авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Андреев, Игорь Вячеславович 1. Теоретико-правовые основы квалификации ...»

-- [ Страница 2 ] --

' См.: "О Государственной границе Российской Федерации" Закон РФ от 1 ап­ реля 1993 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №16. 1996.

№50.

2) совершено в соучастии с лицами, осуществившими преступную деятельность на территории другого государства.

Другими словами, необходимо, чтобы хотя бы часть объективной Ц стороны была выполнена, хотя бы одним из участников на территории Российской Федерации. Разумеется, квалификация по УК России осущест­ вляется, если лицо на момент привлечения к ответственности находится на территории Российской Федерации и не было осуждено в другом государ­ стве.

Таково содержание территориального принципа действия уголовно­ го закона (ст. 11 УК России).

^ Принцип гражданства (ч.ч.1, 2 ст. 12 УК России) заключается в том, что граждане России^, равно, как и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление за ее преде­ лами, подлежат ответственности по УК РФ, если:

- совершенное деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено;

- эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

При осуждении указанных лиц на территории России наказание ог Ш раничеио верхним пределом санкции закона соответствующего иностран­ ного государства.

Исключение составляют военнослужащ.ие воинских частей РФ, дис лоцируюпщеся на территории иностранных государств. При совершении ими преступлений ответственность наступает по УК РФ, если иное не пре­ дусмотрено международным договором Российской Федерации.

^ См.;

"О гражданстве Российской Федерации" Закон РФ от 28 ноября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

1992. №6. 1993. №29.

Универсальный принцип (ч.З ст. 12 УК России) предусматривает не­ обходимость борьбы с международными преступлениями и преступления­ ми международного характера. Он означает предание преступника суду вне зависимости от места совершения преступления и гражданства лица его совершившего при выполнении условий:

- преступление предусмотрено международным договором;

- указанное лицо не бьшо осуждено в иностранном государстве;

- указанное лицо привлекается к ответственности на территории РФ.

Реальный принцип (также ч.З ст. 12 УК России) реализуется в отно­ шении иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих по­ стоянно в Российской Федерации, соверпшвших преступление вне ее пре­ делов, которые подлежат ответственности по УК РФ в случаях (обязатель­ но соблюдение всех условий):

- если преступление направлено против интересов России;

- если указанные лица не были осуждены в иностранном государстве;

- если указанные лица привлекаются к ответственности на террито­ рии РФ.

Последний принцип до вступления в силу УК России 1996 г. не был известен и не реализовывался в российском уголовном праве, однако уже ^i^ есть опубликованная судебная практика. Так, Воронежским областным су­ дом 19 сентября 1997 г. Ивницкий осужден по ч.2 ст.218\ ч.З ст.218^ УК РСФСР, Ч.2 CT.209, Ч.1 СТ.222 УК РФ, ст.ст.17, 103 УК РСФСР за хищение огнестрельного оружия и боевых припасов из хранилища воинской части по предварительному сговору, хищение огнестрельного оружия и боевых припасов из воинской части путем разбойного нападения, участие в банде ii и совершенных ею нападениях, незаконное приобретение, хранение, ноше­ ние и сбыт огнестрельного оружия и боевых припасов, соучастие в форме пособничества в убийстве Кузнецова. Из материалов дела следует, что приобретение, хищение, хранение и сбыт оружия и боеприпасов были со­ вершены Ивницким против интересов Российской Федерации, под юрис­ дикцией которой находились воинские частив Последней (по порядку, но не по значимости) предпосылкой истин­ ности квалификации является правильное уяснение всех признаков состава преступления. Фактически речь идет о толковании уголовного закона уяснении и разъяснении его смысла в целях правильного применения, ви­ ды и приемы чего известны уже давно^.

В зависимости от выбора критерийобразующего признака выделяют­ ся различные виды толкования уголовного закона.

По юридической силе толкования различают:

1. Неофициальное - осуществляемое неофициальными, специально не уполномоченными давать легальное толкование, лицами, учреждениями:

научно-педагогическими работниками, вузами, НИУ и т.д. (доктриналь ное) либо любыми другими лицами {обыденное). Юридической силы, что понятно, такое толкование не имеет.

2. Официальное {легальное) - даваемое специально уполномоченны­ ми органами. Данный вид толкования имеет юридическую силу.

В свою очередь, легальное толкование, в зависимости от субъекта, его осуществляющего, подразделяется на:

а) аутентичное - даваемое органом, издавщим закон;

данный вид толкования фактически является новым законом и к актам толкования мо­ жет относиться лишь условно;

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №9. С.4-5.

^ См., например: Реиненксшпф Н.К. Юридическая энциклопедия. Киев, 1913.

С.87-98.

б) судебное - даваемое судом (по конкретному делу - казуальное.

Верховным Судом РФ в порядке руководящих разъяснений - норматив­ ное).

Казуальное толкование, если оно исходит от Верховного Суда, фак­ тически ориентирует нижестоящие суды на использование судебного пре­ цедента, так как в кассационном порядке или в порядке надзора уголовное дело может попасть в высшую судебную инстанцию.

Применительно к нормативному толкованию, следует сказать, что в ст. 126 Конституции Российской Федерации в числе других полномочий Верховного Суда РФ указано на полномочие давать разъяснения по вопро­ сам судебной практики. В постановлениях Пленума по применению уго­ ловного законодательства обобщается значительная правоприменительная практика. Поэтому, тут мы имеем дело уже не с ориентацией на судебный прецедент, а с формой судебного прецедента как такового^ имеющего од­ нако обязательное значение.

Аналогичным образом, в зависимости от субъекта, осуществляющего толкование, можно выделить различные виды доктринальной интерпрета­ ции уголовного закона, но с точки зрения официальной квалификации та­ кая классификация практически не значима.

По объему выделяют толкование:

1. Буквальное - в точном соответствии с содержанием и формой зако­ на.

2. Ограничительное - в более узком объеме, чем это следует из его буквального содержания.

См.: Демидов В.В. "О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

1998. №3. С.23-24.

3. Расширительное - в более широком объеме, чем это следует из его буквального содержания.

Понятно, что основным должно быть буквальное толкование уголов­ ного закона, к ограничительному и расширительному толкованию содер­ жания того или иного признака состава преступления следует прибегать в исключительных случаях. Причем, представляется, что расширительное толкование является недопустимым, когда это ухудшает положение винов­ ного по сравнению с буквальным толкованием. На практике, впрочем, дело обстоит иным образом.

Например, исходя из буквального толкования примечания 3 к статье 158 УК России: "неоднократным в статьях 158-166 настоящего Кодекса признается совершение преступления, если ему предшествовало соверше­ ние одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями (выделено мною - А.И.), а также статьями 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса". Следует ли учитывать предыдущее преступление, предусмот­ ренное ст. 144 УК РСФСР? Исходя из буквального толкования, следует от­ ветить отрицательно. Однако судебная коллегия по уголовным делам Вер­ ховного Суда РФ 28 августа 1997 г. в деле Варакина усмотрела признак не­ однократности применительно к хищениям, совершенным в период дейст­ вия УК РСФСР 1960 г., не инкриминировав ему соответствующий пункт только в связи с усилением ответственности за неоднократность хищения по УК России 1996 г.' В тех случаях, когда официальное толкование уголовного закона от­ сутствует, субъект квалификации самостоятельно применяет специальные способы (приемы) толкования.

По способу выделяют толкование уголовного закона:

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №4. С.8-9.

1. Грамматическое (филологическое) - основанное на использовании правил грамматики, синтаксиса, этимологии.

2. Систематическое - основанное на сопоставлении толкуемой нор­ мы с содержанием других норм уголовного или иного закона.

3. Историческое - основывается на сопоставлении анализируемой нормы с действовавшей ранее либо на изучении материалов и др. источни­ ков информации о целях, причинах и условиях ее принятия.

4. Логическое - основывается на законах логики.

В юридической литературе, как правило, не предлагается иерархии приемов толкования закона. Однако представляется, что основным должно быть систематическое толкование, поскольку нормативные установки яв­ ляются приоритетными^ Остальные же его разновидности исходят из пре­ зумпции безупречной логики, грамматической грамотности и т.п. законо­ дателя. В чем, к сожалению, на сегодняшний день приходится усомниться.

Применительно к систематическому толкованию очень полезными являются тексты Уголовного кодекса с постатейным приложением норма­ тивных актов^.

К систематическому толкованию при квалификации преступлений нередко прибегает и Верховный Суд РФ, обращаясь к текстам иных, не­ уголовных законов, и ориентируя на это другие суды^.

' См.: Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации преступле­ ний: Учебное пособие. Ижевск, 1999. С.58.

^ См., например: Уголовный кодекс Российской Федерации. С постатейным при­ ложением нормативных актов. М., 1998.

^ См., например: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №2.

С.7;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №3. С И.

Реализация рассмотренных предпосылок истинности получаемого результата осуществляется как до, так и во время процесса квалификации преступлений.

Глава 2. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК АЛГОРИТМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС §1. ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМАЛИЗАЦИИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ I. Вопросы формализации квалификации преступлений уже долгое время интересуют ученых-юристов^ Чем же вызван такой интерес? Даже само юридическое образование, по меткому высказыванию норвежского ученого Н.Кристи (занимавшегося проблемами наказания) "представляет собой обучение тому, как упрощать. Речь идет о способности видеть в си­ туации не все ценностные аспекты, а только те, которые имеют юридиче­ ское значение, то есть признаны таковыми верховными жрецами систе­ мы"^. Этому и способствует формализация, как отображение результатов человеческого мышления в точных понятиях и утверждениях.

Закономерностями и операциями правильного мышления занимается формальная (математическая) логика, основной постулат которой гласит, что правильность рассуждения и вывода не зависят от конкретного содер­ жания, входящих в них утверждений, а обусловливаются только их формой и (или) структурой.

* См., например: Козлов В.Н. Правовая кибернетика и вопросы квалификации преступлений // Общественные науки. Право. Казань, 1976;

Кудрят^ев В.Н. О програм­ мировании процесса применения норм права // Вопросы кибернетики и права. М., 1967;

Его же. Эвристические приемы при квалификации преступлений // Правовая кибернетика. М., 1970;

Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978;

Новиченко А.С. Логико-методологические основы квалифика­ ции преступлений: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1977;

Эйсман А.А. Вопросы применения логико-семантических методов в юридической науке // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.20. М., 1974.

^ Кристи Н. Пределы наказания. М., 1985. С.66.

Квалификация преступлений может и должна рассматриваться не только с правовой, но и с психологической, равно, как и с логической точек зрения. Ее вообще допустимо отнести к логическим задачам^ ввиду того, что в процессе квалификации мы имеем дело с высказываниями, утвер­ ждениями и различными их характеристиками.

Логика не имеет дела с реальными объектами, она оперирует моде­ лями, которые описываются специальным формальным языком.

Ситуация (поведение индивида), подлежащая уголовно-правовой оценке нередко излагается на естественном языке. Одно из положений диалектики говорит о единстве мышления и языка, поскольку мышление как психическое отражение действительности не может существовать без языка, а язык, в свою очередь, не может выражать того, что не отражено в мышлении^.

Таким образом, первоначальная исходная информация в основном передается субъекту квалификации на естественном языке. КЬнпгересующая же нас искомая информация (состав конкретного преступления) изложена на языке уголовного закона, являющего, в лучшем случае, частью языка естественного. Дело в том, что любая наука на определенном этапе своего развития начинает пользоваться языком, отличающимся от языка естест­ венного. На первоначальном этапе, который называют ступенью научного жаргона, различия касаются только некоторых специальных терминов. Но в дальнейшем естественный язык и язык конкретной науки все больше и больше расходятся. Для примера достаточно вспомнить о понятиях "действие" и "бездействие". В языке естественном превалирует их физиче­ ская природа. Применительно же к уголовному праву ситуация принципи­ ально меняется - действие возможно путем использования различных при ^ См.: Штофф В.А. Проблемы методологии научного познания. М., 1978. С.36.

родных закономерностей, использования механизмов и т.д., а при бездей­ ствии может совершаться огромное количество телодвижений.

Вообще задачу квалификации преступления можно свести к сле­ дующим элементам:

1) исходная информация - описание поведения индивида, как прави­ ло, на естественном языке;

2) искомая информация - состав конкретного преступления, описан­ ного на языке уголовного закона;

3) требование найти искомую информацию (состав конкретного пре­ ступления) по исходной информации (описанием поведения индивида) и сопоставить их.

Видно, что вопросы языка выходят на первое место. Охарактеризуем кратко естественный язык и язык уголовного закона.

II. Все современные естественные языки существуют в трех формах:

жестовой, звуковой и письменной. Первая наименее развита и уже в силу этого не будет рассматриваться. Несмотря на различную физическую при­ роду двух оставшихся форм, между ними много общего. Все сказанное устно может быть записано. Правда, при этом теряются интонации и неко­ торые другие оттенки. Вспомним широко известное высказывание о том, что можно пятьдесят раз произнести слово "да" и каждый раз по-разному, но написать его можно только однозначно.

Исходя из того, что в основе юриспруденции (во всяком случае, кри­ минальной ее части) лежит документ, например, уголовное дело, важней­ шей для квалификации преступлений является письменная форма языка.

В наиболее общем виде язык (как знаковую систему) изучает семио­ тика. Выделяются три основных направления:

Синтаксис - совокупность правил, с помощью которых строятся грамматически правильные предложения языка. Синтаксис русского языка до сих пор еше не формализован.

Семантика - совокупность способов, с помощью которых, завершен­ ная конструкция естественного языка - предложение, наделяется смыслом.

Смыслом обладают и отдельные слова, но это не является их обязательным признаком. Например, слова: "и", "но", "не", употребленные в предыду­ щем предложении, смысла не имеют, но используются при конструирова­ нии предложений.

Прагматика - изучает поведенческий контекст, в рамках которого происходит общение;

отношение между знаками, словами, предложениями и людьми, которые их употребляют в процессе общения (обмена информа­ цией). Значительное место принадлежит психологическому аспекту обще­ ния.

Формализации естественного языка более всего препятствуют сле­ дующие его особенности:

1. Зависимость синтаксиса от семантики. Основное заключается в том, что способ построения предложений зависит от их смысла. Например, структура фразы "Пономаренко совершил (совершила?) убийство" зависит от пола Пономаренко. Можно привести и другие примеры, связанные с одушевленными и неодушевленными предметами в винительном падеже, отвечающими на вопрос "кого, что". Фраза "Свидетель видел Иванова" по­ строена правильно;

неправильно - "Свидетель видел Иванов". И наоборот, фраза "Свидетель видел нож" построена правкшьно, а "Свидетель видел ножа" - неправильно.

В формальном языке можно правильно строить предложения, не по­ нимая их, что особенно важно при автоматизации процесса решения тех или иных задач.

2. Многозначность значений слов и предложений. Так, наличие поли­ семии - способности некоторых слов употребляться в разных, но близких между собою значениях, приводит к синтаксической многозначности одинаковости предложений, построенных по разным правилам. Омонимия - способность тождественных по написанию и звучанию слов иметь разное значение приводит к семантической многозначности предложений, то есть одно предложение может иметь несколько смыслов. Например: "Коваленко убил Грищенко". Подлежащим в данном предложении может быть первое слово, но может быть и последнее. Правильно понять смысл без привлече­ ния других сведений, не имеющих отнощения к языку, невозможно.

3. Неточность. Связана только с семантикой языка, что терпимо для языка естественного, но для уголовного права недопустимо. Мало выяс­ нить, что в результате кражи причинен ущерб, юридически значимо явля­ ется ли он значительным, ьфупным и т.п.

III. Часть отличий языка уголовного закона от языка естественного вытекают уже из сказанного выше.

Во-первых, для описания языка уголовного закона невозможно огра­ ничиться им самим, а необходимо прибегнуть к языку естественному. То есть, они соотносятся как язык-объект и метаязык, на котором описывается язык-объект.

Во-вторых, язык уголовного закона содержит конечное количество слов, словосочетаний и предложений.

В-третьих, слова, словосочетания и предложения, составляющие язык уголовного закона (за редким исключением) семантически однознач­ ны.

т В-четвертых, язык уголовного закона адекватен, так как его предло­ жения могут описать все существующие ситуащш в области объектов, ин­ формацию о которых выражает, хранит и передает данный язык^ В-пятых, состав преступления образует не просто совокупность при­ знаков, а строго определенное число признаков. "Количествеиная опреде­ ленность признаков состава преступления является одной из специфиче­ ских особенностей содержания понятий права, той именно особенностью, которая ведет к устойчивости, жесткости и стабильности их"^.

И все же, язык уголовного закона или уголовно-правовой язык не яв­ ляется формальным в полном смысле этого слова. В частности, в нем не сформулированы правила построения исходных слов, словосочетаний и предложений, а также правила перехода от одних сложных знаковых вы­ ражений к другим.

Специфичен путь возникновения языка уголовного закона: он полу­ чен путем отбора слов и предложений естественного языка и не является искусственным. В математике и теории алгоритмов такие языки называют формализованными'.

Таким образом, язык уголовного закона (уголовно-правовой язык) это формализованный язык, являющийся подмножеством неформального естественного языка.

IY. Уже очевидно, что слова, фразы и предложения уголовно правового языка можно выразить языком естественным. Но с точки зрения квалификации преступлений нас интересует прямо противоположный про­ цесс - вьфажение предложений естественного языка на языке уголовно * См.: Никитин Е.П. Объяснение - функция науки. М., 1970. С. 107-108.

^Жеребкин В.Е. Указ. соч. С.79-80.

^ См.: Криницкий Н.А. Алгоритмы вокруг нас. М., 1977. С. 131;

Черч А. Введение в математическую логику. М., 1960. С. 16-17, правовом. На возможность этого следует ответить утвердительно. Разуме­ ется, это касается только части естественного языка. Но большего нам и не нужно, поскольку то, что не значимо с уголовно-правовой точки зрения, безразлично для квалификации.

Однако процесс квалификации преступлений будет существенно разнится в зависимости от вида решаемой задачи. Впервые на данный мо­ мент обратил внимание В.Н.Кудрявцев, взяв за критерий степень точности начального и конечного компонентов ^ (исходных данных и искомого ре­ зультата). Если уточнить данный критерий, то нужно указать еще на ста­ дию уголовного процесса, поскольку количество значимой информации (выясненной и соответствующим образом оформленной) зависит и от дан­ ного фактора.

Первая разновидность задачи квалификации преступлений характер­ на для стадий предварительной проверки информации и предварительного расследования. Как правило, имеется существенный недостаток исходных данных и неизвестны искомые данные (состав преступления). Вполне воз­ можно, что поведение конкретного лица с точки зрения уголовного права нейтрально.

Вторая разновидность задач квалификации характерна даже не для стадий уголовного процесса, а для ситуаций обучения и юридического консультирования. Могут они встретиться и при предъявлении обвинения.

Ситуация меняется в том плане, что исходные данные определены доста­ точно полно, но неизвестно, с какой уголовно-правовой нормой их нужно сопоставлять (искомые данные неизвестны).

Перед судами первой, кассационной и надзорной инстанций, а также при протесте, даче заключений возникает задача квалификации третьего ^ См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 169-170.

рода. Исходные данные, искомый результат, их тождество уже установле­ ны одним из субъектов квалификации, но решение нуждается в проверке другим субъектом.

Самой сложной является первая разновидность задач. Второй вид выделен с достаточной долей условности, так как полнота исходных дан­ ных может быть установлена только при наличии определенного результа­ та. В третьем же случае осуществляется решение задачи квалификации в "усеченном", по сравнению с первым видом, варианте.

Поэтому формализация принципиально важна при недостатке исход­ ных данных и отсутствии информации об искомых. Вообще процесс поис­ ка уголовно-правовой нормы, которая подлежит применению в конкретном случае - задача архисложная, являющаяся краеугольным камнем процесса квалификации, как такового.

Но формализация и даже алгоритмизация этого процесса возможны.

Основной предпосылкой является формальность языка уголовного закона и возможность изложения информации о конкретном поведении индивида на данном языке либо переводе описания ситуации с языка естественного на уголовно-правовой.

§2. ПОНЯТИЕ АЛГОРИТМА КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ЕГО ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА I. Сам термин "алгоритм" (или "алгорифм") происходит от латини­ зированной формы имени среднеазиатского ученого Аль-Хорезми (лат. Algorithmi) и представляет набор правил, позволяющих решать любую из задач определенного типа.

Уже давно алгоритмы составляют важную часть каждой науки. Они выполняют следуюпще функции^:

1) являются формой изложения научных результатов;

2) определяют действия при решении уже изученных проблем;

3) выступают средством, позволяющим экономить умственный труд;

4) обусловливают возможность автоматизации решения задач;

5) являются средством исследования и решения новых проблем;

6) обосновывают (наряду с другими средствами) математику;

7) позволяют описывать сложные процессы.

Таким образом, алгоритмы важны и с точки зрения теории, и с точки зрения практики.

Каждый алгоритм предполагает наличие определенных исходных данных и приводит к получению искомого результата. Таковыми приме­ нительно к квалификации преступлений выступает описание поведения индивида и состав конкретного преступления. Для получения результата необходимо осуществить ряд действий, каждое из которых именуется ша­ гом, а их совокупность - алгоритмическим процессом.

К сожалению, только довольно простые алгоритмы задают вполне определенные процессы. Нередко указать определенный процесс нельзя и правила формулируются для решения задачи "в общем виде", что также ' См.: KpjJHuyKuuН.А. Указ. соч. С.23-24.

представляется весьма ценным. Видимо, применительно к квалификации преступлений жестко заданный процесс указать нельзя ввиду невероятного разнообразия оцениваемых ситуаций.

II. При квалификации мы сталкиваемся с различными вариантами исходных данных, ибо нет абсолютно тождественных по объективной сто­ роне одноименных преступлений. Например, кража может быть совершена из кармана, из сумки и т.д., при этом могут быть похищены деньги, золо­ тые украшения, одежда и др. При прочих равных условиях на квалифика­ цию это влияния не окажет.

Отсюда следует, что алгоритм квалификации должен быть применим к большому числу различных вариантов исходных данных. В теории алго­ ритмов это свойство именуют массовостью. Употребленный термин тре­ бует некоторых пояснений. Имеется в виду не количественшый аспект (ко­ нечность или бесконечность данных), а допустимость в качестве исходных данных, их уголовно-правовая значимость. Для квалификации преступле­ ний допустимые исходные данные могут и должны быть описаны языком уголовного закона. Можно даже сказать, что исходными и искомыми дан­ ными при квалификации преступлений являются соответствующие пред­ ложения уголовно-правового языка. С одной стороны мы имеем дело с мо­ делью (в форме письменного описания) поведения того или иного индиви­ да, а с другой - с моделью (составом) преступления.

III. Если с помощью алгоритма можно получить искомый результат, то говорят, что он применим к допустимым исходным данным. Если же ре­ зультат получить нельзя, хотя исходные данные являются допустимыми, то алгоритм к ним неприменим.

Количество шагов алгоритмического процесса количественно огра­ ничено. Очень часто их число невелико, а содержание несложно. Отвлека­ ясь от временных затрат и использования других ресурсов, следует отме ТИТЬ, что алгоритм оканчивается после определенного числа шагов и на каждом из них нет препятствий для его выполнения. В этом выражается применимость алгоритма к исходным данным.

/{Цк Неприменимость может состоять в том, что алгоритмический про­ цесс никогда не заканчивается (бесконечен), либо выполнение какого-либо из шагов наталкивается на непреодолимое препятствие (процесс обрывает­ ся) и алгоритм безрезультатно прерывается.

Свойство результативного завершения алгоритмического процесса за определенное число шагов при решении практической задачи именуется реальной осуществимостью алгоритма.

IY. Представляется очевидным, что субъект квалификации знает, как выполнять соответствующие правила. То есть, алгоритм должен быть по­ нятен для исполнителя. Если исполнитель человек, то он должен его знать, если же исполнитель машина, то она должна быть соответствую­ щим образом сконструирована. В любом случае алгоритм должен обладать свойством понятности.

Понятность алгоритма квалификации реализуется только в отноше­ нии специально подготовленного лица'. Субъект квалификации должен IW обладать надлежащей юридической подготовкой. В противном случае ал­ горитмический процесс может безрезультатно прерваться либо будет полу­ чен неправильный результат, что не свидетельствует о неосуществимости алгоритма или о его непонятности.

Y. Замена одного субъекта квалификации другим (при соответст­ вующей их подготовке) не должна влиять на результат. Формулировка ал­ горитма правильна, когда она точно определяет все действия исполнителя.

Это свойство именуется определенностью алгоритма.

^ См.: НиконовВ.А. Научные основы квалификации преступлений. С. 19.

Данное свойство не только обусловливает один и тот же результат при применении алгоритма к одним и тем же исходным данным, даже при смене субъекта квалификащш, но и однозначно определяет действия, вы­ полняемые на каждом шагу. Заданность, в том числе и промежуточных ре­ зультатов, называется детерминированностью алгоритма.

Таким образом, понятие алгоритма квалификации преступлений можно определить как характеризующиеся массовостью, реальной осу­ ществимостью, определенностью и понятностью для исполнителя прави­ ла преобразования исходных данных (описание поведения индивида) в ис­ комые (состав преступления).

YI. Нельзя обойти стороной вопрос источников создания алгоритмов.

В литературе выделяется четыре основных^:

1) эмпирические данные;

2) научная теория;

3) совокупность накопленных алгоритмов;

4) изобретательность (интуиция) разработчика.

Говоря о создании общего алгоритма квалификации преступлений, третий источник придется исключить, поскольку имеющиеся алгоритмы касаются частных случаев и довольно слабо математизированы, чтобы из них вывести новый.

Положения теории уголовного права могут быть использованы в ог­ раниченном объеме. В основном, применительно к исходным данным и искомому результату.

Ведущее место занимают эмпирические данные и индивидуальные качества разработчика. Главные методы - наблюдение и интервьюирова­ ние, объектом которых должны быть лица, умеющие решать задачи квали­ фикации преступлений на соответствующем уровне. Описывая ход их (и своих) мыслей при решении конкретных задач, можно вывести некоторые общие закономерности. В результате будет получен эмпирический алго­ ритм квалификации преступлений.

По форме он может быть линейным, то есть задающим определенную цепочку шагов, предполагаюпщх только выполнение конкретных опера­ ций, либо разветвленным - представляющим собой серию вопросов, тре­ бующих однозначного ответа: "да" или "нет".

Ml ' См.: Криницкий Н.А. Указ. соч. С.24-25.

§3. АЛГОРИТМ И ЭТАПЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ I. В литературе можно встретить указание на то, что узнавание, сли §1. чение различных объектов нередко происходит симультанно, то есть мгно­ венно'. Это довольно характерно и для процесса квалификации преступле­ ний. Процесс сравнения и обнаружения сходства или различия между вос­ принимаемой информацией (поведения, ситуации) и сознаваемой моделью или моделями (состава или составов преступлений), как бы "сворачивается" с немедленной выдачей результата. Таким образом, весь процесс происходит на уровне подсознания и только затем, под уже гото ^ вое решение начинает подводиться обоснование.

Однако осознается это субъектом квалификации или нет, но квали­ фикация осуществляется через прохождение ряда этапов, то есть отно­ сительно обособленных упорядоченных стадий (частей, моментов) рас­ сматриваемого процесса. Данное положение принципиально важно с точ­ ки зрения эмпирического характера алгоритма квалификации. Как указы­ валось в литературе: "С некоторыми оговорками, можно сказать, что гене­ ральный алгоритм квалификации преступлений и этапы квалификации в #* определенной части тождественны"^. Нельзя, впрочем, указать и на основ­ ные различия.

Во-первых, этапы квалификации зависят от субъекта, который ее осуществляет и других факторов (может меняться количество этапов, даже их порядок и т.п.), что не присуще алгоритму.

' См., например: ШехтерМ.С. Психологические проблемы узнавания. М., 1967.

С.40.

^ Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации преступлений.

С.40.

Во-вторых, прохождение определенных этапов может не осознавать­ ся субъектом квалификации, шаги же алгоритмического процесса всегда осознаваемы.

В-третьих, констатация наличия соответствующих этапов может быть осуществлена "post factrnn", в то время как алгоритм предполагает предва­ рительную заданность.

В-четвертых, этапы квалификации преступлений носят естественный (закономерный) характер, а алгоркпгм являет собой искусственную конст­ рукцию.

И все же, значение этапов квалификации преступлений для разработ­ ки общего (генерального) алгоритма квалификации чрезвычайно велико.

Исследовав их, можно определить оптимальный путь решения данной уго­ ловно-правовой задачи.

II. Несмотря на закономерный характер этапов квалификации пре­ ступлений, единой точки зрения на их количество, порядок и содержание нет.

В.Н.Кудрявцев выделяет следующие этапы:

1) первоначальная (приблизительная) квалификация завершающаяся возбуждением уголовного дела;

2) квалификация "в обыщх чертах" завершающаяся привлечением лица в качестве обвиняемого;

3) предварительная квалификация завершающаяся составлением об­ винительного заключения;

4) проверочная квалификация при предании суду;

5) окончательная квалификация с вынесением обвинительного при­ говора;

6) изменение квалификации в кассационном или надзорном порядке'.

Нетрудно заметить, что в данном случае речь идет не об этапах ква­ лификации, а о ее видах, критериями выделения которых выступают этапы уголовного процесса. Действительно, квалификация преступлений осуще­ ствляется на каждой стадии уголовного процесса частично различными субъектами, но всегда она происходит, как бы заново, не являя единого процесса.

Согласно другой точке зрения, квалификация преступлений состоит из трех этапов:

1) выявление наиболее общих признаков деяния (устанавливается тип правоотношения) с решением вопроса о том, имеются ли в данном конкретном случае признаки преступления или деяние следует квалифици­ ровать как проступок;

2) выявление родовых признаков преступного деяния, то есть уста­ навливается, какой главой уголовного кодекса охватывается рассматривае­ мое преступление;

3) выяснение и сопоставление видовых признаков преступления^.

Представляется, что первый этап просто невозможно реализовать, поскольку, не имея правовой основы идентифицировать содеянное как преступление (которое всегда конкретно и предполагает ссылку на соот­ ветствующую статью или статьи уголовного закона) нельзя. Отсюда выте­ кает, что последующие этапы лишены смысла.

Близка приведенной и точка зрения, которая к первому этапу относит обязательное установление в действиях виновного признаков общего со­ става преступления, а второй и третий - идентичны названным^. Здесь ' См.: Кудряв7^евВ.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 197-207.

^ См.: КуриноеБ.А. Научные основы квалификации преступлений. С.56-57.

^ См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник. С. 181.

нужно высказать практически то же самое замечание, о невыполнимости первого этапа, поскольку ранее уже обосновывалась невозможность суще­ ствования общего состава преступления. Выражаясь языком формальной логики, "обшлй состав преступления" - это понятие с нулевым объемом.

Множество объектов является пустым.

Высказана также позиция о следующих этапах "классического" про­ цесса квалификации:

1) упорядочение фактических данных, выделение из них юридически значимых и группировка по четырем элементам состава преступления;

2) выявление всех возможных составов преступлений, по которым эвентуально можно квалифицировать имеющийся фактический материал;

здесь же устанавливается подлинность нормы (норм), ее официальный текст;

3) выявление группы (двух и более) смежных составов преступлений;

4) выбор из группы смежных составов преступлений одного, призна­ ки которого полностью соответствуют содеянному\ В приведенном варианте речь идет скорее не об этапах квалифика­ ции, а о стадиях выбора уголовно-правовой нормы (то есть, части процесса квалификации). Да и то, они возможны только при решении задач квали­ фикации, когда исходные данные полно и точно выяснены и закреплены.

Приводятся и такие этапы квалификации преступлений:

1) установление фактических обстоятельств дела, характеризующих объективные и субъективные свойства правонарушения;

итогом является убежденность следователя в том, что совершено общественно опасное дся ' См.: Уголовное право России. В 2-х томах. Т.1 Общая часть / Под ред. д.ю.н., проф. А.Н.Игнатова и Ю.А.Красикова. М., 1997. С.327-329;

Практикум по уголовному праву. Учебное пособие / Под ред. проф. Л.Л.Кругликова. М., 1997. С.7-8.

ние, обладающее достаточными объективными и субъективными призна­ ками, позволяющими отнести его к конкретному преступлению;

2) выбор и анализ уголовно-правовой нормы;

при выборе сопостав­ ляются признаки состава преступления с фактическими обстоятельствами, при анализе - удостоверяется подлинность состава преступления;

3) принятие решения и закрепление его в уголовно-процессуальном акте^.

Бросается в глаза то обстоятельство, что фактически уже на первом этапе процесс квалификации как бы завершается и необходимости в по­ следующем выборе уголовно-правовой нормы уже нет. Тем более, завер­ шая второй этап, предлагается идти уже от нормы к составу преступления и от него - к фактическим обстоятельствам дела.

Нередко можно встретить рекомендации о необходимости сопостав­ ления фактических данных с уголовно-правовой нормой по всем элементам состава преступления, которое "по общему правилу" осуществляется в та­ ком порядке:

1) установление признаков объекта преступления;

2) установление признаков объективной стороны;

3) установление признаков субъекта преступления;

4) установление признаков субъективной стороны^.

Даже не затрагивая вопроса о целесообразности именно такого по­ рядка установления признаков (почему именно такой, а не иной, чем он предпочтительнее любого другого порядка?), неясно, какой состав престу­ пления имеется в виду и как он установлен.

* См.: Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учебник / Под ред. д-раюрид. наук, проф. А.И.Марцева. Омск, 1998. С.92-96.

^ См., например: Наумов А.В. Российское уголовное право. С. 143.

Встречаются и довольно сложные конструкции. Например, предлага­ ется различать в процессе квалификации преступлений стадии, как некото­ рого рода целое, и этапы, как составные части стадии'.

Первая стадия - это выявление уголовно-правовой нормы, состоящая из шести этапов:

1) отнесение посягательства к определенному типу, исходя из при­ знака, который лежит в основе исходной классификации преступлений;

2) отнесение посягательства к определенному роду;

3) отнесение посягательства к определенному виду;

4) отнесение посягательства к определенному подвиду (при необхо­ димости);

5) отнесение посягательства к определенной грухше (при необходи­ мости);

6) вывод о преступности и наказуемости данного деяния, исходя из требований конкретной статьи, ее части.

Вторая стадия состоит в установлении применимости именно этой статьи закона к деянию, которое инкриминируется лицу. В ней выделяют пять этапов:

1) установление пределов действия уголовного закона;

2) уяснение и уголовно-правовая оценка совокупности признаков со­ става преступления;

3) з^ет малозначительности деяния, наличия обстоятельств, исклю­ чающих преступность деяния;

4) оценка содеянного с позиции оконченности или неоконченности посягательства и участия в нем двух или более лиц;

' Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. С.23-28.

5) разграничение посягательств, образующих единичное (единое) преступление и множественность преступлений.

Несмотря на столь подробное описание этапов (это уже близко к ал­ горитму квалификации), все-таки нельзя не отметить ряд довольно спор­ ных моментов. Так, отправной точкой взято предположение о полной (с уголовно-правовой точке зрения) информации об оцениваемой ситуации, что бывает далеко не всегда. Вряд ли, также следует выделять уяснение признаков состава преступления в качестве отдельного этапа, поскольку анализ уголовного закона и признаков конкретных составов преступлений осуществляется на протяжении всего процесса квалификации. Да и само выделение (разграничение) стадий и этапов непринципиально, так как ка­ ждый этап имеет определенную завершенность и объединение их в группы достаточно условно.

Таким образом, приходится констатировать, наличие многообразия довольно несхожих позиций на проблему этапов квалификации преступле­ ний, ни одна их которых не может быть принята за основу для разработки общего ее алгоритма.

III. Почему же существует такое обилие различных точек зрения?

Видимо, дело обстоит как в широко известной ситуации о сложностях по­ иска черной кошки в темной комнате, особенно если ее там нет. Этапы и, тем более, алгоритм квалификации (как и другие уголовно-правовые зада­ чи) презумируют достаточно высокие требования к реально существующе­ му и действующему уголовному закону, части из которых он не отвечает.

Невозможность нахождения четко выверенного, абсолютно доказываемого решения нередко отвращает от точных (в том числе и формально­ логических) методов исследования.

Характерно в этом плане высказывание М.И.Ковалева: "Думается, что наряду с обычной логикой существует еще и юридическая логика. По следняя, на первый взгляд, представляет собой собрание аксиом, истин­ ность и ложность которых доказать нельзя, однако вдумчивое их изучение позволяет уверенно полагать, что они базируются на общей логике, незыб­ лемость законов которой тоже нельзя рационально доказать на основе са­ мой логики, а таинственная и могучая сила последней в том и состоит, что в конечном счете она всегда оказывается права сама по себе"'.

И все-таки, хотелось бы более ясной связи между юридической и общей логикой. На необходимость разработки теории, которая упорядочи­ ла бы нормотворческий процесс, подчинив его определенным правилам, нацелив на будущую квалификацию преступлений уже указывалось в ли­ тературе^. Однако реально этого пока нет. Поэтому и этапы квалификации преступлений можно выделить только в общем виде, без излишней детали­ зации, но с относительной их самостоятельностью и заверщенностью.

Крайне важно, что на всех без исключения этапах квалификации па­ раллельно (и фактически, одновременно) осуществляется анализ ситуации и аистиз уголовного закона:

1) анализ и описание ситуации, выделение в ней значимых, с точки зрения уголовного закона, признаков;

2) выявление в уголовном законодательстве всех возможных соста­ вов преступлений, выделение признаков, подлежащих фактическому уста­ новлению дополнительно (установление их);

' Ковалев М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Выпуск 2. Советский уголовный закон. Свердловск, 1974. С.178-179.

^ См.: Тишкевич СИ. Единая теория уголовного нормотворчества и квалифика­ ция преступлений: Основные концептуальные положения. Теоретическая модель уго­ ловного кодекса суверенной Республики Беларусь. Минск, 1992. С.5.

3) нахождение нужной уголовно-правовой нормы и установление то­ ждества признаков описанной ситуации с признаками конкретного состава преступления;

4) установление отсутствия обстоятельств, исключающих преступ­ ность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость и др.), а так­ же иных правовых препятствий для уголовного преследования (малозначи­ тельность, истечение сроков давности привлечения к уголовной ответст­ венности, отсутствие официально поданного заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, специально предусмот­ ренные виды деятельного раскаяния и т.д.);

5) принятие и закрепление решения в уголовно-процессуальном акте.

На этой базе уже можно детализировать процесс квалификации с це­ лью его алгоритмизации.

Напомним некоторые узловые моменты.

*Нередко при квалификации преступлений имеется недостаток ис­ ходной информации, описанной к тому же естественным языком.

•Группировка преступлений в уголовном законе не основывается на едином критерии. В связи с этим возникает необходимость доктринальной их группировки по степени обобщенности признаков конкретных составов преступлений:

- признаки, присущие преступлениям определенного рода;

- признаки, присущие преступлениям определенного вида;

- признаки, присущие конкретным преступлениям.

Главная роль принадлежит признакам первой группы, поскольку их количество относительно невелико и, вследствие этого, запоминаемо. Да­ лее уже можно работать с текстом уголовного закона.

*Анализ поведения индивида (ситуации) и анализ уголовного закона - два параллельных процесса, осуществляемых постоянно.

*Не все признаки состава преступления воспринимаются субъектом квалификации непосредственно. Часть из них могут быть охарактеризова­ ны только опосредованно. Отсюда значимость объективных данных.

Опираясь на ранее названные источники создания алгоритмов, уже выдвинутые теоретические посылки, а также серию экспериментов с уча­ щимися юридических вузов, следователями и другими работниками право­ применительных органов^ были определены следующие щаги, оптимизи руюпще процесс квалификации^:

1. Упорядочение имеющейся первоначально информации:

1) по физическим лицам;

2) по юридическим лицам;

3) по вещам;

4) по фактам.

2. Формализация имеющейся первоначальной исходной информахщи, выражающаяся в переводе ее с естественного языка на язьш действующего уголовного закона.

3. Выявление в первоначальной исходной информации признаков, присущих:

- преступлениям определенного рода;

- преступлениям определенного вида;

' Эксперименты проводились под руководством д-ра юрид. наук, профессора В.А.Никонова и по форме были аналогичны экспериментам, проводимым в 1967 г. д рами юрид. наук, профессорами В.Н.Кудрявцевым, Н.Ф.Кузнецовой, А.Р.Ратиновым (см.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 175-176), но с це­ лью определения не особенностей решения задач квалификации, а оптимальных путей их решения.

^ См. также: Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации пре­ ступлений. С.40.

- конкретным преступлениям.

4. Определение круга признаков конкретных составов преступлений (на основании выявленных признаков, присупщх преступлениям опреде­ ленного рода и вида) подлежащих проверке на предмет их наличия.

5. Проверяются (на предмет их наличия) обстоятельства, исключаю­ щие преступность деяния, а также иные правовые препятствия для уголов­ ного преследования (малозначительность, истечение сроков давности при­ влечения к уголовной ответственности, отсутствие официально поданного заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвине­ ния, спещяально предусмотренные виды деятельного раскаяния и т.д.).

6. На основе исходной формализованной информации устанавлива­ ется тождество признаков поведения конкретного индивида признакам конкретного состава преступления (параллельно осуществляемые процес­ сы анализа ситуации и уголовного закона смыкаются).

7. На основании установления места совершения деяния и статуса деятеля, определяется возможность реализации принципов действия уго­ ловного закона в пространстве и по кругу лиц.

8. На основании времени совершения деяния, определяется уголов­ ный закон, имеющий силу.

9. Принимается окончательное решение (на основании действующего закона, ультраактивного либо, имеющего обратную силу);

осуществляется проверка, оформление и использование полученного результата.

На основании данных шагов разработан общий (генеральный) алго­ ритм квалификации преступлений, который представлен на схеме 1. В со­ ответствии с ГОСТ 19 0003-80 "Символы в схемах алгоритмов и про­ грамм", прямоугольник с закругленными концами обозначает начало и ко­ нец (прерывание) обработки данных, ромб - решение (выбор дальнейшего направления процесса), квадрат - выполнение операции.

Схема I Структурная схема общего (генерального) алгоритма квалификации преступлений Описание схемы общего (генерального) алгоритма квалификации преступлений 1 - начало процесса: ознакомление с поступившей информацией.

Ак Переход к п.2.

2 - операция: упорядочение имеющейся первоначальной исходной информации:

1) по физическим лицам;

2) по юридическим лицам;

3) по вещам;

4) по фактам.

^ Переход к п.З.

3 - операция: формализация имеющейся первоначальной исходной информации, выражающаяся в переводе ее с естественного языка на язык действующего уголовного закона. При этом выясняется максимально воз­ можное количество юридически значимых признаков: по физическим ли­ цам - вменяемость, возраст, гражданство, пол, должностное положение и т.д.;

по юридическим лицам - орган власти или управления, хозяйствую пщй субъект и т.д.;

по вещам (предметам материального мира, созданным ^ человеком или находящимся в естественном состоянии в природе) - иму­ щество, оружие, валютные ценности, наркотические средства и т.д.;

по фактам - события (факты, возникающие помимо воли людей), имеющие уголовно-правовое значение, и деяния (действия и бездействия).

Переход к П.4.

4 - решение: имеются ли признаки, присущие преступлениям опреде­ ленного рода, определенного вида, конкретным?

"Да" - переход к п.З;

"нет" - переход к п. 19.

5 - решение: являются ли выявленные признаки достаточными?

"Да" - переход к п.8;

"нет" - переход к п.6.

6 - операция: определение круга признаков конкретных составов пре­ ступлений (на основании выявленных признаков, присущих преступлениям определенного рода и вида) подлежащих проверке на предмет их наличия, включая особые формы преступной деятельности - неоконченное преступ­ ление и соучастие в преступлении.

Переход к п.7.

7 - решение: удалось ли установить наличие искомых признаков кон­ кретных составов преступлений?


"Да" - переход к п.8;

"нет" - переход к п. 19.

8 - решение: имеются ли в наличии обстоятельства, исключающие преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость и др.)?

"Да" - переход к п.9;

"нет" - переход к п. 10.

9 -решение: нарушены ли условия причинения вреда?

"Да" - переход к п.11;

"нет" - переход к п. 19.

10 - решение: имеются ли в наличии иные правовые препятствия для уголовного преследования (малозначительность, истечение сроков давно­ сти привлечения к уголовной ответственности, отсутствие офищ1ально по­ /:11^ данного заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, специально предусмотренные виды деятельного раскаяния и т.д.)?

"Да" - переход к п. 19;

"нет" - переход к п.11.

11 - операция: на основе исходной формализованной информации устанавливается тождество признаков поведения конкретного индивида с признаками конкретного состава преступления (параллельно осуществляе­ мые процессы анализа ситуации и уголовного закона смыкаются).

Переход к п. 12.

12 - операция: устанавливается место совершения деяния и статус деятеля, определяется возможность реализации принципов действия уго­ ловного закона в пространстве и по кругу лиц.

Переход к п. 13.

13 -решение: подлежит ли субъект, поведение которого оценивается, уголовной ответственности по российскому законодательству?

"Да" - переход к п. 14;

"нет" - переход к п. 19.

14 - операция: устанавливается уголовный закон, действовавший во время совершения оцениваемого деяния.

Переход к п. 15.

15 - решение: действовал ли во время совершения оцениваемого дея­ ния уголовный закон, утративший силу?

"Да" - переход к п. 16;

"нет" - переход к п. 19.

16 - решение: имеется ли в ультраакгавном уголовном законе состав преступления, аналогичный установленному в действующем уголовном законе?

"Да" - переход к п. 17;

"нет" - переход к п. 19.

17 - решение: имеет ли действующий уголовный закон обратную си­ лу?

"Да" - переход к п. 19;

"нет" - переход к п. 18.

18 - операция: устанавливается тождество признаков поведения кон­ кретного индивида с признаками конкретного состава преступления, опи­ санного в ультраактивном уголовном законе.

Переход к п. 19.

19 - конец процесса: принимается окончательное решение (на осно­ вании действующего, ультраактивного либо имеющего обратную силу уго­ ловного закона);

осуществляется проверка, оформление и использование полученного результата.

Предложенный алгоритм, как нетрудно заметить, не является мате­ матически строго заданным, что в силу уже приводимых ранее причин обусловливает его результативность - "способность всегда обеспечивать решение задачи при условии, что были заданы надлежащие исходные дан ные"^.

Повышая результативность алгоритма, нередко прибегают к форму­ лировке предписания, предусматривающей не жестко заданные элементар­ ные действия, а своеобразные "блоки" действий. Разумеется, при понима­ нии пользователем содержания этих блоков^. Таким образом, решение за­ дачи квалификации преступлений при алгоритмическом подходе не ис­ ключает актов творческого мыпшения (эвристик), которые трактуются, как сформировавшиеся у человека в процессе решения одних задач приемы мышления, переносимые на другие задачи^.

Эвристики, как методы решения задач в условиях недостаточности информации, когда нельзя достаточно точно определить границы алгорит­ мизации и оценить допустимые ошибки, являются обязательными элемен­ тами. В литературе даже приводят схему алгоритмизации эвристик: накоп­ ление и систематизация знаний - выработка интуиции - формализация про­ цесса - алгоритм"*.

* Правовая информатика и кибернетика: Учебник / Под ред. Н.С.Полевого. М., 1993. С.200-201.

^ См.: Бидонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978. Сб.

^ См.: Пушкин В.Н. Эвристика - наука о творческом мышлении. М., 1967.

* См.: Александров Е.А. Основы теории эвристических решений. М., 1975.

* Алгоритмы, подобные приведенному, давно находят применение (и небезуспешное) в криминалистике \ Аналогично сказанному, приведенный общий алгоритм квалифика щга преступлений включает наиболее целесообразные действия и блоки действий, образующие систему. Он не лишает субъекта квалификации творческой инициативы, являя собой своеобразную методическую реко­ мендацию об оптимальном порядке и содержании действий, управляя, та­ ким образом, ходом всего процесса, приводя к достижению искомого ре­ зультата^.

IY. Рассмотрим некоторые примеры. Видимо, самым подробным (в плане реализации определенного алгоритма квалификации) является при­ мер, рассмотренный В.А.Никоновым. Им были предложены следующие этапы квалификации, совпадающие с шагами алгоритмического процесса:

1) упорядочение информации и выделение из нее юридически значи­ мых признаков;

2) формализация информации;

3) уточнение и формализация задачи квалификации;

4) установление тождества между признаками квалифицируемого деяния и признаками конкретного состава преступления^.

За основу анализа была взята фабула задачи, предложенная А.Н.Красиковым:

' См., например: Кариеева Л., Кертес И. Система основных тактических прие­ мов допроса и алгоритм их реализации // Правовая кибернетика социалистических стран. М., 1987. С.327-333.

^ См.: Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. 1989. С.216.

' См. подробнее: Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации преступлений. С.40-44.

Puma Краснова продолжттельное время поддерживала интимную связь с Сергеем Беловым. Через некоторое время тот стал встречаться с Татьяной Синевой. Краснова, чтобы удержать Сергея, заявила ему, что \ ^ она от него беременна. Явно не ж^елая подобного развития событий, Бе­ лов периодически начал встречаться с Красновой, подсыпая ей во время распития спиртных напитков в nuufy средства, которые, как он считал, долж:ны вызвать аборт. Тем не менее, когда через полтора месяца она заявила, что оставит ребенка, Белов решил ее убить. Позвав Краснову на прогулку в лес, он заранее приготовленным нооюом нанес ей удар в шею, в результате которого наступила смерть, после чего закопал ее в овраге.

Проведенная экспертиза дала заключение, что Краснова беременной не бьма^.

Данная фабула относится к категории учебных, но в ней, как и в практически встречающихся ситуациях, наблюдается недостаток первона­ чальной исходной информации, что является принципиальным.

Первый шаг предполагает упорядочение информации по лицам. В фабуле фигурируют три физических лица. Юридические лица отсутствуют.

HI Одновременно производится и формализация.

То есть, некоторые шаги алгоритмического процесса объединяются.

Для удобства представления и восприятия информации, все необхо­ димые данные сведены в таблицы, озаглавленные согласно осуществляе­ мым операциям и принятию соответствующих решений.

' См.: Красиков А.Н. Учебно-методические указания и задачи (казусы) к практи­ ческим занятиям по теме: "Преступления против личности". Саратов, 1996. С.28.

Упорядочение, формализация и уточнение информации по лицам Формализованные юридически значимые признаки возраст в го­ вменяемость Хо Физические лица, упо­ дах пол (подлежит вы­ п/п минаемые в фабуле (подлежит вы­ яснению) яснению) 1) вменяем;

1) до 16;

2) 16-17;

мужской 1. Сергей Белов 2) невменяем 3) 18 и более 1)до16;

2) 16-17;

2. Рита Краснова женский 3) 18 и более 1)до16;

2) 16-17;

3. Татьяна Синева женский 3) 18 и более По градации возраста даются некоторые пояснения, касающиеся за­ конодательной заданности возраста наступления уголовной ответственно­ сти:

1) подобная описанной, ситуация с лицами более молодого, чем лет возраста, маловероятна, хотя, в принципе, возможна;

2) собственно несовершеннолетний возраст;

3) совершеннолетний возраст, характерный для ряда составов пре­ ступлений.

Следующий шаг:

Упорядочение, формализация и уточнение информации по вещам Уголовно-правовая формализация и признаки, № Наименование п/п вещи по фабуле подлежащие выяснению 1. Спиртные на­ Спифтные напитки (наименование совпадает) питки спо­ 1) наркотические средства;

2. Средства, собные вызвать 2) психотропные вещества;

аборт 3) сильнодействующие вещества;

4) ядовитые вещества;

5) вещества, не оказывающие опасного для жизни и здоровья действия 3. Нож 1) холодное оруэюие;

2) клинковый инструмент хозяйственно-бытового назначения Возможные варианты:

В случае, если средства, которые, по мнению Сергея Белова, должны были вызвать аборт, относятся к наркотическим средствам либо психо­ тропным, сильнодействующим, ядовитым веществам, то следует обратить­ ся к главе 25 УК РФ "Преступления против здоровья населения и общест­ венной нравственности", поскольку данные средства и вещества - родовой и видовой признак, присущий составам преступлений данной главы.

Далее предстоит работать с конкретными составами преступлений, содержащими названные признаки и выяснять наличие оставшихся (см.

ст.ст. 228, 229, 233, 234 УК РФ).

Аналогичная ситуация возникает применительно к ножу. Если он яв­ ляется холодным оружием, то необходимо обратиться к главе 24 УК РФ "Преступления против общественной безопасности" (см. ст.ст. 222, 223 УК РФ).

Следующие шаги и операции:

Упорядочение, формализация и уточнение информации по фактам Описание по фабуле Уголовно- Требующие выяснения № правовая форма­ доп. факты п/п лизация дли­ Половое CHOuie- 1) если Рита не достигла 1. Рита Краснова тельное время поддер­ ние;


действия сек­ 16 лет, а Сергей достиг интимную суального харак­ 18 лет, то см. ст. 134 УК живала связь с Сергеем Бело­ тера;

развратные РФ;

действия вым 2) если Рита не достигла 14 лет, а возраст Сергея от 16 до 18 лет, то см.

СТ.135УКРФ В обоих случаях обра­ щаемся к главе 18 УК России "Преступления против половой непри­ косновенности и поло­ вой свободы личности" 2. Через некоторое время Формализация Подлежат выяснению те тот стал встречаться с аналогична пре­ же обстоятельства, что и Татьяной Синевой дыдущей ситуации в предыдущем случае Краснова, чтобы удер­ Фактически имеет Как признак, уголовно 3.

жать Сергея, заявила место обман правового значения в данном случае не имеет ему, что она от него беременна 4. Явно не желая подоб­ Систематическое В случае, если Рита не ного развития событий, употребление достигла 18-летнего периодически спиртных напит­ возраста, а Краснов яв­ Белов с ков ляется совершеннолет­ начал встречаться ним следует обратиться Красновой, подсыпая к главе 20 УК России ей во время распития "Преступления против спиртных напитков...

семьи и несовершенно­ летних", конкретно CT. 5. подсыпая... в П П У Прерывание бере­ Следует обратиться к И средства, которые, как менности главе 16 УК России он считал, должны вы­ "Преступления против звать аборт жизни и здоровья" - ст.

111 "Умышленное при­ чинение тяжкого вреда здоровью". Преступле­ ние неокончено. Квали­ фикация - ст.ЗО, Ч. СТ.111УКРФ 6. Тем не менее, когда Умышленное при­ Как и в предыдущем через полтора месяца чинение смерти случае, мы имеем дело с она заявила, что оста- женщине, заведо- преступлением против г вит ребенка, Белов ре­ МО для в1шовного жизни. Конкретно сле­ шил ее убить. Позвав находящейся в со­ дует обратиться к ст. Краснову на прогулку в стоянии беремен­ УК РФ "Убийство".

лес, он заранее приго­ ности Преступление неокон­ товленным ножом на­ чено. Квалификация нес ей удар в шею, в ст.ЗО, п."г" Ч.2 ст. результате которого УК РФ наступила смерть, по­ сле чего закопал ее в овраге. Проведенная экспертиза дала заклю­ чение, что Краснова беременной не была В заключение делается вывод о том, что информация, содержащаяся в фабуле, дает основание для однозначной квалификации двух неокончен­ ных преступлений и нескольких возможных, направленных против здоро­ вья населения и против общественной безопасности.

Что в данном случае упущено? Вне зависимости, вытекает ли это яв­ но из условия задачи или нет, следовало рассмотреть вопросы связанные с обстоятельствами, исключающими преступность деяния;

наличием других правовых оснований, препятствующих уголовному преследованию;

дейст­ вием уголовного закона во времени, пространстве и по кругу лиц. В про­ тивном случае возможны ошибки квалификации.

Может показаться, что основную сложность представляет анализ фактических обстоятельств дела, в связи с чем ему уделяется повышенное внимание^. Однако ошибки начинают подстерегать на более ранних этапах.

Не используя алгоритма квалификации легко стать жертвой психических особенностей мыслительного процесса. Так, заметив что-либо субъективно /||' типовое, в результате возникшего в головном мозге очага возбуждения не­ трудно упустить факты, лежащие "на виду" и имеющие уголовно-правовое значение (хотя бы возможное).

Как ни странно, это касается уже первых блоков действий (опера­ ций), особенно вещей. Иногда упущения носят неявный характер. Напри­ мер, Р.А.Сабитов, рассмотрел этапы квалификации преступлений (по сути, алгоритм) на таком примере^:

В городском магазине произошел поок^ар в результате которого был причинен крупный материальный ущерб. При осмотре пожарища были обнаружены: электроплитка с расплавленным алюминиевым чайником на ней и два сейфа, дверцы которых оказались открытыми. Внутри сейфов были несколько оплавившихся монет и обгоревшие пачки бумаг. На полу леоюали и уцелевшие документы.

Фактические обстоятельства дела им проанализированы весьма под­ робно. Но уголовно-правовой оценки ряду вещей не дано (операция - упо щ рядочение по вещам в блоке "упорядочение информации"): документы, в том числе и обгоревшие (предмет преступления?);

оплавленные монеты (валютные ценности?).

Подобных вопросов не возникло бы в случае более точного описания вещей. Но таковое отсутствует и, следовательно, приведенные вопросы правомерны.

^ См., например: Башкатов Н., Горбуза А. Методика квалификации преступле­ ний // Советская юстиция. 1989. № 2. С.22-24.

^ См.: Сабитов Р.А. Указ. соч. С.12-14.

Рассмотрим более явные примеры. Так, Л.Л.Кругликов и Э.С.Тенчов приводили в качестве образца пример процесса решения следующего казу­ са (приводится в сокращении)':

1% Зудин и Кучко во время употребления спиртных напитков решили искупать в реке своего начальника, в результате чего тот утонул. Опаса­ ясь, что Кучко кому-либо проговорится о том, что произошло, Зудин на­ нес ему ножом несколько ударов в грудь и в живот.

Решение задачи отличается высококвалифицированным подходом, но уголовно-правовой оценки ножа не дано (та же ситуация, что и в пре­ дыдущем случае).

^ Аналогичный пробел содержит анализ фабулы задачи (казуса), осу­ ществленный Р.Р.Галиакбаровым и В.С.Устиновым (приводится в сокра­ щении)^:

Чокин вместе с приятелем Саниным беспричинно избивали в квар­ тире сожттельницу Чокина - Иванову, которая спасаясь от побоев укры­ лась в квартире соседей. Чокин привязал к палке гирю весом в один кило­ грамм и ворвался в квартиру соседей, где был обезоружен.

В результате подробного анализа, действия Чокина были квалифици Щ рованы по ч.З ст.213 УК России - хулиганство, совершенное группой лиц с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Таким образом, при решении задачи квалификации не поставлен во­ прос (относящийся к компетенции эксперта), но сделан вывод о характери­ стике конкретного предмета (вещи). Между тем, палка с жестко закреп­ ленным навершием либо с подвижным навершием, закрепленным на рем­ не, цепи и т.п. (наименование: "утренняя звезда", "чигирики", "кистень" и * См.: Практикум по уголовному праву. С.459-465.

^См.:Тамже. С.474-477.

др.) является одним из древнейших видов оружия^. Поэтому, вполне воз­ можно, что в данном конкретном случае имеют место какие-либо из дея­ ний, предусмотренные ст.222 и ст.223 УК России.

'Щ Вполне естественно ожидать подобных ситуаций при расследовании конкретных уголовных дел. Например, в уголовном деле "По обвинению Перепелицина Владимира Владимировича в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч.2 п."г" УК РФ" (обратите внимание на форму записи - А.И.) № 9803172, расследованного в г.Ноябрьске в 1999 г., описы­ вается разбойное нападение с применением обреза охотничьего двустволь­ ного ружья. В обвинительном заключении отмечается, что "своими умыш ^ ленными действиями гр-н Перепелицын В.В., совершил преступление пре­ дусмотренное ст. 162 Ч.2 п."г" УК РФ, - разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения оружия или предметов используемых в качестве оружия".

Обратим попутно внимание, что "оружие" и "предметы, используе­ мые в качестве оружия" - вещи разные. Но, самое главное, обрез охотничь­ его ружья самостоятельной уголовно-правовой оценки не получил.

Встречаются подобные случаи и в практике высшей судебной ин Ш станции^:

Пииеэюским районным судом Архангельской области Бычков осуж­ ден по ст. 103 УК РСФСР к лишению свободы.

В ночь на 15 августа 1993 г. Бычков, находясь в производственной зоне исправительного учреждения, употреблял спиртные напитки с Лу пашко. Между ними возникла ссора, в ходе которой Бычков нанес удар ножом Лупашко в грудь, причинив ему проникающее колото-резаное ране­ ние с повреждением сердца, повлекшее смерть.

' См.: Иллюстрированная история оружия / Пер. с англ. Минск, 1999. С. 14-17.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №7. С. 19.

Верховный Суд РФ отменил приговор, указав на существенное на­ рушение уголовно-процессуального закона. Однако в стороне остался во­ прос относительно ножа, которым было нанесено смертельное ранение.

ф, Это может быть нож хозяйственно-бытового назначения, технического на­ значения либо холодное оружие \ В последнем случае его самостоятельная уголовно-правовая значимость очевидна.

Представляется не просто целесообразным, а обязательным выяснять и отражать в уголовно-процессуальных документах характеристики вещей, фигурирующих в деле. То же касается и других шагов алгоритмического процесса квалификации преступлений.

щ Представляется допустимым сделать вывод, что при использовании предложенного алгоритма, можно оптимизировать процесс квалификации преступлений и нейтрализовать ряд факторов, способствующих соверше­ нию ошибок.

Y. В ряде случаев целесообразно построение частных алгоритмов квалификации отдельных групп и даже пар преступлений. Фактически в таких ситуациях речь идет не о квалификации, как таковой, а о разграниче­ нии преступлений, что отражает только одну сторону рассматриваемого т процесса^.

Вопрос разграничения встает только тогда, когда составы различных преступлений содержат часть совпадающих признаков либо вообще имеет место конкуренция уголовно-правовых норм.

Тут возможно дать некоторые рекомендации.

Предварительно напомним, что состав преступления допустимо рас сматривать как своеобразную дефиницию соответствующего понятия. Это ' См.: Устинов А.И., Портнов М.Э., Нацваладзе ЮЛ. Холодное оружие. М., 1994.

^ См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С.163-167.

крайне важное замечание, поскольку общего (родового, видового) состава преступления бьггь не может. Но общие, родовые и видовые понятия суще­ ствовать могут. Они отличаются друг от друга лишь "дополнительными" признаками.

На первом этапе нужно будет выделить все признаки всех разграни­ чиваемых составов преступлений с указанием частоты их встречаемости.

Далее их следует ранжировать, взяв частоту встречаемости за крите­ рий. Получатся признаки, присущие всем рассматриваемым составам пре­ ступлений, отдельным их группам и конкретным составам преступлений.

Затем, нужно сформулировать вопросы, требующие однозначного ответа "да" или "нет" о наличии выделенных признаков. После чего можно собственно приступать к разработке алгоритма разграничения конкретных групп и видов преступлений, что является задачей творческой и довольно сложно формализуемой.

Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм является самостоятельной проблемой и будет рассмотрена в даль­ нейшем.

§4. В О З М О Ж Н О С Т И А В Т О М А Т И З А Ц И И П Р О Ц Е С С А КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ I. Относительно давно было замечено, что если удалось разработать ifH алгоритм решения какой-либо задачи, то можно создать машину или про­ грамму для ее решения. В настоящее время факт возможности автоматизи­ рованного решения задач по разработанным для этого алгоритмам не толь­ ко подтвержден эмпирически, но и объяснен научно'.

Другое дело, что сама возможность автоматизации того или иного процесса не всегда предполагает целесообразность реализации данной процедуры. Что же обусловливает использование электронно ^ вычислительной техники для оптимизации процесса квалификации престу­ плений?

Во-первых, при квалификации преступлений приходится иметь дело с огромным количеством информации (текст уголовного закона, как дейст­ вующего, так и ультраактивного, действующие руководящие разъяснения пленумов Верховных Судов СССР, Р С Ф С Р и Российской Федерации, ре­ шения высшей судебной инстанции по конкретным делам, положения иных нормативных актов, применительно к бланкетным диспозициям, док '^ тринальные толкования и т.д.). Вполне понятно, что субъект квалификации не всегда может обладать соответствующей информацией в силу забыва­ ния или незнания. Для машины такой проблемы нет.

Во-вторых, самостоятельный "традиционный" поиск необходимых уголовно-правовых и иных сведений связан с существенными временными затратами при отсутствии гарантий нахождения нужного. Современные электронно-вычислительные машины способны решать подобные вопросы ' См.: KpunutfKuHН.А. Указ. соч. С.23.

В считанные секунды. Причем, при необходимости возможно обращение к памяти других машин (компьютерные сети).

В-третьих, реализация алгоритма квалификации преступлений может осуществляться лицами, имеющими различный уровень профессиональной подготовки. ЭВМ позволяет привлекать для проведения той или иной опе­ рации алгоритмического процесса опыт эксперта (точнее, экспертов).

В-четвертых, машина в определенной степени нейтрализует негатив­ ные моменты, связанные с протеканием психических процессов (усталость, эмоциональное возбуждение и др.), снижая тем самым количество возмож­ ных ошибок квалификации.

И, в-пятых, машинная обработка данных предполагает и правильное составление соответствующего процессуального документа, оформляюще­ го результат квалификации, что для юриспруденции крайне важно.

Перечень позитивных позиций использования электронно вычислительной техники на этом не исчерпывается, но названные уже дос­ таточны.

Алгоритм квалификации преступлений, реализованный на базе ЭВМ следует отнести к разновидности экспертных систем, представляющих со­ бой программы для решения задач, традиционно относимых к области дея­ тельности человеческого интеллекта^. В целом "под экспертной системой понимается система, объединяющая возможности компьютера со знаниями и опытом эксперта в такой форме, что система может предложить разум­ ный совет или осуществить разумное решение поставленной задачи"^.

Применение экспертных систем находит широкое применение в са­ мых различных областях при решении серьезных информационных задач и ^ См.: Компьютерные технологии в юридической деятельности / Под ред. проф.

Н.Полевого, канд. юрид. наук В.Крылова. М., 1994. С.93.

^ Нейлор К. Как построить экспертную систему / Пер. с англ. М., 1991. С.9.

продемонстрировали ощутимый эффект (в том числе и экономический) от их использования.

По компетентным оценкам спрос на экспертные системы уже пре­ вышает предложение и в перспективе прогнозируется его постепенное уве­ личение'.

Накоплен определенный опыт и в области квалификации преступле­ ний. Особенно активно в этом плане работает Г.И.Бушуев^. К сожалению, большинство разработок в этой области посвящено квалификации отдель­ ных групп преступлений, которые подвержены устареванию в силу изме­ нения уголовного законодательства.

П. Применительно к программам квалификации преступлений, осо­ бенно, если речь идет, в том числе и о привлечении экспертных данных, возникает проблема общения человека с машиной. Причем, человека, имеющего явно недостаточную подготовку в области информатики и ки­ бернетики. Диалог в данном случае возможен только при "понимании" сторонами друг друга.

Это возможно, если программирование осуществляется на естест­ венном языке (формализованном языке, являющимся частью естественно­ го). Все разработки в этой области выполнены после I960 г. и основная их масса - за рубежом.

' См.: Попов Э.В. Экспертные системы: Решения неформализованных задач в диалоге с ЭВМ. М., 1987. С.30-32, ^ См.: Бушуев Г.И. Чрезвычайная ситуация и методика поиска уголовно правовьк решений // Обеспечение безопасности населения и территории (организаци­ онно-правовые вопросы). М., 1994;

его же. Разработка системы квалификации престу­ плений в сфере чрезвычайных ситуаций // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. Обзорная информация. Вып.7, М., 1995;

Андреев Б., Бушуев Г. Компьютер­ ная программа квалификации преступлений // Законность. 1994. №3.

Одна из основных проблем связана с распознаванием образов, где интересы психологии и кибернетики пересекаются. Машина не распознает смысла. На вход подается некоторый знак или символ, который связывает­ ся эмпирически с каким-то образом.

Практически любой язык, включая естественный, может рассматри­ ваться как знаковая система. "Знаковый характер человеческого языка со­ ставляет одну из его универсальных черт и основных особенностей;

не случайно к понятию знака издавна обращались представители разных на­ учных направлений в целях более глубокого проникновения в сущность языка.... На понятии знака со времени Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссю ра покоятся все сколько-нибудь значимые теории языка в современной лингвистической науке"\ Наиболее распространено следующее определение знака: "Знак есть материальный чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), выступающий в процессах познания и общения в качестве представителя (заместителя) другого предмета (предметов) и используемый для получе­ ния, хранения, преобразования и передачи информации о нем"^. В данном контексте, информация - это значение знака.

Знак характеризуется:

1) материальностью;

2) чувственной воспринимаемостью;

3) устойчивостью;

4) тождественностью (обозначение одной и той же информации) при которой различные варианты знака считаются за один знак^;

5) несходством с замещаемым объектом.

* Общее языкознание / Под ред. Б.А.Серебренникова. М., 1970. С.96.

^ Резников Л. О. Гносеологические вопросы семиотики. Л., 1964. С.9.

^ Си.: Марков А.А. Теория алгоритмов. М.-Л., 1954. С.7-8.

Важным качеством знака является, то что он обладает значением, то есть жесткой связью с определенными объектами. Если такая связь уста­ навливается произвольно, значит, речь идет о символе.

Щ Таким образом, знаковый характер естественного языка и искусст­ венного языка машины предоставляет определенные возможности их со­ вмещения. Обычный перевод с языка на язык имеет много общего с рас­ сматриваемой проблемой.

III. Выделяются четыре группы программ на естественном языке ^:

1. Системы, основанные на данных со списочной структурой. К та­ ковой, например, относится система SAD SAM ("Sentence Appriser and ^ Diagrammer and Semantic Analysing Machine" - "Машина, воспринимающая предложения, строящая их схему и проводящая семантический анализ")^.

Программа состоит из двух частей: а) грамматический разбор;

б) семанти­ ка.

При вводе предложения в вычислительную машину производится его грамматический разбор, благодаря специальным пометкам (существитель­ ное, глагол и т.д.) и одновременно с этим формируется древовидная струк­ тура отношения подчинения между этими грамматическими признаками.

"•i На этапе семантического анализа ведется поиск различных комбина­ ций субъект - дополнение, связанных с глаголом "являться" ("to be").

Как видно, возможности данных программ довольно ограничены и их использование для квалификации преступлений может носить весьма ограниченный характер.

' См.: Симмонс. ЭЦВМ, отвечающие на вопросы, заданные по-английски // За­ рубежная радиоэлектроника. 1965. №7.

^ См.: Лиидсей Р. Память, способная к выводам, как основа машин, понимаю­ щих человеческий язык // Вычислительные мащины и мышление / Пер. с англ. М., 1967.

2. Системы, основанные на графических данных. Примером может служить PLM ("Picture Language Maker" - "Система, воспринимающая язык изображений")^ Программа включает три блока: а) грамматического раз,щ. бора;

б) формализации;

в) оценки предиката.

На вход системы подаются предложения и изображения, которые пе­ реводятся машиной через посредство тригонометрических фигур в логиче­ скую форму и определяет истинность или ложность введенных утвержде­ ний.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.