авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Пыленко, Игорь Павлович 1. Этапы квалификации преступления 1.1. Российская государственная ...»

-- [ Страница 3 ] --

формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, существенно отличается от предъявленного обвинения и ухудшает положение обвиняемого:...»"* "^ Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М., 1995. С.214.

"^ Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980, № 6. С.8.

"^ Постановление № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» от апреля 1984г. в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993г.

// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР (Российской Федерации). М., 1999. С.388.

Анализ названных норм УПК показывает, что уголовно процессуальный закон в отличие от уголовного прямо связывает информационно-аналитический и формально-юридический аспекты правовой деятельности по применению норм УК. Реализация уголовно правовых и уголовно-процессуальных отношений, как и на стадии возбуждения уголовного дела, поставлена в зависимость от доказывания признаков составов преступлений, ставящихся в вину тому или иному лицу.

Таким образом, квалификация преступления вновь представлена в качестве основного направления правоприменительной деятельности и на стадии предварительного расследования.

В связи с изложенным, представляется необходимым поставить вопрос о необходимости совершенствования редакции ст. 144 УПК РСФСР, об упорядочении уголовно-процессуальных и уголовно-правовых терминов.

Решение проблемы может иметь место в рамках соответствующих уголовно процессуальных исследований.

Не менее важным представляется вопрос о выдвижении на стадии предварительного расследования квалификационных версий, о необходимости которых мы говорили в предыдущем разделе исследования.

На данном этапе уголовного процесса такие версии призваны решить одну из основных проблем квалификации - определить, в какой степени признаки состава конкретного преступления обусловливают выбор средств и методов доказывания, в том числе очередность выполнения тех или иных следственных действий, подтверждающих элементы состава преступления.

Содержание квалификационных гипотез обусловлено их предметом основными и квалифицирующими признаками состава того или иного преступления. Нам представляется в связи с этим, что содержание квалификационных версий охватывает основывающиеся на материалах уголовного дела предположения о наличии в конкретном деянии:

1) видовых признаков той или иной группы преступлений;

2) основных признаков конкретного состава преступления;

3) квалифицирующих признаков конкретного состава.

Как мы уже указывали, содержание версии расширяется на фоне минимальной информации о преступлении, собранной в материалах уголовного дела, и сужается по мере прироста такой информации. Версия видового содержания охватывает, как представляется, группу однородных или смежных составов. Поэтому необходимо вьщвинуть и проверить такое их количество, которое соответствовало бы объему собранных фактических данных.

По нашему мнению, в качестве критерия видовой принадлежности могут быть выбраны как однородные составы преступлений, так и смежные.

Здесь как нигде более проявляется избирательность мышления следователя, лица, производящего дознание, прокурора. Из всего массива преступлений, включенных законодателем в Особенную часть УК, следует отобрать лишь некоторые, признаки составов которых хотя бы в какой-то мере отображают признаки фактически совершенного преступления, подлежащего квалификационной оценке. По этому поводу В.Н. Кудрявцев пишет: «В процессе реальной практической деятельности юриста многие характеристики его деятельности - быстрота, точность, правильность решения и т.д. - подвержены влиянию целого ряда факторов, как субъективных (уровень знаний, жизненный опыт, психофизиологическое состояние и пр.), так и объективных (особенности дела, наличие времени, сложность задачи и т.д.)....Анализ фактически применявшихся испытуемыми методов поиска свидетельствует о том, что начало поиска может быть весьма разнообразным. Смысл выбора исходного пункта, видимо, состоит в том, чтобы, прежде всего, найти те признаки, которые дадут возможность испытуемому определить тип задачи, подлежащей решению, отнести к какой-то уже известной ему категории»."' Нельзя не согласиться с уважаемым ученым в том, что в зависимости от индивидуальных наклонностей и индивидуальных знаний, опыта каждый правоприменитель выбирает исходную точку (по нашему мнению, ею является наиболее существенный признак рассматриваемого преступления) для формирования представления о типе решаемой квалификационной задачи. Мы полагаем, что определение типа решаемой задачи и есть выдвижение видовой квалификационной версии.

Академиком В.Н. Кудрявцевым был проведен крайне интересный научный эксперимент, в ходе которого выбор «исходной точки» при решении задачи о разграничении хищения и должностного преступления у разных испытуемых лиц сложился следующим образом: начинали анализ с вопроса о размере причиненного ущерба - 40%, с выяснения должностного положения субъекта - 35%, с выяснения мотивов преступления - 15%.'^^ Проведенное нами аналогичное исследование дало следующие результаты:

в группе лиц, имеющих опыт следственной работы от 2 до 10 лет, отправным пунктом указали:

- содержание деяния, в т.ч. способ совершения преступления - 55%, - характер причиненного ущерба (реальный материальный вред или упущенная выгода) - 32%, ''^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С. 186-187.

'^^ Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 187.

- правовые характеристики статуса субъекта - 13%;

в группе лиц, имеющих опыт следственной работы не более 2 лет:

- содержание деяния, в т.ч. способ совершения преступления - 20%, - характер причиненного ущерба - 28%, - правовые характеристики статуса субъекта - 42%, - затруднились ответить - 10%.

Нами был сделан следующий вывод: по мере накопления профессионального опыта правоприменитель может достаточно быстро и правильно сформулировать первоначальную (видовую) квалификационную версию.

Продолжая по методу В.Н.Кудрявцева свое исследование, мы предложили группе следователей решить задачу, предполагающую квалификационное решение по совокупности ст.ст.162, 109 УК РФ. Видовая квалификационная версия предполагала выделение группы сходных составов, из которых затем следователь должен был выбрать единственно возможный вариант. Здесь в качестве системообразующего признака выделили:

- содержание деяния, в т.ч. способ совершения преступления - 52%, - характер общественно опасных последствий - 43%, - форму вины - 5%.

При анализе результатов проведенного исследования, а также интервьюирования следователей по рассматриваемому кругу вопросов мы обратили внимание на то обстоятельство, что не более 8-10% из них выстраивают видовую квалификационную версию, отталкиваясь от признаков объекта преступления, переходя затем к признакам объективной стороны состава и т.д. Иными словами, лишь незначительная часть следователей при квалификации преступлений следует тем рекомендациям, которые содержатся в уголовно-правовой теории квалификации преступлений. Тем не менее, лишь 18% из числа опрошенных нами предложили ошибочную квалификацию. В связи с изложенным сам собой напрашивается вопрос - действительно ли необходимо в практическом правоприменении придерживаться классической схемы выбора уголовно правовой нормы «от оценки объекта - к объективной стороне - к субъекту к субъективной стороне»? Наши размышления разделяет и Г.П. Новоселов, который ставит под сомнение последовательность логических операций по такой схеме. Полагаем, что после решения вопроса об уголовной противоправности деяния, об отсутствии обстоятельств, препятствующих продолжению квалификационного процесса (то есть логических операций, характерных для стадии возбуждения уголовного дела) построение видовой квалификационной версии может основываться на любом признаке состава преступления. Другое дело, что в зависимости от специфики рассматриваемого преступления данный признак может быть определенно значимым или равным по сравнению с другими в плане облегчения и ускорения поиска нормы. Например, если рассматривается преступление о получении должностным лицом незаконного вознаграждения, то признаки субъекта и объективной стороны состава представляются наиболее значимыми, наиболее «рельефными». Видимо, их и следует рассматривать в качестве связующих при определении локализованной группы составов, среди которых будет производиться последующий отбор. Если же речь идет о любых действиях, сопряженных с оборотом наркотических средств или психотропных веществ, то очевидно, что ключевым поисковым признаком выступит предмет преступления, на основе его характеристик и будет '^* Уголовное право. Особенная часть / под ред.И.Я. Козаченко, З.А.

выстроена видовая квалификационная версия. Представляется, что поиск уголовно-правовой нормы «от объекта» есть лишь один из вариантов начала квалификационной деятельности и построения видовой квалификационной версии. Если поиск начинается «от объекта», то правоприменитель формирует группу однородных составов, если же по иному критерию (признаку или элементу состава), - то формируется группа смежных составов. Классическим образцом однородных составов являются хищения.

В соответствии с п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ все формы хищений (кража, мошенничество, присвоение, растрата, грабеж, разбой) имеют совпадающие родовые признаки.

Приведем пример того, как пренебрежение квалификационной версией может повлечь грубую юридическую ошибку в применении норм Особенной части УК. Новочеркасским ГОВД было расследовано уголовное дело со следующей фабулой. 12.09.98г. гражданин Б. проник в частное домовладение с целью тайного хищения чужого имущества. В момент совершения преступления Б. был застигнут хозяйкой, однако продолжил изъятие имущества, теперь уже угрожая потерпевшей ножом. На стадии предварительного расследования данное преступление было ошибочно квалифицировано как покушение на кражу и угроза убийством.

Новочеркасский городской суд Ростовской области данное уголовное дело вернул на дополнительное расследование, указав на ошибочность принятого квалификационного решения. Представляется, что после установления родовых признаков хищения, следователь должен был выдвинуть ряд квалификационных версий, предполагающих установление конкретной формы хищения, с учетом специфичных признаков каждой формы. Однако Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998. С.22-24.

такого развития квалификационная деятельность не получила, следователь ограничился квалификационной версией, относящейся к составу кражи, в результате чего и допустил указанную ошибку.

На этом этапе логической деятельности самое широкое применение получают правила квалификации, связанные с конкуренцией составов.

Данные правила достаточно полно разработаны и обоснованы в теории уголовного права. При этом само понимание сущности конкуренции составов остается практически неизменным. «При конкуренции норм совершенное деяние в одной из норм Особенной части описывается в более обобщенном виде, а в другой выделяются его разновидности, характеризуемые дополнительными признаками, придающими деянию большую или меньшую общественную опасность», - указывают авторы учебника начала 80-х годов. Аналогично определяет сущность конкуренции Б.В.

Здравомыслов. Развернутое определение содержится в работах В.Н.

Кудрявцева: «Под конкуренцией уголовно-правовых норм понимается такой случай, когда совершено одно преступление (в отличие от совокупности, повторности и рецидива), которое, однако, подпадает под признаки каждой из двух (или более) уголовно-правовых норм».'^' Сходную дефиницию предлагает Н.А. Беляев,'^"^ О.Ф. Шишов.'^^ «При конкуренции норм, ^^^ Архив Новочеркасского городского суда Ростовской области за 1998г.

'^"^ Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1982. С П.

'^'^ Советское уголовное право. Особенная часть / под ред. П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова. М., 1988. С. 14;

Уголовное право. Особенная часть / под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995. С. 15.

^^ Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1972.С.243.

'^^ Уголовное право. Особенная часть / под ред. Н.А. Беляева, Д.П.

Водяникова, В.В. Орехова. СПб, 1995. Часть 1. С.21.

справедливо отмечает Б.А. Куринов, - должна быть использована для квалификации преступления лишь одна из конкурирующих уголовно правовых норм, та, которая наиболее точно отражает социальную и правовую природу совершенного общественно опасного деяния».

В отечественной литературе сложилось несколько доктринальных точек зрения на виды конкуренции уголовно-правовых норм. На основании уголовного законодательства республик СССР В.П. Малков выделял шесть видов конкуренции: 1) общей и специальной нормы, 2) специальных норм, 3) норм республиканского и союзного значения, 4) норм различных союзных республик, 5) норм национального уголовного законодательства с нормами уголовного законодательства иностранных государств, 6) норм национального уголовного права с нормами международного права.'^' Разумеется, данную классификацию следует воспринимать с поправкой на государственно-правовые преобразования. По мнению Н.А. Беляева существует конкуренция 1) между общей и специальной нормами, 2) между нормой, предусматривающей целый состав и часть его.*''" Л.Д. Гаухман выделяет конкуренцию 1) общей и специальной нормы;

2) части и целого;

3) повторности и совокупности преступлений.'^' В.Н. Кудрявцев предлагает два вида конкуренции: 1) общей и специальной норм, 2) части и целого. О.Ф.

Шишов, позиция которого нам кажется наиболее верной, усматривает '^^ Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988. С.ЗЗ.

'^^ Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М, 1984.

С.176.

'^^ Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974. С. 182.

'^^ Уголовное право. Особенная часть / под ред. Н.А. Беляева, Д.П.

Водяникова, В.В. Орехова. СПб, 1995. Часть 1. С. '^' Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991.С.30.

следующие виды конкуренции: 1) конкуренция целого и части, 2) общей и специальной нормы, 3) конкуренция отягчающих и смягчающих обстоятельств преступного деяния, предусмотренных отдельными статьями уголовного кодекса.'^•^ Не подвергая сомнению обоснованность каждой классификации, отметим, что все они в равной степени призваны обслуживать нужды квалификационного процесса, реализуемого на практике.

Представляет интерес предложение, внесенное Сауляк С.Ф., о возможности деления конкуренции на два вида: 1) нормы с теоретико нормативным характером конкуренции и 2) нормы с событийно объективным характером конкуренции.'^^ С.Ф. Сауляк раскрывает их содержание следующим образом: «В условиях конкуренции, носящей теоретико-нормативный характер, конкретное преступное деяние можно идентифицировать одновременно с несколькими уголовно-правовыми нормами, предусмотренными соответствующими статьями уголовного кодекса, не абстрагируясь от каких-либо характеристик этого деяния, описанного в диспозиции соответствующих норм (например, ст.ст. 170 злоупотребление властью или служебным положением, 175 - должностной подлог (в ред. УК 1960г. - И.П.))....В конкуренции такого типа участвуют нормы, которые при классификации их по первому основанию 1) находятся в отношении соподчинения по содержанию, 2) полностью совпадают по объему и по содержанию, 3) частично совпадают и по объему и по содержанию....Конкуренция событийно-объективного типа характерна тем.

'^^ Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988. С.33-34.

'^^ Сауляк С.Ф. Проблема конкуренции уголовно-правовых норм. Дисс.

...кандидатаюридических наук. М., 1990. С.23.

что она связана с результатом объективного анализа фактических обстоятельств совершенного преступления, его глубиной, его детальностью и соотнесением его со всеми признаками деяния, описанного в соответствующих нормах уголовного кодекса, т.е. степенью приближения фактов к моделям. В результате правоприменитель с необходимостью проходит через последовательность выводов, являющихся относительной истиной: каждый последующий этап анализа является более полным, поскольку «снимает» в диалектическом смысле этого слова результат предыдущего. К рассматриваемому типу конкуренции уголовно-правовых норм относятся нормы, которые находятся в отношении подчинения по объему».'^'' Несмотря на очевидную оригинальность предложенного подхода, считаем возможным указать следующее. По нашему мнению, автор соотносит не самостоятельные виды конкуренции, а различные этапы информационно-познавательного процесса по преступлениям, предусмотренным конкурирующими составами. Об этом свидетельствует суждение самого автора, вступающее в противоречие с предыдущими умозаключениями: «При подобной конкуренции норм (событийно объективного типа - И.П.) правоприменитель находится в условиях строго альтернативного решения задачи, ибо конечным результатом основанного на законах общей логики процесса квалификации будет идентификация всех признаков совершенного деяния с признаками только лишь одной какой либо нормы, предусмотренной уголовным законодательством».'^' Представляется, что точная идентификация и выбор только одной нормы из нескольких и есть цель квалификационного решения при конкуренции составов, но не вид конкуренции.

'^'^ Сауляк С.Ф. Указ. соч. С.24-26.

По нашему мнению следует выделять такие виды конкуренции:

1) конкуренция общих и специальных норм;

2) конкуренция целого и части;

3) конкуренция специальных норм, содержащих а) специальные составы с отягчающими и смягчающими обстоятельствами, б) специальные составы с отягчающими обстоятельствами.

Представляется, что все иные сформулированные в литературе виды являются производными от вышеназванных.

Анализ монографических исследований, посвященных отдельным правилам квалификации, в том числе направленных на разрешение проблем конкуренции, позволяет выделить такие признаки конкуренции общих и специальных норм как логическая подчиненность специальной нормы по отношению к общей,'^^ различны объемы применения таких норм,'"'^ применению подлежит более специальная норма.'"^^ Однако нам представляется необходимым указать на еще один существенный признак конкуренции общих и специальных норм. Он заключается в следующем: такая конкуренция возможна только в группе '^' Сауляк С.Ф. Указ. соч. С.26.

Логическое подчинение особо выделяет В.Н. Кудрявцев. См. подробнее:

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С.213.

•"Тамже.С.212.

'^^ Свидлов Н.М. Специальные нормы и квалификация преступлений следователем. Волгоград, 1981. С.24;

Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 178;

Куринов Б.А. Квалификация при совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм // Вестник Московского университета. Серия П. Право. 1983, № 2. С.26.;

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991. С.31;

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификация преступлений.

М., 1999. С.222;

Уголовное право. Особенная часть / под ред. Н.А. Беляева, Д.П. Водяникова, В.В. Орехова. СПб, 1995. С.22 и др.

НО однородных составов, расположенных в одном разделе (одной главе) Особенной части УК РФ, то есть в конкурирующем общем и специальном составе совпадает родовой объект преступления. Так, например, образуют конкуренцию рассматриваемого типа ст. 171 «Незаконное предпринимательство» и ст. 172 «Незаконная банковская деятельность», последнее из названных преступлений является частным случаем первого.

Верховный Суд, анализируя и обобщая судебную практику по уголовным делам отдельных категорий, обращает внимание на особенности квалификационных рещений по уголовным делам отдельных категорий при конкуренции общих и специальных норм. Так, например, в ч.4 п. постановления № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998г. указано: «Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст.233 УК РФ и дополнительной квалификации по ст.327 УК РФ не требует».'^' Таким образом, укажем признаки, типичные для конкуренции общих и специальных норм Особенной части УК РФ:

- оба принимаемых решения не являются ложными;

- находятся между собой в зависимости, в логическом подчинении как «общее» и «особенное»;

'^^ Постановление № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.530.

- разница между такими нормами заключается в объеме подпадающих под их действие уголовных правоотношений, возникающих вследствие совершения лицом конкретного преступления;

- обе конкурирующие нормы находятся в рамках одного раздела (главы) Особенной части УК РФ, то есть имеют совпадающий родовой объект преступления;

- выбор при квалификации на стадии формально-юридической деятельности производится в пользу специальной нормы.

Конкуренция целого и части предполагает, что имеются две или несколько норм, одна из которых охватывает совершенное деяние в целом, а другие нормы - лишь отдельные его части. При этом указанные нормы, как и при первом виде конкуренции, находятся в отношении подчинения, но уже не по объему, а по содержанию.''*^ Формально это выражается в том, что законодатель вводит в текст диспозиции указание на такое деяние, которое само по себе отдельно оценивается в той или иной норме УК. Иными словами, менее содержательное преступление как бы ассимилируется в более содержательном. Так, например, п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ предусматривает ответственность за совершение кражи чужого имущества, сопряженной с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище. В то же время ст. 139 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение неприкосновенности жилища. Становится очевидным, что преступление, предусмотренное ст. 139 УК, выступает частью преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК, его синтезированным элементом.

В теории и практике сложился единый подход к решению квалификационных задач, связанных с конкуренцией данного вида применению подлежит та норма, которая в большей степени, наиболее полно и точно отражает фактические признаки конкретного преступления.''*' Такой способ решения проблемы коррелируется с положениями ст.6 УК РФ:

«Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личности виновного». Представляется, что в целях реализации принципа справедливости, декларируемого уголовным законом, правовая оценка конкретного преступления должна охватывать не часть его, а именно как целое явление. Подлежат оценке все виды (уровни) объекта, на который совершено посягательство, все формы проявления деяния (действия или бездействия), все аспекты интеллектуально-волевого психического отношения виновного к содеянному и его результату. Лишь в этом случае значимые общественные отношения могут получить надлежащую, полную уголовно-правовую охрану. Указанное правило получило отражение и в разъяснениях Пленумов Верховного Суда по уголовным делам отдельных категорий. Так, например, п.9 постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве» от 24 декабря 1991г. (в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.;

с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 25 октября 1996г) указывает:

«Хулиганские действия, сопряженные с сопротивлением работнику милиции, народному дружиннику, военнослужащему, представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране '*^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С.225.

'*' Там же. С.226.

общественного порядка, или иному гражданину, пресекающему хулиганские действия, в том числе и соединенные с насилием или угрозой его применения в отношении указанных лиц, полностью охватываются диспозицией ч. СТ.206 УК РСФСР (ч.2 CT.213 УК РФ) и дополнительной квалификации по другим статьям УК не требуют. Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватываются составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается и другое, более тяжкое преступление».''*^ Аналогичную позицию Верховный суд занимает при оценке «части» и «целого» в рамках разбоя: «Под насилием, опасным для жизни и здоровья, о котором говорится в ст. 146 УК РСФСР (ст. 162 УК РФ - И.П.), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности».''*^ С поправкой на формулировки, представленные в УК РФ 1996г., данная Постановление № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве» от 24 декабря 1991г. (в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.;

с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 25 октября 1996г) //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.453.

'*•' Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 31 от 22 марта 1966г.

«О судебной практике по делам о грабеже и разбое» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума № 54 от 23 декабря 1970г., № 7 от 27 июля 1983г., № 2 от 4 мая 1990г., в редакции постановления Пленума № И от 21 декабря 1993г., с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 25 октября 1996г. // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. М., 1999. С.97.

квалификационная версия подчеркивает соотношение части деяния в рамках целого преступления.

Как указывает Л.Д. Гаухман, конкуренция части и целого возможна по признакам объекта, объективной и субъективной сторон либо по совокупности признаков, характеризующих эти элементы состава преступления.'^ В.Н. Кудрявцев придерживается такого же мнения, подчеркивая при этом, что конкуренция по субъекту возможна лишь как конкуренция общей и специальной норм.''*^ Объясняется такой подход, по нашему мнению, тем обстоятельством, что конструкция сложносоставных единичных преступлений связана с «удвоением» объекта, признаков объективной стороны, а также признаков субъективной стороны. Собственно говоря, речь идет о так называемых составных преступлениях. Особенности конструкций сложносоставных преступлений и юридическая целесообразность их создания законодателем является еще одним аргументом в пользу суждения о том, что «при конкуренции составного преступления и выступающего в качестве его элемента простого преступления предпочтение должно отдаваться составному преступлению». '*^ Однако, как представляется, конкуренцию части и целого следует распространить также и на признаки субъекта преступления. По какой-то причине в литературе, посвященной общим проблемам квалификации.

'*'* Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991.С.35.

'*^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С.226-230.

^^^ Погребняк И.Г. Квалификация составных преступлений // Советская юстиция. 1970, № 13. С.24;

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации данный вопрос авторы обходят молчанием. Правда, вопросам конкуренции части и целого по признакам субъекта уделено некоторое внимание в отдельных исследованиях конкретных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, однако на уровень универсального обобщения такие исследования не выходили.

В этом плане представляет интерес суждение М.А. Кочубей по поводу квалификации контрабанды, соверщенной должностным лицом с использованием своего служебного положения: «...контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения, не требует дополнительной квалификации действий виновного по статье 285 УК, предусматривающей ответственность за злоупотребление должностным положением, поскольку в данном случае действует правило о конкуренции общей (ст. 285) и специальной нормы (п. «б» ч.З ст. 188)».'^^ Выражая согласие с суждением автора о том, что в рассматриваемой правовой ситуации имеет место конкуренция составов и надлежит применять более общую, более полную норму, отметим все же некоторую юридическую неточность, допущенную при анализе данной квалификационной ситуации.

На самом деле речь идет не о конкуренции общей и специальной нормы, а о конкуренции части и целого. Целым является контрабанда, а часть представлена специфичными признаками субъекта, и, соответственно особенностью способа соверщения контрабанды. При формулировании положений п. «б» ч.З ст. 188 УК РФ явно прослеживается стремление законодателя закрепить признаки субъекта и совершаемое в связи с этим преступлений. М., 1972. С.262;

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила). М., 1991. С. 37.

злоупотребление должностными полномочиями в качестве элемента, то есть части состава контрабанды.

Подобные диспозиционные конструкции представлены в ч.2 ст. 128 УК РФ (незаконное помещение в психиатрический стационар, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, ч.2 ст.258 УК (незаконная охота, совершенная лицом с использованием своего служебного положения), ч.З ст.294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, совершенное лицом с использованием служебного положения) и ряде других. Считаем необходимым отметить, что практически во всех подобных случаях, за исключением контрабанды, законодатель применяет формулировку «лицом, с использованием своего служебного положения». На наш взгляд, системный анализ примечания к ст.285 УК РФ и соответствующих ему нормативных актов о статусе государственных служащих позволяет сделать вывод, что категория «должностные лица» является частью категории «служащие».

Поэтому термин «с использованием служебного положения» должен при квалификации соответствующих преступлений получать расширительное толкование и распространяться также и на должностных лиц. Таким образом, совершение должностным лицом того или иного преступления, механизм которого прямо связан с использованием специального правового статуса виновного, что прямо отражено в диспозиции нормы Особенной части УК, должно оцениваться по правилам конкуренции целого и части. Уголовно правовая оценка здесь складывается также, как и при иных разновидностях Кочубей М.А. Уголовная ответственность за преступления в сфере таможенной деятельности. Дисс....кандидата юридических наук. Ростов-на Дону, 1998. С. 177.

конкуренции целого и части, то есть предпочтение должно отдаваться более полной норме.

Нельзя не обратить внимания на еще одно обстоятельство, не получившее отражения в научной литературе. Конкуренция части и целого возможна лишь в тех случаях, когда обе нормы располагаются в различных разделах (главах) Особенной части УК РФ. Такой признак, по нашему мнению, обуславливает саму возможность логически обосновать синтезирование двух и более преступных деяний в одно целое. Совпадение видового (родового) объекта посягательств, как представляется, исключает возможность ассимилирования одного преступления в другом.

Попытаемся систематизировать признаки конкуренции целого и части:

- преступление, предусмотренное самостоятельной нормой Особенной части УК, может выступить необходимой частью иного, более сложного преступления, находится с ним в неразрывной связи, придавая последнему принципиально иные характеристики общественной опасности. В этом случае более простое преступление является «частью», а более сложное, синтезированное - «целым»;

- «часть» является неразрывным элементом «общего», поскольку текстуально внесена законодателем в диспозицию более общей нормы;

- разница между такими нормами заключается в объеме подпадающих под f рамки их конструкций признаков объекта, объективной стороны, i' субъективной стороны и субъекта преступления;

- обе конкурирующие нормы находятся в различных разделах (главах), то есть имеют несовпадающий родовой объект преступления;

- выбор при квалификации на стадии формально-юридической деятельности производится в пользу более общей нормы.

Третьим видом конкуренции мы назвали конкуренцию специальных норм. К сожалению, такая конкуренция в теории уголовного права в качестве самостоятельной выделяется крайне редко. Представлена она в исследованиях Б.А. Куринова, который указывает: «Практика правоприменительных органов и теория уголовного права выработали определенные правила квалификации преступлений при конкуренции специальных норм. Эта ситуация возникает в тех случаях, когда совершенное деяние одновременно подпадает под признаки двух или более специальных норм. В практике встречаются: конкуренция специальных норм со смягчающими и отягчающими обстоятельствами, конкуренция норм с отягчающими обстоятельствами, конкуренция норм со смягчающими обстоятельствами». Близкое решение мы находим и в работе О.Ф.

1''! Шишова, который указал на конкуренцию отягчающих и смягчающих f' I !

обстоятельств преступного деяния, предусмотренных отдельными статьями уголовного кодекса. *'*' Однако суждение уважаемого автора, на наш взгляд, нуждается в уточнении. Несмотря на то, что данный вид конкуренции встречается не столь часто, мы полагаем, что его следует обособить от двух предыдущих, поскольку он обладает собственными значимыми признаками.

В уголовном кодексе существует ряд преступлений, объективная и субъективная сторона которых обладает значительным содержательным внутривидовым диапазоном. Такой объем и содержание внутренних ^*^ Куринов Б.А. Квалификация при совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм // Вестник Московского университета.

Серия 11. Право. 1983, № 2 С.26.

характеристик объективно требуют дифференцирования уголовной ответственности за совершение подобных преступлений. К их числу мы относим, прежде всего, убийства и причинение тяжкого, а также средней тяжести вреда здоровью. В уголовном праве выделяют несколько видов убийств:

1) простое, т.е. без отягчающих и смягчающих обстоятельств (ч. ст. 105 УК РФ);

2) убийство с отягчающими обстоятельствами или квалифицированное (ч.2ст.105УКРФ);

3) убийство со смягчающими обстоятельствами или привилегированное (ст. ст. 106-108 УК РФ).' '^ Представляется, что простое убийство конкурирует с группой квалифицированных и привилегированных убийств как общее и специальное, при этом конкуренция обладает всеми выделенными нами выше специфичными признаками. Однако группа убийств с отягчающими и группа убийств со смягчающими обстоятельствами, будучи !

предусмотренной специальными нормами, конкурирует между собой. Кроме I того, во внутривидовую и внутригрупповую конкуренцию выступают и (*] убийства со смягчающими обстоятельствами.

Г(и Указание на это мы находим еще в разъяснении Пленума Верховного I Суда СССР от 4 декабря 1966г. «О практике применения судами ''*' Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988 С.34.

'^° Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А.

Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998. С.35-69;

Уголовное право.

Особенная часть / под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 18;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998.С.225идр.

законодательства о необходимой обороне»: «Убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны при обстоятельствах, предусмотренных в пунктах «д», «ж», «з», «и», «л» статьи 102 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик, должно квалифицироваться не как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, а как убийство при превышении пределов необходимой обороны».''' Позже пленум Верховного Суда РФ № 1 от 27 января 1999г. в п. 16 подчеркивает: «По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п.п.

«а», «г», «е», «н», Ч.2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми k обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны».'^^ Указывает на такую конкуренцию (впрочем, не выделяя ее специального вида) и СВ. Бородин: «В ст. 107 УК говорится о внезапно возникшем сильном душевном волнении - таком эмоциональном состоянии, которое характеризует субъективную сторону этого преступления.

Установление его исключает квалификацию убийства по закону, предусматривающему более строгую ответственность. Вместе с тем, установление эмоционального состояния при убийстве, совершенном с '^^ Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969г. «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1977. Часть 2. С.326.

' " Пленум Верховного Суда Российской Федерации № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999г // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999, № 1.

превышением пределов необходимой обороны, влечет квалификацию действий виновного по чЛ ст. 108 УК, а применение ст. 107 исключается».'^^ Специфические признаки субъективной стороны убийства в состоянии сильного душевного волнения и при превышении пределов необходимой обороны, образующих основание для конкуренции, подчеркивает и А.Б.

Мельниченко: «Следует признать, что в теории и на практике отсутствуют четкие критерии отграничения аффективных преступлений от преступлений, совершенных в состоянии необходимой обороны, что является основной причиной квалификационных ошибок». ^^'* Автор справедливо указывает, что психофизиологическое состояние лица, находящегося в состоянии необходимой обороны, максимально приближено по своим содержательным характеристикам к состоянию аффекта (сильного душевного волнения), а при полном их совпадении встает вопрос о конкуренции двух норм, каждая из которых достаточно специальная - убийство при превышении пределов необходимой обороны и убийство в состоянии сильного душевного волнения.'^^ Рассматриваемые составы не соотносятся как общий и специальный, поскольку оба имеют иную общую норму - обычное, неквалифицированное убийство. Представляется, что такой вид конкуренции нельзя отнести к ранее выделявшимся нами конкуренции общей и специальной норм, а также части и целого, поскольку обе они являются достаточно специальными (по отношению к общей - ч.1 ст. 105 УК РФ), и ни одна из них не является более простым преступлением по отношению к более сложному, синтезированному.

'^^ Бородин СВ. Преступления против жизни. М., 1999. С.61.

^^^ Мельниченко А.Б. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями, совершенными в состоянии сильного душевного волнения. Ростов-на-Дону, 1995. С. Видимо, следует вести речь о составах, имеющих совпадающие признаки объекта и объективной стороны, но различные квалифицирующие (как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства), при этом законодатель выделяет самостоятельные по отношению к системообразующему преступлению составы именно по таким квалифицирующим признакам. Так, системообразующим в группе убийств является состав ч.1 ст. 105 (простое, неквалифицированное убийство), а производными от него, но самостоятельными в смысле нормативного обособления 1) убийство с отягчающими обстоятельствами (ч.2 ст. 105 УК РФ);

2) составы, предусмотренные ст.ст. 106, 107, 108 УК (соответственно убийство матерью новорожденного ребенка;

убийство, совершенное в состоянии аффекта;

убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

fit Аналогично представлены системообразующие составы, •lit предусмотренные ст.ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) УК РФ. Они имеют признаки, совпадающие по объекту и объективной стороне преступления. Но эти преступления различаются по таким квалифицирующим признакам как состояние аффекта (в этом случае законодатель выделяет самостоятельную норму - ст. 113 УК РФ), а также превышение пределов необходимой обороны либо превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (самостоятельная норма - ст. 114 УК РФ).

'^^ Мельниченко А.Б. Указ. соч. С.38-39.

Еще раз подчеркнем, что здесь мы рассматриваем не конкуренцию между системообразующим и производными составами, а конкуренцию производных составов между собой, т.е. специальных норм.

Представляется, что конкуренция специальных норм имеет следующие самостоятельные признаки:

- каждый конкурирующий состав выделен в специальную, обособленную норму Особенной части УК, сохраняя при этом признаки системообразующего характера (прежде всего, признаки объекта и основные признаки объективной стороны);

- конкурирующие специальные составы находятся в одной главе Особенной части УК РФ;

\ ' при квалификации предпочтение должно отдаваться составу, \ сопровождающемуся в норме УК более мягкой санкцией.''^ Таким образом, заверщая информационно-аналитическую деятельность ( U на стадии предварительного расследования, правоприменитель разрешает 1 я i I^ Проблему конкуренции и останавливается при оценке подлежащего квалификации фактически совершенного преступления на том или ином конкретном составе УК РФ. Квалификационная версия, локализованная •Щ признаками состава конкретного преступления, обладает одной существенной особенностью - она предполагает новый уровень знания о материальных юридических признаках совершенного преступления.

Однако в процессе установления объективной истины по делу, в зависимости от доказанности элементов состава может измениться и сама '^"^ См. подробнее: Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988. С.34 // Вест;

Куринов Б.А. Квалификация при совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм ник Московского университета. Серия 11. Право. 1983, № 2. С.27.

квалификация. О.Ф. Шишов указывает: «Проблема изменения квалификации преступлений находится на стыке уголовного права и уголовного процесса.

Изменение квалификации могут быть вызваны тремя обстоятельствами: 1) изменением фактических данных, на основе которых была дана первоначальная квалификация содеянного;

2) изменением уголовного закона в процессе предварительного расследования или судебного разбирательства;

3) неправильным применением закона в стадии предварительного расследования или в процессе вынесения приговора».'^^ Изменение квалификации на стадии предварительного расследования процесс, имеющий как объективные, так и субъективные предпосылки. Он обусловлен, прежде всего, увеличением объема информации, имеющей отношение к такому предмету доказывания как уголовно-правовая оценка содеянного по статьям Особенной части УК, т.е. собственно квалификации как формально-юридическому результату правоприменения. С учетом информационных особенностей квалификационного процесса В.Н.

Кудрявцев под изменением фактических материалов дела предлагает понимать в действительности лишь изменение тех сведений о фактах, которыми располагают следователь, прокурор или суд, квалифицируя i преступление.'^* Данная позиция представляется нам обоснованной, поскольку не отождествляет источники информации в уголовно-правовом и процессуальном праве. Упорядочение такой информации выступает результатом применения квалификационных версий и также способствует изменению квалификации.

Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988. С.9.

'^^ Кудрявцев В.Н, Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С.289.

Проведенное нами исследование состояния данного вопроса, предметом которого стали уголовные дела, расследованные правоохранительными органами и рассмотренные судами Краснодарского края, показало следующее:

Таблица № 1, Квалификация изменена (по лицам) 1995 1996 1997 1998 199S 3318 На стадии предварительного 3102 3071 32U расследования На стадии судебного 2503 3135 3265 2959 ЗОН разбирательства Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что коэффициент уголовных дел с измененной квалификацией достаточно устойчив. Следовательно, вариабельность принимаемых квалификационных решений не является исключением. Напротив, по нашему мнению, динамичность формализованных юридических оценок содеянного на разных стадиях развития уголовно-процессуальных правоотношений свидетельствует о критическом отношении правоприменителя к ранее принятым решениям, их постоянному соотнесению с вновь полученной информацией по уголовному делу.

Что касается конкретных видов преступлений, по которым чаще всего производится изменение квалификации на стадии предварительного расследования, то, как показывает проведенное нами изучение уголовных дел (за последние 5 лет по Краснодарскому краю), картина выглядит следующим образом:

Таблица № 2.

% дел Виды преступлений измененной квалификацией Преступления против личности, в том числе - против жизни - против здоровья - против половой свободы и неприкосновенности - против чести и достоинства Преступления против собственности, в том числе - хищения Преступления в сфере экономической !Льности, в том числе - в сфере предпринимательской деятельности - в сфере обслуживания потребителей Преступления против общественной безопасности.

:числе - связанные с незаконным оборотом оружия - хулиганство Преступления, связанные с незаконным оборотом )тических средств и психотропных веществ Преступления против безопасности движения и гуатации транспорта Преступления против государственной власти.

эесов государственной службы и службы в органах юго самоуправления Полученные сведения позволяют сделать несколько выводов:

1) вероятность изменения квалификации на стадии предварительного расследования зависит от сложности и объема признаков, главным образом, объективной стороны состава, то есть сложности механизма совершения преступления;

2) квалификация не имеет тенденции к изменениям на всех стадиях уголовного процесса по таким уголовным делам, доказывание по которым опирается в основном на заключения экспертизы (преступления, связанные с оборотом наркотических средств, оружия, боеприпасов и т.д.);

3) весьма высокую вероятность изменения квалификационного решения имеют преступления, происходившие в условиях неочевидности, поскольку специфика их доказывания связана с получением доказательств субъективного происхождения (показания свидетелей, очевидцев и т.п.).

Проблема переквалификации на стадии предварительного расследования актуализируется еще одним обстоятельством. При проведенном нами опросе практических работников органов внутренних дел |4 из числа следователей и лиц, производящих дознание, 22% из них указали, V что изменение квалификации преступления на стадии предварительного расследования недопустимо, а 43% признали такое действие нежелательным.

Около 30% опрошенных полагают, что изменение квалификационного решения повлечет для них применение мер дисциплинарного воздействия.

Подобное отношение к вопросу о возможном изменении квалификационного решения мы связываем с неправильными представлениями некоторой части дознавателей и следователей о правовом режиме законности в ходе предварительного расследования. Нам представляется, что необоснованное инкриминирование совершения конкретного преступления на досудебных стадиях уголовного процесса и последующее изменение квалификации (вплоть до прекращения уголовного дела) является меньшим злом, чем необоснованное осуждение лица с ошибочной уголовно-правовой оценкой содеянного.

Верховный Суд в некоторых своих решениях попытался ответить на вопрос о возможности переквалификации преступлений, и высказанные позиции мы считаем вполне определенными. Так, например, в определении судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу К.

говорится: «Возбуждение дела по одной статье УК не препятствует следователю предъявить обвинение по другой статье этого Кодекса,...поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит для следователя ограничений, по которым он не мог бы выйти за !V пределы постановления о возбуждении уголовного дела... Поэтому выводы I' " IIP судьи о нарушении следователем права обвиняемого на защиту в связи с предъявлением обвинения в преступлении, отличающемся от того преступления, по признакам которого было возбуждено дело, ошибочны».''^ Аналогичную позицию занял Верховный Суд при обобщении судебной практики: «Переквалификация в ходе предварительного следствия действий лица, совершившего преступление, на иную статью УК, с прекращением производства по той статье, по которой дело возбуждено, не означает, что расследование уголовного дела по вмененному новому обвинению проводилось без возбуждения уголовного дела незаконно, поскольку возбуждение уголовного дела по каждому возникающему в ходе '^^ Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995, № 8. С. 13.


расследования новому составу преступления по закону не требуется».'^^ Данный вопрос нашел также отражение в определениях Коллегии по уголовным делам Верховного Суда по конкретным казусам. «Отвергая акты, обосновывающие квалификацию преступления по приговору, кассационная или надзорная инстанция не может оставить без изменения эту квалификацию».'^' «Приговор не может быть признан правильным, если остались неисследованными существенные обстоятельства, от выяснения которых зависит решение вопроса о доказанности вины и квалификации преступления». '^^ Немаловажен и процессуальный аспект изменения квалификации на стадии предварительного расследования. Закон исходит из того, что новое обвинение должно быть предъявлено во всех случаях, когда оно является более тяжким или существенно отличается по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного обвинения либо повлечет ухудшение положения и нарушение права обвиняемого (подсудимого) на защиту. Если при изменении обвинения эти последствия не наступают, соответственно следователь, прокурор или суд вправе изменить его формулировку без предъявления лицу нового обвинения (ст. 154, 215, 232, 254, 339, 378 УПК РСФСР).'^^ Таким образом, попытаемся обобщить и сформулировать содержание и особенности этапов квалификации преступлений на стадии предварительного расследования:

'^^ Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке.

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994, № 10. С. 14.

'^' Бюллетень Верховного Суда СССР. 1958, № 1. С. 14.

'^^ Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971, № 1. С.25.

1) правильная квалификационная оценка, полученная преступлением на данной досудебной стадии уголовного процесса, во многом предопределяет обоснованность судебного решения.

2) Этапы квалификации преступлений сохраняют логическое продолжение всех приемов и принципов;

здесь по-прежнему сочетаются информационно-познавательный и формально юридический аспекты квалификационной деятельности лица, производящего дознание, следователя и прокурора. Однако оба эти аспекта приобретают качественно иное содержание.

Информационно-познавательная деятельность характеризуется значительным расширением процессуальных источников получения сведений, необходимых для установления или подтверждения основных и квалифицирующих признаков состава преступления.

Формальное закрепление принятого квалификационного решения следователь, лицо, производящее дознание, и прокурор производят в таких процессуальных актах как постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и обвинительное заключение.

3) Квалификационные версии на стадии предварительного I расследования призваны решить одну из основных проблем определить, в какой степени признаки состава конкретного преступления обусловливают выбор средств и методов доказывания, в том числе очередность выполнения тех или иных следственных действий, подтверждающих элементы состава преступления. Содержание квалификационных гипотез обусловлено ^^^ Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина.

М., 1999. С.259.

их предметом - основными и квалифицирующими признаками состава того или иного преступления. Содержание квалификационных версий охватывает основывающиеся на материалах уголовного дела предположения о наличии в конкретном деянии видовых признаков той или иной группы преступлений, основных и квалифицирующих признаков конкретного состава преступления.

4) На стадии предварительного расследования самое широкое применение получают правила квалификации, связанные с конкуренцией составов. По нашему мнению следует выделять такие виды конкуренции: конкуренция общих и специальных норм;

конкуренция целого и части;

конкуренция специальных норм.

Представляется, что все иные сформулированные в литературе виды являются производными от вышеназванных.

5) Признаками, типичными для конкуренции общих и специальных норм Особенной части УК РФ, являются следующие:

- оба принимаемых решения не являются ложными;

- находятся между собой в зависимости, в логическом подчинении как «общее» и «особенное»;

- разница между такими нормами заключается в объеме подпадающих по их действие уголовных правоотношений, возникающих вследствие совершения лицом конкретного преступления;

- обе конкурирующие нормы находятся в рамках одного раздела (главы) Особенной части УК РФ, то есть имеют совпадающий родовой объект преступления;

- выбор при квалификации на стадии формально-юридической деятельности производится в пользу специальной нормы.

7) Признаками конкуренции целого и части являются следующие:

т - преступление, предусмотренное самостоятельной нормой Особенной части УК, может выступить необходимой частью иного, более сложного преступления, находится с ним в неразрывной связи, придавая последнему принципиально иные характеристики общественной опасности. В этом случае более простое преступление является «частью», а более сложное, синтезированное - «целым»;

- «часть» является неразрывным элементом «общего», поскольку текстуально внесена законодателем в диспозицию более общей нормы;

3!

- разница между такими нормами заключается в объеме подпадающих под рамки их конструкций признаков объекта, объективной стороны, субъективной стороны и субъекта преступления;

- обе конкурирующие нормы находятся в различных разделах (главах), то есть имеют несовпадающий родовой объект преступления;

- выбор при квалификации на стадии формально-юридической деятельности производится в пользу более общей нормы.

8) Конкуренция специальных норм имеет следующие самостоятельные признаки:

- каждый конкурирующий состав выделен в специальную, обособленную норму Особенной части УК, сохраняя при этом признаки системообразующего характера (прежде всего, признаки объекта и основные признаки объективной стороны);

- конкурирзлющие специальные составы находятся в одной главе Особенной части УК РФ;

- при квалификации предпочтение должно отдаваться составу, сопровождающемуся в норме УК более мягкой санкцией.

9) Изменение квалификации на стадии предварительного расследования имеет как объективные, так и субъективные предпосылки. Этот процесс обусловлен, прежде всего, увеличением объема информации, имеющей отношение к такому предмету доказывания как уголовно-правовая оценка содеянного по статьям Особенной части УК, т.е. собственно квалификации как формально юридическому результату правоприменения. Упорядочение такой информации выступает результатом применения квалификационных версий и также способствует изменению квалификации.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

т 3.1. СЛЕДСТВЕННЫЕ КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ОШИБКИ И ИХ ВИДЫ.

Правильное применение уголовного закона означает разрешение уголовного дела в соответствии с распространяющимися на данный случай положениями материального уголовного права.'*^'* В связи с рассматриваемыми особенностями квалификации преступлений на стадии Р возбуждения уголовного дела и предварительного расследования мы видим еще один непростой вопрос, требующий разрешения. Это так называемая квалификация «с запасом», к которой достаточно часто прибегают \. I следователи и лица, производящие дознание.

Как показывает анализ правоприменительной практики, на стадии предварительного расследования следователи и лица, производящие дознание, прибегают к квалификации, не соответствующей фактическим обстоятельствам дела. При этом квалификационное решение превышает необходимые для конкретного случая пределы и может быть представлено в нескольких формах:

1) инкриминируемые преступления по количеству составов превышают количество фактически совершенных;

^^* Благов Е.В. Об оценке неправильного применения уголовного закона // Категориальный аппарат уголовного права и уголовного процесса. Сборник научных трудов Ярославского государственного университета. Ярославль, 1993. С.70.

2) инкриминируется более тяжкое преступление, чем фактически совершенное;

3) квалификационное решение одновременно включает и указание на квалифицирующий (отягчающий или смягчающий) признак состава и на тождественное (или сходное) обстоятельство, предусмотренное СТ.61 либо ст.63 УК РФ.

Результаты проведенного нами анкетирования уголовных дел, по которым судами Краснодарского края в 1995-99 г.г. была изменена квалификация, содержащаяся в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении (эта цифра соответствует 100%), показали:

1) из обвинения изъяты полностью некоторые составы преступлений, содержавшиеся в обвинительном заключении, при сохранении иных составов обвинения - 27%;

i il 2) обвинение изменено на состав, не содержащий квалифицирующих r, li!

!' I обстоятельств (либо из обвинения изъяты некоторые квалифицирующие 1i ч 1 признаки при сохранении прочих) - 36%;

3) из квалификационного решения, содержащегося в обвинительном заключении, изъяты смягчающие либо отягчающие признака, предусмотренные ст.ст.61, 63 УК РФ, при сохранении квалифицированных составов - 9%.


Отметим, что суммарное значение данных судебных решений не превышает 100%, поскольку здесь в группу уголовных дел с измененной квалификацией (100%о) мы не включили дела, по которым судом были вынесены постановления о прекращении в связи с отсутствием состава преступления (в т.ч. по малозначительности), а также в связи с изменением уголовного закона. Кроме того, в отдельных случаях были представлены несколько разновидностей завышенной квалификации. Полученные нами данные в целом коррелируются с результатами других исследований. Так, В.И.

Гетманский, изучая обозначенную проблему, приходит к выводу о том, что «при изменении квалификации преступления, осуществленном в судебном заседании, в 64% случаев изменение квалификации произошло в пределах той статьи УК, по которой лицо было привлечено в качестве обвиняемого, а в остальных случаях суд перешел на так называемые «смежные» составы».'^' Оценивая причины такого явления как квалификация с «запасом», И.

Гальперин пишет: «Такого рода подход нередко объясняется своеобразной страховкой на случай, если судом будет сделан вывод о необходимости изменения квалификации....«Завышая» квалификацию, следователь как бы снимает с себя ответственность, рассчитывая на то, что в суде, в конечном счете, деяние будет расценено правильно. Поэтому, дескать, сам по себе факт «завышени51» при изменении впоследствии квалификации в благоприятную для обвиняемого сторону в суде никаких объективно вредных последствий иметь не может. К тому же это не учитывается в системе показателей работы следователя».'^*^ Сходное суждение представлено В.И. Соломичевым:

«Квалификация «с запасом» отражает стремление следователей перестраховаться от возможного несогласия суда с юридической квалификацией преступного деяния».'^^ Как меру своеобразной защиты от возвращения уголовного дела на доследование оценивает завышенную '^' Гетманский В.И. О взаимосвязи установления предмета доказывания и квалификации преступлений // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Сборник научных трудов Академии МВД СССР. М., 1991. С.62.

^^ Гальперин И. Квалификация преступлений: закон, теория и практика // Социалистическая законность. 1987, № 9. С.36.

'^^ Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. М., 1998. С.78.

квалификацию и П.Ф. Гришанин."^^ Такое суждение абсолютно справедливо и в полной мере отражает психологию следователя, принимающего квалификационное решение «с запасом». Если следователь колеблется в решении вопроса о квалификации преступления, то он всегда ориентируется на положения уголовно-процессуального закона, регламентирующие возможность и правовые последствия изменения квалификации, представленной на стадии предварительного расследования.

Теория уголовного процесса и УПК РСФСР оценивают пределы и правовые последствия такого изменения вполне определенно. Уголовно процессуальный кодекс предусматривает возможность возвращения уголовного дела на дополнительное расследование 1) прокурором на стадии утверждения обвинительного заключения, 2) судьей на стадии судебного следствия, а также при назначении судебного заседания в порядке предварительного слушания. Оговоримся, что в последнем случае действует ii I Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999г. № 7-II о том, что положения пунктов 1 и 3 части 1 статьи 232 и части статьи 258 УПК РСФСР, возлагающие на суд обязанность по с о б с т в е н ной (разрядка наша - И.П.) инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае не восполнимой в судебном заседании неполноты расследования, а также при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, признаны не • Гришанин П.Ф. Пути укрепления законности в практике квалификации преступлений // Советское государство и право. 1985, № 1. С.56.

соответствующими Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 49 и 123 (часть 3), а также статьям 46 ;

часть 1) и 52.'^^ Статья 215 УПК гласит: «Прокурор или его заместитель вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении.

При этом, в случае необходимости, составляется новое обвинительное заключение. Если требуется изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения, прокурор или его заместитель возвращает дело органу дознания или следователю для предъявления нового обвинения».

Значительные изменения в действующем уголовно-процессуальном законодательстве произошли относительно оснований и порядка направления уголовных дел на дополнительное расследование судами. Источником таких изменений стало вышеупомянутое Постановление Конституционного Суда I I Российской Федерации от 20 апреля 1999г. № 7-II. В соответствии с данным нормативным актом, имеющим силу прямого действия, положения пунктов и 3 части 1 статьи 232 и части 1 статьи 258 УПК РСФСР признаны несоответствующими ряду норм Конституции Российской Федерации ( ч. СТ.46, CT.CT.49, 52 и ч.З ст. 123). По смыслу данного постановления суд не вправе также по собственной инициативе возвращать дело для дополнительного расследования и в том случае, если имется основание для ^^^ Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 7-П от 20 апреля 1999г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // Собрание Законодательства РТФ. 1999.№17. Ст.2205.

привлечения к уголовной ответственности по конкретному уголовному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела в отдельное производство (п.4 4.1 СТ.232 УПК РСФСР).

# В контексте нашего исследования особый интерес представляют изменения, касающиеся п.З ч.1 ст.232 УПК РСФСР «Возвращение дела для дополнительного расследования», который предусматривал «наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении». Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 84 от 8 декабря 1999г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» в пункте содержит отчетливое указание: «Обратить внимание судов на то, что возвращение дела для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 3 и 4 части 1 статьи 232 УПК РСФСР, возможно лишь при наличии об этом ходатайства стороны». Данное разъяснение позволяет сделать вывод о том, что суд не утратил возможности направлять уголовные дела на дополнительное расследование, в том числе по причине неправильной квалификации преступления, но вправе сделать это лишь по ходатайству одной из сторон уголовного процесса.

Пленум Верховного Суда РФ № 84 в п.9 также указывает: «В случаях, предусмотренных пунктами 1, 3, 4 части 1 статьи 232 УПК РСФСР, суд при отсутствии ходатайства постановляет в соответствии с требованиями закона оправдательный приговор либо обвинительный приговор лишь по тому обвинению, доказанность которого не вызывает сомнения». Следовательно, при фактическом наличии обстоятельств, названных в п.З ч.1 ст.232 УПК, и отсутствии при этом ходатайства обвинения или защиты о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование суд может вынести одно из двух рещений:

1) оправдательный приговор;

2) обвинительный приговор, но в пределах предъявленного на предварительном следствии обвинения (соответствующего более мягкой норме УК по сравнению с фактически усматривающейся квалификации).

Рассматриваемое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 20 апреля 1990г. признает утратившими силу следующие постановления Пленумов Верховного Суда:

- постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 17 апреля 1984г. «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел на дополнительное расследование» в редакции Постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993г.;

- постановление Пленума Верховного Суда СССР № 10 от 30 ноября 1990г.

«О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование».

Вместе с тем сопоставительный анализ данных источников свидетельствует о том, что по ряду позиций данные Пленумы содержат сходные формулировки. В соответствии с разъяснением постановления № Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1994г. (в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» дело во всех случаях подлежит направлению для производства дополнительного расследования, когда «при предъявлении обвинения допущены нарушения требований ст. 144 УПК РСФСР (не указаны статьи УК, часть, пункт, конкретные действия обвиняемого либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них и др);

формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, существенно отличается от 1 ТО предъявленного обвинения и ухудшает положение обвиняемого».

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении Х» 10 от 30 ноября 1990г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование» также расшифровывает некоторые понятия: «Более тяжким считается обвинение, квалифицированное по закону, предусматривающему более строгое наказание либо влекущее иные неблагоприятные уголовно-правовые последствия, в частности, если переквалификация влечет отнесение деяния к числу тяжких преступлений либо может явиться основанием для признания лица особо опасным рецидивистом, а также если содеянное является оконченным преступлением, но оно было ошибочно квалифицировано как приготовление или покушение на него. Существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать такое обвинение, которое связано с вменением преступления другого рода и '^° Постановление № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984г.

(в редакции постановления Пленума № И от 21 декабря 1993 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999.

С.390.

изменением формулировки обвинения, нарушающими право обвиняемого на защиту».'^' Последний, действующий Пленум Верховного Суда № 84 содержит следующие формулировки:

«11. Судам следует исходить из того, что более тяжким считается обвинение, квалифицированное по закону, предусматривающему более строгое наказание либо влекущее иные неблагоприятные уголовно-правовые последствия.

Существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать такое обвинение, которое связано с вменением другого преступления, изменением формулировки обвинения, нарушающими право обвиняемого на защиту...

13....Дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования, если, в частности:

•i i"...при предъявлении обвинения допущены нарушения требований статьи 144 УПК РСФСР (не указаны статья УК, часть или пункт статьи, конкретные действия обвиняемого, либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них и др.);

.,.».

Очевидно, что по вопросам квалификации и изменения квалификации Пленум Верховного Суда № 84 от 8 декабря 1999г. сохранил преемственность общего подхода предыдущих Пленумов, разъясняющих особенности возвращения уголовных дел на дополнительное расследование.

'^' Постановление № 10 Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990г.

«О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.315.

но при этом значительно модернизировал процессуальные основания и порядок принятия такого решения.

При значительном количестве норм, регламентирующих основания и порядок возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, все они предполагают данное процессуальное действие в тех случаях, когда:

1) исключается часть обвинения без изменения квалификации или с изменением квалификации на более мягкую;

2) деяния квалифицируются новым законом, не более тяжким по своим правовым последствиям, и фактический состав обвинения остается неизменным;

3) при неизменности фактического состава обвинения и его юридической оценки (квалификации) исключаются указания на отдельные квалифицирующие обстоятельства и при этом не нарушается композиция обвинительного заключения, не исключается мотивировка сделанных в нем выводов.'^^ Разумеется, речь может идти лишь о тех правовых ситуациях, которые по своим параметрам соответствуют Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999г. и постановлению Пленума Верховного Суда российской Федерации № 84 от 8 декабря 1999г.

Комментируя соответствующие нормы УПК РСФСР, СВ. Бородин пишет: «При разрешении вопроса об изменении обвинения, судья исходит из общего в российском судопроизводстве положения о том, что изменение обвинения допускается лишь при условии, что не ухудшается положение обвиняемого и не нарушается право на защиту. При этом, не возвращая дело на дополнительное расследование, нельзя изменить обвинение, если оно существенно отличается по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении».*^^ Непреложным является факт, что изменение обвинения в суде на более тяжкое - это нарушение положений ч.З ст.254 УПК РСФСР.'''* В.Н. Кудрявцев систематизирует изменение квалификации, представленной на стадии предварительного расследования, производимой в суде: «Переквалификация в суде допустима в трех вариантах:

а) применяется более мягкий закон без изменений в объеме обвинения (например, переквалифицируется с ч.З на ч.2 ст. 158 УК ввиду того, что крупного размера ущерба не установлено);

^* б) сокращается объем обвинения и применяется более мягкий закон (вместо статьи о неоднократной краже суд, исключив один эпизод, переходит на статью о краже, совершенной впервые);

в) применяется более мягкий закон ввиду изменения в характере обвинения (со статьи о тяжком вреде здоровью суд переквалифицирует содеянное о нанесении побоев)».''' Проанализировав сложившуюся правовую ситуацию, мы приходим к выводу, что квалификация преступлений на стадии предварительного расследования «с запасом», хотя и противоречит правилам квалификации и '^^ Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева. М., 1995. С. 301.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева. М., 1995. С. 314.

Благов Е.В. Об оценке неправильного применения уголовного закона // Категориальный аппарат уголовного права и уголовного процесса. Сборник научных трудов Ярославского государственного университета. Ярославль, 1993. С.70.

*'' Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

С.294.

некоторым нормам УПК РСФСР, но не может служить основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование. Данное ^ обстоятельство представляет собой своего рода «лазейку» для того, чтобы при квалификации следователь или лицо, производящее дознание, пошли по пути наименьшего сопротивления. Несмотря на кажущуюся безобидность такого правового решения, оно представляет определенную угрозу режиму законности при реализации уголовно-правовых и уголовно-процессуальных правоотношений. По справедливому замечанию В. Блохина и Э. Тенчова, изменение обвинения и применение судом закона о мене тяжком преступлении не влекут нарушения гарантированного Конституцией права обвиняемого на защиту, однако первоначальная квалификация преступления по более строгой норме уголовного закона неблагоприятно сказывается на ' '• положении обвиняемого, вынуждая его защищаться от более тяжкого 4I обвинения. Ошибочная квалификация подрывает и престиж следственных ii органов, а порой дезинформирует общественность.'^^ Еще более категоричен ' И. Гальперин: «Квалификация «с запасом» принципиально неправильна и недопустима. В условиях перестройки работы правоохранительных органов она должна рассматриваться как отступление от честного выполнения следователем своего профессионального и нравственного долга, проявлением обвинительного уклона».'^^ Следует согласиться и с академиком В.Н.

Кудрявцевым, что «склонность отдельных следственных работников квалифицировать преступления «с запасом» - по статье о более тяжком преступлении с расчетом на применение более мягкого закона судом Блохин В., Тенчов Э. Обеспечить правильную квалификацию преступлений в стадии предварительного расследования // Социалистическая законность. 1979, № 11. С.22.

т является нарушением прав и законных интересов обвиняемого и наносит ущерб законности».'^^ Нами проведен опрос следователей и лиц, производящих дознание, работающих в различных территориальных органах внутренних дел Краснодарского края, с целью выяснить причины достаточно распространенной в их деятельности квалификации, выходящей за пределы фактических обстоятельств преступления. Ответы сложились следующим образом:

- такая квалификация производится в целях устранения допускаемой возможности возвращения дела на дополнительное расследование, если те или иные признаки состава вызывают затруднения при толковании- 72%;

• - в целях обеспечения обвинительного приговора, если хотя бы один из 1S инкриминируемых составов доказан не в полном объеме - 18%;

И - в целях выполнения устных указаний прокурора, надзирающего за 1t соблюдением законности на стадии предварительного расследования 10%.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что все респонденты осознают превышение объемов квалификационного решения по сравнению с фактическими обстоятельствами преступления. В связи с этим мы задаемся вопросом: следует ли квалификацию «с запасом» считать разновидностью следственной ошибки? Представляется, что ответ должен быть отрицательным. Ошибка, по нашему мнению, представляет собой результат добросовестного заблуждения, возникающего по тем или иным причинам. В '^^ Гальперин И. Квалификация преступлений: закон, теория и практика // Социалистическая законность. 1987, № 9. С.37.

'* '^^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.

С.ЗО.

данном же случае следователь и лицо, производящее дознание, вполне осознанно принимают правовое решение, не соответствующее реальному положению вещей. Кроме того, отчетливая мотивация (а как показывают ответы наших респондентов, такая мотивация присутствует) едва ли может сопутствовать заблуждению по поводу юридической оценки преступления.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.