авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«А.Э. НАЗИРОВ, А.В. ГАДЕЕВ ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Керчь, 2010 2 УДК 930.1 ББК 60.03 Г ...»

-- [ Страница 7 ] --

Ставя вопрос о том, можно ли "оторвать" сознание человека от архаических корней как источника мифо-поэтических, оккультных и тому подобных представлений, В.П.Филатов отвечает на него отрицательно: "Этому противостоит... фундаментальный факт межполушарной асимметрии человеческого мозга... Вмешаться в эту работу правого полушария или даже почувствовать ее и проследить за ней (как мы можем контролировать свою речь или логические аргументы) чрезвычайно трудно"1. Правое полушарие обеспечивает эмоционально-образное, интуитивное восприятие окружающей среды*. Именно оно было главным способом отражения мира для наших предков со специфической "логикой" связывания явлений. Астрофизик К.Саган заметил, что "правополушарные верования, эти протоколы сновидений есть наши натуральные (вот уж подходящее слово!) человеческие реакции на сложность мира, в котором мы живем. Но это также и темные оккультные верования, выраженные так, что их невозможно проверить, они неподвластны доводам разума"2. Данные психологии и антропологии свидетельствуют о том, что восприятие реальности как живой предшествует чисто объективному восприятию. Такое отношение к миру характерно для развивающегося ребенка и эволюционирующего в своей истории коллективного мышления, ибо для "первобытного человека неодушевленного мира попросту не существует"3.

В.Паули писал: "Современная психология, доказав, что познание представляет собой длительный процесс, начинающийся в области бессознательного задолго до рациональной формулировки предмета познания, привлекла внимание к досознательной, архаической ступени познания. На этой Филатов В.П. Живой космос...С.8.

Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. М., 1986.

Франкфорт Г. и др. В преддверии философии. Духовные искания древнего человека. М., 1984. С.25-26.

ступени вместо ясных и четких понятий на первый план выступают образы, насыщенные ярким эмоциональным содержанием, которые не мыслятся, а созерцаются наглядно и непосредственно... Поэтому они и являются важными предпосылками возникновения естественно-научных теорий. Однако следует еще позаботиться о том, чтобы перенести априорное знание в область сознательного и установить его связь с рационально формулируемыми идеями."1 Сравнивая с психологией формирование не только классической, но и квантовой физики В. Паули обратил внимание на соответствие между возмущениями, вносимыми в процессе измерения, и символическими образами в психологии, которые самопроизвольно возникают, как в снах или грезах. С точки зрения Р.Фалка "паранормальные" совпадения могут быть результатом так называемого "селективного восприятия значительных и связанных событий." Сторонники парапсихологии используют также трудность согласования квантовой теории поля и теории относительности, которая состоит в необычных представлениях о пространстве и времени, причинности и нефизических взаимодействиях. К числу наиболее привлекаемых парапсихологами положений современной физики относятся: энергетические потенциалы, тахионы, вероятностный характер квантовых процессов, редукция волновой функции.

Г.М.Коллинз и Т.Д.Пинч в попытках вскрыть отношение физики и парапсихологии исходят из того, что если философия науки устанавливает теоретическую нагруженность фактов, то социология науки указывает на зависимость когнитивных процессов от социальных структур3. Они трактуют релятивизм в науке, проявляющийся в ходе научных революций, как нейтральный не только к истине, но и к прагматическому успеху. Вместе с тем, представляется ограниченной подобная идея "нейтральности" Ограниченной Паули В. Влияние архетипических представлений на формирование естественнонаучных теорий у Кеплера // Физические науки. М., 1975. С.138.

Falk R. On coincidences // Skeptical inquirer, Buffalo, 1981/ 1982. Vol.6, N 2. P.24-29.

Collins H.M., Pinch T.J. Frames of meaning: The social construction of extraordinary science. L., etc., 1982. P.87.

выглядела и попытка Ю.В.Орфеева и А.И.Панченко объяснить мировоззренческие позиции парапсихологии "игнорированием" пределов основного гносеологического вопроса1, занятием позиций идеализма и дуализма*.

Недостаток подобного анализа обусловлен тем, что архаичное мышление, на которое опирается парапсихология, привлекающая современную науку, не рефлексируется как анимистическое, которое не выступает в качестве идеального, пока не преобразуется в продукт рефлексии. Кроме того, если в физике анимизируются представления о физической реальности, то в парапсихологии, наряду с этим, мыслительные образы выступают как анимистические.

Краткое рассмотрение десяти программ отношений философии и научного знания в культуре показало, что роль анимизирующего мышления по разному учитывается в философских и науковедческих концепциях науки.

Вместе с тем, предложенные программы позволяют вскрыть те многообразные отношения между названными феноменами духовной культуры, которые обычно не рассматриваются. Приведенная схема, нацеливая на выявление специфики философского и научного мышления в различных культурных регионах и в различные исторические периоды, оказывается методологически полезной в исследовании оснований современной физики.

Следует отметить, что современная модель мышления содержит, помимо уровня рефлексии, уровень понимания, предпологающего истолкование и интерпретацию2 [26]. В этой модели также содержатся два аспекта:

познавательный и коммуникативный, охватывающие собой оба уровня.

Подобное представление о мышлении определяет перспективы исследования философии и науки в контексте культуры.

См.: Орфеев Ю.В., Панченко А.И. Парапсихология: наука или магия. С.124.

См.: Порус В.Н. Рациональность, наука, культура. – М., 2002;

Философия науки. Вып. II. Этос науки на рубеже веков. – М., 2005;

Грани познания: наука, философия, культура в XXI веке. В 2 кн. – М., 2007.

§ 2. Основания физики в контексте культуры Предложенный опыт рассмотрения философии и науки в контексте культуры может быть использован для систематизации оснований современного физического познания, учитывающей превращенные формы анимистического мышления. Понятие анимистического как дорефлексивного, т.е. не осмысленного в качестве субъективного или объективного, способствует объединению "понятийных, интеллектуальных и эйдетических актов в рамках единой теории познания"1.

Переход от чувственно-наглядных образов к понятийным выступает как рефлексия и в истории математики, как и в истории развития мышления, проявляется в переходе от анимистического к идеальному. Этот процесс определяет эволюцию от вавилонской математики к аксиоматизированной греческой2. На данном пути значительную роль играет Пифагор и его школа* (программа 9 схемы 1)3.

В период от Пифагора до Аристотеля в развитии древнегреческой философии происходит абстрагирование логической системы образов от их духовного содержания. В результате древнегреческая мысль обретает ту свободу оформления по правилам логики, которую не имело эзотерическое мышление традиционных обществ. В Новое время подобную свободу получает математическое оформление мысли при ее отвлечении от духовного содержания. Если в Древней Греции возникает противопоставление философии эзотеризму в виде противопоставления идеального анимистическому, то в Европе Нового времени математическое моделирование противопоставляется догматической теологии, а исследование - учености. В рассмотренном процессе как философия, так и наука отмежевываются от магии (программы 5, 6 схемы 1).

Марков Б.В. Разум и сердце. СПб., 1993. С.23.

См.: Д.Я.Стройк Краткий очерк истории математики. М., 1990. С.45-56.

См.: схему 1 наст.изд.

В диалогах Платона показано очищение мышления от анимистических представлений при переходе от мифологии к философии, к идеальному, которое затем аксиоматизируется в логической системе Аристотеля и оформляет способ организации европейской науки. Евклид пользовался инструментарием, изложенным Аристотелем в его первой и второй аналитиках: в учении о суждениях и умозаключениях ("Первая аналитика") и в учении о доказывающей науке ("Вторая аналитика"). Без применения этого инструментария невозможно развитие и "совершенствование дедуктивных теорий"1. Формальная логика представляет собой ту область логической науки, которая создает средства, необходимые для построения теоретического знания, в отличие от отдельных разобщенных математических правил и положений, с которыми знакомит нас история математики догреческого периода.

О развитом уровне математического познания можно сказать словами М.Хайдеггера, что оно как бы устраивает самое себя при движении вперед в определенной области сущего2. В познании природы "набрасывается" основная схема происходящего в природе. Благодаря такому "набрасыванию" познание, продвигающееся в своей сфере бытия, обеспечивает предметную область для себя. Например, физика Нового времени называется математической, потому что она применяет определенную математику.

М.Хайдеггер показал, что для физики нечто заранее условливаются применять как уже известное. "Такая условность заходит далеко и затрагивает само набрасывание: что будет и что должно быть впредь природой для познания, познающего природу, а именно замкнутая в себе динамическая взаимосвязь (совокупность движений) множеств точек, сопряженных в пространстве и времени... Такое набрасывание природы обеспечивается тем, Ладенко И.С. Становление и современное развитие идей генетической логики // Методологические концепции и школы в СССР. С.28.

См.: Хайдеггер М. Время картины мира // Работы и размышления разных лет. С.137-139.

что физическое исследование, совершая каждый отдельный из своих шагов вопрошания, заранее связывается таким набрасыванием, согласуясь с ним"1.

Благодаря методу некая предметная сфера становится представлением, так как методу присущ характер прояснения на основе объяснения. Прояснение обосновывает неизвестное известным, а известное оправдывает неизвестным. К признакам науки Нового времени относятся, помимо "набрасывания" предметных схем, их обособление и выстраивание науки как предпринимательства. Наука в качестве предприятия организуется как особая институция*.

Духовное (Бог), в новоевропейском мышлении поляризуется на субъектно-объектное отношение. Последнее позволяет рассматривать познание свободным от духовного (как отношения), т.е. рассматривать его в гносеологическом аспекте. Отношение как ценность становится предметом анализа в аксиологическом аспекте, и, поскольку духовность своим содержанием не раскрывается теорией познания, (в гносеологическом аспекте), постольку она анимизируется в традициях теологии. Основанием для анимизирования рационального содержания науки Нового времени является необходимость введения в человеческое познание понятий, выходящих своим содержанием за его пределы. К их числу относятся понятия бога, природы, материи, выступающие представлением бытия или бытием как представлением.

М.Хайдеггер рассматривает науку Нового времени как полагающую свою основу и разъединяющуюся в "набрасывании" отдельных предметных сфер.

Совокупность таких особенностей, как набрасывание, строгость, методичность, предприимчивость, взаимодействующих и развивающихся, составляет сущность новоевропейской науки.

Осмысление сущности науки Нового времени предполагает распознавание в ней ее метафизической основы. "Познание как исследование требует от сущего отчета в том, как и в какой степени представлению возможно См.: Хайдеггер М. Время картины мира // Работы и размышления разных лет. С. 138.

располагать им. Исследование тогда располагает сущим, когда либо может рассчитать его заранее в его будущем протекании, либо способно заново рассчитать прошлое"1.

Механика Ньютона строится так, что соответствует пониманию науки как исследования, развертывающегося с использованием определенной техники исчисления. Характеризуя основания механики И.Ньютона, В.Г.Гинзбург отмечает, что в них используются методы принципов развития и обобщения механики, включая формулы закона всемирного тяготения, а также решения задач, в частности, по движению Луны2. Ньютоновские "начала" открываются определениями и аксиомами. К числу определений относятся положения, типа:

количество материи есть масса, пропорциональная плотности и объему;

количество движения есть мера, пропорциональная скорости и массе;

сила действие, производимое на тело, изменяющее его состояние покоя или равномерного прямолинейного движения. Помимо логики определений, используется логика вывода, основанная на аксиомах движения. К правилам умозаключений в физике относятся: не должно принимать в природе иных причин сверх тех, которые истинны и достаточны для объяснения явлений;

пока возможно, следует приписывать причины одного и того же рода для проявлений природы;

свойства тел, которые не усиляемы и не ослабляемы, должны почитаться за всеобщие. Подобная аксиоматизация задает единое качество и соответствующее ему количество.

Внутри ньютоновской механики были заложены положения, которые, развиваясь, "взорвали" ее и способствовали возникновению теорий относительности и квантовой механики. Так, в определении понятия массы содержался логический круг, вызванный отношением массы и импульса. В формулировке второго закона Ньютона и в его математической записи допускалась зависимость массы от скорости, что выступило предпосылкой Хайдеггер М. Время картины мира. С.145.

См.: Гинзбург В.Г. К трехсотлетию "Математических начал натуральной философии" // Успехи физ. наук, 151, вып.1, 1987. С.119-141. См.также: Рузавин Г.И. Метод принципов в "Математических началах натуральной философии" И.Ньютона // Филос. науки. 1987. N 12.

теории относительности. У Ньютона также содержалась идея обращения тел и света друг в друга: "не действуют ли тела на свет и не изменяют ли его лучей?" В этом положении содержится идейная предпосылка как общей теории относительности, так и квантовой механики. Истоки развертывания физического познания содержатся в классической механике и выступают конкретизацией принятых в ней абстрактных положений об абсолютных пространстве, времени и движении. Результатом подобного восхождения к конкретному в ходе эволюции физики явился отказ от универсальности свойств пространства, времени и движения*.

Развитие неклассической физики обнаружило трудности конструирования наглядности2.

представлений, что выразилось, например, в проблеме М.Хайдеггер отмечает, что опредмечивание сущего совершается "представлением", стремящимся любое сущее "представить" перед собою так, чтобы рассчитывающий человек был уверен в сущем, обеспеченном для него3.

Проявлением нового понимания сущего в физике служит зависимость понятия одновременности от принципа постоянства скорости света.

Аналогично, понятия пространства и времени приобретают смысл лишь при абстрагировании от взаимодействия со средствами измерения. Исследование основ квантовой теории имеет длительную историю, а ее кульминация приходится на работы Л.де Бройля, Э.Шредингера, Э.Гейзенберга, Н.Бора, П.Дирака. В 1932 г. И. фон Нейманом было представлено логически последовательное и математически строгое обоснование квантовой механики, опирающееся на теорию гильбертова пространства4. Тем самым в основном было завершено "подведение фундамента под здание квантовой механики"5.

Гинзбург В.Г. К трехсотлетию "Математических начал натуральной философии". С.137.

См.: Бранский В.П. Философское значение проблемы наглядности в современной физике.

См.: Хайдеггер М. Время картины мира. С.145. "Наука как исследование впервые возникает тогда и только тогда, когда истина уже превратилась в достоверное представление". (Там же).

См.: Нейман И. фон. Математические основы квантовой механики. М., 1964.

Смородинский Я.А., Шелепин А.Л., Шелепин Л.А. Групповые и вероятностные основы квантовой теории // Успехи физ. наук. Т.162, N 12. 1992. С.3.

Когда нерелятивистская квантовая механика становится частью общей квантовой теории, существенное значение приобретают групповые и вероятностные представления благодаря использованию понятия когерентных состояний*. В связи с этим изменилось видение взаимосвязи классической и квантовой физики, а также усовершенствовался применяемый аппарат**.

Проблема оснований квантовой теории связана с «амплитудами вероятностей», которые представляют собой самостоятельные объекты теории.

П.Дирак отмечал, что из двух направлений развития теории - 1.

некоммутативность наблюдаемых, 2. понятие амплитуды вероятностей последнее является более важным и с ним связано дальнейшее развитие теории и преодоление существующих трудностей. Это предсказание оправдалось в связи с введением Р.Фейнманом интеграла по траекториям1. Наряду с обычной теорией вероятностей, построена теория амплитуд вероятностей и возникло два равноценных языка. Один использует операторы в гильбертовом пространстве, другой, связанный с групповым подходом,- амплитуды вероятностей.

Групповые и вероятностные подходы тесно взаимосвязаны, так что коэффициенты, появляющиеся в групповом подходе, представляют собой амплитуды вероятностей. На этом пути оказалась возможной групповая трактовка соотношения неопределенностей, строгий подход к классическому пределу и построение состояний, максимально близких к классическим.

Разработка общей квантовой теории, обогатившейся исследованием бесконечномерных алгебр генераторов, псевдодифференциальных операторов квантовых алгебр привела к синтезу двух языков квантовой теории.

В целом формулы квантовой механики допускают тройную языковую интерпретацию: операторную, вероятностную и групповую. Основой формализации и унификации теории служит математический аппарат перекрытий. Подобная формализация выявляет отношения между классической и квантовой теориями: классическая строится на вероятности и См.: Фейнман Р., Хиббс А. Квантовая механика и интегралы по траекториям. М., 1968.

полугруппах, а квантовая - на амплитудах вероятностей и группах. Подход к классическим пределам соответствует предельным теоремам теории амплитуд вероятностей.

Рассмотренный процесс развития исчислений в квантовой механике сходен с процессом развития математического оформления классической механики, в которой сменяли друг друга языки Ньютона, Лагранжа, Гамильтона. Наука Нового времени в исследовании мира как образа через вводимый ею метод реализует строгость мышления, его обособленность и унификацию. При этом сущностью образа мира как представления становится субъектно-объектное отношение - рефлексивная форма отношения человека и мира. Человек, преобразованный в субъект, включается в сущность образа мира. В отличие от античного и средневекового образов, мир в новоевропейском мышлении, благодаря возможности его понимания как образа субъекта, становится таким теоретическим, который объективируется. В этом смысле понятия "объект" и "объективирование" являются продуктом новоевропейского мышления, т.е.

объективирование как представляющее мышление уже не является тем анимизированием, которое характерно для античности и средневековья1.

Примером унификации в развитии современного физического знания является объединение описаний физических взаимодействий. Оно связано с использованием нового важного для современной физики понятия калибровочного поля. Предпосылки этого метода теоретического описания физических взаимодействий содержатся уже в классической электродинамике.

Следующим этапом его развития можно считать эйнштейновский способ введения гравитационного поля в общую теорию относительности. Этот способ состоял в том, что он обеспечивал симметрию уравнений за счет "превращения" неинерциальных систем отсчета в инерциальные.

Однако более эффективно метод калибровочных полей работает при попытках описания физических взаимодействий на основе объединения По выражению М.Хайдеггера «слово "образ" означает, что со-ставление, пред-ставляя, со-ображает - строит образ».

(Хайдеггер М. Время картины мира. С.151).

специальной теории относительности и квантовой механики. На этом пути были построены теории супергравитации и суперструн.

Другой вариант "великого объединения", отличающийся от клепсодинамике1.

суперструнного, представлен в квантовой В ней предсказывается новый тип взаимодействия - гиперэлектрослабое. С позиций квантово-полевых представлений оно выглядит как обмен безмассовым гиперфотоном (т.е. фотоном со спином S=2) и массивным промежуточным гипербозоном (промежуточным бозоном с S=2). "При переходе к микромасштабам от гиперэлектрослабого взаимодействия остается только его безмассовая компонента (гиперфотон, называемый в суперполевой теории "гравитоном"), подобно тому как при переходе к таким масштабам от электрослабого взаимодействия остается только безмассовая компонента последнего (фотон)"2.

Если гиперэлектрослабое взаимодействие, в варианте, описанном выше, представляет собой, с позиций "калибровочных соображений", глобальную симметрию между гиперфотоном и гипербозоном, то возникает вопрос о локальной симметрии этого процесса, иначе говоря, - вопрос о калибровочных преобразованиях, обеспечивающих локальную симметрию этого обмена, и вопрос о новом типе частиц, обусловливающих локальную симметрию.

Очевидно, решение этой задачи связано с квантованием группы Пуанкаре для гиперэлектрослабого взаимодействия.

Качественную оценку подобного квантования можно сделать, исходя из того, что сама идея квантования в физике является более сильной, чем идея симметрии пространства и времени, допускающей необязательность четырехмерной римановой геометрии. В клепсодинамическом подходе скорее всего само пространство-время выступает определенным объектом, возникающим в условиях описания квантовой системы отсчета, включая переменную топологию. Можно полагать, что в этом подходе существует еще См.: Бранский В.П. Теория элементарных частиц... С.232-238.

Бранский В.П. Эвристическая роль философии науки в формировании теории элементарных частиц (Введение в квантовую теорию относительности) // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Сер.6. СПб., 1993. Вып.2 (N13). С.17.

более тесная связь геометрии и динамики, а появление полей Янга-Милса и их связь с гравитацией выступает ее важным проявлением.

Помимо суперструнного и клепсодинамического подходов к объединению физических теорий, широкой известностью также пользуется геометрофизики1.

программа бинарной "Теория физических структур представляет собой попытку "бурбакизации" физики, пересмотра ее оснований с единой точки зрения, в основу которой вместо нескольких полуинтуитивных понятий, таких как "пространство", "время", "сила", "масса", "температура" и т.п., положено одно единственное понятие "физическая структура."2 Теория физических структур, так же как и теория суперструн, представляет собой математический метатеоретический раздел физики, в котором изучается абстрактная структура семантики, интерпретируемой как содержание всех изначальных физических принципов. Это позволяет записать различные фундаментальные законы физики в феноменологически инвариантной форме, не зависящей от конкретной физической интерпретации.

Исходные физические предпосылки, лежащие в основании теории физических структур, состоят в следующем:

1. физический закон - это взаимная связь между измеряемыми в опыте физическими величинами;

2. физический закон, лежащий в основании того или иного раздела физики, должен выполняться для любых физических объектов, принадлежащих к достаточно богатым множествам (идея однородности выражена с помощью квантора общности);

3. экспериментально измеренные величины, входящие в выражение физического закона, характеризуют отношение между двумя физическими объектами как отношение бинарности;

4. на множествах физических объектов существует отношение непрерывности.

См.: Кулаков Ю.И. Теория физических структур и проблема единства физического знания // Единство физики. С.69.

См.: Кулаков Ю.И. Теория физических структур и проблема единства физического знания // Единство физики. С.

С.70.

Если в калибровочном подходе к единому описанию физических взаимодействий используется локализация соответствующих групп Ли, то в рассматриваемом подходе вместо групп Ли используются физические структуры. Физические описания взаимодействий можно ввести, не нарушая феноменологической симметрии, а лишь переходя к физическим структурам более высокого ранга1.

Ю.И.Кулаковым, Ю.С.Владимировым и А.В.Карнауховым выявлена принципиальная возможность описания электрослабого и сильного взаимодействий на основе физических структур соответствующего ранга и выдвинута гипотеза их объединения. Классификацию основных программ современной теоретической физики можно произвести в зависимости от того, какой образ физических представлений объективируется. Так, в суперструнном подходе объективируется представление о квантово-полевой структуре, а в теории физических структур - о топологически односвязном пространстве.

Ю.И.Кулаков, Ю.С.Владимиров и А.В.Карнаухов предлагают производить классификацию по характеру отношений трех основных представлений:

пространство-время, частицы (на квантовом уровне - фермионы), поля переносчики взаимодействий (бозоны) 2 (Схема 11).

Ч.Мизнер и Дж.Уилер отметили две противоположные точки зрения на сущность физики: 1. пространство и время есть арена для проявления полей с частицами;

2. в мире нет ничего кроме искривленного пространства-времени3.

Приблизительно на этих позициях стояли, соответственно, Э.Мах и В.Клиффорд, поэтому одни программы можно назвать маховскими, а другие клиффордовскими. Классификация программ современной физики, выявляющая их основания, предполагает разделение частиц и полей, что позволяет выделить "близкодействующие" и "дальнодействующие" теории поля.

См.: Владимиров Ю.С. Описание взаимодействий в рамках бинарных физических структур// Вычислительные системы. Вып.125. Новосибирск,1988.

См.: Кулаков Ю.И., Владимиров Ю.С., Карнаухов А.В. Введение в теорию физических структур и бинарную геометродинамику. М., 1992. С.142-145.

См. Уилер Дж.А. Гравитация, нейтрино и Вселенная. С.218.

В предложенной схеме классификации подвержены не отдельные физические теории и концепции, а основания целых направлений современной физики, на базе которых выстраивается совокупность концепций.

Разработанная Ю.И.Кулаковым, Ю.С.Владимировым, А.В.Карнауховым теоретическая конструкция на базе бинарных структур также относится к программе, а не к теории, поскольку в ней сформулирована новая совокупность принципов, положенных в основу физики. Поэтому ее следует сравнивать не с другими теориями, а с программами, лежащими в основании однотипных физических теорий1.

Приняв за основу классификации три физических представления, можно выделить три возможности: 1. В основу теории кладутся два из трех представлений, а третье должно рассматриваться как вторичное, производное от первого, и поэтому данную программу называют генерирующей. 2. В основу положено два представления, которые объединяются в одно обобщенное, а третье остается отдельным и независимым. Этот подход называется объединительным. 3. За основу принимаются два обобщенных представления, порождающие третье, и это создает одинарную программу.

Три возможных сочетания трех представлений образуют девять "экономных" физических программ. В качестве еще одной выступает вариант, при котором за основу теории принимаются все три представления как самостоятельные и не зависимые друг от друга2.

Программы третьего столбца (схема 11) назовем клепсодинамическими в соответствие с обоснованием приведенным кн. В.П.Бранского Теория элементарных частиц как объект метадологического анализа.

При изображении на схеме использованы кружки и овалы, соответствующие трем физическим представлениям в отдельности или в парах. Внутри кружков проставлены символы: П - В, означающий пространство и время, Ч частицы, П - поле. Сплошные кружки и овалы означают, что соответствующие представления используются в качестве базисных (первичных), тогда как пунктирные означают вторичность (производность) этих представлений.

Девять "экономных" программ разделены на три класса: программы первого столбца (2,5 и 8), названные клиффордовскими, и программы второго столбца (3, 6 и 9), названные маховскими. Авторы приведенной классификации затрудняются дать название третьему столбцу. На наш взгляд, учитывая приведенные выше характеристики клепсодинамического подхода, в котором пространственно-временная структура представлена зависимой от физического состояния, название этого направления можно предложить по имени автора программы клепсодинамики.

Схема П-В Ч П 2 3 П-В П-В П Ч П П-В П Ч Ч 5 6 П-В П-В П Ч П П-В П Ч Ч 8 9 П-В П-В П Ч П П-В П Ч Ч П–В П - искривленное пространство-время, П-В П - структуры, - супермультиплет.

Ч Ч Рассмотрение представленных на схеме программ позволяет отрефлексировать содержание категорий физического мышления, которое объектировано в различных подходах к построению теорий. Клиффордовский подход пытался осуществить Дж.Уилер в своей геометродинамике и квантоводинамической топологии (программа 8). Дж.Уилер выделил два пути построения теории взаимодействий: 1. строить формальную квантовую теорию в римановом многообразии хорошо зарекомендовавшими себя методами;

2.

искать классическое неквантованное обобщение теории риманова пространства, естественными следствиями которого были бы выводы квантовой теории. По второму пути шел А.Эйнштейн и в этом же направлении работал Дж.Уилер, создавая классическую геометродинамику, которая включала в себя построение лишь геометрическими средствами эквивалента массы, заряда и электромагнитного поля. Несостоятельность теорий поля Эйнштейна и геометродинамики Уилера была обусловлена тем, что в них не содержалось ничего, что послужило бы "моделью квантовых чисел элементарных частиц: спина, барионного, лептонного и других зарядов, странности и т.д"1. Другая причина несостоятельности этих теорий заключается в отсутствии в них понятия элементарной длины.

В основание квантоводинамической топологии кладется идея суперпространства, представляющего собой топологически отделенные друг от друга замкнутые объекты, типа замкнутых моделей Вселенной. Процесс размыкания этих объектов и их эволюция подчиняются квантоводинамическому закону. Элементом пространства является трехмерная геометрия, оснащенная топологическими ручками. Топологическая замкнутость ее не объясняется искривлением пространства-времени веществом, а постулируется. Усложненная топология каждого элемента суперпространства объясняет спин элементарных частиц, а сами области с повышенным возбуждением являются элементарными частицами.

Так же как в восьмой, в пятой программе пространство-время и поле объединены в единую структуру, а частицы вводятся независимо. Это Уилер Дж.А. Предвидение Эйнштейна. С.9.

соответствует эйнштейновской общей теории относительности. В ней гравитационное поле описывается метрикой 4-мерного искривленного пространства-времени, а частицы (фермионы) и поля добавляются в правую часть уравнений Эйнштейна. Другим примером теорий - из девятой программы являются геометрические модели взаимодействия Калуцы-Клейна, в которых геометризуются бозонные поля, а фермионы вносятся в теорию отдельно.

Во второй программе пространство-время и поле принимаются отдельно, и в теориях этого вида ищут частицеподобные решения полевых уравнений, типа солитонных.

Теория физических структур относится к маховской парадигме (второй столбец). Это - идея прямого межчастичного взаимодействия, в котором фигурирует фазовое пространство-время (и плоское и искривленное). Поле складывается из характеристик взаимодействующих частиц.

Данная идея используется в теории физических структур, но иначе, так как классические пространство и время выводятся из отношений между частицами, а вместо двух отдельных категорий используется одна обобщенная. Структура объединяет две физические категории в одну обобщенную, аналогично тому как искривленное пространство-время включает в себя пространство-время и гравитационное поле. Названные отличия бинарной геометрофизики позволяют рассматривать ее отдельно от третьей и шестой программ и отнести к девятой.

В третий столбец входят программы, находящиеся на различных стадиях развития. Четвертая программа основана на отдельном рассмотрении частиц и полей, а в зависимости от них выступает пространство-время. Близкой этой программе является построение теории частиц с использованием метода индуцированных представлений1. В данном случае построение квантовой теории частиц основывается на представлениях о группах симметрии, на которых базируются: координатное представление и локализованные состояния, неприводимые представления и реальные состояния, а также См.: Менский М.Б. Метод индуцированных представлений. Пространство-время и концепция частиц. М., 1976.

С.277;

Он же: Квантовые измерения и декогенерация. М., 2001.

пространство и время. Затем следуют: пространственно-временная интерпретация состояний, амплитуды распределения частиц и античастиц и причинный пропогатор.

К седьмой программе относятся теории супергравитации и суперструн, основанные на суперсимметрии. В них бозоны и фермионы объединяются в единый супермультиплет посредством суперкалибровочных преобразований.

Этот супермультиплет помещается в суперпространство, т.е. в 4-мерное пространство-время, специфицированное грассмановыми и антикоммутирующими переменными. Суперсимметричные теории относятся к теориям поля, а вопрос о соотношении фермионов и бозонов решается иначе, чем в бинарной геометрофизике. В суперсимметричных теориях не ставится вопрос об обосновании свойств классического 4-мерного пространства времени, так как оно принимается заданным.

В собственном смысле слова клепсодинамический подход относится к десятой программе. Он включает в себя то рациональное содержание, которое имеется в понятии суперполя, и может раскрыть сущность супергравитации как микроскопической основы гравитации. В роли "суперполя" выступает ультрарелятивистский пакет, а также квантованное пространство-время.

Однако особенности квантования в клепсодинамическом подходе состоят в том, что, в отличие от квантово-полевой программы, в нем принимается переменная квантованная пространственно-временная структура. Она предполагает для своего описания использование более сложного математического аппарата, чем концепция расслоенных пространств, представляющих собой простейший топос. Квантование пространства-времени в квантовой клепсодинамике использует в своем оформлении топосы более сложной структуры, специфицированные требованием негомеоморфизма.

Методологическое значение десятой программы заключается в том, что она своим существованием обращает внимание на неправомерность неограниченной экстраполяции обычных квантово-полевых представлений.

Иначе говоря, образ квантово-полевой структуры пространства и времени оказывается не более как анимизированным в реальность, а не самой реальностью.

Апелляция к самой реальности в обосновании теоретических представлений есть обращение от одного стиля мышления (философско научной рациональности) к другому (анимизирующему). В подобном случае в качестве арбитра дискуссии используется не теоретический конструкт и даже не философская категория, а анимизированное представление, выражаемое в метафорической форме. В этом качестве выступает, например, эйнштейновский, "Бог не играющий в кости", "демон Максвелла", "шредингеровский кот", "вигнеровский друг", "универсальный разум Вселенной". Понятие наблюдателя также является феноменом, качественно отличающимся от конструктов теоретической физики, но привлекаемым для обоснования теории. В построении квантовой клепсодинамики используется наблюдатель, связанный с элементарной частицей. «Вполне естественно, что в конце ХХ в. возникает третий "наивный" вопрос: как будет выглядеть мир, если частицы?»1.

наблюдатель уменьшится до "размеров" элементарной В методологическом отношении введение квантовой системы отсчета означает включение наблюдателя в наблюдаемый объект, что не позволяет так жестко "разводить" субъектно-объектное отношение, как это совершается в классической рациональности.

Обобщая приведенную систематизацию программ, можно сделать вывод об относительном различении таких фундаментальных структур современной физики, как пространство-время, поля и частицы. Их взаимозаменяемость в аспекте фундаментальности и производности указывает на невозможность интерпретации отношений между ними средствами стандартной теории множеств. Адекватное описание таких соотношений предполагает введение окрестностей, в которых эти структуры становятся неразличимыми, т.е.

вызывает необходимость использования нетривиальных топологий*. Вместе с тем, в основаниях современной физики существуют особенности, которые не Бранский В.П. Эвристическая роль философии науки... С.13.

выявляются и таким общим методом их осмысления, как когерентная логика.

Они относятся не к логическим, а к гносеологическим основаниям1, и Востока**.

обнаруживаются при сравнении с мистическими учениями Фундаментальное отличие философии от анимистического мышления заключается в том, что философское мышление приписывает образы не реальным предметам, а представлениям. Аналогично наука как внутрифилософское явление приписывает признаки теоретическим моделям в качестве принципов, задающих способ их функционирования. Поэтому весь пафос мысленного экспериментирования Г.Галилея заключался в указании на то, что его знаменитые эксперименты совершаются не с реальными вещами (шарами и Пизанской башней), а с мысленными (идеальными). В этом состоит существенное отличие науки Галилея от науки Аристотеля, в которой мысленные образы приписывались реальным вещам, и хотя эти образы не были одухотворенными, как в магии и оккультизме, сама процедура анимизирования сохранялась.

Произведенный выше анализ оснований современной физики обнаруживает в физическом мышлении анимизированные структуры.

Последние сближают современную физику не только с неклассической логикой, но и с восточной мистикой.

Влияние анимистического и философского мышления на основания современной физики представлено в целом течении западной философии и методологии науки. "Суть его состоит в стремлении к мистическому и иррациональному толкованию некоторых трудных и деликатных вопросов, касающихся оснований современной физики, в контексте программы синтеза науки и религии."* Н.Бор обратил внимание на сходство эпистемологических проблем квантовой механики и восточных учений Будды и Лао Цзы, так как они пытаются "гармонизировать" положение человека и как актера и как См.: Полани М. Личностное знание. М., 1985;

Султанова Л.Б. Взаимосвязь неявного знания и эвристической интуиции // Вестник Московского ун-та. Сер.7. Философия. 1995. N 3.

зрителя1. Связь между философской традицией Востока и основой квантовой теории отметил В.Гейзенберг2.

Ф.Капра выделяет совпадения идей физики ХХ века с мистической традицией восточных учений3. К числу этих совпадений относятся: холизм, интуитивность, не описываемая аристотелевой логикой, парадоксальность как стиль мышления, не разграничение на живую и неживую природу, а представление космоса единым динамическим образованием4. В последнем случае необходимо различать анимистические элементы учений Востока о космосе и анимизированные представления современной физики, Вселенной5.

проявляющиеся в построении модели Анимизированные представления отличаются от анимистических тем, что они порождены научно теоретическими и методологическими аргументами и функционируют в структуре моделей, построенных средствами философско-научной рациональности. Однако и в том и в другом случае происходит приписывание соответствующих образов самой реальности.

Для древнекитайской философии характерны органицизм, холизм и дополнительность, которые гармонируют с холистической установкой современных физических теорий. В дискуссии Н.Бора и А.Эйнштейна о полноте квантово-механического описания микрообъектов Н.Бор утверждает, что при описании квантово-механического процесса экспериментальную установку следует рассматривать как целое. Подобные представления о целостности основываются на неделимости кванта действия, при этом Н.Бор не включает в него сознание наблюдателя. Идеи целостности в физике были развиты в бутстрап-физике и теории гравитации А.Эйнштейна, в основу которых легла концепция самосогласованного целого. В математическом отношении оформление этих идей связано с требованием нелинейности, См.: Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М., 1961. С.35.

См.: Гейзенберг В. Физика и философия. С.172.

См.: Капра Ф. Дао физики. СПб., 1994.

См.: Там же. С.108-298.

См.: Назиров А.Э. Рецензия на книгу А.М.Мостепаненко "Проблема существования в физике и космологии.

Мировоззренческие и методологические аспекты". Л., 1987 // Филос. науки. М., 1989. N 2. С. 124.

которая соответствует процессуальной неделимости. Идея зависимости части от целого, высказанная еще Аристотелем, приобрела большое значение в осмыслении оснований современной физики1. Идея целостности квантово механических процессов разрабатывается Е.Вигнером, Дж. Уилером, Д.Бомом, Фр.Капрой и др. В литературе их позиция оценивается как субъективно идеалистическая2. Основанием такой оценки служит то обстоятельство, что в целостность Вселенной как самосогласованной системы включается сознание наблюдателя. Описание рождения Вселенной в квантовой космологии производится на языке уравнения Уилера - де Витта для волновой функции Вселенной. Это уравнение не содержит времени и описывает "физику вечности". Согласно С.В.Хокингу, наблюдатель определяет время как параметр, который оказывается достаточно большим, чтобы породить наблюдателя из вакуума за счет астрофизических процессов. Это "может служить основанием для появления антропного принципа"3.

Разные наблюдатели могут по-разному проводить редукцию волнового пакета, что создает множество квазиклассических Вселенных, совпадающих по основным макропараметрам. Интерпретация наблюдателя как сознания Вселенной соответствует первоначальной идее И.фон Неймана о наблюдателе как абсолютном Субъекте, не сводимом к какому-либо объекту.

Различные способы включения наблюдателя в квантовую космологию при построении моделей Вселенной и отождествление их с реальностью свидетельствуют о том, что сознание не может быть введено средствами физических теорий. А то обстоятельство, что, будучи введенным, сознание приписывается моделям как физической реальности, означает, что оно подвергается действию, отличающемуся от объективирования, т.е.

приписывания признака существования теоретической модели. Это позволяет сделать вывод о процедуре, выносящей образ сознания за пределы научной См.: Цехмистро И.З. Диалектика множественного и единого: Квантовые свойства мира как неделимого целого. М., 1972.

См.: Сретенева Н. Холизм - новая парадигма в науке? С.132.

См.: Гриб А.А. Антропный принцип в квантовой космологии. С.36.

теории в реальность, как об особой и отличающейся от объективирования процедуре анимизирования.

Дж.Уилер раскрывает то изменение в понимании физической реальности, к которому привела квантовая механика, а именно: из "наблюдателя" реальности ученый превращается в "участника создания реальности"1. По Уилеру, Вселенная как самовозбуждающийся контур на одном из этапов своего существования порождает сознание, которое придает Вселенной смысл и реальность. Наличие сознания выступает как необходимость для самосогласованности Вселенной. Эти взгляды Дж.Уилера невозможно адекватно интерпретировать с позиций идеализма или материализма. Уилер производит анимизирование образа Вселенной, наряду с включенным в нее образом сознания, а в качестве анимизированного этот образ отличается и от идеального и от материального, потому что он осмысливается в другом отношении.

Одна из идей даосизма - идея слияния или двуединого существования процесса бытия и становления, материи и движения. Она способствует поиску единого взаимодействия в физике и позволяет воспринимать формирующуюся Вселенную как процесс. Согласуется с даосизмом и бутстрап-подход, отвергающий демокритовскую традицию объединения сложных структур посредством их разбиения на более простые элементы. С позиции бутстрап концепции природа не сводится ни к частицам, ни к полям. При "событийном" подходе к природе исчезает различие между ее составными частями и их взаимодействием2. Н.И.Степанов отмечает, что идея "глобального бутстрапа" совершенно "чужда и античному и классическому атомизму, а в известном смысле - самому способу освоения действительности, которым пользовалась европейская наука"3.

Уилер Дж. Квант и Вселенная // Астрофизика, кванты и теория относительности. М., 1982. С.546.

См.: Степанов Н.И. Концепция элементарности в научном познании. М., 1976. С.169.

Там же. С.170.

Идее слияния субстанции и закономерности в даосизме соответствует нелинейность гравитационного поля в уравнениях общей теории относительности. В тензоре энергии-импульса содержатся характеристики поля как субстанции и законов движения. При этом гравитационное поле не разбивается на множество независимых частей и рассматривается как единое целое, а подобное проявление самосогласованности характерно и для восточного способа мышления.

Анализ соотношения восточного стиля мышления и современной физики позволяет сделать вывод о нескольких стилях мышленияни. В физике формируется новый для нее способ мышления, позволяющий рассматривать ее объект не как множество частей, а как самосогласующуюся целостность. В этом отношении примечателен опыт мышления в восточных учениях, в которых философия, в отличие от европейской, не имеет собственной основы в виде поляризации субъектно - объектного отношения как идеального и материального.

В традиции современной европейской науки достаточно широко используются многозначные логики в описании квантово-механических событий, а также при выявлении логических оснований синтеза релятивистской и квантовой физики. Если учесть, что многозначные логики представляют собой средства интерпретации оснований квантовой физики, то недостаток ее осмысления состоит не в отсутствии применения этих логик, а в игнорировании анимизирования как самостоятельной мыслительной процедуры. Например, опыт с прохождением микрообъекта через щель, как и мысленный эксперимент Эйнштейна - Розена - Подольского, можно интерпретировать с учетом данной процедуры.

Анимизированный образ микрообъекта следует отличать как от реальной частицы, так и от идеального представления о ее местонахождении, вычисляемого распределением плотности вероятности. Обнаружение микрообъекта в одной области пространства моментально меняет вероятность его обнаружения в других областях, однако это не свидетельствует о его реальном перемещении. В данном случае частица, как бы распределенная по всему объему, поляризуется на реальную частицу в данном месте и идеальное распределение вероятности ее нахождения в других областях пространства.

Скрытые параметры в таком случае выступают как анимизированный образ, обусловленный методологической позицией реализма, отстаиваемой А.Эйнштейном, в которой они мыслятся как реальные, а отсутствие скрытых параметров - позицией инструментализма Н.Бора, т.е. их осмыслением в качестве идеальных представлений возможного описания закономерностей микромира.

Неклассическая логика, выявленная в основаниях современной физики, оказалась близка "неклассической логике" мистических учений Востока. Это обстоятельство Ф.Капра рассматривает как случайное совпадение. Сравнивая тексты Упанишад и высказывания Р.Оппенгеймера, он отмечает, что современная физика вынесла за скобки такие пары противоположных понятий, как сила и материя, частицы и волны, движение и покой, существование и несуществование. "Из всех этих противопоставлений самым фундаментальным кажется последнее, однако атомная физика не может воспользоваться и понятиями существования и несуществования. Это положение квантовой теории - самое сложное для сознания, и именно оно является причиной продолжающихся споров об интерпретации этой теории... Сталкиваясь с действительностью, лежащей вне противопосталенных понятий, физики и мистики должны были выработать особый образ мышления, при котором ум не скован узкими рамками классической логики, но сохраняет подвижность и способность менять точку зрения"1.

Необходимо отметить, что с позиций развиваемых в настоящей работе представлений отличие современной физики от мистических учений Востока состоит в следующем: модели физики есть идеальные образы, допускающие математическое выражение, а представления восточной мистики анимистические, не оформленные математическими или строго логическими Капра Ф. Дао физики. С.131.

средствами. Однако сходство по содержанию мышления обусловлено тем обстоятельством, что мысль в своем рождении и развитии в культуре проходит стадии анимизма (выступающего основой мистических учений) через поэтизацию (отношение к анимистическим образам как к условным и художественным) к риторике (выявлению смысловой структуры языка), грамматике (предполагающей строгость языковой конструкции) и логике (строгом оформлении мысли в специальном языке логического исчисления).

Учитывая особенности науки Нового времени, к этой эволюции форм развития мысли следует еще добавить математизацию, становящуюся возможной при конструировании идеальных моделей как образов мира.

В учениях Востока оформление мысли не проходит столь отчетливых разграничений по той причине, что в них идеальное не противопоставлялось анимистическому и не подразделялось на субъектно-объектное отношение, а следовательно строгое ее выражение средствами логики и математики оказывалось невозможным. Вместе с тем, мысль Востока, будучи не скованной ограничивающими ее бытие средствами логики и математики, имела свое преимущество в свободе оформления. Сохраняя свою независимость от формы выражения, восточные учения обнаруживают сходство с неклассическими и постнекласическим мышлением в европейской науки1*.


Рассмотренное Ф.Капрой осмысление соотношения научно-теоретического и мистического знания свидетельствует об отсутствии у него единой методологической основы анализа их взаимосвязи. Исследование науки как внутрифилософского явления, а философии - как рефлексии над анимистическим содержанием мышления, позволяет выявить соотношение научной и вненаучной форм знания в контексте оснований синтеза социокультурного и методологического аспектов науки.

См.: Гуревич П.С. Поиск новой рациональности (по материалам трех всемирных конгрессов) // Рациональность как предмет философского исследования. С.222-224.;

См. также Научное и вненаучное формы мышления;

Физика в системе культуры. М., 1996.

§3 Основания синтеза естественных и общественных наук Проблема человека становится не только ведущим стимулом теоретического осмысления взаимосвязи общественных, естественных и технических наук, но и главным звеном в разработке философских оснований этой взаимосвязи, выделения совокупности тех методологических и мировоззренческих аспектов, которые не могут быть выявлены из различных областей научного знания, а должны отражать интеграционные тенденции развивающегося взаимодействия. Этот процесс многокачественен, поскольку охватывает все стороны общественного бытия и общественного сознания и поэтому проникает в саму философию, открывая новые перспективы ее развития. В настоящее время в исследовании этой проблемы на передний план выдвигаются философско-методологические аспекты, обусловленные необходимостью диалектического синтеза понятийных систем различных наук, изучающих человека и природу1.

Закономерностью развития современного естествознания становится все большее включение антропологического фактора в его систему. Более того, "на само построение естественно-научной теории влияют характеристики человека как физического существа, то есть способ включенности человека в природу, определяемый его физическими параметрами."2 В связи с этим настоятельной потребностью исследования человека является процесс вовлечения в анализ самых различных, на первый взгляд кажущихся несовместимыми, областей современного научного знания. Преодоление разобщенности космологии и социологии, физики и психологии в исследовании человека является принцип развития, который ориентирует на анализ источников саморазвития человека3. Диалектический принцип развития применительно к исследованию общества, человека нашел свое конкретное См.: Лекторский В.А. Возможна ли интеграция естественных наук и наук о человеке // Вопросы философии.

2004, №3;

Наука глазами гуманитария / отв. ред. В.А. Лекторский. М.. 2005.

Келле В.Ж., Ковальзон М.Я. Теория и история. М., 1981. С.33.

См.: Батенин С.С. Человек в его истории. Л., 1976.

выражение в принципе историзма. Поэтому можно "определить принцип историзма как особый методологический постулат, включенный в общую структуру материалистической диалектики"1.

Диалектический принцип развития требует теоретического выделения основного противоречия. Путь к выявлению этого противоречия заключается в разрешении некоторой проблемной антиномии. Причем "такие антиномические образовать даже особый ряд восхождения"2, являющийся проблемы могут отражением развития основного противоречия человека. Проблемы-антиномии, как правило, возникают там, где имеются наибольшие трудности в теоретическом исследовании. Разрешение данных антиномических проблем превращается во внутренний импульс развития теории. Развивающаяся теория "обладает способностью до некоторой степени опережать развитие исследуемого объекта, создавая научно обоснованные модели его будущего состояния"3.

Принцип развития в его диалектической взаимосвязи с принципом материального единства мира дает возможность довести теоретическое исследование человека до познания его субстанции. Синтез данных принципов приводит к концепции детерминизма, к принципу генетической общности мира и человека. Согласно принципу детерминизма причину бытия и развития любого конкретного материального объекта, в том числе и человека, надо искать не в материи вообще, а в конкретном процессе взаимодействия качественно определенных материальных объектов. Любой материальный объект, в том числе и человек, "возникает и существует в рамках такой достаточно большой системы объектов, в которой связи между объектами уже не выступают на уровне... случайных взаимодействий, а становятся существенными условиями возникновения и существования каждого из них и системы как целого"4.

Ракитов А.И. Историческое познание. М.,1982.С.235.

Диалектика научного познания. М., 1978. С. Там же. С.194.

Материалистическая диалектика как общая теория развития. М., 1982. Т.1. С.167.

Человек "с необходимостью возникает в развитии материальных систем и в этом состоит закономерная детерминированность процессов развития" материального мира. Принцип генетической общности мира и человека представляет собой конкретизацию фундаментального принципа диалектики принципа детерминизма. Из этого конкретного основания следует возможность установления конкретного начала, исходного пункта теоретического исследования человека.

Однако для превращения данной возможности в действительность "требуется специальный принцип, определяющий критерий такого начала. В теории материалистической диалектики таким принципом является принцип теории и практики"2, сформулированный применительно к единства исходному пункту исследования человека. Исходя из этого принципа, вся практика должна войти в полное определение человека и как критерий конкретного начала его исследования, и как "определитель" связи человека с миром. В практической же деятельности человек взаимодействует не с материей вообще, но лишь с конкретной системой материальных объектов.

Чтобы перейти от материи вообще к человеку, материю необходимо рассматривать не как абстрактно-всеобщее, а как систему развивающихся друг из друга конкретных форм взаимодействия: человека невозможно "вывести" из материи вообще, не рассматривая материю как конкретно-всеобщее, т.е. в процессе саморазвития. Понятие материи образуется в результате обобщения качественно различных материальных объектов: "мы отвлекаемся от качественных различий вещей, когда объединяем их, как телесно существующие, под понятием материи"3. Если абстрагироваться от всякой формы материального объекта, то останется неопределенная материя, которую нельзя ни видеть, ни осязать, так как "то, что видят или осязают, - это уже определенная материя, т.е. единство материи и формы"4.

Там же. С.172.

Материалистическая диалектика в пяти томах. М., 1981. Т.1. Объективная диалектика. С.14.

Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.570.

Гегель Г.В.Ф. Наука логики. Т.2. М., 1971. С.78.

Практика как определяющая связь человека с миром является той фундаментальной основой отношения мира и человека: мир, взятый абстрактно, фиксированный в его оторванности от человека, есть для последнего ничто1. В связи с этим практика выступает не только в качестве основы, причины саморазвития человека и его отношения к миру, но и отправной точкой развития представлений человека о самом себе вплоть до становления научной теории человека. Ограниченная практика порождает односторонность его теоретического воспроизведения, следовательно, для построения научной теории человека необходим определенный уровень развития самой практической деятельности людей.

Научная модель предполагает теоретическое отражение человека как целого, в диалектическом единстве всех его связей и опосредований, т.е. его теоретическое воспроизведение как конкретной целостности, как "единства многообразного". Но конкретное в мышлении есть результат, а не исходный пункт исследования человека. Поэтому не только результат его исследования, но и "ведущий к нему путь должен быть истинным": научная теория человека "это развернутая истина, разъединенные звенья которой соединяются в конечном итоге"2. Научная теория человека не есть истина в виде простой картины без движения, так как понять человека можно через процесс его саморазвития. Понять человека как диалектическое единство возможного и действительного можно только исходя из его собственной практической деятельности, что и находит свое отражение в принципе единства теории человека и практики.

Данный принцип характеризует, следовательно, взаимоотношение знания о человеке и его реального существования: развивающаяся сущность человека определяет процесс его самопознания. Это значит, что знания о человеке, зафиксированные в его теории, не превращаются "в некое неподвижное начало и неизменную точку отсчета для любого последующего его исторического См.: Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т.42. С.172.

Маркс К. Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С.7-8.

развития, так как они лишь моменты истины-процесса"1. В этом, в частности, находит свое воплощение принцип конкретности истины.

Принцип конкретности истинного знания о человеке предполагает развитие самосознания человека с выявлением элементов всеобщего по мере эволюции практической деятельности. В силу практической обусловленности самопознания человека необходимо, чтобы его теоретическое воспроизведение находилось в диалектическом единстве с процессом его исторического развития. Исходя из этого, можно прийти к выводу, что важнейшим методологическим следствием принципа конкретности истины применительно к человеку является принцип единства исторического и логического.


Познание сущности человека и его генезиса диалектически взаимосвязаны. Чтобы понять эту диалектику, необходимо иметь в виду, что человек начинает свою историю на основе природных предпосылок, т.е.

условий, созданных не им самим, не его трудом, а качественно иными процессами взаимодействия материальных объектов, и в конечном счете человек имеет в качестве своего прошлого историю Вселенной.

Человек есть наиболее развитая (из известных) форма организации материи. Поэтому познание его сущности дает возможность понять и низшие формы организации материи: "для понимания низших ступеней необходимо знакомство с высшим организмом, ибо он является масштабом и первообразом для менее развитых: так как в нем все дошло до своей развитой деятельности, познать неразвитое"2. Действительно то ясно, что лишь из него можно "развитие покоится вообще на том, что последняя по времени форма рассматривает предыдущие формы как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне"3. Эта односторонность объясняется тем, что вновь возникшая форма взаимодействия материальных объектов - труд включает в себя общие закономерности развития не в том же самом виде, как История марксистской диалектики. М., 1971. С.188.

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.2. М.,1975. С.545.

Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.46.Ч.1. С.43.

они проявляются в низших формах взаимодействия. Всеобщее в его развитой форме, т.е. конкретно - всеобщее, представляет собой некоторое особенное1 по сравнению с особенным проявлением всеобщих закономерностей в формах взаимодействия материальных объектов, предшествующих человеку. Именно поэтому универсальную сущность человека можно понять только в результате теоретического исследования тех закономерностей низших форм взаимодействия, которые с необходимостью приводят к его возникновению.

Исходя из этого, понять сущность человека - значит понять его генезис, а также его будущее развитие.

Человек, являясь особенным материальным объектом, "представляет" всеобщие, универсальные закономерности развития материальных объектов в их наиболее совершенной форме. Поэтому исследование человека и труда как его конкретно-всеобщего начала дает возможность познания указанных закономерностей.

Труд как конкретно-всеобщий процесс взаимодействия материальных объектов предстает в виде чувственно воспринимаемого, существующего в пространстве и времени процесса, т.е. как особенный процесс, имеющий тенденцию стать действительно всеобщим и развивающий в силу своих внутренних противоречий другие особенности процесса взаимодействия материальных объектов. В связи с этим можно констатировать не только планетарную, но и космическую функцию труда как универсального процесса взаимодействия, который синтезирует, объединяя в единое целое, все предшествующие ему локальные (особенные) формы взаимодействия материальных объектов. Воспроизводя их как наиболее необходимые условия своего бытия и развития, человек тем самым создает возможность логического воспроизведения всеобщих закономерностей развития материального мира.

Конкретный историзм "предполагает не общие абстрактные ссылки на материю вообще, а разработку более глубокого, диалектического понимания См.: Там же. С.437.

принципа материального единства мира"1 в его неразрывной связи с принципом развития. Историзм воспроизводит не развитие вообще, а конкретно всеобщую форму развития материального мира. Мир "может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей классической формы"2. Логическое отражение особенностей данной формы и совпадает с определением развития в его всеобщем виде. Следовательно, теоретическое воспроизведение человека и его саморазвивающейся сущности дает возможность понять развитие материального мира в его наиболее высокой форме.

Диалектика исторического и логического при исследовании человека находит свое отражение в методе восхождения от абстрактного к конкретному, который является развитием принципа единства исторического и логического3.

Восхождение от абстрактного к конкретному наиболее полно и всесторонне отражает как сущность, так и временную последовательность форм развития человека, в силу чего этот метод является как логическим, так и историческим.

Формируясь на основе диалектического синтеза исторического и логического, данный метод представляет собой наиболее развитый и целостный метод познания человека4. Метод восхождения от абстрактного к конкретному как наиболее развитый, являясь процессом диалектического синтеза "многих определений", представляет собой не исходный пункт, а результат развития теоретических методов исследования.

Принцип развития должен быть применен и к самим методам и принципам теоретического рассмотрения человека: он требует последовательного перехода от более простых форм знания о человеке и "более простых познавательных процедур к более сложным формам знания и более сложным процедурам"5. Восхождение от абстрактного знания о человеке к конкретному знанию и осуществляется в процессе применения Материалистическая диалектика как общая теория развития. М., 1982. Т.1. С.164.

Маркс. К. К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.13. С.497.

См.: Материалистическая диалектика как общая теория развития. М., 1982. Т.2. С.208-210.

См.: Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.46. Ч.1. С.37-38.

Эвристическая и прогностическая функции философии в формировании научных теорий. М., 1976. С.9.

конкретно-всеобщего метода его научного познания.

Научная теория человека "представляет собой такую синтетическую форму знания"1, в которой все ранее полученные естественно-научные и систему2.

гуманитарные знания о человеке объединяются в единую Рассмотрение практики как универсального взаимодействия, обусловливающего сущность человеческого бытия, выступает методологическим обоснованием в исследовании социокультурной и научно познавательной деятельности человека.

К.Маркс в анализе капиталистического общества исходил из товара как из клеточки (простейшей абстракции), поскольку товар выступал ведущей стороной противоречия в его отношении с человеком. Развитие общества преобразует эту исходную систему, в которой ведущей стороной становится человек.

Каково сходство и различие этих сторон в структуре общественного бытия? Ответ на данный вопрос тесно связан с ответом на другой - каково соотношение общественного бытия и производственных отношений? В литературе нередко в общественное бытие включается еще что-то помимо производственных отношений (например, производительные силы, природа, человек и т.д.). Такие попытки приводят к смешению различных качеств человека, и возникают парадоксы типа расселовского брадобрея (брадобрей бреет себя сам тогда, когда он сам себя не бреет): человек входит в общественное бытие, если не входит в него. В действительности же человек выступает в разных качествах, которые следует различать (природное, производственное, социальное, духовное).

Для более строгого подхода необходимо выяснить логику, которая приводит к отождествлению способа производства и общественного бытия, и показать, в каком смысле оно возможно. Закон определяющей роли способа Рузавин Г.И. Научная теория. М., 1978. С. См: Назиров А.Э., Сафронов И.А., Философские основания единства научного знания о человеке // Естественно-научные и социогуманитарное знания.Л.ЛГУ.1990.С.99-107.

производства в развитии общества как основной общесоциологический закон имеет различные аспекты: отношения базиса и надстройки, производительных сил и производственных отношений. В литературе сложилась недостаточно обоснованная тенденция противопоставления базиса и общественного бытия как способа производства. Однако само выделение в способе производства таких сторон, как производительные силы и производственные отношения, имеет смысл лишь конкретно в их отношении друг к другу как сторон диалектического противоречия. Когда же мы соотносим способ производства с надстройкой или общественным сознанием, то их противоположность становится относительной, она снимается в едином понятии соответственно базиса или общественного бытия. Какое в этом случае содержание остается от способа производства и, в частности, от производительных сил? Дело в том, что элементы производительных сил (трудящиеся люди с их навыками и средства производства) "входят" в общественное бытие и базис не наряду с производственными отношениями, а как их другая форма (т.е. как продукт труда, предмет обмена, распределения и потребления). Последние же есть не что иное как превращенная форма тех же производственных отношений.

Существенно отметить, что эти элементы относятя к общественному бытию не как природно- материальные (иначе общественное бытие было бы тождественно природному), а как общественно- материальные. (Например, здание не как каменное, а как продукт труда, предмет потребления;

аналогично человек - не как природное, а как общественное существо). В качестве элемента производительных сил человек выступает лишь тогда, когда он сам является продуктом труда и, в условиях отчужденного труда, предметом обмена и потребления.

Иногда приводят возражения по поводу отнесения к общественному бытию лишь производственных отношений ссылкой на то, что остается структура без элементов, т.е. без производительных сил. Однако, такое возражение, как видно из изложенного выше, несостоятельно, поскольку и производительные силы вошли в это понятие, но как превращенная форма тех же отношений. Уточнение содержания понятия "общественное бытие" следует искать не в отношениях, выходящих за пределы производственных, а в более строгом анализе последних как на общественном, так и на индивидуальном уровнях.

Сходные затруднения возникают в понимании надстройки, в частности, в литературе ставятся вопросы о материальности надстроечных явлений.

Существуют различные мнения о природе общественных идей и их соотношении с идеологическими отношениями. Нередко встречаются утверждения, что политические идеи отражают политические отношения, соответственно, правовые идеи - правовые отношения, мораль - нравственные отношения и т.д. Кроме того, из неоднозначности понимания общественного бытия вытекает различие взглядов на содержание и формы общественного сознания. Само понятие "общественное" применительно к сознанию употребляется в разных смыслах (продукт общественной деятельности, отражение общественного бытия, отношение с индивидуальным сознанием), что само по себе вызывает известную полисемию. В первом смысле всякое сознание является общественным как продукт развития общества, в третьем отношение общественного сознания с индивидуальным обусловлено общественным и индивидуальным бытием. После того как разграничены понятия природно-материального и общественно-материального, необходимо аналогично разграничить два вида сознания, отражающего природное бытие (естественные науки) и общественное бытие (общественные науки).

Взаимосвязь этих видов сознания порождает третий вид - технические науки, отражающие способ воздействия человека на природу.

Отношения внутри способа производства между производительными силами и производственными отношениями есть материальное взаимопроникновение природы и общества. Часть природы, с которой взаимодействует общество и которая входит в структуру производительных сил - это предмет труда. Под воздействием орудий труда он преобразуется и приобретает новые свойства (способность удовлетворять потребности, быть предметом обмена и распределения, т.е. способность включаться в общественное взаимодействие, стать элементом общественного бытия).

Однако качество предмета обладает лишь относительной самостоятельностью, независимостью от природного материала.

Непосредственной взаимосвязи идеального и природного не существует.

Если под идеальным понимается материальное, пересаженное в голову человека и преобразованное в ней, то под природным – естественная среда, окружающая человека. Примером природного может служить кусок глины, а идеального – образ кувшина. Превращение глины в кувшин предполагает материальную деятельность с использованием инструментов, по преобразованию природы [практика].

Взаимосвязь идеального и природного опосредована практикой. Возникает вопрос – в каком качестве практика выступает по отношению к природному и идеальному? Учитывая второй признак, который в экономической науке называется производством, [а произведенное распределяется, обменивается и потребляется] получается, что практика по отношению к природе выступает в качестве экономической структуры [производство, распределение, обмен и потребление]. По отношению же к идеальному, если учесть, что производство идеального есть производство человека, практика выступает не в экономическом, а в антропологическом аспекте.

Для того чтобы из элементов экономической структуры вывести понятия стоимостей, необходимо ввести понятие превращенной формы [например,превращенная форма труда содержится в продукте производства]. Применяя это понятие к отношениям в элементах экономической структуры получаем понятия стоимостей. Так, превращенная форма отношений в процессе производства есть стоимость, в процессе распределения и обмена – меновая стоимость, и - потребления потребительная стоимость. Совокупность этих стоимостей являющихся признаками: продукт производства, предмет обмена, и потребления, образуют понятие товара. Разновидность товара, у которого обмен и потребления совпадает, есть деньги, а отношения неравного обмена между стоимостью произведенного продукта и стоимостью рабочей силы – капитал.* Развитие товарно-денежных отношений реализуется как разрешение противоречия между абстрактным и конкретным трудом, между стоимостью товара в ее денежном эквиваленте и потребительной ее стоимостью, определяющей способ бытия человека. Если ведущей стороной этого противоречия является конкретный труд, то он создает такую потребительную стоимость, которая служит средством развития человека. Здесь обнаруживается новая закономерность - процессе потребления производится сам человек, потребление, оставаясь вторичным по отношению к производству, в известном смысле выступает производством более высокого порядка, нежели производство вещей.

Закон возрастающих затрат на средства производства для производства средств производства в сравнении с затратами на средства производства для производства предметов потребления специфически действует в условиях научно-технического прогресса. Наблюдается резкое возрастание стоимости и цен на современное оборудование, обеспечивающее технологические процессы. И наряду с этим повысилась зависимость решения экономических задач от гражданских, нравственных качеств, профессиональной подготовки человека при его работе с весьма сложной и дорогостоящей техникой.

Развитие общества подошло к рубежу, при котором дальнейший экономический прогресс становится невозможным без резко возрастающих затрат на самого человека. Эта новая закономерность, отражающая современный этап развития экономки, обнаруживает себя в том, что недостатки в реализации социальной политики становятся тормозом социально-экономического развития. Так забота о социальной сфере является мощным фактором совершенствования экономики.

Переход от классической экономической теории Рикардо и Смита к экономической теории Маркса связан с введением в теорию нового конст рукта, обеспечивающего симметрию между стоимостью произведенного продукта и стоимостью заработной платы - прибавочной стоимости. Подобный метод введения новых идеализированных объектов в теорию современной физики называется методом калибровочных полей. С их помощью реализуется переход от глобальной симметрии к локальной, обусловленной обменом частиц на более глубоком уровне сущего.

Методологические особенности построения экономической теории социальной сферы обусловлены оборачиванием соотношения средств и целей способа производства при переходе от экономического аспекта практики к социальному. При этом товар становится средством, а производство человека – целью.

Время, затрачиваемое на общественно-необходимый труд, как мера стоимости, заменяется свободным временем, как условием свободного развития человека. Последнее включает в себя потребность в труде по производству товаров, и в этом реализуется тождество производства и по требления.

Развитие экономической теории в 20 веке столкнулось с пониманием конечности географической среды как предмета труда и с дискретностью процесса труда, а, следовательно, стоимости. Эти особенности современной экономической теории напоминают релятивистские и квантовые принципы неклассической физики и свидетельствуют о неклассическом характере современного экономического мышления. Его неклассичность возрастает в социальной сфере с нелинейной зависимостью результата от процесса вложений в человека. Недостаточность традиционного экономического мышления в социальной сфере проявилась в практике эксплуатации энергоресурсов в последние годы Нелинейность, открытость и когерентность (взаимозависимость) системы отношений человека и производственного процесса позволяет судить о ней как о самоорганизующейся системе, описываемой средствами синергетики.*† Это обстоятельство обнаруживает недостатки использования классического логико-математического анализа, включающего методы вариационного исчисления, использованные Канторовичем Превращение человека в цель общественного производства - сущность экономики социальной сферы - и введение этой сущности как нового конструкта в теорию обеспечивает «симметрию» на более глубоком уровне.

Учитывая вышесказанное, можно полагать, что более адекватной формой описания этих процессов может служить теория нечетких множеств. И если в физике для адекватности описания калибровочных полей используется математическая теория расслоенных пространств, то не исключено, что для описания неклассических экономических объектов потребуются топосы с более сложной структурой.

Экономическая теория социальной сферы способна выступить в качестве научного основания социальной политики и методологической основы построения социально- ориентированного государства. Без научно- теоре тического обоснования социальной политики попытки перестройки общест венной жизни на приоритеты общечеловеческих ценностей останутся уто пическими.

Эффективная социально-экономическая политика зависит от синтеза различных политэкономических концепций1. Первая – классическая теория А.

Смита и Д. Риккардо исходит из того, что конкурентная рыночная система саморегулируется. Рыночная конкуренция ограничивает развитие потребностей, способностей и мышления человека, а общественная собственность порождает иждивенчество, экономическое рабство. В условиях неравновесности экономика не сводится к оптимизации деятельности «экономического человека», и теория См.: Evary P., Oietrich R., Locpol T. Bringing the State back. – Oxford. 1985.

должна учитывать закономерности группового поведения, роль производительных сил и государства1. Вторая – марксистская, основанная на идее прибавочной стоимости, в основе которой лежит общественно необходимый труд, создающий стоимость, а иные формы деятельности лишь перераспределяют произведенный продукт по законам обмена.

Третья – кейнсианская, согласно которой государство через реформы создает механизмы экономического роста, систему общественных работ, бюджетного финансирования, переподготовки кадров. Четвертая – институционально-эволюционная рассматривает экономику как подсистему общества наряду с другими подсистемами. При этом экономический рост предстает средством повышения качества жизни и творческой активности людей.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.