авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Ратникова^ Наталья Дмитриевна

1. Проблемы правового положения подозреваемого и

обвиняемого, содержащихся под стражей

в

следственном изоляторе

1.1. Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2002

Ратникова^ Наталья Дмитриевна

Проблемы правового положения подозреваемого и

обвиняемого, содержащихся под стражей в

следственном изоляторе [Электронный ресурс]: Дис.

... канд. юрид. наук

: 12.00.08 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Уголовное право и криминология;

уголовно исполнительное право Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/02/0002/020002141.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Ратникова, Наталья Дмитриевна Проблемы правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей в следственном изоляторе Волгоград Российская государственная библиотека, год (электронный текст).

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ * Волгоградский юридический институт МВД РФ

На правах рукописи

РАТНИКОВА НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙ В СЛЕДСТВЕННОМ ИЗОЛЯТОРЕ Специальность: 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации К. А. Панько ВОЛГОГРАД -2 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр.

ВВЕДЕНИЕ ГЛАВАХ. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, СОДЕРЖАЩИХСЯ В СЛЕДСТВЕННОМ ИЗОЛЯТОРЕ §1. Понятие правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе... §2. Общегражданские права и свободы подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу §3. Процессуальные права и обязанности подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей §4. Специальные права и обязанности подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе... §5. Правовое положение несовершеннолетних подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе ГЛАВА П.

РЕЖИМ СЛЕДСТВЕ1Ш0Г0 ИЗОЛЯТОРА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО § 1. Понятие и содержание режима следственного изолятора §2. Особенности режима содержания подозреваемого и обвиняемого в следственном изоляторе §3. Ответственность подозреваемого и обвиняемого за нарушения режима следственного изолятора ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПРИЛОЖЕНИЯ ^"^^ - 3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы диссертационного исследования. Проблемы правового положения заключенных под стражу в последние годы стали предметом пристального внимания юристов, социологов, правозащитных организаций, общественности. С одной стороны это связано с вхождением России в Совет Европы и необходимостью приведения норм действующего законодательства в соответствие с требованиями международных правовых актов: Минимальных стандартных правил обращения с заключенными;

Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания;

Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних;

Международного пакта о гражданских и политических правах;

Всеобщей декларации прав человека, а также других нормативных актов.

Членство в Совете Европы возлагает на нашу страну определенные обязанности, выполнение которых необходимо для всех входящих в него государств.

С другой стороны значение проблемы обусловлено наметившимся в последние годы увеличением количества лиц, заключенных под стражу. Все это повышает актуальность научной разработки проблемы правового положения подозреваемого и обвиняемого в следственных изоляторах.

При рассмотрении заявления России на вступление в Совет Европы проблемы содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, находящихся в следственных изоляторах России, стали предметом острых дискуссий. Положение, сложившееся в российских следственных изоляторах, не вызывает разногласий между позицией официальных должностных лиц России и оценками экспертов Совета Европы и ООН, поскольку всем очевидно, что содержание в данных учреждениях весьма далеко от международных стандартов.

Сложившаяся ситуация в значительной степени связана с недостаточной правовой регламентацией правового положения подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу, которая бы учитывала требования международных стандартов.

Вновь принятое Министерством юстиции России Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы в качестве основной задачи закрепило «обеспечение соблюдения прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых»'. Однако в многочисленных случаях не соблюдаются сроки содержания под стражей. УПК РСФСР не устанавливает сроков содержания под стражей подсудимых на стадии судебного разбирательства.

Необходимость ограничения продолжительности сроков содержания под стражей и трактовка оснований для избрания самой суровой из мер процессуального принуждения остается дискуссионными темами на страницах периодической печати и в научной литературе. На протяжение последних пяти лет количество лиц, к которым применяется заключение под стражей как мера пресечения, превышает число лиц, осужденных к лишению свободы.

Ежегодно на территории России в следственные изоляторы поступают свыше 500 тысяч арестованных, из них около 125 тысяч освобождаются в связи с изменением меры пресечения или осуждения к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Многие из подозреваемых и обвиняемых за время нахождения под стражей теряют работу, семью. Кроме того, на их содержание расходуются огромные бюджетные средства.

Ежедневно в следственных изоляторах России с нарушением сроков, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, по данным ' Приказ МЮ РФ «Об утверждении Положения о следственном изоляторе уголовно исполнительной системы Министерства юстиции РФ» Хо20 от 25 января 1999г.

^ Информационный бюллетень ГУИН Минюста России. М., 1998, № 41. С. Министерства юстиции, находятся свыше 45 тысяч человек. Начальники учреждений не применяют предоставленное им законом право освобождения из-под стражи лиц после истечения установленных законом сроков'. Таким образом, проблема соблюдения прав человека в местах предварительного заключения является весьма актуальной и требует активизации ее научной разработки.

В последние годы, безусловно, принят ряд нормативных актов, предусматривающих расширение прав арестованных, создание более гуманных условий их содержания, однако в целом законодательство еще далеко несовершенно. Доказательством тому является практика применения принятого в 1995г. Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которая подтверждает необходимость усовершенствования правового регулирования порядка и условий содержания лиц, находящихся под стражей в следственных изоляторах. В связи с этим на администрацию следственных изоляторов возлагаются повышенные требования по созданию надлежащих условий и обеспечению изоляции, охраны наиболее опасных для общества лиц.

Сложившееся положение неслучайно. Оно обусловлено тем, что в научной литературе особенности правового положения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступлений, содержащихся под стражей в следственных изоляторах, с учетом изменений социально-экономических и политических условий в России, а также нового законодательства исследованы явно недостаточно.

Указанные соображения и определяют теоретическую значимость и актуальность избранной темы исследования.

Объектом диссертационного исследования является правовое ' См. Калинин Ю.И. Передачей системы в ведение Минюста завершится только первый этап ее реформирования // Преступление и наказание. 1998. Х» 10-12. С. - 6 положение лиц, заключенных под стражу и деятельность администрации следственного изолятора при исполнении указанной меры пресечения.

Предметом исследования является изучение прав и обязанностей подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу в следственные изоляторы, правового регулирования порядка и условий содержания арестованных в следственных изоляторах, ответственности подозреваемых и обвиняемых, заключенных под стражу.

Цель работы состоит в том, чтобы на основе определения понятия и особенностей правового положения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступлений разрешить теоретические проблемы охраны прав и законных интересов лиц, заключенных под стражу, а также разработать предложения по совершенствованию правового регулирования порядка и условий исполнения предварительного заключения под стражу.

В этой связи основными задачами исследования являются:

изучение правового положения личности и его особенности применительно к лицам, заключенным под стражу;

уточнение сущности понятия правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственных изоляторах;

анализ содержания и классификация субъективных прав, обязанностей и законных интересов подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу;

рассмотрение порядка исполнения предварительного заключения под стражу, уяснение понятия и сущности режима в следственных изоляторах;

разработка предложений по совершенствованию законодательства, определяющего правовое положение лиц, содержащихся под стражей.

Методологическая основа и методы исследования.

Общеметодологическую базу диссертационного исследования составляет диалектический подход, требующий рассмотрения предмета познания в его непрерывном развитии, изменении и связях с другими явлениями, логико теоретический метод, базирующийся на проверенных практикой положениях историко-материалистического учения об обществе, праве и государстве. В исследовании также нашли применение: сравнительно-правовой метод анализа норм Конституции, международно-правовых актов по правам человека, уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, проектов УПК, зарубежных правовых актов;

конкретно-социологические методы в виде анкетирования подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, осужденных, сотрудников уголовно-исполнительной системы;

изучение статистических данных и документов, имеющих отношение к теме исследования. По вопросам темы было изучено в судах г. Воронежа 121 производство по жалобам на незаконный и необоснованный арест в порядке ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР.

Эмпирическую базу исследования составили следующие материалы:

данные уголовной статистики за 1995-1998 г.г. о преступлениях, совершенных по стране в целом и в следственных изоляторах. В работе используются статистические данные о преступности в России и данные Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации.

Автором по специальной программе проведено анкетирование осужденных, отбывающих наказание в колониях общего и строгого режимов Управлений исполнения уголовных наказаний Воронежской, Вологодской областей в течение 1998 года по вопросам обеспечения прав и законных интересов лиц, содержащихся в следственных, изоляторах, проведен анонимный опрос 100 подследственных в целях выяснения мнения об условиях содержания в следственных изоляторах. Обобщена практика организации работы следственных изоляторов Воронежской области, прежде всего следственного изолятора №1 г.Воронежа, изучено 500 личных дел подозреваемых и обвиняемых различных категорий, содержащихся под - 8 стражей. Опрошено 150 сотрудников уголовно-исполнительной системы Воронежской области.

При подготовке диссертации использовался также и многолетний личный опыт работы автора в должности начальника специального отдела следственного изолятора г. Воронежа.

Научная новизна результатов исследования. В связи с тем, что до настоящего времени вопрос о правовом положении подозреваемого и обвиняемого не был подробно исследован и так как уголовно-исполнительная система передана в ведение Министерства юстиции РФ, началась обновляться нормативная база деятельности следственных изоляторов, данное научное исследование ставит задачу показать, как осуществляется обеспечение прав, законных интересов и обязанностей подозреваемого и обвиняемого. Проблема исполнения предварительного заключения под стражу и деятельности следственных изоляторов недостаточно освещалась в учебной и научной литературе. Ранее диссертационных работ, непосредственно посвященных исследованию правового положения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступлений, содержащихся в следственном изоляторе, не было.

Отдельные аспекты рассматриваемой проблемы были затронута в диссертационных исследованиях А. П. Кондусова (1966г.), Л. И. Даньшиной (1980г.), В. А. Максимова (1981г.), Н. А. Линенко (1985г.), Ю. М. Буравлева (1987г.), С. А. Колосовича (1991г.), О. Н. Миндадзе (1991г.).

Вопросы, связанные с исполнением меры пресечения в виде заключения под стражу и с деятельностью следственных изоляторов, рассматривались также и в специальной научной литературе. Их исследованием занимались такие авторы как В. Н. Андреев, В. П. Артамонов, С В. Бородин, Ю. М. Буравлев, К. К. Горяинов, А. П. Гуляев, Л. И. Даньшина, А. П. Евграфов, А. И. Зубков, А. П. Кондусов, 3. Ф. Коврига, В. А. Максимов, С. М. Малиновкин, А. В. Маслихин, О. Н. Миндадзе, С. В. Мурашов, А. Е.

Наташев, Н. А. Стручков и др. Вместе с тем некоторые аспекты рассматриваемой проблемы не получили своего освещения в научной литературе, в частности недостаточно изучены такие вопросы как определение понятия правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе, режима следственного изолятора, ответственность подозреваемого и обвиняемого за правонарущения во время нахождения под стражей.

Научная новизна определяется тем, что в работе впервые предпринята попытка комплексного научного исследования правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе, определено содержание законных интересов заключенных под стражу. С учетом международных актов рассматривается правовое положение подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей и на этой основе подвергаются критическому анализу некоторые положения Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», анализируется Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной систем Министерства юстиции РФ от января 1999г. и практика деятельности следственных изоляторов;

предлагается учитывать поведение заключенных под стражу при определении условий отбывания наказания в исправительных колониях.

Новые подходы к исследованию данной проблемы выражаются в сформулированных автором теоретических положениях, а также в системе предложений по совершенствованию действующего уголовного, уголовно процессуального и уголовно-исполнительного законодательства.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Определение правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей, как разновидности специального статуса личности, закрепленного системой норм различных отраслей права и определяющих субъективные права, законные интересы и обязанности заключенного. И в этой связи обоснование относительной самостоятельности - 10 института, регулирующего правовое положение подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу, прежде всего, как института уголовно исполнительного права.

2. Содержание правового положения лица, содержащегося в следственном изоляторе, определяется совокупностью прав, законных интересов и обязанностей личности в государстве с ограничениями, предусмотренными федеральным законодательством и режимом мест предварительного заключения под стражу. Для формирования правового статуса подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу, должны учитываться следующие факторы:

-в соответствии с принципом презумпции невиновности совокупность прав и обязанностей подозреваемого и обвиняемого должна определяться общим статусом гражданина страны;

-объем правоограничений должен обуславливаться только необходимостью обеспечения предварительного следствия и судебного рассмотрения дела;

3. В целях создания дополнительных гарантий охраны прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу, целесообразно закрепить авторские предложения по совершенствованию норм уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства:

вменить в обязанность органов уголовно-исполнительной системы создавать изолированные от других заключенных помещения в режимных корпусах для размещения больных наиболее опасными заболеваниями (в частности: активной формой туберкулеза, СПИДом и т.д.);

расширить круг лиц, имеющих право обжаловать в суд применение органом дознания, следователем, прокурором меры пресечения в виде ареста, а равно продление срока содержания под стражей. На наш взгляд, следует предоставить право обжалования помимо подозреваемого, - 11 обвиняемого, защитника и законного представителя также близким родственникам указанных лиц;

в ходе судебного рассмотрения уголовных дел не соблюдаются права подсудимого, так как в нормах УПК не установлены сроки разбирательства дел в судах первой инстанции. Считаем необходимым внести изменения в статью 239 Уголовно-процессуального кодекса и установить максимальный срок содержания под стражей в следственном изоляторе при рассмотрении уголовных дел судами;

учитывая, что право на защиту является важнейшим конституционным правом личности в государстве необходимо устранить противоречие между статьей 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно исполнительной системы, утвержденными Приказом МВД РФ № 486 от 20. 12.

1995 года, по предоставлению свиданий с защитником на основании ордера юридической консультации и документа, удостоверяющего личность;

ни Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ни вновь принятое Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации не содержат четкого указания на обязанность начальника следственного изолятора освобождать подозреваемого и обвиняемого, в отношении которых истекли установленные законом сроки заключения под стражу, а решения об их освобождении или продлении срока содержания не поступило. Следует предусмотреть в вышеназванных нормативных актах персональную ответственность начальника следственного изолятора за содержание без законных оснований подозреваемого и обвиняемого;

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1955г. требуют, чтобы поведение лишенных свободы.

- 12 составляющее дисциплинарный проступок, определялось законом или распоряжением компетентных властей. Однако ни Федеральный закон, ни уголовно-исполнительное законодательство не содержит определение дисциплинарного проступка и конкретных его составов, за исключением оснований для водворения в карцер. На наш взгляд дисциплинарным проступком является нарушение правил режима содержания под стражей подозреваемым или обвиняемым, совершенное противоправным деянием (действием или бездействием), посягающее на установленный порядок содержания и не подпадающее под действие уголовного закона;

действующие нормы не предусматривают порядок регистрации брака между заключенными под стражу подозреваемыми и обвиняемыми, находящимися в одном следственном изоляторе, поэтому необходимо внести дополнение в Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов в части регулирования регистрации брака указанных лиц.

4. В связи с тем, что на правовое положение подозреваемого и обвиняемого существенное влияние оказывает режим следственного изолятора, следовало бы дать его законодательное определение, сформулировав его как урегулированные нормами уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права порядок и условия содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, находящихся в следственном изоляторе, обеспечивающие изоляцию и охрану, постоянный надзор за ними, а также исполнение возложенных на них обязанностей и реализацию их прав и законных интересов. Режим должен обеспечивать соответствующие бытовые, материальные условия, оказание необходимой медицинской помощи заключенным под стражу. Соблюдение требований режима подозреваемыми и обвиняемыми должно учитываться в дальнейшем при определении условий отбывания наказания в исправительных учреждениях.

- 13 5. Для обеспечения преемственности в решении задач воспитания и профилактики правонарушений подозреваемого и обвиняемого следует:

в целях стимулирования правопослушного поведения заключенных под стражу в следственных изоляторах следует расширить в статье 37 Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» 1995 года перечень мер поощрения, включив в него объявление благодарности, увеличение времени прогулки, разрешение на дополнительное получение посылки или передачи;

для обеспечения нормальной работы следственного изолятора и поддержания в нем дисциплины требуют расширения перечня мер взысканий в статье 38 Федерального закона, применяемых к подозреваемому и обвиняемому такими мерами как предупреждение, внеочередное дежурство по уборке помещения;

внести дополнение в статью 87 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, определив, что условия, в которых осужденный будет отбывать наказание в исправительном учреждении, зависят от его поведения в следственном изоляторе и, если лицо, заключенное под стражу, дважды в течение года водворялось в карцер, то его признавать злостным нарушителем порядка содержания под стражей и помещать в строгие условия отбывания наказания.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут применяться при проведении исследований в области криминологии, уголовного и уголовно-исполнительного права.

Основные положения работы могут быть полезны в практической деятельности правоохранительных органов, направленной на эффективное исполнение меры пресечения в виде заключения под стражу.

Наиболее важные выводы диссертационного исследования могут учитываться при разработке законодательства, регулирующего порядок и условия содержания под стражей в следственных изоляторах, нового - 14 Уголовно-процессуального кодекса, законодательных актов других отраслей права, ведомственных нормативных актов, устанавливающих порядок реализации прав и обязанностей, а также законных интересов заключенных под стражу.

Результаты исследования могут быть использованы при преподавании соответствующих тем курса уголовно-исполнительного права, уголовного права и уголовного процесса в высших юридических учебных заведениях России.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования.

Основные положения, выводы, рекомендации диссертационного исследования нашли отражение в семи опубликованных автором научных работах.

Результаты исследования использованы в учебно-методическом пособии «Уголовно-исполнительное право», а также используются курсе лекций для слушателей Воронежского института МВД России.

Автором сделаны научные сообщения на научно-практических конференциях адъюнктов и соискателей Воронежской высшей школы МВД России (1997-1998гг.), на Международной конференции «Преступность и дети» в Академии Управления МВД России (1997г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Уголовная политика и международное право: проблемы интеграции» во Владимирском юридическом институте МВД России (1998г).

Результаты исследования внедрены в деятельность Управления исполнения наказаний Министерства Юстиции РФ по Воронежской области.

Положения диссертационного исследования используются при проведении учебных занятий со слушателями Воронежского института МВД России.

Структура и объем диссертации. Структура работы определяется целями и задачами исследования. Диссертация выполнена в объеме, предусмотренном ВАК Российской Федерации, и состоит из введения, двух - 15 глав (восьми параграфов), заключения, списка используемой литературы и приложения.

ГЛАВА I. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, СОДЕРЖАЩИХСЯ В СЛЕДСТВЕННОМ ИЗОЛЯТОРЕ §1. Понятие правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе.

Понятие правового положения личности является одним из основополагающих практически во всех отраслях права, поскольку «право не сводится к совокупности юридических норм, оно воплощено в правах участников общественных отношений»', возможность реализации которых предполагает то или иное правовое состояние личности, обозначаемое как правовой статус или правовое положение.

В юридической литературе характеристика личности дается при помощи таких понятий, как «правовой статус личности» или «правовое положение личности» и предусматривает четыре его разновидности: 1) правовое положение гражданина государства;

2) правовое положение иностранных граждан;

3) правовое положение лиц без гражданства;

4) правовое положение лиц, которым предоставлено убежище^.

Отдельные авторы не различают понятий «правовое положение» и «правовой статус». Так, Л.Д.Воеводин отождествляет оба эти понятия, утверждая, что «...правовое положение (статус) личности есть ее фактическое положение в данном обществе и государстве, с большей или меньшей полнотой выраженное в праве»'*.

' См.: Явич Л. С. Общая теория права. Ленинград, 1976. С. 160.

^ См.: Комаров С. А Советское общенародное государство и личность: политико правовые аспекты. Красноярск, 1986. С. 79.

^ См.: Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С.52.

^ См.: Воеводин Л. Д. Советское государственное право. М., 1985. С. 139.

- 17 По мнению других авторов, понятие «правовой статус» отделяется от понятия «правовое положение» особенностями содержания прав и обязанностей: понятием «статус» обозначается лишь ядро, стержневые элементы положения личности, а вся совокупность правовых признаков, состояний и возможностей гражданина обозначается правовым положением.

В толковом словаре С. И. Ожегова слово «положение» раскрывается как «свод правил, законов, касающихся чего-нибудь»^. Латинское слово «статус»

переводится как «положение, существующее в данный момент или существовавшее в какое-либо время»^.

Понятие «правовое положение» с нашей точки зрения более точно отражает правовое состояние лиц, лишенных свободы, как отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы, так и содержащихся под стражей в порядке меры пресечения.

Подтверждением определения правового положения, как «свода законов»

является наличие у лиц, лишенных свободы, наряду с общими правами и обязанностями граждан, специального правового статуса, что разделяется не всеми учеными.

Ведущие российские ученые А.Е.Наташев и Н.А.Стручков считали, что «так называемые специфические права и обязанности есть, как правило, не что иное, как результат видоизменения, ограничения общих прав и обязанностей всех граждан»'*.

В дальнейшем, однако, А.Е.Наташев изменил свое мнение и в последующих работах рассматривал специфические права осужденного как субъекта исправительно-трудовых правоотношений, поскольку «ни одна См.: Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С.28.

^ См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 509.

^ См.: Словарь // Под ред. И. И. Лехина, Ф. Н. Петрова. М., 1954. С. 659.

" См.: Наташвв А. Е., Стручков Н. А. Основы теории исправительно-трудового * права.М., 1967. С. 130.

- 18 отрасль законодательства не устанавливает права граждан постоянно жить с близкими родственниками и общаться с ними».

В литературе по вопросу о понятии правового положения личности существуют различные мнения. Одни авторы понимают под правовым положением систему прав, свобод и обязанностей личности, другие рассматривают правовое положение личности как многоэлементное явление, отражающее его динамические, функциональные стороны, включающее совокупность различных правовых явлений, которые наряду с правами, свободами и обязанностями составляют его содержание. К числу указанных явлений они относят юридические гарантии, правоспособность, дееспособность, гражданство.

Более широко понятие правового положения дает Н. И. Матузов, который включает в него соответствующие правовые нормы, правосубъектность, общие для всех субъективные права, свободы и обязанности, законные интересы, гражданство, юридическую ответственность, правовые принципы, правоотношения общего (статутного) характера"*.

Широкое понимание правового положения ведет к размыванию его содержания, к смешению с правовым регулированием. Исчезают единые критерии, по которым выделяется совокупность однородных правовых элементов.

ч Представляется более правильной трактовка правового положения как системы прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности, не нашедших своего прямого закрепления в юридических правах и обязанностях личности, но подлежащих правовой защите со стороны государства.

См.: Наташев А. Е. Правовое положение осужденных // Проблемы исполнения наказаний и перевоспитания осужденных. М., 1984. С.24.

^ См.: Лукашева Е. А. Социалистическое право и личность. М., 1987. С. 61.

^ См.: Строгович М. С. Правовые основы положения и деятельности личности при социализме // Социализм и личность. М., 1979. С. 216.

'* См.: Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 59.

- 19 Проблемы правового положения осужденных, отбывавших уголовное наказание в виде лишения свободы в исправительно-трудовых учреждениях, наукой исправительно-трудового права были изучены достаточно полно.

Е.Г. Ширвиндт и Б.С.Утевский еще в 60-х годах предлагали за основу определения правового положения осужденных к лишению свободы брать общегражданский статус личности с изъятием из него прав, которых они лишены по суду и которыми они не могут воспользоваться фактически в связи с нахождением в местах лишения свободы, и присоединением временно возникших в силу факта лишения свободы специфических прав и обязанностей'.

В дальнейшем такой подход к правовому положению осужденных был подвергнут жесткой критике, и появилось мнение, что правовое положение осужденных складывается не только из прав и обязанностей граждан, ограниченных в силу факта лишения свободы, но также прав и обязанностей, устанавливаемых нормами исправительно-трудового права.

Подтверждением такой трактовки служило утверждение о недооценке норм исправительно-трудового права при определении правового положения, в основу которого положены общегражданские права и обязанности, отсутствии существенных различий при сопоставлении правового положения осужденных и правового положения граждан, и в связи с этим принижении последних, противоречии «духу социалистической законности, ибо нельзя допустить, чтобы гражданин формально имел какие-то права, но фактически не мог ими воспользоваться, имел какие-то обязанности, но фактически не мог бы их выполнить»^.

Лишение свободы как непременный атрибут исполнения предварительного содержания под стражей делает правовое положение лиц.

' См.: Ширвиндт Е. Г., Утевский Б. С. Советское исправительно-трудовое право.

М., 1957. С. 83.

^ См.: Советское исправительно-трудовое право. М., 1977. С. 225.

- 20 находящихся в местах предварительного содержания под стражей, внешне сходным с правовым положением осужденных, отбывающих уголовные наказания в виде лишения свободы.

Однако при имеющемся внешнем сходстве, вытекающем из факта лишения свободы, правовое положение лиц, содержащихся в следственных изоляторах в порядке исполнения меры пресечения,- по своему внутреннему содержанию отличается от правового положения лиц, отбывающих уголовные наказания в виде лишения свободы.

Поскольку заключение под стражу не является уголовным наказанием, и подозреваемый и обвиняемый остаются невиновными до тех пор, пока приговор суда не вступит в законную силу, то ограничение конституционных прав заключенных под стражу будет вынужденным, обусловленным необходимостью достижения целей, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Отличие проявляется, прежде всего, в некотором различии факторов, влияющих на соответствующее правовое положение. Так, А. Л. Ременсон, рассматривая отношения, подвергающиеся ограничениям при исполнении лишения свободы, выделяет:

а) права и пользующиеся правовой охраной фактические возможности поведения, которые могут быть непосредственно использованы осужденным для совершения новых преступлений и поэтому ограничены;

б) права и охраняемые правом фактические возможности поведения, предоставление которых осужденному не может быть использовано им для совершения преступлений, но которые ограничиваются в целях реорганизации мотивов поведения осужденного'.

^ См.: Ременсон А. Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания осужденных: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. Томск, 1965. С.39.

- 21 Исключение возможности совершения новых преступлений является одной из целей предварительного содержания под стражей, поэтому, как и при отбывании наказаний в виде лишения свободы, при предварительном содержании под стражей этот фактор, безусловно, принимается во внимание.

Ограничения определенных прав в целях изменения мотивов поведения в условиях применения меры пресечения в виде заключения под стражу не должны влиять и не влияют на правовое положение. Вместо этого вступает в действие фактор ограничения отдельных прав в связи с необходимостью достижения целей предварительного заключения под стражу.

В отличие от правового положения осужденных к лишению свободы, правовое положение лиц, содержаш,ихся под стражей, в научной литературе описано не так полно. О недостаточной научной проработки правового положения лиц, заключенных под стражу в качестве меры пресечения, можно говорить, поскольку всесторонне рассматривались только его уголовно процессуальные аспекты. «Однако фактически совокупность правовых средств, определяющих статус подозреваемого, особенно в условиях его содержания под стражей, гораздо обширнее, она далеко выходит за рамки уголовно-процессуальных отношений»'.

При нахождении под стражей в качестве меры пресечения возникают специфические права и обязанности арестованных, вытекающие из требований режима, правил внутреннего распорядка и повседневной жизни в местах предварительного заключения^.

Режим является тем правовым инструментом, посредством которого обеспечивается соответствующее правовое положение лиц, содержащихся в местах лишения свободы, поскольку именно элементы режима реализуют Колосович С. А. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования: Дис.канд. юрид. наук. М., 1991. С. 4.

^ См.: Евграфов А. П., Даньшина Л. И., Малиновкин С. М. Правовое положение лиц, содержащихся под стражей в порядке применения меры пресечения. М., 1980. С. 9.

правовые запреты.

Однако существует и другое мнение, согласно которому режим не должен влиять на правовое положение лиц, содержащихся в местах лишения свободы. В качестве аргументации приводятся тезисы о его (режима) «недостаточно определенных в науке сущности и содержания», возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина «только федеральным законом и только в определенной мере...».

Не соглашаясь с редакцией статьи 6 ранее действовавшего Положения о предварительном заключении под стражу, согласно которой нормы, устанавливающие объем правоограничений заключенных, вытекают из режима содержания под стражей, В. Н. Андреев и Ю. А. Минаков отмечают, что «режим в отдельных учреждениях может быть неодинаков в силу действия различных объективных и субъективных факторов»^. При этом под такими факторами ими подразумевается аварийное состояние зданий многих СИЗО, нехватка прогулочных дворов, камерных площадей, необеспеченность заключенных положенным имуществом и т.д. Чем больше влияние названных и иных негативных факторов, тем в меньшей степени, по их мнению, можно говорить о надлежащем режиме.

Указанная проблема, безусловно, имеет место и требует своего разрешения. Однако в данном случае речь идет об организационной деятельности следственных изоляторов, которую необходимо выделять при анализе режима как правового инструмента. Говоря о влиянии режима на правовое положение подозреваемых и обвиняемых, мы имеем в виду не только См.: Селиверстов В. И. Правовое положение лиц, отбывающих наказания:

Автореф. дис... д-раюрид. наук. М., 1992. С. 28.

См.: Степанова Л. В. Конституция Российской Федерации и правовое положение осужденных. М., 1995. С. 27.

^ Андреев В. Н., Минаков В. А. Предварительное заключение под стражу в следственных изоляторах: практика исполнения и проблемы совершенствования. М., 1991.

С. 46.

- 23 плохие условия содержания, которые, конечно, влияют на те или иные стороны режима содержания, а и тот объем прав, который предусмотрен общегражданским статусом, но не может быть реализован в условиях предварительного содержания под стражей именно из-за тех или иных требований режима, действие которых направлено на достижение целей предварительного содержания под стражей.

Применение меры пресечения в виде заключения под стражу обусловливает приобретение лицом, помещенным в связи с этим в следственный изолятор, особого правового положения как разновидности специального статуса личности, который характеризуется наличием дополнительных, отсутствующих в общегражданском статусе личности прав и обязанностей.

Именно эти специальные права и обязанности реализуются в рамках установленного режима содержания, который регулирует порядок осуществления прав, ограниченных в связи с нахождением, в месте предварительного заключения, и порядок реализации дополнительных, присущих специальному субъекту прав.

Подозреваемого и обвиняемого можно рассматривать в качестве специальных субъектов, поскольку они приобретают специальные права и обязанности в силу особого правового положения, и порядок их реализации регламентируется специальными нормативными актами. С помощью и под непосредственным влиянием режима осуществляются, в частности, такие специальные права подследственных как право на свидание, получение посылок и передач.

В.Н. Машков, рассматривая правовое положение несовершеннолетних заключенных под стражу, называет специальные права «режимными - 24 правами».

Правовое положение подозреваемых и обвиняемых в свою очередь оказывает непосредственное, явно выраженное влияние на режим содержания, является своеобразным «мерилом» режима, той степени правоограничении, которую призван устанавливать тот или иной режим. Это наглядно проявляется при вступлении приговора в законную силу и приобретении обвиняемым статуса осужденного, после чего это лицо содержится в соответствии с нормами режима, предусмотренного Уголовно исполнительным кодексом Российской Федерации.

Если сравнить влияние режима на правовое положение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, и подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, то представляется иное действие режима при предварительном заключении под стражу.

Содержание подозреваемых и обвиняемых, заключенных в следственных изоляторах, урегулировано не так полно, как осужденных в исправительных учреждениях, хотя предложения о приведении их в соответствие высказывались в литературе неоднократно. Так, предлагалось составлять распорядок дня в следственных изоляторах более подробно, с тем чтобы в нем, «кроме времени на сон, завтрак, обед, ужин, санитарно-бытовые мероприятия, было предусмотрено время на учебные занятия и подготовку к ним;

самообразование заключенных и консультации учителей;

работу в учебно-производственных мастерских или камерах;

проведение воспитательных мероприятий (бесед, чтение газет, журналов, книг, слушание радиопередач, музыки в грамзаписи, читательские конференции, викторины.

' См. Машков В. Н. Правовое положение несовершеннолетних, содержашихся в следственных изоляторах // Правовые и организационные основы функционирования системы органов, исполняющих наказания. М., 1991. С. 93.

- 25 вопросы и ответы по радио и др.)» • На законодательном уровне предлагалось ввести норму, регулирующую воспитательную работу с заключенными под стражу. Несомненно, что и сам факт применения меры пресечения - содержание под стражей - оказывает определенное воспитательное воздействие, также и «режим сам по себе способен оказывать воспитательное воздействие на заключенных», поскольку он в принудительной форме упорядочивает человеческую деятельность.

Следует отметить, что законодательное закрепление необходимости воспитательной работы в следственном изоляторе возлагает на него функции исправительного учреждения, а режим становится средством исправления, что не соответствует целям содержания под стражей в порядке меры пресечения.

А.В. Маслихин, выступая против перенесения на заключенных под стражу методов воспитательного воздействия, применяющихся в исправительных учреждениях, в качестве доказательства указывает на то, что лица, содержащиеся под стражей в качестве меры пресечения, находятся в своеобразном психическом состоянии ожидания решения своей судьбы, что не способствует эффективному восприятию какого-либо воспитательного воздействия. С этой точкой зрения трудно согласиться, поскольку, если администрация следственного изолятора не будет прививать навыки законопослушного поведения, преступный мир привьет свою субкультуру.

Особенно нуждаются в воспитательном воздействии несовершеннолетние заключенные под стражу, так как первые месяцы пребывания в следственном изоляторе определяют их дальнейшую жизнь в колонии и на свободе.

Евграфов А. П., Павленко Ю. П. К вопросу о регламентации свободного времени заключенных // Проблемы совершенствования законодательства, регулирующего исполнение наказания. М., 1981. Х918. С. 38.

См.: Беляев Н. А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно трудовых учреждениях. Ленинград, 1963. С. 116.

^ См.: Маслихин А. В. Следственный изолятор как место предварительного заключения. Рязань, 1976. С. 43.

- 26 При рассмотрении правового положения подозреваемого и обвиняемого необходимо обсудить проблему определения подхода к правовому регулированию положения лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Особую остроту эта дискуссия приобрела в последние годы в связи с провозглашением построения правового государства, основополагающим принципом правового регулирования которого является принцип общего дозволения, то есть «дозволено все, кроме...».

Н. А. Стручков критически относился к правомерности перенесения этого принципа в область правового регулирования исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, критикуя попытки его абсолютизации.

Критика основывалась на признании осужденного субъектом правоотношений, имеющим специальные права и обязанности, то есть специальным субъектом, и поэтому он «в первую очередь выполняет то, что ему предписано, почти вся его жизнь строго регламентирована установленным законом режимом. Только в пределах того, что не регламентировано, осужденный может вести себя так, как он хочет».. Режим при отбывании наказания в виде лишения свободы принуждает осужденного вести себя должным образом на протяжении всего срока отбывания наказания, оставляя для выбора вариантов поведения специальные промежутки времени, предусмотренные Правилами внутреннего распорядка. Однако и здесь, выбирая занятие для заполнения свободного времени, режим стоит преградой для возможного поведения, не разрешенного законом, начиная выполнять охранительную функцию. При отбывании наказания в виде лишения свободы в чистом виде не используется ни общедозволительный, ни разрешительный принцип, а происходит их смешение, комбинирование.

' См.: Алексеев С. С. Общая теория права. Курс в двух томах. Том 1. М., 1981. С.

299.

^ Стручков Н. А. Союзный закон об исполнении наказания // Сов. гос. и право. 1990.

Хо1.С.62.

- 27 В настоящее время законодательная регламентация правового положения лиц, содержащихся в следственных изоляторах, идет по пути «разрешительного» принципа, то есть в законе прямо перечисляются права лиц, содержащихся под стражей. Этот принцип предполагает реализацию лишь тех прав, которые прямо предусмотрены законом, исключая возможность расширительного толкования нормы закона. При нынешней конструкции Федерального закона применение этого принципа является единственно возможным, т.к. в законе не отражено понятие режима предварительного содержания под стражей.

При законодательной же регламентации режима предварительного содержания под стражей представляется возможным перейти к комплексному подходу определения правового положения подозреваемого и обвиняемого с приоритетом общедозволительного принципа, что будет согласовываться с принципом презумпции невиновности и позволит подозреваемому и обвиняемому более полно реализовывать свои законные права и интересы, не вступая при этом в противоречие с целями предварительного содержания под стражей.

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в главе второй определяет правовое положение лиц, заключенных под стражу при нахождении в местах предварительного заключения. Важнейшим элементом правового статуса подозреваемых и обвиняемых являются принадлежащие им права, поскольку в условиях изоляции законодательное закрепление правомочий способствует соблюдению законности в отношении указанных лиц. Ранее действующее Положение о предварительном заключении под стражу не имело полного перечня прав заключенных под стражу, соответствующих международным актам по обращению с лицами, подвергнутыми аресту.

Правовому положению лиц, заключенных под стражу, в Федеральном законе посвящена отдельная статья, в соответствии с требованиям которой - 28 «подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Они пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными настояш,им Федеральным законом и иными федеральными законами».

Федеральный закон определяет категории лиц, содержащихся в следственных изоляторах. В соответствии со статьей 2 данного Закона, в следственных изоляторах содержатся: подозреваемый - лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, а также лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения;

обвиняемый - лицо, в отношении которого в порядке, установленном уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого в совершении преступления;

подсудимый - лицо, обвиняемое в совершении преступления, уголовное дело в отношении которого принято к производству судом;

осужденный - лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу.

На законодательном уровне сведены воедино нормы о правилах содержания и ограничениях для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления в различных учреждениях правоохранительных органов, что определяет их права и обязанности исходя из их юридического статуса, а не содержания в конкретном учреждении органов внутренних дел (следственный изолятор, изолятор временного содержания, гауптвахта и др.).

Таким образом, режим оказывает свое явно выраженное влияние на правовое положение лиц в местах предварительного содержания под стражей, равно как и в исправительных учреждениях, формируя специфическую группу См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2759.

- 29 прав и обязанностей арестованных, вытекающих из «требований режима, правил внутреннего распорядка и повседневной жизни в местах предварительного заключения».

Рассматривая правовое положение заключенных под стражу, многие авторы отмечают, что его целиком пронизывает принцип презумпции невиновности. Однако, находясь в местах предварительного заключения под стражей, подозреваемые и обвиняемые не имеют возможности в неизменном виде осуществлять некоторые общегражданские права и обязанности. Поэтому учеными рассматриваются особенности их осуществления.

По степени влияния на них требований режима выделяют три группы общегражданских прав и обязанностей арестованных:

1) права и обязанности, не подверженные влиянию режима содержания, осуществление которых производится в полном объеме и неизменном виде;

2) не реализуемые в условиях следственного изолятора права и обязанности;

3) права и обязанности, осуществляемые в полном объеме, но в видоизмененной форме, продиктованной требованиями режима^.


Определенная часть прав и свобод, установленных нормами Главы Конституции Российской Федерации «Права и свободы человека и гражданина», может быть реализована в условиях содержания под стражей без каких-либо ограничений. К этой группе конституционных прав относятся:

равенство всех перед законом и судом, равенство прав мужчин и женщин (ст.

19), определение своей национальной принадлежности (ст. 26), свобода вероисповедания (ст. 28) и т.п. В рассматриваемом случае реализация того или иного права зависит от волеизъявления гражданина и никак не связана с пребыванием в следственном изоляторе.

' См.: Евграфов А. П., Даньшина Л. И., Малиновкин С. М. Правовое положение лиц, содержащихся под стражей в порядке применения меры пресечения. М., 1981. С. 9.

^ См.: Евграфов А. П., Даньшина Л. И., Малиновкин С. М. Указ. Соч. С.27.

- зо­ н е могут быть реализованы в следственном изоляторе в связи с самим фактом изоляции такие конституционные права и обязанности, как: право свободного передвижения по территории Российской Федерации (ст.27);

право на проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования (ст. 31);

обязанность по охране окружающей среды (ст. 58).

Интерес представляет третья группа конституционных прав и обязанностей, которые под влиянием режима содержания видоизменяются при реализации. Закон РФ «О средствах массовой информации» предусматривает право граждан на «оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц». Однако Правила внутреннего распорядка, «в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей», регламентируют получение периодической печати заключенными только через библиотеку следственного изолятора или путем приобретения через соответствующего сотрудника администрации. Такой порядок устанавливается для того, чтобы исключить возможность поступления к заключенным через периодическую печать какой-либо информации, выполненной тайнописью. Поскольку подозреваемый и обвиняемый не лишаются возможности получения периодической и иной печати, изменяется лишь порядок получения. Видоизменяется в следственном изоляторе также конституционное право граждан на свободный выбор рода деятельности и профессии (ст. 37 Конституции РФ), поскольку требования режима в этой части предполагают предоставление возможности трудиться только в пределах территории места предварительного заключения, что обусловлено самой сущностью предварительного заключения под стражу.

Конституционное право граждан участвовать в управлении делами ' См.: Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. Ст..38.

1992. №7.

- 31 государства путем выбора в органы государственной власти реализуется в следственном изоляторе следующим образом. Ст. 15 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» устанавливает норму, обязывающую участковую избирательную комиссию представить списки избирателей для всеобщего ознакомления, что не представляется возможным выполнить из-за требований изоляции как элемента режима. Поэтому в условиях следственного изолятора такое ознакомление возможно лишь по представлению списка избирателей в данную камеру. Порядок голосования в следственном изоляторе отличается от порядка голосования граждан на избирательных участках. Согласно требованиям Федерального Закона «О выборах» (ст. 58, часть 8), избиратель должен проставить в списке избирателей серию и номер своего паспорта или заменяющего его удостоверения личности. Поскольку при аресте паспорт и другие документы, удостоверяющие личность, изымаются и приобщаются к личному делу арестованного, вопрос об установлении личности каждого избирателя возлагается на администрацию следственного изолятора.

Конституция и иные законы не ограничивают избирательные права подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей. Однако их реализация в условиях изоляции и под воздействием режима следственного изолятора видоизменяется и принимает специфическую форму.

Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации»

предусматривает, что государство обеспечивает гражданам свободное проведение предвыборной агитации. Но, в связи с нахождением в месте предварительного содержания под стражей, ограничивается это право в отношении подозреваемого и обвиняемого, зарегистрированных кандидатами в депутаты. Имеются в виду права кандидатов в депутаты на предвыборную агитацию (право на совершение поездки по территории России, использование эфирного времени для выступления в средствах массовой информации и т.д.).

Подозреваемый и обвиняемый обязаны соблюдать порядок содержания - 32 под стражей, установленный Федеральным законом й Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов Министерства юстиции РФ.

Совокупность прав и обязанностей подозреваемого и обвиняемого, регулируемых Федеральным законом и Правилами внутреннего распорядка, является юридической базой для установления правил поведения подозреваемого и обвиняемого в следственных изоляторах и соответствующих режимных требований администрации. Так, при приеме-сдаче дежурств очередной сменой производится количественный подсчет лиц, содержащихся в камерах следственного изолятора. Значительное переполнение следственных изоляторов затрудняет подсчет подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в многоместных камерах. Поэтому сотрудники следственного изолятора в целях упрощения количественного подсчета вправе потребовать от подозреваемых и обвиняемых выйти из камеры и построиться в коридоре следственного изолятора. Подозреваемые и обвиняемые обязаны выполнить это требование.

Требования режима должны соблюдаться не только при нахождении подозреваемых и обвиняемых в камерах, но и при всех перемещениях внутри следственного изолятора, поэтому при движении под конвоем или в сопровождении сотрудников следственного изолятора заключенные под стражу обязаны держать руки назад.

В законе закреплено, с одной стороны, субъективное право подозреваемого и обвиняемого на личную безопасность, с другой стороны обязанность персонала обеспечить таковую в случае совершения ими умышленных действий, угрожающих собственной жизни и здоровью, а также жизни и здоровью других лиц (ст. 17 Федерального закона).

В CT.36 Федерального закона изложены основные обязанности подозреваемого и обвиняемого. В отдельных нормах эти обязанности уточняются (например, запрещение направлять письма, выполненные тайнописью). Обязанности иметь опрятный внешний вид, соблюдать требования гигиены и санитарии продиктованы заботой о сохранении - 33 здоровья подозреваемых и обвиняемых. Такие правила общеприняты в человеческом обществе. Уборка камер и других помещений следственного изолятора конкретизирует обязанность подозреваемых и обвиняемых о соблюдении требований гигиены и санитарии, установленный порядок очередности уборки согласуется с принципом равенства всех граждан перед законом. Это также преследует цель исключения возникновения массовых заболеваний.

На реализацию принципа уважения человеческого достоинства (ст. Федерального закона) направлен целый ряд норм Правил внутреннего распорядка, требующих от содержащихся под стражей вести себя определенным образом. К таковым относятся требования не совершать действий, унижающих достоинство сотрудников следственного изолятора, подозреваемых и обвиняемых, а также других лиц;

быть вежливыми между собой и в обращении с сотрудниками следственного изолятора;

обращаться к сотрудникам следственного изолятора на «Вы» и называть их «гражданин»

или «гражданка» и далее по званию или по должности, либо «гражданин начальник».

Режим содержания оказывает влияние на правовое положение, объем прав и обязанностей лиц, содержащихся под стражей в порядке применения меры пресечения. Поэтому правовое положение подозреваемого и обвиняемого представляется возможным определить как систему закрепленных нормами различных отраслей права прав, законных интересов и обязанностей с ограничениями, предусмотренными федеральным законодательством и режимом содержания под стражей, предоставляющим специальные права и устанавливающим специальные обязанности.

При внешнем сходстве правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственном изоляторе, с правовым положением лица, отбывающего уголовное наказание в виде лишения свободы, фактически имеются существенные отличия в их статусе. Под - 34 стражей в следственном изоляторе находятся лица, вина которых в совершении преступления не установлена судом, поэтому условия их содержания должны отличаться от условий содержания осужденных к лишению свободы, они должны соответствовать статусу не осужденного.

Правовое положение лиц, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы, определяется действующим законодательством и приговором суда.

При исполнении предварительного заключения под стражу режим содержания (подчиненный достижению целей предварительного заключения под стражу) служит инструментом осуществления общегражданских прав и обязанностей в условиях содержания под стражей. Не имея цели ограничивать те или иные права общегражданского статуса подозреваемого и обвиняемого, режим следственного изолятора видоизменяет их с тем, чтобы их осуществление не помешало достижению целей предварительного содержания под стражей.

Правовое положение подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей в следственном изоляторе, отвечает конституционно закрепленному принципу презумпции невиновности и соответствует требованиям уголовно процессуального законодательства, которое потерпело за последнее время значительные изменения и соответствует в целом международным стандартам.

Одним из основных международных нормативных актов, регламентирующих правовой статус подозреваемого и обвиняемого, являются Минимальные стандартные правила обращения с заключенными'.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными определяют:


подследственные заключенные считаются невиновными и с ними следует обращаться соответственно (ст. 84);

подследственных заключенных следует содержать отдельно от ' См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями августа 1955г. М., 1996. 23 с.

- 35 осужденных (ст. 85);

3) к содержащимся под стражей следует применять особый режим, более мягкий, чем режим исполнения уголовного наказания (ст. 84).

Известно, что именно в таком направлении решался этот вопрос в дореволюционной России. По этому же пути пошел законодатель при принятии Федерального закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления». В ст. Федерального закона указано: "Подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".

Приведение Федерального закона в соответствие с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными вытекает из тех обязательств, которые взял на себя СССР на Венской встрече в 1989г. по строгому соблюдению международных соглашений и договоренностей в области уважения человеческого достоинства и защиты прав человека, в том числе осужденного и подвергнутого аресту лица. Вступление России в Совет Европы требует принятия мер к гуманизации различных сфер отношений между гражданином и государством.

Реальность и гарантированность прав подозреваемого и обвиняемого позволяет повысить эффективность деятельности сотрудников мест содержания под стражей, обеспечить законность помещения и содержания в них подозреваемого и обвиняемого.

В юридической литературе охрана правового положения личности трактуется неоднозначно. Наиболее распространенным является рассмотрение этой проблемы через призму юридических гарантий прав, законных интересов и обязанностей личности, включающих в себя: меры надзора и контроля за См. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. С. 6.

- 36 правомерностью поведения субъектов права с целью выявления случаев правонарушений;

меры правовой защиты;

меры юридической ответственности;

меры пресечения и другие правоохранительные меры;

процессуальные формы охраны прав и обязанностей;

меры профилактики и предупреждения правонарушений.

Важное место в этой системе занимает нормативное закрепление правового положения лиц, заключенных под стражу, данное в ст. Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления».

Определение правового положения заключенного под стражу, исходя из его положения как гражданина государства, позволяет регулировать его права, обязанности и законные интересы общим законодательством России.

Например, гражданским законодательством регулируются имущественные и авторские права подозреваемого и обвиняемого.

Правовое положение подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей в следственных изоляторах, определяется рядом нормативных актов:

Конституцией Российской Федерации 1993 года;

Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» 1995 года;

Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов, утвержденных приказом МВД РФ №496 от 20.12.1995 года;

Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.

Из этого следует, что правовое положение подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, включает в себя три группы прав и обязанностей.

Первая группа содержит права, законные интересы и обязанности граждан Российской Федерации, предусмотренные Конституцией Российской ' См.: Селиверстов В. И. Международный контроль как средство охраны правового статуса лиц, отбывающих наказания // Правовые и организационные основы функционирования органов, исполняющих наказания. М., 1995. С.З.

- 37 Федерации 1993 года и другими Федеральными законами с ограничениями, вытекающими из статьи 6 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», где сказано, что «подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана предусмотренным Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Они пользуются правами и свободами и исполняют обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом».

Вторая группа прав и обязанностей подозреваемого и обвиняемого вытекает из правоотношений с органами дознания, предварительного следствия и суда, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.

Третья группа включает в себя права, законные интересы и обязанности арестованных во время их пребывания в следственном изоляторе, и регулируется она названным Федеральным законом и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов Уголовно-исполнительной системы Минюста России.

Каждая группа прав и обязанностей нуждается в самостоятельном рассмотрении.

Чтобы зафиксированные в Конституции Российской Федерации, законах и ведомственных правовых актах права и свободы не остались декларациями, они нуждаются в обеспечении экономическими, политическими и правовыми гарантиями. К юридическим гарантиям относят «всю систему действующих в государстве правовых норм, предусмотренных ими юридических средств, направленных на конкретизацию прав и обязанностей, определение порядка их реализации, защиты и т.д. Практическая реализация прав и свобод зависит от конкретной организационной деятельности государственных органов и общественных организаций. Эффективная организационная деятельность - 38 Министерства юстиции РФ и подчиненных ему следственных изоляторов является условием действенности всей системы гарантий прав и свобод подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу.

Подозреваемый и обвиняемый имеют возможность защитить свои права в судебных и следственных органах, обжаловать действия должностных лиц и требовать привлечения к ответственности виновных лиц. Возможность привлечь к ответственности нарушителей прав и законных интересов арестованных правовыми гарантиями, которые способствуют тому, чтобы в деятельности органов дознания, следствия и суда не допускалось необоснованное привлечение к ответственности и осуждение лиц, вина которых не установлена, чтобы к участникам процесса не применялись без достаточных оснований меры процессуального принуждения'.

С учетом изложенного понятие правового положения подозреваемого и обвиняемого, содержащихся под стражей в следственном изоляторе, можно определить как систему общегражданских прав и обязанностей, ограниченных федеральным законодательством и нормами режима следственного изолятора для решения задач уголовного судопроизводства.

§2. Общегражданские права и свободы подозреваемого и обвиняемого, заключенных под стражу.

В условиях построения правового государства наблюдается интенсивный процесс расширения прав и свобод личности. Правовое положение личности наполняется более глубоким юридическим содержанием.

Особенно это проявляется в развитии политических, экономических и личных прав и свобод граждан.

^ См.: Коврига 3. Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж, 1984. С.

162.

- 39 К основным правам граждан России относятся, прежде всего, политические права и свободы, закрепленные в Конституции Российской Федерации, которые сохраняются у лиц, заключенных под стражу в большом объеме. В соответствии со статьей 23 Закона «О гражданстве» за арестованными сохраняется гражданство Российской Федерации и ряд политических прав и свобод.

С принятием Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»^, Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов^ во многом устранились неясности в реализации политических прав и свобод, порождающие массу жалоб и конфликтов между арестованными и администрацией следственных изоляторов. В частности, четко определено, что лица, в отношении которых приговор суда не вступил в законную силу, не лишаются права избирать.

Прошедшие выборы в Государственную Думу в 1995 году, как показало изучение в Воронежской области, продемонстрировали, что 60% подозреваемых, обвиняемых и осужденных по не вступившим в законную силу приговорам приняли участие в избирательной кампании в следственных изоляторах. В выборах Президента Российской Федерации 12 июня 1996 года и 7 июля 1996 года проголосовали 90 % лиц, имеющих право голосовать в местах предварительного заключения под стражу Уголовно-исполнительной системы Воронежской области. Всё это свидетельствует о высокой избирательной активности лиц, изолированных от общества, но не признанных виновными в судебном порядке.

Само проведение избирательных кампаний в условиях следственных ' См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №6. Ст. 243.

^ См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №29. Ст. 2759.

^ См.: Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства Внутренних Дел РФ. Приказ МВД РФ от 20 декабря 1995. Российские вести, 1996. №48.

- 40 изоляторов имеет свои особенности, но не вызывает серьезных трудностей:

специальными отделами составляются алфавитные списки подозреваемых, обвиняемых и осужденных по не вступившим в законную силу приговорам, оборудуются филиалы избирательных участков в режимных корпусах с кабинами для голосования, куда выводятся арестованные. Это обеспечивает возможность каждому реализовать своё избирательное право.

Однако имеются определенные сложности в организации агитационной работы, в ознакомлении с биографиями кандидатов и их программами. Так как изоляция от общества подозреваемого и обвиняемого при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, лишает их возможности читать прессу в полном объеме и смотреть телевизионные выступления кандидатов и встречаться с ними. Поэтому избирательные комиссии различных уровней должны представлять объективную информацию по каждому кандидату с изложением их программ и биографий всем лицам, имеюш,им право голоса в следственных изоляторах. Радиотрансляционная сеть в ряде следственных изоляторов находится в полуразрушенном состоянии в связи с финансовыми трудностями, и прослушивание радиопередач не осуш,ествляется, но это не освобождает администрацию от обязанности довести всю необходимую информацию о кандидатах и о порядке проведения выборов.

В нормативных актах, определяющих правовое положение подозреваемых и обвиняемых, достаточно четко решен вопрос о реализации права на свободу совести. В режимных корпусах следственных изоляторов создаются церкви, где священнослужители отправляют обряды крещения, причастия с разрешения лица или органа, в чьем производстве находится уголовное дело в целях сохранения тайны следствия. Указанный порядок оказания духовной помощи подозреваемым и обвиняемым соответствует статье 28 Конституции РФ и целям применения заключения под стражу.

Арестованным разрешается получать в посылках и передачах и хранить у себя религиозную литературу, предметы религиозного культа !»ОССИЙСКАЯ ••••mnQvm индивидуального пользования, за исключением колюще-режущих, а также изделий из драгоценных металлов, камней, либо представляющих собой культурную или историческую ценность. Однако отправление религиозных обрядов в местах заключения под стражу не должно вести к нарушению Правил внутреннего распорядка, прав других арестованных. Согласно ст. Закона РФ «О свободе вероисповеданий»', администрация мест содержания под стражей обязана обеспечить реализацию права на свободу вероисповеданий путем предоставления помещений для совершения обрядов, содействовать в приглашении священнослужителей. Имеется Соглашение о сотрудничестве между Российской Православной Церковью и МВД РФ от августа 1996 года.

В российском обществе образовался вакуум в духовно-нравственном воздействии на граждан, в связи с этим воспитательная работа с подозреваемыми и обвиняемыми стала проводиться с помощью священнослужителей.

На практике администрация следственных изоляторов активно привлекает церковь к работе с лицами, содержащимися под стражей, восстанавливает церкви царских тюремных замков, отводит помещения в режимных корпусах советского периода для отправления обрядов. Основная масса арестованных является верующими, и встречи со священнослужителями благотворно влияют на их поведение в местах лишения свободы.

К числу политических прав и свобод относится право арестованных на подачу заявлений и жалоб в любые государственные органы и общественные организации. Осуществление этого права требует от работников следственных изоляторов, особенно воспитательных отделов, квалифицированной разъяснительной работы, т.к. много жалоб арестованными направляется в ' См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР и Съезда народных депутатов РСФСР.

1990.Хо21.Ст.240.

- 42 органы и организации, которые некомпетентны их рассматривать. Так, жалобы, адресованные в редакции журналов и газет, профсоюзные органы по вопросам необоснованного привлечения к уголовной ответственности удлиняют сроки их рассмотрения и ведут к ненужному бумаготворчеству.

Представители администрации должны объяснять существующий порядок подачи жалоб на меру пресечения, на формулировку обвинения и т.д.

Все это требует определенной юридической грамотности и увеличения штата сотрудников воспитательных отделов. Существующее положение, когда на пятьсот-семьсот арестованных имеется один инструктор по воспитательной работе, следует признать неудовлетворительным, не считая того, что большинство сотрудников этих отделов не имеет даже среднего специального юридического образования.

Действующие нормативные акты предусматривают создание необходимых условий для реализации права граждан на труд. В Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов предусмотрена возможность привлечения к труду подозреваемых и обвиняемых по их желанию при наличии соответствующих условий.

Эти положения Российских законов базируются на рекомендациях, изло­ женных в ст. 89 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными: «Подследственным заключенным всегда следует предоставлять возможность трудиться. Однако труд им в обязанность не вменяется. Если такой заключенный решает работать, его труд должен оплачиваться»^.

' См.: Федеральный закон «О содержании под стражей.:.». Ст. 27.

^См.: Правила... П.п. 11.1-11.4.

^ См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. М., 1996.

С.9.

- 43 Организация труда арестованных проводится только на территории следственных изоляторов, в камерах, в производственных мастерских со строгим соблюдением требований изоляции и раздельного размещения отдельных категорий: проходящих по одному уголовному делу, сотрудников правоохранительных органов, несовершеннолетних и т.д.

Лица, изъявившие желание трудиться, пишут заявление на имя начальника следственного изолятора, который принимает решение. На выполнение работ по хозяйственному обслуживанию могут привлекаться только арестованные, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Труд подозреваемого и обвиняемого оплачивается в соответствии с его количеством и качеством по действующим тарифным ставкам и окладам с перечислением заработной платы на лицевые счета.

Для привлечения к труду арестованных в следственных изоляторах может осуществляться собственная производственная деятельность в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Труд подозреваемых и обвиняемых организуется только на территории следственного изолятора в камерах, на производственных площадях мастерских и на ремонтно-строительных работах. Правила внутреннего распорядка устанавливают перечень мест, куда не допускаются для работы подозреваемые и обвиняемые: специальные отделы следственных изоляторов, фотолаборатории, радиотрансляционные узлы, работа, связанная с ремонтом и эксплуатацией инженерно-технических средств охраны, сигнализации и связи, всех видов транспортных средств и множительной аппаратуры.

При отсутствии в учреждении возможности трудиться подозреваемому или обвиняемому, ему даются соответствующие разъяснения. Администрация следственного изолятора должна изыскивать возможность для привлечения всех желающих подозреваемых и обвиняемых к труду (п.п. 11.1-11.4 § Правил).

Необходимо отметить, что проведение большей части времени в - 44 ожидании и бездействии отрицательно сказывается на здоровье, особенно на психическом состоянии арестованных, становится пыткой. Право на труд подозреваемого и обвиняемого, содержащихся в следственных изоляторе в настоящее время фактически не соблюдается.

Выходом из сложившейся ситуации видится в законодательном закреплении обязанности местных органов самоуправления оказывать содействие уголовно-исполнительной системе в осуществлении подозре­ ваемым и обвиняемым своего права на труд, выражающееся в предоставлении заказов для следственных изоляторов на выполнение тех или иных работ, хотя бы для обеспечения нужд самой уголовно-исполнительной системы и правоохранительных органов.

Подозреваемые и обвиняемые сохраняют конституционное право на охрану здоровья и обеспечиваются медицинской помощью в местах их временного содержания, а также в стационарах лечебных учреждений Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Нормы о медико-санитарном обеспечении включены в уголовно исполнительное законодательство для исполнения требований ст. Конституции РФ, устанавливающей право на охрану здоровья и медицинскую помощь каждого гражданина, что отражает требования Минимальных стандартных правил обращения с заключенными: «Каждого заключенного следует подвергать медицинскому осмотру при его принятии и затем по мере надобности, с тем, чтобы устанавливать, не болен ли он физически или умственно;

принимать необходимые меры;

изолировать заключенных, о которых можно предположить, что они страдают какой-либо инфекционной или заразной болезнью;

выявлять физические или умственные недостатки, могущие воспрепятствовать их перевоспитанию, и определять, какова их - 45 физическая способность к труду».

Лечебно-профилактическая работа в местах предварительного содержания под стражей направлена на предупреждение заболеваний подозреваемых и обвиняемых оказание необходимой медицинской помощи заболевшим. Медицинская помощь осуществляется как непосредственно в камерах следственных изоляторов, при ежедневных обходах фельдшеров, так и в специализированных кабинетах врачами различных профилей.

Особое значение приобретает борьба с туберкулезом, который процветает в местах лишения свободы из-за недостаточного питания, переполнения камер, антисанитарии, отсутствия медикаментов. Так, в следственном изоляторе г.Воронежа в 1988 году содержалось 8% больных туберкулезом от общего числа арестованных, а в 1998 году - 15 % больных.

Всего по России в следственных изоляторах содержится порядка 30 тысяч больных туберкулезом. «Заболеваемость туберкулезом в учреждениях исполнения наказаний в 43 раза превышает аналогичные показатели среди населения России в целом, а тенденция к его росту - в 4,3 раза выше среднепопуляционных показателей. С 1993 года продолжается постоянный рост, в среднем на 33 процента, поступления в следственные изоляторы больных активным туберкулезом. При этом число лиц, с впервые установленным диагнозом туберкулеза, увеличилось с 10 в 1992 году до процентов в 1995 году»^.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.