановлении о прекращении дела.

§ 4.Использование показаний в процессе доказывания при расследовании преступлений.

Как уже было сказано выше, собирание,проверка и оценка показаний служит средством решения задач уголовного судопроизводства по расследуемому делу ( ст. 2 УПК ).

С этой целью показания используются непосредственно в ходе производства следственных действий, как основание для их проведения, а также для обоснования принимаемых процессуальных решений.

Использование показаний наряду с другими доказательствами в процессе доказывания, на наш взгляд, характеризует, с одной стороны, мыслительная деятельность следователя на всех этапах процесса доказывания (собирание, проверка, оценка доказательств), предполагающая учет характера, значения, относимости, допустимости, достоверности и достаточности имеющихся в деле доказательств, а с другой, основанное на ней применение следователем определенных тактических приемов, направленных на установление истины по делу.

Наряду с наиболее распространенным и действенным способом реализации доказательств - их предъявлением, - использование включает в себя также и другие опосредствованные способы, например, постановку вопросов допрашиваемому по имеющимся доказательствам, сообщение на допросе о наличии у следователя такой информации, проявление следователем осведомлённости в обстоятельствах преступления, приведение аргументов, основанных на существовании определенной доказательственной информации и т. д.

Характеристика деятельности следователя по использованию имеющихся в его распоряжении доказательств на основных этапах процесса доказывания давалась в предыдущих разделах диссертации.

Что же касается разнообразия тактических приемов, используемых главным образом при проведении следственных действий, то представляется целесообразным остановиться на характеристике тех из них, которые носят наиболее распространенный характер и имеют непосредственное отношение к вопросу о значении допроса как средства процессуального доказывания.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.