авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Андреев, Игорь Вячеславович 1. Теоретико-правовые основы квалификации ...»

-- [ Страница 3 ] --

Основные недостатки для использования подобных программ для квалификации преступлений - введение исходной информации сканирую ^ щим блоком и использование графики, ограничивающей возможность ко­ личественного разнообразия информации. В основе же лежат обычные ло­ гические исчисления.

3. Системы, основанные на текстовых данных. Лучшей иллюстра­ цией служит система "Photosynthex", где делается попытка отвечать по эн­ циклопедии на вопросы, сформулированные на естественном языке^.

Программа подвергает грамматическому разбору, а также сравнению и вопрос, и текст, по которому производится поиск. Используется индекса Ш. ция текстов, словарь синонимов, логика пересечения событий и т.п. для выделения из текста наиболее близких поставленному вопросу предложе­ ний.

В целом, система представляет собой поисковый словарь, основан­ ный на вопросно-ответной системе.

4. Системы, основанные на логическом выводе. Могут быть проил­ люстрированы программой SIR ("Semantic Information Retriever" - "Система ^ См.: Джордж Ф. Основы кибернетики: Пер. с англ. / Под ред. А.Л.Горелика.

М., 1984. С.215-216.

^См.:Тамже. С.216.

поиска семантической информации") на вход которой подаются предложе­ ния на естественном языке. Посредством исчислений слова, рассматривае­ мые как объекты, находящиеся в определенных отношениях друг с другом, # формализуются. Информация иерархически структурируется\ В целом, система является вопросно-ответной.

Исходя из структуры предложенного общего алгоритма квалифика­ ции преступлений, именно вопросно-ответные системы, соединенные с со­ ответствующими базами данных являются предпочтительными.

Видимо, в качестве основных сложностей следует отметить:

1) грамматический и синтаксический анализ предложений языка;

^ 2) формализованное описание предложений естественного языка.

IY. Процесс грамматического и синтаксического разбора, примени­ тельно к языку уголовного закона можно формализовать, выразив отноше­ ния между членами предложения в виде графа.

Кроме того, одной из важных семантических особенностей русского языка выступает то, что для обозначения (введения) зависимого элемента может быть использовано вопросительное слово.

Рассмотрим приведенные положения на примере дефиниции •^ "хищение" (примечание 1 к ст. 158 УК России):

"Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совер­ шенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества ".

"Вопросительный" граф синтаксических связей представлен на схеме 1.

^ См.: Там же. С.217-218.

Схема J Граф синтаксических связей понятия "хищение" ч^ого т иному владельцу какого?

i чего?

имущества и(или) собственнику к кому?

чего?

ущерб какое?

iS что?

•^ изъятие безвозмездное какое?

i какое?

^ причинившее 1 и (или) противоправное • ^ т какое?

обращение с корысти, целью i во что?

в пользу кого?

\ виновного J и(или) других лиц Графы, изображающие отдельные вопросительные элементы, пред­ ставляют собой подграфы целого графа. Вопросительная структура, что уже ясно из предыдущего материала, чрезвычайно важна с точки зрения вопросно-ответных систем, реализуемых на электронно-вычислительных машинах. Таким образом, синтаксический и грамматический машинный разбор предложений становится возможным.

# Разумеется, задача это сложная и трудоемкая и приведенный пример - это всего лишь наглядное свидетельство возможности реализации постав­ ленной задачи.

Y. Форматизованное описание предложений естественного языка применительно к языку уголовно-правовому также следует признать воз­ можным*. Представив текст уголовного закона в виде списка предложений, его составляющих, мы получим простейший вариант тезауруса - перечня некоторых текстов, каждому из которых может быть придана дополни­ тельная грамматическая информация.

Поясним на примере.

Представим себе, что множество предложений естественного языка содержит такие фразы: уголовное право, уголовное дело, уголовная ответ­ ственность, оконченное преступление, неоконченное преступление, ответ­ ственность соучастников, преступное деяние и так далее.

В тезаурус включаются тексты с разбивкой их на группы и указанием связей между ними (см. схему 2).

Чтобы получить предложения языка, нужно войти в тезаурус. На­ пример, если мы обратимся к позиции 2, то узнаем, что с ней связаны по­ зиции 10 и 14. В позиции 10 содержится текст "уголовн" и грамматическая информация "*21 - 2", которая означает, что за "уголовн" следует содер­ жимое позиции 21 и затем текст "ответственность". В итоге получаем сло­ восочетание "уголовная ответственность". Понятно, что знак "*" означает "данный текст", а знак " " - пробел. Если два числа разделены запятой, то из них выбирается то, которое является номером позиции, от которой был совершен переход к данной позиции.

В графе "смысловые связи" указана подчиненность понятий. Так, за­ пись "4 3" означает, что понятие "преступление" старше понятия "деяние".

' См.: Юсупов С.Н. Тезаурус и законодательство (К созданию общеправового тезауруса) // Советское государство и право. 1978. №5, Схема Тезаурус (пример) Текст Грамматическая Смысловые № информация связи группы право 10 12;

13;

10, * ответственность 2 деяние 3 34;

4 43;

*12,* преступление 5 дело 10 уголовн • 2 0 - 1, 5 ;

*21- преступи *20- 12 оконченное 13 неоконченное 14 соучастников 20 ое ы ая ый Напомним, что данный тезаурус приведен только в качестве примера.

Реальность значительно сложнее. В тезаурусе могут содержаться отсылки к банкам данных и другим программам, связанными с текстами, включен­ ными в него. Однако общие принципы создания те же.

Самое главное, что благодаря тезаурусам можно составлять пра­ вильные слова, фразы и предлож:ения, не понимая их смысла. А это прин ципиально важно для использования ЭВМ и автоматизации процесса ква­ лификации преступлений.

YI. Сделав вывод о возможности и целесообразности реализации ал ^ горитма квалификации преступлений на ЭВМ в форме экспертной систе­ мы, следует также сформулировать некоторые общие требования к ним^:

1. Близость языка общения субъекта квалификации с электронно вычислительной машиной к естественному (фактически, уголовно правовому).

2. Использование только бесспорных экспертных знаний и опыта.

Приоритет здесь должен принадлежать обязательным для руководства ле ф, гальным толкованиям уголовного закона.

3. При затруднении выполнения операций или ответа на вопрос алго­ ритма субъектом квалификации машина должна предлагать наиболее целе­ сообразный вариант либо несколько вариантов, предоставлять дополни­ тельную правовую информацию.

4. Должна быть предусмотрена возможность получения ответа на во­ прос, почему предлагается именно такой вариант выполнения операции.

5. Машинное решение должно носить рекомендательный характер с Ш оставлением окончательного решения вопроса за субъектом квалификации.

' См.: Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений. С.23.

Глава 3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИ ОСОБЬЬХ ФОРМАХ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ §1. КВАЛИФИКАЦИЯ НЕОКОНЧЕННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ I. Преступление всегда представляет собой акт, имеющий опреде­ ленную протяженность во времени. Если речь идет об умышленном пре­ ступлении, то возможно прохождение ряда этапов реализации преступного намерения, причем, оно может быть не реализовано до конца. В таких слу­ чаях говорят о неоконченном преступлении при квалификации которого есть определенная специфика, обусловленная тем, что в Особенной части УК России описываются только составы оконченных преступлений.

Литература, посвященная названной разновидности преступного по­ ведения не слишком многочисленна. Практически все монографии бази­ руются на ранее действовавшем уголовном законодательстве^. То же отно­ сится и к статьям^.

К сожалению, вообще обойден данный вопрос в неоднократно ранее цитировавшейся монографии В.Н.Кудрявцева "Общая теория квалифика­ ции преступлений" (М., 1999).

' См., например: Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советско­ му уголовному праву. М., 1955;

Здравомыслов Б.В. Стадии совершения умышленного преступления. М., 1960;

Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление.

М., 1974;

Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. М., 1982 и др.

^ См., например: Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности // Правоведение. 1992. №6;

Козаченко И., Курченко В. Определение момента окончания преступления в судебной практике // Советская юстиция. 1990. Xsl7;

Кузнецова Н.Ф.

Историко-сравнительный анализ неоконченного преступления и соучастия // Вестник МГУ. Серия Право. 1993. №5;

Сухарев Е., Куликов А. Предварительная преступная дея­ тельность// Советская юстиция. 1992. №21-22 и др.

в чем же основная специфика неоконченной преступной деятельно­ сти, заставляющая рассматривать ее квалификацию относительно само­ стоятельно? Дело в том, что объективная сторона неоконченных преступ­ лю лений описывается в нормах как Общей, так и Особенной частей уголовно­ го закона. Кроме того, об уголовной наказуемости предварительной пре­ / ступной деятельности можно говорить только на определенных стадиях совершения умышленного преступления под которыми понимаются этапы его развития, различающиеся по степени реализованности преступного на­ мерения и, соответственно, по степени общественной опасности.

Изучение литературы показывает, что, в принципе, можно выделить ^ пять стадий:

1) формирование умысла;

2) обнаружение умысла;

3) приготовление к преступлению;

4) покущение на преступление;

5) оконченное преступление.

Однако уголовно-правовое их значение весьма различно. Первые две - полностью уголовно нейтральны, третья - частично нейтральна (уголовно Ш наказуемо только приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступле­ нию). Хочется подчеркнуть, что речь идет именно о стадиях совершения умышленного преступления, а не о самостоятельных преступлениях, где, например, обнаружение умысла составляет содержание объективной сто­ роны. Так, Алтайским краевым судом 14 января 1997 г. Федотова осуждена по Ч.1 ст. 176^ УК РСФСР за угрозу убийством судьям Верховного суда Республики Алтай. Данная угроза содержалась в письмах, направляемых в I различные инстанции с целью оказания воздействия на судей. Кроме того, Федотова обращалась в газету "Звезда Алтая" (оплатив денежный перевод стоимости публикации) с просьбой опубликовать объявление для подыска Ill ния с этой целью киллера^ В таких случаях имеет место не обнаружение умысла, а выполнение объективной стороны состава соответствующего преступления.

Если вести речь о преступлении в строгом его понимании, то в соот­ ветствии с действующим законодательством следует выделить три воз­ можных стадии совершения умыишенного преступления:

1) приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению;

2) покушение на преступление;

3) оконченное преступление.

Первые две стадии получили законодательное наименование ^'неоконченное преступление'''' (ч.2 ст.29 УК России).

Разумеется, все стадии совершения умышленного преступления не только не обязательны, но иногда и невозможны. Обусловливающее значе­ ние в этом случае имеет конструкция объективной стороны. Например, не­ возможно приготовление и покушение на оставление в опасности (ст. УК России), аналогичным образом обстоит дело и с покушением на разбой (ст. 162 УК России) и рядом других составов.

Обпщм для обеих разновидностей неоконченного преступления яв­ ляется его незавершенность. Деятельность лица прерывается, причем, пре­ рывается по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Следует также отметить, что с субъективной стороны неоконченное преступление совершается только с прямым умыслом. Сначала на это об­ стоятельство указывапось только, когда речь шла о покушении на убийст­ во^, но в дальнейшем данное положение было распространено на приго­ товление и покушение применительно к любому преступлению.

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №12. С.4-5.

" См., например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1987. №2. С.4-5;

Бюлле­ * тень Верховного Суда РСФСР. 1987. Xell. С.4-5.

В целом, неоконченное преступление можно определить как прекра­ щение лицом приготовления к тяжкому иди особо тяжкому преступлению либо покуигения на преступление, осуществленное по не зависящим от 1ф^ этого лица обстоятельствам.

II. С точки зрения квалификации принципиально важно установить, какое конкретно оконченное преступление лицо намеревалось совершить.

Согласно Ч.1 СТ.29 УК России: "Преступление признается оконченным, ес­ ли в соверщенном деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом". На логическую некорректность такого рода формулировки уже указывалось, поэтому на ней можно не ос­ танавливаться.

Важно, что фактически разграничение оконченного и неоконченного преступлений осуществляется по признакам не всех элементов состава, а только по объективной стороне. В зависимости от ее конструкции установ­ ление момента окончания преступления может существенно отличаться.

Для формальных (усеченных) составов достаточно только выполне­ ния деяния. Например, создание вооруженной банды является оконченным составом преступления "независимо от того, были ли совершены планиро Ш^ вавшиеся ею преступления"^ Применительно к материальным составам необходимо наступление последствий, указанных в законе. Причем, они могут быть не только прямо указаны в законе, но и вытекать из его смысла (что уже связано с пробле­ мами толкования). Довольно наглядно это можно продемонстрировать применительно к краже. Так, Мещанским межмуниципальным районным судом Центрального административного округа г. Москвы Желан осужден ' Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №3. С.З.

из по Ч.2 ст. 144 УК РСФСР (повторное совершение тайного хищения чужого имущества (кражи)). 18 декабря 1994 г. около 17 часов он тайно похитил из секции универмага "Детский мир" рулон фотообоев стоимостью 146 ifl^ рублей. Выйдя за пределы секции, но, не покинув здания универмага, он был задержан сотрудниками милиции.

Президиум Московского городского суда переквалифицирован дей­ ствия Желана с ч.2 ст. 144 УК РСФСР на ст. 15 и ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ука­ зав, что виновный не имел реальной возможности распорядиться похищен­ ным имуществом по своему усмотрению ^ а именно это является моментом окончания кражи, хотя прямо и не указано в законе.

^ Длящееся преступление, как разновидность преступлений с формаль­ ным составом, считается оконченным с момента выполнения объективной стороны в форме прекращения преступного состояния.

Продолжаемое преступление признается оконченным с момента вы­ полнения последнего (завершающего) преступного действия.

III. Первой уголовно-наказуемой стадией умышленного преступле­ ния является приготовление к преступлению, которое определено как "приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий Ш совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам" (ч.1 ст.ЗО).

Таким образом, приготовительные деяния находятся за пределами объективной стороны оконченного состава преступления. Тем самым, она серьезно модифицируется. Объективная сторона приготовления к преступ ' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №6. С. 19;

см.

также: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №6. С.22.

лению целиком описана в нормах Общей части уголовного закона и только информационно связана с нормами Особенной части.

Вызывает некоторые сомнения столь неэкономичное расходование % законодательного материала. Ряд приготовительных действий указаны в тексте закона, но их перечень не является исчерпывающим. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности данного неполного перечня, по­ скольку он не поясняет неизвестное, а перечисляет то, что само требует пояснения.

В судебной практике дела связанные с ответственностью за приго­ товлению к преступлению чрезвычайно редки, что, видимо, объясняется ^ недостаточно эффективной оперативно-розыскной деятельностью соответ­ ствующих правоприменительных органов, направленной на предотвраще­ ние преступлений.

В соответствии с законом квалификация приготовления к преступле­ нию осуществляется "по статье настоящего Кодекса, предусматривающего ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 на­ стоящего Кодекса" (ч.З ст.29 УК России).

IY. Второй разновидностью неоконченного преступления выступает Ш покушение на преступление, определяемое как "умыпшенные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение престу­ пления, если при этом преступление не было доведено до конца по не за висяпщм от этого лица обстоятельствам" (ч.З ст.ЗО УК России).

В данном случае речь идет о выполнении части объективной сторо­ ны оконченного состава преступления. То есть, в отличие от приготовле­ ния, объективная сторона покушения на преступление описывается как в т нормах Общей, так и в нормах Особенной части уголовного закона.

Иногда говорят, что при покушении на преступление не наступает преступный результат (преступление с материальным составом). Однако в действительности это не всегда так. Преступный результат может иметь место, но объективная сторона при этом будет выполнена частично. Иллю­ страцией может служить следующая ситуация.

% Верховным судом Республики Мордовия 17 сентября 1997 г. Фах ретдинов осужден по ч.З ст.ЗО и п."а" ч.З ст. 131 УК РФ за покушение на изнасилование группой лиц несовершеннолетней Ж. 1980 года рождения, повлекшем причинение по неосторожности смерти потерпевшей.

В квартире находились потерпевшая Ж., Фахретдинов, Р. (впоследст­ вии скрывшийся от следствия) и неустановленные следствием лица. Фах­ ретдинов стал требовать от Ж. совершения с ним полового акта, начал ^ срывать с нее одежду и спустил с себя брюки, а Р. приказывал быстро раз­ деться, готовясь к изнасилованию после Фахретдинова. Потерпевшая, осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и раз­ билась насмерть^.

В данном случае налицо преступный результат, как конструктивный признак состава, но при частично выполненной объективной стороне.

Так же, как и в случае приготовления к преступлению, в соответст Ш ВИИ с законом квалификация покушения на преступление осуществляется "по статье настоящего Кодекса, предусматривающего ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса" (ч.З СТ.29 УК России).

В теории выделяют два вида покушения на преступление:

1) оконченное, когда лицо выполнило все действия, которые считало необходимыми для доведения преступления до конца;

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №8. С.5-6.

2) неоконченное, когда лицо не выполнило всех действий, которые считало необходимыми для доведения преступления до конца.

Данная классификация имеет большое значение с точки зрения доб­ ровольного отказа от преступления, который будет рассмотрен ниже.

Иногда еще говорят о негодном покушении (на негодный объект или с негодными средствами), но этот вопрос целесообразно рассматривать в рамках квалификации при заблуждении субъекта о действительных об­ стоятельствах совершаемого преступления.

Y. Представляется, что законодательная регламентация неокончен­ ного преступления обладает значительными резервами. Среди недостатков более всего бросаются в глаза следующие:

1) "размытость" определений ввиду содержания признаков в различ­ ных частях статьи уголовного закона (например, признаки приготовления указаны в чЛ и ч.2 ст.ЗО УК России);

2) чрезмерная загруженность законодательного материала (уже ука­ зывалось на перечень многочисленных, но не исчерпываюпщх приготови­ тельных действий);

3) неточность указания ряда существенных признаков (не указан конкретный вид умысла, хотя он единственно возможный - прямой умы­ сел);

4) использование терминов естественного языка при наличии уго­ ловно-правовых (например, действия "непосредственно направленные", а речь идет о выполнении части объективной стороны);

5) неконкретизированные правила квалификации неоконченного пре­ ступления ("со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса", без указания части и, опять-таки, неюридическая терминология).

С учетом высказанных замечаний можно предложить следующую редакцию статей 29 и 30 УК России:

Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления 1. Преступление признается оконченным при наличии всех признаков его состава, предусмотренных настоящим Кодексом.

2. Неоконченным преступлением признается приготовление к пре­ ступлению либо покушение на преступление.

Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление 1. Приготовлением к преступлению признается, осуществляемое с прямым умыслом, создание лицом условий для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, если выполнение объективной стороны пре­ ступления не было начато по не зависящим от этого лица обстоятельст­ вам.

2. Приготовление к преступлению квалифицируется по ч.1 ст.30 и по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление.

3. Покушением на преступление признается, осуществляемое с пря­ мым умыслом, выполнение лицом части объективной стороны преступле­ ния, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

4. Покушение на преступление квалифицируется по ч.З ст.30 и по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей от­ ветственность за оконченное преступление.

YI, Нельзя обойти стороной и некоторые частные вопросы квалифи­ кации неоконченного преступления, имеющие значение не только для тео­ рии, но, главным образом, для практики.

Первый касается последовательного прохождения стадий соверше­ ния преступления в рамках одного состава^. Здесь теория и практика еди нодупшы - каждая последующая стадия совершения умышленного пре­ ступления охватывает предыдущую, и квалификация осуществляется только с учетом последней стадии (покушение охватывает приготовление, а оконченное преступление - обе предыдущие).

Другая проблема связана с ситуацией, когда приготовление или по­ кушение образуют состав самостоятельного преступления. В таких случаях возможны три варианта. Первый: преступление, совершаемое в рамках приготовления или покушения не является конструктивным признаком со­ става оконченного преступления;

второй: неоконченное преступление представляет собой основной состав, а оконченное - квалифицированный при реальном присутствии квалифицирующего признака;

третий: неокон­ ченное преступление представляет собой основной состав, а оконченное квалифицированный при реальном отсутствии квалифицирующего призна­ ка.

В первом случае имеет место совокупность оконченного и неокон­ ченного преступлений. Например, хищение огнестрельного оружия (ноше­ ние, изготовление и т.д.) с целью совершения другого преступления ква­ лифицируется: а) как оконченное хищение огнестрельного оружия (либо ношение, изготовление и т.д.);

б) как приготовление к совершению иного преступления^.

Не возникает особых сложностей и со вторым вариантом. Имеет ме­ сто неоконченное преступление с учетом квалифицирующего признака.

Например, желая совершить убийство женпщны, заведомо для виновного ' См., например: Сабитов Р.А. Указ. соч. С.40;

Практикум по уголовному пра­ ву. С.9.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. №8. С.б находящейся в состоянии беременности, фактически субъект причиняет ей легкий вред здоровью. Квалификация: ч.З ст.ЗО и п."г" ст. 105 УК РФ.

С третьим вариантом дело обстоит сложнее. Случаи, когда субъект заблуждался относительно наличия квалифицирующего признака, одно­ значного разрешения не нашли. Выделяются следующие подходы:

1. Содеянное следует квалифицировать по совокупности, как окон­ ченное преступление без квалифицирующих обстоятельств и покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами^ Интересную критику данного положения дал В.А.Никонов, который указал на то, что в случае совершения оконченного преступления с квали­ фицирующими обстоятельствами вопрос о множественности не встает.

Следовательно, таковая не может возникнуть и при неоконченном престу­ плении^. Данная аргументация представляется убедительной.

2. Содеянное следует квалифицировать как оконченное квалифици­ рованное преступление. Например, предлагалось квалифицировать как оконченное преступление убийство женпщны при заблуждении относи­ тельно ее беременности^.

С такой позицией вряд ли можно согласиться, поскольку мы имеем дело с материальным составом при отсутствии обязательного признака объективной стороны - преступных последствий.

^ См.: Кириченко В.Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву. М., 1958. С.58.

^ См.: Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации преступле­ ний. С.90-91.

^ См.: Бородин СВ. Квалификация убийства по действующему уголовному за­ конодательству. М., 1966. С. 101-103.

3. Содеянное следует квалифицировать по основному составу без учета квалифищфующего обстоятельства^.

Данная позиция сводится к объективному вменению, что противоре,ф чит принципу субъективного вменения, признанному российским уголов­ ным правом.

Исходя из изложенного, правильной представляется позиция^, со­ гласно которой при названных условиях содеянное следует квалифициро­ вать как покушение на преступление с квалифицирующим признаком.

Так, совершенно обоснованно действия Мизамовой Э.К. были ква­ лифицированы по ч.З ст.ЗО и пп."в", "г" Ч.2 ст. 158 УК РФ (уголовное дело ^ № 990 2430 СО при Салехардском ГОВД). В ходе расследования было ус­ тановлено: Мизамова Э.К. 18 августа 1999 г. около 24 часов с целью хище­ ния чужого имущества путем разбития оконного стекла проникла в дом Зариновой О.В., где тайно собиралась похитить купленные Зариповой О.В.

для перепродажи вещи на общую сумму более 15 000 рублей. Однако ве­ щей в доме не оказалось. Мизамова Э.К. со злости разбила настенные часы в доме, а также стекла в окнах. После этого ее задержали работники мили­ ции.

•(' Еще одна проблема состоит в определении правил квалификации не­ оконченного преступления с прямым неопределенным или прямым аль­ тернативным умыслом. Применительно к оконченному преступлению раз­ ногласий не возникает - содеянное квалифицируется в соответствии с фак­ тически соверщенным (в зависимости от фактически наступивших послед­ ствий). Однако когда дело касается неоконченного преступления, то в учебной литературе этот вопрос нередко обходят стороной.

^ См.: Птюнтковский А. Советское уголовное право. Т.1. М.-Л. 1928. 201-202.

^ См.: Козаченко И.Я., Костарева Т.А., Кругликов Л.Л. Преступления с квали­ фицированными составами и их уголовно-правовая оценка. Екатеринбург, 1994. С.50.

Одним из ученых, предложивших его решение, является Б.А.Куринов. Он предлагает исходить из пришщпов квалификации окон­ ченных преступлений. Если в подобных случаях вредные последствия не # наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное должно квалифицироваться как покушение на причинение наименее опас­ ного из всех желаемых им вредных последствий. Б.А.Куринов отметил, что в этой ситуации действует принцип "всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого"'.

Приведенный принцип является принципом уголовного процесса, но не уголовного права и не может быть применен применительно к процессу ф квалификации как оценочной деятельности, поскольку она исходит из до­ казанности соответствующих обстоятельств.

Представляется, что ситуацию нужно рассматривать с двух позиций субъективной и объективной. В данном случае субъективная сторона не является приоритетной, так как субъект одинаково желает различных по­ следствий. Следовательно, необходим анализ объективных (фактических) обстоятельств дела.

Принципиально важно, что субъект реально мог совершить. Напри Ш^ мер, лицо проникает в квартиру с целью хищения какого-либо имущества, не зная, находится там хозяин или нет, и предполагает совершение кражи (при отсутствии хозяина) либо разбоя (при его наличии) для чего берет с собой оружие. При попытке проникнуть в квартиру, его задерживают.

Согласно позиции Б.А.Куринова, содеянное надлежит квалифициро­ вать как покушение на кражу.

' См.: Куриное Б.А. Указ. соч. С. 128-129.

Думается, это не обязательно так. Если реально хозяина квартиры дома не было, то разбой не был возможен в принципе. Однако, если хозяин был дома, оконченным преступлением был бы именно разбой.

Поэтому, при прямом неопределенном умысле и при прямом альтер­ нативном умысле неоконченное преступление следует квалифицировать в зависимости от направленности умысла и реальной возможности его реализации, исходя из наиболее опасного деяния.

YII. Неоконченное преступление следует разграничивать с добро­ вольным отказом от преступления, при котором лицо не подлежплт уголов­ ной ответственности. В соответствии с ч.1 ст.31 УК России доброволь­ ным отказом от преступления "признается прекращение лицом приготов­ ления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непо­ средственно направленных на совершение преступления, если лицо осоз­ навало возможность доведения преступления до конца".

Следует сказать, что еще до своей законодательной регламентации вопросы добровольного отказа довольно подробно освещались в юридиче­ ской литературе'.

В целом, определение добровольного отказа содержится в различных частях статьи 31 УК России, поэтому целесообразно рассмотреть его при­ знаки. Как и в любом поведении, тут следует выделять объективные и субъективные признаки.

' См.: Иванов В.Д. Понятие добровольного отказа от начатой преступной дея­ тельности // Правоведение. 1992. №1;

Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция. 1992. №23-24;

Панъко П.А. Добро­ вольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воро­ неж, 1975;

Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982.

К объективным признакам добровольного отказа от преступления относятся:

1. Прекращение совершения преступления до его окончания (ч.1 ст. УК России). Таковое возможно в двух формах: а) воздержание от продол­ жения деяния;

б) предотвращение наступления преступных последствий.

Первая форма характерна для формальных составов преступлений либо в материальных составах до стадии оконченного покушения и может выра­ жаться как в действии, так и в бездействии (в противоположность выпол­ няемому преступлению). Вторая форма добровольного отказа характерна для материальных составов (пока не наступили последствия - преступление неокончено).

2. Фактически совершенное деяние не содержит иного состава пре­ ступления (ч.З ст.31 УК России). Если содеянное содержит иной состав преступления, то его квалификация является самостоятельной и не связана с первоначально замышляемым преступлением.

К субъективным признакам добровольного отказа от преступления относятся:

\. Добровольность (ч.2 ст.31 УК России). Лицо должно отказаться от преступления по собственной воле. Нередко в литературе указывают, что мотив отказа значения не имеет. Здесь хотелось бы уточнить один момент.

Видимо, следует учитывать, чем вызвано по51вление соответствующего мо­ тива, и на какой стадии совершения преступления. Например, если страх уголовной ответственности, повлекший отказ от продолжения преступной деятельности, появляется на стадии приготовления к преступлению и вы­ зван внутренней борьбой мотивов без внешнего воздействия, то ситуация сложностей не представляет. Другое дело, когда отказ от продолжения преступления возникает на стадии покушения (оконченного и неокончен­ ного) и вызван активным воздействием на виновного со стороны потер певшего или изменением фактических обстоятельств, субъективно воспри­ нимаемых, как неизбежно приводящих к ответственности за содеянное.

Думается, что добровольность должна предполагать относительную самостоятельность принятия решения.

2. Окончательность (ч.2 ст.31 УК России). Данный признак предпо­ лагает действительное оставление преступного намерения, а не временное приостановление деяния.

3. Осознание возможности доведения преступления до конца (ч. ст.31 УК России). В литературе обоснованно указывается, что в данном случае имеется в виду субъективная возможность, которая может и не иметь под собой объективных оснований'. Например, лицо может нахо­ диться под наблюдением сотрудников правоприменительных органов, квартира может находиться под охраной, не воспринимаемой извне и т.д.

В целом, изложенное допустимо проиллюстрировать следующим примером. Ленинским районным судом г. Чебоксары Савинов осужден по Ч.1 СТ.218 УК РСФСР. По делу установлено, что 18 апреля 1993 г. Савинов был необоснованно задержан по подозрению в совершении преступления (его причастность к преступлению не доказана) и находясь к ГОВД, заявил (в рамках беседы, после чего был официально допрошен) о том, что дома у него хранится огнестрельное оружие. В его квартире в это время произво­ дился обыск, о котором он не знал (постановление ему не предъявлялось).

Высшая судебная инстанция усмотрела в действиях Савинова все признаки добровольного отказа. Приговор и все последующие по делу решения были отменены, а производство по делу - прекращено за отсутствием в действи­ ях Савинова состава преступления^.

* См.: Никонов В.А. Практикум по научным основам квалификации преступле­ ний. С.92.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №5. С. 12.

Некоторую специфику имеет добровольный отказ от преступления организатора, подстрекателя и пособника (ч.4 ст.31 УК России). Организа­ тор и подстрекатель должны предотвратить доведение преступления ис­ полнителем до конца. Законодатель называет одну возможную меру - свое­ временное сообщение органам власти, оставляя остальные на откуп право­ применителя, что, в общем, справедливо.

Однако не совсем понятна позиция законодателя в отношении по­ собника. Для признания в его действиях добровольного отказа от преступ­ ления достаточно, если он принял все зависяпще от него меры, чтобы пре­ дотвратить совершение преступления (ч.4 ст.31 УК России). Таким обра­ зом, реально преступление может быть совершено'. Исходя из причинной связи с наступившими последствиями деяния (содеяния) каждого соучаст­ ника, следует поддержать позицшо об исправлении данного положения на законодательном уровне^ YIII. Теперь допустимо перейти к алгоритму квапмфикации неокон­ ченного преступления. Понятно, что он обладает только относительной са­ мостоятельностью, представляя собой блок генерального (общего) алго­ ритма квалификации преступлений.

Он должен реализовываться в рамках операции 6 (определение круга признаков конкретных составов преступлений, подлежащих проверке на предмет их наличия) и решения 7 (ответа на вопрос о реальном установле­ нии искомых признаков). Алгоркгм представлен на схеме 1.

Это положение прюнается не всеми. См., например;

Научно-практьместт комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации в двух томах. Т.1. Нижний Новгород, 1996. С.76.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.

Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., 1997. С.11-1?,.

Схема Структурная схема алгоритма квалификации неоконченного преступления т # СИО i-KHzD # Описание структурной схемы алгоритма квалификации неоконченного преступления 1 - начало процесса: предварительное выполнение шагов генерально 1^, го алгоритма квалификации преступлений до операции 6 и решения 7.

Переход к П.2.

2 - операция: выясняется форма вины субъекта.

Переход к п.З.

3 -решение: совершено ли оцениваемое деяние с прямым умыслом?

"Да" - переход к п.4;

"нет" - переход к п. 14.

4 - решение: выполнил ли субъект свое намерение полностью?

^ "Да" - переход к п. 14;

"нет" - переход к п.5.

5 - операция: устанавливаются обстоятельства прекращения субъек­ том осуществления своего намерения.

Переход к п.6.

6 - решение: замышляемое не доведено до конца по не зависящим от субъекта обстоятельствам?

"Да" - переход к п.7;

"нет" - переход к п.11.

7 - решение: имеются ли в совершенном деянии все признаки какого Щ либо преступления?

"Да" - переход к п. 14;

"нет" - переход к п.8.

8 - решение: выполнена ли объективная сторона преступления час­ тично?

"Да" - переход к п. 15;

"нет" - переход к п.9.

9 - решение: созданы ли субъектом условия для совершения преступ­ ления?

"Да" - переход к п. 10;

"нет" - переход к п.17.

10 - решение: относится ли преступление, условия для которого были созданы, к категориям тяжких или особо тяжких?

"Да" - переход к п. 16;

"нет" - переход к п. 17.

11 -решение: прекращено ли деяние добровольно?

"Да" - переход к п. 12;

"нет" - переход к п.7.

^ 12 -решение: отказался ли субъект от реализации своего преступного намерения окончательно?

"Да" - переход к п. 13;

"нет" - переход к п.7.

13 - решение: считал ли субъект, что может довести преступный за­ мысел до конца?

"Да" - переход к п. 18;

"нет" - переход к п.7.

14 - конец процесса: далее реализуются шаги генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

15 - конец процесса: в содеянном содержатся признаки покушения на преступление;

далее реализуются шаги генерального алгоритма квалифи­ кации преступлений (п.8 и далее).

16 - конец процесса: в содеянном содержатся признаки приготовле­ ния к преступлению;

далее реализуются шаги генерального алгоритма ква­ лификации преступлений (п.8 и далее).

17 - конец процесса: состав преступления отсутствует.

Щ 18 - конец процесса: имеет место добровольный отказ от преступле­ ния.

Таким образом, конец процесса в алгоритме квалификации неокон­ ченного преступления может быть связан с дальнейшим движением в рам­ ках генерального алгоритма.

§2. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЬЬХ В СОУЧАСТИИ I. Довольно серьезную специфику квалификации имеет такая форма % преступной деятельности, как соучастие в преступлении, поскольку статьи Особенной части уголовного закона описывают, как правило, преступле­ ние, совершаемое одним субъектом ^ В действующем уголовном законода­ тельстве содержится достаточно четкое определение соответствующего понятия, вобравшее в себя значительный предыдущий опыт научных ис­ следований (ст.32 УК России):

"Соучастием в преступлении признается умышленное совместное ^ участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления".

Из данной дефиниции можно выделить два объективных и два субъ­ ективных признака соучастия.

К объективным признакам следует отнести:

1. Участие в совершении преступления двух или более лиц. Законода­ телем в данном случае подразумеваются лица, обладающие всеми призна­ ками общего субъекта преступления - лицо физическое, вменяемое, дос­ тигшее возраста уголовной ответственности. Однако высшая судебная ин "•i^ станция в некоторых случаях допускает иную трактовку. Так, в п.9 поста­ новления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам об изнасиловании" говорится: "Действия участника группового изнасилования подлежат квалификации по ч.З ст. 117 УК РСФСР независимо от того, что остальные участники преступления не бы­ ли привлечены к зтоловной ответственности ввиду их невменяемости, либо ' См., например: Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986;

Галиакбаров P.P. Квалификация групповых преступ­ лений. М., 1980;

Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, 1999;

Тельное П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1978 и др.

в силу требований ст. 10 УК РСФСР, или по другим предусмотренным за­ коном основаниям"^ Аналогичное положение содержится в п. 19 постановления Пленума ^ Верховного Суда РСФСР "О судебной пракгаке по делам о грабеже и раз­ бое": "Действия участника разбойного нападения или грабежа, совершен­ ные по предварительному сговору группой лиц, подлежат квалификации соответственно по ч.2 ст.90, п."а" ч.2 ст.91, ч.2 ст.145, п."а" ч.2 ст.146 УК РСФСР независимо от того, что остальные участники преступления в силу ст. 10 УК РСФСР или по другим предусмотренным законом основаниям не были привлечены к уголовной ответственности"^.

^ Подобная трактовка иногда находит поддержку и среди ученых. Мо­ тивируют это либо возможностью совершения одним субъектом (в уголов­ но-правовом смысле) группового преступления^, либо справедливость по­ вышения уголовной ответственности с учетом необходимости усиления уголовно-правовой охраны потерпевших от названных выше преступле­ ний'*.

Не затрагивая вопросов справедливости, нужно сказать, что подоб­ ные воззрения откровенно противоречат легальному определению соуча ^ стия, поскольку необходимо участие двух или более лиц в совершении пре­ ступления, а не общественно опасного деяния.

Если же целесообразно усилить ответственность за деяния, совер­ шаемые совместно с лицами, которые не подлежат уголовной ответствен­ ности, то нужно внести соответствуюпще изменения в уголовное законода * См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996. С.540.

^См.:Тамже. С.392.

^ См.: КуриноеБ.А. Указ. соч. С. 142.

* См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. С.294.

тельство, касающиеся понятия соучастия в преступлении либо введения нового квалифицирующего признака.

2. Совместность участия в совершении преступления. Настоящий i|^ признак соучастия в преступлении касается всех признаков объективной стороны состава преступления. Ведя речь о преступлениях с материальным составом, это означает взаимодополнение деяний всех соучастников, еди­ ный преступный результат и причинную связь между деяниями всех соуча­ стников и наступившим результатом. Другими словами, если мысленно изъять одного из соучастников, не изменяя прочих условий, то достижение преступного результата становится невозможным.

^ К субъективным признакам соучастия в преступлении относятся:

1. Совершение только умышленного преступления. Четкое указание на данное обстоэтельство прекратило споры о возможности соучастия в неосторожном преступлении (некоторыми учеными предполагалась тако­ вая в преступлениях, где деяние совершается умышленно, а в отношении последствий имеет место неосторожность).

2. Совместность умысла соучастников. Из смысла названного при­ знака вытекает необходимость оби^его содержания умысла. Однако дис ^ куссионным остается вопрос необходимости взаимной осведомленности о совершении конкретного преступления. Понятно, что таковая обязательно должна иметь место, когда предполагается предварительная договорен­ ность о совершении преступления либо даже без нее (простое соучастие).

Сложнее обстоит дело при распределении (объективном) ролей.

Б.А.Куринов считает, что требование взаимной осведомленности о преступных действиях каждого соучастника обязательно для всех, кроме исполнителя, который может и не знать о преступных действиях других лицК Однако более правильной представляется позиция Р.Р.Галиакбарова, о необходимости сознания каждым соучастником того факта, что он дейст­ вует (бездействует) не в одиночку^. Возможно, она кажется менее предпоч­ тительной с точки зрения справедливости (в плане повышения строгости наказания за совместное совершение преступления), но соответствует юридической реальности. Ведь речь идет о групповом преступлении. Это спещ^фическое поведение, объективные и субъективные стороны которого являются двумя сторонами одной медали. Внешнее должно быть не более, чем проявлением внутреннего. Поэтому, каждый соучастник должен быть осведомлен о деянии исполнителя, а исполнитель - хотя бы одного соуча­ стника.

Возможно также и взаимное выражение (в любое форме - письмен­ ной, устной, конклюдентных действий) намерения совершить преступле­ ние, но оно не является обязательным.

II. В зависимости от содержания деяний конкретных лиц, действую­ щее законодательство выделяет четыре вида соучастников (ч.1 ст.ЗЗ УК России):

1) исполнитель;

2) организатор;

3) подстрекатель;

4) пособник.

"Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении со­ вместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уго­ ловной ответственности в силу возраста, невменяемости или других об * См.: Куриное Б.А. Указ. соч. С. 148-149.

^ См.: ГалиакбаровР.Р. Групповое преступление. Свердловск, 1979. С.71.

стоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом" (ч.2 ст.ЗЗ УК Рос­ сии).

Таким образом, уголовный закон выделяет три разновидности ис­ полнителя: а) субъект, выполняющий объективную сторону состава пре­ ступления единолично;

б) субъект, выполняющий объективную сторону преступления совместно с другими субъектами (т.е. частично);

в) субъект, выполняющий объективную сторону состава преступления посредством лиц, не обладающих общими признаками субъекта преступления. Послед­ няя ситуация именуется "посредственным исполнением".

Следует сказать, что используемая законодателем терминология не является строго уголовно-правовой, в связи с чем, редакция соответствую­ щей статьи может быть изменена.

Главным условие признания субъекта исполнителем преступления выступает выполнение им хотя бы части объективной стороны, вне зави­ симости от осуществления других функций. Поэтому, анализ содержания данного элемента состава преступления с этой позиции чрезвычайно ва­ жен.

Приведем практически хрестоматийный пример. Женщина не может быть единственным исполнителем изнасилования, но может быть соиспол­ нителем, так как в объективнзлю сторону входит кроме полового сношения применение насилия или угроза его применения к потерпевщей или к дру­ гим лицам (ч.1 СТ.131 УК России).

Иногда дело обстоит сложнее. Так, Белгородским областным судом осуждены Рубан по пп."б", "г" ст. 102 УК РСФСР и Черняев - по ст. 17, пп."б", "г" ст. 102 УК РСФСР. В поисках спиртного, в ночь на 31 января 1995 г. Рубан и Черняев встретили гражданина Тация, находящегося также в состоянии опьянения. Из хулиганских побуждений Рубан ударил Тация кулаком в лицо, а затем с целью убийства нанес ему несколько ударов но Ж М в шею и грудь. Когда клинок ножа согнулся, Рубан взял другой нож и О продолжал наносить Тацию множественные удары ножом в шею. Черняев при этом бил Тация ногами по телу и держал его руку, чтобы тот не мог защититься, то есть подавлял сопротивление Тация в процессе убийства.

Верховный Суд Российской Федерации совершенно обоснованно признал Черняева соисполнителем убийства и отменил приговоре Содеянное исполнителем квалифицируется непосредствеиио по статье (пункту, части) Особенной части Уголовного кодекса, преду сматриваюирей ответственность за совершение соответствующего пре­ ступления.

"Организатором признается лицо, организовавшее совершение пре­ ступления либо руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную преступную группу или преступное сообщество (преступ­ ную организацию) либо руководившее ими" (ч.З. ст.ЗЗ УК России).

Разновидностей организатора можно выделить три: а) организатор или руководитель преступления;

б) организатор или руководитель органи­ зованной группы;

в) организатор или руководитель преступного сообщест­ ва (преступной организации). Возможно и более дробное деление по при­ знаку "организатор-руководитель", но принципиального значения для ква лификахщи это не имеет.

Интересно другое. В последнем случае, фактически речь идет не об организаторе, а об исполнителе. Организация или руководство преступным сообществом (преступной организацией) - это самостоятельное преступле­ ние (ст.210 УК России), где выполняя организационные или руководящие функции, субъект выполняет объективную сторону состава.

Во втором случае мы имеем дело с организатором, только если орга­ низованная группа не является конструктивным признаком (квалифици рующим) объективной стороны состава. В противном случае перед нами, опять-таки, исполнитель - субъект, выполняющий объективную сторону (ее часть).

Представляется, что соответствующие изменения требуется внести в уголовный закон. В целом, организационные функции могут выполняться как до совершения преступления исполнителем, так и во время его совер­ шения вплоть до окончания.

Содержание понятий "организация" и "руководство" в данном слу­ чае не являются сугубо уголовно-правовыми, а обозначают общеустояв шееся: подбор исполнителей, разработка плана и т.п.


Пермским областным судом 17 ноября 1997 г. Васев был осужден по ст. 17, п."а" ст. 102 УК РСФСР. С целью избавиться от уплаты долга Быст­ рых Васев попросил Исупова найти человека, способного совершить убий­ ство. Исупов познакомил его с Каримовым, который за плату согласился совершить убийство. Васев подробно рассказал, как найти Быстрых и сле­ довал за Каримовым до места убийства потерпевшего, после совершения которого они на автомашине Васева вместе вернулись в городе.

Содеянное организатором квалифицируется по ч.З ст.33 и по статье (пункту, части) Особенной части Уголовного кодекса, предусматриваю­ щей ответственность за coeepuienue им преступления совместно с ис­ полнителем.

"Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совер­ шению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим спосо­ бом" (ч.4 ст.ЗЗ УК России).

Разновидностей подстрекателя законодатель не выделяет. Способы склонения ;

фугого лица к совершению преступления не являются исчер ^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №6. С. 14.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №11. С.4.

пывающими, в связи с чем могут быть вообще опущены в тексте закона.

Самое главное - это достижение результата - возбуждение желания у дру­ гого лица совершить конкретное преступление. Причем, нужно подчерк­ нуть, что речь идет не об укреплении имеющегося желания, а о его форми­ ровании.

Подстрекательство возможно только до начала совершения преступ­ ления исполнителем.

Довольно часто форма подстрекательства очень проста. Читинским областным судом Малыгина бьша осуждена по ст. 17, пп."а", "н" ст. 102 УК РСФСР. По делу было установлено, что она уговорила своего знакомого Цацкина совершить убийство ее мужа, предложив в счет уплаты автома­ шину. Поскольку непосредственного участия в лишении жизни мужа она не принимала п."н" ст. 102 УК РСФСР был исключен, а она сама была при­ знана подстрекателем к совершению умышленного убийства из корыстных побуждений'.

Нельзя исключать и возможности подстрекательства к совершению одного и того же преступления сразу нескольких соисполнителей.

Содеянное подстрекателем квалифищфуется по ч.З ст. 33 и по ста­ тье (пункту, части) Особенной части Уголовного кодекса, предусматри­ вающей ответственность за совершение им преступления совместно с исполнителем.

"Пособником признается лицо, содействовавшее совершению пре­ ступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые ' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №1. С.З.

Преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы" (ч.5 ст.33 УК России).

Законодатель пошел по пути создания исчерпывающего перечня дея­ ний пособника. Традищ1онно все они делятся на интеллектуальные (интел­ лектуальное пособничество) и физические (физическое пособничество).

В отличие от подстрекательства, при пособничестве намерение ис­ полнителя совершить преступление уже сформировалось. По времени, по­ собничество возможно до начала совершения преступления исполнителем либо во время его совершения, но до фактического завершения.

На практике чаще всего встречается физическое пособничество.

Причем, в достаточно простых формах, не исключаюпщх однако судебных ошибок. Так, по приговору суда Тимирязевского межмуниципального Се­ верного административного округа г.Москвы Шишкова осуждена по ч.З ст. 146 УК РСФСР за разбойное нападение по предварительному сговору и завладение имуществом в крупных размерах. В то время как ее действия ограничились в предоставлении квартиры, где было совершено преступле­ ние, передаче исполнителям баллончика со слезоточивым газом, впослед­ ствии использованного при разбойном нападении, и уничтожении следов преступления'.

В другом случае соисполнителем было признано лицо, которое при­ несло телефонный провод, использованный для удушения жертвы, хотя предоставление орудий совершения преступления - это пособнические действия, на что указала высшая судебная инстанция^.

Содеянное пособником квалифицируется по ч.З ст.33 и по статье (пункту, части) Особенной части Уголовного кодекса, предусматриваю ' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №12. С.4.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №10. С.7, щей ответственность за совершение им преступления совместно с ис­ полнителем.

Поскольку организатор, подстрекатель и пособник участвуют в кон­ кретном преступлении, которое совершается исполнителем, являющимся стержнем всего институга соучастия, то специфика субъективной стороны соучастников состоит в том, что все они (за исключением исполнителя) могут действовать только с прямым умыслом. Организуя, подстрекая, со­ действуя чему-либо невозможно не желать этого.

III. С учетом изложенного можно предложить следующую редакцию статьи 33 УК России:

Статья 33. Виды соучастников 1. Соучастниками преступления признаются исполнитель, органи­ затор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно выполнившее объективную сторону преступления либо выполнившее ее совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, выполнившее объек­ тивную сторону преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу обстоятельств, преду­ смотренных настоящим Кодексом. Лицо признается исполнителем вне зависимости от выполнения им, наряду с названными функциями, такж:е функций других соучастников.

3. Содеянное исполнителем квалифицируется только по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответствен­ ность за совершенное преступление.

4. Оргатаатором признается лицо, с прямым умыслом организо­ вавшее совершение конкретного преступления или руководившее исполне­ нием объективной стороны этого преступления, а равно лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, когда совершение преступ ления организованной группой не является признаком объективной сторо­ ны преступления.

5. Содеянное организатором квалифицируется по ч.4 ст.33 и ста­ тье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответ­ ственность за преступление, совершенное им совместно с исполнителем.

6. Подстрекателем признается лицо, с прямым умыслом склонившее каким-либо способом другое лицо к совершению конкретного преступле­ ния.

7. Содеянное подстрекателем квалифицируется по ч.б ст. 33 и ста­ тье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответ­ ственность за преступление, совершенное им совместно с исполнителем.

8. Пособником признается лицо, с прямым умыслом содействовав­ шее совершению конкретного преступления советами, указаниями, пре­ доставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, сле­ ды преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее прибрести или сбыть такие предметы.

9. Содеянное пособником квалифицируется по ч.8 ст. 33 и статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответствен­ ность за преступление, совершенное им совместно с исполнителем.

IY. Остановимся на некоторых специальных вопросах квалификации группового преступления.

Действия соисполнителей могут быть квалифицированы по разным статьям Уголовного кодекса в силу специальных признаков субъекта. Со­ деянное соисполнителем в возрасте от 14-ти до 16-ти лет квалифицируется только по статьям УК России, которые предусматривают ответственность за совершение преступления с четырнадцатилетнего возраста.

Например, лицо в возрасте от 14-ти до 16-ти лет совместно с субъек­ том более старшего возраста совершает убийство сотрудника правоохрани­ тельного органа из мести за деятельность по охране общественного поряд­ ка. Действия последнего будут квалифицированы по ст.317 УК России, а »

действия первого - пп."б", "ж" ч.2 ст. 105 УК России.

Другая ситуация связана с положением ч.4 ст.34 УК России, согласно которой лицо, не являющееся специальным субъектом преступления, но участвовавшее в совершении преступления со специальным субъектом признается организатором, подстрекателем или пособником. Когда речь идет о "чистом" выполнении неспециальным субъектом своих функций, то все относительно ясно. Но возникает вопрос, кем является лицо, не обла-Ъ дающее специальными признаками и выполняющее объективную cTopOHjiJ преступления, где предусмотрен специальный субъект?

Видимо, следует согласиться с М.И.Ковалевым, который, упоминая об этом исключении из общего правила, считает, что здесь имеет место со­ действие совершению преступления специальным субъектом, то есть по собничество^ Данный вопрос является частью более общей проблемы вменения обстоятельств, относящихся к личности отдельных соучастников (прису­ щих только одному из них) другим соучастникам.

Довольно распространенным является мнение, что признаки, харак­ теризующие одного соучастника не могут вменяться другому^.

Имеется и несколько иная позиция, согласно которой особенности субъекта преступления подлежат вменению остальным соучастникам, если они охватывались их умыслом'.

' См.: Ковалев МЛ. Соучастие в преступлении. С. 158, ^ См., например: Гаухман Л.Д. Правила квалификации преступлений. М., 1978.

С.16.

Первое, что следует уточнить - это расширение круга инкримини­ руемых соучастникам признаков, присущих только одному из них. Речь должна идти не только о признаках субъекта, но и признаках других эле­ ментов состава преступления (целей, мотивов, орудий и средств соверше­ ния преступления и т.д.). Принципиально важным представляется вопрос о том, кому конкретно из созл1астников - исполнителю, организатору или по­ собнику принадлежат индивидуально присущие признаки.


Видимо, нельзя не признать определенный элемент акцессорности соучастия. Неисполнение исполнителем преступления не позволяет при­ знать его оконченность со стороны других соучастников. В то же время, невыполнение своих действий, например, пособником (не скрыл следы преступления) не влияет на квалификацию содеянного исполнителем.

Примеров можно привести множество. Особая роль исполнителя не отри­ цается даже самыми последовательными противниками акцессорности.

Это не может не отразиться на квалификации деяний соучастников.

Полагаю, все признаки, характеризующие исполнителя, содеянного им, особенности субъективной стороны долэюны вменяться другим соуча­ стникам (не соисполнителям), если они охватывались их умыслом.

Однако индивидуализирующие признаки организатора, подстрека­ теля или пособника, равно как особенности содеянного и субъективной стороны, могут вменяться только персонально конкретному субъекту.

Судебной практике также известны случаи, когда мотивы и цели ис­ полнителя преступления вменялись остальным соучастникам^.

Следующая группа ситуаций связана с деятельностью исполнителя.

Во-первьпс, исполнитель может совершить неоконченное преступ­ ление (весьма неконкретно данная ситуация описана в ч.4 ст.34 УК Рос ^ См.: Куриное Б.А. Указ. соч. С. 156.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №3. С15.

сии), в данном случае, содеянное другими соучастниками должно квали­ фицироваться в зависимости от стадии, на которой прекратил свою дея­ тельность исполнитель - приготовления или покушения.

Во-вторых, может иметь место добровольный отказ исполнителя от совершения преступления. Поскольку в этом случае исполнитель не под­ лежат ответственности и отсутствует один из объективных признаков со­ участия - совместность деятельности, содеянное другими соучастниками следует квалифицировать как приготовление к преступлению.

И, в-третьих, может иметь место эксцесс исполнителя. Согласно ле­ гальному определению (ст. 36 УК России), им признается совершение ис­ полнителем преступления, которое не охватывалось умыслом других со­ участников. Согласно общему правилу, за эксцесс исполнителя другие со­ участники ответственности не подлежат. Исполнитель несет ответствен­ ность в соответствии с фактически содеянным. Но, с другой стороны, ква­ лификация может существенно изменяться.

Выделяют количественный и качественный эксцессы исполнителя.

Первый касается степени общественной опасности в рамках основного, привилегированных и квалифицированных составов либо однородных пре­ ступлений.

Если исполнитель совершил преступление меньшей степени общест­ венной опасности, то перед нами покушение со стороны других соучаст­ ников. Например, исполнитель согласно указаниям организатора должен был совершить кражу в крупном размере с проникновением в жилище, а фактически не причинил даже значительного ущерба гражданину. Квали­ фикация содеянного исполнителем - п."в" ч.2 ст. 158 УК России, организа­ тором - ч.З ст.ЗО, ч.З ст.ЗЗ, п."б" ч.З ст. 158 УК России.

Возможна и обратная ситуация, когда исполнитель совершает квали­ фицированное преступление (предполагался значительный ущерб, но не крупный размер, который фактически имеет место). Содеянное соучастни­ ками (не соисполнителями) квалифицируется как оконченное преступление в соответствии с первоначальным умыслом. Применительно к предыдуще­ му примеру - пп."в", "г" Ч.2 ст. 158 УК России.

Аналогичная проблема возникает применительно к однородным пре­ ступлениям, которую предлагается решать согласно уже приведенным примерам'. Однако тут нужно учесть одно обстоятельство. Речь может ид­ ти не о всех однородных преступлениях, а только о преступлениях, объек­ тивные стороны которых обладают достаточно большим количеством оди­ наковых признаков, благодаря чему одно преступление может в процессе его совершения перерастать в другое (например: кража - грабеж - разбой).

При качественном эксцессе замышляемое преступление и фактиче­ ски совершенное исполнителем - разнородны. Поэтому со стороны соуча­ стников (не соисполнителей) имеет место приготовление к преступлению.

Эксцесс может касаться и соисполнителей. Например, Заволжским районным судом г.Ульяновска Гафаров М,, Сингатуллов, Гафаров А. и Яковлев осуждены по п."в" ч.З ст.162 УК РФ, 19 января 1997 г. на остановке троллейбуса братья Гафаровы и Яков­ лев, увидев незнакомого Бекишева с видеомагнитофоном "Самсунг", всту­ пили в преступный сговор на совершение нападения с целью завладения имуществом. Выйдя на остановке и догнав Бекишева на улице, Яковлев приставил к его горлу нож и потребовал отдать магнитофон. Поскольку тот отказался, все трое стали избивать его. Яковлев в отсутствие остальных со­ участников наносил удары ножом. Применение ножа предварительно не оговаривалось.

' См.: СабитовР.А. Указ. соч. С.49, Верховный Суд РФ, констатировав эксцесс исполнителя, переквали­ фицировал содеянное братьями Гафаровыми и Сингатулловым с п."в" ч.З СТ.162 УК РФ на пп."а", "г" ч.2 ст.161 УК РФ\ Довольно плодотворной представляется идея разграничения функций соучастников по принципу "род-вид" либо иерархической подчиненности.

Другими словами, содеянное одним видом соучастника при квалификации должно полностью поглощать функции других. В отношении исполнителя это вьфажено весьма ярко - выполнение объективной стороны или ее час­ ти, вне зависимости от выполнения организационных, подстрекательских или пособнических функций, выступает основанием отнесения субъекта именно к данному ъшцу соучастника.

Думается, можно предложить такую схему:

т * См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №7. С.7-8.

Тем самым, попутно решится и вопрос о квалификации содеянного соучастником по нескольким частям статьи 33 УК России. Таковое стано­ вится невозможным.

Y. Соучастники могут выполнять различные роли. В зависимости от этого принято выделять две формы соучастия:

1. Простое соучастие. Иногда его еще называют соисполнительство или совиновничество. При данной форме соучастия все лица, участвую­ щие в совершении преступления выполняют объективную сторону. То есть, каждый из них является исполнителем (соисполнителем). При квали­ фикации статья 33 УК России не используется.

2. Сложное соучастие. Это соучастие с распределением ролей со­ гласно функциям (кроме исполнителя) еще организатора, подстрекателя или пособника. Для констатации сложного соучастия необходимо, чтобы кроме исполнителя был хотя бы еще один из названных соучастников, дея­ ние которого (которых) квалифицируется с использованием статьи 33 УК России.

В действующем уголовном законе выделяется также четыре вида со­ участия (см. ст.35 УК России). По форме, это виды как простого, так и сложного соучастия.

^ 1. Группа лиц. Ддя наличия таковой необходимо два или более ис­ полнителя преступления, заранее не договаривавшихся о совершении пре­ ступления. Практически данный вид соучастия встречается крайне редко.

При квалификации деяний субъектов, входяпщх в группу, статья 33 УК России не используется^.

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №5. С.16.

2. Группа лиц по предварительному сговору. Более распространенный вид. Предварительная договоренность может осуществляться в любой форме: вербальной, конклюдентных действий и т.д.' ^ Данный вид соучастия характерен для обеих форм. Названную груп­ пу могут составлять одни исполнители. К данной ситуации относится так­ же включение признака "совершение преступления группой лиц по пред­ варительному сговору" в число квалифицирующих, а, следовательно, в число конструктивных признаков объективной стороны. В таком случае, все лица будут выполнять объективную сторону, то есть являться соиспол­ нителями. В остальных случаях может иметь место разделение ролей.

Ф Квалификация должна осуществляться по общим правилам.

3. Организованная группа. Данный вид являет собой качественно но­ вое (с точки зрения общественной опасности) образование. Аналогично предыдущему варианту, здесь возможны обе формы соучастия. Квалифи­ кация осуществляется в зависимости от установления конкретной формы.

Представляется, что основным признаком, характеризуюпщм име1що орга­ низованную группу и определяюпдам существование всех остальных, явля­ ется относительная длительность ее функционирования. А уже отсюда 1^ вытекают относительное постоянство состава, типовые методы совершения преступлений и др.

4. Преступное сообщество (преступная организация). Вид соучастия появившийся в УК России 1996 г. Название не очень удачное в силу его постоянной синонимичности (не совсем понятно, следует всегда употреб­ лять оба словосочетания или достаточно одного из них). В данном случае возможна только простая форма соучастия. Все члены сообщества являют ся соисполнителями в силу формулировки статьи 210 УК России, где его ' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №4. С.З.

организация, руководство им, активное участие и т.п. составляют объек­ тивную сторону преступления.

Преступное сообщество может представлять из себя объединение ntk организованных групп, созданных в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Но может являть и качественно новую ступень раз­ вития единичной организованной группы. Для характеристики нового ка­ чества законодатель употребил термин "сплоченность". Трактовок содер­ жания соответствующего понятия довольно много. Более всего импонирует точка зрения, высказанная проф.В.А.Никоновым на одной из лекций (в из­ даниях не содержится). Им предложено для констатации сплоченности Ф учитывать в качестве основного такой признак, как контроль со стороны группы определенной территории и (или) определенных видов деятельно­ сти (законных и незаконных).

Все остальные признаки являются производными. Действительно, невозможно контролировать территорию (деятельность) не вступая в кон­ такт с органами власти, которые контролируют эту же территорию. Отсюда контрразведывательная деятельность, подкуп, конспиративность контактов и т.д. и т.п.

fW В уголовном законе содержится положение, согласно которому лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руко­ водившее ими, подлежит ответственности за все совершенные названными видами соучастия преступления, если они охватывались его умыслом (ч. СТ.35 УК России). Данное положение, само по себе, возражений не вызы­ вает. Но как квалифицируется содеянное названным субъектом?

Полагаю, если нет выполнения объективной стороны данным субъ ектом, то его деяние должно квалифицироваться по общим правилам - ч.З ст.ЗЗ и соответствующая статья Особенной части УК России.

YI. С учетом изложенного и высказанного в предыдущем параграфе допустимо предложить алгоритм квалификации преступления, совершен­ ного различными видами соучастников. Алгоритм реализуется в рамках генерального (общего) и в связи с алгоритмом квалификации неоконченно­ го преступления (см. схему 1).

Схема Структурная схема алгоритма квалификации поведения соучастников т CJOD (ПО \т (JLD Описание структурной схемы алгоритма квалификации поведения соучастников 1 - начало процесса: предварительное выполнение шагов генерально­ го алгоритма квалификации преступлений до операции 6 и решения 7.

Переход к п.2.

2 - операция: установление признаков соучастия.

Переход к п.З.

3 - решение: имеется ли в наличии совместность умышленного пове­ дения двух или более лиц?

"Да" - переход к п.4;

"нет" - переход к п. 14.

4 - операция: проверка наличия родовых конструктивных признаков объективной стороны соответствующих составов "группа лиц", "группа лиц по предварительному сговору", "организованная группа", "преступное сообщество (преступная организация)".

Переход к п.З.

5 - операция: определение конкретного субъекта, поведение которого оценивается.

Переход к п.6.

6 - решение: выполнил ли субъект объективную сторону преступле­ ния непосредственно либо с другими лицами, либо посредством использо­ вания других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу об­ стоятельств, предусмотренных уголовным законом?

"Да" - переход к п. 10;

"нет" - переход к п.7.

7 - решение: организовал ли субъект либо руководил исполнением объективной стороны преступления, а равно создал ли он организованную группу либо руководил ею?

I "Да" - переход к п.11;

"нет" - переход к п.8.

8 -решение: склонил ли субъект (возбудил ли желание) другое лицо к совершению преступления?

"Да" - переход к п. 12;

"нет" - переход к п.9.

ф^ 9 - решение: содействовал ли субъект совершению преступления фи­ зически или интеллектуально?

"Да" - переход к п. 13;

"нет" - переход к п.5.

10 - конец процесса: субъект осуществил функции исполнителя;

да­ лее реализуются шаги алгоритма квалификации неоконченного преступле­ ния и генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

11 - конец процесса: субъект осуществил функции организатора;

да ф лее реализуются шаги алгоритма квалификации неоконченного преступле­ ния и генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

12 - конец процесса: субъект осуществил функции подстрекателя;

да­ лее реализуются шаги алгоритма квалификации неоконченного преступле­ ния и генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

13 - конец процесса: субъект осуществил функции пособника;

далее реализуются шаги алгоритма квалификации неоконченного преступления и генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

|Ш 14 - конец процесса: далее реализуются шаги генерального алгоритма квалификации преступлений (п.8 и далее).

§3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ I. Множественность преступлений являет собой довольно специфич­ ную форму преступной деятельности. Действующее толовное законода­ тельство не содержит соответствующего понятия, поэтому основные во­ просы учения о множественности относятся к доктрине уголовного права^ В силу особенностей конструкции ряда составов преступлений, воз­ никают сложности квалификации, поскольку основное разграничение еди­ ного преступления и их множественности проводится по юридической форме, а не по фактическим обстоятельствам.

Анализ юридической литературы показывает, что, несмотря на неко­ торые различия, большинство авторов выделяют следующие признаки множественности преступлений:

1. Единство субъекта. Все преступления множественности совер­ шаются одним и тем же лицом, тогда как остальные элементы состава пре­ ступления могут совпадать, а могут и не совпадать.

2. Множественность составляют два или более единых (единичных) преступления. Каждое преступление является самостоятельным (содержит признаки самостоятельного состава). При этом не имеет значения, оконче­ но преступление или нет, совершено оно самостоятельно или в соучастии, ' См.: Караев Т.Э. Повторность преступлений. М., 1983;

Красиков Ю.А. Множе­ ственность преступлений (понятие, виды, наказуемость). М., 1988;

Криволапое Г.Г.

Множественность преступлений по советскому уголовному праву и установление ее признаков органами внутренних дел. М., 1989;

Малков В.П. Множественность престу­ плений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань, 1982;

Малков В.П. По­ вторность преступлений. Казань, 1970;

Малков В.П. Совокупность преступлений. Ка­ зань, 1974;

Семернева Н.К., Новоселов Г.П., Николаева З.А. Множественность преступ­ лений. Квалификация и назначение наказания. Свердловск, 1990.

осуждено лицо за его совершение или нет, совершены ли преступления разновременно или одновременно, одним деянием или разными.

Понятно, что нужно четко представлять возможные конструкции единичных преступлений.

Принято выделять единичные простые преступления и единичные сложные преступления. Первые довольно просты для распознания, так как элементы состава у них не структурированы (один объект, одно деяние, одно последствие, одна форма вины). Распознание же второй категории значительно затруднено в виду усложненной конструкции одного или не­ скольких элементов состава.

В действующем уголовном законодательстве можно выделить сле­ дующие разновидности сложных единичных преступлений:

Преступление с альтернативными действиями - преступление, объ­ ективная сторона которого предполагает совершение нескольких вариантов действий, выполнение любого из которых или их совокупности в любой вариации, достаточно для признания преступления оконченным. Напри­ мер, Ч.1 CT.223 УК России "Незаконное изготовление оружия" предусмат­ ривает в качестве возможных незаконные: а) изготовление огнестрельного оружия;

б) ремонт огнестрельного оружия;

в) изготовление комплектую­ щих деталей к огнестрельному оружию;

г) изготовление боеприпасов;

д) изготовление взрывчатых веществ;

е) изготовление взрывных устройств.

Но даже выполнение всех перечисленных действий даст нам только объек­ тивную сторону одного единичного преступления.

Составное преступление - преступление, объективная сторона кото­ рого состоит из деяний, каждое их которых, взятое в отдельности, пред­ ставляет собой самостоятельный состав преступления, но в совокупности таковыми не являются. Например, истязание (ч.1 ст. 117 УК России) может представлять собой систематическое нанесение побоев (ст.116 УК России), однако перед нами единичное преступление.

Преступления, посягающие иа два и более объекта - преступления, "ф| имеющие дополнительный объект, охраняемый, как правило, нормами другой главы (или раздела) УК России. Так, разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п."в" ч.З ст. 162 УК России) посягает на собственность и здоровье, но это единичное преступление.

Преступление с дополнительными тяэюкими последствиями (как правило, с двумя формами вины по отношению к различным последствиям) - преступления, объективная сторона которых предусматривает два по ^ следствия, ближайшее и отдаленное во времени. Классическим примером является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ближайшее последствие), повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (отда­ ленное последствие) (ч.4 ст.111 УК России). Перед нами, по-прежнему, единичное преступление.

Длящееся преступление - преступление, объективная сторона которо­ го предполагает длительное невыполнение обязанностей, возложенных на субъекта под угрозой уголовной ответственности. Таковым, например, яв fii ляется незаконное хранение огнестрельного оружия (ч.1 ст.222 УК России).

Применительно к данным преступлениям сложности при квалификации возникают редко.

Продолоюаемое преступление - преступление, складывающееся из ряда тождественных деяний, совершаемых в сходной обстановке при од­ ной форме вины и единой цели. Практически одно из наиболее труднорас­ познаваемых единичных преступлений, поскольку критерий, отграничи­ вающий его от множественности, лежит в субъективной сфере, характери­ зуемой, исходя из фактических обстоятельств дела.

Довольно своеобразной разновидностью единичного преступления (практически не выделяемой в качестве таковой) является перерастание одного преступления в другое. Например, кражи в грабеж и далее - в раз­ бой. Содеянное охватывается нормой о разбое.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.