авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Волкова, Татьяна Николаевна

1. Проблемы отбывания наказания и ресоциализации

женщин^ осужденных к лишению

свободы

1.1. Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2002

Волкова, Татьяна Николаевна

Проблемы отбывания наказания и ресоциализации

женщин^ осужденных к лишению свободы [Электронный

ресурс]: Дис.... канд. юрид. наук

: 12.00.08 М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Уголовное право и криминология;

уголовно исполнительное право Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/02/0002/020002314.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Волкова, Татьяна Николаевна Проблемы отбывания наказания и ресоциализации женщин, осужденных к лишению свободы Москва Российская государственная библиотека, год (электронный текст).

(Г ^i g^-'iijwi МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

ВОЛКОВА ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА ПРОБЛЕМЫ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ И РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ ЖЕНЩИН, ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ Специальность - 12.00.08 - уголовное право, криминология и исправительно-трудовое право.

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 1995 г о д Диссертация выполнена на кафедре криминологии МОСКОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Научные руководители: Заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор В.Е.Эминов кандидат юридических наук, доцент А.А.Рябинин ПРОБЛЕМЫ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ И РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ ЖЕНЩИН, ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. Криминологическая характеристика преступности женщин.

§ 1. Исторический аспект изучения женской преступности.

§ 2. Криминологический аспект преступлений, совершен­ ных женщинами.

§ 3. Особенности личности женщины-преступницы.

§ 4. Причины и условия совершения преступлений женщинами.

ГЛАВА П. Проблемы исполнения наказания и применения мер воз­ действия к женщинам, отбывающим наказание в исправи­ тельно-трудовых колониях общего режима, и их ресоциали зации.

§ 1. Организационно-правовые вопросы исполнения наказа­ ния и применения мер воздействия.

§ 2. Роль межличностных отношений в среде осужденных и их влияние на достижение целей исправления.

§ 3. Подготовка к освобождению из ИТУ и ресоциализация осужденных женщин.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ:

Рост женской преступности в Российской Федерации представ­ ляет собой сегодня актуальную криминологическую проблему. В целом, ее удельный вес в общей совокупности преступлений остался на традиционно-устойчивом уровне - около 10-12 %. Вместе с тем, современная женская преступность характеризуется некоторыми но­ выми особенностями и чертами, требующими дополнительного анализа и осмысления.

Особо опасными тенденциями развития данного антисоциального явления являются рост рецидивных преступлений, совершаемых женщинами, а также снижение возраста, "омоложение" контингента преступниц. Количество впервые осужденных женщин (на 01.01. их было 10 тыс.638 человек) составляет только 51,8 % всего соста­ ва. Таким образом, почти каждая вторая осужденная (48,2 %) яв­ ляется рецидивисткой. Между тем, анализ рецидивной женской прес­ тупности свидетельствует о том, что главное место в ней занимают преступницы, судимые три раза и более, - их 31, 6 % от общего чис­ ла осужденных женщин;

в то время как двухкратно судимые состав­ ляют значительно меньшую долю - 16,6 %.

В структуре и динамике женской преступности следует конста­ тировать прирост ее насильственной и корыстно-насильственной части. За 1990-1994 гг. доля этих преступлений возросла более чем в 1,5 раза, особенно таких видов как умышленные убийства (в том числе детоубийства), разбои, грабежи с применением насилия, злостное хулиганство. Женщины все чаще становятся участницами преступных групп, лидерами в организации и исполнении тяжких преступлений.

Изучение проблем женской преступности, взаимосвязанное с анализом личности современных преступниц, а также причин и ус­ ловий, повлекших совершение деяний, основано диссертантом на ис­ следовании этих аспектов в исправительно-трудовых учреждениях для осужденных женщин.

По данным МВД РФ на 1 января 1995 года осужденные женщины, отбывающие наказание в исправительно-трудовых учреждениях, состав­ ляют 95,4 % общего количества осужденных женского пола. Из них 18 тыс.293 преступницы содержатся в исправительно-трудовых коло­ ниях общего режима, что составляет 89 % всего контингента осуж­ денных женщин и 93 % женщин, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Таким образом, актуальность научных исследований, прове­ денных в исправительно-трудовых колониях общего режима для осуж­ денных женщин, представляется несомненной и обоснованной.

Несмотря на то, что исправительно-трудовые колонии общего ре­ жима являются местом отбывания наказания в виде лишения свободы для подавляющего большинства осужденных женщин, в данных учреж­ дениях на сегодняшний день значительно ослаб превентивный потен­ циал в отношении женской преступности. Это связано как с объек­ тивными факторами экономического, правового характера, так и с субъективными - практическими нарушениями и ошибками администра­ ции ИТУ на местах.

Вопреки требованиям международных Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принципам уголовно-исполнитель­ ной политики нашего государства, в исправительно-трудовых учреж­ дениях общего режима для осужденных женщин содержатся все катего­ рии преступниц, кроме особо опасных рецидивисток и лиц, совершив­ ших особо опасные государственные преступления. Последние состав­ ляют всего лишь 7 % от общего количества осужденных к лишению свободы женщин, и отбывают наказание в колониях строгого режима.

Таким образом, среда колонии общего режима для женщин объединяет как впервые судимых женщин, так и неоднократно, совершивших прес­ тупления различной степени тяжести и направленности.

Данное положение свидетельствует о явном нарушении принципа дифференциации и индивидуализации в исполнении наказания, ведущее значение которого неоднократно подчеркивалось в работах видных теоретиков уголовного и исправительно-трудового права: Б.С.Утев екого, С.В.Познышева, Н.А.Стручкова, А.Л.Ременсона, И.И.Карпеца, А.С.Михлина, А.Е.Натышева, А.А.Рябинина, И.В.Шмарова, В.Ф.Пирож кова, П.Г.Пономарева, Г.А.Туманова, М.Г.Деткова и других ученых.

Отсутствие четкой дифференциации негативно сказывается на эффективности результатов применения наказания в виде лишения свободы;

ведет к росту криминогенности в среде ИТУ, нейтрализует положительную роль воспитательного воздействия персонала на осуж­ денных. Вместе с тем, пребывание в течение ряда лет преступниц различной степени криминогенной зараженности в одном исправитель­ но-трудовом учреждении способствует распространению отрицатель­ ных установок и ориентации среди осужденных, вызывает нервно психические заболевания у женщин, затрудняет процесс их ресоциа лизации. В конечном итоге, данные условия мешают процессу безбо­ лезненного возвращения осужденных женщин в обычную социальную среду и провоцируют рост рецидива совершаемых ими преступлений.

Исследованиям, проведенным в современных исправительно-тру­ довых учреждениях для женщин, предшествовало изучение автором исторических сведений о женской преступности, позволившее просле­ дить её возникновение как научной проблемы, проанализировать ос­ новные тенденции и закономерности развития, её структуру и дина­ мику.

В ходе исторического анализа женской преступности выявлены определенные устойчивые характеристики преступлений, совершаемых женщинами. Между тем, диссертантом уделено особое внимание специ­ фическим чертам женской преступности 1990-1994 гг. В частности, предпринята попытка криминологической характеристики современных детоубийств, совершаемых женщинами-матерями. Данные преступления сегодня отличаются повышенной степенью жестокости и все чаще направлены на детей более старшего, а не новорожденного, возрас­ та. Хотя удельный вес детоубийств не отличается большим числовым значением (примерно 1 % ), но его устойчивость, а также специфика мотивации и механизма преступлений свидетельствуют о повышенной криминологической и социальной опасности данного вида деяний.

Применяя традиционные методы криминологического описания жен­ ской преступности, а, в особенности, - типов личности осужденных женщин, диссертант использует новые дополнительные характеристики.

Среди совершивших насильственные преступления автор предлагает дифференцированное описание обороняющегося, зависимого, утверждаю­ щегося и мстительного типа женщин-преступниц. Подобная типология лежит и в основе характеристики группы корыстных преступниц. Ба­ зой проведенных исследований послужили данные исследования, соб­ ранные в результате научно-практической работы в женских ИТУ гг.Вологды, Ярославля, Самары, следственных отделах и народных судах гг.Мурманска, Архангельска, Петрозаводска.

В диссертации исследованы также некоторые актуальные аспекты практической реализации нововведений, связанных с изменениями в исправительно-трудовом законодательстве в соответствии с Законом РФ от 12 июня 1992 года и Законом РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" от июля 1993 г. В частности, проведен анализ положительных и отри­ цательных результатов реализации в деятельности женского ИТУ общего режима права осужденных на свободное вероисповедание, лич­ ную безопасность, права на отпуск, ношение свободной формы одеж ды и некоторых других. После указанных изменений в исправительно трудовом законодательстве, данная сфера уголовно-исполнительной проблематики еще не была подвергнута специальному научно-крими­ нологическому исследованию.

Одной из проблем исполнения наказания в отношении осужденных женщин, отбывающих его в местах лишения свободы, является женский гомосексуализм (лесбиянство, трибадия, сапфизм). Диссертантом предпринята попытка анализа криминологических последствий данного явления, с использованием анализа специальной криминологической, медицинской, художественно-публицистической литературы, подкреп­ ленного данными эмпирического исследования контингента лесбиянок в обычной социальной среде и отбывающих наказание в ИТУ.

Особое внимание в диссертации уделено проблеме ресоциализации осужденных женщин. Автор полагает, что процесс восстановления социального статуса личности (а именно это и включается в поня­ тие ресоциализации) начинается с первых дней пребывания в ИТУ, и состоит в психическом, психологическом и даже физическом изме­ нении осужденной.

Автор работы предлагает определенные законодательные и прак­ тические решения по оказанию социально-реабилитационной помощи осужденным. Как основной момент в организации государственной и общественной помощи осужденным в данном направлении диссертант предлагает создание Центра по ресоциализации осужденных, наделен­ ного специальной компетенцией в области социальной поддержки от­ бывающих наказание и освободившихся после него.

Изучение и анализ современной женской преступности и проблем отбывания ими наказания в виде лишения свободы проводились в соот­ ветствии поставленным диссертантом целям. Их система такова:

1) исследовать исторический и современный характер женской преступности, установить ее закономерности и выявить специфичес кие особенности;

2) охарактеризовать личность современной преступницы, а также причины и условия, повлекшие совершение преступлений;

3) проанализировать проблемы исполнения наказания в женских исправительно-трудовых колониях общего режима, учитывая практику применения законодательства 1992-1993 гг. в области исполнения уголовных наказаний;

4) разработать ряд конкретных предложений по усовершенствова­ нию отбывания наказания в виде лишения свободы осужденными женщи­ нами, а также в сфере их ресоциализации.

Наряду с вышеуказанными, одной из обобщающих целей была вне­ сение предложений законодательного характера, имеющих непосред­ ственное отношение к усовершенствованию системы исправительно-тру­ довых учреждений для женщин и исполнению наказания в отношении них.

В отношении вопроса о научной новизне исследования, проведен­ ного диссертантом, следует сказать, что криминологическому, уго­ ловно-правовому и уголовно-исполнительному анализу женской прес­ тупности уже были посвящены многие монографические и коллективные труды деятелей науки и практических работников исправительно-тру­ довой системы России.

Для доказательства научной новизны данной работы следует указать, что она объединила собой два тесно взаимосвязанных науч­ ных направления в области изучения и предупреждения женской прес­ тупности: криминологическое и пенитенциарное(уголовно-исполнитель­ ное). Такой подход позволил дать достаточно подробную характерис­ тику личности современной преступницы;

объяснить причины и условия механизма ее поведения;

проследить процесс восприятия лишения сво­ боды и результативность мер воспитательного воздействия, приме­ няемых к осужденным женщинам.

Таким образом, работа дает определенное представление о тен­ денциях и специфических чертах современной женской преступности, анализ которых, в сочетании с результатами практических исследо­ ваний в исправительно-трудовых учреждениях для женщин, позволяет сформулировать конкретные рекомендации и предложения в целях пре­ дупреждения роста преступлений, совершаемых женщинами, в особен­ ности, - их рецидивной доли.

Новизной отличается и анализ результатов практической реали­ зации последних изменений в исправительно-трудовом законодатель­ стве в связи с принятием Закона РФ "О внесении изменений и допол­ нений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 12 июня 1992 г. и Зако­ на РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы" от 21 июля 1993 г. На общем фоне гуманис­ тического и демократического начал новых изменений диссертант ус­ матривает ряд непродуманных и нецелесообразных нововведений, отме­ чает слабую гарантированность обеспечения некоторых прав и свобод осужденных.

Новое понимание процесса ресоциализации, предлагаемое диссер­ тантом, позволяет ее рассматривать как усвоение личностью осуж­ денной утраченных социально-полезных и ценных привычек, норм по­ ведения, осознание социальной опасности совершенного ею деяния и собственной социальной сущности.

Вместе с тем, для успешной ресоциализации необходимы меры воспитательно-реабилитационного характера со стороны персонала ИТУ, состоящие в учебно-профессиональной подготовке осужденных, помощи в сохранении социальных связей с близкими и родными, обес­ печении работой, сохранении жилья.

С точки зрения диссертанта, ресоциализация начинается с пер­ вых дней пребывания в ИТУ, а о результатах ее завершения следует судить не ранее чем через год после освобождения из мест лишения свободы, в целях общегосударственной системы реабилитации осужден­ ных, автор предлагает создать общегосударственный специальный Центр по ресоциализации, координирующий работу государственных и общественных организаций в данном направлении.

Материалы диссертационного исследования имеют практическую значимость и могут быть использованы в нескольких целях. Выводы, предложения и рекомендации, содержащиеся в работе, представляется целесообразным учесть при разработке новых изменений исправитель­ но-трудового законодательства и в процессе ведомственного нормо­ творчества в отношении осужденных женщин, отбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях.

Анализ проблем деятельности современного женского исправитель­ но-трудового учреждения является полезным в практической работе администрации и персонала учреждений и органов, исполняющих уго­ ловное наказание в виде лишения свободы.

Теоретический материал диссертационного исследования позво­ ляет использовать его в курсах лекций по криминологии и исправи­ тельно-трудовому праву как в высших, так и в средне-специальных юридических учебных заведениях.

Диссертационные исследования проводились на основе общенауч­ ных, специальных, системных и сравнительных методов анализа с ши­ роким использованием материалов исторического, социологического, криминологического, уголовно-правового и уголовно-исполнительного характера. Базой научных исследований послужил сбор и анализ теоретического и практического материала, посвященного проблемам женской преступности. Помимо изучения и анализа законодательных и иных нормативных актов, материалов специальных переписей 1970, 1979, 1989 годов, методика исследования включает в себя исполь­ зование конкретно-социологических методов сбора эмпирических ма­ териалов, а также метод сравнительного анализа. Сбор эмпирическо го материала осуществлялся путем анкетирования и бесед с осуж­ денными и подследственными преступницами (около 500 чел.), а также с представителями администрации и персоналом исправительно трудовых учреждений, следственных изоляторов, тюрем. В некоторых материалах работы использован практический опыт и архивы судебных органов, комиссий по делам несовершеннолетних гг.Мурманска, Петро­ заводска, Череповца, Вологды, Архангельска. Сравнительный анализ отбывания наказания осужденными мужчинами и женщинами в колониях общего режима во многом основан на наблюдениях диссертанта, имею­ щего опыт практической работы в исправительно-трудовом учрежде­ нии для осужденных мужчин.

Большая часть теоретических разработок и предложений, выноси­ мых на защиту, уже получила апробацию в публикациях и выступле­ ниях на научных конференциях. Материалы диссертационного исследо­ вания широко используются автором в лекциях и практических заня­ тиях по криминологии и исправительно-трудовому праву для студен­ тов Вологодского факультета Московской Государственной Юридической Академии.

Среди проблемных аспектов, предложенных диссертантом для научного обсуждения работниками пенитециарной системы, педаго­ гами, психиатрами, деятелями науки и культуры, следует выделить такие как "Разрушительная роль косвенного насилия в отношении осужденных" (выступление на научной конференции "Педагогика не­ насилия" в Московском Педагогическом университете, 1993 г.) и "Современные детоубийства" (выступление на международной научно практической конференции в Ростове-на-Дону, посвященной пробле­ мам серийных убийств и социальной агрессии, 1994 г.).

Результаты проведенных диссертантом научно-практических иссле­ дований позволяют сформулировать четыре группы предложений, вы­ носимых на защиту:

1. В соответствии с принципом дифференциации и индивидуали­ зации исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы необходимо усовершенствование системы женских исправительно-тру­ довых учреждений, включающее в себя либо создание новых видов колоний для рецидивисток и совершивших тяжкие преступления;

либо законодательным порядком отрегулировать создание требуемых усло­ вий в колониях общего режима.

2. Необходима законодательная регламентация норм содержания и условий отбывания наказания осужденными женщинами, учитывающая социальные, физиологические и иные особенности данного контин­ гента.

3. Необходим контрольно-аналитический механизм по реализации норм действующего исправительно-трудового законодательства в це­ лях стабилизации экономической обстановки в местах лишения свобо­ ды и обеспечения прав и свобод осужденных.

4. Следует разработать систему ресоциализации осужденных, предусматривающую всестороннюю помощь в сохранении и укреплении социальных связей в течение всего срока отбывания наказания и в адаптационный период после освобождения из ИТУ. Как один из ва­ риантов общегосударственной координации такой помощи предлагается образование Центра ресоциализации осужденных, объединяющий на государственной основе деятельность общественных, благотвори­ тельных и иных организаций.

Структура диссертации включает в себя введение, две главы, заключение и библиографию. Первая глава состоит из четырех па­ раграфов, вторая - из трех.

г л А в А I.

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ ЖЕНЩИН § 1. Исторический аспект изучения венской преступности.

Понятие преступления и характеристика личности преступника исторически изменялись, отражая господствующие в обществе пред­ ставления политического, научного, религиозного и мировоззренчес­ кого характера.

Для всех исторических периодов общественного развития харак­ терно выделение преступности женщин. Это связано с наличием в ней специфических особенностей, а также отличием криминологи­ ческих характеристик представительниц женского пола от преступ­ ников-мужчин.

Процесс отделения женской преступности документально просле­ живается уже на заре христианства и связан с деятельностью секты "манихеев" во главе с проповедником Манесом. Идея антагонизма добра и зла, их постоянной борьбы, в учении Манеса изменяет пер­ воначальную "духовную" сущность и получает материальное обоснова­ ние. В теории Манеса, зло отождествляется с дьяволом и его *) "земной агентурой - ведьмами и колдунами".

В обществе, где господствовало религиозное мировоззрение, по­ нятие преступления и преступника включалось в рамки теологических категорий, что внесло определенные условности и ограничения в изучение женской преступности, как и преступности вообще. Вместе с тем, дошедшие до нас источники древнего права свидетельствуют, что женщины-преступницы всегда подвергались особому общественному презрению и тяжким наказаниям со стороны государства. Показатель­ ным примером этого плана является период инквизиции. Не было См.Григулевич И.Р.История инквизиции (ХШ-ХХ вв.) М.,1976.0.169.

таких преступлений, которые не предписывались бы инквизицией колдунам, а в особенности - ведьмам. "Тут были и естествен­ ные бедствия - засуха, наводнения, град, падеж скота, бури, столь частые в средние века эпидемии чумы и других болезней, несчастные случаи, пожары, нераскрытые кражи, "порча", бесплодие, преждевременные роды и пр. и пр." ' Отсутствие четкого понятия преступления и его критериев, а также объективности в дифференциации виновных способствовало объединению преступниц мнимых и реальных в одну группу. На скамье подсудимых были равны убийца, задушившая своего новорожденного ребенка, - и оклеветанная соседями в "порче" невиновная женщина;

карманная воровка, которую знал весь город, - и молодая красавица, **) "сглазившая" беспутного мужа.

Борьба с преступностью такого рода породила своеобразное "руководство" по методике выявления преступников. Им послужил трактат "Молот ведьм", опубликованный в 1486 году Шпренгером и Крамером. Перечисляя главные признаки ведьм (преступниц, по мне­ нию авторов, наиболее опасных), они называют,в первую очередь, принадлежность лица к женскому полу. Причастность мужчин к ведь мовству отрицается, ибо сам Христос был мужчиной. Женщина же, якобы, изначально подвергнута греховным, низменным страстям, по­ рицаемым церковью и обществом. "Молот ведьм" представляет собой один из образцов "религиозно-научной теории превосходства мужчин, оправдывая, даже требуя, - преследования женщин как представите лей низшего, греховного и опасного класса инвалидов".

Григулевич И.Р. Указ.работа. С.163;

См.Валевский С Ю. Презумпция невиновности: исторический анализ.

С.-П.,1992 г. С.56;

М.Яковлев.Теория криминологии и социальная практика.М., 1985.С. Можно предположить, что подобная позиция в отношении повышен­ ной криминогенности женщин была связана с особыми чертами совер­ шаемых ими деяний: высокой долей умышленных убийств, в том числе детоубийств;

тяжких телесных повреждений;

содержанием притонов и занятием проституцией, которая традиционно сопровождала криминаль ное поведение женщин и считалась преступлением. *) Появление научно-статистических документальных материалов, посвященных проблемам женской преступности, связано с именем Кет ле и Герри. А.Кетле, изучая законы преступности, приходит к выво­ ду о том, что влечение к совершению преступления находится в зави­ симости от возраста, пола человека, его профессии, времени года и т.п. Он констатирует сравнительно малую долю преступлений, со­ вершаемых женщинами,среди общей их совокупности, объясняя это не столько физиологическими особенностями и слабостью женщин, как отрешенностью их от общественной жизни, ограниченностью общения кругом семьи и бременем семейных обязанностей, значительно сни­ жающими возможность использования тех прав и свобод, которые име­ ются у мужчин. По мнению Кетле, столь ограниченный правовой ста­ тус не может иметь следствием высокую криминальную активность.

Подобные объяснения женской преступности определяются социологи­ ческим направлением в теории причин преступности и доказывают право на существование и в современной криминологии.

В период XIX - начала XX веков получила распространение тео­ рия "нравственности", опиравшаяся в изучении женской преступности на основу особой глубокой нравственности женской натуры. Для дан­ ного этапа характерен криминологический подход односторонне ' См.Ю.М.Антонян.Преступность среди женщин.М.,1992г.С.188- См.А.М.Яковлев.Теория криминологии и социальная практика.

психологического объяснения женской преступности. Так, к при­ меру, Н.Зеланд пишет, что "сравнение душевных качеств полов прямо подтверждает необходимость меньшей преступности женщин, и если бы последнего не было, это оставалось бы великою пси *) холерической загадкой". Вместе с тем, подобный подход к изу­ чению данного круга проблем не давал достаточных аргументов для анализа преступлений, совершаемых женщинами, но не уступающих по тяжести мужским. Собственно, тот же Н.Зеланд в противоречии с первым суждением утверждает, что "жизнь, самая замкнутая и одно­ образная при самом ограниченном круге лиц, в известных случаях может привести к преступлению скорее, чем жизнь самая разнооб разная и кипучая".

Как видно, здесь уже нет иного объяснения преступлениям, совершенным женщинами, как с точки зрения объективной реальности.

Данный пример, как и последующий исторический анализ развития данной проблематики, показывает неоднозначность теоретических и практических подходов к рассмотрению причин и условий женской преступности, объяснению криминального поведения и личности прес­ тупницы. Как свидетельствуют исторические исследования, проблема всегда притягивала к себе как представителей социологического, так и приверженцев био-антропологического направления в кримино­ логии.

Большое место в научно-практическом изучении причин женской преступности занимают исследования Ч.Ломброзо и его последовате­ лей, являющихся представителями биологической (первоначально антропологической) школы. Ломброзо явился одним из первых ученых, построивших свои теоретические выводы на скурпулезном индивиду ' См.Н.Зеланд. Женская преступность. СПб.1809.С.112.

Указ.работа. С.156.

альном исследовании личности преступника, причем основное значе­ ние он придавал биологической "неполноценности", "недоразвитости" женщины в сравнении с мужчиной. Свои выводы ученый подтверждает данными измерений черепа, веса головного мозга, волос и др.

Между тем, в дальнейшем развитии и разъяснении своих положений ученый не оставался непоколебимым и под давлением критики изме­ нил отчасти свое направление. В последние годы работы Ломброзо признал значение общественной жизни в формировании причин прес тупности, но все-таки придавал этому второстепенное значение.

В дореволюционной России последователи ломброзианства пред­ ставляли собой центральную ветвь криминологии. Исследования прес­ тупности женщин проводились И.Я.Фоиницким, С.В.Познышевым, Ф.В.Чи­ жом, П.Н.Тарновской. Вместе с тем, российская плеяда ученых вно­ сит многие существенные изменения в традиционные постулаты Ломбро­ зо, отвергая некоторые его положения. К примеру, П.Н.Тарновская утверждала, что,хотя женщина-преступница физически и психически отличается от взятого за основу среднего нормального типа женщин той же расы и среды, нельзя на основании только анатомических дан­ ных или прирожденных нравственных отклонений считать человека преступником. В то же время, - считает она, - не исключена предрасположенность к совершению преступлений, когда имеют значе­ ние неблагоприятные условия жизни, воспитания, дурные примеры или случайности, легко преодолеваемые без нарушения нравственных запретов здоровым организмом, но представляющие препятствие для предрасположенного к преступлению человека.

Положив начало биологическому, а в частности, генетическому и психолого-психиатрическому исследованию преступности женщин.

См.Ван-Кан.Экономические факторы преступности.М.,1915,С.39;

' См.П.Н.Тарновская. Женщины-убийцы. СПб.1902.

теория Ломброзо и учения, ее продолжившие, несомненно внесли цен­ ный вклад в научное развитие данной проблемы. Однако, реальная статистика опровергла главное положение данных направлений кри­ минологии. Это касается той сравнительно небольшой, но устойчивой доли женских преступлений, которую они имеют в общей массе прес­ тупности, - в сравнении со значительно большим удельным весом женского населения, который во многих странах превышает мужской состав. Как пишет Г.Тард, обращаясь к представителям ломброзиан ства, - "женщины имеют поразительное сходство с врожденными прес­ тупниками, но это не мешает им быть в четыре раза менее склонными к совершению преступлений, чем мужчины, и я могу добавить - в че *) тыре раза более склонными к хорошему".

В процессе исторического изучения женской преступности тради­ ционно исследовались проблемы маргинальных явлений, связанных с ней, а, в частности, - проституции. В учении био-антропологичес кой школы тип преступницы и проститутки имеет одну природу. Так, Ч.Ломброзо утверждал, что проституция есть специфическая форма преступности женщин. Э.Ферри продолжает эту мысль, подчеркивая, что хотя женщина вносит незначительную лепту в общую преступность, она все же обнаруживает путем проституции признаки глубокого вы рождения, свойственного ее полу.

С точки зрения ученых данного направления науки, социальные условия играют роль лишь второстепенного фактора, своеобразного фона, служащего условием для реализации преступных женских наклон­ ностей. В одном случае, якобы, они выливаются в акт преступления.

' См.Г.Тард.Сравнительная преступность.М.,1907.С.58;

'См.Ч.Ломброзо,Э.Ферреро.Женщины-преступницы и проститутки.

Киев, 1903.С.12-35;

^См.Э.Ферри.Уголовная социология.4.1.СПБ,1910.С.И.

а в другом - занятие проституцией. Как меру профилактики прости­ туции и преступности в целом, ломброзианцы предлагают использо­ вать медицинское вмешательство, которому должно предшествовать *) клиническое наблюдение обвиняемой.

Развитие социологического направления в изучении проблем жен­ ской преступности наглядно представлено трудами М.Н.Гернета, ко­ торый, используя анализ статистики преступлений, совершаемых жен­ щинами за период XIX - начала XX веков, дал некоторые объяснения ее причин. Отмечая активный рост женской преступности в промышлен но-развитых странах, ученый констатирует ее зависимость от роли и положения женщины в обществе и общественной жизни. Как пример для подтверждения своих выводов, М.Н.Гернет сравнивает Балкан­ ские государства с их полной отчужденностью женщин от обществен­ ной жизни, где данный вид преступности имеет наименьшее значение, и Англию, где широкие права женщин способствуют росту женских преступлений.

Работы Гернета, обобщившие большой статистический материал по целому направлению в криминологических исследованиях, факти­ чески надолго остались последним вкладом в социологическое раз­ витие науки. После 1917 г. исследователи преступности оставили без внимания большинство проблем, разрабатываемых социологической школой уголовного права. Основное внимание советской криминологии сосредоточилось на изучении причин конкретного преступления.

Иллюзии, связанные с победой в революции, породили ошибочные убеждения в отсутствии социальных корней преступности в условиях социализма. Таким образом, закономерен был переход к изучению *) См.об этом в работе В.А.Серебряковой "Преступления,соверша­ емые женщинами". М., 1973. С.15;

См.М.Н.Гернет.Моральная статистика.М.,1922.

личности, которая, совершая преступление, порождает преступ кость.

В то же время, в 20-30 годы криминологическая наука обога­ тилась большим числом работ по проблемам причин отдельных видов преступлений и особенностям различных категорий преступников.

Тематика и содержание этих работ отвечали непосредственным запро­ сам практики борьбы с преступностью и были посвящены изучению наи­ более распространенных и опасных видов преступлений: убийств, хулиганства, растрат, половых посягательств, преступлений несо­ ' вершеннолетних.

Несмотря на то, что в основном женская преступность объяс­ нялась биологически, следует констатировать противоречие во взгля­ дах криминологов на эту проблему. Оно связано с необходимостью социологического обоснования природы преступности вообще, так как суть теории построения коммунизма состояла в социальных преобра­ зованиях, и по мере роста благосостояния людей и развития социа­ лизма в СССР данное негативное явление обрекалось на самоуничто­ жение. Таким образом, задача криминологов этапа укрепления совет­ ской власти была следующей: свидетельствовать и комментировать уменьшение количества преступлений во взаимосвязи с развитием социализма в государстве.

Хотя партия и правительство считали, что "положение женщины в Советской России является идеальным с точки зрения самых пере См.Л.О.Иванов,Л.В.Ильина. Пути и судьбы отечественной кримино­ логии М.,1991.0.221;

См.:Е.Тарновский Основные черты современной преступности.

(Административные вести.1925.,В.И.Куфаев.Детские убийства.

М., 1926.;

Т.Кремлева. Воры и воровки больших магазинов.

(Проблемы преступности.М.,1929);

С.Укше.Женщины - корыстные убийцы.(Проблемы преступности.М.,1926);

Н.Шестакова.Преступ­ ления против личности в деревне.(Проблемы преступности.М., 1926).

*) довых государств", - женская преступность значительно прогрес­ сировала. По данным статистики, ее показатели в 1926 году состав­ ляли одну пятую часть к мужской преступности. Это соотношение почти в два раза выше, чем сегодня.

Пытаясь найти оптимальное обоснование росту преступности женщин, учитывая и биологический, и социологический аспект, от­ дельные ученые предлагали комплексные варианты анализа. К приме­ ру, В.А.Внуков писал: "Данные биологии, как бы критически к ним не относиться, все же говорят о том непреложном факте, что в проявлении себя вовне женщина под влиянием определенного пресса, так сказать, физиологичнее мужчины. В своих реакциях она ближе к их физиологическим корням, чем к их психологической надстройке.

И несмотря на то, что в наших условиях направление действия соци­ ального пресса изменилось, остаточные явления еще настолько силь­ ны, что об изменении реакции женщины вообще говорить пока рано.

Прямо можно сказать, что "социология" гонит женщину в "биологию".

Отсюда - острота и напряженность в ее преступных действиях".

Отдельные работы в области изучения женской преступности основывались на медико-психиатрическом анализе личности преступ­ ниц. Учитывая некоторую односторонность подхода, следует отметить их значение для начала всестороннего исследования специфичных проблем женской преступности. Среди таких публикаций можно наз­ вать статьи В.С.Маньковского "Детоубийства", а также Е.К.Краснуш кина и Н.Г.Хазаковой "Два случая женщин убийц-гомосексуалисток", появившиеся в журнале "Преступник и преступность" в 1926 году;

труды Б.Змиева, Г.Ю.Маннса, Т.Д.Сергалова, В.А.Внукова, * ^ См.В.И.Ленин.Поли.собр.соч.Т.39.С. 201;

См.В.А.Серебрякова.Преступления,совершаемые женщинами.М., С.31;

См.В.А.Внуков.Женщины-убийцы.(Убийства и убийцы.М.1926.С.191. ) *) П.Люблинского.

Период 20-30 годов считается начальным периодом становления советской криминологии, проходившим в обстановке острых идеоло­ гических споров, в том числе криминологического характера. Как свидетельствуют работы ученых, наука на указанном этапе своего развития еще не имела четко выработанной позиции в отношении объяснения причин преступности в целом, в том числе и женской.

Так, учебник "Уголовное право" 1929 года в определении причин женской преступности приходит к выводу о том, что женская эман­ сипация и рост женской преступности в странах капитализма совер­ шаются одновременно и параллельно, а законы женской преступности, в целом, лежат вне их органических особенностей. Подобный подход в изучении криминологических проблем преступности среди женщин был явно неприемлем для развернувшейся в те годы уголов­ но-репрессивной политики государственной "верхушки". Во-первых, он не давал необходимого и четкого понимания источников "зла", борьба с которыми требовала должного обоснования карательным мерам по отношению к преступникам. Во-вторых, взаимосвязь роста женской преступности с социальным статусом женщины в обществе приводила к необходимости научного исследования произошедших после 1917 года перемен в социальной, психологической, нравствен­ ной и других сферах жизнедеятельности данного контингента населе­ ния, - что явно противоречило политическим целям партийного и государственного руководства.

*) См.Б.Змиев.Преступления в области половых отношений в горо­ де и деревне;

Г.Ю.Манне.Деревенские убийства и убийцы;

Т.Д.Сергалов.Пьяные драки в городе и деревне;

П.Люблинский.

Половые посягательства против детей.(Проблемы преступности.

М.,1927.Вып.2);

См.А.С.Трайнин.Уголовное право.Часть общая.Изд.МГУ.,1929.

С.161.

Критика научных подходов была использована государственными органами для прекращения научного поиска, и в середине 30-х годов криминологические исследования в нашей стране были останов лены почти на три десятилетия. *) Между тем, следует отдельно остановиться на отдельных осо­ бенностях структуры женской преступности, сформировавшейся к 1930 году. Этот анализ позволяет провести появившаяся в году статистика осужденных, сбором и изучением которой стал за­ ниматься специальный отдел при ЦСУ. Кроме того, в 1926 году была проведена Перепись осужденных в местах лишения свободы, данные которой также характеризуют женскую преступность тех лет.

В 20-30 годы качественная сторона женской преступности пред­ ставлена такими наиболее распространенными деяниями как сводни­ чество и притоносодержательство (67,9 %), оскорбление и клевета (55,1 % ), телесные повреждения, побои, самогоноварение, спекуля­ ция, растрата, взяточничество, убийство. Характерной чертой жен­ ской преступности становится насильственная ее часть, особенно совершение убийств. Так, в 1926 году доля мужчин, отбывающих уго­ ловное наказание за убийство, составляла 38,6 %, в то время как у женщин этот показатель превышал 46 %.

В целом, доля женщин в общем числе осужденных в 1926 году составляла по стране 12,4 %, что свидетельствует о высокой кри­ миногенной активности последних. В то же время, необходимо учи­ тывать превалирующее большинство женского состава населения их численность в этот период составляла почти 52 %.

См.Л.О.Иванов,Л.В.Ильина.Пути и судьбы отечественной криминологии.М.,199I.e.202;

См.В.А.Серебрякова.Преступления, совершаемые женщинами.

М.,1973. С.30-32.

К 1935 году процент женщин в общей структуре осужденных зна­ чительно снизился. Начиная с 1930 года он составляет около 10 %.

Однако по-прежнему в структуре женских преступлений преобладают почти все те же виды: сводничество и притоносодержательство (77,S^), оскорбление и клевета (58,8 % ), самогоноварение и шинкарство, *) а также убийства и телесные повреждения (20 % ).

В этот период женская преступность уже приобрела свои типич­ ные характеристики в плане структурных особенностей, состоящих в устойчивой доле корыстных преступлений (50 % и более), высоким удельным весом насильственной части (около 20 % ), представленной в основном таким видом как убийство.

Изучение женской преступности в период Великой Отечественной войны и послевоенные годы фактически не проводилось: сказались специфически тяжелые условия того времени. Между тем, некоторые данные свидетельствуют, что именно в эти годы женская преступность отличалась значительным ростом, а особенно, - в части корыстных преступлений. Так, с 1946 по 1952 годы число осужденных женщин составило более 30 % всех преступников, а качественную сторону совершенных ими деяний представляли хищения государственного, об­ щественного и личного имущества (32 % ), а также насильственные преступления, сохранившие устойчивую долю (около 20 процентов).

По-видимому, данное положение было связано с тем, что взрос­ лое мужское население находилось на фронте, а характер деятель­ ности женщин,оставшихся в тылу, определялся материально-производ­ ственной сферой.

*) См.В.А.Серебрякова.Указ.работа.С.33-34;

' См.В.А.Серебрякова.Указ.работа.С.30-36;

' См.В.А.Серебрякова.Указ.работа.С.30-36.

В 60-70 годы научные исследования в области женской преступ­ ности возобновляются. Этот этап возрождения криминологии связан с такими именами ученых как А.Б.Сахаров, А.М.Яковлев, В.Н.Тол­ кунова, М.И.Ковалев, С.В.Бородин и другие. Получает активное раз­ витие исправительно-трудовое право как самостоятельная отрасль научного знания. Его развитие было обусловлено трудами осново­ положников науки Б.С.Утевского, Н.А.Стручкова, О.С.Иоффе, М.Д.Шар городского, а также появившимися в 60-е годы работами И.М.Голо бородько, В.Е.Квашиса, И.А.Кирилловой, посвященными особенностям исправления и перевоспитания осужденных женщин.

В 70-80 годы в данном направлении научного исследования рабо­ тают Е.В.Середа, Ю.М.Антонян, Т.С.Петрова, И.В.Шмаров, А.СМихлин, В.А.Серебрякова, Л.Н.Меликишвили, Н.С.Лейкина, А.А.Габиани, Т.М.Явчуновская и другие криминологи и деятели пенитенциарной науки.

90-е годы связаны с исследованиями женских преступлений и лич­ ности преступниц, проводимых Ю.М.Антоняном, Е.В.Середой. На осно­ вании Всесоюзной переписи осужденных 1989 года, А.Т.Потемкиной дана социально-демографическая, уголовно-правовая и исправительно трудовая характеристика женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Эффективности результатов проводимого в 1990 1991 гг. эксперимента в женских колониях посвящены работы А.С.

Михлина. Правовые и организационные проблемы получили освещение *) в диссертационных исследованиях А.В.Чернышевой, В.А.Сушко.

А.В.Чернышева.Ресоциализация осужденных женщин, освобожден­ ных из исправительно-трудовых учреждений: правовые и орга­ низационные вопросы.Дисс.на соискание ученой степени К.Ю.Н.

Академия МВД СССР, 1991 г.;

В.А.Сушко. Совершенствование условий и порядка отбывания на­ казания в виде лишения свободы осужденными женщинами.Дисс.

на соискание ученой степени К.Ю.Н. ВНИИ МВД РФ.М.,1994 г.

Таким образом, изучение женской преступности имеет истори­ ческие корни и определенный научно-практический опыт. Вместе с тем, следует отметить, что в общем объеме исследований, посвя­ щенных проблемам преступности, доля изысканий в области женских преступлений и личности виновных сравнительно мала.

Это относится и к современному этапу развития криминологии и уголовно-исполнительного права как научной отрасли. Тан, науч­ ные работы, посвященные этой проблеме, появлялись разрозненно и, в основном, исследовали отдельные аспекты данной широкой темы.

Чрезмерная социологизация научных подходов в изучении преступ­ ности, негативно отразилась на своевременности освещения и ис­ следования таких проблем, как женская наркомания, алкоголизация, проституция, бродяжничество, в их тесной связи с криминальным поведением. Вакуум, создавшийся в систематическом изучении жен­ ской преступности на современном этапе, приостановил и разработку соответствующих методов воспитательной и профилактической работы с контингентом осужденных женщин, как отбывающих наказание в местах лишения свободы, так и адаптирующихся после освобождения из них.

Между тем, историческая, социальная и научная значимость ис­ следований женской преступности, ее причин и механизма очень велика, ибо "когда преступление совершает женщина, общество несет гораздо больший нравственный ущерб, чем когда это делает мужчи на..." ' Сама по себе, являясь "нравственной болезнью", преступ­ ность женщин провоцирует падение всей общественной нравственности и морали, негативно способствует росту подростковой преступности, обесценивает социальные институты брака, семьи и материнства.

Ю.М.Антонян.Преступность среди женщин.М.,1992.С.4.

Поэтому представляется важным показать своеобразие женской преступности, личности преступницы и причин совершения женщи­ нами преступления, а также предложить профилактические меры по борьбе с их преступным поведением.

§ 2. Криминологический аспект преступлений, совершенных женщинами.

Общая картина женской преступности в настоящее время носит разнородный характер. С одной стороны, ей свойственны историчес­ ки сложившиеся закономерности в динамике и структуре, но вместе с тем за последние 15 лет (1980-1995 гг.) появились новые специ­ фические черты и тенденции в ее развитии.

За указанный период динамика женской преступности в России носила волнообразный характер: доля преступлений, совершенных жен­ щинами, в общем их количестве колебалась от 13,8 до 32,8 %. Пик приходился на 1986-1987 годы. Стабилизация и некоторое снижение удельного веса женской преступности в период с 1988 по 1992 годы сменились затем активным ростом, особенно насильственной части.

Это свидетельствует о необходимости криминологического анализа истоков современной женской преступности с учетом изменившихся социальных и экономических условий и положения женщины в государ­ стве, обществе и семье.

Структура преступлений, совершаемых сегодня женщинами, в пер­ вую очередь представлена корыстными преступлениями. Их доля сос­ тавляет 40-45 % от общей массы. Наиболее распространены из них кражи имущества всех форм собственности - 27-30 %, большинство из которых совершается против собственности граждан. Значительное место занимают хищения государственного и общественного имущества путем растраты, присвоения или злоупотребления служебным положе нием, обман потребителей. Если представить рост корыстных преступлений в динамике, то по сравнению с 1975 годом, к 80-м годам количество преступниц, совершивших данные деяния, возросло ' См.Ю.М.Антонян. Преступность среди женщин.М.,1992.С. См.А.С.Михлин.Общая характеристика осужденных.М.,1991.0.20-23, более чем в полтора раза, а совершивших кражи имущества граждан увеличилось вдвое,*) ' Высокий удельный вес краж и хищений связан с преимуществен­ ной занятостью женщин в сферах торговли, общественного питания, обслуживания, распределения и хранения материальных ценностей.

Подавляющее большинство работников данных отраслей хозяйства исто­ рически было представлено женщинами, а начавшийся в 90-х годах период экономической нестабильности в государстве, повлекший ин­ фляцию, резкий скачок цен, безработицу, отмечен еще большим притоком женского населения в эти сферы.

В соответствии с указанными изменениями, контингент осужден­ ных женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы, также претерпел определенные изменения. Так, если в 70-е годы доля совершивших преступления корыстной направленности составляла 17-25 % общего числа осужденных женщин, то сегодня уже в отдель­ ных учреждениях находятся исключительно преступницы данного вида.

Характерной женской особенностью совершения таких деяний является использование доверия окружающих людей, в частности, при совершении краж. Как показывают исследования, мужчины такие кражи совершают редко. Чаще всего кражи путем использования до­ верия преступницы совершают после того, как познакомятся с буду­ щей жертвой на вокзале, в поезде, общественном транспорте, кинотеатрах и ресторанах. Или же с помощью обмана воровка прони­ кает в квартиру, где и совершает кражу.

' См.В.А.Серебрякова.Преступления, совершаемые женщинами.М.,1973.

С.78-79;

Н.И.Волошин,А.Т.Иванова,А.С.Михлин и др.Общая харак­ теристика осужденных.М.,1981.С.34.

^Так, в ИТК-15 г.Самары состав преступниц (около 700 человек) представлен только виновными в корыстных преступлениях.

Как показывают данные проведенных в ИТУ исследований, в пос­ ледние 2-3 года одним из распространенных становится вариант со­ вершения краж женщинами, которых мужчины приводят в свой дом с целью интимной близости. По причине нежелательной для мужчин ог­ ласки, эти кражи высоколатентны и в большинстве случаев остаются незарегистрированными органом внутренних дел. Почти каждая третья из осужденных женщин сознается в подобных преступлениях, причем далеко не всегда отбывающая наказание за преступление корыстного характера. В посягательствах на собственность сожителя, любовника и бывшего мужа при анонимном анкетировании признались женщины, совершившие убийство, хулиганство, осужденные за соучастие в из­ насиловании и другие виды преступных деяний. Таким образом, можно предположить, что корыстная направленность является типичной и характерной чертой женской преступности.


Женщины сравнительно редко совершают карманные кражи, причем такими воровками в основном являются коренные горожанки, либо жи­ тельницы таких населенных пунктов, где значительно широки контак­ ты между людьми, велик приток и отток населения (стройки, пригра­ ничные поселки и т.п.). По данным исследований, проведенных дис­ сертантом, а также других научно-практических материалов, только 10 % преступниц совершают кражи личного имущества граждан в сель *) скои местности, основное же место преступлении - город.

Характерно, что женщины, в отличие от мужчин, почти не совер­ шают краж из подвальных помещений, гаражей, сараев. Самый рас­ пространенный способ совершения краж женщинами - путем "свобод­ ного доступа" к предмету посягательства, он характерен для -) См.В.А.Серебрякова, В.Н.Зырянов. Корыстные преступления, совершаемые женщинами. М., 1990.С.10.

70,7 % случаев.*^ Взаимосвязь пьянства и алкоголизма с преступностью просле­ живается и в анализе совершения преступлений корыстной направлен­ ности, а не только насильственной, - как принято считать традици­ онно. Примерно 27 % преступниц данного вида при совершении пося­ гательства находились в нетрезвом состоянии, причем 15 % совер­ шили кражи имущества тех, с кем совместно распивали спиртные на­ питки. Многие из интервьюируемых осужденных, описывая соверше­ ние подобных преступлений, отмечают отсутствие четкого и осознан­ ного мотива содеянного, не могут вспомнить полный перечень укра­ денного. Данное обстоятельство подтверждает снижение самоконтро­ ля и объективной оценки происходящего в преступном поведении жен­ щины под воздействием алкоголя.

Относительно предмета краж можно отметить, что в 60-80 % случаев у женщин предметом преступного посягательства явились носильные вещи: у мужчин, для сравнения,-это констатировано лишь в 25 % краж личного имущества. Деньги похищаются женщинами вдвое чаще, чем мужчинами, а другие ценности - в четыре раза.

Женщины очень часто избирают предметом преступления предметы до­ машнего обихода - миксеры, кофемолки, электроутюги и т.п. - ко­ торые обычно не привлекают внимания преступников-мужчин. Инте­ ресен тот факт, что среди предметов, похищенных женщинами, почти не встречается мужских вещей, в то время как среди объектов хи­ щения мужчин можно встретить немало женских вещей. Некоторые ученые объясняют это тем, что мужчины чаще чем преступницы-жен­ щины имеют цель сбыта похищенного, в то время как последние обращают внимание на те предметы и вещи, которые могут быть ис •) Более 50 % всех краж среди женских, составляют квартирные;

12 % - кражи из общежитий, гостиниц, детских садов;

12,5 % гардеробов;

около 5 % - подъездов домов.

пользованы в личных целях. Данная точка зрения поддерживается диссертантом, но можно дополнить это объяснение и тем обстоя­ тельством, что красивые носильные женские вещи гораздо легче сбыть, причем именно женщинам, и преступницы это хорошо знают.

Женщины совершают много хозяйственных преступлений. Среди них следует выделить высокий удельный вес обмана потребителей, кото­ рый чаще всего совершается на предприятиях общественного пита­ ния (35 %), торговли (59 % ), сфере бытового обслуживания населе­ ния (6 % ). В четырех из пяти случаев эти преступления являются многоэпизодными, а их латентность чрезвычайно высока.

Наиболее высокого уровня участие женщин достигает в таком ви­ де преступлений, как хищение государственного и общественного иму­ щества путем присвоения или растраты, либо злоупотребления служеб­ ным положением. Хотя, по данным исследования, их количество нез­ начительно выше доли виновных в кражах, следует думать, что это не соответствует реальному положению дел. Результаты анонимного анкетирования осужденных женщин, ранее работавших в столовых, кафе, продовольственных магазинах, детских садах, а также мате­ риально ответственных лиц среди них, бухгалтеров, счетоводов, показали, что каждая вторая из них совершала данные преступления многократно, оставаясь безнаказанной по причине их латентности.

Характерной особенностью расхитительниц и воровок является то отличие, что если первые используют добытые преступным путем сред­ ства в основном на приобретение дорогих вещей, мебели, машин, квартир, - то последние (часто они являются пьяницами и бродя­ гами), пропивают и проедают украденное. Источники такого поведе­ ния лежат в личности преступниц, поэтому этот вопрос будет под­ робно рассмотрен в следующем разделе данной работы.

Среди преступлений женщин, связанных с их служебной деятель­ ностью, обращает на себя внимание взяточничество. Если ранее женщины в основном давали взятки, то сейчас увеличилась доля тех, кто берет взятки. По-видимому, этот факт связан с возросшей соци­ альной активностью женщин, а особенно в сферах управления. Боль­ шинство представительниц данного вида преступлений работали в таких областях, как распределение жилья, управление торговлей и общественным питанием, судах, прокуратурах, других органах внут­ ренних дел. Несмотря на то, что доля взяточниц в общей массе осужденных невелика - 2-4 % всех женщин, отбывающих наказание в исправительно-трудовых учреждениях, - отмечается тенденция роста количества преступниц данного вида. Характерным становится взяточ­ ничество среди женщин, являющихся должностными лицами и работни­ ками так называемой "бюджетной" сферы труда: врачей и преподава­ телей высших и средних учебных заведений. В качестве одного из объяснений появления и развития указанной тенденции, представля­ ется возможным отметить низкий уровень заработной платы и социаль­ ной защищенности данной категории служащих. Если положение работ­ ников здравоохранения, науки и просвещения не изменится в плане повышения их социального статуса, то можно спрогнозировать рост взяточничества вообще и совершаемого женщинами, в частности.

Особого внимания и анализа заслуживает насильственная и ко­ рыстно-насильственная преступность женщин. Как показывают данные исследований ВНИИ МВД России, каждая четвертая женщина, отбываю­ щая наказание в НТК, - виновна в насильственном преступлении. Из этих преступниц 46 % женщин убили или причинили тяжкие телесные повреждения своим мужьям, любовникам, сожителям;

33,7 % - род ственникам, друзьям, знакомым, соседям;

16 % - своим детям.

••) См.Середа Е.В.Личность женщины, впервые осужденной за тяжкие насильственные преступления,и их исправление и перевоспита­ ние в ИТК. Дисс.на соискание ученой степени К.Ю.Н. ВНИИ МВД СССР. 1983. С.72-75.

f Насильственная женская преступность растет более интенсивно, чем мужская. За 1985-1994 гг. ее динамика составила 5-7 %. Если сравнить данные по части насильственных и корыстно-насильствен­ ных преступлений, совершенных женщинами, с аналогичными показа­ телями мужского контингента осужденных, то отчетливо прослежива­ ется "равенство" по некоторым видам преступлений, а по отдельным женщины даже "опережают" мужчин. Так, доля совершивших умышлен­ ное убийство при отягчающих обстоятельствах и неосторожное убий­ ство, умышленные легкие телесные повреждения и побои, - примерно одна и та же у осужденных мужского и женского пола. Между тем, осужденных женщин, виновных в причинении умышленного тяжкого те­ лесного повреждения, в 6 раз больше, чем мужчин, почти в 3 раза больше - совершивших разбой, и на 50 % - осужденных за грабеж.

Фактически, каждое пятое преступление данного вида связано с семейно-бытовой сферой отношений. На почве бытовых конфликтов и скандалов наносится каждое восьмое тяжкое телесное повреждение, каждое пятое - повреждение средней тяжести и легкое телесное повреждение. Почти каждое шестое убийство, совершенное женщиной, происходит в быту или семье. Данные анкетирования и интервьюи­ рования женщин, отбывающих наказание в ИТК общего режима, пока­ зали, что 58 % осужденных считают косвенной причиной своего прес­ тупления неудовлетворительные отношения в семье, а среди со­ вершивших насильственные преступления этот показатель составляет 89 %.

В массе преступлений насильственного характера, совершенных женщинами, следует выделить детоубийства ввиду того, что данный вид преступлений характеризуется в настоящее время несколько иначе, чем ранее. Как отмечалось в § 1 данной работы, детоубий См.А.С.Михлин. Общая характеристика осужденных.1991.С.30.

ства являются традиционно женским преступлением, и этой теме были *) посвящены научные исследования ряда ученых. Между тем, опыт имеющихся криминологических исследований данной проблемы не позволяет полностью раскрыть природу и механизм совершения дето­ убийств в настоящее время.

Диссертантом были проведены исследования среди осужденных и подследственных преступниц, виновных в совершении данного деяния.

Основные аспекты изучения были направлены на выявление и анализ сравнительно новых особенностей детоубийств, совершаемых в послед­ ние 5 лет.

К изменениям, появившимся в характере данного вида преступле­ ний, можно отнести все чаще встречающиеся случаи посягательств на жизнь детей не новорожденных, а более старшего возраста, даже подросткового. В отличие от убийства новорожденного, которое объяснялось ранее во многом физиологическим и психическим состоя­ нием женщины в родовой и послеродовой периоды, - убийство детей более старшего возраста никак не связано с этими особенностями и требует новых методик в изучении его механизма.

В большинстве случаев (85-87 %) современные детоубийства не обоснованы причинами материальной несостоятельности женщины, совершившей данное преступление. Несмотря на то, что многие из них назвали одним из мотивов преступления "желание освободиться от материальных затрат", фактически у всех преступниц была реаль­ ная возможность воспитывать ребенка.

Следует отметить, что почти не встречаются такие причины дето­ убийств (в данном случае - новорожденных детей), как боязнь оглас­ ки, недоступность аборта и т.п. Такие причины называют только См.подробнее: М.Н.Гернет.Детоубийство.Социологическое и срав­ нительно-юридическое исследование.М.,1911;


Б.С.Маньковский.

Детоубийства(Убийства и убийцы) по ред.Краснушкина и др.М., 1928.С.262;

П.Н.Тарновская.Менщины-убийцы.СПб.,1902. и др.

осужденные - жительницы отдаленных сельских местностей с неболь­ шим количеством проживающего там населения. И все же, несмотря на изменившиеся социально-экономические условия, а также лояль­ ность общественного мировоззрения по отношению к абортам и воспи­ танию детей одной матерью, рост детоубийств констатируется ежегодно, а их характер отличается особой жестокостью.

Детей убивают варварскими способами: выбрасывают из окон поездов, автомашин, отравляют, оставляют одних в закрытых поме­ щениях без пищи и ухода на медленную смерть. Работники инспекций по делам несовершеннолетних отмечают, что резко снижается уро­ вень содержания детей в неблагополучных семьях, где они лишены элементарных жизненных условий, а зачастую даже проживают в под­ собных помещениях-подвалах, сараях, хлевах.

Характерно, что во многих случаях решающим моментом в механиз­ ме совершения преступления становится какое-либо незначительное происшествие, а иногда преступница вообще не способна объяснить содеянное. Ведущими мотивами детоубийств могут стать практически любые человеческие пороки: зависть, ревность, месть и т.п. Вели­ ка роль в преступлениях подобного рода мужчины-любовника, сожи­ теля, мужа. Формирование преступной мотивации у женщины порой связано с поведением мужчины в период, предшествующий убийству (например, его негативное отношение к будущему рождению ребенка в период беременности), либо на этапе кульминации (активное способствование избиению ребенка или одобрение этого, соучастие в убийстве).

Умышленное убийство матерью своего ребенка является актом специфическим и противоестественным, ибо оно направлено против законов сохранения и защиты жизни потомства, существующих в жи­ вой природе. Диссертант разделяет позицию Ю.м.Антоняна и В.В.Гуль дана, которые пишут, что проявление патологической жестокости матерей к детям близко к признаку серьезных нарушений психичес *) кого здоровья женщин. Несомненно, что безразличное отношение государства и общества к данной проблеме способно привести к необратимым криминальным и моральным последствиям в дальнейшем, утрате ценности детской жизни, разложении института материнства.

Чтобы этого не произошло, современным детоубийствам должны быть посвящены отдельные криминолого-психиатрические исследования, результатом которых будут выработанные на их основе меры профи­ лактики данного вида преступлений.

Следует констатировать, что возрастающее число убийств в Рос­ сии, в том числе детоубийств, имеет в своей основе причины не только индивидуального, но в первую очередь обще-социального ха­ рактера. Ежедневный поток информации о смерти людей в националь­ ных войнах, ничем не оправданной гибели гражданского населения в Чеченском конфликте, убийствах и изнасилованиях женщин и детей при ситуациях заложничества, террористических актах, - посте­ пенно вырабатывает у общей массы населения ощущение беззащитнос­ ти;

ведет к обесцениванию как своей, так и чужой жизни, порождает безразличие к боли и смертям своих соотечественников. Эти реак­ ции, в совокупности с возрастающим уровнем тревожности и психи­ ческого нездоровья населения, зачастую порождают скрытую агрес­ сию в виде ответных насильственных проявлений.

Кроме того, необходимо принять во внимание, что на женскую часть населения ложится еще более тяжкое бремя - ответственность за воспитание детей, обеспечение их необходимым питанием и одеж­ дой, сохранение их здоровья, обучение и многие другие обязанности.

Поэтому все последствия социально-экономической нестабильности, высокие цены, отсутствие возможности поместить ребенка в детское ' См.Ю.М.Антонян,В.В.Гульдан.Криминальная патология.М.,1991.С.114.

учреждение и многие другие объективные тяготы нашего времени, тяжким грузом ложатся в основном на женские "плечи", измождая физически и психически.

Таким образом, в отношении профилактики данного вида преступ­ лений можно сказать о первоначальной значимости стабилизации государственно-политической обстановки, повышении социального обеспечения материнства и детства, культурно-воспитательной рабо­ ты по укреплению статуса здоровой семьи, половой культуры, раз­ витию нравственности в общественных отношениях.

Вместе с тем, не следует избегать анализа отдельных сторон субъективно-жзнских причин, имеющих отношение к мерам профилак­ тики частного характера. Одна из их круга - проблема огромного количества абортов в нашей стране. По последним данным, 65,3 % всех беременностей в России заканчиваются этой операцией, причем уровень квалифицированного ее выполнения чрезвычайно низок 25 % материнской смертности приходится на долю абортов.

Криминологическое значение акта прерывания беременности медицинским путем состоит в том, что это, по существу, посяга­ тельство на жизнь ребенка, хотя юридически до начала родовой дея­ тельности он определяется понятием "плод". Каждая решившаяся на производство аборта женщина осознает этот факт и заставляет себя смириться с ним.

Как показывает выборочный опрос, большинство перенесших аборт женщин нормальной социальной среды переживают по этому поводу чувства вины, раскаяния, душевной боли, которые с течением вре­ мени порой не притупляются, а возрастают. Многие из них длитель­ ное время лечатся у невропатологов и психиатров по поводу появив­ шихся отклонений и заболеваний соответствующего характера.

Между тем, многократные операции данного вида приводят к выработке безразличия и жестокости, нравственной деградации жен щин, особенно тех, кто склонен к случайным половым связям, пьян­ ству, наркомании, проституции, бродяжничеству. "Облегчается" отношение таких матерей не только к потере будущего ребенка, но и к смерти реально существующего.

В данном плане, меры предупредительного характера должны быть законодательными и направлены на регламентацию института лишения материнских прав в отношении не только пьянствующих родителей, но и других категорий: жестоко обращающихся с детьми, оставляющими их без ухода и т.п. Затем, представляется необходимым упростить механизм передачи детей из неблагополучных семей на воспитание государству. Как показывает интервьюирование осужденных женщин, совершивших детоубийство, каждая третья из них боялась оформления документов на передачу ребенка в детское учреждение, а многие не знали, что это возможно. Учитывая то обстоятельство, что количест­ во бездетных семей возрастает с каждым годом, а вместе с тем усы­ новить ребенка чрезвычайно трудно (главным образом, по причине огромной "очереди" на детей, не имеющих родителей и находящихся в детских домах), - представляется вполне целесообразным законо­ дательным порядком облегчить механизм передачи детей на воспита­ ние государству теми родителями, которые не могут или не желают по каким-либо причинам их содержать.

Следует указать, что диссертант не ставил целью осветить всю качественную сторону женской преступности последних лет, поэтому в работе не даны характеристики некоторых видов деяний, совершае­ мых женщинами. Целью данного раздела был анализ появившихся срав­ нительно недавно специфических особенностей, свойственных не всем видам преступлений, а лишь их описанной части.

Данные характеристики структурных особенностей деяний, совер­ шенных женщинами, необходимы для углубленного изучения и анализа главного элемента преступного механизма - личности преступниц.

Объективные проявления криминального поведения, выразившиеся в акте преступления, всегда свидетельствуют о субъективно-личност­ ных изменениях и, в определенной мере, помогают их установить.

Поскольку исследования, посвященные теме данной работы, про­ водились в исправительно-трудовых учреждениях общего режима для осужденных женщин, то и анализ личностей преступниц в большинстве случаев представлен материалами анкетирования и интервьюирования этого контингента. Но, вместе с тем, автор широко использовал данные, полученные в других учреждениях: следственных изоляторах, архивах народных судов и прокуратур.

41 ЮСУ^тл-'- ^.

:

§ 3. Особенности личности женщины-преступницы.

Криминальное поведение, как и правомерное, в значительной мере обусловлено личностными решениями, принимаемыми индивидом в результате субъективного преломления определенных объективных воз­ действий. Вместе с тем, внутреннее содержание личности, ее субъек­ тивный мир - не являются результатом упрощенно-механического внед­ рения в ее создание многообразных внешних изменений. Это - итог индивидуально-внутренней работы самой личности, в процессе кото­ рой внешнее перерабатывается, осваивается и применяется ею в прак тическои деятельности. ' Таким образом, любая личность должна сочетать в себе как общесоциальные черты, так и особенные, которые связаны с половыми различиями субъектов и их индивидуальными признаками. Исследование личности женщин-преступниц имело целью характеристику и анализ тех черт осужденных, которые непосредственно имеют отношение к совершению преступления, то есть имеющих криминологическое значе­ ние.

Логика научного познания и актуальные потребности криминоло­ гических исследований вскрывают настоятельную необходимость типо­ логического подхода в изучении личности преступников, в том числе женщин. Как справедливо отмечает К.Е.Игошев, именно посредством типологизации создается своеобразная модель личности, поэтому установление соответствия конкретного лица этой модели должно свидетельствовать о его принадлежности к определенному типу лич ности.

*) См.Философский словарь.М.,1991.

См.К.Е.Игошев. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974.С.55.

Типологический подход позволяет исследовать природу, причи­ ны, закономерности зарождения и укоренения криминогенной направ­ ленности личности, и, в зависимости от типологических особеннос­ тей конкретных лиц, дифференцированно проводить исправительно воспитательную и профилактическую работу.

Проведенные диссертантом исследования среди осужденных жен­ щин, отбывающих наказание в ИТК общего режима, а также контин­ гента подследственных преступниц, позволили выявить достаточно устойчивые группы, объединенные общими типологическими особеннос­ тями. В основу изучения были положены два критерия исследований:

разделение преступниц по характеру и содержание мотивации;

а также их различие по глубине и устойчивости криминогенной нап равленности. *) Придерживаясь указанного направления в типологическом диффе­ ренцировании осужденных женщин, автор считает необходимым отме­ тить определенную "вариантивность" отдельных групп осужденных, не подпадающих под признаки описываемых типов полностью, имеющих "смежные" с соседствующими типами особенности и свойства.

По характеру и содержанию мотивации преступления особо выде­ ляется группа преступниц, характеризующихся негативно-пренебре­ жительным отношением к человеческой личности, ее важнейшим благам - жизни, здоровью, телесной и имущественной неприкосновенности.

К ним можно отнести приблизительно 80 % из тех, кто совершил убийства, тяжкие телесные повреждения, разбой, грабеж, хулиган­ ство, соучастие в изнасиловании. Критериями, позволяющими отнести преступниц к данному типу были как объективные, так и субъектив­ ные элементы: условия совершения деяния, отношение осужденной к деянию в момент причинения вреда и последствиям, а также учиты *) См.Учебник криминологии.М.,1988.С.100.

валось поведение потерпевшего (виктимность последнего, играющая немаловажную роль в формировании мотивации преступления).

По мнению диссертанта, данные критерии с достаточной долей репрезентативности позволили отделить преступниц с истинно криминогенной мотивацией от той категории, которую составляют совершившие преступление в состоянии аффекта, в результате слу­ чайного и тяжелого стечения обстоятельств, а также под влиянием виктимного поведения потерпевшего (провоцирующего, способствую­ щего). На взгляд автора, последние обстоятельства совершения прес­ тупления в значительной степени снижают достоверность типологи­ ческой характеристики преступниц вследствие их сильного психичес­ кого воздействия.

В целом, преступниц этой группы характеризует нейтральное, безразличное отношение к содеянному. Большинство из них не соглас­ ны с оценкой своего деяния как опасного, так как мотивируют по­ ведение своей жертвы также криминальным, либо вредным для себя.

Так, характерно, что осужденные за убийство считают жизнь убитого человека менее ценной, чем свою. Некоторые отмечают, что вновь пережив подобную ситуацию, они снова совершили бы данное преступ­ ление. Типичными чертами у данной категории преступниц являются завышенное самолюбие, подозрительность, агрессивность (часто скрытая от окружающих). Личностная самооценка может быть как завышенной, так и очень низкой - что бывает реже всего, к приме­ ру, у 3-5 % убийц. Высокая самооценка, оправдательное отношение к преступлению или безразличие к нему свойственны женщинам власт­ но-агрессивного типа поведения (жизненный принцип - "попробуй тронь!").

Данная категория осужденных представляет особую сложность в плане исправительно-воспитательного воздействия, особенно если они имеют повторную судимость.

Заниженная самооценка часто обнаруживается у женщин, также низко оценивающих чужую жизнь, как и свою: это бродяги, прости­ тутки, длительное время пьянствующие и нигде не работавшие до совершения преступления. Вообще, данному типу преступниц в це­ лом, свойственны черты нравственно-личностной деформации, состоя­ щие в искаженных ценностных ориентациях на базовые человеческие потребности, права и блага. Поскольку среди типов женщин, отли­ чающихся негативно-пренебрежительным отношением к личности, боль­ шинство совершили насильственные преступления, то целесообразно их также классифицировать определенным образом. В последнее вре­ мя, среди преступников, совершивших насильственные преступления, современные криминологические исследования позволяют применять разделение на такие типы как: обороняющийся, зависимый, утверждаю щиися и мстительный.

Обороняющийся тип хорошо известен в криминологии. Одним из наиболее распространенных мотивов совершения убийств и причине­ ния тяжких телесных повреждений является защита от возможной, чаще всего - не существующей агрессии со стороны окружающих.

Преступления такого рода - это своего рода субъективная защита от враждебных проявлений среды. Постоянное напряжение, поиск "врагов", провоцирование конфликтов, бурные реакции на неприят­ ные ситуации - особенности, представляющие криминогенную лич­ ность данного типа. Такими чертами преступниц можно объяснить многие тяжкие преступления женщин, совершенные, казалось бы, по незначительным поводам. В условиях ИТУ данная категория осужден­ ных проявляет те же черты поведения и характера: часто конфлик­ туют с другими осужденными по незначительным поводам, обращаются См.Л.А.Меликишвили. Типологические модели женщин-преступниц.

(Современная преступность: новые исследования.М.,1993.

С.136-137.

с жалобами администрации учреждения, требуя якобы попранной спра­ ведливости и законности в вопросах организации исполнения нака­ зания и т.п.

Зависимый тип личности преступниц характеризуется такими чер­ тами как неуверенность, низкая самооценка, и в то же время высокий уровень потребности в заботе, внимании. Человек, контакт с которым является для женщины этого типа самым главным в жизни, становится единственным смыслом жизни, необходимым условием су­ ществования. Страх потерять его, боязнь измены часто становятся одним из мотивов преступлений, совершаемых женщинами. В большин­ стве случаев, этот "человек" - мужчина: муж, любовник, сожитель и пр. Но не всегда - данные интервьюирования показали, что зави­ симость может быть связана с братом, отцом, матерью, ради кото *) рых совершается преступление,другими близкими людьми.

Следует констатировать, что зависимотсь как свойство характе­ ра является отличительной чертой женской натуры. Поэтому мужчины, которые обладают большей самостоятельностью, зачастую используют женщин в преступных целях. В подобных случаях женщины, пытаясь сохранить необходимую ей привязанность, совершают преступные по­ сягательства против других лиц. Этот аспект прослеживается уже у несовершеннолетних преступниц. К примеру, 45 % опрошенных несо­ вершеннолетних девушек, содержащихся в женском отделении след­ ственного изолятора г.Ярославля, признались, что преступление бы­ ло совершено либо по требованию или просьбе мужчины, либо совмест­ но с ним.

Научный интерес представляет тот факт, что нередко женщины "зависимого" типа совершают преступления и затем, чтобы прервать эту зависимость. Как показали исследования эмпирического харак Некоторые примеры такого характера содержатся в работе Ю.М.Ан тоняна и В.В.Гульдана "Криминальная патопсихология".М.,1991г.

тера, в семьях таких женщин отношения были неблагоприятными - от неприязни до драк и побоев. Особенности личностного склада не позволяли женщине найти выход из таких ситуаций, длящихся порой годами, и тогда неосознанным мотивом преступных действий стано­ вилось уничтожение психологической зависимости, реализованной и воплощенной в определенном человеке. Криминологические иссле­ дования многих ученых подтверждают распространенность убийств такого рода, причем теми женщинами, которые до их совершения характеризовались только положительно.

В отношении процесса исправительно-воспитательного воздейст­ вия чрезвычайно важно выяснить, к какому виду женщин "зависи­ мого" типа принадлежит осужденная. Если преступление совершено в интересах другого или из-за него (первый вариант данного типа), то велика опасность "вливания" данных преступниц в среду нега­ тивной направленности контингента ИТУ вследствие быстро устанав­ ливаемой над ними зависимости.

Если же отбывающая наказание женщина принадлежит ко второму указанному подтипу, то, как правило, особенных трудностей в вос­ питательной работе с ними не встречается, так как большинство из них признают свою вину и глубоко переживают случившееся.

Утверждающийся тип женщин-преступниц имеет свои специфические особенности. Утверждение в глазах окружающих, стремление повысить собственную уверенность являются одними из ведущих черт личности данных преступниц. В данном случае, возможна и полимотивность поведения: например, совокупность мотивов самоутверждения и обогащения. Кроме того, может произойти изменение мотивов в ходе ' См.П.С.Дагель.Вина потерпевшего в уголовном праве.(Сов.юсти­ ция.1967,№ 6);

Е.В.Середа.Использование личностных особеннос­ тей осужденных при их перевоспитании.М.,1985;

В.Минская.От­ ветственность потерпевшего за поведение,способствовавшее со­ вершению преступления.(Сов.юстиция.1979, № 14) и др.

совершения неоднократных преступлений. К примеру, если кража совершается впервые, она, возможно, направлена на разрешение проблем психологического характера. Если же это преступление со­ вершается неоднократно, то, в результате осознания женщиной материальных выгод, побуждения уже имеют корыстный характер.

Отбывая наказание в исправительно-трудовом учреждении, прес­ тупницы описанного типа стремятся выделиться из общей массы осужденных, заработать авторитет у окружающих. В зависимости от криминогенной устойчивости личности, данные осужденные могут стать как образцовыми, так и крайне отрицательными (обычно лиде­ рами) представителями среды отбывающих наказание женщин. Поэтому своевременное использование персоналом ИТУ комплекса "самоутвер­ ждения" у данной категории осужденных в полезных направлениях способно предупредить его негативное укрепление и развитие.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.