авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

vy vy

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Пыленко, Игорь Павлович

1. Этапы квалификации преступления

1.1. Российская государственная

библиотека

diss.rsl.ru

2003

Пыленко, Игорь Павлович

Этапы квалификации преступления

[Электронный ресурс]: Дис.... канд. юрид.

наук : 12.00.08.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов

Российской Государственной библиотеки)

Уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/03/0345/030345018.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Пыленко, Игорь Павлович Этапы квалификации преступления Ростов н/Д 2000 Российская государственная библиотека, 2003 год (электронный текст).

/ - / •.f-,^/^^_ ^ Ha правах рукописи ПЫЛБНКО ИГОРЬ ПАВЛОВИЧ # ЭТАПЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Г|1 Специальность 12.00. ii fill *, •' (уголовное право и криминология;

уголовно исполнительное право) Научный руководитель:

ё\ кандидат юридических наук, доцент Мельниченко А.Б.

Ростов-на-Дону Содержание:

Введение с.З 4») Глава 1. Понятие квалификации преступлений с. Глава 2. Поиск уголовно-правовой нормы на различных этапах квалификации преступления с. 2.1. Понятие и виды этапов квалификации преступления с. 2.2. Этапы квалификации преступления на стадии возбуждения уголовного т дела С. 2.3. Этапы квалификации преступления на^ стадии предварительного расследования.ч..-'....".... с. Глава 3. Проблемы совершенствования квалификации преступлений с. 3.1. Квалификационные ошибки и их виды с. 3.2. Причины квалификационных ошибок и основные направления их предупреждения с. Заключение с. Библиография с. ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность темы исследования. Необходимым условием нормального функционирования правовой системы является соблюдение принципа законности. В сфере правоприменения принцип законности обеспечивает стабильность соблюдения прав и интересов граждан, общества, государства и имеет специфичное выражение в различных отраслях права.

Достижение задач уголовного законодательства и реализация материальных уголовно-правовых отношений тесно связаны с законной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Привлечение виновных к уголовной ответственности возможно только на основании и в пределах «»

уголовного законодательства. Применение норм уголовного закона как сложный, многоаспектный процесс соответствует критерию законности лишь в случае правильной квалификации преступлений. Надлежащая уголовно правовая оценка деяний обеспечивает принятие на различных этапах правоприменения законных решений.

Как показывает изучение правоприменительной практики, правильная квалификация преступлений продолжает сохранять актуальность, создает весьма серьезную проблему. Так, в 1998г. судами Российской Федерации на дополнительное расследование возвращено в связи с ошибочной квалификацией 3,5% уголовных дел, в 1999г. этот показатель составил 3,7%'.

Полученные нами экспертные оценки указывают на явную заниженность официального показателя и фиксируют уровень квалификационных ошибок не менее, чем в 10-12% уголовных дел, направленных органами предварительного следствия и дознания в суд. На случаи переквалификации преступлений приходится не менее 25% измененных кассационной и надзорной инстанцией приговоров. Причиной в большинстве случаев выступаеяг неправильное применение уголовного закона, а также несоответствие выводов следствия, содержащихся в обвинительном заключении, фактическим обстоятельствам дела.

Задача применения норм уголовного закона тесно связана с проблемой устранения из практики квалификационных ошибок. Теоретическому анализу подлежит механизм образования ненадлежащего применения уголовно-правовых норм. Неправильное толкование само по себе еще не образует неправильного применения, но создает его предпосылку, поскольку всегда предшествует применению закона. Уголовно-процессуальный закон отчетливо дифференцирует неправильное применение уголовного закона и односторонность или неполноту дознания, предварительного или судебного следствия (ст.342 УПК РФ). Однако реализация правоприменения дознавателем, следователем, прокурором, судьей и наделение каждого из них уголовно-процессуальным законом соответствующими полномочиями, в том числе в ряде случаев контрольно-надзорного характера, призваны обеспечить такую уголовно-правовую оценку, которая одновременно соответствует фактическим обстоятельствам дела и укладывается в рамки уголовного закона. Повышенное внимание к квалификационным проблемам, возникающим на различных этапах применения уголовно-правовой нормы, призвано обеспечить законность в принятии правовых решений соответствующего вида.

Состояние научной разработки проблемы. В литературе теоретические исследования квалификации преступлений представлены фундаментальными трудами В.Н. Кудрявцева, Б.А. Куринова, А.В. Наумова, О.Ф. Шишова. Отдельные аспекты теории квалификации преступлений затрагивали в своих исследованиях Н.Н. Вопленко, И.А. Гальперин, Л.Д.

' www. Mvdstat.ru.

Гаухман, П.Ф. Гришанин, Н.И. Коржанский, Г.А. Кригер, В.П. Малков, А.С.

Новиченко, В.А. Петров, Э.Ф. Побегайло и ряд других авторов. Проблемам конкуренции уголовно-правовых норм посвящено диссертационное исследование С.Ф. Сауляк (1990г.);

косвенным образом некоторые аспекты квалификации затронуты в диссертациях уголовно-процессуальной направленности В.П. Ашитко (1996г.), П.Е. Кондратова (1984г.), О.Н.

Шекшуевой (1998г.). Однако признать достаточной разработку проблем квалификации преступлений и ее этапов нельзя. Недостаточно исследован в юридической литературе вопрос об информационно-аналитических и формально-юридических аспектах квалификации, содержании этапов квалификации, систематизации и причинах квалификационных ошибок, способах их устранения.

Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования мы связываем с современной проблематикой теории квалификации преступлений в российском уголовном праве. Кроме того, проведенное нами исследование ориентировано на объективные потребности правоприменительной практики, призвано способствовать повышению качества предварительного расследования.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является теория квалификации преступлений как специальная сфера юридического познания и деятельности по применению норм уголовного закона. В качестве непосредственного предмета исследования выступают этапы квалификации преступления, их содержание и особенности, правила квалификации преступлений, а также проблемы совершенствования правовой оценки преступлений.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования заключается в постановке и разрешении проблем, связанных с этапами квалификации преступления. Цели работы связаны также с установлением органичной взаимосвязанности процесса квалификации преступлений на различных этапах и установления истины по уголовному делу.

Указанные цели предопределили и задачи диссертационного исследования, которые могут быть сформулированы следующим образом:

- определение понятия квалификации преступлений;

- определение этапов квалификации преступления и их содержания;

- анализ особенностей этапов квалификации преступлений на досудебных стадиях;

- систематизация квалификационных ошибок, определение их причин;

- формулирование основных направлений предупреждения квалификационных ошибок.

Методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования. Методологическую базу исследования образует всеобщая теория познания, охватывающая категории современной материалистической диалектики. Автором использованы такие приемы научного познания как формально-юридический и сравнительно-правовой методы, формальная логика, анализ, в том числе статистический, экспертные оценки.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, уголовный и уголовно-процессуальный закон Российской Федерации.

В основу работы положены также общетеоретические фундаментальные труды в области квалификации преступлений, разъяснения Пленумов Верховных судов СССР, РСФСР, Российской Федерации.

Выводы и основные положения, выносимые на защиту, базируются на результатах изучения материалов 650 уголовных дел, рассмотренных судами Краснодарского края, Ростовской области, Верховным судом Российской Федерации в период 1994-99 г.г., 420 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по различным основаниям. В ходе исследования проведено анкетирование 300 сотрудников правоохранительных органов следователей, дознавателей, прокуроров, судей. Проинтервьюированы руководителей следственных подразделений органов внутренних дел, территориальных органов прокуратуры и судов Краснодарского края и Ростовской области.

Научная новизна диссертационного исследования предопределена разработкой авторского определения квалификации преступлений. Показана взаимосвязь в процессе квалификации преступлений материальных уголовно-правовых и уголовно-процессуальных правоотношений и институтов. Дано определение этапов квалификации преступления, выделены этапы квалификационной деятельности - информационно аналитический и формально-юридический. Устанавливаются особенности этапов квалификации преступления на досудебных стадиях. Предпринята попытка систематизировать следственные квалификационные ошибки, установить причины их совершения, сформулировать основные направления предупреждения. Достоверность полученных в ходе исследования результатов обеспечена научно обоснованной методологией и методикой, репрезентативностью эмпирической базы.

Основные положения, выносимые на защиту могут быть представлены следующим образом:

1. Квалификация преступлений - правовая познавательная деятельность субъектов, опирающаяся на приемы формальной логики, направленная на отождествление родовых (значимых) признаков конкретного совершенного общественно опасного деяния с признаками состава преступления, содержащимися в конкретной статье Особенной части уголовного закона, юридически формализуемая в уголовно процессуальных актах;

являющаяся этапом применения норм уголовного закона. Информационная основа квалификации - правовое познание, формальная (юридическая) основа - текст норм Особенной части уголовного закона.

2. Этапы квалификации преступления - составляющие элементы (ступени) процесса применения уголовно-правовых норм, неразрывно связанные между собой и обуславливающие друг друга.

3. Квалификация преступлений состоит из двух основных этапов:

информационно-познавательной деятельности и формально 4k юридической деятельности правоприменителя.

4. На досудебных стадиях этапы квалификации обладают следующими особенностями: уголовно-правовая (квалификационная) оценка преступления обуславливает момент начала реализации процессуальных правоотношений;

коэффициент информационного искажения наиболее высок на начальных этапах квалификации преступления и постепенно снижается по мере накопления в уголовном деле подлежащей анализу информации;

преодоление информационной недостаточности и неопределенности - одна из основных задач, стоящих перед правоприменителем на всех этапах квалификации преступления;

информационно-аналитический процесс квалификации преступлений должен начинаться не от уголовно-правовой нормы и последующего поиска фактических обстоятельств в обоснование нормы, а от уголовно правового анализа следственной ситуации, выделения в общественно опасном деянии всех существенных для квалификации преступления признаков и построения системы версий, охватывающих всю совокупность возможных уголовно-правовых оценок;

правильная квалификационная оценка, полученная преступлением на данной досудебной стадии уголовного процесса, во многом предопределяет обоснованность судебного решения;

изменение квалификации на досудебных стадиях имеет как объективные, так и субъективные предпосылки.

5. Квалификационная версия - предположение (гипотеза) об отнесении рассматриваемого фактически совершенного преступления к определенной норме Общей и (или) Особенной части УК РФ. Это логическое умозаключение, возникающее в результате информационно аналитической и формально-юридической деятельности лиц, применяющих нормы уголовного закона. Квалификационная версия рассматривается в нескольких аспектах: как способ упорядочения информационного эмпирического и нормативного материала, которым располагает уполномоченное на правоприменительную деятельность „лицо;

как инструмент применения уголовного закона, могущий быть использованным на всех стадиях уголовного процесса;

как связующее звено между уголовно-правовой квалификационной, уголовно процессуальной и криминалистической деятельностью.

6. Квалификационные ошибки подлежат классификации по степени распространенности, характеру правовых последствий, особенностям формирования, степени латентности, качеству аргументирования, содержанию и объему ошибочного решения.

7. Причины квалификационных ошибок связаны с объективными и субъективными факторами: несовершенство действующего уголовного закона, недостаточность разъяснений пленумов Верховного Суда РФ по актуальным проблемам квалификации преступлений отдельных категорий, недостаточный уровень юридического образования и специальных познании у значительной части правоприменителей, недооценка ими значения и роли квалификационных версий.

8. К мерам, направленным на предупреждение квалификационных ошибок, следует отнести: совершенствование норм Общей и Особенной части УК РФ;

устранение межотраслевых и внутриотраслевых коллизий уголовно правового регламентирования оснований ответственности;

приведение разъяснений пленумов Верховного Суда в соответствие со структурой Особенной части уголовного закона;

усиление контроля за качеством квалификационных решений со стороны руководителей следственных аппаратов и подразделений дознания, а также надзорной деятельности со стороны прокуроров;

реорганизацию системы судебного контроля за счет введения института судебного следователя;

повышение уровня образования среди сотрудников органов дознания и предварительного следствия;

совершенствование процесса изучения курса «Уголовное право» в юридических вузах.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в следующем. Представляемое диссертационное исследование призвано внести определенный вклад в развитие теории квалификации преступлений, систематизацию этапов квалификационной деятельности, теоретическое освещение особенностей этапов квалификации на досудебных стадиях.

Теоретическая значимость исследования также связана с определением видов и причин квалификационных ошибок и основных направлений их предупреждения.

Практическая значимость исследования состоит в разработке и научном обосновании применения правил квалификации. Научному осмыслению подвергнуты те аспекты приемов квалификации преступлений, которые действительно востребованы практикой. Автор полагает, что постановка и разрешение проблем, реально сложившихся в квалификационной деятельности органов дознания и предварительного следствия на досудебных стадиях, будет способствовать укреплению законности при реализации уголовно-правовых отношений.

Соответствующие выводы и предложения могут быть использованы в правоприменительной деятельности при разрешении проблемных квалификационных ситуаций, в преподавании курса «Уголовное право» в юридических вузах, в рамках специальной деятельности по повышению квалификации сотрудников аппаратов дознания и предварительного следствия. Кроме того, основные положения работы могут быть задействованы при дальнейшей разработке вопросов, касающихся обеспечения законности в деятельности по применению норм уголовного закона России.

Апробация результатов исследования и внедрение их в практику.

По теме диссертационного исследования автором опубликовано 5 научных статей. Основные результаты исследования докладывались на расширенном совещании Главного Следственного Управления ГУВД Краснодарского края, коллегии Краснодарского краевого суда, научно-практических конференциях. Подготовлен аналитический обзор о квалификационных ошибках, допущенных органами дознания и предварительного следствия по уголовным делам, направленным на рассмотрение в судебные инстанции Краснодарского края.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, охватывающих пять параграфов, заключения и библиографии. Структура и объем диссертации соответствуют требованиям ВАК России.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

Существование права как регулятора общественных отношений приобретает социальный и юридический смысл лишь при условии наличия механизма его реализации. Механизм этот достаточно сложен, и его содержание предопределяется многими факторами: сферой правовых отношений, спецификой метода отраслевого регулирования, особенностями статуса правоприменителя. Вместе с тем, применение права обладает универсальными социально-юридическими характеристиками, представленными в любой сфере нормативного регулирования общественной жизни.

На наш взгляд, обращение к общей теории права является единственно возможным приемом для обеспечения научно обоснованной методологической базы уголовно-правового исследования. Необходимость такого обращения объективно вызвана тем, что квалификация преступлений представляет собой разновидность применения норм права, один из наиболее важных ее этапов.

В теории применение права традиционно признают одной из форм государственной деятельности, направленной на реализацию правовых предписаний в жизнь, иными словами применение права рассматривается как особая и важнейшая форма его реализации.^ При этом выделяется ^ См. например: Пиголкин А.С. Формы реализации норм советского социалистического права // Социалистическая законность, толкование и применение советских законов. Материалы межвузовской научной конференции. Киев, 1961. С.37;

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. Курс лекций. М., 1997. С.414;

Общая теория права. Курс лекций / под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.361;

Общая теория оперативно-исполнительная и правоохранительная деятельность, в последнем случае она осуществляется компетентными, специально уполномоченными субъектами.

Применение норм уголовного права является отраслевой формой юридической деятельности, особой формой реализации уголовного права и уголовно-правовых отношений. Применение норм уголовного права - это государственно-властная деятельность специальных субъектов, уполномоченных государством и наделенных необходимой компетенцией, направленная на реализацию уголовно-правовых правоотношений, осуществляемая в установленных законом процессуальных формах и сопровождающаяся вынесением индивидуально-правовых актов.

Основанием возникновения правоприменительных отношений в сфере уголовного права может выступить лишь определенный юридический факт.

В теории права вопрос о последовательности совершения комплексов действия субъекта в ходе правоприменения решается следующим образом.

В.В. Лазарев, Ф.А. Григорьев, А.Д. Черкасов и ряд других авторов выделяют последовательно реализуемые стадии: установление фактических обстоятельств дела;

установление юридической основы дела;

решение дела.'' Более детально рассматривают данный процесс Ю.Г. Ткаченко, С.С.

Алексеев, А.С. Пиголкин, выделяя исследование фактических обстоятельств дела, выбор нормы права, проверку подлинности текста нормы права, анализ (толкование) содержания нормы права, вынесение решения компетентным государства и права / под ред. В.В. Лазарева. М., 1997. С.210-211;

Общая теория права / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С.266-267 и др.

^ Общая теория права и государства / под ред В.В. Лазарева. М., 1997. С.211;

Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В.

Малько. М., 1997. С.417;

Общая теория права. Курс лекций / под ред. В.К, Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.363.

органом, доведение содержания решения до сведения заинтересованных лиц и организаций.'* Несмотря на указанное расхождение, не нарушающее решения вопроса по существу, все авторы едины в том, что на первой стадии - установления и исследования фактических обстоятельств дела происходит собирание, изучение и доказывание юридических фактов (совокупностей различных фактов по терминологии В.В. Лазарева^). Не вызывает сомнений и сформировавшийся в литературе подход к оценке изначального основания начала процесса применения правовой нормы. Им признается наступление предусмотренных нормой фактических обстоятельств. В уголовно-правовой сфере такие фактические обстоятельства связаны исключительно с преступным поведением индивида.

Таким образом, на первой стадии применения норм уголовного права должностное лицо правоохранительного органа определяет круг фактов, необходимых для решения дела по существу, то есть оценивает наличие события преступления и признаков в нем состава преступления. В рамках первой стадии процесса применения права, по справедливому суждению А.С.

Пиголкина, находится также сбор и процессуальное закрепление фактов, исследование, установление достоверности таких фактов.*^ В.В. Лазарев, углубляя содержание начальной стадии правоприменения, пишет: «Это могут быть «главные факты» и факты, подтверждающие главные, но обязательно те и в том объеме, в каком требуется для нормального ^ Ткаченко Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение. М., 1955.

С.27;

Алексеев С.С. Общая теория права. Том 2. М., 1982. С.ЗЗО;

Общая теория права / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С.268-272.

^ Курс лекций / под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.363.

^ Общая теория права / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С.268-269.

разрешения юридического дела. В ряде случаев круг обстоятельств, подлежащих установлению, обозначен в законе».

На второй стадии уголовного правоприменения, как мы указывали, происходит установление юридической основы дела. Здесь «дается правовая квалификация (юридическая оценка) установленным фактическим обстоятельствам дела, то есть решается вопрос, какая норма права распространяется на данный случай, подпадает ли этот факт под ее действие».^ Содержание данного этапа правоприменительной деятельности обусловлено содержанием предыдущего. «Истину по делу, - указывает А.С.

ЕЬиголкин, - составляет не только установление достоверности всех фактических обстоятельств дела, но и соответствие выводов правоприменительного органа нормам права, то есть правильная юридическая оценка установленных фактов».^ Нельзя не согласиться с такой оценкой.

«Специфика применения норм уголовного права при квалификации преступлений, - пишет О.Ф. Шишов, - выражается в том, чтобы в конкретном жизненном факте обнаружить наиболее типичные признаки, которые определяют сущность данного явления, и, сопоставив их с признаками, указанными в той или иной статье уголовного кодекса, прийти к выводу, что именно такой случай имел в виду законодатель, устанавливая конкретный уголовно-правовой запрет....Уголовно-правовая квалификация осуществляется на основе дедуктивного силлогизма путем выбора ^ Курс лекций / под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.363.

^ Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В.

Малько.М., 1997. С.418.

^ Общая теория права / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С.269.

необходимой нормы уголовного закона».'^ Нельзя не отметить также и еще одну специфичную черту квалификации преступлений как особой разновидности официального применения норм права - закрепление ее в индивидуальных актах уголовного процесса. Речь идет, прежде всего, о таких актах как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, приговор. Основания и порядок, содержание каждого из них регламентируется действующим УПК РСФСР. Совокупность указанных признаков квалификации преступлений как уровня правоприменения позволяет указать на тесную взаимосвязь в изучаемой области уголовного права и уголовного процесса.

Разумеется, квалификация осуществляется на всех стадиях уголовного процесса. Однако на стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования эта деятельность имеет специфические характеристики, хотя в основном и соответствует общим сложившимся правилам. На наш взгляд, именно на этих стадиях материальные уголовно правовые отношения очень тесно переплетаются с процессуальными, их органичная связь прослеживается, прежде всего, в квалификационной деятельности дознавателей и следователей. Здесь речь идет не только о включении квалификации в текст того или иного процессуального акта, но и об основаниях, а также порядке и объеме такого закрепления.

Квалификация преступления, доказывание и установление объективной истины по делу органично связаны между собой, неразрывны.

Еще в конце XIX столетия И.Я, Фойницкий подчеркивал: «Решить дело в порядке уголовно-судебном значит: 1) установить наличность или отсутствие Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М.

известного события с теми внешними и внутренними признаками, которые имеют определенное уголовно-юридическое значение, и 2) подвести это событие под соответствующую правовую норму, применить к нему закон.

Первая задача дает содержание учению о доказательствах, вторая - учению о применении закона...»." Очевидно, что цели и задачи уголовного судопроизводства видный российский юрист связывает с материей уголовно правового свойства, а именно с квалификацией преступлений. Логическое продолжение такого подхода мы встречаем в трудах А.Л. Ривлина:

«Устанавливаемая в суде объективная истина представляет собой правильное отражение в соответствующих процессуальных актах фактов объективной действительности. Объективная истина в указанном ее понимании устанавливается не только в заключительном акте судебной деятельности, в приговоре. Она находит свое выражение также в важнейших актах, предшествующих разрешению дела в суде».'^ Нам представляется, что квалификация, то есть юридическое закрепление применения нормы уголовного закона должно опосредоваться такой процессуальной деятельностью как доказывание. Доказывание тех самых признаков, которые составляют конструкцию состава преступления.

Все это является условиями установления объективной истины по уголовному делу.

ВЮЗШ МВД СССР, 1988. Сб.

'' Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 2. СПб, 1996.

С.162.

Ривлин А.Л. Понятие и содержание устанавливаемой в суде объективной истины в свете применения нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик // Социалистическая законность, толкование и применение советских законов. Материалы межвузовской научной конференции. Киев, 1961. С.46.

Таким образом, можно определить некоторую последовательность в уголовном правоприменении: квалификация преступления - доказывание признаков совершенного преступления - установление объективной истины по делу. При этом установление объективной истины является целью, а квалификация и доказывание соответствующих признаков - способами ее достижения.

Для подкрепления и научного обоснования данного тезиса попытаемся проанализировать содержание каждого понятия с учетом их взаимосвязи и взаимообусловленности.

Анализ юридической литературы позволил установить наличие самых разнообразных подходов к пониманию сущности квалификации преступлений и формулировкам соответствующего понятия. При отсутствии законодательного определения квалификации преступления, мы можем обратиться лишь к доктринальным исследованиям. Авторские подходы к пониманию сущности квалификации преступления сгруппированы нами следующим образом.

Первый подход, характеризующийся оценкой лишь одного аспекта квалификации - установления тождества между признаками деяния и признаками состава преступления, представлен А.А. Герцензоном'^, Трайниным И.И. Гореликом'^. Квалификация определяется как А.А"*, «установление тождества между признаками совершенного преступного деяния и признаками, образующими конкретный состав преступления, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК».'^ По '^ Герцензон А.А. Квалификация преступления. М., 1947. С.4-5.

'^ Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С.б-8.

'^ Уголовное право Белорусской ССР. Часть Особенная. Минск, 1971. Сб.

'^ Там же. Сб.

нашему мнению, такой подход несколько ограничен и не отражает этапов правоприменения при квалификации преступлений.

Второй подход представлен в трудах Б.А. Куринова, Г.М.

Миньковского'^. Авторы выделяют два смысловых значения понятия «квалификация преступлений»:

1) это процесс мыслительной деятельности (логический процесс по выражению Б.А. Kypинoвa^^) при осуществлении дознания, предварительного следствия и судебного рассмотрения уголовного дела;

2) это результат (собственно квалификация как правовая оценка), выражающийся в точном установлении признаков совершенного деяния и его описания в конкретной норме Особенной части УК РФ.

Третья группа авторов (О.Ф. Шишов^°, Л.Д. Гаухман^*, В.Н.

Кудрявцев^^) усматривает следующие характеристики квалификации:

1) процесс установления признаков того или иного преступления в действиях лица;

2) результат этой деятельности судебных и прокурорских органов официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или '^ Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.

'^ Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России.

М., 1998.

' ' Куринов Б.А. Указ. соч. С.7.

Шишов О.Ф. Теретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988.

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме.

В рамках данного подхода акцентируется внимание на формализации квалификационного решения путем его фиксирования в процессуальном акте. «Квалификация преступления есть лишь один из этапов применения нормы уголовного права, состоящий в принятии решения о том, какая именно уголовно-правовая норма предусматривает совершенное преступление, и в закреплении этого решения в уголовно-процессуальном акте», - подчеркивает В.Н. Кудрявцев.^^ Четвертая точка зрения содержится в исследованиях Гришанина П.Ф.

Автор выделяет следующие аспекты содержания квалификации:

1) социальная оценка совершенного лицом общественно опасного деяния как преступного;

2) юридическая оценка преступления, то есть определение нормы Особенной части УК, предусматривающей совершенное лицом преступление;

3) процессуальное закрепление социальной и юридической оценок деяния в соответствующих процессуальных актах;

4) квалификация преступлений как познание социально-правовой оценки общественно опасных деяний уголовным законом;

5) квалификация преступлений как отношение должностных лиц правоохранительных органов к своему служебному долгу?'* Характерно, что анализируемый подход обогащен познавательным аспектом. Автор обращается к инструменту дедуктивного умозаключения Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 14.

^'* Гришанин П.Ф. Пути укрепления законности в практике квалификации преступлений // Советское государство и право. 1985, № 1. С.51-53.

силлогизму и указывает: «С точки зрения логики квалификация преступления есть дедуктивное умозаключение в форме того или иного силлогизма, в котором роль большой посылки выполняют признаки состава преступления, а роль малой посылки - признаки квалифицируемого преступления....Юридический аспект квалификации осуществляется двумя приемами: эвристическим и аналитическим. Эвристический прием осуществляется без применения какой-либо заранее определенной формально-логической профаммы. Этот прием сходен с «опознанием»

конкретного состава преступления в квалифицируемом деянии....Только детальный анализ способен надежно обеспечить юридический аспект квалификации преступлений».^' И далее: «Квалификация преступлений как деятельность работников органов дознания, следствия и суда представляет собой, с одной стороны, познание ими содержащейся в законе социально правовой оценки квалифицируемых деяний, а с другой стороны, - и это, пожалуй, главное - выражает их отношение к своему государственному, служебному долгу».

Подобная комплексная оценка содержательных аспектов квалификации представляется нам весьма обоснованной, поскольку с научной точки зрения расширяет «горизонты» квалификации как процесса многогранного.

Позволим себе заметить, что выделение информационно-познавательного аспекта является ни чем иным как ключом к пониманию сути сложного логического процесса, каковым является квалификация преступлений.

Поэтому, представляется, что предложенная П.Ф. Гришаниным концептуальная оценка должна быть положена в основу исследований об этапах квалификации преступлений.

^' Там же. С.52.

примечателен тот факт, что в юридической литературе закрепляется использование теории познания при исследовании вопросов о принятии уголовно-правовых решений. Так, например, осмысливая критерий истины в процессе познания уголовного закона, М.Б. Ахмедов пишет: «Уголовно правовое познание представляет собой осуществляемую по определенным эталонам и правилам сложную интеллектуальную деятельность, необходимую для решения уголовно-правовых задач. Это познание обладает следующими специфическими признаками: использование уголовно правовых предписаний, положений уголовного закона;

осуществление самого познания в свернутом и неполном виде при наличии определенных средств самоконтроля;

информационная емкость;

необходимость ресурсного и организационного обеспечения....В качестве результатов уголовно правового познания выступают уголовно-правовые решения, которые могут носить различный характер, в том числе правоприменительный».^^ Особое место при анализе подходов к оценке сущности квалификаций занимает подход, предложенный А.В. Наумовым и А.С. Новиченко. Так же, как и П.Ф. Гришанин, указанные авторы опираются на познавательный аспект квалификационной деятельности, методологическое обеспечение ее логическими приемами. Исследуя соотношение познания и квалификации преступлений, они указывают: «Правовое познание в целом, как и любое другое социальное познание, не может не быть оценочным. Специфика правового познавательного акта состоит лишь в большей выраженности роли оценок. И поскольку процесс познания есть ступень любой практической деятельности, ее условие и свойство, постольку правоприменение как форма ^^ Там же. С.53.

Ахмедов М.Б. Критерий истины в процессе познания уголовного закона.

Автореф. дисс....кандидата юридических наук. М., 1990. С. 10-11.

реализации правовых норм, как форма воздействия на общественные отношения, их регулирование смыкается с познавательным процессом.

...Применение оценок, правовых норм в процессе квалификации обусловливает ее оценочно-познавательный характер».^^ В изложенном контексте А.В. Наумов и А.С. Новиченко выделяют такие содержательные аспекты квапификации преступлений как:

1) квалификация как правовое познание;

2) квалификация как индуктивно-дедуктивный процесс, то есть установление нормы, содержащей формулирование большей посылки, фиксация родового состава преступления;

3) выведение тождества установленных фактических обстоятельств определенной уголовно-правовой норме по логической форме дедуктивного силлогизма.

Опираясь на различные уровни сущности как философской категории, А.В. Наумов и А.С. Новиченко отмечают, что сущность может отражаться в соответствующих формах: в законодательной практике она выражается в правовых нормах, а в правоприменительной - в различных понятиях, «снятых» с квалифицируемого деяния. В результате они предлагают следующее понятие: «Квалификация преступления состоит в уголовно правовой оценке действия, которая представляет собой познавательный образ объективно существующего общественно опасного и противоправного деяния. Оценка - мыслительный образ, его содержание составляет совокупность предусмотренных законом признаков совершенного преступления. Квалификацией выявляется преступная сущность Наумов А.В., Новиченко А.С. Квалификация преступления как логическая форма юридической оценки // Правоведение. 1981, № 2. С.88.

общественно опасного деяния».^' Мы разделяем суждение А.В. Наумова и А.С. Новиченко относительно того, что квалификация должна определяться посредством тождества, устанавливаемого в результате познания фактических обстоятельств дела и нормы уголовного закона.

В современной литературе представлена еще одна точка зрения относительно сущности квалификации, претендующая на пересмотр сложившейся в уголовном праве теории по данному вопросу, радикальное изменение подходов к пониманию квалификации как интеллектуальной деятельности. Так, Г.П. Новоселов пишет: «Увязывая суть квалификации с определением соответствия (тождества) чего-либо с чем-либо все они (подходы - И.П.) предполагают наличие признаков содеянного и уголовно правовой нормы, содержащей признаки состава преступления, с которыми производится сопоставление....Становится очевидной необходимость уточнения основной цели квалификации: смещения акцента с установления тождества на установление правовой нормы, подлежащей применению в конкретном случае».^^ Сущность квалификации преступлений в связи с этим Г.П. Новоселов связывает не столько с установлением и закреплением тождества признаков совершенного деяния с признаками состава преступления, сколько с определением конкретной статьи УК (в необходимых случаях - статей УК, их частей, пунктов), которую с позиций действующего уголовного законодательства следует применить при решении ^' Наумов А.В., Новиченко А.С. Указ. соч. С.90. Данная позиция изложена указанными авторами также в работе «Законы логики при квалификации преступлений». М., 1978.

^ Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А.

Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998. С. 19.

вопросов преступности и наказуемости данного деяния.^' Критически анализируя предлагаемый вариант решения проблемы, отметим, что он несет методологическую ошибку. Представляется, что здесь нарушен сам механизм отражения объективной действительности в субъективном восприятии (сознании) правоприменителя, нарушена объективная логика процесса познания объективной действительности. Правоприменитель не может приблизиться к определению конкретной статьи (группы статей) в конкретном деянии, минуя такие этапы мыслительной деятельности как познание признаков реального преступления и отождествление их с признаками абстрактной теоретической модели. По нашему мнению, установление тождества - познавательная цель соответствующей интеллектуальной деятельности, выбор статьи УК - результат достижения такой цели. Предлагаемая Г.П. Новоселовым позиция, по нашему мнению, не несет элементов научной новизны, поскольку подменяются лишь две стороны одной и той же «медали» - установление тождества реального преступления с признаками нормы УК и выбор статьи УК. Кроме того, в качестве аргумента в данном научном споре может быть использовано разделяемое нами суждение О.Ф. Шишова о том, что особо важное значение при квалификации преступлений придается философским категориям: общее и единичное, конкретное и абстрактное. Процесс квалификации представляет собой восхождение от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному.^^ Представляется, что на пересечении применения данных категорий и возникает отождествление, отождествление частного и общего.

В контексте нашего исследования таким частным признаются признаки ^' Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А.

» Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998. С. 20.

^^ Шишов О.Ф. Указ. соч. С. 12.

конкретного преступления, а общим - признаки запрещенного уголовным законом деяния, закрепленные в абстрактных, общих, теоретических моделях - диспозициях норм.

Представляется, что уместно поставить вопрос о двойном основании квалификации, хотя они и неразрывно взаимосвязаны. Речь идет об основании информационно-познавательном и основании формальном, или собственно юридическом. Проведенный нами анализ дает возможность установить специфику интеллектуальной деятельности правоприменителя, которая основывается на познании объективной истины и осуществляется с помощью приемов логики. Умозаключения относительно установления в реальном, фактическом деянии признаков преступления и признаков состава конкретного преступления подчинены полученным о деянии сведениям, то есть базируются на том или ином объеме информации, которая подлежит осмыслению, анализу и правовой оценке. Информационный подход, как справедливо отмечает С.С. Босхолов, имеет в качестве основного гносеологического содержания выявление и анализ именно информационного аспекта изучаемых явлений и становится сегодня новым нетрадиционным общенаучным средством познания. «Постепенно информационный подход, - пищет автор, - начал осознаваться как феномен очень высокого уровня общности и применимости в науке. Выявилось, в частности, что изучение с информационных позиций социальных явлений и процессов, любого вида общественной деятельности если не всегда, то в большинстве случаев способно дать интересные и нетривиальные результаты»,''^ И далее: «Сами нормы уголовного права являются информацией, ибо содержат в себе сведения о запрещенном поведении Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М., 1999. С. 192-193.

людей, должностных лиц, т.е. об уголовно-правовых запретах и санкциях за их нарушение. Следовательно, нормы уголовного права содержат вполне определенное знание, те или иные сведения...».^'* Однако сам по себе информационный процесс ни в коей мере не способствует достижению целей применения норм уголовного закона, пока не получит завершения на формально-юридическом уровне. В свою очередь формально-юридическое основание квалификации имеет, по нашему мнению, два соподчиненных уровня. Отождествление сущностных, наиболее значимых с точки зрения общественной опасности и противоправности признаков фактически совершенного деяния с родовыми (опять же, сущностными) признаками теоретической модели уголовно-правового запрета, содержащимися в конкретной статье Особенной части УК - первый из них. На этом уровне уголовно-правовая оценка фактически совершенного деяния формализуется посредством «заключения» ее в рамки диспозиции конкретного состава. Однако специфика правоприменения в сфере уголовного права предполагает логическое завершение интеллектуальных операций. Необходимо юридическое закрепление результатов данной логической операции в процессуальном решении. Такое закрепление и сеть второй подуровень формально-юридического основания квалификации преступления. Данная схема представляется нам универсальной, поскольку может служить для принятия квалификационного решения по поводу любого общественно опасного деяния, запрещенного под угрозой наказания уголовным законом.

На основе произведенного нами анализа доктринальных позиций относительно определения сущности квалификации преступлений и ^* Восходов С.С. Указ. соч. С.207.

высказанных собственных соображений попытаемся сформулировать собственное понятие квалификации. Квалификация преступлений - правовая познавательная деятельность правоприменителя, опирающаяся на приемы формальной логики, направленная на отождествление родовых (значимых) признаков конкретного совершенного общественно опасного деяния с признаками состава преступления, содержащимися в конкретной статье Особенной части уголовного закона, юридически формализуемая в уголовно-процессуальных актах;

является этапом применения норм уголовного закона. Информационная основа квалификации - правовое познание, формальная (юридическая) основа - текст норм Особенной части уголовного закона.

Предлагаемое нами дуалистическое понимание оснований квалификации предопределяет и толкование ее содержания. В самом общем виде содержательные аспекты квалификации могут быть представлены нами следующим образом:

1) квалификация как познавательная деятельность, основывающаяся на приемах логического мышления;

2) квалификация как формально-юридическая деятельность:

а) деятельность по отождествлению родовых, значимых с точки зрения юридической оценки признаков фактически совершенного деяния с родовыми признаками состава преступления, изложенными в теоретической модели (диспозиции конкретной статьи Особенной части УК), то есть формализация фактического преступления в рамках материальных, уголовных правоотношений;

б) юридическое закрепление формализованной уголовно-правовой оценки в уголовно-процессуальных актах, выносимых лицом.

производящим дознание, следователем, прокурором, судьей н а различных стадиях уголовного процесса.

Предлагаемый нами подход позволяет правильно, к а к н а м кажется, оценить взаимосвязь квалификации и установления п о уголовному д е л у объективной истины, надлежащего объема доказывания.

Предопределенность предмета доказывания уголовно-правовой квалификацией преступления еще в начале века отмечал Л.Е. В л а д и м и р о в :

«Вопрос о т о м, какие предметы составляют quid probandum^^ (то, ч т о подлежит доказыванию) в отдельном случае разрешается т а к и л и иначе, смотря п о тому, ч т о требуется уголовным законом д л я состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются в о внимание п р и индивидуализировании виновности подсудимого. Таким образом, quid probandum есть вопрос того и л и иного отдельного уголовного случая, определяемого так или иначе в кодексе. Точное определение quid probandum совершается, следовательно, н а основании материального уголовного права;

судопроизводство, как способ исследования, исполняет программу, начертанную уголовным законом»."^^ В более поздний период (60-е годы) ссылаясь н а позиции Н. Н.

,«i' Полянского и П.Е. Недбайло, А.Л. Ривлин указывает: «...содержанием истины являются отраженные в приговоре факты объективной действительности в их правовой сущности - правовой квалификации.

...Бесспорным является, что в уголовном деле устанавливаются преступления, как факты объективной действительности. Отраженные в приговоре, они и составляют содержание устанавливаемой в суде истины».^^ Лат. quid probandum (квинд пробандум) - то, что подлежит доказыванию.

^^ Цит. по: Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С.20-21.

^^ Ривлин А.Л. Указ. соч. С.47.

Оценивают значение данной проблемы и современные авторы. «Как процесс мыслительной деятельности, - пишет Г.М. Миньковский, - квалификация выражается в выявлении и оценке доказательств по уголовному делу, анализе иной информации (не являющейся доказательством), позволяющей судить о соответствии или тождестве деяния и признаков состава преступления».^^ Аналогичную позицию занимает И. Гальперин: «Определяющую роль в разрешении уголовного дела играет квалификация преступления, содержащаяся в приговоре....Во-первых, квалификация определяет предмет и пределы доказывания, которые обусловлены составом преступления. Во вторых, она неразрывно связана с решением ряда коренных вопросов i применения уголовно-процессуальных норм, обеспечения прав и законных интересов граждан».^' Разделяя такого рода суждения, отметим все же, что весьма существенную роль в разрешении уголовного дела по существу имеет и та квалификация, которая содержится в постановлениях и иных процессуальных документах, вынесенных на стадии предварительного следствия или дознания. Ведь именно на этих стадиях уголовного процесса происходит собирание, исследование и закрепление большей части доказательств (а в ряде случаев - всего объема доказательств), положенных в основу обвинения. Фактически в большинстве случаев суд опирается на доказательства, полученные в ходе досудебных стадий уголовного процесса, при принятии собственного решения.

Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России.

М., 1998.С.171.

#1 ^^ Гальперин И. Квалификация преступлений: закон, теория и практика // ^ Социалистическая законность. 1987, № 3. С.36.

Попытаемся обозначить характер взаимосвязи квалификации как явления уголовно-правового содержания и доказывания как деятельности уголовно-процессуальной.

Затрагивая проблемы такого соотношения в контексте исследования УК и УПК России, А.А. Чувилев пишет: «Уголовно-процессуальный закон как бы моделирует общий предмет доказывания, но фактически он конкретизируется уголовным законом, уголовно-правовыми нормами, содержащими признаки того или иного состава преступления. И описание каждого состава преступления должно быть таковым, чтобы содержать в себе потенциальную возможность доказывания обстоятельств, указанных в диспозиции статьи уголовного закона. Если это требование взаимосвязи и Ml взаимозависимости уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм при конструировании уголовного закона не будет учтено, уголовно-правовые запреты окажутся бездейственными либо, в лучшем случае, станут находить крайне редкое применение на практике»."*^ Более точную позицию занимает другой процессуалист - В.М. Тертышник: «Предмет доказывания имеет непосредственную связь с нормами уголовного права. Последние, определяя объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону состава преступления, могут указывать на ряд частных обстоятельств, при наличии которых то или иное деяние может рассматриваться как преступление. По существу, нормы уголовного закона и разъяснения, данные Верховным судом, определяют мысленную модель деяния, за которое должна следовать уголовная ответственность, а элементы данной модели указывают на ^^ Чувилев А.А. Проблемы взаимосвязи и взаимозависимости УК и УПК // Уголовное право. 1998, № 1. С.36.


конкретные обстоятельства предмета доказывания».'*' Соглашаясь в целом с такой постановкой вопроса, отметим, что его решение затруднено одним серьезным обстоятельством - несовпадением признаков состава преступления в уголовном праве и предмета доказывания в уголовно процессуальном праве.

Строго говоря, уголовный закон вообще не знает терминов «доказывание», «доказанный», как не оперирует он и термином и «квалификация». Однако, теория уголовного права, в частности теория !

квалификации ориентированы на восполнение такого пробела. Как мы уже отмечали, в основе квалификации преступлений как интеллектуального процесса лежит познание объективной истины, установление признаков состава преступления. Данная гипотеза позволяет пролить свет на один из аспектов оснований уголовной ответственности. В соответствии с содержанием ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Если помнить о том, что применение норм материального права всегда должно получать закрепление в процессуальных актах, что квалификация преступлений юридически фиксируется в постановлении о возбуждении уголовного дела, постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, приговоре суда, то логично предположить обоснованность квалификационного решения материалами уголовного дела, подкрепленность его доказательственной базой. Соответственно основанием реализации уголовной ответственности может быть лишь совершение лицом * ' Тертышник В.М. Доказательства и доказывание в советском уголовном * процессе. Харьков, 1992. С. 13.

деяния, содержащего признаки конкретного состава, если и эти признаки, и виновность лица доказаны в процессуальном порядке.

В связи с этим уместно внести предложение о дополнении статьи 8 УК частью 2 в следующей редакции: «Основанием реализации уголовной ответственности является доказанный в установленном законом порядке факт совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В таком случае в уголовном законе получили бы закрепление познавательное (информационное) и юридическое (формальное) основание квалификации.

Институт доказывания и его структурные элементы в науке уголовного процесса получили глубокое и всестороннее развитие. Мы не преследуем цели провести специальное исследование процессуального содержания, однако в общем контексте изучения вопроса о соотношении квалификации и доказьгеания как средств достижения объективной истины некоторые вопросы все же подлежат рассмотрению. Для уточнения пределов исследования отметим, что, не отождествляя теорию доказательств и доказательственное право, мы опираемся на последнее как «совокупность уголовно-процессуальных норм, определяющих содержание, цели и предмет доказывания, понятие и виды доказательств, а также особенности доказывания в различных стадиях производства и по некоторым категориям дел». "^ ^ Предмет доказывания, по определению Ульяновой Л.Т., - это совокупность обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому уголовному делу, независимо от его специфики, и имеющих 4* Уголовный процесс / под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997. С. 127.

правовое значение для решения дела по существу/^ По этому же вопросу Л.М. Карнеева пишет: «Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы каждое из процессуальных решений выносилось при наличии достаточного фактического основания, что может быть достигнуто лишь при правильном определении обстоятельств, подлежащих доказыванию. Совокупность этих обстоятельств и образует предмет доказывания».'*'* Более точную позицию занимает П.А. Лупинская, определяя предмет доказывания в уголовном судопроизводстве как «юридически значимые фактические обстоятельства, которые предусмотрены в уголовном и уголовно-процессуальном законе и подлежат доказыванию для принятия решений по делу в целом или по отдельным правовым вопросам».*^ В уголовном процессе предмет доказывания закреплен текстуально.

Уголовно-процессуальный закон (ст.68 УПК РСФСР) опре!деляет его следующим образом:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

^^Тамже.С.131.

Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. М., 1994. С. 12.

Обратим внимание на то обстоятельство, что уголовно процессуальный закон предусматривает весьма обширный круг предмета доказывания. По УПК доказыванию подлежат наряду с другими также обстоятельства, отягчающие или смягчающие наказание. В УК им соответствуют либо обстоятельства, перечисленные в ст.ст.61, 63, либо квалифицирующие смягчающие или отягчающие обстоятельства, являющиеся конструктивными признаками состава. И хотя ст.68 УПК прямо не называет признаки состава преступления, анализ ее содержания позволяет I увидеть, что прямо или косвенно данная норма содержит указание на некоторые его объективные и субъективные признаки - время, место, способ, обстоятельства, вина, мотивы, признаки ущерба, само деяние.

Пределы доказывания в уголовном процессе принято связывать с совокупностью доказательств, достаточных для установления обстоятельств, имеющих значение для дела. При этом большинство юристов правильное определение границ, пределов исследования ставят в зависимость от таких факторов как предмет доказывания, активность субъектов доказывания, качество и количество доказательств.'*^ В уголовном процессе в связи с объективными различиями фактов и обстоятельств, составляющих предмет доказывания, особо выделяется группа фактов и обстоятельств, находящихся в рамках конструктивных признаков того или иного состава преступления. Все они имеют непосредственное уголовно-правовое значение, поскольку в прямой *^ Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / под ред. П.А.

Лупинской. М., 1998. С. 166.

*^ См. например: Уголовный процесс / под ред. Гуценко К.Ф. М., 1997. С. 131;

'* Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С.62-64;

Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. М., 1994. С. 14;

Зинатуллин 3.3.

Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. С.62-75 и др.

зависимости от них находится, прежде всего, квалификация преступления по той или иной статье (части, пункту) уголовного закона. К этой группе принято относить:

1) противоправное деяние, степень его осуществления, а также время, место, способ совершения преступления;

2) факт совершения преступления или участие в нем определенных лиц, достигших уголовно ответственного возраста;

3) факт наличия или отсутствия вины этих лиц в совершении преступления, форма их вины, мотив и цель;

4) вредные последствия содеянного, их характер, объем и причинная связь с деянием виновных;

ill 5) отягчающие и смягчающие вину обвиняемого (подсудимого) обстоятельства. Последние входят в указанную группу лишь при условии. Что от их установления зависит доказанность вообще наличия преступления, квалифицируемого по соответствующей уголовно-правовой норме.'*^ В связи с этим повышенный интерес представляет вопрос о соотношении уголовно-правового понятия «состав преступления» и уголовно процессуального термина «событие преступления».

В литературе данный вопрос практически не освещается, а представленные позиции отличаются противоречивым содержанием. Так, например, Л.М. Карнеева предлагает помнить о том, что в п.1 ст.68 УПК имеются ввиду обстоятельства, подтверждающие, что расследуемое событие (деяние) было как таковое.'*^ П.А. Лупинская относит к событию лишь время.

См. подробнее: Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание.

Ижевск, 1993. С.62-63.

Карнеева Л.М. Указ. соч. С. 13.

место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.*' Данные суждения, на наш взгляд, необоснованно сужают понимание события преступления, представленного в реальной действительности совокупность гораздо более сложной. Несколько шире к толкованию термина «событие преступления» подходит Г.М. Миньковский: «При доказывании события преступления (п.1 ст.68 УПК) необходимо установить: а) имело ли место определенное событие (смерть человека, недостача материальных ценностей);

б) его возникновение, ход, последствия;

в) соответствуют ли обстоятельства данного события признакам состава определенного преступления;

г) стадию реализации преступного умысла».^*' Представляется, что столь значительные расхождения в суждениях есть результат несовершенства уголовно-процессуального закона в изучаемой области.

Анализ содержания ст.68 УПК свидетельствует о том, что в данной норме представлены лишь отдельные признаки состава преступления, по которому происходит квалификация. Более того, эти признаки изложены вне какой либо системы, попросту «разбросаны» в различных пунктах одной и той же нормы при отсутствии видимой логики их расположения. Например, мотивы преступления, будучи в значительном числе случаев обязательными признаками состава, по которому и производится квалификация, отнесены не к п.1 (это было бы хотя бы логично), а к п.2, наряду с виновностью обвиняемого. Характер и размер ущерба, будучи обязательными признаками любого преступления с материальным составом, также находятся не в п.1, а в п.4 ст.68 УПК РСФСР. Следует предположить, что и Г.М. Миньковский, и "*' Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / под ред. П.А.


Лупинской. М., 1998. С. 164.

^° Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева. М., 1995. С. 102.

3.3. Зинатуллин, исследуя данную проблему и комментируя уголовно процессуальный закон, скорее выдают желаемое за действительное. На самом деле, уголовно-процессуальный кодекс не отождествляет событие преступления и состав преступления. Разумеется, в такой ситуации толкование заведомо нерациональной нормативной модели, преследующее цели упорядочения ее понимания, еще больше искажает действительное состояние вещей. Следует прямо признать несоверщенство ст.68 УК РФ, несоответствие ее содержания предмету доказывания по любому уголовному делу.

Практика показывает, что в процессе реального правоприменения лица, производящие дознание, следователи, прокуроры и судьи обеспечивают доказывание всех признаков того или иного состава преступления, в совершении которого обвиняется лицо. Теория уголовного процесса также ориентирована на подобное решение проблемы предмета доказывания.

Понимая под судебным исследованием всю деятельность органов дознания, следствия, суда, экспертных учреждений, объединенных единой целью установления истины по делу, А.Р. Белкин предлагает относить к предмету судебного исследования «такие события, поступки людей, в отношении Л| которых существует предположение, что они общественно опасны, преступны».^' Однако доктринальные позиции и рекомендации не могут восполнить надлежащим образом законодательного пробела или неточности законодательных формулировок. В этом смысле уголовно-процессуальный закон существенно отстает от развития не только уголовно-процессуальных и уголовно-правовых отношений, но и потребностей правового регулирования в изучаемых сферах общественной жизни.

Сопоставление состава преступления в уголовном праве и предмета доказывания в уголовном процессе позволяет отметить следующее:

1) предмет доказывания в уголовно-процессуальном Кодексе текстуально значительно шире, чем состав преступления в уголовном праве;

2) предмет доказывания по УПК включает лишь отдельные элементы состава преступления, по признакам которого возбуждено уголовное дело;

3) формулирование предмета доказывания в действующем уголовно процессуальном законе требует серьезного пересмотра и совершенствования.

В связи с изложенным нам представляется возможным поставить вопрос о некотором уточнении содержания ст.68 УПК. В текст данной нормы следует ввести прямое указание на признаки состава преступления, в совершении которого обвиняется лицо, как на предмет доказывания. Если данная точка зрения встретит поддержку у законодателя, то ее формализованное закрепление обяжет органы дознания, следствия и суда подвергнуть процедуре доказывания все признаки состава преступления, совершение которого ставится в вину субъекту, в полном их объеме, то есть I основные и квалифицирующие. Поскольку проблемы уголовно процессуального характера не являются предметом нашего исследования, то мы лишь отметим необходимость совершенствования уголовно процессуальной нормы (группы норм), регламентирующих предмет доказывания.

^' Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М., 1999.

С.2.

Соотношение квалификации преступлений и теории доказывания обладает еще одной особенностью. Для того, чтобы правоприменитель мог дать верную квалификационную оценку преступлению, ему необходимо соотнести не два, как принято считать, компонента интеллектуальной деятельности, или информационных блоков, подлежащих отождествлению, а три. Третьим компонентом выступает доказанность в установленном уголовно-процессуальном законом порядке всех отождествленных признаков. Уточним, что подлежат познанию, а затем отождествлению признаки реального и абстрактного (формализованного в норме Особенной части УК) преступления. Результат такого отождествления соотносится с доказанностью каждого конструктивного элемента состава. Если все признаки состава преступления, предполагаемого для инкриминирования виновному лицу, доказаны, лишь тогда есть правовые основания закреплять их в процессуальных актах - постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, приговоре суда.

Схематично наш тезис может быть представлен следующим образом:

ПОЗНАНИЕ фактических норм Общей и обстоятельств Особенной части дела УК РФ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ признаков признаков фактически абстрактного.

совершенного формализованного в преступления норме Особенной части УК преступления КВАЛИФИКАЦИЯ ФАКТИЧЕСКИ СОВЕРШЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОКАЗЫВАНИЕ ВСЕХ ПРИЗНАКОВ УСТАНОВЛЕННОГО ТОЖДЕСТВА (ПРИЗНАКОВ СОСТАВА) ЗАКРЕПЛЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ РЕШЕНИИ ;

4.

В практической деятельности правоохранительных органов квалификация преступления не имеет никакого прикладного смысла и не способствует достижению целей правосудия, если она не закреплена в процессуальных актах по уголовному делу. Разумеется, предлагаемая нами схема будет представлена в усеченном варианте при доктринальной квалификации. Доктринальная квалификация производится априорно, опирается на обычное описание признаков фактически совершенного деяния, не требует доказательственного уровня их фиксирования и, соответственно, принятия официального процессуального решения, закрепляющего квалификацию и влекущего правовые последствия.

Представляется, что неразрывно связаны между собой квалификация преступлений и установление объективной истины по делу, при этом объективная истина как цель доказывания включает в себя и признаки состава, содержащиеся в реальном преступлении. Правильная квалификация * И надлежащее доказывание являются средствами достижения основной цели уголовного судопроизводства - установления объективной истины по делу.

Основания для установления такой связи мы видим в информационно познавательном характере и квалификации преступлений, и процесса доказывания. Кроме того, и квалификация и доказывание, хотя и принадлежат к различным отраслевым сферам юридического знания, имеют и еще одну общую черту - они подлежат обязательному формально юридическому закреплению в процессуальных актах.

I *4\ и.

ГЛАВА 2. ПОИСК УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ НА РАЗЛИЧНЬЬХ ЭТАПАХ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

2.1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ЭТАПОВ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

В литературе широко распространено мнение о том, что критериями истинности уголовно-правовых решений о квалификации преступлений являются данные следующих групп: соблюдение правил и процедур методики квалификации преступлений;

характер используемой эмпирической информации;

используемые научные данные;

восприятие принимаемого решения.'^ В связи с этим особо выделяется процедура квалификации, состоящая из ряда последовательных этапов (стадий). Вместе с тем, содержание данных этапов и даже их число представлены неоднозначно.

Так, например, B.C. Джатиев пишет: «По нашему мнению, процесс уголовно-правовой квалификации в сфере реализации права предполагает два этапа. Первым охвачены только те обстоятельства, которые соответствуют признакам конкретного состава преступления и необходимы для квалификации конкретного деяния как преступления, то есть для установления основания уголовной ответственности. Признание же иных обстоятельств преступления смягчающими или отягчающими ^^ Ахмедов М.Б. Критерий истины в процессе познания уголовного закона.

Автореф. дисс....кандидата юридических наук. М., 1990. С. 12.

ответственность - второй этап процесса уголовно-правовой квалификации».^^ Представляется, что такой взгляд на вещи является необоснованно усеченным, не отражает все сложности и последовательности логических операций в процессе квалификации преступлений.

Л.Д. Гаухман выделяет следующие стадии квалификации:

1) отыскание, подбор статьи Особенной части УК, которая соответствует содеянному в самых общих чертах, как бы крупным планом;

2) установление наличия или отсутствия обстоятельств, исключающих общественную опасность и противоправность деяния (необходимой обороны, крайней необходимости и т.п.);

3) если содеянное не является оконченным преступлением, требуется установить содержит ли оно признаки приготовления к преступлению или покушения на него;

4) детализированное сопоставление совокупности фактических данных, характеризующих содеянное, с составом преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК, по признакам объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны.^'* Иную позицию занимает В.Н. Кудрявцев. Квалификацию преступлений ' t' он разделяет на два самостоятельных блока интеллектуальной деятельности:

1) Поиск правовой нормы:

Джатиев B.C. Доказывание и оценка обстоятельств преступления. Ростов на-Дону, 1991. С.20.

^* Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991. С.16.

а) упорядочение установленных фактических данных и выделение среди них юридически значимых признаков. Предполагается отделение бытовой и несодержательной с точки зрения уголовного закона информации от сведений, значимых в этом смысле. На этом этапе «неясен предмет доказывания, неизвестно, какие факты будут иметь уголовно-правовое значение, какие - нет»;

^^ б) выявление всех возможных конструкций, которым соответствует имеющийся фактический материал. Этот этап «существенно приближает нас к нахождению правовой нормы, подлежащей применению, так как ограничивает круг составов, наличие признаков ^ которых следовало бы проверить по материалам данного дела»;

в) выявление группы смежных составов преступлений, которые соответствуют фактическим признакам, установленным по материалам дела. «Наиболее правильное определение группы смежных составов, подлежащих проверке с точки зрения пригодности для квалификации, предполагает не только установление наличия признаков этих составов, но и исключение других составов, отдельные признаки которых явно отсутствуют»;

'^ ^ г) выбор из этой группы одного состава, признаки которого соответствуют содеянному.

2) основные этапы квалификации:

а) выдвижение версий или гипотез относительно юридической оценки того деяния, о котором стало известно следователю (прокурору, судье).

'^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С. 172.

'^Тамже.С.173.

"Тамже.С.174.

возбуждающему уголовное дело. Анализируя материалы, полученные к моменту возбуждения уголовного дела, «следователь должен соединить эти данные по возможности в единое целое и выдвинуть предположение о том, какому составу преступления они соответствуют»;

б) второй этап квалификации, начинающийся после возбуждения уголовного дела, завершается постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого. К моменту предъявления обвинения необходимо установить, хотя бы в общих чертах, правильность w выдвинутой версии квалификации либо отвергнуть ее и заменить другим, более правильным суждением. На этом этапе установлены основные признаки объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления;

в) составление обвинительного заключения завершает третий этап квалификации, производимой со стадии возбуждения уголовного дела.

Следователь и прокурор постепенно приходят к обоснованным выводам о квалификации преступления;

г) квалификация деяния при предании обвиняемого суду не основывается на каких-либо новых фактических данных по делу.

Тем не менее, ее следует считать самостоятельным этапом, поскольку здесь изменяются сами органы (и лица), применяющие уголовный зaкoн.^^ Нетрудно заметить, что уважаемый автор различает поиск уголовно правовой нормы и этапы квалификации преступлений, при этом последние ставятся в прямую зависимость от содержания стадий уголовного процесса.

^* Там же. С. 198.

^' См. подробнее: Кудрявцев В.Н, Общая теория квалификации преступлений, М,, 1999, С.171-179,197-208.

Безусловно, разделяя суждение о специфике квалификации на различных стадиях развития уголовно-процессуальных правоотношений, мы все же не склонны отождествлять с ними процесс и этапы квалификации преступлений. Кроме того, предложенная В.Н. Кудрявцевым конструкция небезупречна с точки зрения определения отправного момента квалификации как поисковой деятельности. Приведенная позиция предполагает, что квалификация начинается с установления группы однородных составов, среди которых находится и искомый. Однако, в тех случаях, когда совершенное деяние не является преступлением вообще, например не II обладает критерием общественной опасности, либо противоправности, либо ||^ виновности, либо наказуемости, вряд ли целесообразно ставить вопрос о необходимости поиска «группы однородных составов». В этом случае интеллектуальная деятельность следователя, прокурора, судьи в плане принятия квалификационного решения завершится гораздо раньше.

Проведенный нами анализ уголовных дел, прекращенных еще до момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (это количество взято за 100%), показал следующее:

- прекращены в связи с оценкой как преступления деяния, фактически являющегося правонарушением - 19%;

- в связи с неправильной оценкой общественной опасности - 14%;

- в связи с неправильной оценкой формы вины - 12%;

- в связи с неправильной оценкой признака противоправности - 11%.

Изучение уголовных дел данной категории показало, что уже на стадии возбуждения уголовного дела правоприменители были ориентированы именно на поиск уголовно-правовой нормы, не придав должного внимания решению вопроса о том, относятся ли рассматриваемые деяния вообще к юрисдикции уголовного закона, хотя установление данного обстоятельства не было затруднительным, не требовало специальных исследований. Данные показатели свидетельствуют о том, что недооценка вопроса отнесения фактически совершенного деяния к сфере действия уголовного закона может повлечь негативные правовые последствия. К таким последствиям мы относим неосновательное задействование уголовно-процессуального механизма, неоправданные интеллектуальные и материальные затраты, необходимые для собирания и исследования материалов уголовного дела.

Думается, что начальным этапом квалификации преступлений следует считать решение вопроса о том, является ли фактически совершенное деяние именно преступлением в уголовно-правовом смысле.

I Ту же позицию занимает Б.А. Куринов, предлагающий такие этапы квалификации:

1) установление типа правоотношения;

2) установление в деянии виновного признаков состава преступления, то есть родовых признаков преступного деяния;

3) выяснение и сопоставление видовых признаков преступления, то есть его идентификация в пределах избранной статьи особенной части УК.*^^ Однако Б.А. Куринов также отличает процесс квалификации и процесс Щ поиска правовой нормы. В рамках последнего он выделяет следующие стадии:

а) упорядочение установленных данных и выделение из них юридически значимых признаков;

б) выделение всех возможных законодательных конструкций, моделей, которым соответствует имеющийся фактический материал;

^^ Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.

С.56-57.

в) выделение группы смежных составов преступлений, которые соответствуют фактическим обстоятельствам, имеющимся по делу;

г) выбор из этой группы одного состава, признаки которого соответствуют совершенному преступлению.*^ Подход Б.А. Куринова при решении вопроса об этапах поиска уголовно-правовой нормы практически не имеет расхождений с вышеприведенной позицией В.Н. Кудрявцева. Оба автора, характеризуя этапы квалификации преступлений, по сути, выделяют в качестве самостоятельных направлений деятельности поиск уголовно правовой нормы и собственно квалификационную деятельность. По нашему мнению, такое понимание квалификации не синтезирует ее сущности, заключающейся в процессах познания и отождествления. Представляется, что и познание фактических обстоятельств дела, и их юридическая оценка не могут быть произведены самостоятельно, эти процессы осуществляются параллельно. Смысл квалификации заключается именно в том, чтобы оценить фактически совершенное деяние с точки зрения действующего уголовного закона. Кроме того, во всех приводимых доктринальных позициях имеет место «наложение понятий», затрудняющее восприятие целостной картины и последовательности различных этапов квалификации.

Нам более близка позиция Г.М. Миньковского: «Сущностью процесса квалификации является н е п р е р ы в н о е (выделено нами) сопоставление различных фактов и обстоятельств, относящихся к событию совершенного общественно опасного деяния, с признаками и элементами конкретного состава (составов) преступлений, закрепленных в уголовном законе. На этой основе выводится предварительная (в период предварительного расследования) или окончательная (по вступившему в законную силу приговору суда) правовая оценка содеянного». Собственно говоря, речь идет о том, что в процессе квалификации, независимо от ее этапа, непрерывно происходит сопоставление признаков фактически совершенного деяния и признаков норм Общей и Особенной части уголовного закона.

Предметы сопоставления не могут быть искусственно разделены, они сосуществуют параллельно. В этом смысле мы полностью солидарны с точкой зрения Г.П. Новоселова, который утверждает следующее: «Конечно, можно и нужно говорить об относительной самостоятельности фактической ^i !

и юридической основ правоприменительного процесса, но, думается, не в,I ш плане вычленения их как ступеней единого процесса, а в плане различных его сторон, аспектов, элементов и т.п.».*^^ В связи с этим, мы полагаем, что понимание этапов квалификации преступления может быть существенно модернизировано. Предлагаемая нами позиция опирается на ранее сформулированное положение о сущности квалификации как вида юридической правоприменительной деятельности.

Напомним, что мы выделили два аспекта (два основания) квалификации - информационно-познавательный и формально Ij* юридический. Им же соответствуют и два основных этапа квалификации преступления. Этапы квалификации преступления - составляющие элементы (ступени) процесса применения уголовно-правовых норм, неразрывно связанные между собой и обуславливающие друг друга.

^' Куринов А.Б. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.

С.59.

Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России.

М., 1998. С. ^^ Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А.

Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998. С.21.

Еще раз подчеркнем, что в процессе квалификации фактическое преступление и нормы УК анализируются параллельно, вне отрыва друг от друга. Очередность этапов может быть представлена следующим образом:

I. Информационно-познавательная деятельность правоприменителя.

1) соотношение фактических обстоятельств дела и норм Общей части УК Фактические обстоятельства дела Нормы Общей части УК РФ 'к!

- сбор первоначальной информации - установление в деянии 0 деянии признаков преступления (общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость);

разграничение преступления и иных правонарушений (то есть решение вопроса о том следует ли применять уголовный или иной закон);

- установление точного времени - установление уголовного закона, под юрисдикцию (даты) совершения преступления;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.