авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

vy vy

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Андреев, Игорь Вячеславович

1. Теоретико-правовые основы квалификации

преступлений

1.1. Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2003

Андреев, Ирорь Вячеславович

Теоретике-правовые основы квалификации

преступлений [Электронный ресурс]: Дис....

канд. юрид. наук

: 12.00.08.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/03/0344/030344027.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Андреев, Игорь Вячеславович Теоретико-правовые основы квалификации преступлений Тюмень 200 Российская государственная библиотека, год (электронный текст).

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ ТЮМЕНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ i

На правах рукописи

УДК 343.2+343.2/ tm Андреев Игорь Вячеславович ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ^ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук ш Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право.

Научный руководитель:

ьц^йд доктор юридических наук, профессор ||Щ Никонов В л а д и м и р Анатольевич Т ю м е н ь - ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ПОНЯТИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И §1. Понятие и виды квалификации преступлений /. §2. Состав преступления как законодательная модель квалифицируемого деяния fSOj Глава 2. КВАЛИФРЖАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК АЛГОРИТМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС I 'i §1. Предпосылки формализации квалификации преступлений §2. Понятие алгоритма квалификации, его основные свойства §3. Алгоритм и этапы квалификации преступлений §4. Возможности автоматизации процесса квалификации преступлений Глава 3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИ ОСОБЫХ ФОРМАХ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ §1. Квалификация неоконченной преступной деятельности L §2. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии §3. Квалификация при множественности преступлений §4. Квалификация при ошибке субъекта в действительных обстоятельствах совершения преступления ЗАКЛЮЧЕНИЕ Список использованной литературы «) ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. В значительной степени эффек ^ тивность уголовно-правовых норм наглядно проявляется при их реализа­ ции. Реально они применяются при решении двух основных задач - квали­ фикации преступлений и реализации уголовной ответственности. Причем, по критерию первичности во главе угла находится именно квалификация преступлений. Решение данной задачи являет собой и начало, и конец применения не только норм уголовного права, но и обусловливает реали­ зацию норм других отраслей права криминального цикла, а также проведе щ ние различных мероприятий в рамках расследования преступлений.

Имеюпщйся на первоначальном этапе дефицит информации, имеющей юридическое значение, заставляет задать вопрос, что необходимо выяс­ нить дополнительно (уголовно-правовой аспект), как получить, интере­ сующую нас информацию (криминалистический и оперативно-розыскной аспекты), каким образом полученную информацию закрепить, дабы она приобрела доказательственное значение (уголовно-процессуальный ас­ пект)'. После чего получаем итоговый результат-квалификацию.

То, что не выяснено, либо должным образом не закреплено, с точки зрения уголовного права не существует. Но без постановки и решения пер­ вичных уголовно-правовых вопросов, ставить дальнейшие не имеет смыс­ ла, да и зачастую просто невозможно.

Рост преступности в России давно уже стал притчей во языцех. Так, в 1985 г. было зарегистрировано 1 416 935 преступлений, выявлено 1 154 правонарушителей (81,5% к преступлениям), осуждено 837 310 преступни­ €) ков (51,9% к преступлениям и 72,5% к правонарушителям). А через десять ' См.: Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений (спецкурс).

Тюмень, 1996. С.5.

лет в 1995 г. было зарегистрировано 2 755 669 преступлений, выявлен так­ же 1 595 501 правонарушитель (57,9 % к преступлениям), а равно осуждено 1 035 807 преступников (37,6% к преступлениям и 64,9% к правонарушите­ лям)^.

Существенно возросла нагрузка на следователей, особенно следова­ телей органов внутренних дел. Учебные заведения МВД России были вы­ нуждены начать подготовку юристов средней квалификации (шестимесяч­ ные курсы) из лиц, имеющих высшее неюридическое образование и рабо­ тающих дознавателями, следователями.

Постоянное внимание вопросам квалификации преступлений уделя­ ется и со стороны Верховного Суда Российской Федерации, как в целом, так и по конкретным делам.

В такой ситуации общие теоретико-правовые проблемы квалифика­ ции преступлений становятся особенно актуальными. Конечно, нельзя ска­ зать, что ранее им не уделялось внимания. Достаточно обратиться к рабо­ там Ф.Г.Бурчака, Л.Д.Гаухмана, В.Н.Кудрявцева, Б.А.Куринова, Г.А.Левицкого, В.И.Малыхина, Б.А.Миренского, А.В.Наумова, А.С.Новиченко, В.А.Никонова, Р.А.Сабитова, Н.И.Свидлова, • Ю.Ю.Соковых, К.К.Сперанского, С.А.Тарарухина и др.

Ценность работ названных авторов трудно переоценить, но многие из них базируются на не действующем ныне уголовном законодательстве.

Претерпели изменения и теоретические воззрения. Кроме того, развитие науки нередко способствует интеграции различных областей знаний. В уголовном праве все чаще начинают использоваться количественные мето­ ды, информатика и кибернетика. Применение соответствующих методов требует специальной подготовки исследователя, но существенно облегчает См : Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С.431.

использование полученных результатов, в том числе и лицом, не имеющим узкоспециальных познаний.

На сегодняшний день ясно, что процедура квалификации преступле­ ний может быть в значительной степени формализована путем создания соответствующих алгоритмов.

Особое место принадлежит разработке общего (генерального) алго­ ритма квалификации. Хотя бы не в строго математическом его понимании, а в определении общих приемов квалификации преступлений для решения задач "в общем виде", детализировав их применительно к особым формам преступной деятельности: неоконченному преступлению, соучастию в пре­ ступлении, множественности преступлений и преступлению, при ошибке субъекта в действительных обстоятельствах его совершения.

Все это обусловило выбор и формулировку темы диссертации.

Цели и задачи исследования. Научная цель состояла в разработке теоретико-правовых основ общей теории квалификации преступлений, а также решение аналогичных вопросов применительно к особым формам преступной деятельности.

Прикладная цель заключалась в получении данных, позволяющих # обосновать место квалификации преступлений в процессе применения норм уголовного права, а также выработке рекомендаций по совершенст­ вованию уголовного законодательства и практики его применения приме­ нительно к унификации процесса квалификации и достижения истинности его результата.

Сформулированные цели обусловили необходимость решения сле­ дующих основных задач, нашедших свое отражение в структуре работы:

- определение и анализ содержания понятия "квалификация преступ­ лений", выделение его видов по критерию юридической значимости и субъекта квалификации;

- рассмотрение состава преступления как юридической основы ква­ лификации преступлений и законодательной модели квалифицируемого деяния;

- определение и анализ условий истинности квалификации преступ­ лений;

- исследование предпосылок формализации процесса квалификации преступлений;

- определение понятия общего алгоритма квалификации преступле­ ний, его основных свойств;

- разработка общего алгоритма квалификации преступлений и рас­ смотрение возможностей автоматизации данного процесса;

- совершенствование методики квалификации преступлений при осо­ бых формах преступной деятельности;

- определение путей совершенствования уголовного законодательст­ ва.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступа­ ют собственно теоретико-правовые основы квалификации преступлений, а также условия и факторы, оказывающие прямое или косвенное воздействие на истинность квалификации.

Предмет исследования составляют законодательство криминального цикла и практика его применения в части квалификации преступлений (деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда), поста­ новления Пленумов, а равно решения по конкретным дулам Верховных Судов СССР, Российской Федерации (РСФСР), решения других (ниже­ стоящих судов), правосознание субъектов официальной и неофициальной (прежде всего, доктринальной) квалификации преступлений.

Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертации составляют диалектические воззрения на процесс познания объективной действительности, реализуемые на базе системного подхода.

Исследование опирается на концептуальные положения теории права, нау­ ки уголовного права, криминологии, уголовного процесса в области харак­ теристики преступлений, их квалификации и закрепления полученных ре­ зультатов.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате документального анализа (в частности, контент-анализа) мате­ риалов судебно-следственной практики по Западно-Сибирскому региону за период 1997-1999 гг., материалов практики Верховного Суда Российской Федерации, опроса (интервьюирования, экспертного опроса) более 500 чел.

в той или иной степени связанных с процессом квалификации преступле­ ний (сотрудников органов дознания, следователей, судей, учащихся юри­ дических учебных заведений, преподавателей уголовного права).

Научная новизна исследования. В представленной работе впервые теоретико-правовые основы теории квалификации преступлений рассмат­ риваются через призму алгоритмического подхода. Разработан общий ал­ горитм квалификации преступлений, охарактеризованы особенности ква­ лификации неоконченного преступления, преступления, совершенного в соучастии, множественности преступлений, преступления, при ошибке субъекта в действительных обстоятельствах его совершения. Даны реко­ мендации по совершенствованию уголовного законодательства.

Положения, выносимые на защиту. Полученные в ходе исследова­ ния новые данные обусловили вынесение на защиту следующих положе­ ний:

1. Определение понятия квалификации преступлений в широком смысле слова (с.20 диссертации).

2. Определение понятия официальной квалификации преступлений (с.26 диссертации).

3. Общий (генеральный) алгоритм квалификации преступлений (с.81 84 диссертации).

4. Алгоритмы квалификации при особых формах преступной дея­ тельности (с. 126-128, 148-150,165-167, 168-170, 180-182).

5. Определения приготовления к преступлению и покушения на пре­ ступление;

правила квалификации неоконченного преступления (с. 117, диссертации).

6. Определения видов соучастников преступления;

правила квалифи­ кации их деяний при различных формах и видах соучастия (с. 138-139, 183 184 диссертации).

7. Определения множественности преступлений и ее форм;

правила квалификации при множественности преступлений и конкуренции уголов­ но-правовых норм (с. 159-160, 184-187 диссертации).

8. Определение ошибки;

правила квалификации при заблуждении лица относительно действительных обстоятельств преступления (с. 171-172, 185-187 диссертации).

Теоретическое значение исследования определяется разработкой теоретико-правовых основ общей теории квалификации преступлений, что является восполнением определенного пробела уголовно-правовой науки.

Формулировка в постановочном плане ряда смежных с другими отраслями знаний проблем может стимулировать их дальнейшую разработку (напри­ мер, в области криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельно­ сти, уголовного процесса и др.).

Практическая значимость исследования состоит в подготовке, вы­ текающих из его результатов, предложений по совершенствованию уго­ ловного законодательства и применения уголовно-правовых норм при ква­ лификации преступлений.

предложенные алгорвггмы квалификации преступлений могут при­ меняться в деятельности правоприменительных органов, в рамках служеб­ ной подготовки субъектов официальной квалификации, а также в учебном процессе юридических учебных заведений.

Апробация результатов исследования происходила в ходе обсуж­ дения основных выводов диссертации на различных научно-практических и научных форумах, их опубликовании, внедрении в практику деятельно­ сти отдельных территориальных органов внутренних дел Тюменской об­ ласти и учебно-воспитательный процесс.

Так, материалы исследования докладывались на научно практических конференциях (Челябинск, 1999 г., Тюмень, 1999-2000 гг.), обсуждались на кафедрах уголовного права, уголовно-правовой политики и научньгс основ квалификации преступлений Тюменского юридического института МВД России, внедрены в учебный процесс Тюменского госу­ дарственного университета. Тюменского международного института эко­ номики и права. Тюменского юридического института МВД России, Уд­ муртского государственного университета.

Предложения по совершенствованию уголовного законодательства направлены заинтересованным законодательным структурам.

Основные положения диссертации опубликованы в двух научных ра­ ботах (статья и учебное пособие) и препринте.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя десять параграфов, заключения и списка использован­ ной литературы.

Глава 1. ПОНЯТИЕ И ЮРВДИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ §1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ I. Для уяснения роли и места того или иного явления в системе зна­ ний необходимо, прежде всего, определить его понятие. В литературе справедливо отмечалось, что создание необходимого понятийно категориального аппарата является краеугольным камнем, элементом ме­ тодологии любой научной дисциплины, что особенно важно для юриспру­ денции, где каждый термин должен трактоваться однозначно и адекватно отражать объективную реальность^. Даже само мышление нередко опреде­ ляется как "понятийное отражение действительности"^.

Крайне важно, что любое понятие имеет достаточно жестко задан­ ную структуру и определяется в соответствии с выработанными в логике (прежде всего, формальной) правилами. В частности существует символи­ ческое выражение содержания любого понятия, которое отображается формулой:

JV = АаЬс... п, где А - родовой признак, а, Ь, с,... п - признаки видового отличия.

Кроме того, отражаемые в понятии признаки должны быть сущест­ венными, то есть быть проявлением сущности определяемого пpeдмeтa^ Таким образом, из приведенной выще логической формулы ясно, что понятие указывает на существенные общие признаки, которые принадле См.: Никонов В.А. Эффективность общепредупредительного воздействия уго­ ловного наказания (теоретико-методологическое исследование). М.-Тюмень, 1994. С.7.

^ СвинцовВ.И. Логика. М., 1987. С.34.

' См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С.495.

жат всем предметам исследуемого класса, а также на отличительные при­ знаки, позволяющие выделить явление из совокупности однородных. По данным правилам дается, в частности, классическое определение: через род и видовое отличие (предметы определяемого понятия вводятся в объем более широкого понятия) ^ Понятие квалификации преступлений занимает в уголовном праве весьма специфическое положение. С одной стороны, указывается, что это "одно из важнейших понятий науки уголовного права, широко применяе­ мое в практической деятельности органов юстиции"^. Но известно также определенное соотношение между явлением, понятием и термином (сло­ вом). Каждое явление действительности отражается в мышлении понятием, а в речи - словом.

Так вот, словосочетание "квалификация преступлений" в уголовном законодательстве не встречается. Хотя практически весь уголовный закон подчинен разрешению проблем квалификации преступлений и назначения наказания. Последним вопросам, кстати, повезло больше - им посвящена одноименная глава 10 Общей части Уголовного кодекса Российской Феде­ рации. Относительно же квалификации законодатель предпочитает исполь­ зовать термин "ответственность". Так, например, обратившись к статье УК России мы, в частности, узнаем, что ''Уголовная ответственность (вы­ делено мною - А.И.) организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей ответственность за совершенное преступ­ ление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением слу­ чаев, когда они одновременно являлись исполнителями преступления".

Видимо, излишне говорить о том, что действия лица могут быть оп­ ределенным образом квалифицированы, но от уголовной ответственности ^ См.: Краткий словарь по логике. М., 1991. С.131.

^ Кудрявщв В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С.4.

оно может быть освобождено. То есть, неуместная, но, в некоторой степе­ ни присущая нашему уголовному законодательству синонимия в данном случае отсутствует. Здесь нет даже полисемии. Имеет место просто непра­ вильное употребление термина "ответственность".

В отличие от законодателя, ученые-юристы уделили понятию квали­ фикации преступлений значительно больше внимания. С учетом сказанно­ го выше, рассмотрим основные позиции.

II. Практически всеми авторами подчеркивается, что понятие квали­ фикации преступлений употребляется в теории и практике в двух значени­ ях:

а) как процесс, деятельность по установлению в деянии лица призна­ ков того или иного преступления;

б) как результат этого процесса (деятельности) - соответствующим образом закрепленная уголовно-правовая оценка деяния'.

В то же время, термин "квалификация" не является сугубо уголовно правовым. Данное слово пришло из латинского языка, где qualis - качество, а qualificare - определять, устанавливать качество. То есть, квалифициро­ вать - это значит установить принадлежность чего-либо к какому-либо классу объектов. Либо, в еще более широком понимании, "оценить ( ивать), определить (-лять) каким-н. образом"^.

Применительно же к уголовному праву, наиболее общее определе­ ние, видимо, дал А.А.Герцензон: "Квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того ' См., например: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С.5;

Куриное Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С.7;

Никонов В.А. Научные основы квалифика­ ции преступлений (спецкурс). Тюмень, 1996. С. 12.

^ Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1984. С.241.

или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом"^.

В дальнейшем подобное определение было воспринято и некоторыми дру­ гими авторами^.

Что в приведенном и других подобных определениях представляется нуждающимся в уточнении? Прежде всего, представляется неудачным сло­ восочетание "установление соответствия". Дело в том, что соответствие имеет степени. Может быть, например, полное соответствие или неполное соответствие^. Естественно, нас интересует последнее, для обозначения которого существует термин, имеющий в математике и естественном языке одно и то же смысловое содержание - "тождество", то есть точное соответ­ ствие'*.

Также не совсем правильно говорить о соответствии тому или иному составу преступления. Раз речь идет о конкретном деянии, то установить его тождество можно только в отношении конкретного же состава престу­ пления, указание на предусмотренность которого уголовным законом представляется излишней, ибо вне уголовного закона состав преступления не существует. Лучше говорить об уголовно-правовой норме.

Наиболее распространенным на сегодняшний день является опреде­ ление квалификации преступлений, данное В.Н.Кудрявцевым. Иногда его даже называют классическим определением квалификации преступлений^:

^ Герцензон А.А. Квалификация преступления, М., 1947. С. ^ См., например: Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 141;

Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть). Омск, 1998. С.87.

' См.: Ожегов СИ. Указ, соч. С.665.

См.: Малыхын В.И. Квалификация преступлений. Теоретические вопросы.

Куйбышев, 1987. Сб.

' См., например: Уголовное право России. В 2-х томах, Т.1. Общая часть. М., 1998, С,326, "...установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой"^.

Не возражая гфотив приведенного определения в принципе, хотелось бы все-таки указать на некоторую его "зауженность", поскольку установ­ ление и юридическое закрепление названных выше признаков характерно только для конкретного вида квалификации, а именно - квалификации официальной (легальной), осуществляемой лицами и органами, обладаю­ щими специальными полномочиями.

Встречаются и определения квалификации преступлений в узком смысле слова и другого рода. Так, например, Г.П.Новоселов, обратив вни­ мание на важность нахождения конкретной статьи (или статей) уголовного закона, дает следующую дефиницию искомого понятия - это "определение конкретной статьи УК (в необходимых случаях - статей УК, их части, пункта), которую с позиций действующего уголовного законодательства следует применить при решении вопросов преступности и наказуемости данного деяния"^.

Действительно, поиск уголовно-правовой нормы - задача архислож­ ная, но она не может составлять сущность квалификации преступлений од­ новременно как процесса, так и его результата. Еще более зауживает дефи­ ницию указание на определение соответствующей статьи (статей) с пози­ ций действующего законодательства, если вспомнить о явлении, именуе­ мом "переживание уголовного закона". Так, Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. нельзя назвать действующим, но преступность и наказуемость дея­ ний, совершенных до 1 января 1997 г. (за известными исключениями) оп­ ределяются именно им.

* Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 5.

^ Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С.20.

и, наконец, есть позиция, согласно которой следует говорить не о квалификации преступлений, а о квалификации уголовно-правовых дея ний\ В соответствии с этим выделяют позитивную (установление в деянии состава преступления) и негативную (установление отсутствия в деянии состава преступления) квалификации^.

Думается, все-таки, что основное предназначение (цель) квалифика­ ции - отнести деяние к множеству преступлений. Все остальные деяния яв­ ляются иепреступлениями и с позиции уголовного права нейтральны. От­ носить уголовно ненаказуемые действие или бездействие к этому своеоб­ разному множеству вряд ли имеет смысл, так как придется констатировать "наличие отсутствия" интересующих нас признаков.

III. Обобщая изложенное, попробуем определить понятие "квалификация преступлений" в широком смысле слова. Представляется, что родовым признаком выступает уголовно-правовая оценка. В самом де­ ле, данный термин охватывает и процесс, и результат соответствующего процесса (установления качества, отнесения к определенному классу).

Причем, имеет место не просто оценка, а именно оценка уголовно правовая.

Немаловажным вопросом является, что конкретно подлежит оценке при квалификации преступлений (первый видовой признак). Уже упомина­ лось, что в юридической литературе наиболее распространенным является термин "деяние". В.А.Никонов употребил термин "событие"^. И то, и дру­ гое слово представляются недостаточно удачными. Оба они представляют См.: Сабитов Р.А. Квалификация уголовно-правовых деяний. Челябинск, 1998.

С.5.

^ См.: Благов Е.В. Основы применения уголовного права. Ярославль, 1992. С.24;

ЧерданцевЛ.Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск, 1972. С.59.

' См.: Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений. С. 13.

собой достаточно строго определенные юридические термины. Так, по­ следний являет разновидность юридического факта, возникающего помимо воли человека. Отсюда ясно, что если будет установлено, что имеет место событие, то процесс квалификации следует прекратить.

Не более удачен и термин "деяние". Справедливости ради, нужно отметить его довольно широкое использование законодателем. Например, статья 8 "Основание уголовной ответственности" УК России гласит:

"Основанием уголовной ответственности является совершение дея­ ния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом".

На алогичность данного утверждения привычно не обращают внима­ ния, хотя она очевидна. Деяние (действие или бездействие) - это признак объективной стороны состава преступления, откуда с неизбежностью сле­ дует, что один признак одного элемента целого (деяние) не может содер­ жать все признаки всех элементов этого же целого (состава преступления).

Так что же оценивается при квалификации преступлений? Наилуч­ шим представляется понятие '""поведение индивида^\ Поведением именуют присущее всем живым существам взаимодействие с окружающей средой, включающее их внешнюю (двигательную) и внутреннюю (психическую) активность \ Индивид же является человеком, представителем вида Homo sapiens, единством врожденного и приобретенного^. Таким образом, пред­ ложенное словосочетание охватывает собой такие элементы состава пре­ ступления, как субъект, субъективная сторона и объективная сторона, чего вполне достаточно, так как объект существует несколько изолированно.

Оставшиеся видовые признаки связаны с целью квалификации имен­ но преступления. Поведение индивида интересует нас не само по себе, а с ' См.: Психология. Словарь. М., 1990. С.276.

^ Там же. С. 135.

точки зрения значимости для уголовного права. Поэтому необходимо вы­ явить уголовно значимые признаки (остальные для квалификации преступ­ ления незначимы).

Уголовно-правовая значимость признаков тесно связана с определе­ нием уголовного закона и его структурных элементов, подлежащих при­ менению. Это касается уголовного закона в целом и статьи или статей Об­ щей и Особенной частей уголовного законодательства, а при необходимо­ сти - частей, пунктов и примечаний к соответствующим статьям, где опи­ сывается состав интересующего нас преступления.

Иногда содеянное в один и тот же промежуток времени может ква­ лифицироваться по разным уголовным законам. Так, Верховным судом Республики Татарстан 6 августа 1993 г. Кашапов был осужден по ч.4 ст. УК РСФСР за соверщенное 10 сентября 1992 г. изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, выразившиеся в неизгладимом обезображении лица.

В связи с введением в действие 1 января 1997 г. УК РФ, с учетом об­ ратной силы нового уголовного закона, действия осужденного Кашапова были переквалифицированы с ч.4 ст. 117 УК РСФСР на ч.1 ст. 131 УК РФ и 4.1. ст. 108 УК РСФСР (с изменением приговора)'.

Описав значимые признаки поведения индивида и определив закон, подлежащий применению, следует установить тождество (отношение между предметами, которое позволяет говорить о них как неотличимых друг от друга ) выявленных признаков конкретному составу преступления.

При отсутствии искомого точного соответствия процесс квалификации прекращается без достижения результата (или с негативным результатом).

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №б. С. 16.

^ См.: Краткий словарь по логике. С. 186.

То есть, мы не можем квалифицировать поведение индивида как преступ­ ное.

Однако и это не все. Даже ответив положительно на последний во­ прос, невозможно точно сказать, есть перед нами преступление или нет.

Уголовный и уголовно-процессуальный законы содержат указания на ряд факторов, которые исключают преступность поведения даже при наличии всех признаков состава преступления. К таковым можно отнести:

1) малозначительность, исключающая общественную опасность со­ деянного;

2) необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайнюю необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения;

3) добровольный отказ от преступления;

4) деятельное раскаяние, в случаях специально предусмотренных уголовным законом;

5) истечение сроков давности привлечения к уголовной ответствен­ ности;

6) отсутствие поданного в установленном порядке заявления потер­ певшего в случае дел частного и частно-публичного обвинения.

Необходимо точно установить отсутствие названных обстоятельств.

На практике это иногда влечет отмену приговора, как в случае с пригово­ ром Жуковского районного суда Калужской области от 9 октября 1996 г., которым Осипов был осужден по ст. 103 УК РСФСР за убийство во время ссоры. Верховный Суд РФ указал, что необходимо было проверить, мог ли Осипов точно оценить характер грозившей ему опасности и избрать сораз мерные средства защиты, и находился ли он в состоянии мнимой оборо ны?^ Таким образом, можно дать следующее (в широком смысле) опреде­ ление:

Квалификация преступлений -это уголовно-правовая оценка поведе­ ния индивида на основе выявления уголовно значимых признаков, определе­ ния уголовного закона и его элементов, подлесмсащтгх применению, и уста­ новления тождества выявленных признаков конкретному составу престу­ пления при отсутствии факторов, исключающих преступность поведе­ ния.

IY. С точки зрения реального применения уголовно-правовых норм принципиальное значение имеет выделение двух видов квалификации пре­ ступлений: официальной (легальной) и неофициальной (доктринальной)^.

Понятно, что юридическую силу и, соответственно, определенные право­ вые последствия имеет только та квалификация, которая дается органом дознания, следователем, прокурором, судьей (судом), то есть специально уполномоченными органами и лицами. Выражение своего мнения другими лицами значения не имеет. Она может быть доктринальной (исходящей от научных или научно-педагогических работников или учреждений) или обыденной (исходящей от лица, не имеющего юридической подготовки и научного или научно-педагогического статуса). Самое главное, что она но­ сит неофициальный характер и не имеет значения с позиции реального применения норм уголовного права.

В дальнейшем нас будет интересовать только официальная квалифи­ кация преступлений.

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №5. С. 17.

^ См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С И ;

КуриноеБ.А. Указ. соч. С. 19-20;

Недбайло П.Е. Применение советских уголовно-правовьк норм. М., 1960. С.345.

Y. Официальную квалификацию преступлений можно определить как квалификацию в узком смысле слова. Понятно, что в этом случае, предложенную выше дефиницию необходимо еще дополнить видовыми признаками. Один из них уже назван - это осуществление квалификации только специально на то уполномоченными органами и лицами.

Любой закон, в том числе и толовный, формален. Любые процесс и результат должны соответствуюпщм образом оформляться. Можно даже сказать, что информация, полученная процессуально недолжным образом либо недолжным образом закрепленная (незакрепленная вовсе), с точки зрения уголовного права не существует. Поэтому необходимо юридическое закрепление процесса и результата квалификации преступления.

Закрепление должно быть точным, ибо обвинительный приговор, как ориентирует Верховный Суд РФ, не может основываться на предположе ниях^ Оформление процесса и результата квалификации преступления на разных стадиях уголовного процесса различаются. Но есть и общее - это указание уголовного закона, конкретных его статей и других структурных элемекггов. Данное требование содержится в ст.ст. 112 (постановление о возбуждении уголовного дела), 144 (постановление о привлечении в каче­ стве обвиняемого), 205 (обвинительное заключение), 230 (постановление о назначении судебного заседания), 314, 315 (обвинительный приговор), 339, 342, 346 (кассационное определение), 378, 379 (определение и постановле­ ние надзорной инстанции) УПК РСФСР.

Последствия нарушения этого требования весьма серьезны. Если имеет место неуказание статьи УК, части, пункта либо при совершении не­ скольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них, то уго См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №11. С.14-15.

ловное дело подлежит возвращению для дополнительного расследования', а приговор - отмене.

Таким образом, указание пункта (пунктов), части и статьи уголовного закона является обязательным^. Например, если лицо, ранее судимое за кражу, незаконно проникнув в жилище, соверышло грабеж, применив при этом насилие, не опасное для жизни или здоровья, и причинило при этом значительный ущерб гражданину, то его действия квалифицируются по пп.

"б", "г", "д" Ч.2 ст. 161 УК России.

Впрочем, уголовный закон обладает определенной "подвижностью".

Иногда имеет место его ультраактивность или "переживание", что основы­ I вается на положении ч.1 ст.9 УК России: "Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совер­ шения этого деяния". То есть, в случае принятия нового закона старый уголовный закон "переживает" отмеренный ему срок и продолжает дейст­ вовать в отношении определенного круга деяний. В этом случае указыва­ ются пункт(ы), часть и статья ранее действовавшего закона. Разумеется, если новый уголовный закон не имеет обратной силы. Поэтому, осуществ­ ляемая после 1 января 1997 г. квалификация кражи в крупном размере, со­ вершенной, например, в декабре 1996 г. будет выглядеть следующим обра­ зом: ч.З ст. 144 УК РСФСР.

^ См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальньгс норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования" // Сбор­ ник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федера­ ции) по уголовным делам. М., 1995. С 466.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №3. С. 18;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №5. С.8.

Изменение уголовного закона могут касаться только отдельных его статей, причем, даже частично. Верховный Суд в таких случаях делает ука­ зание на это, называя в редакции, какого конкретно закона воспроизводит ^ ся текст. Например: ч.З ст.89, ч.2 ст. 144 УК РСФСР (в редакции Закона Российской Федерации от 1 июля 1994 г.)'.

Имеет свою специфику квалификация неоконченного преступления.

Диспозиция в силу системности уголовного закона может содержаться в различных статьях, которые необходимо указать в совокупности: соответ­ ствующую часть статьи 30 Общей части и статью (пункт, часть) статьи Особенной части уголовного закона, предусматривающей ответственность за оконченное преступление. Следует сказать, что на практике довольно длительный период времени конкретная часть статьи Общей части Уго­ ловного кодекса о неоконченном преступлении не указывалась. Называ­ лась лишь статья в целом. Однако Верховный Суд Российской Федерации в настоящее время идет по названному пути^. Например, покушение на "простое" убийство будет квалифицировано по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст. 105 УК России. Разумеется, форму записи при квалификации преступлений, ввиду важности вопроса, было бы желательно определить в соответствующем # ГОСТе.

' См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 января 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Федерального закона от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно процессуальный кодекс РСФСР" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федера­ ции. 1995. №4. С. 1.

^ См., например: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) // Бюллетень Вер­ ховного Суда Российской Федерации. 1999. №3. С.2-6.

Аналогичным образом дело обстоит и при сложном соучастии. Ука­ зывается часть статьи 33 Общей части и статья (пункт, часть) статьи Осо­ бенной части уголовного закона, предусматривающей ответственность за преступление исполнителя. Действия подстрекателя к тому же "простому" убийству будут квалифицированы по ч.4 ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105 УК России.

Спорным является вопрос об указании при квалификации на статьи уголовного закона, которые не предусматривают признаки конкретных ви­ дов преступлений, а относятся ко всем преступлениям либо группе их. На­ пример, ст.ЗЗ! "Понятие преступлений против военной службы" или при­ мечание к ст. 158 "Кража" УК России и др.

Есть мнение о допустимости подобных ссылок\ Представляется, что вопрос должен решаться следующим образом. В соответствующем процес­ суальном документе результат квалификации отражается вербально (сло­ весно) и в буквенно-цифровом выражении. В последнем случае названные ссылки (например, на п.З примечания к ст. 158 УК России о неоднократно­ сти преступлений применительно к статьям 158-166) ничего не добавляют, так как являются не более, чем аутентичным толкованием, даваемым в тек­ сте самого уголовного закона. А вот в описательной части процессуального документа без них, как раскрывающих смысловое содержание принятого решения, не обойтись.

По мнению В.Н.Кудрявцева при квалификации должен указываться также уголовный закон (указ), содержащий диспозицию и санкцию, но по­ ка не вошедший в Уголовный кодекс^. Представляется, что данная позиция противоречит Ч.1 ст.1 УК России:

' См., например: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С.9;

Сабитов Р.А. Указ соч. С.21.

^ См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. СЮ.

"Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из на­ стоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответст­ венность, подлежат включению в настоящий Кодекс".

Единственным источником уголовного права является Уголовный кодекс Российской Федеращ1и, в связи с чем, ссылка на другие законы или указы вряд ли возможна, так как само их действие представляется весьма сомнительным. Кроме того, в ч.1 ст.З УК России "Принцип законности" также указано:

"Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно правовые последствия определяются только настояпщм Кодексом".

Это положение не противоречит и Федеральному закону "О между­ народных договорах Российской Федерации"^ Еще одна проблема, не затрагиваемая пока в литературе, связана с квалификацией преступлений, совершенных вне пределов Российской Фе­ дерации гражданами Российской Федерации и постоянно проживающими на территории нашего государства лицами без гражданства. Дело в том, что в соответствии с ч.1 ст. 12 УК России, они подлежат ответственности (читай - содеянное квалифицируется) по уголовному законодательству Рос­ сии, только в том случае, если совершенное ими деяние признано преступ­ лением в государстве, на территории которого оно было совершено (и если они не были осуждены в иностранном государстве). Поскольку данный момент является существенным для квалификации, то, видимо, нужно в описательной части соответствующего процессуального документа указы­ вать все обстоятельства (обязательно территориальные и связанные с уго­ ловным законодательством иностранного государства!) совершенного пре ' См.: "О международных договорах Российской Федерации" Федеральный за­ кон от 15 июля 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995.

№29.

ступления, а в буквенно-цифровом выражении - отражать только статьи (пункты, части) национального УК, как единственного источника россий­ ского уголовного права.

После дополнения рассмотренными признаками формулируемая де­ финиция приобретает следующий вид:

Официальная квалификация преступлений - это осуществляемая специально уполномоченными органами и лицами уголовно-правовая оценка поведения индивида на основе выявления и юридического закрепления уго­ ловно значимых признаков, определения уголовного закона и его элементов, подлежащих применению, и установления тождества выявленных призна­ ков конкретному составу преступления при отсутствии факторов, ис­ ключающих преступность поведения.

YI. Нельзя не сказать несколько слов и о социально-правовом значе­ нии истинности квалификации преступлений. Следует отметить, что о дан­ ном аспекте писали практически все, кто касапся общих вопросов квали­ фикации и каких-либо разногласий по данному поводу не наблюдается'.

Основные моменты значения истинности квалификации преступлений сво­ дятся к следующим:

1) обеспечение точного и полного применения уголовного закона;

См., например, кроме названных ранее работ: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила). М., 1991;

Левиукий Г.А. Квалификация преступлений. М., 1981;

Миренсюш Б.А. Вопросы квалификации преступлений органа­ ми внутренних дел. Ташкент, 1980;

Свидпов Н.И. Виды норм и квалификация преступ­ лений следователем. Волгоград, 1986;

Сперанский К.К. Теория и практика квалифика­ ции преступлений. Краснодар, 1990;

Тарарухин С.А. Понятие и значение квалификации преступлений. Киев, 1990;

и др.

2) обусловливание планирования и проведения оперативно розыскных и следственных мероприятий при расследовании уголовного дела;

3) гарантия прав и законных интересов, как потерпевшего, так и ви­ новного;

4) одно из оснований возникновения негативных последствий для лица, совершившего квалифицируемое преступление;

5) юридический факт для появления других (не уголовно-правовых) видов правоотношений;

6) основа объективного и точного отражения в уголовной статистике показателей преступности.

Таким образом, вопросы квалификации преступлений имеют боль­ шое значение не только для уголовного права, но и для решения довольно широкого спектра других социально-правовых проблем. Но решить эти проблемы возможно только в том случае, если квалификация является ис­ тинной.

В самом общем виде под истиной понимают адекватное отражение познающим субъектом какого-либо объекта, так, как он существует сам по себе, независимо от сознания познающего ^ Понятно, что о квалификации преступлений как таковой стоит говорить только в том случае, если она истинна. В противном случае имеет место ошибка, подлежащая скорейше­ му исправлению. Возникает теоретически и практически очень важный во­ прос: достижима ли объективная истина в процессе квалификации престу­ плений?

С философской точки зрения квалификацию преступлений допусти­ мо рассматривать как частный случай процесса познания, которое есть от ^ См.: Фипософсют энциклопедический словарь. С.230.

ражение действительности. А один из постулатов диалектики гласит, что субъективная диалектика (развитие нашего мышления) является отражени­ ем объективной диалектики (развития материального мира). Отсюда, неко­ торые категории диалектики значимы для квалификации. В специальной литературе к таковым принято относить общее (уголовно-правовую норму) и единичное (преступление). Однако диалектика оперирует четырьмя кате­ гориями:

- единичное (специфически индивидуальное в объектах);

- особенное или отдельное (общее для объектов определенного под­ множества);

- общее (имеющееся во всех объектах множества);

- всеобщее (имеющееся во всех материальных объектах).

Причем, всеобщее, общее и единичное существуют лишь в отдель­ ном - в виде его сторон и моментов \ Так, каждое преступление обладает своими характером и степенью общественной опасности, отличающими его от других преступлений. Однако в целом общественной опасностью обладают все деяния, запрещенные уголовным законом. Таким образом, быть общественно опасными - это общее свойство всех преступлений. Оно существует реально, но в отдельном, в единстве со специфически индиви­ дуальным. Поэтому, единичное можно подводить под общее, делая при этом уголовно-правовые выводы.

Рассматривая конкретное преступление в качестве отдельного, непо­ вторимые его признаки - в качестве единичного, а присупще всем преступ­ лениям признаки - в качестве общего, процесс квалификации будет сведен ' Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. М., 1975. С.125;

Диалектика материального мира. Онтологическая функция материалистической диалектики. Л., 1985. С.81.

К выделению существенных признаков отдельного (преступления) и сопос­ тавлению их с общими (уголовно-правовой нормой).

При этом, имея в виду истинность, В.Н.Кудрявцев выделяет три эле­ мента представлений лица, осуществляющего квалификацию:

а) о фактических обстоятельствах дела;

б) о содержании уголовно-правовой нормы;

в) об отнощении между фактическими признаками деяния и призна­ ками, предусмотренными уголовно-правовой нормой'.

Представления о фактических обстоятельствах дела будут истинны­ ми, если они объективно отражают реально происходившие события. То же относится и к остальным элементам.

Истинность квалификации следует понимать в том смысле, что она не может быть произвольной, зависеть от субъекта квалификации, по­ скольку реально истинным может быть одно и только одно решение. Оно может быть достигнуто не в одночасье, а постепенно.

Более того, при квалификации преступления нет нужды в абсолют­ ной (или, хотя бы, максимальной) полноте отражения действительности. С этой точки зрения, истинность квалификации является относительной (на­ пример, обстоятельства, имеюпще значение для назначения наказания, мо­ гут быть абсолютно незначимы для квалификации).

Однако в пределах конкретного состава преступления должны быть установлены все признаки с исчерпывающей полнотой и глубиной. И в этом смысле квалификация преступлений представляет собой абсолютную истину.

' См.: КудрявцевВ.Н. Указ. соч. С.40.

§2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ МОДЕЛЬ КВАЛИФИЦИРУЕМОГО ДЕЯНИЯ I. Учение о составе преступления является краеугольным камнем для теории квалификации преступлений. Именно состав преступления высту­ пает единственным основанием уголовной ответственности (ст. 8 УК Рос­ сии), а, следовательно, и квапификации. Установление других вопросов (обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание и т.д.) имеет уголов­ но-правовое значение, но находятся за пределами рассматриваемого про­ цесса. Состав преступления как бы аккумулирует в себя все необходимое и достаточное. С.А.Тарарухин даже саму квалификацию определял как про­ цесс установления состава преступления в конкретном общественно опас­ ном деянии^ Таким образом, состав преступления - единственное юридическое основание квалификации преступлений.

Как уже было сказано, в уголовном законе словосочетание "состав преступления" запоминается, однако определения соответствующего поня­ тия не содержится. Хотя некоторые статьи посвящены раскрытию содер­ жания его отдельных признаков (см., например, ст. ст. 19, 20, 21, 24, 25, и др.). Указанное понятие выработано теорией уголовного права и, безус­ ловно, является одним из существенных ее достижений.

Законодатель же, в основном, оперирует двумя фундаментапьными категориями уголовного права - "преступление" и "наказание" при первич­ ности первого^. Действующее уголовное законодательство определяет пре­ ступление как "виновно соверщенное общественно опасное деяние, запре См.: Тарарухин С.А. Теория и практика квалификации преступлений. Киев, 1978. С.28.

^ См.: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М.-Л., 1948. С.3-12.

щенное настоящим Кодексом под угрозой наказания" (ч.1 ст. 14 УК Рос­ сии).

Таким образом, закон указывает на пять признаков преступления:

Ф 1) деяние;

2) общественная опасность;

3) уголовная противоправность;

4) виновность;

5) наказуемость.

Аналогичный круг признаков указывается и в юридической литера туре\ Некоторые авторы предлагают даже более расщиренный перечень^.

^ Видимо, особое значение имеет выделение только трех первых при­ знаков - "деяние", "общественная опасность", "уголовная противоправ­ ность". Они являются сущностными, так как без любого из них выделение такого явления как преступление из множества других форм поведения ин­ дивида становится невозможным. Разумеется, нельзя сказать, что осталь­ ные признаки незначимы, но для определения понятия преступления в об­ щем виде, принципиального значения они не имеют.

Применительно к сравнительному правоведению принято говорить о *^ формальных или материальных дефинициях преступления, в зависимости от выделения в качестве сущностного, материального или формального признаков.

' См., например: Герп^ензон АЛ. Понятие преступления в советском уголовном праве. М., 1955;

Карпушин М.Н., Курляндсют В.И. Уголовная ответственность и со­ став преступления. М., 1974;

Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их зна­ чение для квалификации. Свердловск, 1977;

Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступ­ ность. М., 1969;

Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961;

Прохоров B.C.

Преступление и ответственность. Л., 1984.

^ См.: Марщв А.И. Преступление: сущность и содержание. Омск, 1986, С. 15.

Материальный признак - общественная опасность, присущ преступ­ лению как таковому. Он существует объективно, независимо от воли зако­ нодателя.


Формальный признак - уголовная противоправность, в значительной степени субъективен, так как им преступление наделяется законодателем.

Определение преступления в российском уголовном законодательст­ ве является формально-материальным, чем подчеркивается, что все обще­ ственно опасные деяния должны быть запрещены уголовным законом и все уголовно противоправные деяния должны быть общественно опасными.

По степени сложности вопрос о материальном признаке, безусловно, доминирует. В литературе справедливо указывается, что это вопрос не только правовой, но логико-гносеологический. Это "вопрос об образовании и природе понятий права, вопрос о том, имеют ли понятия права и, в част­ ности, понятия уголовного права объективное содержание или они являют­ ся чистыми субъективными конструкциями. Но, кроме этого, проблема ма­ териального признака - это и проблема образования множеств в уголовном праве"'.

Четких критериев отнесения того или иного деяния к категории об­ щественно опасных ни наукой, ни теорией уголовного права не выработа­ но. Нередко предлагаются оценочные признаки, например, причинение (или угроза причинения) существенного вреда^. Отсюда следует признать, что основным критерием признания в деянии общественной опасности следует признать правосознание законодателя" и правоприменителя, в том числе и при квалификации преступлений. Причем, правосознание одного ^ Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. Киев, 1976. С.37.

^ См.: Mapi^ee А.И. Указ. соч. С. 16.

^ См.: Шуберт Л. Об общественной опасности преступного деяния. М., 1960.

С.ЗО.

субъекта квалификации в силу индивидуальных особенностей может не совпадать с правосознанием другого субъекта.

Здесь нужен более строгий критерий, который в наименьшей степени зависит правосознания конкретного лица и напрямую связан с уголовной противоправностью. Такую функцию и выполняет состав преступления, выступающий основанием непосредственного отнесения конкретного по­ ведения к множеству преступлений.

Следует только учесть, что за понятием "преступление" стоит мате­ риальный объект (поведение индивида), а за понятием "состав преступле­ ния" - идеальный объект.

II. В России до октября 1917 г. вопросы общего учения о составе преступления практически не разрабатывались. Например, в своем курсе уголовного права Н.С.Таганцев (1902 г.) говорил о существенных призна­ ках преступного деяния к которым относил: 1) лицо действующее - винов­ ник преступного деяния;

2) то, на что направляется действие виновного объект или предмет посягательства;

3) само преступное посягательство, рассматриваемое с внутренней и внешней стороны^ В первые годы Совет­ ской власти вниманием данная проблема также не была избалована. В учебнике уголовного права С.В.Познышева составу преступления в общем посвящена одна страница, а само понятие (corpus delicti) определялось как "четыре существенных признака, образующих в совокупности так назы­ ваемый общий состав преступления... Всякое преступление есть деяние: 1) известного субъекта, 2) посягающее на определенный объект, 3) противо­ законное и 4) виновное"^.

' Цит. по: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С.8.

^ Позныгиев СВ. Учебник уголовного права. Очерк основных начал общей и особенной части науки уголовного права. Общая часть. М., 1923. С.50.

Можно сказать, что развитие общей теории состава преступления началось лишь с 50-х годов XX века.

В настоящее время понятие состава преступления определяют сле­ дующим образом:

"Состав преступления есть совокупность всех объективных и субъек­ тивных признаков (элементов), которые согласно советскому закону опре­ деляют конкретное общественно-опасное для социалистического государ­ ства действие (бездействие) в качестве преступления"^.

"Состав преступления - это совокупность объективных и субъектив­ ных признаков, с помощью которых уголовный закон определяет общест­ венно опасное деяние как преступное"^.

"Совокупность объективных и субъективных элементов, позволяю­ щих определенное общественно опасное деяние признать соответствую­ щим его описанию в статье уголовного закона, принято называть составом преступления"^.

"Состав преступления - это такая система объективных и субъектив­ ных признаков, которые являются необходимыми и достаточными для при­ знания лица соверцшвшим определенного рода преступление"^.

"... это совокупность признаков общественно опасного деяния, опре­ деляющих его, согласно уголовному закону, как преступное и уголовно на­ казуемое"^.

Другие определения в той или иной степени повторяют уже назван­ ные. Что в них представляется спорным?

' Трайнин А.Н. Указ. соч. С.59-60.

^ Mapi^ee А.И., Царегородцев А.М. Состав преступления. Омск, 1975. Сб.

' Уголовное право. Общая Часть. С. 114.

* Куриное Б.А. Указ. соч. С.32.

^ Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С.59.

Вряд ли следует говорить о совокупности элементов, поскольку со­ став преступления, как специфическое понятие должен содержать указание на признаки явления.

Уголовно-правовой оценке при квалификации преступлений подле­ жит не деяние (один из объективных признаков состава преступления), о чем упоминалось в предыдущем параграфе, а поведение индивида.

Признаки состава преступления описываются не в статье, а как ми­ нимум, в статьях уголовного закона {в уголовном законе вообще).

Сомнительным представляется отнесение поведения к преступлению определенного рода. Состав преступления устанавливается конкретно.

Нецелесообразно и указание на лишние признаки - "преступное и уголовно наказуемое", "общественно опасное" (первое уже предполагает второе и третье с неизбежностью).

Содержание понятия "состав преступления", как отвечающие требо­ ваниям существенности, необходимости и достаточности, составляют сле дуюпще признаки:

Система признаков. Любое понятие фиксирует признаки, которые служат выделению предмета из ряда других (отличительные) и принадле­ жащие всем элементам образованного класса (общие). Применительно к составу преступления имеется не просто набор признаков, а строгая систе­ ма из их групп (элементов). Без указания на признаки, приведенные в сис­ тему, мы сформулируем, по сути своей, общее понятие преступления, а не его состава.

Объективных и субъективных. Поведение человека обязательно ха­ рактеризуется, как с внешней, так и с внутренней стороны, следовательно, предполагается определенная группировка признаков.

Необходилгых и достаточных. Любой признак является обязатель­ ным, необходимым, поскольку его отсутствие не позволит отнести поведе ние к разряду преступлений. В то же время, выяснять дополнительные при­ знаки нет никакой нужды, в чем и выражается требование достаточности.

Прямое установление уголовным законом или неизбеоюное следствие из его смысла. Понятно, что признаки должны быть формализованы, то есть установлены уголовным законом. Это может быть осуществлено двоя­ ко: прямым или косвенным указанием.

Поведение индивида. Аргументы в пользу данного словосочетания уже приводились в предыдущем параграфе.

Преступление. Признак-результат, причем конкретный. Лучше гово­ рить именно о преступлении, как понятии, имеющем достаточно четко оп­ ределенную правовую природу, а не о преступном поведении, преступном деянии и т.п.

В целом можно дать следующее определение:

Состав преступления - это установленная уголовным законом сис­ тема объективных и субъективных признаков, которые необходимы и достаточны для оценки поведения индивида как конкретного преступле­ ния.

III. Признаки состава преступления, как сказано, являют собой опре­ деленную систему. Они объединены в составе в особые группы, именуе­ мые элементами состава. Элементы определяют, какие стороны преступ­ ного поведения должны быть отражены составом преступления, который, в свою очередь, сам является отражением структуры поведения.

Состав любого преступления образуют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

В теории уголовного права принято выделять два вида признаков:

1) обязательные (присущие любому составу преступления вне зави­ симости от его конструкции);

2) факультативные (так же обязательные признаки, но только для конкретных составов при прямом или косвенном указании на них уголов­ ного закона).

Представляется, что правильнее было бы их назвать общие и индиви­ дуализирующие.

При квалификации должны быть установлены все без исключения признаки состава конкретного преступления. Неустановление (отсутствие) хотя бы одного признака изменяет квалификацию либо влечет признание поведения непреступным. Сошлемся на пример из судебной практики.

Военным судом гарнизона Лаптев, Исламов Н. и Исламов И. призна­ ны виновными в хищении огнестрельного оружия по предварительному сговору группой лиц, его незаконном хранении, а Исламовы, кроме того, в сбыте оружия и осуждены по ч.2 ст.218^ и ч.1 ст.218 УК РСФСР;

Исла­ мов Н. осужден также по п."а" ст.260^ УК РСФСР за халатное отношение к службе, повлекшее существенный вред.

Хищение огнестрельного оружия им инкриминировалось ввиду того, что они извлекли из пожарного водоема, расположенного в зоне охраны складов части пять авиационных пушек, "уничтоженных" путем их затоп­ ления. Таким образом, войсковая часть добровольно отказалась от своей собственности. Расположение водоема не свидетельствует о том, что вой­ сковая часть продолжает владеть оружием, так как состав караула не знал о пуписах и не принимал их под охрану. В данной части содеянное было пе­ реквалифицировано с Ч.2 ст.218' на ч.2 ст.218 (незаконное приобретение оружия) УК РСФСР'.

В целом структура состава преступления может быть представлена схемой 1.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №2. С. 11-12.

Схема Элементы и признаки состава преступления ПРИЗ]ЯАКИ ЭЛЕМЕНТ общие индивидуализирующие Объект Общественные отношения. Общественные отношения.


охраняемые уголовным зако­ которые неизбежно нарушают­ ном ся (ставятся под угрозу нару­ шения) либо могут быть нару­ шены наряду с основными;

предмет преступления;

потерпевший Объективная Деяние (действие или бездей­ Преступные последствия и сторона ствие) причинная связь между деяни­ ем и преступными последст­ виями;

место;

время;

обстановка;

средства;

орудия;

способ совершения преступле­ ния Субъект Лицо физическое;

Пол;

вменяемое;

гражданство;

достигшее возраста уголовной должностное положение;

ответственности др. специальные признаки Субъективная Вина (в форме умысла или не­ Вторая форма вины;

сторона осторожности) мотив;

цель;

эмоциональное состояние Признакам каждого элемента состава преступления посвящена об­ ширная литература'. Дискуссионным является вопрос об отнесении к кон * См., например: Коржанский Б.С. Объект посягательства и квалификация пре­ ступлений. Волгоград, 1976;

Таций В.Я. Объект и предмет преступления в советском кретному составу преступления признаков "общественная опасность" и "противоправность".

В настоящее время преобладает взгляд, согласно которому назван­ ные признаки не могут быть вынесены за пределы признаков состава пре­ ступления. Но каким образом они входят в состав преступления? Нередко пищут о том, что общественная опасность и противоправность содержатся в других признаках состава. Интересна по этому поводу позиция В.Е.Жеребкина, который, рассматривая логическое содержание понятия состава преступления, обратил внимание на логическое различение факти­ ческих (эмпирических) и имплицитных признаков \ Наличие или отсутст­ вие первых устанавливается непосредственно субъектом квалификации, вторые же, являясь родовыми, выводятся из первых, поскольку не сущест­ вуют самостоятельно, а содержатся в совокупности фактических.

Описание признаков в законе может значиггельно различаться.

В.Н.Кудрявцев предлагает по способу описания в законе выделать сле­ дующие группы признаков^:

уголовном праве. Харьков, 1988;

Ковалев М.И. Проблемы учения об объективной сто­ роне состава преступления. Красноярск, 1991;

Кудрят^ев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960;

Тимешо Г.В. Общее учение об объективной стороне преступ­ ления. Ростов-на-Дону, 1977;

Церетели Т.Е. Причинная связь в уголовном праве. М., 1963;

Владимиров В., Савиукий Г. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М., 1964;

Рашковская Ш.С. Субъект преступления. М., I960;

Дагелъ П.С, Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974;

Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в уголовном праве. Владивосток, 1983;

Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 1991;

Якушин В.А.

Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988;

и др.

^ См. Жеребкин В.Е. Указ. соч. С. 111-112.

^ См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 104-105.

1) позитивные, в виде указания на те или иные свойства преступле­ ния;

2) негативные, в виде указания на отсутствие тех или иных свойств преступления.

В действующем законодательстве вторая группа признаков немного­ численна и представлена в достаточно корректной форме, не вызывающей проблем с их уяснением. Например, "умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 (выделено мною - А.И.) настоящего Кодекса... " - ч.1 ст.112 УК России.

Выделяются также постоянные и переменные признаки^:

1) постоянные, содержание которых остается неизменным в течение всего срока действия уголовного закона;

2) переменные, содержание которых может измениться без измене­ ния текста диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса.

С точки зрения квалификации преступлений приведенная классифи­ кация представляется не совсем удачной. Во втором случае, фактически речь идет о признаках, описываемых в других статьях уголовного закона или в иных нормативных актах.

В целях более четкой ориентации субъекта квапификации лучше вес­ ти речь о признаках:

1) номинальных (от лат. nomina - имя), их еще можно назвать диспо зитивными - названных непосредственно в статье уголовного закона;

2) ссылочных - указанных в других статьях уголовного закона;

3) бланкетных - содержащихся в других законах или иных норматив­ ных актах.

^ См.: Там же. С. 108-1 и.

41 ЦгСГ.,*!А--"'-2Н»*9й Важное значение имеют признаки состава:

1) прямо названные в уголовном законе;

2) вытекающие из его смысла.

Ш В первом случае дело обстоит достаточно просто, с целью уяснения содержания признака можно сразу переходить к традиционным способам толкования. Вторая ситуация может представлять определенные трудно­ сти.

Признак может подраз\тмеваться как непременное условие. Напри­ мер, в статье 301 УК России "Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей" субъект преступления не назван, но из содержания однозначно следует соверщение деяния только лицом, на деленным соответствующими полномочиями. Несколько иначе обстоит дело применительно к статье 133 УК России "Понуждение к действиям сексуального характера". Описываемое в ней деяние может совершаться как специальными субъектами (в том числе и должностными лицами), так и другими лицами. Эти моменты также следует учитывать при квалифика­ ции.

Несколько особняком стоят оценочные признаки состава преступле Ш ния^. Практически никем не оспаривается, что их количество в уголовном законе должно быть сведено к минимуму. Однако они существуют и соз­ дают известные сложности, так как основным критерием здесь выступает правосознание конкретного правоприменителя.

Оценочные понятия могут касаться характера действий (см., напри­ мер, ст. 135 УК России "Развратные действия"), предмета преступления (см., например, ст. 164 УК России "Хищение предметов, имеющих особую ^ Есть предложения даже сам состав преступления в таких случаях именовать оценочным составом (см.: Язовских Ю.А. Проблемы вменения в российском уголов­ ном праве. Автореф.... дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1998. С.18.

ценность"), характера и степени причинения вреда (см., например, ст. УК России "Умышленное уничтожение или повреждение имущества"), це­ ли (см., например, ст.281 УК России "Диверсия") и других признаков со­ става преступления.

Чем они отличаются от неоценочного понятия? Дело в том, что структура оценочных понятий открыта, не имеет строго фиксированного содержания, то есть количество признаков, его характеризующих неисчер­ паемо либо очень велико (не позволяет создать исчерпывающего перечня).

Субъект квалификации, работая с неоценочным понятием, выясняет совокупность признаков, составляющих его содержание, а затем устанав­ ливает их наличие в конкретном явлении (поведении). То есть, направле­ ние от понятия к явлению.

С оценочным понятием дело обстоит с точностью до наоборот: от явления к понятию. Исследуя содеянное, субъект квалификации должен сделать вывод о содержании оценочного понятия (о принадлежности при­ знака, которым характеризуется определенная ситуация, конкретному со­ ставу преступления). Это возможно только при соответствующем уровне профессиональной подготовки и детального описания конкретного поведе­ ния, а равно других факторов, с ним связанных.

IY. С практической точки зрения важным представляется вопрос о том, где описывается состав конкретного преступления. Первоэлементом уголовного права является уголовно-правовая норма - общеобязательное правило поведения, закрепленное в уголовном законе, а первоэлементом уголовного закона - статья (многие содержат части). Состав преступления связан и с тем, и с другим.

В теории права выделяют три элемента правовой нормы ^:

' См.: Теория государства и права. Курс лекций. М., 1997. С.317.

1) гипотеза - условия вступления нормы в действие (реализации ее диспозиции);

2) диспозиция - права и обязанности субъектов права, варианты их поведения;

3) санкция - негативные последствия нарушения правила поведения, предписанного диспозицией.

Возможны три варианта соотношения нормы права и статьи закона:

норма права и статья закона могут совпадать, что абсолютно нехарактерно для уголовного права;

в одной статье закона может содержаться несколько правовых норм, что также нетипично для уголовного права;

норма права может быть изложена в нескольких статьях одного закона или даже раз­ личных нормативных актов. Последняя ситуация более всего характеризует соотношение уголовно-правовой нормы и статьи уголовного закона.

Уголовный закон - системное образование, являющее собой целост­ ность, которая не сводится к сумме элементов, его составляющих. Поэтому признаки конкретного состава преступления содержатся в нормах (и стать­ ях) Общей и Особенной частей Уголовного кодекса, а в некоторых случаях за его пределами (например. Правила дорожного движения применительно к составу "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транс­ портных средств" - CT.264 УК России).

Разумеется большинство признаков состава преступления находится в конкретной статье Особенной части Уголовного кодекса России, но для их полного воспроизведения необходимо обращаться к другим статьям и даже анализу норм уголовного законодательства в целом.

Y. В науке уголовного права выделяют несколько разновидностей составов преступлений. По степени общественной опасности:

1) основной или простой - без признаков повышающих или пони­ жающих общественную опасность преступления (например, ч.1 ст. 105 УК России "Убийство");

2) квалифицированный - содержащий признаки, существенно повы щающие степень общественной опасности преступления (например, ч. СТ.105 УК России "Убийство");

3) привилегированный - содержащий признаки, существенно умень­ шающие степень общественной опасности преступления (например, ст. УК России "Убийство матерью новорожденного ребенка").

По конструкции объективной стороны выделяют составы преступле­ ний:

1) материальный - обязательным признаком являются общественно опасные последствия (например, любое хищение);

2) формальный - общественно опасные последствия не являются признаком состава, для признания преступления оконченным достаточно выполнения деяния (например, чЛ ст. 128 УК России "Незаконное помеще­ ние в психиатрический стационар").

Выделяют еще "усеченные" составы или составы опасности, где для признания преступления оконченным достаточно начала выполнения дея­ ния. В качестве примеров в основном приводят разбой и бандитизм. Пред­ ставляется, что это разновидность формального состава с несколько спе­ цифической объективной стороной, конкретно - деянием, которое все-таки выполняется.

Иногда еще за критерий разделения составов преступлений берут степень обобщенности признаков, выделяя при этом состав преступления:

общий (совокупность признаков, характерных для всех преступлений), ро­ довой (совокупность признаков, единых для определенной группы престу­ плений), видовой (совокупность признаков, предусмотренных конкретной нормой Особенной части Уголовного кодекса), конкретный (совокупность признаков, предусмотренных статьей Уголовного кодекса, предусматри­ вающей видовой состав преступления)'..

Позиция небесспорная, если вспомнить о том, что состав преступ­ ления всегда конкретен. Вне конкретного состава нельзя оценивать то или иное поведение, то есть, общий, родовой или видовой составы реально су­ ществовать не могут. Нет и не может быть поведения индивида, содержа­ щего только признаки общего состава преступления!

Однако сама мысль о степени обобщенности признаков (о логиче­ ском содержании понятия состава преступления) с точки зрения процесса и этапов квалификации преступлений представляется весьма продуктивной.

Другое дело, что классификации здесь подвергаются не составы преступ­ лений, а признаки, их составляющ.ие. Классификация может выглядеть сле­ дующим образом:

1) признаки, характеризующие все составы преступлений;

2) признаки, характеризующие составы преступлений определенного рода;

3) признаки, характеризующие составы преступлений определенного вида;

4) признаки, характеризующие состав конкретного преступления.

YI. Для установления признаков конкретного состава преступления в поведении того или иного индивида, а, следовательно, и истинности ква­ лификации нужны определенные предпосылки. К таковым, исходя из сформулированной дефиниции квалификации преступлений, следует отне­ сти:

* См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1997. С.172.

1) точное установление и юридическое закрепление фактических об­ стоятельств дела;

2) определение уголовного закона, подлежащего применению;

3) правильное уяснение всех признаков состава преступления.

В принципе, нужно установить и юридически закрепить все обстоя­ тельства, характеризуюпще признаки каждого элемекгга состава преступле­ ния. По меткому выражению В.Н.Кудрявцева, состав преступления являет­ ся информационной моделью преступления определенного вида, закреп­ ленной в уголовном законе ^ Однако значение его элементов с точки зре­ ния процесса квалификации различно^.

Непосредственному (чувственному) восприятию подлежат только отдельные признаки субъекта (нередко отсутствующего и подлежащего установлению как такового), объекта (предмет, потерпевший), объективной стороны. Остальные признаки характеризуются опосредованно через объ­ ективные (фактические) обстоятельства дела. Особенно это касается субъ­ ективной стороны.

Так, Сургутским городским судом Ханты-Мансийского автономного округа Бородулин осужден по ч.2 ст. 108 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Ханты-Мансийского автономного округа приговор изме­ нила: действия Бородулина переквалифицировала на ст. 106 УК РСФСР. По делу установлено, что он в состоянии алкогольного опьянения из личной неприязни нанес лежащему на диване Медведеву несколько ударов кула­ ком в левую височную часть головы, после чего Медведев сразу потерял сознание, а Боро^^лин произнес: "Жаль, что я его вообще не прибил". (То есть, фактические обстоятельства дела однозначно свидетельствуют о на­ личии умысла на нанесение телесных повреждений - А.И.). Судебно ^ См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С.60.

^ См.: Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений. С.20-21.

медицинским исследованием установлено, что смерть Медведева наступи­ ла от закрытой черепно-мозговой травмы. Судебная коллегия по уголов­ ным делам Верховного Суда РФ признала вывод кассационной и надзор || ной инстанций суда автономного округа о совершении преступления по неосторожности необоснованными Информация, лежащая в основе вывода о наличии конкретного при­ знака субъективной стороны может быть получена и на основании свиде­ тельских показаний, поэтому словосочетание "фактические обстоятельства дела" следует трактовать расширительно. Приведем пример: Куйбышев­ ским районным судом г.Омска 13.12.94 Губко осужден по пп."а", "в" ч. ^ ст. 146 УК РСФСР (разбойное нападение, совершенное по предварительно­ му сговору группой лиц и с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений). Потерпевший Панарин - продавец в киоске - показал, что у него с Губко возникла ссора из-за того, что он отказался дать ему бесплат­ но пиво. Губко плюнул в него, тогда он, взяв молоток, вышел из киоска. На улице Губко и два других парня набросились на него и избили, он потерял сознание, после избиения у него пропали деньги, которые находились в кармане брюк. Кто конкретно его бил и вытащил деньги, сказать не может.

Ш Показания Панарина подтвердила его жена Козлова, которая оставалась в киоске.

Губко как в ходе предварительного следствия, так и в суде категори­ чески отрицал умысел на завладение имуществом потерпевшего. Панарина избили в ходе конфликта, он никаких денег у него не брал и после избие­ ния сразу ушел. Что делали двое неустановленных лиц, он не видел.

Из приведенных показаний следует, что причиной избиения Панари на была не корысть, а предшествовавший конфликт и возникшая непри * См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №б. С.13-14.

язнь. Каких-либо доказательств того, что Губко завладел деньгами потер­ певшего, по делу не установлено. Президиум Омского областного суда пе­ реквалифицировал действия Губко с пп."а", "в" ч.2 ст. 146 УК РСФСР на ^ ч.1ст.108УКРСФСР^ Установленное по делу может считаться таковым, когда оно долж­ ным образом процессуально закреплено. При квалификации могут учиты­ ваться только бесспорно, однозначно установленные признаки. В против­ ном случае это влечет изменение приговора и переквалификацию деяния либо отмену приговора^.

Не менее важной предпосылкой истинности квагшфикации выступает правильное определение уголовного закона, подлежащего применению.

Необходимо проверить его действие во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Напомним, что в соответствии с чЛ ст.9 УК России, преступление квалифицируется по уголовному закону, действовавшему по время его со­ вершения (ультраактивность или "переживание" уголовного закона). В ча­ стности, совершенно обоснованно Пермским областным судом 27 января 1997 г. Лукин осужден по ч,2 ст. 176^ УК РСФСР за нанесение 21 сентября Ш 1996 г. легких телесных повреждений без расстройства здоровья судебно­ му исполнителю Мажапис в связи с ее служебной дeятeльнocтью^ Согласно Ч.2 ст.9 УК России временем совершения преступления признается время совершения деяния независимо от времени наступления последствий.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №8. С. 10.

^ См., например: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №5.

С. 17;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №6. С. 17;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №9. С. 16.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №11. С И.

Однако новый уголовный закон может распространять свое действие на преступления, совершенные до вступления его в силу, если он декрими нализует содеянное, смягчает наказание или иным образом улучшает по «Ц ложение лица, совершившего преступление (обратная сила закона - ст. УК России). В связи с вступлением в силу УК России с 1 января 1997 г.

такие ситуации стали нередкими'.

Действие уголовного закона в пространстве и по кругу лиц базирует­ ся на четырех основных принципах: 1) территориальном;

2) гражданства;

3) универсальном;

4) реальном.

Пределы территории действия уголовного закона Российской Феде ^ рации в отношении любого лица, совершившего преступление, за исклю­ чением пользующихся дипломатическим иммунитетом^, определены в ст. 11 УК России и в Законе РФ "О Государственной границе Российской Федерации"^. Кроме этого, согласно ч.2 ст. 13 Модельного уголовного ко­ декса, принятого на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ас­ самблеи государств - участников Содружества Независимых государств февраля 1996 г., совершенным на территории России признается преступ­ ление, которое:

Л 1) начато, или продолжилось, или было окончено на ее территории;

' См., например: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №5.

С.8-9;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №6. С. 15;

Бюлле­ тень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №11. С. 10.

^ См.: "Положение о дипломатических и консульских представительствах ино­ странных государств на территории Союза Советских Социалистических Республик" // Ведомости Верховного совета СССР. 1966. №22.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.