авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«А.Э. НАЗИРОВ, А.В. ГАДЕЕВ ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Керчь, 2010 2 УДК 930.1 ББК 60.03 Г ...»

-- [ Страница 6 ] --

ih [uv] = uv - vu В логическом отношении оно указывает на несовместимость с классическим соотношением при h 0. Иначе говоря, в данном случае трехзначная логика противостоит бивалентной в оценке координаты или импульса частицы. В TL выражение Tp v Tp эквивалентно (Tp & Tp), а последнее согласно А3 эквивалентно T(p & p). Это означает, что в TL ни одно высказывание не может быть одновременно истинным и ложным, а также ни одно противоречие не является истинным. Однако из неистинности противоречия не следует, что оно всегда ложно. Если высказывание истинно, то ложно то, что оно ложно, но обратного отношения не существует, и это соответствует понятию некоммутирующих величин. Последнее обстоятельство позволяет рассматривать TL как логику, подобную интуиционистской.

Вместе с тем, возможно более "слабое" понятие истины, которое образуется заменой оператора T сочетанием T (т.е. заменой "истинно, что..."

на "не истинно, что не..."). Такая замена более "строгого" понятия истины на более "слабое" влечет изменение законов противоречия: (Tp & Tp) и T(p & См.: Дирак П.А.М. Лекции по квантовой теории поля. М., 1971. С.21.

См.: Нейман И. Математические основы квантовой механики. М., 1969.

См.: Neuman I. The logic of quantum mechanics// The logico-algebraic approach to quantum mechanics. Dordrecht;

Boston, 1975. Vol.1 P.1.

p), которые означают, что ни одно высказывание не является одновременно истинным и ложным. Однако в T L (замену T обозначим как T) некоторые высказывания одновременно истинны и ложны, а противоречие может быть истинным. Иначе говоря, высказывание "ни истинно, что p, ни истинно, что не p" заменяется на другое - "истинно, что p;

истинно, что не p". В нашем примере этому соответствует положение о том, что квантовый объект - и частица и волна, т.е. понимание, близкое концепции дополнительности Н.Бора. Он писал:

"Данные, полученные при разных условиях опыта, не могут быть охвачены одной единственной картиной;

эти данные должны скорее рассматриваться как дополнительные в том смысле, что только совокупность разных явлений может дать более полное представление о свойствах объекта"1. Если предыдущий подход противопоставлял квантовый объект классическому, то данный устанавливает отношение между ними. Кроме того, если для классической физики дополнительность выступает формально-логическим противоречием, то для квантовой - теоретическим парадоксом.

Логическим основанием решения этого парадокса может служить логика истины TL, которая, как видно из изложенного, является паранепротиворечивой. В ней допускается частичное совпадение истинностных значений, которое взаимоисключается для TL. Поэтому TL более удобна для логической интерпретации раннего этапа становления квантовой механики, соответствующего в копенгагенской интерпретации. Частичное совпадение Tp и Tp для высказываний: истинно, что микрообъект - волна и истинно, что микрообъект - не волна (корпускула) представляет собой перенесение классических представлений на квантовую область. Так, для Шредингера характерно убеждение: "Вообще существуют только волны... Значит не существует частиц"2. А Гейзенберг, напротив, считает, что квантовая механика изучает частицы: "Едва ли можно сомневаться в том, что элементарные Бор Н. Избр. научные труды. С.406.

Шредингер Э. Новые пути в физике. М., 1967. С.18.

суть математические формы"1. Таким образом, специфика частицы...

квантовых объектов в интерпретации TL воспроизводится соединением высказываний, несовместимых для описания классических объектов.

В TL оценка "истина" и "ложь" являются взаимоисключающими, но не исчерпывающими, а в T'L они исчерпывающие, но не взаимоисключающие, а допускающие частичное совпадение. Если из TL удалить аксиомы А1, А5, то получится логика истины (TL), в которой не имеют место законы:

бивалентности, противоречия, двойного отрицания. Такая логика имеет четырехзначную интерпретацию: "истинно", "ложно", "ни истинно, ни ложно" и "истинно и ложно". Удаление же А2 и замена А5 любой конъюнкцией трех импликаций: p Tp, Tp p, Tp p дает однозначную логику. В частности, можно получить логику, в которой все базовые высказывания только истинны.

И хотя сам автор логики истины "не мог представить себе какое-нибудь значимое применение четырех однозначных логик"2, нам представляется возможным применение моновалентной логики к анализу релятивистской квантовой механики. В ней вводится представление о дискретном пространстве - времени (10-13см;

10-24 с.), которое позволяет избежать бесконечных значений собственной энергии и массы микрочастицы;

но возникают трудности согласования этого представления с идеей регенерации. Под регенерацией понимается превращение микрочастицы из одного типа в другой, а затем - в прежний за счет испускания и поглощения виртуальной частицы.

Б.Г.Кузнецов предложил логическую схему дискретного пространства времени, в которой пространство и время по отдельности остаются непрерывными, а "квантуется лишь их релятивистская связь"3. Такая модель согласуется с релятивистской причинностью, если в клетках пространства времени нет движения сигнала, т.е. перемещения тождественного себе физического объекта. Подобному представлению соответствует явление регенерации частицы в течение 10-24 с. на расстоянии 10-13 см. от исходного Гейзенберг В. Физика и философия. М., 1968. С.49.

См.: Вригт Г.Х. Логико-философские исследования. С.576.

Кузнецов Б.Г. Физика и логика. С.21.

состояния. Отсюда видно, что движение тождественного себе объекта происходит в соответствии с теорией относительности либо со скоростью света (на световом конусе), либо со скоростью меньшей С (процессы внутри светового конуса). Мир внутри светового конуса - это мир движений частиц с неравной нулю собственной массой покоя (всех частиц за исключением:

фотонов, нейтрино, антинейтрино).

Если на световом конусе регенерация происходит со скоростью C, то скорость внутри конуса зависит от вероятности регенерации в противоположных направлениях. В случае несимметричности направлений частица будет обладать некоторой отличной от нуля макроскопической скоростью. Итак, макроскопическая мировая линия частицы имеет непрерывный характер, а ультрамикроскопическое движение - дискретный.

Если в общей теории относительности выразилась геометрия переменной метрической аксиоматизации, то рассмотренная модель выражает геометрию переменной дискретности, т. е. использует пространства переменной размерности. Однако, для этого нужны понятия более общие, чем непрерывные множества;

ими служат понятия логики, получающие физическую интерпретацию. Логически движение частицы на световом конусе означает, что суждение о принадлежности субъекту данного предиката (о принадлежности частице пространственно-временных координат) может иметь только одну оценку "истинно". Это - пример моновалентной логики как одного из вариантов логики истины. Одна из логических трудностей синтеза релятивистской и квантовой физики в концепции дискретного пространства-времени состоит в невозможности построения бесконечно-моно-валентной логики.

Возвращаясь к TL, отметим, что отбрасывание А2 и замена А5 любой конъюнкцией двух импликаций из числа (p Tp;

Tp p;

p Tp;

Tp p) дает двухзначную логику. Таких логик будет шесть. Среди них находится классический вариант с оценками: "истинно", "ложно", остальные неклассические, например, с оценками: "и истинно и ложно" и "ни истинно, ни ложно". В последнем случае высказывания либо не имеют истинностного значения, либо, имея одно из них, содержат также и второе. Первый вариант двухзначной логики истины соответствует развитой в квантовой логике Макки идее Биркгофа и фон Неймана об исчислении экспериментальных высказываний, но преобразованной в исчисления наблюдаемых с двумя возможными значениями: 0 и 11. Второй вариант соответствует введенному фон Нейманом формализму матрицы плотности и распространению этого статистического аппарата на описание "смешанных состояний", т.е. таких, когда неизвестно, какое состояние на самом деле имеет место. "Однако, - как отмечают И.С.Алексеев, Н.Ф.Овчинников, А.А.Печенкин, - у фон Неймана понятие вероятности оставалось внешним по отношению к основной математической схеме квантовой механики (теории самосопряженных операторов в гильбертовых пространствах). У него еще не было новой обобщенной теории вероятностей"2.

Более строгое введение идеи вероятности расширило спектр истинностных высказываний квантовой логики при ее дополнении аксиоматически построенной теорией вероятностей А.Н.Колмогорова. Он ввел понятие элементарных событий как произвольного множества, на котором определяется (-алгебра как система подмножеств со свойствами:

объединения, пересечения, дополнения. На -алгебре задается вероятностная мера, а определение случайных величин связывается с бореловским подмножеством. В таком случае алгебраический объект типа -алгебры Биркгофа и фон Неймана3.

соответствует квантовой логике При этом на множестве высказываний существует отношение упорядочности (импликация) и вводится максимальный элемент (всегда истинное высказывание) и минимальный элемент (всегда ложное высказывание). Через наибольшую См.: Макки Дж. Лекции по математическим основам квантовой механики. М., 1965.

Алексеев И.С., Овчинников Н.Ф., Печенкин А.А. Методология обоснования квантовой теории. М., 1984. С.230.

Алексеев И.С., Овчинников Н.Ф., Печенкин А.А. Методология обоснования квантовой теории. М., 1984. С.230.

нижнюю грань определяется конъюнкция, а через наименьшую верхнюю дизъюнкция. С квантовой логикой совместима ортодополнительная решетка высказываний, которая носит небулев характер.

Интерпретацией рассмотренного логико-алгебраического варианта квантовой теории может служить трехзначная логика истины. В целом импликация квантовой логики (частичная упорядоченность) может быть охарактеризована интервалом значений: "истинно", "и истинно и ложно", "ни истинно, ни ложно", "ложно", т.е. четырехзначной логикой истины (TL)*.

Подводя итоги, следует отметить, что логика истины выполняет металогические функции, унифицируя определенные неклассические исчисления. Она может служить средством осмысления умозрительного знания в конкретных науках и, тем самым, фактором отбора исходных теоретических принципов. И наконец, исчисления логики истины, будучи средством интерпретации квантовой логики, способствуют выявлению логических трудностей синтеза релятивистской и квантовой физики. В ходе развития научного знания с неизбежностью происходит изменение смысла выражений, а законы формальной логики (например, закон тождества) фиксируют лишь определенный момент развития, при абстрагировании от этих изменений.

Однако, высказывание, истинное в одном отношении, становится ложным в другом, теряющим истинностную оценку - в третьем и т.п. Такая ситуация, исследуемая в современных неклассических логиках, соответствует не только реальной истории науки, но и диалектическому положению о конкретности истины.

§ 3. Неклассическое мышление в космологии Развитие современного космологического знания протекает в конкурентной борьбе различных теорий. По своему содержанию они составляют единство конечных и бесконечных, открытых и замкнутых, статичных и нестационарных, "холодных" и "горячих" моделей Вселенной.

Значительная часть этих моделей остается умозрительными конструктами, поскольку затруднена их эмпирическая проверка. В рамках классической концепции астрономии определяющее значение имеет "горячая" модель эволюционирующей Вселенной*.

Идеи развития проникли в астрономию не только в понятие эволюционирующей Вселенной, но и в теорию нестационарных космических объектов, в описании которых используются как релятивистская, так и квантово-полевая физика. Построение теоретических моделей развивающихся объектов, таких как активные ядра галактик, вспышечная активность звезд, квазары, нейтронные звезды, черные дыры, связано с определенными трудностями. Например, гипотеза о том, что жизненный цикл звезд заканчивается переходом в сверхплотное состояние была высказана еще в тридцатые годы ХХ века (Л.Д.Ландау - СССР, Р.Оппенгеймер - США). Однако решающие результаты в наблюдении сверхплотных космических объектов получены лишь в конце 60-х годов. Теоретические расчеты были подтверждены в результате наблюдения за рентгеновским излучением, проводившегося с околоземных орбит. В результате, отечественными физиками и астрофизиками были созданы модели дисковой аккрепции (падения) вещества на черные дыры и нейтронные звезды.

Важным теоретическим открытием является вывод о рождении частиц из вакуума вблизи черных дыр. "В результате черная дыра постепенно теряет массу, уменьшается в размере - "испаряется""1. В зависимости от массы время жизни черной дыры соизмеримо с возрастом Вселенной. Особого внимания заслуживает факт необратимых направленных изменений таких экзотических объектов, как черные дыры или ядра галактик. Они свидетельствуют о саморазвитии космических систем. Однако вопросы образования и эволюции галактик с точки зрения происходящих в них физических процессов пока что остаются менее понятными.

Зельдович Я.Б., Новиков И.Д. Физика и космология // Астрономия, методология, мировоззрение. М., 1979. С.135.

Конкурирующие гипотезы в этой области можно подразделить на два направления:"классическое", согласно которому известных физических законов достаточно для понимания явлений, вплоть до "начала" расширения Вселенной, и "неклассическое", требующее "радикально новых физических концепций" для объяснения ряда явлений. К последнему направлению относится, например, мнение некоторых физиков и философов о целесообразности использования принципиально новой топологии для понимания строения Вселенной*. Следует иметь в виду, что пока в рамках классической концепции объясняются и даже предсказываются многие астрономические явления. К ним относятся протозвезды, сжимающиеся облака газа, черные дыры. Нужна ли "новая физика", скажем, для понимания галактик? Это покажет ближайшее будущее.

Возможно, что вклад астрофизики в отдельные разделы современной физики будет в целом большим, чем вклад в построение новой физической теории.

Формирование последней в основном определено ее собственным развитием, внутренними парадоксами и антиномиями. Тем не менее, революция в астрономии ХХ-ХХ! веков, сформировав эволюционный стиль мышления, вызвала значительные изменения в объекте, субъекте исследования и в условиях и средствах познания Вселенной. Это оказывает значительное влияние и на формирование нового физического знания.

Если революция в физике породила в ней диалектику "кантовского" типа (представления о корпускулярно-волновом дуализме, принципе дополнительности координатного и импульсного, временного и энергетического, физического и геометрического, логического и топологического описания объектов), то революция в астрономии приводит к диалектике "гегелевского" типа.

В.А.Амбарцумян и В.В.Казютинский отмечают следующие общие признаки научной революции. Во-первых, "радикальные изменения в самом субъекте деятельности", связанные, в конечном счете, с общественно исторической практикой в целом;

во-вторых, "открытие принципиально новых Ефремов Ю.Н. О двух эволюционных концепциях в астрофизике // Там же. С.52.

классов природных объектов или явлений", например, открытие микромира и мегамира;

в-третьих, "появление принципиально новых средств познания" (методы "всеволнового" исследования Вселенной, использование выхода в космос);

в-четвертых, "подобные же изменения условий познания", охватывающие все средства эмпирического и теоретического уровней науки;

в пятых, "изменение в характере познавательных действий", включающее в себя изменения в познавательных операциях и процедурах, например, в автоматизации эксперимента;

в-шестых, "радикальная перестройка системы знания", охватывающая сами основы, фундаментальные законы и принципы*.

Перечисленные черты полностью характерны и для революции в астрономии ХХ-ХХ! веков, в результате которой "был доказан наблюдениями факт, что Вселенная и составляющие ее объекты непрерывно меняются"1.

Надо отметить, что эволюционный стиль мышления современной астрономии способствует ее внутренним интегративным процессам. На общей концептуальной основе в тенденции объединяются астрофизика и космогония, поскольку та и другая изучают объекты со сходными законами эволюции.

Вместе с тем, космогония интегрируется с космологией, так как Вселенную с началом расширения можно рассматривать в качестве одной из Метагалактик, подчиняющуюся общим законам образования галактик. Подобная интеграция оказалась возможной лишь после предварительной дифференциации и специализации астрономии на основе эволюционных представлений. В этой особенности астрономического знания своеобразно проявляется синтез принципа развития с принципом материального единства мира.

Выявление соотношения модели Вселенной и диалектической модели объективной реальности позволяет вскрыть методологическую функцию философии в построении физико-космологической теории. Методологическое исследование этой функции предполагает последовательный переход от эмпирически - конкретного к абстрактному и от абстрактного к теоретически Шкловский И.С. Вторая революция в астрономии подходит к концу // Вопр. философии. 1979. N 9. С.69;

Дубровский В.Н., Молчанов Ю.Б. Эволюционирует ли время, пространство и причинность? // Вопр. философии.

1986. N 6;

Чешев В.В. Эволюционировал ли принцип относительности? // Филос. науки. 1991. N 6.

конкретному на нескольких различных по степени общности уровнях методологического анализа, а именно на уровне: одной теории, нескольких конкурирующих теорий, синтезированных теорий (квантовой космологии), общенаучного знания и теории объективной диалектики.

На первом уровне анализа рассмотрим ньютоновскую космологию, использующую и абсолютизирующую понятия евклидова пространства и ньютонова времени. Конечное и бесконечное имеет в ней сугубо метрический смысл, связанный с понятием расстояния, и совпадает с ограниченностью и безграничностью. В ньютоновской космологии проблема многообразия миров решается натурфилософски (системы Демокрита, Бруно, Ламберта, Шарлье и др.) Тем самым философское понимание бесконечности ошибочно сводится к метрическому, а единство мира - к единству физико-химического состава вещества в плоском пространстве и времени.

Впервые с позиций диалектики преодоление ньютонова понимания пространства и времени было осуществлено Гегелем. Он подверг критике бесконечность образа прямой линии как метафизическую, оторванную от круга1.

конечного, и противопоставил ей образ Энгельс отмечал:

"Бесконечность есть противоречие, и она полна противоречий"2.

Параллельно критика ньютонова пространства и времени велась с позиций неевклидовой геометрии и теории относительности. Тем самым практика научного познания стихийно перешла ко второму уровню методологического анализа космологических моделей.

С появлением ОТО возникла ситуация конкурирующих моделей как между ОТО и ньютоновской космологией, так и в рамках релятивистской космологии. Возникновение последней связано с приложением уравнений тяготения Эйнштейна к космологии. Для этого тензор энергии-импульса упрощается, он берется для описания свободных или однородно заполненных См.: Гегель. Наука логики. Т.1. М., 1970. С.309.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20.С.51.

пространств1. Для более сложной структуры тензора система уравнений разрешима лишь для простейших случаев неоднородных и анизотропных моделей2.

Математически решение уравнений ОТО сводится к нахождению геометрии пространств Эйнштейна, представляющих собой римановы многообразия любого числа измерений и любой сигнатуры. Множество таких решений порождает миры открытые и замкнутые, конечные и бесконечные в метрическом отношении (миры Эйнштейна, Де.-Ситтера, Фридмана, Леметра, Геделя, Гамова и др.). Таким образом, на втором уровне анализа возникает проблема критериев выбора адекватной модели3.

В подобном множестве римановых многообразий конечное и бесконечное не совпадают с ограниченным и безграничным. Если бесконечность является метрическим свойством, то безграничность - топологическим. Проблема многообразия миров на этом уровне анализа рассматривается как множество миров с различными не только метрическими: расстояние, кривизна, темп "течения" (времени), но и топологическими: размерность, связность, гомогенность, направленность (времени) свойствами. Например, в свете квантово-динамической топологии, разрабатываемой Дж.А.Уилером и его сотрудниками, мировые пространство и время представляют собой пенообразную структуру с неодносвязной (нетривиальной) топологией4.

Однако диалектическое понимание материи не сводится и к топологическому разнообразию физико-космологических объектов.

Преодоление ограниченности данного уровня связано с выдвижением А.Л.Зельмановым методологического положения о том, что во Вселенной реализуется все многообразие миров (явлений, условий, законов), допускаемое как старыми, так и новыми фундаментальными физическими теориями. Такое См.: Петров А.З. Новые методы в общей теории относительности. С.85.

См.: Амбарцумян В.А. Некоторые методологические вопросы космогонии // Философские проблемы современного естествознания. М., 1959;

Зельдович Я.Б. О поведении и свойствах трехмерных физических пространств. М., 1982.

См.: Мостепаненко А.М. О роли философских критериев в выборе адекватной космологической модели // Проблемы диалектики. Вып.3. Л., 1973;

Нугаев Р.М. Возникновение и разрешение ситуации выбора адекватной релятивистской теории гравитации // Филос. науки. 1988. N 3.

См.: Уилер Дж. Предвидение Эйнштейна. М., 1970.

расширение концептуальной основы астрономии достигается, например, в квантовой космологии М.А.Маркова1. В ней используется гипотетическая микрочастица "фридмон", представляющая собой целую Вселенную, разомкнутую лишь на массу элементарной частицы и поэтому "внешним наблюдателем" воспринимаемую в качестве одного микрообъекта. В этом смысл2.

случае бесконечность приобретает теоретико-множественный Конечный объект становится, в такой концепции, бесконечной Вселенной, а Вселенная - микрообъектом, что и приводит к тезису: "все состоит из всего"*, а часть и целое выступают "равномощными".

На данном этапе с помощью естественно-научных средств выдвигается идея многообразия природы на уровне не только явлений, но и сущности. Это означает, что содержание физических законов варьируется, отклоняется настолько, что может измениться само понятие закона.

Тем не менее "Вселенная как целое" в смысле множества возможных физических миров не охватывает всего материального мира. Объем зельмановского понятия "Вселенная как целое" ограничен спецификой самого физико-космологического познания. Преодоление ограниченности означает использование понятий, общих с другими науками, т.е. общенаучных понятий.

Тем самым мы переходим на следующий уровень методологического анализа Вселенной (системно-структурные, кибернетические представления).

Экстенсивный аспект неисчерпаемости материи должен "быть уточнен и конкретизирован, если его дополнить некоторыми элементами системного подхода"3. Он объясняет связь между различными фрагментами реальности с принципиально отличными свойствами.

Подобным объяснением качественного многообразия законов природы служит концепция структурных уровней материи. Согласно ей мир представляет собой бесконечную иерархию подсистем, в каждой из которых действует своя совокупность специфических закономерностей. При этом в См.: Марков М.А. О природе материи. М., 1976;

Он же: Размышление о физике. Л., 1988.

См.: Наан Г.И. Понятие бесконечности в математике и космологии // Бесконечность и Вселенная. М., 1969. С.44-45.

См.: Мостепаненко А.М. Проблема многообразия миров // Астрономия, методология, мировоззрение. С.220.

известной мере объясняется связь между такими фрагментами реальности, как микромир, макромир и мегамир. Однако обнаруживается и ограниченность данного уровня анализа. Поскольку в системно-структурной схеме строения материи абсолютизируется лейбницево качество (часть "меньше" целого), постольку она не в состоянии объяснить целый ряд естественно-научных положений. К ним относятся концепции фридмонов и кварков, в которых реализуется нелейбницево качество (часть "больше" или "равна" целому)1.

Аналогичная ситуация в модели Вселенной, строящаяся при использовании концепции тахионов (частиц, движущихся со сверхсветовой скоростью и образующих "отдаленные" части Вселенной)2. В ней также возникает необычное соотношение "части" и "целого" у длительности времени, поскольку направленность времени меняется при движении со сверхсветовой скоростью.

Все это свидетельствует об ограниченности данного уровня анализа.

Бесконечная линейная упорядоченность иерархии структурных уровней материи отражает определенный тип материальной организации. Однако ее универсализация противоречит современным астрономическим знаниям и принципу неисчерпаемости материи. Принцип неисчерпаемости не сводится ни к концепции структурных уровней, ни к какой-либо другой завершенной схеме материи.

Очевидно общенаучные понятия отражают относительно-всеобщие признаки атрибутов единого материального мира, а не абсолютно-всеобщие признаки. Таким образом развитие научной практики выявляет релятивность общенаучного знания, вскрывает его ограниченность в попытках "связать" разные типы объективной реальности.

Для преодоления этой ограниченности необходим переход к следующему, пятому, уровню методологического анализа Вселенной, к ее См.: Материалистическая диалектика в пяти томах. Т.1. Объективная диалектика. С.102. См. также: Вережков Г.М., Минасян Л.А., Саченко В.П. Диалектика целого и части в физике кварков// Филос. науки. 1988. N 8.

Srivasteva Sushil K., Pathak Mahendra S.A. Time-symmetrie tachyon universe // Jour. math. phys. 1978. Vol.19. N 9.

как потенциальной экстенсивной бесконечности материи1.

пониманию Понятие конечного при этом играет роль "системы координат", на которую "проецируется" реальная бесконечность, поляризующаяся на экстенсивный и интенсивный смыслы. Их единство лежит в основе диалектики конечного и бесконечного, реализующейся в концепции неисчерпаемости материи.

Материальность и неисчерпаемость выступают единственными абсолютно универсальными характеристиками реальности. Они объясняют с позиций материалистического монизма единства и взаимосвязь разных фрагментов реальности с различными относительно универсальными свойствами. Если бесконечная материя характеризуется лишь объективностью и неисчерпаемостью, то любая ее конечная часть - системой диалектических принципов и категорий. Такое представление объясняет органическую целостность принципов: материального единства мира, неисчерпаемости материи, универсальной взаимосвязи и развития. Например, отношение различных фрагментов объективной реальности объясняется взаимосвязью при варьировании относительно-универсального содержания атрибутов, развитие направленным изменением их содержания не только на уровне единичного, особенного, общего, но и на уровне всеобщего. При этом в соответствии с положением о взаимосвязи атрибутов объекта сама система атрибутов (в смысле появления новых или исчезновения старых) остается неизменной.

Дальнейший прогресс познания состоит в восхождении от абстрактного к конкретному. Тем самым средствами абстрактного описания единого материального мира объясняются его конкретные типы и виды, иначе говоря, посредством всеобщих характеристик бытия в теоретической форме воспроизводятся его особенные характеристики. На этой основе возможно объяснение схем старых физико-космологических моделей и предсказание новых.

См.: Кармин А.С. Вселенная как объект космологии // Астрономия, методология, мировоззрение.;

Он же:

Познание бесконечного. М., 1981. С.211.

Последующий анализ исходит из положения об изменении всеобщего содержания каждого атрибута материального объекта при сохранении системы атрибутов в целом. Его обоснование дано в концепции онтологического негеоцентризма. Согласно ей, ограниченность общенаучных характеристик материи, рассмотренных на четвертом уровне анализа, объясняется варьированием и взаимосвязью относительно-универсальных признаков атрибутов. В общенаучных знаниях жестко фиксируется определенный тип относительно-универсальных признаков и не учитывается их изменчивость.

Диалектический синтез признаков атрибутов представляет собой тем самым схему философского обоснования общенаучного и конкретно-научного знания. Таким способом можно получить схемы отдельных фрагментов объективной реальности. Например, синтезируя такие признаки, как элементная устойчивость, структурная устойчивость (абстракция от изменчивости) с признаками: определенность величины, определенность места, определенность границы (абстракция от неопределенности)*, получим схему обоснования "системности" как принципа строения одного из типов объективной реальности с лейбницевым качеством.

Всеобщее содержание атрибутов составляет диалектически противоречивое единство однородности и неоднородности. Поэтому для получения схем целостности как признака системного мира следует абстрагироваться от неоднородности всеобщего содержания. И наоборот, абстрагируясь от однородности, мы получим обоснование мира типа квантово космологической модели М.А.Маркова. В ней реализуется "сверхсистемность", вызванная нелейбницевым качеством, неаддитивностью "частей целого" и нелинейно упорядоченными структурами"*.

Совокупностью абстрактного воспроизводится конкретное в теоретической форме. Природа этого уровня абстракции противоречива: они складываются из объективно-универсальных характеристик (онтологических) и синтезируют объективно-неуниверсальные характеристики (конкретно научные). Выступая "мостиком" связи, "перекинутым" от философии к конкретным наукам, схемы онтологического обоснования конкретно-научных моделей, вскрывают "механизм" методологической функции философских принципов и категорий.

На основе этих схем производится выбор программ конкретно-научного теоретического исследования и определяется взаимосвязь конкретно-научных характеристик определенного типа. В первом случае реализуется эвристическая, во втором - конструктивная функция философии.

Осуществление эвристической функции возможно потому, что на основе данных схем объясняются старые и предсказываются новые типы элементов конкретно-научного знания (содержательный аспект). Выполнение конструктивной функции возможно, поскольку схемы онтологического обоснования объясняют старые и предсказывают новые типы структур конкретно-научного знания (формальный аспект). Аналогично получаются схемы конечного и бесконечного, объясняющие старое астрономическое знание и предсказывающие новое. Для этого производится диалектический анализ категорий конечного и бесконечного, а затем диалектический синтез их моментов определенного типа.

Так выделяются признаки конечного: определенность, ограниченность, "бытие-в-себе", "бытие-для-другого", качественная и количественная определенность и т.д. Соответственно - признаки бесконечного:

неограниченность, неопределенность, неограниченная устойчивость, неограниченная изменчивость и т.д. Синтезируем моменты определенного типа: количественную протяженность, количественную длительность, качественную устойчивость, определенность места, определенность границы, равенство места, равенство направлений, равенство мгновений и т.д.

Становится ясно, что такая схема обосновывает пространство и время ньютоновской космологии. Изменение в ней: неравенство мгновений, неравенство протяженности, неравенство длительности, конечность или бесконечность протяженности и длительности и т.д. приводит к схеме обоснования фридмановской космологии (содержательный аспект). Конкретно научным проявлением взаимосвязи признаков атрибутов служит взаимообусловленность неевклидовости пространства и неньютоновости времени, конечности или бесконечности и ее безграничности и т.д.

(формальный аспект). Иной тип взаимосвязи признаков реализовался, например, в теореме Нетер и в СРТ-теореме.

Другое дополнительное изменение в схеме: неравенство направлений, неравенство места, относительность конечного, относительность бесконечного и т.д. приводит к схеме обоснования неоднородных и анизотропных моделей А.Л.Зельманова. Она объясняет изменчивость и предсказывает взаимосвязь метрических свойств пространства и времени. Она же вплотную подводит к идее относительной универсальности не только метрических, но и топологических свойств пространства и времени*. Дело в том, что модели А.Л.Зельманова необычным образом соотносятся друг с другом. Например, модель, обладающая бесконечным пространством, занимает ограниченную область в другой модели с конечным пространством. Или:

пространство модели, будучи бесконечным в одной системе отсчета, становится конечным в другой системе. Следовательно, метрическая бесконечность не имеет глобального характера. Она скорее носит локальный характер, обусловленный нетривиальной топологией пространства.

Еще более ярким подтверждением такого вывода служит рассмотрение вопроса о конечности и бесконечности времени. Известно, что согласно "горячей" модели Вселенная в прошлом имела "начало" времени (состояние космологической сингулярности). Это время конечно и насчитывает 18 млрд.

лет. Однако в другой системе координат, вблизи сингулярной точки пространство так сжато, что осциллирует все основные параметры и время становится бесконечным. Очевидно противоречие здесь возникают от неправомерной экстраполяции координатного времени. К характеристике области сингулярности видимо не применимо не только метрическое пространство-время, но и привычное временное топологическое отношение "до-после". Не случайно А.Эйнштейн предупреждал, что при больших плотностях поля и вещества уравнения поля и даже входящие в них переменные должны терять смысл. Э.М.Чудинов справедливо отметил, что с точки зрения философа-материалиста, оперирующего более общим понятием времени, "начало времени "может рассматриваться как результат попыток осмыслить развитие Вселенной в рамках какого-либо специального типа времени, например, координатного времени"1.

Современная физика и астрономия не только подводят к выводу о многообразии типов отдельных атрибутов объективной реальности, но и предоставляют богатый материал для осмысления их взаимосвязи.

Рассмотренные данные позволяют предположить, что реализация нелейбницева качества связана с неархимедовой топологией пространства. Последняя же вызывает изменение топологического свойства времени-направленности.

Чтобы понять подобные "метаморфозы" содержания атрибутов в их взаимосвязи, необходимо допустить и многообразие типов взаимодействия, детерминации, учесть изменчивость самой взаимосвязи.

Учет этого обстоятельства приводит к дополнительному расширению схемы философского обоснования космологических моделей. Оно достигается принятием изменчивости: качественной "протяженности", качественной "длительности", нелейбницева качества, неаддитивности, неопределенности границы и т.д. Это порождает схему обоснования "миров" не просто с нетривиальной, а с переменной нетривиальной топологией. Конкретно-научной иллюстрацией схемы такого рода служит теорема Р.Герока. Согласно ей изменение топологии в физических процессах воспринимается с точки зрения старой топологии как резкое нарушение причинности. Эта теорема объясняет не только процессы, происходящие в квазарах и черных дырах, но и процессы в эксперименте Эйнштейна-Розена-Подольского. Суть его состоит в том, что "разъединенные" квантовые системы способны оказывать кажущуюся Чудинов Э.М. Эйнштейн и проблема бесконечности Вселенной// Эйнштейн и философские проблемы физики ХХ века. М., 1979. С.291.

взаимную детерминацию друг друга без причинной передачи взаимодействия, через разделяющее их пространство.

В релятивистской космологии и в физике частиц применяются теоретические модели с необычными топологическими свойствами. Это обусловлено тем, что локальные свойства космологических моделей, определяемых постоянной Хаббла, параметром Сентейджа и средней плотностью, оставляют ограниченные возможности для выбора топологии глобальной структуры1. В качестве примера космологической модели с многосвязной топологией можно привести модель, в которой пространство Вселенной - топологически "склеенная" замкнутая структура2.

С необходимостью преобразований пространств различной топологии физики столкнулись и в теории отонов (объектов ОТО). Было обнаружено, что полное шварцшильдовское многообразие разложимо на четыре области, а две из них являются евклидовыми на бесконечности. Оно оказалось вложимым в 6 мерное неевклидово пространство. Исследование моделей аксиально симметричных отонов показало, что их адекватная математическая интерпретация предполагает вложение одних многообразий в другие с иной размерностью. Идеи переменной топологии позволили вскрыть концептуальное единство микрофизики и космологии, опирающееся на представления о размытых типах пространственно-временной симметрии, в частности, неевклидовой топологии3. Космологические модели Вселенной, основанные на теории отонов, строятся при использовании топологических операций вложения римановых многообразий в неевклидовое пространство (Петров Б.Н., Гольденблат И.И., Уланов Г.М., Ульянов С.В.). Пространственно временная структура релятивистских космологических моделей описывается с помощью идей переменной: связности, континуальности, размерности (Бейли См.: Турсунов А. Философия и современная космология. М., 1977. С.117-119;

Он же: Основания космологии. М., 1979.

См.: Соколов Д.Д., Шварцман В.Ф. Оценка размеров Вселенной с топологической точки зрения // ЖЭТФ. 1973.

Т.66. Вып.2. С.412-419.

См.: Трофименко А.П., Трофименко Л.В. Принцип развития в современной астрофизике и проблемы неевклидовой топологии Вселенной // Материалистическая диалектика и пути развития естествознания. Л., 1987. С.67-69.

В.А., Бонди Г., Де Витт Б.С., Картер Б., Реками Е., Шах К., Марков М.А., Наан Г.И., Розенталь И.Л.).

Как видим, приведенный естественно-научный материал едва ли может быть понят без представлений об изменчивости и взаимосвязи относительно универсальных признаков атрибутов. Так современные философские положения позволяют объяснять изменчивость и предсказывать взаимосвязи эволюционирующих топологических свойств пространства и времени. Развитие физико-геометрической структуры Вселенной, способствовало созданию условий, благоприятных для появления человека*. Согласно модели раздувающейся Вселенной последняя на ранних стадиях могла находиться в неустойчивом вакуумоподобном состоянии, обладающим большой плотностью энергии. Ее расширение шло экспоненциально:

(t) 1Ht ;

где - масштабный фактор Вселенной, H - хаббловская постоянная.

Вакуумоподобном состояние Вселенной неустойчиво: оно распадается, а энергия превращается в тепловую, поднимая высокую температуру. После этого состояния эволюция вещества описывается стандартной теорией горячей Вселенной. Идея экспоненциального расширения получила разработку у А.Гута в 1981 году. Он рассматривал переходы горячей Вселенной в вакуумоподобное состояние во время фазовых переходов в сверхплотном веществе. Дальнейшее развитие эта концепция получила у А.Д.Линде в 1982 году, а особенно в году, когда была использована идея хаотического раздувания 1.

Разработанная модель ранних этапов эволюции Вселенной основывается на изучении фазовых переходов в единых калибровочных теориях физических взаимодействий. В диапазоне энергии от более высокой до 1017 Гэв состояние Вселенной описывается суперструнной теорией, в интервале энергии 1017 - Гэв - теорией супергравитации (в это время происходит компактификация), а в диапазоне 1015 - 102 Гэв используется теория электрослабых взаимодействий.

См.: Гут А., Стейнхард П. Раздувающаяся Вселенная // В мире науки. 1984. N 7;

Линде А.Д. Раздувающаяся Вселенная // Успехи физ. наук. 1984. Т.144. Вып.2. С.210;

Он же: Физика элементарных частиц и инфляционная космология. М., 1990.

Модель раздувающейся Вселенной, существенно прояснившая историю эволюции Вселенной от момента космологической сингулярности, не только позволила в естественно-научном плане переосмыслить проблему многообразия миров, различающихся набором фундаментальных свойств и структур, но и способствовало проникновению методов синергетики* в методологию космологического познания. Последнее обстоятельство поставило вопрос о синтезе физико-энергетических и системно Вселенной1.

информационных аспектов эволюции Как показывают исследования, системные и кибернетические представления, основанные на теории информации, позволяют найти научные подходы к решению "телеологической проблемы" в физике и "антропологической" в космологии2.

Идея саморазвития в физике и космологии наполняется предметным содержанием при предположении, что в основе известных физических взаимодействий лежит единое фундаментальное поле со "скрытыми симметриями". Это приводит к выводу о новых механизмах самоорганизации материи, ее качественной дифференциации и позволяет представления синергетики включить в методологию физики. Конкретизацией принципа саморазвития является понимание эволюции Вселенной как процессов самоорганизации и самодетерминации, заложенных еще на самых фундаментальных уровнях материи (физический вакуум). Познание таких объектов, как иные Метагалактики ("домены") сопряжено с использованием концепции логически возможных миров, достоинство которой состоит в том, что она "не является чисто онтологической и поэтому жестко не фиксирует традиционные представления об атрибутах материи"3. Реализация этого подхода связана с исследованием неклассической, в частности, временной логики.

Cм.: Wheeler J.A. World as a system self-organized by guantum networking // IBM J. of research and development. 1988.

N 1. Vol.32.

См.:, Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. К решению парадокса времени. М., 1994.

Мостепаненко А.М. Проблема существования в физике и космологии: Мировоззренческие и методологические аспекты. Л., 1987. С.112.

Представляется возможным использование "древовидных структур" временной логики для анализа начальных этапов эволюции Вселенной. Если использовать древовидные структуры, ветвящиеся только в направлении будущего, то прошлое считается единственным. Вместе с тем, "действительное будущее, как и прошлое мы считаем единственным"1. При экспликации древовидных структур соответственно - для 10-43, 10-35, 10-10 с. после "Большого Взрыва" возникает такая последовательность, у которой происходит удлинение "ствола" и потеря некоторых "ветвей".

Поляризация Вселенной на гравитационную и негравитационную компоненты приводит к состоянию "ложного вакуума", порождающему множество "домен", в одном из которых находится наша Метагалактика. О свойствах иных "домен" можно судить лишь чисто теоретически, а современная теория допускает их различие по топологическим свойствам пространства и времени, а также по величине физических констант. Что касается нашей Метагалактики, то ее эволюция была обусловлена последующим разделением на сильное и электрослабое взаимодействия в момент 10-35с. и на слабое и электромагнитное - к 10-10 с. Можно предположить, что к тому моменту установились основные топологические, в частности, порядковые свойства времени нашей Вселенной.

На вопрос о состоянии Вселенной до космологической сингулярности обычно отвечают, что подобное состояние выходит за пределы нашего воображения*. Развитие современной космологии показывает, что ее содержание не только вышло за пределы классического мышления, но и вынуждено использовать неклассическую логику и математику. Кроме того, представления современной логики и математики оказываются недостаточными для описания тех состояний в эволюции Вселенной, которые выходят за пределы научного воображения и сближаются с представлениями мистических учений Востока. Вместе с тем, более строгое соотношение Караваев Э.Ф. Временная логика и описание процессов развития // Материалистическая диалектика и пути развития естествознания. С.203.

западной философии и науки и восточного синкретического знания предполагает выявление истоков этих учений, основывающихся, соответственно, на идеальных и анимистических образах.

Если общий механизм функционирования и развития Вселенной понятен, то многие проблемы пока остаются открытыми. Среди них природа начальной космологической сингулярности. Именно с ней И.С.Шкловский предположительно связывает содержание следующей революции в астрономии*. Исследование околосингулярных областей ведется с позиций квантовой космологии. В работах А.А. Гриба, Я.Б.Зельдовича, О.Г. Мамаева, А.А. Старобинского и др. получены важные результаты. Оказывается, что интенсивное рождение частиц вблизи сингулярности происходит лишь при резко анизотропном расширении Вселенной. Затем, под влиянием тяготения родившихся частиц в очень короткое время расширение становится изотропным.

Вместе с тем, процессы, происходящие при времени 10-44с. неизвестны даже качественно. Здесь образуется квантово-гравитационные эффекты в сверхсильных полях. От уяснения роли этих эффектов зависит представление о строение Вселенной в целом. В их описании отступает классическая и квантовая физики, использующие обычные пространственно-временные многообразия. Как отмечают Я.Б.Зельдович и И.Д.Новиков;

"в квантово гравитационной области сами пространство и время возможно приобретают вероятностные недетерминированные свойства"1. Сингулярность объясняется лишь гипотетично в рамках "неклассической" концепции2. При этом пока важную роль играют представления о пространствах, меняющих свои топологические свойства с течением времени. Примером использования таких представлений служит понятие суперпространства, являющегося абстрактным пространством, каждая точка которого есть трехмерный пространственный срез через всю возможную Вселенную. Сингулярность представляет собой как бы Зельдович Я.Б., Новиков И.Д. Физика и космология // Астрономия, методология, мировоззрение. С.189.

См.: Мицкевич Н.В. Космология, релятивистская астрофизика и физика элементарных частиц // Философские проблемы астрономии ХХ века. М., 1976. С.102.

особую точку, в которой сопрягаются области с различными топологиями. Что же происходит во Вселенной, когда она проходит через эту точку?

Н.В.Мицкевич так отвечает на данный вопрос: "В эти периоды мир, подобно взбесившейся стиральной машине, дочиста уничтожает всю информацию, всякий порядок в себе самом и после выхода на спокойную "орбиту" вынужден спонтанно генерировать законы своей эволюции - законы природы"1. В таком "метакосмологическом" представлении сами физические законы и константы сменяются на новые, одни конкретные формы бытия сменяются на другие.

Если анализ явлений сингулярности приведет к построению новой фундаментальной физической теории, то революция в астрономии из "локальной", перерастет в "глобальную". И хотя физика при этом будет следовать своей внутренней логике развития, на нее очевидно значительно повлияют эволюционные астрономические представления2. В "новой" физике "старая" физика может оказаться лишь одним из вариантов реализации принципов, законов, констант, пространственно-временной структуры, причинной связи лишь на определенном этапе развития Вселенной.

Мицкевич Н.В. Пародоксы пространства - времени в современной космологии // Астрономия, методология, мировоззрение. С. 177-178.

См.: Гельхар Ф. К истории эволюционной идеи // Концепция самоорганизации в исторической ретроспективе. М., 1994.

Глава V ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСНОВАНИЙ ФИЛОСОФИИ И НАУКИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ В последней главе рассматриваются новые программы исследования философии и науки, позволяющие более адекватно, чем с позиций лишь основного гносеологического вопроса, отразить их взаимосвязи в контексте культуры. Исследуется проблема систематизации оснований современной физики и методологически прогнозируется перспектива ее развития.

§ 1. О соотношении анимистического, философского и научного мышления Выявление психосоматических оснований культуры позволяет представить ее в качестве фактора выживания человека и способа воспроизводства оптимальности его биосоциального функционирования.

Работами И.П. Павлова и Л.С. Выготского была показана условность всякой культуры1, а Э. Фромм раскрыл культуру в аспекте вытеснения и замещения архаичных установок сознания, непосредственно связанных с инстинктами выживания. Современные исследования по психосоматике выявляют механизм мысленного, даже иллюзорного, вытеснения переживаемой ситуации, вынесения ее на внешний фактор. В этом состоит психологическое основание анимизирующего мышления, которое реализуется в форме увлечения оккультными, мистическими и теософскими учениями Востока, в представлениях об НЛО, полтергейсте, в парапсихологии и др. Жанр видений, используемый в былинах, сказках, фольклоре вытесняется (с сохранением сюжетных линий) научно-фантастическими произведениями. В подобных феноменах духовной культуры реализуется архаичное анимистическое мышление современного человека, связанное с одухотворением техники, оживлением космоса. Таким образом, анимизирующее мышление составлет См.: Ярошевский М.Г. Павлов И.П. и Выготский Л.С. // Филос.науки. 1987. N12.


глубокое основание культуры и определяет специфику мышления в культуре, отличающую ее от философско-научной рациональности.

Основной формой закрепления символов культуры является язык. Мысль, выражаемая в языке, в зависимости от своего содержания имеет адекватную форму существования1. Анимистическое содержание мышления выражает себя в мистических, оккультно-духовных и теософских учениях, сущность которых составляет нерефлексивный характер их основных элементов (образов), что отражается в характере языкового символизма. Начальным уровнем рефлексии над анимистическим мышлением становится поэтизация в формах мифологии, эпоса, в поэтических текстах. Следующий этап - риторизация развивающейся мысли складывается в связи с формированием гражданского общества, судопроизводства, философских и политических дебатов. Софистика и диалектика как способы философского дискурса отшлифовывают логическую структуру мысли и готовят ее к строгому логическому оформлению.

Становление новой мысли в культуре проходит этапы: поэтизации, риторики, грамматики, логики и математики2. Если анимистическое мышление снимается в произведениях Гомера и Сапфо художественными образами, то через его обработку софистами (риторика) и Платоном (грамматика, логика)3, мысль обретает адекватную себе форму выражения в логике Аристотеля и геометрии Евклида. Аналогично, рождение новой мысли в средневековье поэтизации у апостола Павла и в жанре видений4, проходит начинается с стадию риторики у Августина, разрабатывается в грамматике, особенно в учении модистов5, обретает логическое выражение у Фомы Аквинского, а Н.

Кузанский призвал к математизации научного знания. В эпоху Возрождения Ф.Петрарка в поэтической форме выражает отношения к миру как к образу мира. Затем эта новая мысль развивается М.Лютером, Ж. Кальвином, Н.

См.: Язык и логическая теория. М., 1987;

Кривоносов А.Т. Естественный язык и логика. М.- Нью-Йорк, 1996.

См.: Назиров А.Э. Этапы развития мышления в культуре // Мир человека. СПб.. 2007. Т.2, №2.

См.: Платон. Софист // Соч. в 4 т. Т. 2. М., 1970;

История лингвистических учений;

Древний мир. Л., 1980.

См.: Б.И. Ярихо и исследование жанра видений. Вступительная заметка, публикация и примечания А.Б. Грибанова // Восток-Запад: Исследования, переводы, публикации. М., 1989.

См.: История лингвистических учений: Средневековая Европа. Л., 1985;

История лингвистических учений;

Позднее средневековье. СПб., 1991.

Макиавелли в риторической форме и завершается в Новое время декартовским «cogito». Отношение к миру как к образу мира, лежащее в основании не только новоевропейской науки, но и религии и искусства Нового времени, выступает также предпосылкой гуманизма.

В реальном процессе мышления сосуществуют все способы бытия мысли с преобладанием тех или иных из них в качестве ведущих. Выделение стадий и аспектов мысли носит условный характер и не исчерпывает многообразия реального бытия мышления в культуре*. Это положение позволяет не отрывать отмеченные стадии развития мысли друг от друга и не противопоставлять их друг другу, а рассматривать их в единстве и взаимосвязи, что дает методологический инструментарий для оценки существующих концепций языка и мышления.

Если не учитывается анимистический аспект мышления, то последнее полностью сводится к образу, в то время как по своей природе анимистическое в качестве образа не рефлексируется. Аналогично игнорирование поэтизации как самостоятельной формы существования и развития мысли и сведение мышления к логике приводит к смешению метафоризма и полисемии. Подобно тому как анимистическое содержание мысли представляет собой нерефлексивный "остаток" мышления, метафоризм является его нелогицированным "остатком". Последнее объясняет, в частности, ситуацию, выявленную одним из направлений структурализма в исследовании языка, состоящую в выводе о бесструктурности языковых структур (У.Эко).

Особенностью анимистического мышления является то, что оно опосредует собой предметно-практическое и абстрактное мышление. В нем образы предметов и операций с ними при отсутствии реальных предметов и деятельности выполняют функцию их заместителей, подготавливая сознание к переходу на более абстрактный уровень. Анимизм выступает, с одной стороны, предметно-практическим мышлением без практики и предметности, с другой, абстрактным без рефлексивности его в качестве такового.

Применение метода деконструктивной герменевтики позволяет раскрыть природу философствования как игры "философемами-метафорами", порождающими особый тип рефлексии. Деконструкция, способствующая обнаружению того, как зарождаются и функционируют "метафоры" - эти риторические фигуры философствования, самим своим существованием убеждающие в невозможности одной философии*, выступает процедурой, как бы противоположной рефлексии. Вместе с тем, выявление основополагающей "философемы-метафоры" еще не обнаруживает анимистическое содержание этой метафоры. Раскрытие последнего предполагает дополнительное "усмотрение" в условном образе буквальности содержания. Эта дополнительная к деконструкции процедура позволяет "заглянуть" в истоки самой поэтизации и обнаружить в качестве ее основания мистические, анимистические представления1.

Отношения анимистического, философского и научного мышления представлены в схеме 12 в качестве генерирующего, объединительного и одинарного (если рассматривать эти отношения по горизонтали). В первом столбце изображена зависимость науки от анимистического и философского мышления, во втором - философии от анимизма и науки, в третьем анимистического мышления от науки и философии.

Первая программа философии науки, исходящая из самостоятельности трех структур мышления, примерно соответствует позитивистской установке О.Конта. Он рассматривает анимизм, философию и науку как исторические этапы развития и как формы, сосуществующие независимо друг от друга на собственных основаниях. На близких позициях в разработке проблематики философии науки стоят Фр.Брентано, Г.Файхингер, Х.Динглер3. Для них характерно представление о самостоятельности позиций философии и науки: у науки приращение знаний, у философии этого не происходит (Брентано);

наука и философии - различные фикции (Файхингер);

обоснование науки лежит за ее См.: Философия и наука в контексте культуры // Социальная философия. СПб., 1999. Гл. 7.

См.: Гл.II, § I.

См.: Соколов А.Н., Солонин Ю.Н. Предмет философии и обоснование науки. С.46-60.

пределами и составляет компетенцию философии (Динглер). Сомнения в возможностях самообоснования как для философии, так и для индуктивной науки характерно для Я.Фриза, Э.Апельта, Л. Нельсона. Эта группа философов науки разрабатывает метод критической философии, обеспечивающей, с их точки зрения, науке прочные основания. Подобное достигается за счет обнаружения "общих процессов, на которых покоится наше знание"*.

Идеи приведенных выше представителей философии науки предвосхитили сциентистские концепции ХХ века. Эти философы поставили вопросы о соотношении логики и философии и обратили внимание на необходимость разработки строгих методов анализа языка науки. Вместе с тем, широкие социокультурные пласты, влиявшие на реальную историю науки и входившие своими частями в ее "тело", не рефлексируются средствами аналитической, нео- и постпозитивистской философии науки. "Проблемы генезиса теоретического знания требуют ставить не только вопрос о соотношении науки и философии, но и вопрос о месте в нем таких видов донаучной и вненаучной деятельности, как магия, оккультная практика, герметические искусства и соответствующих им (паранаучных) знаний"**.

Вторая программа характеризует возникновение античного научного знания на основе преемственности от мистических и оккультных форм. В ней философия и мистика, в отличие от культуры Востока (программа 8), имеют различные основания, соответственно: идеальное и анимистическое***.

Л.И.Василенко, сравнивая магию с религией, отмечает, что в религии действие человека приводится в соответствие с волей Бога, а маг стремится к подчинению "своей воле природных процессов и психики других людей, к получению благ и достижению власти"1. По мнению Дж.Дж.Фрэзера, если жрец преклоняется перед Богом как высшей реальностью, то маг стремится заставить Бога служить его целям. Религия предполагает, что ход "природных событий в какой-то мере эластичен и изменчив и что можно уговорить или побудить всемогущие сверхъестественные существа для нашей пользы вывести его из Василенко Л.И. Магия: старое зло или новое благо? // Вопр. философии. 1994. N2. С.26.

русла, в котором он обычно протекал. Предположение об эластичности и изменчивости природы прямо противоречит принципам магии и науки, которые считают, что природные процессы жестки и неизменны в своем течении, поэтому их невозможно вывести из своего русла ни уговорами и мольбами, ни угрозами и запугиванием"1. Существенно отличаясь от религии и философии, магия влияет на различные феномены духовной культуры. Примером этому может служить глубоко пропитавшееся магизмом политеистически-языческое мировоззрение древних культур Шумера, Аккада, Ханаана, Ассура. Если в этих древних культурах анимизируется борьба своенравных богов, то в Древнем Египте боги обеспечивают равновесие естественных человеческих и божественных сил, символизируемое образом фараона. Магическое мышление держалось на необходимости жертвы, при помощи которой поддерживался "миропорядок".


Систематизированной магией является герметизм, получивший свое название от Гермеса - эллинистического аналога египетского Тота. Существуют предположения о египетских, греческих и даже иранских истоках герметизма 2.

Гермес делит мир на две части: нечистый подлунный мир и эфир, где вращаются звезды. Согласно Гермесу, звезды - боги или образы божества, дающего им начальное движение, оказывают влияние на мир людей, который состоит из пяти элементов: воды, земли, воздуха, огня и эфира. Последние, взаимодействуя между собой, распределяют хорошее или дурное воздействие звезд, что и является предметом изучения философии, выявляющей мистические связи, т.е. симпатии (любовь) между элементами, богами и людьми. Мир выступает как органическое единство, подчиненное вечным законам, и называется "миропорядком", т.е. космосом. "В этом замкнутом мире человек чувствует себя защищенным, так как, используя основополагающие законы, он может потребовать от богов еще большего знания." Фрэзер Дж.Дж. Золотая ветвь. Исследование магии и религии. М., 1980. С.64.

См.: Левек П. Эллинистический мир. М., 1989. С.154.

См.: Левек П. Эллинистический мир. М., 1989. С 155.

Не свободными от магических традиционных представлений цивилизаций Востока оказались и древние римляне, согласившиеся с обожествлением императорской власти. Культ императора рассматривался как гарант стабильности и поддерживался жертвоприношениями перед статуей императора. Появление "священных империй" в средневековой христианской Европе также было обусловлено освящением светской власти. С этим связывалась и "священная необходимость" преследовать тех, кто дестабилизировал средневековый жизненный уклад. Вместе с тем, представление о "священной необходимости" противоречит сущности христианской религии - духовной свободе во Христе. Поэтому духовное состояние средневековой Европы В.С.Соловьев рассматривал как соединение язычества и христианства1.

Существенным содержанием магии является воля к власти, реализующаяся в притязаниях на божественное достоинство, на обладание силами духовно демонического мира, на социальную власть и на покорение природы.

Новоевропейское мышление абстрагируется от "конструкта" духа в представлении "сила духа", сохраняя при этом понятие силы, которое кладется в основание науки Нового времени. Магическая задача управления миром трансформируется в задачу преобразования мира, включающего в себя природу и общество. Поэтому силовая характеристика в новоевропейском мышлении входит как в естествознание (классическая механика), так и в социологию (понятия "производительные силы" и "расстановка классовых сил").

Позиция, согласно которой анимистическое мышление как основание магии и оккультизма не просто преодолевается в философии и науке, но будучи их предпосылкой, воспроизводится в превращенных формах, способна противостоять излишней рационализации истории философии науки.

Исследователи, рационализируя историю, "видят факты сквозь призму современной интерпретации, отвлекаясь от того культурного контекста, в См.: Соловьев В.С. Об упадке средневекового миросозерцания // Соч. в двух томах. Т.2. М., 1988. С.339.

котором эти факты фигурировали изначально и отнюдь не случайно"1. Влияние мистики на науку обнаруживается на протяжении всей истории развития последней. А.Н.Соколов и Ю.Н.Солонин отмечают, что "соприкосновение мистики с естествознанием и научной мыслью вообще было характерно не только для эпохи Возрождения, но и для всего предшествующего этапа развития знания"2.

Н.И.Конрад рассматривал отношения мистики и науки как альтернативные3. Эта позиция соответствует пятой программе, указывающей на самостоятельность основ науки и мистики. Переход ко второму столбцу таблицы (схема 1) означает обращение к выявлению роли анимистических и научных структур мышления в генезисе и развитии философии. При этом следует отметить, что третьей программе приблизительно соответствует философское содержание Каббалы, в которой анимистическое и научное знание выступают относительно независимыми, шестой программе - философия Платона, а девятой - философия Пифагора.

Традиционно считается, что Каббала представляет собой религиозно философскую систему, рассматривающую и разбирающую сущность Бога, происхождение и строение Вселенной, состав человеческого существа и эволюцию души как цель жизни человека4. Однако такое понимание Каббалы не является строгим, потому что в ней содержатся анимистические представления, связанные с мистикой языка и чисел, а анимистическое мышление не является в собственном смысле слова ни философским, ни религиозным. Каббала оперирует буквами древнееврейского алфавита и, рассматривая их как активные силы, присваивает им атрибуты Божества и соответствующие этому числовые значения. Отсутствие при этом рефлексии собственных оснований не позволяет содержащиеся в ней философемы рассматривать в качестве философии, имеющей самостоятельную основу.

Соколов А.Н., Солонин Ю.Н. Предмет философии... С.72.

Там же. С.74.

См.: Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1981. С.228.

См.: Папюс. Каббала (или наука о Боге, Вселенной и Человека). СПб., 1992. С.5.

Вместе с тем, каббалистическое учение соответствует культурной традиции Древнего Востока, в русле которой формировался пифагореизм.

Папюс, рассматривая влияние Каббалы на религеозные и философские учения, отмечает ее влияние на Орфея, Пифагора, Платона, Аристотеля, а также на Моисея, Иезикииля, Александрийскую школу, секту гностиков и христианский эзотеризм. Относительно ее влияния на новоевропейскую философию отмечается, что Спиноза много занимался Каббалой, Лейбниц был посвящен в эзотерическое предание и, в целом, вся немецкая философия "во многом соприкасается с оккультизмом"1.

Философия Платона приобретает собственную основу (идеальное), что соответствует шестой программе. Роль анимистического мышления древних культур в становлении философии Платона, преобразующей анимистическое в идеальное, мало исследована*. Философия Платона, которая, как и египетский оккультизм, производит "удвоение" мира, вместе с тем существенно отличается от него. Если у Платона идеи (эйдосы) составляют для мышления "внутреннее" видение, то в эзотерическом учении египетских жрецов, у которых, по-видимому, обучался Платон, это видение - "внешнее"**.

А.О.Большаков показывает, что в представлении древних египтян вместе с каждым человеком появлялось его Ка. Согласно древнеегипетским представлениям, Ка продолжает существовать и после жизни человека.

"Человек, вспоминая кого-либо, что-либо, видит его (не внутренним зрением, как это понимаем мы, а внешним зрением, как это понимал египтянин)... эта копия, этот двойник и есть Ка."2 Древние египтяне считали реально существующими образы, возникающие в памяти и сознании человека.

"Египтянин объективировал воспоминания, выносил его из головы вспоминающего субъекта в окружающий мир и превращал его из части психологического мира в часть мира окружающего. Существование двойника См.: Папюс. Каббала (или наука о Боге, Вселенной и Человека). СПб., 1992. С.128.

Большаков А.О. Представления о двойнике в Египте Старого царства // Вестник древней истории. М., 1987. N 2.

С.14-15.

превращалось тем самым в одно из фундаментальных свойств действительности"1.

Следует уточнить, что в последнем высказывании понятия объекта и субъекта употребляются не строго, так как они привнесены из современного мышления. В результате этого отождествляются две различные процедуры:

объективирование и анимизирование, что одновременно и упрощает и затрудняет понимание древнеегипетского мышления, в целом основанного на анимистических представлениях.

Для древнего египтянина Ка существовало столько времени, сколько его воспроизводила человеческая память. Мир Ка, выступавший порождением особого вида зрения, способствовал обожествлению и персонификации подобного зрения в древнеегипетском боге Озирисе. В.А.Головина пишет, что "сущность понятия Ка" есть "изображение человека, понимаемое как его неотъемлемая, присущая ему часть личности", которое рассматривалось "как форма его (человека) существования, специфическая, но также материальная"2.

Построенную на основе Ка древнеегипетскую картину мира А.О.Большаков любопытно оценивает как приближающуюся к философской системе Платона3. Вместе с тем, идеальное у Платона относится к сфере понятий и не выносится в окружающую человека реальность, в отличие от представлений древних египтян.

Представление о Ка, включающее в себя не только человека, но и предметный мир, служит одним из факторов обоснования введения понятия анимизированного, наряду с понятием анимистического. Анимизированное, в отличие от анимистического, распространяется на любой мыслительный образ, а не только на антропоморфный.

С развитием философии и науки обнаруживается их влияние на магию и ее основу, т.е. на анимистическое мышление (программы 4, 7, 10). Особенности Там же. С.15.

Головина В.А. Институт Нmw - к' в Египте эпохи Среднего царства // Вестник древней истории. 1992. N 1. С.4-5.

См.: Большаков А.О. Представления о Двойнике... С.33-34.

синтеза христианства и язычества в период средневековья имела своим следствием обращение к античной культуре в период Ренессанса.

Неоплатонизм, несущий в себе черты философско-мистического и религиозного содержания, выступает идейной основой отношения магии и философии. Магия преобразуется в соответствии с чертами ренессансной культуры, т.е. из средневековой "демонической" она становится "естественной", ориентированной на природные закономерности. В ней разрабатываются темы иерархической организации "организмичного" космоса, витальности и психизма в основах мирового бытия, идеи символов как знаков взаимовлияний духовных аспектов космоса.

Об отношении науки и магии Н.А. Бердяев говорил: «Естествознание и техника забыли свое происхождение: они магического происхождения.

Естественные науки с их прикладной практикой, подобно магии, жаждут власти над природой... Корыстную жажду овладения природой и добытия из нее того, что дает силу человеку, современная наука получила в наследие от темной магии»1. Дж. Дж. Фрэзер отмечает их сходство в отношении к миру: «из хода природных процессов изгоняются изменчивость, непостоянство и случайность»2.

Л. И. Василенко, приводя аргументы, свидетельствующие о сходстве магии и науки, говорит о том, что оно скорее внешнее, чем внутреннее. В качестве внутреннего отличия он указывает на их различные истоки: магия своими корнями уходит в древность, а наука «порождена западноевропейской гуманистически ориентированной культурой»3. Однако это не вскрывает глубоких внутренних различий, гносеологическая природа которых отмечена выше. Кроме того, по справедливому мнению П. А. Флоренского, гуманистическая христианская культура не чужда магии. П. А. Флоренский говорил о том, что сама религия означает связь, а представление об этой связи уходит к тому времени, когда вся окружающая человека природа была для него Бердяев Н.А. Смысл творчества. С. 515.

Фрэзер Дж. Дж Золотая ветвь. С. 61.

Василенко Л.И. Магия: старое зло или новое благо? С.33.

реальной живой жизнью, «Единение, связь живого человека с живой природой и есть магия».

При некоторых внешних чертах сходства и общности задач магии и науки, между ними имеется принципиальное различие, которое обычно не рефлексируется исследователями этой проблемы. Оно состоит в том, что магия представляет собой как бы попытку построения "науки" на основе анимистических образов, в то время как наука формируется на базе образов идеальных. Философия как критико-рефлексивное мышление и генерирует эти образы, преобразуя их из анимистических в идеальные. Образ мира в новоевропейском мышлении, осмысленный в качестве идеального, принадлежащего субъекту, обусловливает возможность отношения к этому конструкту как к субъективному. Это, в свою очередь, становится основанием не только гуманизма в культуре, но и теоретической модели, допускающей математизацию, в науке Нового времени.

Без осознания отмеченного выше различия между магией и наукой их сближение и аналогия воспринимаются как правдоподобные.

Примером влияния философии и науки на анимизирующее мышление выступает возникновение парапсихологии и изучение "паранормальных" явлений.Область "паранормальных" явлений охватывается многообразными представлениями, и «не всякое паранормальное объясняется совместными с наукой и научным взглядом на мир»1 (программа 7). К.Р.Рао, редактор сборника "Основные эксперименты парапсихологии" отмечает, что парапсихология часто смешивается с другими "учениями", к числу которых относятся: уфология, астрология, спиритизм и другая оккультная практика.

Однако парапсихология исследует способности человека, которые можно изучать экспериментально, и поэтому она "есть тогда систематическое и научное исследование псифеноменов"2.

Орфеев Ю.В., Панченко А.И. Парапсихология: наука или магия // Вопр. философии. 1986. N12. С.117;

О критериях отличия науки от паранауки см.: Кезин А.В. Идеалы научности и паранаука // Научные и вненаучные формы мышления.

The basic experiments in parapsychology // Comp. a. ed. by Rao K.R. Jefferson (N.C.). London, 1984.

Особенностью парапсихологических изысканий является использование современных научных теорий для объяснения "сверхъестественных" явлений.

Так, физики включают в объект своего исследования не только физическую реальность, но и явления сознания, а парапсихологи к явлениям психики и сознания подходят с позиций практики экспериментального естествознания (программа 4). Ю.И.Орфеев и А.И. Панченко отмечают, что в первом случае утрачивается объект исследования, а во втором - специфика метода, что и превращает объект в сверхъестественный. Парапсихология использует, например, идею "синхронной непричинной связи" (событий), выдвинутую швейцарским психиатром К.Г.Юнгом. Он определяет синхронность как одновременность событий, связанных между собой не причинными, а смысловыми отношениями. В этом случае независимо от природы объекта, физической или психической, они связываются между собой «архетипами», которые Юнг называет «стихийными образами» или «инстинктивными представлениями»1. "Архетипы играют большую роль в становлении наших понятий о реальности, функционируя за пределами физически определенных пространственно-временных рамок. Они невербализуемы, но являются как бы "коллективной памятью человечества" и образуют "матрицу" поведения человеческих существ, особенно в драматических ситуациях. В таких ситуациях они властно вторгаются в сознание людей, вызывая сильные эмоции, и возможно в силу того, что они безразличны к физическому пространству и времени, способствуют синхронизации событий." К подобным подсознательным архетипам человеческого мышления относится и представление о живом космосе, которое, в частности, выражено в диалоге Платона "Тимей". В.П.Филатов, рассматривая процесс "спиритуализации" космоса, отмечает, что космос Фомы Аквинского и Данте "вполне законно ведет свое происхождение от Космоса Платона и См.: Юнг К.Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопр. философии. 1988. N 1.

Орфеев Ю.В., Панченко А.И. Парапсихология: наука или магия? С.124.

Аристотеля"1. В эпоху средневековья и в начальный период Возрождения "античный образ Космоса был существенно спиритуализирован постоянным присутствием и действием трансцендентных ему креативных Божественных сил и начал. Космические стихии все более лишались своей самостоятельности и превращались в материальные оболочки духовных сил". Средневековье представляет мир как видимое воплощение божественного промысла. В этом мире космос поддерживается действием Божественных "первообразов". Подобно формам Аристотеля "эти идеи - первообразы воплощаются в вещах, придавая им их качества - свойства неорганическим вещам, живую силу растениям, душу животным и т.п."3 В соответствии с этой картиной, изучение материального мира является не самоцелью, а лишь ступенью к созерцанию скрытых за ним "сверхчувственных первообразов". В таком случае видимый мир свидетельствует о "тайнах мира невидимого", например, звездное небо есть образный язык "Божественного откровения".

Последнее обстоятельство обусловливает существование астрологии, алхимии, магии и отношение к природе как к книге, в которой в символической форме содержится Священное Писание.

С развитием новоевропейской науки, с построением механической картины мира старое понимание космоса не вытесняется полностью, оно сохраняется в духовной культуре. Даже в науке прежнее космическое миропонимание не ушло целиком в прошлое. "Оно было оттеснено на задний план, стало маргинальным, однако и в таком виде продолжало служить действенным источником различных околонаучных и некоторых научных построений"4. Примером сохранения и влияния представлений прежнего "космизма" является учение о природе у И.Гете, натурфилософия Ф.Шеллинга и Г.В.Ф.Гегеля, а также учения русских естествоиспытателей и философов:

Филатов В.П. Живой космос: человек между силами земли и неба // Вопр.философии. 1994. N12. С.5.

Там же. См. также: Генон Рене. Эзотеризм Данте // Филос. науки. 1991. N 8.

Филатов В.П. Живой космос... С.5.

Филатов В.П. Живой космос... С.5.

А.Л.Чижевского1.

Н.Ф.Федорова, Н.А.Морозова, К.Э.Циолковского, Последний, например, будучи ученым в современном понимании, тем не менее искал аналогии своих исследований с теми направлениями астрологии, в которых предсказывались массовые явления, типа эпидемий, войн, землетрясений.

В.П.Филатов справедливо отмечает, что мистическое мировосприятие является не просто уделом отдельных людей, "в принципе оно не чуждо каждому человеку". При этом он опирается на современную психологию:

"Масса данных говорит о том, что корни подобных феноменов лежат в глубинных, вытесненных в подсознание формах и способах осмысления мира.

У взрослого цивилизованного человека, живущего в рационально устроенной городской среде, эти уровни сознания латентны, к ним практически нет рефлексивного доступа"2.

Приведенные выше "архетипы" сознания, "оживляющие" космос и обусловливающие парапсихологические воззрения, имеют одну и ту же анимистическую природу. Анимистические образы по своему характеру нерефлексивны, а потому и не осмысливаются в качестве образов, в отличие от идеальных, выступающих продуктом рефлексии. Это единство анимистического и идеального как нерефлексивного и рефлексивного, на наш взгляд, лежит в основании того, что "в одно время человек ведет себя "примитивно", в другое становится относительно "культурным" и "цивилизованным"3. Психология свидетельствует о том, что "архаические типы поведения у нормального взрослого не только случаются в некоторых экстраординарных ситуациях, но что они постоянно присутствуют как базис всего его психического строя, что они жизненно важны в этом качестве для ментальности." функционирования высших форм Отсюда понятно, что рациональные формы и уровни мышления не отделены - ни в историческом, ни См.: Русский космизм, М., 1993.С. Филатов В.П. Живой космос... С.5.

Werner H. Comparative psychology of mental development. N.-Y., 1948. P.4.

Там же. Р.4..

в личностном плане непроходимыми границами от "палеомышления". Таким образом, человек может одновременно сочетать современный рациональный строй мышления, придерживаясь научной картины мира, и - архаическое мышление, которому соответствует переживание мира как живого космоса.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.