авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Пыленко, Игорь Павлович 1. Этапы квалификации преступления 1.1. Российская государственная ...»

-- [ Страница 4 ] --

Обратимся к содержанию квалификационных ошибок в истинном смысле этого слова. С точки зрения механизма формирования ошибка, по мнению В.М. Галкина, «представляет собой результат неправильного действия, не достигающего поставленной цели. Ошибки связаны с неточностью действий, неадекватностью мышления и выражаются в t нарушении каких-либо правил».'^' А. Соловьев, С. Шейфер, М. Токарева подразумевают под следственной ошибкой «неправильные действия следователя, направленные по его субъективному мнению на успешное достижение задач уголовного судопроизводства и объективно выразившиеся в принятии итогового решения, незаконность и необоснованность которого была отражена в процессуальном акте прокурором или судом....Результат как необоснованное освобождение от ответственности, так и незаконное I привлечение к уголовной ответственности». При этом авторы подчеркивают, что за рамками определения остаются латентные ошибки и преступления против правосудия. Выражая согласие с авторами последнего определения в том, что следственные ошибки влекут крайне негативные правовые последствия, все же возразим относительно особенностей *^' Галкин В.М. Уголовно-правовые основания отмены (изменения) процессуальных решений // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды Всесоюзного научно-исследовательского института социалистической законности, М., 1978. С, 150.

1^ Соловьев А., Шейфер С, Токарева М. Следственные ошибки и их ' причины // Социалистическая законность. 1987, № 12. С.46.

формирования ошибки. Представляется, что цель успешного достижения задач уголовного судопроизводства сама по себе свидетельствует об осознанности неправильного характера принимаемого квалификационного решения. Ошибка же, как мы указывали ранее, предполагает несколько иную морфологию, С этой точки зрения более правильным нам представляется позиция Н.Н. Вопленко, который предлагает следующее понимание правоприменительной ошибки: «Ошибка в правоприменительной деятельности чаще всего имеет не очевидный, а скрытый характер.

Неправильность в мышлении, деятельности или в правоприменительном акте приобретает форму, которая внешне носит правомерный, истинный характер, что обусловлено добросовестным заблуждением субъекта правоприменения, который не предвидит и не желает ошибочного результата своей деятельности. Преднамеренное же неправильное применение права и юридическая аргументация подобной работы с целью скрыть ошибку должны расцениваться как должностное правонарушение».

Попытаемся сформулировать собственное понятие квалификационной следственной ошибки. Это результат неправильной, основанной на добросовестном заблуждении, оценки фактических обстоятельств совершенного деяния и признаков состава того или иного состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части Уголовного кодекса РФ, допущенной следователем или лицом, производящим дознание, и закрепленной в процессуальных актах досудебных стадий уголовного процесса.

Можно выделить некоторые признаки квалификационной ошибки:

1X Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении и виды // Советское государство и право. 1981, № 4. С.39.

1) связана с нарушением информационного и логического процесса познания истины по уголовному делу (предметом познания, как мы уже указывали, выступают как фактические обстоятельства дела, так и содержание норм Общей и Особенной части УК РФ) либо с нарушением частных правил квалификации;

2) имеет непреднамеренный характер;

3) совершается должностным лицом компетентного правоохранительного органа (следователем, лицом, производящим дознание и т.д.);

4) на досудебных стадиях формально закрепляется в таких процессуальных актах как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление о прекращении уголовного дела, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение;

5) может быть установлена как самим должностным лицом, так и начальником подразделения следствия или дознания, прокурором, судьей;

6) не влечет оценки как преступление против правосудия, т.е.

% исключает уголовную ответственность, хотя может сопровождаться ответственностью моральной или дисциплинарной.

Виды квалификационных ошибок, как нам представляется, настолько разнообразны, что систематизировать их можно только по различным основаниям. По результатам проведенного исследования мы предлагаем следующую классификацию:

1) по степени распространенности:

а) типичные - к этой группе мы относим те ошибки, которые обладают устойчиво высоким коэффициентом повторяемости. Типичные ошибки трудно подвергнуть универсальной оценки, скорее они проявляются при квалификации преступлений отдельных видов. Так, например, в литературе выделяются ошибки, типичные для квалификации преступлений против жизни и здоровья (касаются оценки причинной связи, установления формы вины, направленности умысла, мотивов преступлений и т.д.) ;

ошибки, типичные для квалификации преступлений в сфере экономической деятельности (неправильное толкование бланкетных нормативных актов, ошибочная оценка причиненных последствий, необоснованное применение уголовного закона по аналогии и др.)**^;

ошибки, характерные для квалификации преступлений против собственности (неправильная оценка объекта и предмета преступлений, ошибки в разграничении смежных составов хищений и др.).'^" Исследование ошибок, типичных для квалификации видовых групп преступлений, не охватывается предметом нашего исследования, поэтому мы ограничимся указанием на проблему.

^*^ Побегайло Э.Ф. Типичные ошибки в квалификации тяжких преступлений против личности и пути их устранения // Актуальные проблемы применения уголовного законодательства в деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД СССР. М., 1987. С. 131-138;

Бородин СВ. Ответственность за преступления против жизни // Насильственная преступность / под ред. В.Н.

Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С.65-72 и др.

** См. например: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998;

Гаухман Л.Д., Максимов С.В.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Общий комментарий. М., 1996.

С.36-44 и др.

'*"* См. например: Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 1998;

Гаухман Л.Д., Максимов С.В.

Ответственность за преступления против собственности. М., 1997 и др.

б) нетипичные - те, которые встречаются сравнительно редко и отличаются нестандартным по источнику формирования ошибочным представлением правоприменителя о необходимом квалификационном »

решении;

2) по характеру правовых последствий:

а) влекущая изменение процессуального решения с сохранением сущности обвинения;

б) влекущая отмену процессуального решения по существу обвинения;

в) влекущая освобождение (привлечение) лица от уголовной ответственности;

3) по особенностям формирования:

а) познавательные (фактические), т.е. связанные с недостаточным объемом информации о расследуемом преступлении и сопутствующих ему обстоятельствах;

б) оценочные ошибки - связанные с неправильной оценкой обстоятельств преступления, получивших закрепление в материалах уголовного дела, - либо с неправильной оценкой (толкованием) признаков инкриминируемого состава преступления;

в) логические, т.е. сопряженные с нарушением приемов логики при отождествлении (сопоставлении) признаков фактически совершенного преступления с признаками конкретного состава преступления, предусмотренного нормой (нормами) Особенной части УК РФ;

4) по степени выявленности;

а) установленные (как мы уже указывали, самим правоприменителем, начальником соответствующего следственного подразделения, надзирающим прокурором, судьей);

б) латентные. Укажем, что впервые на специальный показатель латентности допускаемых следственных ошибок указывает И.Л.

Петрухин, характеризуя эффективность правосудия по уголовным делам.'*' Представляется возможным проецировать латентность не только на собственно процессуальные, но и на квалификационные, уголовно-правовые ошибки. Проведенный нами опрос следователей, дознавателей, прокуроров и судей показал, что 94% из них допускают существование латентных квалификационных ошибок, а 74% указали, что из всех квалификационных ошибок, допущенных на досудебных стадиях уголовного процесса, лишь около V2 оказываются выявленными;

5) по качеству аргументирования:

а) спорные - могут возникать в тех случаях, когда по конкретному вопросу правоприменения уголовный закон располагает противоречивыми (коллизионными) установками, разъяснения Верховного Суда либо отсутствуют, либо носят неполный характер, не устраняя нормативной коллизионности, а на практике не сложилось однообразных (типовых) приемов решения квалификационной задачи;

6) бесспорные - имеют место в тех случаях, когда уголовный закон вполне определенно разрешает ту или иную позицию по применению своих норм. Верховный Суд дает исчерпывающие разъяснения по конкретному вопросу, устойчиво сложилась правоприменительная практика;

1Я Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979. С.262- 264;

Петрухин И.Л. Системный подход к изучению эффективности правосудия // Советское государство и право. 1976, №1.С.80-81.

6) по объему ошибочного решения;

а) полные, то есть фактическое деяние по всем признакам не соответствует составу, представленному в обвинительном акте. Такие # решения подлежат отмене, и в этом смысле полная квалификационная ошибка коррелируется с п. «б» подвида 2, представленного в данной классификации;

б) частичные, то есть неправильную уголовно-правовую оценку получили лишь отдельные признаки совершенного деяния. Такая ошибка сопровождается отменой закрепляющего ее процессуального решения в случаях, когда вменению подлежит более тяжкое I»

преступление, либо ухудшается положение привлекаемого к ответственности лица;

7) по содержанию ошибочного решения, его обоснованию нормами Общей или Особенной части УК РФ:

а) связанные с применением институциональных норм Общей части, регламентирующих: действие уголовного закона во времени, пространстве, по кругу лиц;

признаки преступления;

признаки малозначительности деяния;

формы множественности преступлений;

признаки невменяемости;

формы вины;

неоконченное преступление, правовые последствия добровольного отказа;

формы и виды соучастия;

обстоятельства, исключающие преступность деяния и др.;

б) связанные с применением специальных правил квалификации:

конкуренции норм;

при квалификации нескольких преступлений и др.;

в) связанные с особенностями квалификации конкретных составов преступлений, в том числе имеющих бланкетную диспозицию, а также с разграничениями смежных составов по признакам объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны и др. Особе место в этой группе занимают ошибки, связанные с тем, что правоприменители не использовали (либо использовали не в полном объеме) разъяснения Пленумов Верховного Суда.

(• Хотелось бы подчеркнуть несколько моментов. Во-первых, мы не считаем предложенную типологию квалификационных ошибок исчерпывающей, хотя, по нашему мнению, рассмотрение этого вопроса позволит хотя бы в какой-то мере заполнить образовавшийся в теории уголовного права вакуум относительно систематизации и обобщения квалификационных ошибок. Данное направление, как нам представляется, подлежит самостоятельной разработке. В рамках нашего диссертационного исследования, сообразно предмету исследования, мы попытались указать на возможность построения такого классификатора, его значение для теоретического обоснования некоторых направлений предупреждения квалификационных ошибок. Во-вторых, наиболее значимыми с точки зрения теории и практики квалификации преступлений нам представляются ошибки, связанные с толкованием и применением институциональных норм Общей части уголовного закона, квалификацией отдельных видов преступлений и разграничением их со смежными, квалификацией составов с бланкетными диспозициями, а также связанные с отдельными правилами квалификации.

Проведенное нами статистическое исследование позволило выявить уровень уголовных дел, рассмотренных судами Краснодарского края в 1995 99г,г., по которым были приняты решения следующих видов:

Таблица ХеЗ.

Судом приняты решения о прекращении уголовного дела:

т 1996 1995 1997 уголовных 7984 Прекращено дел % от общего количества 21 21,5 17,6 16,9 17, дел, по которым было принято решение К сожалению, параметры официальной статистики не позволяют отделить категории уголовных дел, которые с обвинительным заключением были переданы на рассмотрение суда, и по которым суд принял решение о прекращении. Такая дифференциация производится в статистической отчетности судов № 1, утвержденной приказом Министерства юстиции РФ 1 •:

№ 19-01-57-97 от 8.05.97г., лишь в отношении лиц, преданных суду. Однако сопоставлять уголовные дела и число лиц, проходящих по ним, не имеет смысла, поскольку разница в количественных показателях будет соответствовать количеству преступлений, совершенных в группе.

Значительную погрешность в связи с этим вносят уголовные дела частного обвинения, прекращенные судом за примирением сторон. По делам этой категории трудно говорить о качестве квалификационной оценки. Однако из приведенной таблицы мы можем усмотреть общую тенденцию динамики, отчетливо следующую к снижению количества прекращенных уголовных дел. Если в 1995г. суды прекращали каждое четвертое-пятое из поступивших уголовных дел, то в 1999г. - уже каждое шестое-седьмое. Тем не менее.

уровень прекращаемых судами уголовных дел остается по-прежнему чрезвычайно высоким. Мы связываем это обстоятельство с невысоким качеством предварительного расследования, прежде всего —по делам т протокольной формы. Фактически суд должен принимать решение по уголовному делу (поскольку оно поступило в суд с утвержденным обвинительным заключением), качество расследования которого в ряде случаев весьма сомнительно. В соответствии с темой нашего диссертационного исследования, мы не рассматриваем вопросы, связанные со следственными ошибками уголовно-процессуального содержания. Нас интересует, прежде всего, практика изменения судами квалификационных решений, представленных в материалах уголовных дел органами предварительного расследования и дознания. Представляется, что именно этот показатель проливает свет на уровень квалификационных ошибок, допускаемых на досудебных стадиях уголовного процесса.

Таблица № 4.

Изменена квалификация действий подсудимых (по лицам) ^ 1996 1997 1998 1572 Всего лиц, в отношении 1393 (4,4%) которых была изменена (4,5%) (8,4%) (7,4%) (7,9%) квалификация и которые были осуждены (в скобках указан % от лиц, в отношении которых судом было принято решение вынесен обвинительный приговор) Всего лиц, в отношении 1210 1563 (4,4%) которых была изменена (3,9%) (1,6%) (1,9%) (1,9%) квалификация и уголовные дела прекращены (в скобках указан % от лиц, в отношении которых судом было принято решение (вынесен приговор) Анализ статистических сведений, представленных в первом разделе таблицы № 4, показывает, что в течение последних лет суды все более чаще изменяют квалификационное решение, содержащееся в обвинительном заключении, вынося, однако, при этом обвинительный приговор. Это означает лишь одно - суды изменяют квалификацию в связи с переходом на более мягкие составы по сравнению с теми, которые инкриминировались на стадии предварительного расследования. Ранее мы отмечали правовые особенности такого решения. В целом же данный показатель свидетельствует о том, что органы предварительного следствия и дознания по-прежнему прибегают к квалификации «с запасом». Более того, данная тенденция усиливается. Данное обстоятельство оценивается нами как крайне негативное. Видимо, руководителям подразделений следствия и дознания, а также прокурорам, утверждающим обвинительное заключение, следует значительно усилить контроль за принятием правильных, точно !lW соответствующих уголовному закону квалификационных решений на досудебных стадиях уголовного процесса. Конкретное содержание таких мер мы намерены изложить в следующем параграфе исследования.

Значительный интерес представляет региональная статистика о лицах, в отношении которых уголовные дела с обвинительным заключением были направлены в суд, однако данные лица по судебному решению были оправданы.

Таблица № 5.

Оправдано лиц:

1996 1998 Всего оправдано лиц (с указанием % ИЗ 150 87 соотношения с лицами, преданными 0,4% 0,4% 0,3%) 0,3% 0,3% суду), Динамика таких судебных решений в целом может быть признана стабильной. Однако проведенный нами анализ оправдательных приговоров показал, что причиной прекращения уголовных дел в 78% случаев выступили с уголовно-процессуальные основания (прежде всего недоказанность совершения преступления конкретным лицом), акты амнистии, изменение уголовного закона, а в 22% случаев речь шла о том, что деяние подсудимого не было признано преступлением. В последней группе случаев лицо привлекалось на стадии предварительного расследования к уголовной ответственности, в отношении него выносилось постановление о привлечении в качестве обвиняемого, собирались доказательства, составлялось и утверждалось прокурором обвинительное заключение, однако в судебном заседании дело получало диаметрально противоположную оценку - в деянии лица не устанавливалось состава преступления.

Характерно, что ни в одном случае суды не усмотрели в действиях следователей, лиц, производящих дознание и прокуроров признаков преступлений против правосудия. Именно показатель причины оправдательных приговоров, по нашему мнению, в наибольшей степени отражает всю остроту проблематики квалификационных ошибок. И хотя ошибки в квалификации преступлений при применении уголовного закона не столь многочисленны, как принято думать, все же именно они создают общий неблагоприятный фон для правового режима законности на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, создают достаточно серьезные сложности для отправления правосудия в целом, затрудняют работу судов. Представляется, что сегодня правоприменительная практика нуждается в научно обоснованных разработках правил квалификации общего и частного порядка.

Подведем некоторые итоги данной части нашего диссертационного исследования:

1) Квалификация преступлений на стадии предварительного расследования (• «с запасом», хотя и противоречит правилам квалификации и некоторым нормам УПК РСФСР, но не может служить основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование. Не будучи разновидностью квалификационной ошибки, подобное правовое решение, тем не менее, представляет определенную угрозу режиму законности при реализации уголовно-правовых и уголовно-процессуальных правоотношений. Такая квалификация отражает сохраняющийся обвинительный уклон предварительного следствия, в связи с чем требует изменения по инициативе руководителей следственных подразделений и прокуроров, обеспечивающих законность на стадии предварительного расследования.

2) Виды квалификационных ошибок следует систематизировать по следующим основаниям:

- по степени распространенности;

- по характеру правовых последствий;

- по особенностям формирования;

- по степени выявленности (латентности);

- по качеству аргументирования;

- по объему ошибочного решения;

- по содержанию ошибочного решения, его обоснованию нормами Общей или Особенной части УК РФ:

3) В течение последних лет прослеживается тенденция к увеличению числа уголовных дел, по которым судебные органы принимают решение об изменении квалификации.

4) Уровень прекращенных судом уголовных дел стабилен, но по-прежнему анализ причин прекращения связан в значительном количестве случаев с неправильной уголовно-правовой оценкой содеянного.

fi»

5) Требуется разработка системы мер для преодоления объема квалификационных ошибок на досудебных стадиях уголовного процесса.

3.2. ПРИЧИНЫ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ ОШИБОК И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ.

В связи с изложенным, особо хотелось бы выделить причины допускаемых на досудебных стадиях уголовного процесса квалификационных ошибок. Представляется, что они имеют как объективный, так и субъективный характер.

К числу объективных причин, не зависящих от воли правоприменителей - лиц, производящих дознание, следователей, прокуроров и судей - мы относим следующие:

1) Несовершенство действующего уголовного закона. Следует помнить о том, что одним из необходимых условий правильного правоприменения является качество самого уголовного закона. По этому поводу СВ.

Бородин пишет: «Распространено мнение, что проблема преступности может быть решена путем принятия «хороших» законов. Особенно часто на недостатки уголовного законодательства ссылаются работники правоохранительных органов, осуществляющих дознание и предварительное следствие. Эта позиция нередко приводится журналистами в прессе. Указанная позиция в определенной степени обоснованна».'*^ Согласимся с уважаемым автором в том, что несовершенство уголовного закона не подлежит фетишизации, это далеко не единственная, хотя и весьма существенная объективная причина, 1^ порождающая ошибки в правоприменительной практике. «В УК РФ, пишет B.C. Минская, - содержится немало серьезных (в том числе концептуального характера) недостатков, они порождены издержками существующей практики законодательства. Об этом свидетельствует недостаточный учет общепринятых в теории права положений о системности законодательства (межотраслевой и внутри уголовного права);

о критериях, тенденциях и перспективах криминализации и пенализации, а также декриминализации и депенализации;

о построении санкций уголовно-правовых норм;

о дифференциации ответственности;

о конструировании и формулировке норм и институтов Общей части УК и обеспечении их органического единства с нормами Особенной части УК и т.д.». Не преследуя цели детально проанализировать затронутый аспект действия уголовного закона, отметим все же, что некоторые моменты его недостаточности и противоречивости действительно объективно затрудняют выбор правильного квалификационного решения. В этом плане хотелось бы указать на проблему оценочных категорий, применяемых законодателем. В ряде случаев, особенно при квалификации преступлений в сфере экономики, правоприменитель вынужден обращаться к аналогии оценочных признаков, содержащихся в смежных составах. Так, например, Л.Д. Гаухман указывает, что «крупный ущерб в 1 Rf\ Бородин СВ. Проблемы уголовной политики и уголовного права в условиях роста преступности в России // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994. С.9.

качестве последствия лжепредпринимательства определяется аналогично определению крупного ущерба как соответствующего признака объективной стороны незаконного предпринимательства». В практической сфере правоприменение идет именно по этому пути. С точки зрения целей уголовного судопроизводства это, видимо, допустимо.

Но с точки зрения запрета на применение аналогии, содержащегося в ч. ст.З УК РФ, такой подход к квалификации лжепредпринимательства едва ли возможен. В примечании к ст.171 УК относительно определения размера крупного ущерба прямо указано, что данное определение относится лишь к CT.CT.171 и 172 УК РФ. Кроме того, в изз^аемой группе мы обнаруживаем коллизионность нормы о незаконном предпринимательстве (ст.171 УК) и отраслевого предпринимательского законодательства. Уголовная ответственность по ст.171 УК наступает лишь при условии, что предпринимательская де5Ггельность осуществляется без регистрации, либо без специального разрешения (лицензии), либо с нарушением условий лицензирования. Однако вопрос о лицензировании относится к компетенции субъектов Российской Федерации, именно они могут устанавливать в целом ряде случаев обязательность или необязательность получения предпринимателем специального разрешения. Следовательно, в одних регионах в соответствии с решениями субъекта Федерации будет установлена нормативная база, обеспечивающая основания применения ст.171 УК, а в других - при отсутствии такого решения аналогичные действия Минская B.C. Законность в сфере уголовно-правового регулирования // Законность в Российской Федерации. М., 1998. С. 174.

*^* Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 152.

предпринимателя некриминальны. Полагаем, что такая правовая ситуация вступает в прямое противоречие с положениями ч.1 ст.З УК о том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом, кроме того с положениями ст. 11 УК о действии уголовного закона на всей территории Российской Федерации. Коллизионность норм УК и иных отраслевых источников законодательства прослеживается и по ряду других вопросов.

Например, не коррелируются друг с другом положения ст.290 УК РФ «Получение взятки» и положения ст.575 ПС РФ о передаваемых должностному лицу материальных ценностях;

не выделены в # законодательном порядке существенные отличительные критерии уголовно-наказуемых и подпадающих под действие КоАП РСФСР действий в виде воспрепятствования гражданам осуществлению своих избирательных прав и т.п.'*' Подобных проявлений несовершенства, связанных с текстуальной недостаточностью уголовного закона, можно привести немало. Наилучшим выходом из положения была бы ликвидация пробела, т.е. внесение соответствующих изменений и дополнений в законодательство. '^^ 2) Недостаточность разъяснений Пленумов Верховного Суда РФ по актуальным проблемам квалификации преступлений отдельных категорий. Проведенный нами опрос следователей, прокуроров и судей показал, что считают необходимым получить в самое ближайшее время разъяснения Верховного суда 1ЯО Минская B.C. Законность в сфере уголовно-правового регулирования // Законность в Российской Федерации. М., 1998. С. 177.

- по вопросам квалификации преступлений в сфере предпринимательской деятельности - 86% опрошенных;

- по вопросам квалификации преступлений, связанных с финансово л кредитной деятельностью - 83%;

- по вопросам преступлений, связанных с банкротством, - 82%;

- по вопросам квалификации преступлений, связанных с похищением человека и незаконным лишением свободы, - 58%;

- по вопросам квалификации конкретных форм хищений - 94%;

- по проблемам квалификации компьютерных преступлений - 39%;

- по некоторым проблемам квалификации взяточничества и инькс преступлений против интересов государственной службы- 56%;

- по квалификации преступлений, связанных с подделкой документов, идентификационных номеров, штампов, печатей, бланков - 46%.

Кроме того, считают разъяснения Верховного Суда последних лет недостаточными:

- «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995г.-26%;

- «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» от 25 июня 1996г. - 89%;

- О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998г. - 31%;

- «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999г.-19%.

'^° Черданцев А. Применение закона по аналогии // Российская юстиция.

Респонденты указывают, главным образом, на несоответствие положений обозначенных Пленумов Верховного Суда изменившемуся (Мк законодательству, образующему бланкетную нормативную базу для целого ряда составов преступлений. Прежде всего, такое несоответствие представлено в разъяснениях Пленума по вопросам квалификации преступлений, сопряженных с незаконным оборотом оружия, поскольку Пленум опирался на Федеральный Закон «Об оружии», который сегодня уже утратил юридическую силу в связи с принятием нового. Особую озабоченность у следователей, дознавателей, прокуроров и судей, как показало проведенное нами интервьюирование, вызывает отсутствие разъяснений Верховного Суда по вопросам фактической декриминализации ненасильственных форм хищений, размер похищенного при которых не превышает 1 мрот. У практических работников возникает справедливый вопрос - следует ли применять ст.49 КоАП РСФСР в случаях совершения карманной кражи при неопределенном, хотя и прямом умысле виновного?

Многие интервьюируемые полагают, что буквальное толкование ст.49 КоАП в случаях совершения подобных деяний повлечет необоснованное освобождение виновных от уголовной ответственности, а практически все они указали на необходимость разъяснений Верховного Суда по данной квалификационной проблеме, В целом же, результаты проведенного нами опроса позволяют сделать вывод о том, что тематика постановлений Пленума Верховного Суда на сегодняшний день не отражает систему Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Соответственно этому пробелы в официальном толковании уголовного закона реально продуцируют квалификационные 1998,№6.С.41.

ошибки, допускаемые правоприменителями. Видимо, Верховный Суд России, должен прислушаться к суждениям практических работников, ^щ^ выполняющих функции обеспечения уголовного судопроизводства в сфере применения уголовно-правовых норм, обеспечить со своей стороны необходимые условия предупреждения квалификационных ошибок.

Грзпппу субъективных факторов, порождающих квалификационные ошибки на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, образуют следующие обстоятельства:

1) Недостаточное владение правоприменителями теорией уголовного права, в том числе теорией квалификации преступлений. Для изучения данной проблемы мы воспользовались результатами опроса руководителей подразделений следствия и дознания органов внутренних дел, проводимого Ростовским и Краснодарским юридическими институтами МВД России в 1999г. Руководителям по пятибальной шкале предлагалось оценить уровень знания их сотрудниками правил квалификации преступлений и навыков в данной области. Исследование показало, что среднеарифметический показатель по подразделениям органов внутренних дел Ростовской области не превысил 3,8, Краснодарского края \ - 3,7. Представляется, что такая оценка является достаточно объективной и отражает фактическое состояние вопроса.

2) недооценка правоприменителями значения квалификационных версий, базирующихся на информации, полученной в ходе и по результатам проводимых следственных действий. По нашему убеждению, доказательственная информация подлежит учету при планировании следственных действий по тому или иному уголовному делу. Мы выражаем согласие с позицией В.И. Гетманского, который в качестве одной из причин необоснованных выводов по квалификации на стадии предварительного расследования указывает «односторонность расследования, проявляющуюся в проверке лишь одной следственной версии по квалификации, и непринятие мер по установлению фактических т данных, которые могли бы указывать на признаки иного (неквалифицированного, сложного) состава преступления».'*' Однако ранее мы указывали на необходимость внедрения в практику теории квалификационных версий, не отождествляя их со следственными. В ходе получения любой юридически значимой информации по уголовному делу, имеющей процессуальный статус доказательства, следователь должен формировать версии квалификационные, проверять их, а также соотносить возможности получения сведений, необходимых для квалификации, с планируемыми следственными действиями.

3) Качественный состав следователей и дознавателей, прежде всего в структурных подразделениях ОВД также оценивается нами как субъективная предпосылка для квалификационных ошибок. Проведенное нами на информационной базе Управления по работе с личным составом ГУВД Краснодарского края исследование показало следующее:

- имеют высшее юридическое образование - 59% следователей и 45% дознавателей;

- имеют иное, неюридическое высшее образование - 12% следователей и 21% дознавателей;

- имеют среднее специальное юридическое образование (чаще всего это ССУЗы МВД РФ) - 29% следователей и 34% дознавателей;

^'' Гетманский В.И. О взаимосвязи установления предмета доказывания и квалификации преступлений // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Сборник научных трудов Академии МВД СССР. М., 1991. С.62.

- более 50% следователей и дознавателей имеют опыт работы в правоохранительных органах менее 2-х лет, и 64% - менее 2-х лет в подразделениях следствия и дознания;

- лишь 10% следователей и дознавателей ОВД имеют опыт работы в соответствующих подразделениях органов внутренних дел более 10 лет;

- по данным, опубликованным журналом «Законность», 2/3 следователей прокуратур Российской Федерации не имеют высшего юридического образования.'^^ Кроме того, существует еще одно обстоятельство, имеющее важное значение для рассматриваемого нами вопроса. Как справедливо отмечает В.И. Соломичев, «объем работы следователей прокуратур и МВД явно превосходит профессиональные и физические возможности сотрудников.

За последние 10 лет штатная численность следователей городских и районных прокуратур «подросла» лишь на 25%, в то время как число только умышленных убийств выросло более чем в 4 раза, а динамика количества находящихся в производстве уголовных дел у следователей прокуратур и МВД растет ежегодно».''^ Приведенные данные объективно свидетельствуют о том, что сегодня следственные аппараты и подразделения дознания органов внутренних дел, на которые ложится основная тяжесть раскрытия и расследования преступлений, едва ли обладают кадровым потенциалом, могущим обеспечить надлежащее качество расследования уголовных дел. Текучесть кадров следственного аппарата отразилась на качестве предварительного следствия, существенно снизив его уровень. Разумеется, в данных ''^ Законность. 1997, № 3. С. Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, Прокуроре осуществляющими дознание и предварительное следствие. М., 1998. С.69.

условиях требуется интенсивная деятельность Высших учебных заведений юридической специализации по подготовке, переобучению и повышению квалификации сотрудников названной группы.

т 4) В качестве самостоятельного субъективного фактора, продуцирующего квалификационные ошибки на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования нами выделяется неустойчивый коэффициент интенсивности прокурорского надзора и контроля со стороны руководителей ведомственных подразделений следствия и дознания за качеством расследования уголовных дел. Приведем некоторые цифры. В период 1995-99 г.г. реагирование указанных т субъектов на допущенные квалификационные ошибки представлено следующим образом:

Таблица № 6.

Формы контроля за правильностью 1995 1996 1997 квалификационных решений, принятых по уголовным делам 26 Внесено письменных указаний 18 21 начальниками следственных щ подразделений об изменении квалификации на стадии предварительного расследования Внесено письменных указаний 22 28 прокурором об изменении квалификации на стадии предварительного расследования Вынесено частных определений судом 91 58 0 ненадлежащей квалификации, допущенной на стадии /* предварительного расследования, в адрес руководителей следственных подразделений, На них получены ответы 49 76 Если соотнести данные сведения с информацией о количестве лиц, квалификация преступлений которых была изменена в судебном заседании (таблица №4), то станет очевидным, что суды, а тем более осуществляющие # надзор за соблюдением законности на стадии предварительного расследования прокуроры и осуществляющие ведомственный контроль за качеством следствия руководители правоохранительных органов, далеко не во всех случаях должным образом выполняют свои функции и реагируют на допущенные квалификационные ошибки. Вместе с тем, проведенное нами среди прокуроров и руководителей следственных подразделений интервьюирование показало, что в большинстве случаев данные должностные лица прибегают к устным указаниям и в дальнейшем контролируют выполнение таких указаний.

В плане обоснования предложений, направленных на снижение уровня квалификационных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса, крайне негативно выглядит последняя строка в приведенной таблице. В целом ряде случаев руководители следственных подразделений не считают необходимым принимать меры по частным определениям суда о ненадлежащем применении норм уголовного закона, сопряженном с грубыми, допущенными на стадии предварительного расследования квалификационными ошибками. Представляется, что судам всех уровней следует ужесточить требования к руководителям органов следствия и дознания относительно выполнения последними требований ст. 212 УПК РСФСР. Полагаем, что уместным будет прямое указание региональных (^ органов прокуратуры на необходимость четкого исполнения требований ст. Закона РФ «О прокуратуре» от 18 октября 1995 г., где закреплено положение о том, что требования прокуроров, вытекающие из его полномочий, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. В целом же прокурорский надзор должен иметь определенные приоритеты, к которым следует отнести:

- искоренение обвинительного уклона при принятии квалификационных решений на стадии предварительного расследования;

- организация и осуществление надзора за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания должны быть всецело подчинены решению задач обеспечения полного, всестороннего и объективного расследования;

'''* - прокуроры обязаны обеспечить действенность надзора за законностью разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, неукоснительно выполнять требования п.1 ст.211 УПК РСФСР о проверке не реже одного раза в месяц исполнения законов при приеме, регистрации, учете заявлений и сообщений о преступлениях;

'^' Препятствует, по нашему мнению, снижению уровня квалификационных ошибок и нерациональная ситуация, когда следственные подразделения прокуратуры получают утверждение обвинительных заключений у прокурора, то есть лица, сочетающего одновременно функции руководителя подразделения и надзирающего за законностью в сфере правоприменения. В этой связи представляется '^'* Соломичев В.И. Указ. соч. С.43.

неоднозначным разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 84 от 8 декабря 1999г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для ( дополнительного расследования». Пункт 4 данного постановления указывает на возможность возвращения уголовного дела судом на дополнительное расследование лишь по ходатайству одной из сторон. В результате складывается парадоксальная ситуация - прокурор утверждает обвинительное заключение, составленное следователем любой ведомственной принадлежности, то есть соглашается с принятым на стадии предварительного расследования квалификационным решением, а т затем вносит ходатайство в суд о необходимости дополнительного производства по делу в связи с ошибочной квалификацией преступления.

Анализируемая ситуация еще раз свидетельствует о том, что законодателю следует более интенсивно решать вопрос о создании самостоятельного Следственного Комитета, а также о более жестком закреплении в федеральном законодательстве ответственности прокуроров за реализацией контрольно-надзорных функций в сфере предварительного расследования и дознания.

При изучении возможных приемов снижения уровня квалификационных ошибок мы обратили внимание на предложение, вносимое рядом ученых-процессуалистов о введении института следственного судьи, готовящего дело к судебному разбирательству путем собирания и предварительной проверки доказательств.'^** Представляется, что '^^ Там же. С.44.

^^ См. например: Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. М., 1997.

реализация данного предложения позволит существенно повысить уровень выявляемости квалификационных ошибок, допущенных на стадии предварительного расследования по тем уголовным делам, которые т направлены в суд с обвинительным заключением. Кроме того, мы выражаем принципиальное согласие с данными авторами в том, что объективно назрела необходимость смещения акцента в осуществлении надзора за качеством следствия в сторону судебного контроля.'^^ Именно суды в большей степени должны быть ориентированы на контроль за принимаемыми на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования решения по реализации норм уголовного и уголовно-процессуального права. Кроме того, такое решение будет способствовать разграничению процессуальных функций суда и обвинения.

Среди мер, направленных на противодействие ошибкам в применении норм материального уголовного права, особое место занимает система обучения по курсу «Уголовное право» во всех юридических высших учебных заведениях, прежде всего в вузах системы Министерства внутренних дел.

Р1менно последние готовят самое большое количество специалистов, деятельность которых будет проходить в следственных аппаратах и подразделениях дознания. Теория квалификации преступлений должна стать одним из центральных изучаемых институтов. Требуется, чтобы выпускники С.146-155;

Демидов И.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1996. С.75-79;

Колоколов Н.А.

Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы // Государство и право. 1998, № 11. С.31-39;

Фролов Ю.А., Быков В.В. О некоторых перспективах судебного контроля в уголовном процессе России // Современные проблемы национальной безопасности:

Россия в XXI век с миром и согласием. Материалы первой Международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 1999. С. 197.

'^^ Там же. С. 198.

юридических вузов не только владели теорией квалификации преступлений, но и уверенно владели бы навыками практического ее применения. Здесь процессу обучения совершенно необходимо придавать прикладной аспект, обеспечивать усиление интеграции смежных институтов уголовного права, уголовного процесса и криминалистики в процессе обучения.

Таким образом, подводя итог данному разделу исследования, отметим следующее:

1) Среди причин ошибок при квалификации преступлений на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования мы выделяем факторы как объективного, так и субъективного »

свойства.

2) В качестве основных мер, направленных на противодействие ошибкам при принятии квалификационного решения, следует назвать совершенствование норм Общей и Особенной части УК РФ;

устранение межотраслевых и внутриотраслевых коллизий уголовно правового регламентирования оснований ответственности;

приведение разъяснений пленумов Верховного Суда в соответствие со структурой Особенной части уголовного закона;

усиление контроля за качеством квалификационных решений со стороны руководителей следственных аппаратов и подразделений дознания, а также надзорной деятельности со стороны прокуроров;

реорганизацию системы судебного контроля за счет введения института судебного следователя;

повышение уровня образования среди сотрудников органов дознания и предварительного следствия;

совершенствование процесса изучения курса «Уголовное право» в юридических вузах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Основные результаты проведенного нами диссертационного исследования могут быть представлены в следующем виде:

1. Применение норм уголовного закона является отраслевой формой юридической деятельности, особой формой реализации уголовного права и уголовно-правовых отношений. Применение норм уголовного закона - это государственно-властная деятельность специальных субъектов, уполномоченных государством и наделенных необходимой компетенцией, направленная на реализацию уголовно-правовых правоотношений, осуществляемая в установленных законом процессуальных формах и сопровождающаяся вынесением индивидуально-правовых актов.

2. Квалификация преступлений - правовая познавательная деятельность субъектов, опирающаяся на приемы формальной логики, направленная на отождествление родовых (значимых) признаков конкретного совершенного общественно опасного деяния с признаками состава преступления, содержащимися в конкретной статье Особенной части уголовного закона, юридически формализуемая в уголовно-процессуальных актах;

являющаяся этапом применения норм уголовного закона. Информационная основа квалификации - правовое познание, формальная (юридическая) основа - текст норм Особенной части уголовного закона. В самом общем виде содержательные аспекты квалификации могут быть представлены следующим образом:

1) квалификация как познавательная деятельность, основывающаяся на приемах логического мышления;

2) квалификация как формально-юридическая деятельность:

а) деятельность no отождествлению родовых, значимых с точки зрения юридической оценки признаков фактически совершенного преступления с родовыми признаками состава преступления, изложенными в теоретической модели (диспозиции конкретной статьи Особенной части УК), то есть формализация фактического преступления в рамках материальных, уголовных правоотношений;

б) юридическое закрепление формализованной уголовно правовой оценки в уголовно-процессуальных актах, выносимых лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судьей на различных стадиях уголовного процесса.

3. На стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования квалификационная деятельность имеет I i специфические характеристики, связанные с тем, что материальные уголовно-правовые отношения очень тесно переплетаются с процессуальными. Речь идет не только о включении квалификации в текст того или иного процессуального акта, но и об основаниях, а также порядке и объеме такого закрепления.

4. Квалификация преступления, доказывание и установление объективной истины по делу органично связаны между собой, неразрывны. Квалификация, то есть юридическое закрепление применения нормы уголовного закона, опосредуется такой процессуальной деятельностью как доказывание тех признаков, которые составляют конструкцию состава преступления. При этом установление объективной истины является целью, а квалификация и доказывание соответствующих признаков - способами ее достижения.

5. Вносится предложение о дополнении статьи 8 УК РФ частью 2 и изложении ее в следующей редакции: «Основанием реализации уголовной ответственности является доказанный в установленном законом порядке факт совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В случае принятия такой редакции в уголовном законе получили бы закрепление познавательное (информационное) и юридическое (формальное) основание квалификации.

6. Сопоставление признаков состава преступления в уголовном праве и предмета доказывания в уголовном процессе позволяет отметить следующее:

а) предмет доказывания в уголовно-процессуальном Кодексе текстуально значительно шире, чем признаки состава в уголовном праве;

б) предмет доказывания по УПК включает лишь отдельные элементь^Щ;

состава преступления, по признакам которого возбуждено уголовное дело;

в) формулирование предмета доказывания в действующем уголовно процессуальном законе требует серьезного пересмотра и совершенствования.

7. Сущность квалификации может быть представлена следующим образом:

ПОЗНАНИЕ норм Общей и фактических обстоятельств Особенной части дела УК РФ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ признаков признаков фактически абстрактного, совершенного формализованного в преступления норме Особенной части УК преступления КВАЛИФИКАЦИЯ ФАКТИЧЕСКИ СОВЕРШЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОКАЗЬГОАНИЕ ВСЕХ ПРИЗНАКОВ УСТАНОВЛЕННОГО ТОЖДЕСТВА (ПРИЗНАКОВ СОСТАВА) ЗАКРЕПЛЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ РЕШЕНИИ 8. Мы выделили два аспекта квалификации - информационно познавательный и формально-юридический. Им же соответствуют и два основных этапа квалификации преступления. Этапы квалификации преступления - составляющие элементы (ступени) процесса применения уголовно-правовых норм, неразрывно связанные между собой и обуславливающие друг друга.

На основании предлагаемого нами понимания сущности квалификации мы предлагаем формулирование основных ее этапов.

I. Информационно-познавательная деятельность правоприменителя.

1) соотношение фактических обстоятельств дела и норм Общей части УК Фактические обстоятельства дела Нормы Общей части УК РФ - сбор первоначальной информации установление в деянии признаков преступления 0 деянии (общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость);

разграничение преступления и иных правонарушений (то есть решение вопроса о том следует ли применять уголовный или иной закон);

- установление точного времени установление уголовного закона, под юрисдикцию (даты) совершения преступления;

которого подпадает деяние с учетом принципа действия закона во времени, обратной силы уголовного закона;

решение вопроса о установление фактических обстоятельств дела, связанных с наказуемости деяния по общей уголовно-правовой оценкой действующему УК;

установление наличия или отсутствия преступления;

обстоятельств, препятствующих развитию уголовно-правовых и процессуальных отношений (недостижение лицом возраста уголовной ответственности СТ.20 УК, оценка невменяемости лица - СТ.21 УК, невиновное причинение вреда - ст.28 УК, наличие обстоятельств, предусмотренных главой 8 УК РФ и т.п.);


2) соотношение фактических обстоятельств дела и норм особенной части УК Нормы Особенной части УК Фактические обстоятельства дела установление фактических выбор правоприменителем обстоятельств, связанньос со раздела (главы) УК, под действие специальной юридической которых подпадает оценкой, создающей предпосылку рассматриваемое деяние;

для точной квалификации. локализация познавательной деятельности группой однородных составов, а также смежных составов преступлений.

П. Формально-юридическая деятельность правоприменителя:

1) отождествление состава, Признаков состава.

Признаков установленных в фактически содержащихся в абстрактной совершенном деянии модели - норме Особенной части УК - по объекту, в том числе по предмету;

- по признакам объективной стороны;

- по признакам общего или специального субъекта;

- по признакам субъективной стороны;

- по содержанию квалифицирующих признаков.

2) принятие уголовно-процессуального решения, направленного на закрепление результатов квалификационной деятельности:

- на стадии возбуждения уголовного дела -постановление о возбуждении уголовного дела, - на стадии предварительного расследования - постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, - на стадии принятия судебного решения - в приговоре.

9. Этапы квалификации преступлений на стадии возбуждения уголовного дела обладают следующими особенностями:

- уголовно-правовая (квалификационная) оценка преступления обуславливает момент начала реализации процессуальных правоотношений. Возбуждение уголовного дела без указания на конкретную норму Особенной части УК РФ недопустимо;

- коэффициент информационного искажения наиболее высок на начальных этапах квалификации преступления и постепенно снижается по мере накопления в уголовном деле подлежащей анализу информации.

Преодоление информационной недостаточности и неопределенности одна из основных задач, стоящих перед правоприменителем на всех этапах квалификации преступления;

информационно аналитический процесс квалификации преступлений должен начинаться не от уголовно-правовой нормы и последующего поиска фактических обстоятельств в обоснование нормы, а от уголовно правового анализа следственной ситуации, выделения в общественно опасном деянии всех существенных для квалификации преступления признаков и построения системы версий, охватывающих всю совокупность возможных уголовно-правовых оценок;

разграничение преступлений от иных правонарушений, должно производиться, прежде всего, по формальному юридическому критерию противоправности;

особенностью квалификационного процесса на стадии возбуждения уголовного дела является также решение вопроса о признании деяния малозначительным и вынесении на этом основании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Следует учитывать в совокупности объективный и субъективный критерии малозначительности. Основание для уголовно-правовой оценки деяния, содержащееся в ч.2 ст. 14 УК РФ, является самодостаточным и должно применяться независимо от сопутствующих обстоятельств (времени, места, способа), за исключением тех случаев, когда такие обстоятельства выступают конструктивным элементом основного состава преступления;

уровень прекращенных уголовных дел в связи с изменением (отменой) уголовного закона обусловлен не только объективными, но и субъективными причинами, прежде всего, - неправильным определением со стороны правоприменителя того уголовного закона, который должен применяться в конкретном случае;

квалификация преступлений в стадии возбуждения уголовного дела носит первоначальный, предварительный характер и по мере накопления информации может быть изменена.

10. Вносится предложение о введении в научный оборот понятия «квалификационная версия», что позволит более рационально подходить к процессу уголовно-правовой оценки рассматриваемого преступления, придать ему более логичные, методологически обоснованные формы. Под квалификационной версией мы понимаем предположение (гипотезу) об отнесении рассматриваемого фактически совершенного преступления к определенной норме Общей и (или) Особенной части УК РФ. Это логическое умозаключение, возникающее в результате информационно аналитической и формально-юридической деятельности лиц, применяющих нормы уголовного закона.

Квалификационная версия обладает несколькими аспектами с точки зрения выполняемых ею функций: во-первых, это способ упорядочения информационного эмпирического и нормативного материала, которым располагает уполномоченное на правоприменительную деятельность лицо;

во-вторых, это инструмент применения уголовного закона, могущий быть использованным на всех стадиях уголовного процесса;

в третьих, это связующее звено между уголовно-правовой квалификационной деятельностью и деятельностью криминалистической, а также уголовно процессуальной, при чем все три названных сферы деятельности преследуют различные цели видового содержания, но тесно взаимосвязаны между собой.

Кроме того, мы выделяем следующие устойчивые признаки квалификационной версии:

1) информационную основу квалификационной версии образуют:

а) вся совокупность сведений о преступлении, подлежащем узкой квалификационной оценке. При этом немаловажно, чтобы такие сведения были получены в установленном законом порядке, то есть были бы легализованы как доказательства с их уголовно процессуальными признаками, в противном случае они не могут быть задействованы в обосновании квалификационной версии.

б) нормы уголовного закона, относящиеся к Особенной части УК, а в отдельных случаях - и к Общей части.

2) имеет строго уголовно-правовой характер;

3) является самостоятельной логической формулой;

4) может приобрести универсальный характер в случае отражения ею наиболее типичных квалификационных ситуаций, требующих теоретического обоснования и разрещения.

11. Этапы квалификации преступлений на стадии предварительного расследования обладают следующими особенностями:

- правильная квалификационная оценка, полученная преступлением на • данной досудебной стадии уголовного процесса, во многом предопределяет обоснованность судебного решения;

- этапы квалификации преступления на данной стадии уголовного процесса логически сохраняют все приемы квалификации, применявшиеся ранее;

здесь по-прежнему сочетаются информационно-познавательный и формально-юридический аспекты квалификационной деятельности лица, производящего дознание, следователя и прокурора. Однако оба эти аспекта приобретают качественно иное содержание. Информационно познавательная деятельность характеризуется значительным расширением процессуальных источников получения сведений, необходимых для установления или подтверждения основных и квалифицирующих признаков состава преступления. Формальное закрепление принятого квалификационного решения следователь, лицо, производящее дознание, и прокурор производят в таких процессуальных актах как постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и обвинительное заключение;

квалификационные версии на стадии предварительного рсследования призваны решить одну из основных проблем - определить, в какой степени признаки состава конкретного преступления обусловливают выбор средств и методов доказывания, в том числе очередность выполнения тех или иных следственных действий, подтверждающих элементы состава преступления. Содержание квалификационных гипотез обусловлено их предметом - основными и квалифицирующими признаками состава того или иного преступления. Содержание квалификационных версий охватывает основывающиеся на материалах уголовного дела предположения о наличии в конкретном деянии видовых признаков той или иной группы преступлений;

основных и квалифицирующих признаков конкретного состава преступления;

квалификация преступлений на стадии предварительного расследования связана с разрешением вопросов о конкуренции составов. По нашему мнению следует выделять такие виды конкуренции: конкуренция общих и специальных норм;

конкуренция целого и части;

конкуренция специальных составов. Представляется, что все иные сформулированные в литературе виды являются производными от вышеназванных;

изменение квалификации на стадии предварительного расследования имеет как объективные, так и субъективные предпосылки. Этот процесс обусловлен, прежде всего, увеличением объема информации, имеющей отношение к такому предмету доказывания как уголовно-правовая оценка содеянного по статьям Особенной части УК, т.е. собственно квалификации как формально-юридическому результату правоприменения. Упорядочение такой информации выступает результатом применения квалификационных версий и также способствует изменению квалификации.

12.Квалификация преступлений на стадии предварительного расследования «с запасом», хотя и противоречит правилам квалификации и некоторым нормам УПК РСФСР, но не может служить основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование. Не будучи разновидностью квалификационной ошибки, подобное правовое решение, тем не менее, представляет определенную угрозу режиму законности при реализации уголовно-правовых и уголовно-процессуальных правоотношений. Такая квалификация отражает сохраняющийся обвинительный уклон предварительного следствия, в связи с чем требует изменения по инициативе руководителей следственных подразделений и прокуроров, обеспечивающих законность на стадии предварительного расследования.

13.Виды квалификационных ошибок следует систематизировать по следующим основаниям:

- по степени распространенности;

- по характеру правовых последствий;

- по особенностям формирования;

- по степени выявленности (латентности);

- по качеству аргументирования;


- по объему ошибочного решения;

- по содержанию ошибочного решения, его обоснованию нормами Обшей или Особенной части УК РФ:

14.В течение последних лет прослеживается тенденция к увеличению числа уголовных дел, по которым судебные органы принимают решение об изменении квалификации.

15.Среди причин ошибок при квалификации преступлений мы выделяем факторы как объективного, так и субъективного свойства.

16.В качестве основных мер, направленных на противодействие ошибкам при принятии квалификационного решения, следует назвать совершенствование норм Обшей и Особенной части УК РФ;

устранение межотраслевых и внутриотраслевых коллизий уголовно-правового регламентирования оснований ответственности;

приведение разъяснений пленумов Верховного Суда в соответствие со структурой Особенной части уголовного закона;

усиление контроля за качеством квалификационных решений со стороны руководителей следственных аппаратов и подразделений дознания, а также надзорной деятельности со стороны прокуроров;

реорганизацию системы судебного контроля за счет введения института судебного следователя;

повышение уровня образования среди сотрудников органов дознания и предварительного следствия;

совершенствование процесса изучения курса «Уголовное право» в юридических вузах.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. НОРМАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ 1. Конституция Российской Федерации. М., 1994.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1999.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1999.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. М., 1999.

5. Закон РФ Х2 20-ФЗ «О внесении изменений в статью 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях» от 30 января 1999г.

6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от апреля 1999г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород.

7. Постановление Конституционного Суда российской Федерации от ноября 1996г, № 19-П «По делу о проверке конституционности статьи Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края».

8. Приказ Генерального прокурора РФ № 7 от 11 марта 1992 г. «О задачах органов прокуратуры, вытекающих из Закона «О прокуратуре Российской Федерации».

9. Приказ Генерального прокурора РФ № 20 от 28 мая 1992 г. «Об организации надзора и управления в органах прокуратуры Российской Федерации».

Ю.Приказ Генерального прокурора РФ № 24 от 9 апреля 1996 г. «О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур».

И.Приказ Генерального прокурора РФ № 33 отЗО июля 1992 г. «О порядке рассмотрения писем, жалоб, заявлений и приема граждан в органах прокуратуры РФ».

12.Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 1994 г. «О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с преступностью и ее предупреждении», 13.Приказ Генерального прокурора РФ № 48 от 9 августа 1996 г. «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации».

14.Приказ Генерального прокурора РФ № 2 от 17 января 1994 г. «О регламенте работы Генеральной прокуратуры Российской Федерации».

15.Приказ Генерального прокурора РФ № 44 от 18 августа 1994 г. «О повышении качества и эффективности участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства в условиях судебной реформы».

16.Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».

17.Приказ МВД СССР Х» 415 от 1990 г. «Об утверждении Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях».

18.Методические рекомендации Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ № 15-28-93 от 7 июля 1993 г. «О некоторых вопросах уголовно-правовой оценки хищений с использованием поддельных кредитных авизо».

19.Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ № 15-28-93 от июня 1993 г. «О недостатках в расследовании преступных посягательств на работников милиции».

2. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА 20.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995, № 8.

21.Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980, № 6.

22.Бюллетень Верховного Суда СССР. 1958, № 1.

23.Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971, № 1.

24.Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке.

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994, № 10.

25.Пленум Верховного Суда Российской Федерации № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999г.

26.Постановление № 10 Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990г.

«О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование».

27.Постановление № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» от 17 апреля 1984г. в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.

28.Постановление № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве» от 24 декабря 1991г. (в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993г;

с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 25 октября 1996г.) 29.Постановление № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О '^ судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998г.

ЗО.Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 31 от 22 марта 1966г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума № 54 от декабря 1970г., № 7 от 27 июля 1983г., № 2 от 4 мая 1990г., в редакции постановления Пленума № И от 21 декабря 1993 г., с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 25 октября 1996г.

31.Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969г. «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне».

32.Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 84 от 8 декабря 1999г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования».

33.0 практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование. Обзор судебной практики // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5.

34.Архив Краснодарского краевого суда.

35.Архив Ростовского областного суда.

3. МОНОГРАФИИ, КНИГИ Зб.Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе.

М., 1955.

37.Алексеев С.С. Общая теория права. Том 2. М., 1982.

ЗЗ.Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы советского права. М., 1961. Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975.

39.Алексеев С.С. Философия права. М., 1998.

40.АМИНОВ Д.И., Ревин В.П. Преступность в кредитно-банковской сфере. М., 1997.

41.Астапкина СМ., Максимов СВ. Криминальные расчеты: уголовно правовая охрана инвестиций. М., 42.Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970.

43.Басков В.И.: Уголовный процесс / под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997.

44.Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М., 1999.

45.Бердичевский Ф.Ю., Якубович Н.А. Приостановление предварительного следствия. М. 1974.

46.Бурчак Ф.Г. Квалификация преступлений. Киев. 1985.

47.Волков Б.С Мотив и квалификация преступлений. Казань. 1968.

48.Галахова А.В. Судебная практика и совершенствование деятельности правоприменительных органов. М. 1983.

49.Галиакбаров P.P. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть.

Краснодар, 1999.

50.Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила).

М., 1991.

51.Гаухман Л.Д. Правила квалификации преступлений (методические рекомендации для следователей). М. 1978.

52.Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997.

ЗЗ.Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 54.Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовный кодекс Российской Федерации.

Общий комментарий. М., 55.Герцензон А.А. Квалификация преступления, М., 1947.

56.Горшев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972.

57.Дагель П.С, Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления. Владивосток. 1982.

58.Джатиев B.C. Доказывание и оценка обстоятельств преступления. Ростов на-Дону, 1991.

59.3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.

бО.Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999.

61.Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе, М., 1994.

62.Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. Комментарий.

М., 1989.

63.Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина.

М., 1999.

64.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.

Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998.

65.Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., бб.Кудрявцев В,Н. Закон, поведение, ответственность. М., 1986.

бУ.Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.

68.Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

69.Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М. 1988.

70.Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М.

1963.

71.Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М. 1976.

72.Куринов А.Б. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.

73.Курс советского уголовного права. Часть Общая / под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. Том 1. Л., 1968.

74.Курс уголовного права. Общая часть / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М.

Тяжковой. М., 1999.

75.Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права.

Казань, 1982.

76.Ларичев В.Д. Злоупотребления в сфере банковского кредитования, методика их предупреждения. М., 77.Ларичев В.Д. Мошенничество в сфере страхования. Предупреждение, выявление, расследование. М., 1998.

78.Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. Учебное пособие. М. 1996.

79.Левицкий Г.А. Квалификация преступлений. М. 1981.

80.Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974.

81.Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. Курс лекций. М., 1997.

82.Мельников Ю.И. Природа и содержание норм процессуального права в социалистическом обществе. Ярославль, 1976.

83.Мельниченко А.Б. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями, совершенными в состоянии сильного душевного волнения. Ростов-на-Дону, 1995.

84.Методические материалы по расследованию преступлений. ГУВД КК.

Краснодар, 1998, 1999 г.г.

85.Минская B.C. Законность в сфере уголовно-правового регулирования // Законность в Российской Федерации. М., 1998.

86.Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России.

М., 1998.

87.Миренский Б.А. Вопросы квалификации преступлений органами внутренних дел. Ташкент. 1980.

88.Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996.

89.Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград. 1973.

90.Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978.

91. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева. М., 1995.

92.0бщая теория государства и права / под ред. В.В. Лазарева. М., 1997.

93.Общая теория права / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995.

94.Общая теория права и государства / под ред В.В. Лазарева. М., 1997.

95.Общая теория права. Курс лекций / под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993.

96.Панов Н.И. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления. Харьков. 1984.

97. Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979.

98.Пинаев А.А. Особенности составов преступлений с двойной и смешанной формой вины. Харьков. 1984.

99.Протасов В.М. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 100. Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М. 1980.

101. Рарог А.И. Вина и квалификация преступлений. М. 1982.

102. Расследование контрабанды. Практическое пособие / под ред. К.Ф.

Скворцова. М., 1999.

103. Расследование преступлений в сфере экономики. Руководство для следователей / под ред. И.Н. Кожевникова. М., 1999.

104. Российское уголовное право. Общая часть / под ред. М.П. Журавлева.

М., 1999.

105. Рыжаков А.П. Предварительное расследование. Тула. 1996.

106. Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Тула.

1996.

107. Ряписов С В., Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами. М., 1999.

108. Сборник методических материалов по расследованию и практическому применению ряда составов преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации. ГУВД РО. Ростов-на-Дону, 1997, 1998г.г.

109. Свидлов Н.М. Специальные нормы и квалификация преступлений следователем. Волгоград, 1981.

ПО. Сергеева Т.Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам. М., 1950.

111. Советское уголовное право. Особенная часть / под ред. П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова. М., 1988.

112. Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1982.

113. Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. М., 1998.

114. Тарарухин С.А. Установление мотива и квалификации преступлений.

Киев. 1977.

115. Тарбагаев А.Н. Понятие и цели ответственности. Красноярск, 1986.

116. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Мапько. М., 1997.

117. Тер-Акопов А.А. Уголовная политика Российской Федерации. М., 1999.

118. Тертышник В.М. Доказательства и доказывание в советском уголовном процессе. Харьков, 1992.

119. Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления.

Ростов-на-Дону. 1977.

120. Ткаченко Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение. М., 1955.

121. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957.

122. Уголовное право Белорусской ССР. Часть Особенная. Минск, 1971.

123. Уголовное право Российской Федерации / под ред. В.П. Кашепова. М., 1999.

124. Уголовное право. Общая часть / под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999.

125. Уголовное право. Особенная часть / под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995.

126. Уголовное право. Особенная часть / под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999.

127. Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А.

Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1998.

128. Уголовное право. Особенная часть / под ред. Н.А. Беляева, Д.П.

Водяникова, В.В. Орехова. СПб, 1995. Часть 1.

129. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР.

Теоретическая модель / под ред. В.М. Савицкого. М., 1989.

130. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / под ред. П.А.

Лупинской. М., 1998.

131. Уголовный процесс / под ред. Гуценко К.Ф. М., 1997.

132. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания.

Казань, 1973.

133. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб, 1996.

134. Чувилев А.А.: Научно-практический комментарий к Уголовно процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева. М., 1995.

135. Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений.

М., ВЮЗШ МВД СССР, 1988. • 136. Шурухнов Н.Г. Расследование краж. М., 1999.

137. Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань. 1988.

4. СТАТЬИ 138. Андреев Б., Бушуев Г. Компьютерная программа квалификации преступлений // Законность. 1994. № 3.

139. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. 1995. № 1.

140. Благов Е.В. Об оценке неправильного применения уголовного закона // Категориальный аппарат уголовного права и уголовного процесса.

Сборник научных трудов Ярославского государственного университета.

Ярославль, 1993.

141. Блохин В., Тенчов Э. Обеспечить правильную квалификацию преступлений в стадии предварительного расследования // Социалистическая законность. 1979, № 11.

142..Боннер А.Т. Карл Маркс о соотношении материального права и процесса // Правоведение. 1978, № 4.

143. Бородин СВ. Ответственность за преступления против жизни // Насильственная преступность / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова.

М., 1997.

144. Бородин СВ. Преступления против жизни. М., 1999.

145. Бородин СВ. Проблемы уголовной политики и уголовного права в условиях роста преступности в России // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994.

146. Вандер М., Исаенко В. Объективизация и защита доказательств по уголовным делам // Законность. 1996, № 10.

147. Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении и виды // Советское государство и право. 1981, № 4.

148. Галкин В.М. Уголовно-правовые основания отмены (изменения) процессуальных решений // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды Всесоюзного научно-исследовательского института социалистической законности. М., 1978.

149. Гальперин И. Квалификация преступлений: закон, теория и практика // Социалистическая законность. 1987, № 3.

150. Гетманский В.И. О взаимосвязи установления предмета доказывания и квалификации преступлений // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Сборник научных трудов Академии МВД СССР. М., 1991.

151. Гришанин П.Ф. Пути укрепления законности в практике квалификации преступлений // Советское государство и право. 1985, № 1.

152. Дагель П.С. Дискуссия не закончена (о формах вины).// Советская юстиция. 1980. №22.

153. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы // Государство и право. 1998. № 11.

154. Колосович С.А., Кузнецов И.А. Соотношение уголовно процессуального и уголовного права // Государство и право. 1996, № 12.

155. Комиссаров А.В. О материальных и формальных составах преступлений.// Вопросы теории и практики применения уголовно правовых норм. М. 1980.

156. Коржанский Н.И. Правила квалификации преступлений с учетом признаков объекта.// Советское государство и право. 1985. № 5.

157. Кригер Г.А. Состав преступлений и квалификация преступлений.// Советская юстиция. 1985. № 12.

158. Кригер Г.А. Причинная связь в советском уголовном праве. // Советская юстиция. 1978. № 1.

159. Кригер Г.А. Преступные последствия и структура составов преступлений.// Социалистическая законность. 1980. № 3.

160. Кригер Г.А. Разграничение умысла и преступной самонадеянности.// Советская юстиция. 1980. № 17.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.