авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ЗАВЬЯЛОВ ВИКТОР НИКОЛАЕВИЧ СОЮЗ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В связи с этим возникает вопрос: не являются ли эти компоненты предло жений и фраз в рассмотренных выше примерах тоже входящими в состав кон струкции «то ПЕ 1, то ПЕ 2, то... ПЕ n»?

Мы считаем, что нет. В подобной «смысловой» связи их с рядом экспли цирована прежде всего схема сочинения – обязательная отнесенность сочи ненных элементов к общему третьему. Предпосылкой именно для такой характеризации является известное определение А. М. Пешковского о том, что «союз выполняет внутри предложения двойную функцию: 1) он приводит в связь оба представления между собой и 2) он приводит в связь оба эти пред ставления с общим третьим» [Пешковский 1956: 443]. Отнесенность к «общему третьему» – тезис, сформулированный А. М. Пешковским по отношению к простому предложению, получил развитие применительно и к другим сферам сочинения. Например, Ю. А. Левицкий, исследуя логические и грамматиче ские признаки сочинения как в пределах простого, так и сложного предложе ний, подчеркивает, что «для двух понятий, представляемых как сочиненные, всегда можно будет найти третье понятие, которому они будут соподчинены...» [Левицкий 1990: 26]. Правда, как отмечает Ю. А. Левицкий далее, логи ческое соподчинение двух элементов третьему, эксплицитно представленное в простом предложении, вовсе не обязательно получает какую-либо языковую форму выражения непосредственно в структуре сложносочиненного предло жения. Однако «очевидно, что сочинение (как логическое, так и грамматиче ское) представляет собой результат расчленения некоторого общего понятия (события) на составляющие» [там же: 32].

В. А. Мишланов расширил границы толкования тезиса А. М. Пешковского до уровня текста. Ср.: «Попытки реконструировать архетип ССП должны, по видимому, привести к текстовым построениям с внешне выраженным или имплицитным соподчинением, т. е. к текстовым единствам, семантическая структура которых как бы содержит мотивацию объединения ПЕ» [Мишланов 1996: 87].

Идея внутреннего единства между сочиненными компонентами присут ствует и в следующей формулировке, квалифицирующей функцию сочинения в сложном предложении: «Назначение сочинения – характеризовать последова тельность предложений не с точки зрения иерархии, а с точки зрения распре деления и координированности (преемственности, прерывистости и т. п.) реализующихся в них смыслов» [ЛЭС 1990: 484].

Однако для семантики союза в предикативных рядах (так же, как и в рядах, состоящих из деепричастий) общее третье нерелевантно: инвариантное значе ние чередования в достаточной мере поддерживается самим рядом – носите лем предикативности. Все остальное – показатели общего механизма сочинения, не обязательно совпадающего с конструктивными свойствами того или иного союза 1.

Итак, ряд, состоящий из предикативных словоформ, в целом является са модостаточным в выражении инвариантного значения союза то...то, и, сле довательно, конструкция «то ПЕ 1, то ПЕ 2, то... ПЕ n» двучленная.

Исключение – ряды, состоящие из словоформ прошедшего времени совер шенного вида, которые нуждаются в поддержке дополнительными средствами со значением длительности. Таким образом, морфолого-синтаксическая ха рактеристика обеих разновидностей конструкции, показала, что инвариантное значение союза то...то реализуется в различных структурно-компонентных пределах. Решающим фактором, влияющим на это, является видо-временная характеристика глагольных словоформ.

РАЗДЕЛ 2. Характеристика конструктивных свойств союза то...то на основе общих признаков между предикативными и непредикативными рядами словоформ.

Общие признаки между конструкциями «то НЕ 1, то НЕ 2, то... НЕ n» и «то ПЕ 1, то ПЕ 2, то... ПЕ n» обусловлены собственно-синтаксическими фактора ми, т. е. непосредственно самим союзом. На этом этапе исследования мы не Что касается ряда, состоящего из непредикативных словоформ, то в трех членной конструкции имеет место совпадение границ конструктивных свой ства союза и общей схемы сочинения. Однако конструктивные свойства союзов взаимоисключения (то ли...то ли, не то...не то), как явствует из их безразличия к видо-временной отнесенности общего члена, не выходят за рамки ряда, и, следовательно, построения, организуемые ими двучленны.

не станем принципиально различать ряды по морфолого-синтаксическому составу словоформ. Мы будем располагать фактический материал в опреде ленной последовательности (от рядов с именами к глаголам) и лишь в необхо димых случаях делать комментарии.

§ 1. Количественный состав ряда и лексико-синтаксические показатели его исчерпанности Количественный состав ряда, организуемого то...то, синтаксически не ре гламентирован. Он определяется только намерениями говорящего. Для ряда, состоящего из непредикативных словоформ, нами зафиксирован пример с де вятью сочиненными членами, а для ряда из предикативных – с девятнадцатью 1.

Однако существуют специальные средства, могущие использоваться для указания на его исчерпанность. В этой функции употребляются: 1) компоненты союзной парадигмы и б) цтеры. Компоненты союзной парадигмы являются синтаксическими показателями исчерпанности ряда, а цетеры лексическими – они лишь семантически указывают на необязательность его продолжения.

1. 1. Союзная парадигма Понятие «союзная парадигма» напрямую связано с решением проблемы формальной структуры союза то...то, иначе – его тождества.

Вопрос о формальной структуре данного союза актуален в связи с наличи ем у него в составе ряда так называемых замыкающих компонентов. Явление это характерно для многоместных союзов, оно неоднократно привлекало вни мание исследователей, однако четкой и однозначной квалификации его по прежнему нет. Ср.: «Многоместный союз представляет собой сцепление не скольких позиционно разобщенных компонентов;

как правило, такой союз об разуется воспроизведением одного и того же или функционально близких компонентов» [Русская грамматика 1980: I, 718]. «... При повторении одного и того же (или равнозначного) компонента образуются многоместные союзы»

[там же: II, 626]. В обоих случаях не совсем ясно, что понимать под «функцио нально близкими» или «равнозначными компонентами».

Замыкающих компонентов структуры союза то...то несколько. В научной литературе чаще всего рассматривается «а то (и)» 2. Отмечается также употреб ление в подобной роли союза «или» 3.

Однако имеются факты употребления в этом качестве и других союзных средств 4. В целом их можно разделить на две группы. К первой относятся та кие, которые употребляются в качестве замыкающих компонентов ряда с то…то самостоятельно, без поддержки второго союзного элемента 5. Это в первую очередь «а то (и)» и «или». Ко второй относятся компоненты, состоя щие из собственно союза и примыкающего к нему конкретизатора. В числе та ких замыкающих союзных компонентов ряда нами отмечены «а» «и», «но».

Группа I.

А ТО (И) Этот союзный компонент является самым употребительным из замыкаю щих ряд с то…то. Он имеет две разновидности: «а то» и «а то и»:

Вот так и вся наша жизнь – то Секам, а то Пал (Б. Гребенщиков. Бурлак), См. Приложение.

«Собственно разделительное значение союз а то реализует в построениях, в которых он вводит заключительную часть перечислительного ряда, оформляе мого бессоюзно или союзом то...то» [Краткая русская грамматика 1989: 607].

«Употребляется (союз а то. – В. З. ) для присоединения последнего в ряду од нородного члена предложения при чередовании действий» [СССРЯ 1997: 30].

«Ряд с повторяющимся союзом то...то может заключаться союзом или, ко торый делает ряд закрытым и подчеркивает исчерпанность чередования»

[Перетрухин 1979: 144].

При проверке истинности того или иного замыкающего компонента для ряда с союзом то...то мы применяем метод подстановки.

Проблема функционирования подобного элемента была поставлена в [Серебряная 1970].

/Началась суетливая и странная жизнь. / То он пропадал из дому целыми днями, а то ходил, не вылезая из халата, по комнате (Ю. Тынянов. Кюхля), Пользуясь тем, что верх был поднят и в фаэтоне было довольно темно, Звонарев несколько раз осмеливался осторожно прикоснуться губами то к розовому ушку, то к затылку, а то и к раскрасневшейся от мороза щеке девушки (А. Степанов. Порт-Артур), /Пошла Дуняха к своей избушке, с опаской, конечно, пробирается. / Чуть где люди – прихоронится;

то за воротный столб притаится, а то и через огород махнет (П. Бажов. Кошачьи уши).

Если сравнивать компоненты а то и а то и, то следует отметить, что у них разная степень спаянности. Компонент а то допускает изъятие элемента а без разрушения ряда, а компонент а то и нет. Кроме того, в семантическом плане они также имеют различия: первый сопоставляет последний член ряда с остальными, второй – не только сопоставляет, но и привносит усилительно градационный оттенок, чему способствует элемент «и» 1. Однако сама возмож ность функционирования обоих союзных компонентов в составе ряда с то...то обусловлена в первую очередь элементом «а», исходное значение ко торого имеет зону пересечения с инвариантным значением союза то...то2.

ИЛИ Замыкающий союзный компонент «или» также достаточно употребителен:

На подмостки выходили полуголые барыни в цветах и высокими непри ятными голосами пели то одна, то две сразу, или в паре с мужчинами в Мы не согласны с В. Н. Перетрухиным, который считает, что в компоненте а то и последний элемент «делает ряд закрытым и вместе с тем подчеркивает неравномерность чередования: “обычно А (обычно Б), а иногда В”», а если же «частица “и” отсутствует, то сочиненный ряд остается открытым» [Перетрухин 1979: 143]. В приведенных нами примерах возможности для продолжения рядов говорящим далеко не исчерпаны.

«Основным значением союза А мы считаем “сопоставление”. Сопоставление – это соединение через р а в н о п р а в н о е (разрядка наша. – В. З. ) рассмот рение двух компонентов, не сливающихся при этом в единую картину-кадр»

[Николаева 1997: 18] кургузых фраках (М. Горький. Жизнь Матвея Кожемякина), Капли воды на ветвях, на листьях вспыхивали то красным, то синим, то опаловым или голубым – всеми цветами радуги (В. Кочетов. Секретарь обкома), То понаедут подвыпившие русские, наследят, накурят, побьют рюмки, насыплют пеплу в цветочные горшки, или – хочешь не хочешь – наряжайся, скачи на ассамблею – отбивать каблуки (А. Толстой. Петр I).

Союз или является основным разделительным союзом, и поэтому его появ ление в качестве замыкающего компонента ряда вполне объяснимо: «Раздели тельный союз или способен передавать отношения ч е р е д о в а н и я (разрядка наша. – В. З. ), попеременной реализации явлений действительности»

[Кручинина 1988: 174–175]. Однако вместе с тем он может привносить в отно шения последнего члена ряда с остальными и значение альтернативности, характерное непосредственно для союза «или» (см. последний пример).

Группа II.

А + конкретизатор Компонент «а» употребляется только в сопровождении наречных слово форм со значением времени. Значение это может относиться а) непосредственно к моменту речи (тут), а также к временному периоду, длящемуся до самого момента речи (сейчас, теперь) 1 или начинающемуся по сле него (потом, там):

– То мы дрались молчком, а тут он начал приговаривать (В. Шукшин.

Наказ), То ее [Олены] не видно и не слышно было, словно в мешке сидела, а сейчас перед ней и Галя – робкая озорница (Ф. Гладков. Вольница), То шло к весне, мягкая погода, а теперь приходилось ждать либо холо да, либо большой воды (Ю. Тынянов. Восковая персона), Особенности семантики наречий «сейчас» и «теперь» рассмотрены И. А. Мельчуком [Мельчук 1995: 55–79].

Амур то соберется в одно русло, то разольется на несколько рукавов, а потом опять окружат его горы и сожмут бурлящее течение в один поток.

(Н. Наволочкин. Амурские версты), То вез курьеров, спешащих в Усть-Зею, то почту, а там, глядишь, обратно тех же курьеров (Н. Наволочкин. Амурские версты);

б) обозначать неопределенный временной план, не связанный с моментом речи (иногда, бывает, однажды и др. ) 1:

С утра она [Красавка] ловила букашек и пауков, которых приносило те чением, а затем, если было солнечно, играла: то подталкивала носиком ис крометные камешки на дне, то прыгала за изумрудными стрекозами, снующими над самой водой, а иногда, ради забавы, даже кидалась на како го-нибудь зазевавшегося малька (Ф. Абрамов. Жила-была семужка), /Низко висит тяжелое серое небо. / С него то падает снег, то льется дождь, а бывает, что пойдут и дождь и снег вместе (В. Кочетов. Секретарь обкома), – Так и вьется сквозь время скорбный ручеек то сказкой, то песенкой, а где и молитовкой обернется – за тяжкую долю крестьянскую, за солдат скую неволюшку (Л. Леонов. Пирамида), В семействе тетки и близкие старики и старухи часто при ней [Софье Николаевне] гадали ей в том или ином искателе мужа: то посланник являлся чаще других в дом, то недавно отличившийся генерал, а однажды серьез но поговаривали об одном старике, иностранце, потомке королевского, угасшего рода (И. Гончаров. Обрыв) 2.

Литература, раскрывающая функции подобных словоформ, обширна и разно образна. В их числе работы О. К. Грековой. См: [Грекова 1979а, 1985].

Временное значение может присутствовать и в глубинной структуре союзно го элемента: /Все знал и умел дед Бородед Смоловые Яйца. Обласкали его, приветили, провели к его дому электричество. / То дрожжей, то сахарку, то ржицы, а для особо привилегированных лиц и (= а иногда) пшенички подбрасы вали, получалась «Корчевка особая пшеничная» (В. Козько. Спаси и помилуй нас, черный аист. Знамя. 1992. № 1).

Во всех случаях употребления компонента «а + конкретизатор» присут ствует значение сопоставления последнего члена ряда с остальными, как это имеет место и при компоненте «а то (и»). Однако здесь оно осложнено экспли цированным – совпадающим или не совпадающим с моментом речи – времен ным планом, что является отличительной особенностью этого замыкающего компонента по сравнению с «а то (и)».

Употребление союзов «и» и «но» в роли замыкающих компонентов ряда, организованного союзом то...то, встречается редко. Однако оно вполне до пустимо. Элементы «и» и «но» привносят в семантику ряда свои исходные значения 1, а конкретизаторы поддерживают их включение в его структуру:

И + конкретизатор [Публий:] Беда! Она, конечно, нас дурачит: То ножку вдруг поцеловать Протянет и тотчас опять, Как только бросимся мы, спрячет (А. Майков.

Два мира), Большие красные стрекозы летают, переходя из света в тень: то вспыхи вают на солнце ослепительным золотым сияньем, то гаснут и снова сияют, шурша слюдяными крыльями (Борис Екимов. Память лета. Роман-газета.

1999. № 9), По улице пройду и стану жестикулировать, судьбу свою я не устану то регулировать, то восхвалять, то обзывать, и даже с маху с себя ее по спешно рвать, словно рубаху (Б. Слуцкий. «От человека много сору...»);

НО + конкретизатор»

Он [Грей] то сидел, то ложился;

то, прислушиваясь к треску брашпиля, выкатывающего громкую цепь, собирался выйти на бак, но вновь задумы вался и возвращался к столу, чертя на клеенке пальцем прямую быструю линию (А. Грин. Алые паруса).

Союз «и» имеет значение передачи «одного большого события как цельного через дополнительное его разбиение на сосуществующие пропозиции»

[Николаева 1997: 19]. Союз «но» передает значение «обманутого ожидания»

[там же: 15].

Каким же образом квалифицировать факты употребления в качестве замы кающих компонентов ряда как рассмотренных выше, так и аналогичных союз ных средств? 1 Существуют различные мнения. Помимо формулировок типа «замыкающий союз», «однофункциональный компонент» и пр. Ю. И. Ледене вым, в частности, было использовано понятие семантической доминанты:

«Бывают случаи использования в конце однородного ряда какого-либо друго го союза с тем же значением, выступающего в качестве семантической доми нанты всего ряда. Например: Он не то умер, не то уснул, или задумался [Леденев 1988: 48]. В свою очередь, Н. П. Перфильева рассматривает случаи разнооформленности компонентов в союзном построении типа «хо тя/хоть...но/а» как «систему служебных элементов с центральным компонентом ХОТ’« [Перфильева 1990: 68-70]. Есть и более радикальные подходы. Так, Е. Ф. Серебряная и В. Н. Перетрухин полагают, что союзное соединения то...то...а то и – это «сложный расчлененный союз» (см. [Перетрухин 1979:

143]), М. И. Черемисина и Т. А. Колосова считают, что его следует рассматри вать как «отдельный, разделительно-градационный» союз [Черемисина, Коло сова 1987: 177], а И. Н. Кручинина называет соединение то...то...а то «специфическим разделительно-распределительным союзом» [Кручинина 1988:

182]. Кроме того, ею отмечается как самостоятельное и соединение то...а теперь [там же] 2.

Нами предлагается следующее решение данной проблемы. Вариативность замыкающих союзных компонентов в составе организуемого союзом то...то ряда является не чем иным, как морфолого-синтаксической парадигмой данно го союза.

Этот вопрос напрямую связан с понятием тождества не только многоместных разделительных союзов, но и некоторых двухместных, у которых также наблюдается Разнооформленность компонентов. Например, союзы «не толь ко...а/но», «хотя...но/а» и др.

В свою очередь, как контаминация союза то...то с союзом а определены по добные соединения Н. Н. Холодовым [Холодов 1975: II, 81–82].

Основанием для введения понятия «союзная парадигма» 1 служит следую щая общая конструктивная особенность сочинительных союзов: «Левая валентность у союза, т. е. первая позиция, слово слева от него (даже у союза «и», не говоря уж об остальных), всегда чуть более «хозяин», чем правая, или вторая позиция.... Не абсолютная, но ограничивающая, «хозяйская» роль слова или предложения слева от союза сдерживает набор возможных продол жений, очерчивает некоторое, может быть не вполне определенное, но поле возможностей (Ср.: Появились надежды и... Русский солдат храбр и...)»

[Караулов 1993: 132–133]. Таким образом, первый компонент союзного соеди нения по сути (но не единственно) 2 определяет структуру всего ряда. Ведущий метод проверки истинности союзной парадигмы – подстановка основного со юзного компонента то3. Ср.:

Он [Грей] то сидел, то ложился;

то, прислушиваясь к треску брашпиля, выкатывающего громкую цепь, собирался выйти на бак, то (вместо «но» – В. З. ) вновь задумывался и возвращался к столу, чертя на клеенке пальцем прямую быструю линию (А. Грин. Алые паруса).

Исходной формой парадигмы союза то...то является двухкомпонентное соединение. В качестве второй мы предлагаем соединение то...или (либо).

Далее следует то...а то (и). У этого соединения есть частная парадигма, вклю чающая в себя вместо элемента...то(и) различные конкретизаторы типа «тут», «теперь», «сейчас», «где (и)« и др. Без подобных конкретизаторов союзный элемент «а» в составе парадигмы то...то не употребляется. Союзную парадиг му замыкают наименее частотные, однако вполне допустимые соединения то...но + конкретизатор и то...и + конкретизатор.

Данный термин заимствован нами из [Служебные слова... 1985: 20].

О «семиологизированном» характере первой позиции в сочинительном ряду пишет К. Я. Сигал [Сигал 1997: 235]. И. М. Богуславским отмечаются особен ности линейного порядка элементов речи: «... Элементы, расположенные правее, входят в сферу действия элементов, лежащих левее, но не наоборот»

[Богуславский 1996: 28].

Для компонента «а + конкретизатор» истинна подстановка а то (и).

Данная союзная парадигма может выступать как в полной, так и в неполной реализациях. Неполной реализацией мы будем считать отсутствие союзного компонента в первой или во второй позициях 1. Замещение союзного компо нента лексическими средствами сочинительной связи в конце трех- и более сложного ряда как специальный объект исследования нами не выделяется, ибо в смешении лексических и собственно синтаксических средств синтаксической связи имеется нежелательная тенденция «к размыванию границ сочинения, к смещению его в область неграмматических средств связи» [Кручинина 1988: 3].

Введение понятия «союзная парадигма» для неодноместных союзов с вари ативной крайней правой частью позволит решить проблему их тождества: те перь это будет один союз с некоторой системой форм, реализующейся в определенных синтаксических условиях 2.

1. 2. Цетера Понятие ц т е р а сформулировал и обосновал Е. Ф. Троицкий [Троицкий 1988а]. Он определил ее как «компонент сочинительной конструкции типа так далее, который указывает на наличие в описываемой ситуации элементов множества, подобных названным в сочиненных элементах» [Троицкий 1988а:

10] 3. В союзной конструкции с то...то функцию цетеры может выполнять ос Явление неполной реализации парадигмы союза то...то мы относим к его коммуникативным свойствам и рассматриваем в соответствующем разделе да лее (см. главу III, раздел 1).

Например, союзы взаимоисключения могут иметь в качестве члена парадигмы союзное сочетание а может (быть), что несвойственно то...то. Ср.: То ли Георгиевские кресты на его офицерской гимнастерке..., а может быть, са бельный удар через лоб, который он собирался прятать под козырьком надви нутой низко фуражки? (В. Кочетов. Угол падения). См. также [Хегай 1981:

15–16] Цетера как самостоятельная языковая единица включена в число «структур ных слов русского языка» и рассматривается в [СССРЯ 1997].

новная лексема «так далее»:

Действие, названное одним и тем же глаголом, может быть представлено в различных ракурсах: то как процесс, развивающийся в конкретный фик сированный момент, то как ряд повторяющихся актов и т. д. (А. Ломов.

Очерки русской аспектологии), /Обычно я с юмором отношусь к милым небылицам, которых полно по моему адресу:/ то я якобы купил на лазурном Берегу [недвижимость. – В. З. ], то у меня дома висит картина стоимостью в полмиллиона долларов и т. д. (А. Вознесенский. На виртуальном ветру).

В этих примерах цетера формально несводима к другим членам ряда (перед ней отсутствует компонент союзного соединения), но связана с ними отноше нием «указания на подобие», являющимся обязательным конструктивным компонентом ее значения [Троицкий 1990: 13]. Однако такие классические слу чаи употребления цетеры относительно ряда с то...то редки. Значительно ча ще имеет место употребление в функции цетеры местоименных лексем «что», «что-то», «что-нибудь», «кто», «кто-то» и т. п. Нередко они сопровождаются лексемами «еще», «другое», «такое» и пр. В отличие от цетеры «так далее» они сопровождаются соответствующим союзным компонентом и формально сво димы к другим членам ряда. Вместе с тем эти лексемы 1 так же, как и «так да лее», указывают на подобие. Ср.:

– Неча сказать, подобрал себе младенца понянчиться на досуге! То посо бие схлопочет, то еще что, а только сдается мне – темнит проклятый!

(Л. Леонов. Пирамида), Он [Дмитриев] возникал, прорезаясь из мглы, то вохровцем, то команди ром экипажа Колесниковым, то еще кем-то таким (П. Халов. Каждое мгновение), Они характерны в функции цетеры и для других разделительных рядов. Ср.:

– Сами не лазали [в развалины]. То ли людей у них не было, то ли что…(Комс.

пр. 25. 08. 99. 1999);

У тебя вечные отговорки: или автобуса долго не было, или собака не слушалась, или еще что-то другое (Разг. ).

Долго тянулось его путешествие: то ось у кибитки сломится, то на ямской станции не окажется лошадей, то случится еще какая-нибудь задержка» (В. Полторацкий. Дорога в Суздаль) 1.

Употребление цетеры в составе ряда с то...то – это подтверждение связи сочинительного ряда и категории количества [Лифенко 1995, 1997]. Для значе ния союза то...то цетера является элементом, акцентирующим неопределенное множество членов ряда.

§ 2. Синтаксическая дифференциация членов ряда Понятие «ряды с синтаксически дифференцированными членами» было предложено в «Русской грамматике» [Русская грамматика 1980: II, 168].

Данные ряды противопоставлялись рядам с недифференцированными членами и рассматривались как одно из представлений неполной синтаксической экви валентности их членов, как один из видов разнофункциональности в рамках общей схемы сочинения. Дальнейшая разработка этого понятия была пред ставлена в диссертационном исследовании Е. С. Клоповой [1986], а также в не которых других ее работах. Значительное место синтаксической дифференциации однородных неравноправных членов в связи с понятием «внутрирядные отношения» было отведено в [Прияткина 1990]. Проблема детального исследования тех сочинительных рядов, в которых обнаруживается различие между словоформами, выступающими как однородные члены пред ложения или как соотнесенные однофункциональные предикативные единицы, по-прежнему является актуальной 2.

Синтаксическому выделению служат два основных средства 3: 1) уточнители Аналогичные примеры фиксируются и Н. А. Дьячковой: «Этот участок ре монтировался чуть ли не каждый год – то вода подмоет полотно, то лед со крушит, то еще какая напасть (И. Штемлер. Поезд)» [Дьячкова 1989: 94–95].

См.: [Кущенко 1995;

Сигал 1997].

Исходя из поставленной в начале этого раздела задачи, мы по-прежнему не – служебные слова и 2) дифференциаторы – полнозначные слова.

2. 1. Уточнители Уточнители, сопровождая тот или иной союз, различают члены ряда с точ ки зрения достоверности/недостоверности или в ином субъективно-оценочном плане. Это могут быть модальные и вводные слова, частицы. Уточнители при союзе то...то настолько немногочисленны и малоупотребительны, что вопрос об их изучении и систематизации специально не ставился. Н. Н. Холодовым допускалась возможность сочетания союза то...то с модальным словом «мо жет быть». При помощи лингвистического эксперимента им было построено следующее высказывание: «У этого начальника вечная неопределенность:

То, может быть, будет работать Иванов, то, может быть, его заменит Петров»

[Холодов 1975: II, 73]. Однако в нашей картотеке нет ни одного факта такого употребления, хотя есть примеры с аналогичной по функции частицей «(как) будто», которая также является оценивающей «признак (ситуацию) как гипотетический» [Стародумова 1997а: 24]:

«(как) будто»

...То флейта слышалась, то будто фортепьяно (А. Грибоедов. Горе от ума), Среди простой публики взгляд этот вызывал тупое смятение, женщины прятались друг за друга, то смеясь, то как будто плача (В. Короленко.

Парадокс), То будто мерно звенел знакомый с детства колокол в родном городе, то гудел фабричный свисток, который я слышал из своей студенческой квар будем противопоставлять непредикативные и предикативные ряды словоформ, т. е. будем рассматривать средства синтаксической дифференциации членов ряда применительно к обоим типам конструкции. За основу принципов анализа взяты методы, примененные в вышеуказанных работах А. Ф. Прияткиной и Е. С. Клоповой.

тиры в Петербурге (В. Короленко. Марусина Заимка), Как будто есть – как будто нет... Умру, наверно, а воскресну ли?

То будто тень – то будто свет... Чего искать и ждать – известно ли?

(З. Гиппиус. Жить).

Уточнение при помощи модальной лексемы «будто» предполагает оценку какого-либо из членов ряда или каждого с точки зрения достоверно сти/недостоверности. Что же касается возможности употребления в качестве уточнителей членов ряда именно модальных слов (как предполагалось Н. Н. Холодовым), то единственным зафиксированным нами является слово «казалось»:

Грудь ее то высоко поднималась, то, казалось, она удерживала дыхание (М. Лермонтов. Герой нашего времени).

Модальное слово «казалось» функционально близко частице «(как) будто»:

возможна их взаимозамена.

В качестве уточнителей могут выступать и акцентирующие частицы 1.

Например, «даже», которая входит в число частиц, выражающих «минималь ный и максимальный» предел [Стародумова 1997а: 21]. Однако в отличие от «(как) будто» она может находиться только перед последним членом ряда:

«даже»

Его [Алексея Семеновича] долго швыряло по волнам, неоднократно вы плескивая то в Крыму, то в Москве, то в Туркестане, то даже во Влади востоке (М. Булгаков. Роковые яйца), Порой то Бальмонт, то Майков, то Мандельштам, то даже Маяковский отпечатается (А. Вознесенский. На виртуальном ветру).

Акцентирующая частица «даже» может сопровождать и компонент морфо лого-синтаксической парадигмы союза то...то:

Она [супруга] то отшучивалась, то злилась, а один раз даже расплака Об акцентирующих частицах см. в [Стародумова 1988]. Подобные слова определяются и как дискурсивные [ПДСРЯ 1993].

лась (К. Партыка. Час, когда придет Зуев).

Возможно употребление перед последним членом ряда и других акценти рующих частиц (Дискурсивных слов):

Всюду, то далеко, то совсем надвигаясь на него, показывались и блед ное лицо Гусаренка с красной полоской крови, и страшный диск месяца, и лицо Наташи, прежнее милое лицо (Л. Андреев. У окна), Его [Параджанова] то сажали в тюрьму, то просто не давали работать (В. Катанян. Прикосновение к идолам), /Иногда, когда я в ночь работаю, проносится мимо меня взбесившийся Сенькин ЛЕВ/. То кажется мне, что индусы в нем сидят, то берберы какие то, то вообще какие-то вурдалаки водку из горла хлещут (А. Драбкина.

Грибники. Нева. 1990. № 10).

Вводные слова в качестве уточнителя представлены в нашей картотеке сло вом «наконец»:

Волны все бежали и плескались, а на их верхушках, закругленных и зыб ких, играли то белая пена, то переливы глубокого синего неба, то сереб ристые отблески месяца, то, наконец, красные огни фонарей, которые какой-то человек, сновавший по воде в легкой лодке, зажигал зачем-то в разных местах над морем (В. Короленко. Без языка), /В ее [Вариной] пылкой голове проносились картины, одна фантастичнее другой. / То она воображала себя отважно перевязывающей «его» под гра дом японских снарядов, то оба они гибли от одной и той же бомбы, то, наконец, она героически исправляла телефонные провода (чего, однако, делать не умела) и получала из рук наместника Георгиевскую медаль (А. Степанов. Порт-Артур).

Вводное слово «наконец» указывает на то, что уточняемый им член является итоговым компонентом сочинительного ряда «результативно конкретизирующей модели» [Лифенко 1995], посредством которой конкрети зируются элементы, названные в информации о множестве. При этом «сочини тельный ряд является простым перечислением без цели количественной конкретизации» [там же: 19] 1.

Уточнители, отмеченные нами в составе ряда с то...то, связаны с ним се мантическими отношениями, а не структурными, так как возможно изъятие их без разрушения конструкции. В целом же уточнители при компонентах союза то...то нетипичны. Очевидно, это прямое следствие того, что данный союз «отражает высшую степень предрасположенности к выражению определенно сти» [Холодов 1975: II, 76].

2. 2. Дифференциаторы В роли дифференциаторов в составе ряда с то...то выступают наречные словоформы. Дифференциаторы бывают количественно-временные и каче ственно-временные 2. Первые выражают количественный характер протекания действия во времени («по очереди», «иногда», «снова» и др. ), вторые – каче ственный («вдруг», «внезапно», «неожиданно» и др. ).

Подобные слова, как уже отмечалось нами ранее, принято определять как кванторные наречия (квантификаторы). Общим для них является двойствен ность семантики: сочетание временного и количественного значений. Употреб ление слов данного типа в структуре сочинительного ряда, их позиционная закрепленность, связанная с функцией дифференциатора, является благоприят ным условием для выявления количественной стороны этих слов.

Дифференциаторы могут находиться как в непредикативных, так и в преди Мартин Лосано рассматривает лексему «наконец» в числе слов, свойство ко торых заключается в том, чтобы «помечать каждый из семантических элемен тов, составляющих сферу действия их валентностей, с точки зрения порядка их упоминания говорящим» [Мартин Лосано 1996: 14].

В диссертации Е. С. Клоповой понятие «уточнитель» равнозначно как для служебных слов, так и для полнозначных, поэтому в подобных случаях ею ис пользуется термин «количественно-временной уточнитель» [Клопова 1986:

76–94]. Понятие дифференцирующего члена сформулировано в [Прияткина кативных рядах, однако чаще встречаются в предикативных. В непредикатив ных рядах они встречаются прежде всего перед деепричастиями.

1. Количественно-временные дифференциаторы.

Количественно-временные дифференциаторы бывают трех видов. К перво му относятся лексемы «опять», «вновь» «снова» и т. п. Они указывают на то, что член ряда, организованного союзом то...то, перед которым находится подобный дифференциатор, был «первым в цепи чередующихся событий»

[Грекова 1979: 16]. Ко второму относятся лексемы типа «напротив», «наобо рот», которые, если опираться на формулировку О. К. Грековой, указывают на то, что член ряда, перед которым они находятся, в свою очередь стал первым в цепи чередующихся событий 1. К третьему виду относится лексемы «быва ло», «порой», указывающие на неоднократность данного или аналогичного ему события. Дифференциаторы первого вида не могут находиться перед пер вым членом ряда, зато второго и третьего могут быть в любой позиции:

а) «опять», «вновь» «снова»

То окружая нас, то снова расступаясь, Сухими листьями шумели трост ники;

/И наш челнок шел, медленно касаясь, Меж топких берегов извили стой реки/ (Я. Полонский. «Уже надельником...»), В наступивших сумерках, как в тумане, перед ним [Чонкиным] плавало лицо Нюры, то раздваиваясь, то вновь собираясь в единое целое (В. Вой нович. Жизнь и приключения...), Из Васильевского я ехал на другой день верхом, под тихим и светлым утренним дождиком, который то переставал, то опять сыпался среди па шен и паров (И. Бунин. Жизнь Арсеньева), Пушечные удары, треск гранат, крики, слабо доносившиеся через реку, то затихали, то снова разгорались (А. Толстой. Петр I), 1990: 56].

Ср.: «“Наоборот” Pj означает, что Pj, характеризующая некоторый объект Р, противоположно ранее заданной характеристике Рi того же объекта» [ДСРЯ 1998: 113].

Зима для крестьян прошла трудно, изнурила всех. То врывались в село белогвардейцы, то вновь приходили белые (В. Кочетов. Угол падения);

б) «наоборот»

Было это еще в те времена, когда на валах виднелись пушки, а пушкари у них постоянно сменялись: то стояли с фитилями поляки, в своих пестрых кунтушах, а казаки и «голота» подымали кругом пыль, облегая город, то, наоборот, из пушек палили казаки, а польские отряды кидались на окопы (В. Короленко. Без языка).

в) «бывало» «порой»

То, бывало, появляется он [Пушкин] в костюме турка, в широчайших ша роварах, в сандалиях и с феской на голове, важно покуривая трубку, то по явится греком, евреем, цыганом и т. п. (Огонек. 1996. № 31), Что же думала она? Какая мысль в душе свинцом лежала? Что из груди разбитой исторгало То стон, то плач, то хохот, то порой В очах сияло тихою слезой? (А. Майков. Машенька).

Количественно-временные дифференциаторы «опять», «снова», «вновь»

рассматриваются как дискурсивные слова в [ДСРЯ 1998], однако лишь в сло варной статье, посвященной лексеме «вновь», приводятся примеры с союзом то...то [там же: 132-133], хотя все три указанные лексемы в равной мере употребительны в составе ряда с то...то.

2. Качественно-временные дифференциаторы.

Качественно-временные дифференциаторы имеют эмоционально экспрессивную окрашенность и указывают, что событие обозначенное членом ряда, перед которым они находятся, является неочевидным. Это лексемы типа «вдруг», «внезапно» и синонимичные им. Они могут находиться перед любым членом ряда:

«вдруг» «внезапно»

Вздыхает конь и тихо машет гривой – И как листок, отдавшийся волне, то медленно, то вдруг неторопливо несутся мысли (И. Тургенев. Андрей), Путина подходила к концу, работа на плоту в эти последние дни прохо дила волнами: то она затихала от безрыбья, то вдруг рыбой заваливали весь плот (Ф. Гладков. Вольница);

И черные глаза, остановясь на мне, Исполнены таинственной печали, Как сталь твоя при трепетном огне, То вдруг тускнели, то сверкали (М. Лермонтов. Кинжал);

То как молнии внезапно сверкали они [мысли], то тихо и исподволь, накладывали тяжесть на тяжесть, выщупывали пределы страданию (А. Грин. Блистающий мир).

Количественно- и качественно-временные дифференциаторы могут нахо диться в пределах одного ряда:

Венеция! о, как прекрасна ты, Когда, как звезды спавши с высоты, Огни по влажным улицам твоим Скользят;

и с блеском синим, золотым То затре пещут и погаснут вдруг, то вновь зажгутся (М. Лермонтов. Джюлио), Занятия Герасима на новой его должности казались ему шуткой после тяжких крестьянских работ;

в полчаса все у него было готово, и он опять то останавливался посреди двора и глядел, разинув рот, на всех проходя щих, то вдруг уходил куда-нибудь в уголок и, далеко швырнув метлу и ло пату, бросался на землю лицом и целые часы лежал на груди неподвижно, как пойманный зверь (И. Тургенев. Муму), По-прежнему все было совершенно спокойно, только в некоторых местах вой шакала вдруг то замолкал, то начинался с новой силой (А. Степанов.

Порт-Артур).

Дифференциаторы подчеркивают и усиливают инвариантное значение со юза то...то. Они позволяют сделать важные выводы относительно некоторых особенностей выражаемого союзом чередования, а именно: оно имеет относи тельно упорядоченное, равномерно повторяющееся течение («опять», «сно ва»), однако обладает скрытой динамикой к нарушению этого внешне спокойного хода событий («вдруг», «внезапно»). В этом отношении конструк тивные свойства союза то...то тесно связаны с понятием «возникновение но вой ситуации» [Бондарко 1996: 138-167].

ВЫВОДЫ 1. В конструкции, организуемой союзом то...то, могут функционировать словоформы любых знаменательных частей речи, а в условиях субституции – служебные слова, сочетания слов и предложения. Степень употребительности той или иной части речи не зависит от конструктивных свойств союза. В суб стантивных рядах возможны словоформы, обозначающие как предметы и реа лии окружающего мира, так и психофизическую сферу деятельности человека и животных. Допустимо также употребление отвлеченных имен существитель ных, если они сопоставляются с другими членами ряда. Адъективные ряды представлены исключительно качественными словоформами, а адвербиальные – либо качественными, либо обстоятельственными (в первую очередь со зна чением места). Имеется тенденция к регулярному выражению в составе проно минативного ряда относительных и указательных (преимущественно наречных со значением места) местоименных словоформ. Ряды, как правило, одно оформленны, а имеющие место случаи разнооформленности членов компенси руются их общей семантико-синтаксической отнесенностью, в чем проявляется конструктивное свойство сочинительного ряда как такового.

В составе непредикативного ряда могут быть факультативные члены: обобща ющий элемент и темпоральный детерминант.

2. Вместе с тем в составе конструкции принципиально ограничено упо требление глагольных словоформ совершенного вида, которые требуют для своего устойчивого функционирования поддержки дополнительными лексико грамматическими средствами. В силу этого в субстантивных, адъективных, прономинативных и адвербиальных рядах личная глагольная форма входит в состав конструкции даже тогда, когда она формально не является общим чле ном, ибо ее вид (в первую очередь несовершенный) определяется непосред ственно союзом. Исключения составляют только такие случаи, когда общий член выражен именем действия. Для ряда, состоящего из деепричастий, наоборот, общий член – личная глагольная словоформа – нерелевантен, так как значение длительности поддерживается непосредственно самими членами ря да, и конструкция имеет необходимую устойчивость. Что касается предикатив ного ряда, то в нем принципиально ограничено только употребление словоформ прошедшего времени совершенного вида. Форма настоящего будущего совершенного в составе данного ряда самодостаточна и может упо требляться автономно. Ограниченное употребление в составе конструкции словоформ совершенного вида прямо связано с конструктивными свойствами союза то...то, в чем проявляются его аспектуальные свойства, связанные с функционально-семантической категорией длительности.

3. Количество членов как непредикативного, так и предикативного ряда синтаксически не регламентировано. У союза есть морфолого-синтаксическая парадигма. Компонент морфолого-синтаксической парадигмы указывает на то, что член ряда, перед которым он находится, последний и сопоставляется в се мантическом плане со всеми остальными членами ряда. В качестве замыкаю щего компонента обоих типов рядов также выступает цетера. Компоненты союза могут сопровождаться уточнителями и дифференциаторами. Уточнители встречаются редко и в основном тяготеют к непредикативному ряду, хотя в силу своей предельно конкретной семантики союз то...то не расположен к ре гулярному сочетанию с ними. В свою очередь, дифференциаторы более упо требительны, чем уточнители, однако чаще встречаются в предикативном ряде.

В этом проявляется особая специфика внутрирядных отношений, организуе мых союзом то...то.

4. Полученные данные в целом свидетельствуют о том, что конструктивные свойства союза то...то проявляются в тесном взаимодействии с глагольными словоформами, которые являются их неотъемлемой составляющей. Именно от них зависит диапазон сферы действия союза, который в одних случаях сужает ся до минимума (двухкомпонентная реализация конструкции), а в других – расширяется (выходит за пределы трехчленной). Таким образом, данная кон струкция по характеру поведения входящих в ее состав словоформ является глагольной, потому что по сравнению с другими частями речи глагольные словоформы в наибольшей мере отражают свои морфолого- и собственно синтаксические свойства в ее составе.

ГЛАВА II. ОТНОШЕНИЕ КОНСТРУКЦИИ К ОСНОВНЫМ СИНТАКСИЧЕСКИМ ЕДИНИЦАМ И ЕЕ СЕМАНТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА В СТРУКТУРЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ РАЗДЕЛ 1. Отношение конструкции к основным синтаксическим единицам Конструкция, организуемая союзом то...то, находясь в структуре раз личных синтаксических единиц, является их неотъемлемой составляющей.

В силу этого ее компоненты приспосабливаются к конкретным синтаксиче ским условиям своей реализации. К числу основных синтаксических единиц мы относим прежде всего словосочетание и предложение (простое и слож ное), основываясь на концепции В. В. Виноградова 1, хотя существуют и дру гие точки зрения на их количественный и качественный состав 2. Вместе с тем, исходя из имеющихся возможностей расширенного толкования этого списка, нами предполагается рассмотреть и текстовые функции союза то...то.

§ 1. Союзная конструкция и словосочетание Конструкция типа ряд представляет собой сочетание слов, образуемое при контаминации сочинительной и подчинительной связей. Мы придержи ваемся академической трактовки природы словосочетания 3 и не относим к нему ряды, сочиненные союзом то...то. В свою очередь, сторонники рас О синтаксических взглядах В. В. Виноградова см. в [Виноградов 1975:

221–294].

См., например: [Русская грамматика 1980: II;

Золотова 1988;

Валгина 1991].

См.: [Виноградов 1975: 231–253;

Прокопович 1974: 11–155;

Русская грамма тика 1980: II, 13–82].

ширенного толкования этой единицы 1, признающие существование сочини тельного словосочетания, выделяют среди его типов и такие, которые выра жают разделительные отношения. Например: «/Долго ль мне гулять на свете / То в коляске, то верхом, То в кибитке, то в карете, то пешком?

(А. Пушкин)» [Белошапкова 1977: 75].

Это две крайние точки зрения. Однако есть и третий подход к данной проблеме. Л. В. Лисоченко было сформулировано и обосновано понятие «подчинительное словосочетание с сочиненным рядом слов в качестве одного из компонентов» [Лисоченко 1996]. По мнению Л. В. Лисоченко, «два подчинительных словосочетания, оказавшись связанными в предложе нии сочинительными отношениями, образуют словосочетание с сочиненным рядом слов в роли главного компонента» [Лисоченко 1996: 13]. При этом она полагает, что существует два способа образования подобного словосочета ния. В первом случае «сочинительная связь между словоформами существу ет до предложения и используется в предложении в готовом виде»;

во вто ром – «сочинительная связь между словами возникает в предложении...»

[там же: 14]. Примеры с союзом то...то Л. В. Лисоченко не рассматривают ся (анализируется только корпус фактов с основными сочинительными сою зами), однако, исходя из ее концепции, в синтаксической конструкции, орга низованной то...то, имеет место подчинительное словосочетание с сочи ненным рядом словоформ.

Представляется необходимым рассмотреть первый из рассмотренных Л. В. Лисоченко способов образования, так как положение об использова нии в предложении сочинительной связи словоформ «в готовом виде» по существу является все тем же тезисом о сочинительном словосочетании.

Мы полагаем, что речь о подобном явлении применительно к словоформам, сочиненным союзом то...то, может идти лишь в тех случаях, когда имеет место фразеологическая спаянность компонентов ряда. И фразеологические В их числе В. А. Белошапкова. См.: [Белошапкова 1977: 74–75].

словари фиксируют несколько таких примеров, хотя непоследовательно и несогласованно. Так, «Фразеологический словарь русского языка» под ред.

А. В. Молоткова приводит целую группу единиц: ТО ТАК, ТО СЯК [то так, то так;

то этак, то этак];

ТО ТАМ, ТО СЯМ;

ТО ТАМ, ТО ТУТ [ФСРЯ 1994: 466], а «Фразеологический словарь русского литературного языка»

под. ред. А. И. Федорова лишь одну, но зато не отмеченную ФСРЯ:

ТО ТУДА ТО СЮДА [ФСРЛЯ 1995: 544].

Однако есть и другие сочиненные союзом то...то наречные пары, кото рые имеют высокую степень употребительности в составе конструкции.

Например, «вперед» и «назад», «направо» и «налево», «вверх» и «вниз» и под.):

Но он [Ипполит Матвеич] быстро приспособился и, прыгая то направо, то налево, как будто танцевал краковяк, увертывался от уда ров противника и старался поразить врага в живот (И. Ильф, Е. Петров.

Двенадцать стульев), /Чагатаев перебрал руками песок, он не изменился:/ ветер все прошед шие годы сдувал его то вперед, то назад, и песок стал старым от пребы вания в вечном месте (А. Платонов. Джан).

Эти лексемы семантически сводимы к случаям, отмеченным фразеологи ческими словарями. Поэтому их можно считать вариантами «некоторого абстрактного означающего (т. е. инварианта. – В. З. ), которое выводится из объективно присущего вариантам материального сходства, обеспечивающего тождество фразеологического значения и внутренней формы фразеологизма во всех его проявлениях» [Жуков 1996: 88]. Самих инвариантов три:

1) то так, то сяк (этак);

2) то там, то тут;

3) то туда, то сюда. В сумме все они отмечены в указанных выше словарях1. На основании этого мы полага Кроме того, эти пары-инварианты представляют смысловые пространства, соответствующих местоименных исходов: «как», «где», «куда». «Смысловое пространство – это открываемая местоименным исходом (или создаваемая и к нему обращенная) естественная сфера существования разноуровневых язы ем, что местоименные наречные сочетания типа «то вверх, то вниз», «то вправо, то влево» и др. также являются фразеологизированными ком понентами подчинительного словосочетания, выступая в качестве функцио нальных разновидностей указанных инвариантов. Ср.:

Мартышки, чертя мглистый воздух истерическими зигзагами, кидались то вправо, то влево / то туда, то сюда.

Вместе с тем следует отметить, что фразеологическими словарями не фиксируется пара «один» и «другой», лексемы которой входят в смысловое пространство местоименного исхода «какой». Степень употребительности ее в составе ряда с то...то также очень высока:

Вдоль тракта то с одной, то с другой стороны мелькали полосатые столбики (С. Залыгин. Тропы Алтая), Пока они спорили, татарин, прищуривая то один, то другой глаз, играл сам с собой (М. Горький. Жизнь Матвея Кожемякина), То в одном, то в другом окне через равные промежутки мелькает тень (В. Тендряков. Тугой узел), Петька громко доказывал что-то, тыча пальцем то в одну, то в другую сторону (В. Белов. Год Великого Перелома).

На наш взгляд, сочетание «то один, то другой» тоже является инвари антным фразеологическим образованием.

Итак, синтаксическая конструкция, организуемая союзом то...то, в це лом несводима к словосочетанию (мы имеем дело с контаминацией сочини тельной и подчинительной связей), кроме тех случаев, когда есть фразеоло гическая (инвариантная или вариативная) спаянность сочиненных место именных словоформ ряда, открывающих соответствующие местоименные исходы «как», «где», «куда» и «какой». Такие конкретные разновидности конструкции можно рассматривать как совпадающие с границами двухком ковых средств, в семантике которых заключено понятие, означенное место именным исходом» [Шведова 1998: 24].

понентных подчинительных словосочетаний. В подобном явлении фразеоло гизации отражается тенденция ряда с то...то к регулярному выражению признаковых и обстоятельственных значений местоименными словоформа ми.

§ 2. Союзная конструкция и предложение Именно предложение – будь оно простое или сложное – определяет кон кретные условия реализации организуемой союзом то...то конструкции.

Если предложение простое, то конструкция или охватывает его структурный центр, или оказывается в зоне его распространителей, или делится на части, имеющие разные предложенческие позиции;

она может также подвергаться усложнению и упрощению, испытывать своего рода формальные наложения.

Если предложение сложное, то конструкция отражает специфику взаимоот ношений между предикативными единицами, к которым относятся сочинен ные союзом словоформы. Все это значит, что включенная в предложение союзная конструкция подчиняется закономерностям построения предложе ния. Однако на ее реализацию может влиять и более сложная организация, связанная с включением предложения в текст. Поэтому представляется важ ным установить, какова роль конструкции в предложении, в каких пределах могут быть допущены изменения ее формы, вызванные различными услови ями ее функционирования, и какие, следовательно, свойства конструкции являются ее постоянными свойствами, а какие не являются таковыми.


2. 1. Простое предложение Синтаксическая конструкция типа р я д, включаясь в структуру простого предложения, осложняет его. Иначе говоря, наличие синтаксической кон струкции типа р я д в структуре простого предложения предупреждает о том, что перед нами не что иное, как о с л о ж н е н н о е простое предложение 1.

Осложненное предложение представляет собой многоярусное построение, в котором одни отношения и связи как бы накладываются на другие. При этом осложнение является объектом конструктивного синтаксиса независи мо от того, какими средствами (конструктивными или неконструктивными) оно оформлено.

Отношения, создаваемые осложняющими компонентами, бывают двух основных типов – «внутрирядные и дополнительной предикативности»

[Прияткина 1990: 19].

I. Внутрирядные отношения.

Ряд как конструкция имеет собственное семантическое содержание.

Его составляют те отношения, которые существуют между членами ряда.

Характеристика собственно внутрирядных отношений дана нами в главе I 2.

Теперь рассмотрим роль ряда в предложении с точки зрения традиционного русского синтаксиса и определим его общие и индивидуальные свойства как члена предложения.

1. Главные члены предложения.

А. Подлежащее.

При нахождении ряда в позиции подлежащего двусоставного предложе ния общий член является сказуемым. При этом связь между ними может быть а) координированной 3 и б) некоординированнной:

а) В свете его [прожектора] неожиданно возникали то дерево, то Границы понятия «осложненное предложение» очерчены не совсем четко.

За основу нашего понимания мы берем концепцию А. Ф. Прияткиной. См.:

А. Ф. Прияткина. Русский язык: Синтаксис осложненного предложения:

Учеб. пособие для филол. спец. вузов. – М.: Высш. шк., – 1990. – 176 с.

Ср.: «Осложняющая конструкция представляет собой такую синтаксиче скую организацию, формальный принцип которой может быть определен вне условий ее функционирования в составе предложения» [Прияткина 1990: 18].

В синтаксисе предложения мы рассматриваем данную связь как координа цию. См.: [Грамматика 1980: II, 94;

Краткая русская грамматика 1989: 417;

РЯЭ 1997: 201–202].

группа кустов, то китайская фанза (А. Степанов. Порт-Артур), Временами то крыша, то забор скрывали от нее алые паруса (А. Грин.

Алые паруса);

б) Почти все перестали спать, почти всем снился, то император, то Варенька Нелидова (Ю. Тынянов. Малолетний Витушников), То купол здания, то собор Встает из синего тумана (М. Волошин.

Годы странствий).

Некоордированная связь между однородными подлежащими с раздели тельными союзами и сказуемым является характерной чертой данного спо соба организации предикативного центра предложения. Говоря о подобной вариативности, А. М. Пешковский писал, что «сказуемое при нескольких подлежащих стоит во множественном числе, если все подлежащие берутся мыслью объединенно, как своего рода слитное подлежащее» [Пешковский 1956: 450]. То есть А. М. Пешковский видел решение проблемы вне сферы грамматики. Е. С. Скобликовой было подтверждено, что «согласова ние сказуемого с однородными подлежащими (при разделительных союзах – В. З.) принадлежит к числу таких способов согласования, когда точный грамматический параллелизм невозможен. Сказуемое оказывается грамматически согласованным только с ближайшим из однородных подле жащих, или в порядке «смыслового согласования» 1 ставится в форме мно жественного числа» [Скобликова 1959: 199]. В «Русской грамматике» также отсутствуют четкие критерии квалификации этого явления: «Если место под лежащего занято открытым рядом (союзным или бессоюзным), объединяю щим формы ед. и мн. ч., то форма числа в сказуемом к о л е б л е т с я (разрядка наша. – В. З. ) в зависимости от формы слова, непосредственно Как «согласование по смыслу» было определено это явление и В. З. Санни ковым: «Сказуемое имеет форму множественного числа, если реально в си туации участвуют несколько объектов. В противном случае сказуемое со гласуется с ближайшим из подлежащих» [Санников 1989: 61].

соседствующего со сказуемым» [Русская грамматика 1980: II, 244] 1.

Эти выводы применительно к конструкции с союзом то...то подтвер ждаются и данными нашей картотеки: в приведенных примерах только в одном случае мы можем объяснить выбор формы сказуемого языковым фактором:

Временами то крыша, то забор скрывали от нее алые паруса.

В этом предложении форма множественного числа сказуемого «скрыва ли» определяется отнесенностью словоформ «крыша» и «забор» соответ ственно к женскому и мужскому роду, что делает невозможной форму един ственного числа. Но в следующем примере оба члена ряда имеют одинако вую родовую характеристику, и поэтому вариативность возможна:

То купол здания, то собор Встает/ Встают из синего тумана 2.

При нахождении ряда в позиции главного члена односоставного номина тивного предложения общий член формально не выражен, и конструкция выступает в неполной реализации:

То букет, то натюрморт с бокалом, то окно, то сгущенное темное пространство воздуха в комнатах, куда время от времени удаляется кто нибудь из действующих лиц (А. Свободин. Театральная площадь), В ней фиолетовость, и алость, В ней кровь и золото вина, То изумруд ность, то опалость... И семь сияний – и одна (З. Гиппиус. Любовь – одна).

Б. Сказуемое.

В структуре сказуемого ряд может быть представлен как именной, так и инфинитивной частями соответственно составного именного или составного В. З. Санников вообще предлагает взять данное явление за категориальную основу при характеристике разделительной связи: «...подлежащие в раздели тельных конструкциях допускают (в противовес соединительным и замести тельным – В. З.) в разных условиях то ед., то мн. ч. Сказуемого» [РЯЭ 1997:

526 (В. З. Санников)].

См. об этом явлении подробнее: [Скобликова 1959: 199–205;

Перетрухин 1979: 163–189;

Русская грамматика 1980: II, 242–245;

Санников 1989: 60–74].

глагольного сказуемых. Общим членом в таких случаях являются связка или полусвязочные глаголы:

а) составное именное сказуемое а1) субстантивный ряд:

Она заменяла ему [Паоло] мир, от которого он отрекся для искусства, была то стыдливой невестой, то дразняще-покорной любовницей (Н. Гумилев. Скрипка Страдивари), Он [Чарский] прикидывался то страстным охотником до лошадей, то отчаянным игроком, то самым тонким гастрономом (А. Пушкин.

Египетские ночи);

а2) адъективный ряд:

(полные и краткие словоформы) Она [Машенька] казалась ему то легкомысленной и доброй, то хитрой, прикрывающей за своим весельем какие-то темные мысли (М. Горький.

Жизнь Матвея Кожемякина), Я дрожал, чувствуя растущую свою мощь, кому-то улыбался, как заго ворщик, находил то симпатичными, то отвратительными одних и тех же людей в течение двух минут (А. Грин. Приключение Гинча), Звуки ее голоса были то густы, то резки, смотря по влиянию текущей минуты (М. Лермонтов. Княгиня Лиговская).

Возможен и ряд, состоящий из предикативных наречных словоформ:

В комнате было то темно, то светло, как от пожара (А. Грин. Белый шар).

При нулевом связочном или полусвязочном глаголе общий член формально не выражен:

А тропа – то ров, то кочка, То долина, то овраг (Д. Кедрин. Погоня), Лицо у него [Вавилы] ежеминутно меняется: оно и грустно и нахмуре Ряд, состоящий из личных глагольных словоформ, рассматривается нами в структуре сложного предложения. См.: [Грамматика 1980: II, 615;

но, то сурово, то мягко, и бледнеет, и золотится румянцем (М. Горький.

Городок Окуров) 1;

б) составное глагольное сказуемое:

(субъектный инфинитив) Тогда старик стал то закрывать свет, то открывать его на короткое время (А. Степанов. Порт-Артур), Она не поднимала глаз и продолжала то чертить зонтиком, то стирать начерченное (И. Тургенев. Фауст).

2. Второстепенные члены предложения.

Ряд с то...то может занимать позиции различных второстепенных членов предложения.

А. Определение.

а) согласованное определение:

Шары покачивались, вращались. От этого движения солнечный луч вспыхивал в них то синим, то желтым, то красным пламенем (Ю. Олеша. Три толстяка);

б) несогласованное определение:

И кровь людей то Славы, то Свободы, то Гордости багрила алтари (А. Пушкин. Была пора…).

Б. Приложение.

льются взоры, ласково и грозно – то лазорь, то пламя, то фиоль (И. Северянин. Прогулка короля).

В. Дополнение.

а) прямое дополнение:

Первое время, под предлогом похвалиться успехами Марка в большой Черемисина 1981;

Черемисина, Колосова 1987].

Сочинительные ряды с адъективными словоформами в функции сказуемого были объектом изучения Л. В. Марченко [Марченко 1995]. См. также [Спектор 1991: 104–110]. Оба исследователя отмечают высокую степень «предикатности» (Л. В. Марченко) этих рядов, однако не выводят их за пре жизни, Семениха носила Поленьке то молочка, то творожку в тряпице (Л. Леонов. Русский лес), Пламя, вспыхнув, озарит порою То карниз, то вазу, то плиту, И, кружася, искры над золою С треском гаснут на лету (К. Романов.


Посвящение);

б) косвенное дополнение:

На протяжении трех суток перед глазами водителей травянистая пу стыня сменялась то солончаками, то полосами сыпучих барханов (К. Симонов. Товарищи по оружию), У Вильгельма с детства были герои воображения, он «влюблялся»

то в Державина, то в Ермолова (Ю. Тынянов. Кюхля).

Г. Обстоятельство.

а) обстоятельство места:

Машину болтало то над лесом, то над снежными полями, то над пе пелищами деревень, и повсюду было пусто и не видно ни жителей, ни войны (К. Симонов. Четыре шага), Скирды хлеба то сям, то там, словно казацкие шапки пестрели по полю (Н. Гоголь. Вечер накануне Ивана Купала);

б) образа действия:

Перед печью, засучив рукава до локтя, стояла Маркелова жена Агафья Тихоновна и длинным, глубоко достающим ухватом передвигала горшки в печи то теснее, то в кучу, то свободнее, смотря по надобности (Б. Пастернак. Доктор Живаго), Пальцы скоро научились чувствовать податливость ягоды, ее крепость и налив, и трогать ее то одним легким касанием, то осторожным нажимом, то с мягкой подкруткой (В. Распутин. Век живи – век люби.

Роман-газета. 1984. № 17).

Обстоятельства других смысловых групп в данном употреблении очень делы простого предложения.

редки, в частности, нами зафиксирован всего один пример с подобным рядом в функции обстоятельства времени, хотя многие исследователи под черкивают именно временную семантику союза то…то1:

Мода изменит рисунок материи, блеск, толщину и ширину;

рынок назначит произвольную цену, и носят ее то весной, то осенью, на разный покрой, но в кайме все одна и та же пестрая нить (А. Грин.

Фанданго).

Конструкция может быть представлена частично, будучи в структуре неполного предложения:

Было время – просили кусок, А теперь – то икону, то пряслицу, То ручного тканья поясок (А. Романов. «Умываюсь туманами севера...»), Редакция – в Ленинграде, типография – то в Москве, то в Риге, где удастся договориться (И. Фоняков. Ленинградские альманахи. Знамя.

1992 № 3–4).

II. Дополнительная предикативность.

«Оборот, заключающий в себе значение дополнительной предикативно сти, является особым второстепенным членом предложения. Его функция нетождественна функции присловного определения или обстоятельства, хотя семантически он может и не отличаться от одного из них и иметь одинако вое с ним морфологическое выражение» [Прияткина 1990: 35]. Ряд, члены которого несут в себе значение дополнительной предикативности, сам по себе уже является осложненным: внутрирядные отношения совмещаются в нем с функцией особого второстепенного члена предложения.

Различаются : 1) п р я м а я и 2) к о с в е н н а я дополнительная предика тивность.

См.: [Хегай 1981;

Троицкий 1988;

Санников 1989 и др.]. Вместе с тем есть основания полагать, что за этим кроется некоторая общая закономерность:

обстоятельства образа действия и места – самые распространенные в рядах однородных членов, а остальные встречаются значительно реже, в том числе и временные. См. об этом в [Грамматика 1960: II. Ч. I, 598–539].

1. Прямая предикативность.

Прямая предикативность «дана в грамматических формах и вербализова на: в предложении есть словоформа – носитель функции дополнительной предикативности» [Прияткина 1990: 21].

Прямая дополнительная предикативность представлена двумя видами:

а) полупредикативность и б) дополнительная глагольная предикативность.

А. Полупредикативность.

Полупредикативность создается «между интонационно обособленным именем и его определяемым – субстантивным членом предложения»

[Прияткина 1990: 21]:

а) препозиция:

То академик, то герой, То мореплаватель, то плотник, Он всеобъем лющей душой На троне вечный был работник (А. Пушкин. Стансы), То медлительная и широкая, то узкая и кипучая, как горный поток, ре ка Гаваш окружена лесами (Н. Гумилев. Африканский дневник), Светлая, ветреная, то с ярким солнцем, то с грозой и ливнем, погода обличает новый взмах крыльев революции (А. Блок. Дневники);

б) постпозиция:

– Понимай нету, да? – все глубже и глубже дырявил его Евдокимыч темным глазом, то пропадающим, то по-кошачьи вспыхивающим из-за рыхло-серой, будто исклеванной, бугристой щеки (А. Байбородин. Боже мой. Роман-газета. 1996. № 10).

Б. Дополнительная глагольная предикативность.

Глагольная дополнительная предикативность создается деепричастием и инфинитивом:

Задыхаясь от зноя, [Вихров] валился на некошеной пойме, то следя за ястребом в синеве, то разглядывая насекомую мелюзгу в травяных де брях (Л. Леонов. Русский лес), Отец умер в эту зиму, а у матери, видно, была такая уж судьба, теперь особенно трудная для нее, – то встречать, то провожать за тридевять земель то сына, то дочь (К. Симонов. Товарищи по оружию).

2. Косвенная предикативность.

Такая предикативность не заключена в словоформе, а обнаруживается в косвенных показателях: «при косвенных показателях дополнительный преди кат или подразумевается или выявляется через лексическую семантику»

[Прияткина 1990: 20].

Косвенная предикативность также выступает в двух видах: а) «свернутая»

дополнительная предикативность и б) скрытая (отраженная).

А. Свернутая дополнительная предикативность.

Свернутая предикативность «имеет место в субстантивных оборотах, допускающих развертывание в субъектно-предикатную конструкцию»

[Прияткина 1990: 26–27]. Нами уже отмечалось, что члены ряда с союзом то...то редко распространяются расчлененными синтаксическими структу рами. Субстантивные обороты, допускающие развертывание в субъектно предикатную конструкцию, потенциально являются теми же самыми расчле ненными структурами и поэтому почти не встречаются в структуре ряда с союзом то...то. Но вместе с тем союз то...то свободно включается в кон струкцию с союзом как в значении «в качестве» 1:

Она появлялась то просто как женщина, которую могут убить, то как вложенная в ее тело частица нашей души, трагически присутствующая при этом последнем баррикадном бое там, на Западе (К. Симонов.

Двадцать дней без войны);

Речь шла о животных, которые действова ли то как животные, то как люди, но разговаривали все время, как люди (Ю. Олеша. Ни дня без строчки).

Видимо, это связано с тем, что «конструкции с союзом как – «в каче стве» содержат предикативно-характеризующее отношение» [Прияткина Подробно об этой конструкции см. в [Прияткина 1975;

Прияткина 1990:

82–87].

1990: 85], а союз то...то, что было установлено при морфолого синтаксической характеристики непредикативного ряда, свободно сочетает ся со словоформами качественной семантики (качественные прилагательные и наречия).

Б. Скрытая (отраженная) дополнительная предикативность.

«Особый вид дополнительной предикативности, свойственный некото рым союзным конструкциям, где одна из частей как бы заимствует предикат другой, частично повторяя (отражая) ее содержание» [Прияткина 1990: 27].

Союзная конструкция с то...то не может выражать подобный тип дополни тельной предикативности, так как при ней невозможна вторичная союзная связь.

Итак, ряд, организуемый союзом то...то, может занимать позиции лю бых членов предложения – как главных, так и второстепенных. Позиции эти совпадают с позициями элементарного простого предложения, однако в от личие от последнего, представлены в структуре ряда не одним, а нескольки ми компонентами. Кроме того, ряд может участвовать в организации допол нительной предикативности.

2. 2 Сложное предложение Союз то...то отвечает за организацию сложносочиненного предложения.

Согласно В. А. Белошапковой, сложносочиненные предложения с раздели тельными союзами относятся к предложениям открытой структуры [Грамма тика 1970] 1, Н. Н. Холодов называет их сопоставительно-противительными [Холодов 1975], а «Русская грамматика» включает в группу предложений с союзами недифференцированного значения [Русская грамматика 1980: II].

Однако при любой классификации общим является вопрос о синтаксическом См. также [Белошапкова 1965, 1977, 1981] и др. работы.

статусе подобных структур. Для сложносочиненных предложений с много местными разделительными союзами наиболее остро ставится вопрос об их простоте/сложности. Например, В. А. Белошапкова главным доводом в поль зу сложности «многочленных предложений с разделительными союзами»

считает то обстоятельство, что «они не имеют параллелей среди бессоюзных предложений: разделительные предложения в русском языке могут быть вы ражены только союзной конструкцией» [Белошапкова 1965: 25]. Со своей стороны, Н. Ю. Шведова рассматривает открытые структуры типа То шел дождь, то валил снег, то сыпалась какая-то мокрая крупа как сочетание предложений, которое строится по тому же принципу, что и ряды однород ных членов, соединенных союзно [Шведова 1969: 330] 2.

Мы полагаем, что подобные предложения являются сложными 3. Анализ конструктивных свойств союза то...то показал, что как различия, так и сходства между непредикативными и предикативными рядами имеют четкую Есть и более масштабный вопрос: существует ли сложносочиненное пред ложение как синтаксическая единица вообще и какие факты языка следует толковать в качестве таковых. Например: «Что касается сложносочиненных предложений, то, очевидно следует полагать, что это не чисто грамматиче ское, а лексико-грамматическое явление, в том смысле, что сочинительной связью объединяются структуры, наполненные лексическим содержанием, то есть конкретные предложения. Следовательно, сложносочиненные предложения в значительной мере явление текста» [Юрченко 1995: 41].

См. также [Мишланов 1996: 83–88].

Позднее в качестве аргумента этого же спора данный пример был использо ван Л. И. Астаховой, которая, в частности, пишет: «Одновременные разно субъектные структуры Н. Ю. Шведова по праву рассматривает как простые предложения. Считаем, что по своей сути и все другие структуры, относя щиеся к сложносочиненным..., должны рассматриваться как простые»

[Астахова 1993: 95]. Однако точка зрения В. А. Белошапковой имеет большее число сторонников. См., например: [Валгина 1991;

Бабайцева, Николина, Чиркина 1995;

КССРЯ 1995] и др.

Что же касается затронутой выше проблемы места сложносочиненного предложения в системе других синтаксических единиц, то мы полагаем, что «сложносочиненные предложения занимают промежуточное положение между сложноподчиненными и бессоюзными предложениями» [Крылова, Максимов 1999: 803].

уровневую специализацию. Сходства проявляются в первую очередь на уровне конструкции (в принятом в данном исследовании толковании этого термина), а различия восходят к уровню предложения, где предикативная словоформа является ведущей. Последний аргумент является базовым и при решении вопроса о синтаксическом статусе предложений с однородными сказуемыми.

Существует три основных подхода к вопросу о таких предложениях:

1) эти предложения считаются простыми [Холодов 1975;

Перетрухин 1979;

Крылова 1999];

2) эти предложения трактуются как переходные между про стыми и сложными [Валгина 1991];

3) эти предложения считаются сложными [Белошапкова 1977;

Русская грамматика 1980;

Черемисина 1981;

Зубрилина, Леонтьев, Мейеров 1993;

Бабайцева, Николина, Чиркина 1995]. Кроме того, есть и комбинированные подходы, когда, например, одни предложений рас сматриваются как простые, а другие – как промежуточные между простыми и сложными [Малащенко 1996: 362–363].

Нам представляются убедительными аргументы в пользу сложности син таксических структур типа Ветер то усиливается, то стихает. В конструк тивном аспекте – это два или несколько модально-временных центра [Русская грамматика 1980: II, 462];

в плане грамматического значения – «это, прежде всего, отношения ко времени, а также и некоторые другие смысло вые отношения – в принципе, того же класса, которые анализируются в син таксисе сложного предложения» [Черемисина 1981: 6–7]. Эти аргументы ос нованы на признании сказуемого иерархической вершиной предложения, из чего «закономерно вытекает понимание предложений с однородными сказу емыми... как полипредикативного построения, а значит, как сложного предложения» [Белошапкова 1977: 170]. Мы будем называть их «моносубъ ектными сложносочиненными предложениями». Они противопоставляются соответственно «полисубъектным сложносочиненным предложениям» 1.

«Моносубъектные сложносочиненные предложения – это полипредикатив Рассмотрим некоторые грамматические особенности сложносочиненного предложения (ССП) с союзом то...то.

Предикативные единицы в ССП с союзом то...то характеризуются грам матической однородностью, которая находит свое выражение прежде всего в параллелизме их структур – оформленности по одной предложенческой схеме. Союз то...то может связывать:

1) части моносубъектного ССП, построенного по схеме а) двусоставного предложения:

Весна то умирала, то возрождалась (В. Тендряков. Свидание с Нефертити);

б) односоставного предложения:

То одним шаблоном нас стукнут, то другим навернут, то третьим огреют – и все разные (К. Симонов. Четыре шага);

2) части полисубъектного ССП, построенные схеме а) двусоставного предложения:

То огромная, похожая на аксолотля (когда-то он разводил их в аквари уме), машина проплывала мимо окна, то хлопотливо тарахтел легкий «ПО-2», готовый присесть где угодно, хотя бы на карниз (В. Лидин.

Полет), б) односоставного предложения:

/Итти было в охотку, Ольга и Саша скоро забыли и про деревню, и про Марью, им было весело, и все развлекало их. / То курган, то ряд теле графных столбов, которые друг за другом идут неизвестно куда, исчезая на горизонте, и проволоки гудят таинственно (А. Чехов. Мужики).

Мы уже отмечали преимущественно морфологическую однооформлен ность словоформ как в непредикативных, так и предикативных рядах. ССП, части которых характеризуются однооформленностью структурных схем ные построения, которые представляют собой сообщения о нескольких си туациях, характеризующихся единством субъекта» [Бабайцева, Николина, также составляют большинство – около 95,1% выборки. Части же, построен ные на основе различных структурных схем, составляют соответственно 4,9%. Однако в подобной разнооформленности есть определенная законо мерность. Например:

Каждый вечер то его [Блохина] приглашали в гости, то кто-нибудь приходил к нему (А. Степанов. Семья Звонаревых), От истопленной печки то одолевает истома, то вдруг становится зябко (В. Макшеев. И видеть сны... Октябрь. 1989. № 4), То нельзя было найти фасонистого железа нужных размеров, то вме сто пропитанных шпал предлагали непропитанные (И. Ильф. Е. Петров.

Двенадцать стульев).

Разнооформленные части приведенных ССП допускают модельные конверсионные преобразования, восстанавливающие параллелизм их структур. Ср.:

Каждый вечер то его приглашали в гости, то приходили к нему, От истопленной печки то томит, то вдруг становится зябко, То не находили фасонистого железа нужных размеров, то вместо про питанных шпал предлагали непропитанные.

Таким образом, в рассмотренных примерах мы все равно имеем дело с грамматической однородностью частей, но только не в структурном, а в но минативном аспекте, представленном «некоторым количеством синонимиче ских предложений» [Монина 1997: 22].

Части ССП могут быть представлены в неполной реализации:

/Порой я вижу там соседей своих: старую женщину и мальчика/. Они то рядом сидят, то – порознь (Б. Екимов. Память лета. Роман-газета.

1999. № 9), Берег часто менялся: то низкий, ярко-зеленый, на свежей зелени пасут ся коровы, то за поворотом сразу яр (В. Распутин. Вниз и вверх по тече Чиркина 1995: 107–108].

нию. Роман-газета. 1982. № 17).

Отдельно следует остановиться на так называемой «контекстуальной не свободе» ССП с союзом то...то. Этот вопрос был детально исследован Н. А. Дьячковой [Дьячкова 1989: 33–77] 1. Она рассмотрела различные спо собы репрезентации РК (т. е. полипредикативной разделительной конструк ции с союзом то...то. – В. З. ) посредством «предшествующего текстового фрагмента» (ПТФ), который может быть представлен а) детерминантом 3:

В течение всего дня то усиливалась, то ослабевала бомбардировка города и внутреннего бассейна (А. Степанов. Порт-Артур);

б) главным предложением:

Шум урагана сливался с шумом ливня, который то отвесно обруши вался на крышу, то под напором изменившегося ветра двигался вдоль улицы, как бы отвоевывая шаг за шагом своими хлещущими потоками (Б. Пастернак. Доктор Живаго);

г) частью бессоюзного сложного предложения:

Пять часов идем кверху: то снег выше пояса, то надо прыгать с камня на камень, то идем по узкому гребню камней, как циркачи по канату (В. Песков. Дороги и тропы), Полуночные образы воют, Как духов испугавшийся пес;

То нахлынут, В результате ею был сделан следующий вывод: «Специфической особенно стью» РК в плане ее функционирования (способа репрезентации в тексте) «является ее контекстуальная несвобода, которая понимается как смысловая зависимость от предшествующего его текстового фрагмента, как невозмож ность быть коммуникативно самодостаточной единицей вне учета левого текстового окружения» [там же: 74].

При изложении данного материала мы пользуемся примерами из нашей кар тотеки.

«Роль обстоятельственного квалификатора заключается в том, что он в «концентрированном» виде содержит информацию о том общем фоне, на котором развиваются явления (события), представляемые разделительным рядом» [Дьячкова 1989: 76].

то бездну откроют, Как волна обнажает утес (А. Фет. «Полуночные образы реют...»);

д) самостоятельным предложением:

Трудности заключаются в самой поездке. Поезда то не ходят совсем, то проходят до такой степени переполненными, что сесть на них нет возможности (Б. Пастернак. Доктор Живаго).

Также, по мнению Н. А. Дьячковой, в роли ПТФ могут выступать синтак сические структуры, которые обладают текстообразующими потенциями:

именительный темы, восклицательные предложения и пр. Они задают микро тему, которая развивается разделительным рядом. В итоге Н. А. Дьячкова делает вывод, что специфической особенностью исследуемой конструкции в плане функционирования «является ее контекстуальная несвобода, которая понимается как смысловая зависимость от предшествующего текстового фрагмента, как невозможность быть коммуникативно самодостаточной единицей вне учета левого текстового окружения» [Дьячкова 1989: 74].

Не оспаривая сделанные исследователем выводы и рассматривая их как важ ный этап в осмыслении механизма функционирования разделительных кон струкций в целом, хотим со своей стороны еще раз отметить, что контексту альная несвобода разделительной конструкции с союзом то...то связана в первую очередь с уже рассмотренной нами ранее общей схемой сочинения – отнесенностью сочиненных компонентов к общему третьему, которая в наибольшей степени актуализируется именно в конструкциях с разделитель ными союзами. Поэтому средства выражения этой отнесенности по отноше нию к конструкции с союзом то...то – а именно их, по существу, и рассмат ривает Н. А. Дьячкова – являются вторичными, сопутствующими факторами этого явления. Отнесенность к общему третьему может проявляться на раз личных синтаксических уровнях, быть или не быть материально выражен ной, однако при сочинении она есть всегда 1.

См. уже упоминавшиеся нами в главе I работы Ю. А. Левицкого [1990] и § 3 Союзная конструкция и текст Под текстовыми свойствами союза то...то мы будем понимать способ ность данного союза связывать не только предложения, перед которыми непосредственно располагаются его компоненты, но и более крупные син таксические образования, находящиеся в его структуре 1.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.