авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Ситковский, Илья Викторович 1. Уголовная ответственность юридический лиц 1.1. Российская государственная Библиотека ...»

-- [ Страница 2 ] --

Иными словами, сущность юридического лица есть целевое имущество, специально предназначенное для участия в гражданском и коммерческом обо­ роте. Юридическое лицо и есть организация созданная для самостоятельного хозяйствования с определенным имуществом. В этом смысле она вполне ре­ альна, но вовсе не сводима к своим участникам (и, тем более, к членам трудо­ вого коллектива), ибо последние зачастую не имеют вещных прав на имущест­ во, с которыми хозяйствуют, а в лучшем случае управомочены выражать соот ветствуюыдую волю собственника этого имущества.

™ См. Официальный бюллетень ЕС NL 395 от 30 декабря 1989 г.

" См. Флейшиц Е. А Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. М., 1948. С. 48.

^ См. Вольфсон Ф. Учебник фажданского права. М., 1930. С.83.

При анализе всех изложенных позиций в исследовании понятия юридиче­ ского лица складывается впечатление, что все существующие теории выделяют по отдельности различные черты, точнее, стороны одного явления - юридиче­ ского лица. Так, "теория коллектива" основанием организации считает люд­ ской субстрат, "теория социальных связей" - внутренние взаимосвязи между участниками организации;

с другой стороны, последователи "теории целевого имущества" сущностью указанного субъекта права определяют обособленное имущество. Все указанные признаки поглощаются понятием "юридическое ли­ цо". Прав Г.В. Муцинов, выделяющий три элемента в понятии юридического лица: имущественный - юридическое лицо, наделенное обособленным имуще­ ством;

организационный - юридическое лицо выступает в качестве самостоя­ тельного субъекта права;

социальный - юридическое лицо как социальное обра зование, которое образовано учредителями - физическими лицами.

Действительно, возникновение института юридического лица, как спра­ ведливо указывает В.В. Ровный, предопределено волевой и экономической предпосылками, в соответствии с которыми институт выступает и инструмен­ том выражения коллективной воли различных физических лиц, и "орудием централизации капитала"^'*. Последнее, кстати, удачно отмечали К. Маркс, Ж.

Морандьер и другие авторы. Необходимость в юридическом механизме цен­ трализации капитала как раз и решалась при помощи института юридического лица. Предпосылки оказали большое внимание на само существо юридиче­ ского лица. Волевое начало предопределило существование его организацион­ ного единства и самостоятельности, тогда как экономическое обусловило иму­ щественную автономию и, что очень существенно, деликтоспособность. В большинстве юридических лиц они присутствуют одновременно, однако в за " См. Муцинов Г.В. Хозяйственная реформа, труд и право. М., 1969.

''* См. Ровный В.В. Указ. соч. С. 17.

' ' См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. T.22. С.587;

Морандьер Ж. Гражданское право Франции. М., 1960. T.2.

С.74.

'* См. Кулагин М.И. Указ. соч. С. 17.

висимости от типа организации их пропорции различны. В коммерческих ор­ ганизациях преобладает экономическая предпосылка, тогда как все некоммер­ ческие юридические лица основаны при подавляющем участии "волевого" на чала. И если роли, "пропорции" этих предпосылок могут меняться, то их зна­ чение остается неизменным: скорее всего, выделить приоритет социального либо имущественного в юридическом лице не удастся.

Тем не менее, если говорить об имущественном и социально организационном основании юридического лица только лишь как о предпо­ сылках его возникновения, то это значительно сузит рамки исследования.

Справедливо утверждение о том, что "корпорация - это объединение не только 7R физических лиц, но и капиталов". Видимо, прав Г.В. Муцинов, считая чело­ веческий субстрат лишь одним из элементов юридического лица. Поэтому не­ обходим комплексный подход к анализу существующих позиций в исследова­ нии понятия юридического лица прежде всего в рамках теории гражданского права. Юридическое лицо на самом деле - целая система, состоящая из опреде­ ленных элементов, связанных и взаимодействующих между собой. К таким элементам относятся, с одной стороны, людской субстрат организации, в со­ ставе которого выделяются ее участники (учредители) и трудовой коллектив, включая руководителя;

с другой стороны, обособленный имущественный ком­ плекс - объединенный капитал. И, если первый определяет социально организационное единство юридического лица, то второй - его имущественную обособленность;

взятые в единстве и взаимодействии оба элемента предопре­ деляют его правосубъектность как совокупность его формальных признаков.

Выше обоснована недопустимость отождествления юридического лица с его организационно-волевым элементом — людским субстратом, с его участ­ никами (учредителями), трудовым коллективом. Правомерно утверждение, что на место юридического лица нельзя ставить коллектив, в противном случае оно " См. Ровный В.В. Указ. соч. С. 17.

не может выступать как самостоятельный носитель гражданских прав и обя занностей^^. Это утверждение означает, что следует говорить о поведении не конкретных физических лиц - участников организации или трудового коллек­ тива, не об их поступках, а о поведении юридического лица.

С точки зрения фактической и юридической в смысле трудового права, отмечает В.А. Ойзензихт, - нарушения допускают "рабочие и служащие, свои трудовые обязанности выполняют или не выполняют они, и именно это пове­ дение участников трудового коллектива формирует поведение юридического лица"^°. Как далее указывает автор, поведение организации складывается из комплекса поступков рабочих и служащих, включающих и упущения админи­ страции в управлении, подборе кадров, и т.д.

Так, может быть, все же действия (бездействия) участников юридического лица - есть его поведение, тем более, что предполагается наличие у него соци­ ального, людского начала, субстрата? На этот вопрос нельзя ответить положи­ тельно прежде всего потому, что сферы этого поведения различны;

работники действуют в сфере трудовых отношений, а юридическое лицо - прежде всего в области гражданских. Но не только поэтому. Поведение участников юридиче­ ского лица многогранно. Это сложный процесс взаимодействия активного и пассивного, с участием, как правило, многих лиц, формирующих прежде всего трудовые отношения. Такое взаимодействие, в конечном итоге, определяет по­ ведение юридического лица уже в другой сфере отношений.

Выполняя соответствующие функции в производственно-организационной деятельности юридического лица, его участники тем самым, сами по себе или воздействуя на других участников (работников), либо воспринимая их воздей­ ствие, формируют деятельность организации как самостоятельного участника в товарно-денежных отношениях, в коммерческом обороте, в том числе и в ис '* См. Муцинов Г.В. Указ. соч. С. 11.

" См. Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Правоведение. 1958. №2. С. 15.

*" См. Ойгензихт В.А. Юридическое лицо и трудовой коллектив. Сущность.... С. 47.

полнении договорных и иных обязательств. Совсем не обязательно, чтобы дей­ ствовал весь коллектив, поведение отдельных работников, включая и админи страцию, "не трансформируется в поведение всего трудового коллектива".

Тем не менее поведение даже отдельных лиц, в соответствии с их функцио­ нальной ролью, может сформировать поведение юридического лица. С другой стороны, поведение юридического лица образуется не в результате простой суммы индивидуальных действий его участников^'^. Их взаимодействие значи­ тельно сложней. Тем не менее, для правовой оценки поведения юридического лица следует признать, что воля юридического лица формируется и осуществ­ ляется органами управления и его уполномоченными представителями.

На основе изложенных позиций можно сделать ряд выводов:

1. Несмотря на то, что выработкой понятия юридического лица занима­ ется частное (граэюданское) право, категория юридического лица имеет об­ щеправовое значение.

2. Юридическое лицо - самостоятельный субъект права, существенно от­ личающийся от физического лица как субъекта права.

3. Самостоятельность юридического лица по отношению к лицам создав­ шим его, или к его трудовому коллективу выражается в существовании могу­ щих не совпадать интересов и воли этих лиц и интересов и воли юридического лица. Соответственно права и обязанности юридического лица, его правовой статус относительно самостоятелен от правового статуса его людского субстрата.

4. Юридическое лицо - это реальное явление человеческой деятельности, но обладающее неким множеством признаков, закрепленных в праве посредством юридической фикции — конструкта.

Теперь, базируясь на действующем российском законодательстве, необ­ ходимо исчерпывающим образом указать признаки юридического лица, так как *' См. Ойгензихт В.А. Там же. С. 49.

четкая дефиниция свойств этого субъекта - одно из необходимых условий включения в уголовное законодательство рассматриваемого нами института ответственности.

В Гражданском Кодексе РФ впервые в истории российского права в ос­ новном кодификационном акте гражданского законодательства содержится подробно разработанная система норм о юридических лицах. Этого не знали предыдущие кодификации как советского, так и дореволюционного периодов, ГК РФ устанавливает основные принципиальные положения, на которых должно базироваться последующее законодательство об отдельных видах юри­ дических лиц. При этом ГК РФ вводит отсутствовавший в прежнем законода­ тельстве чрезвычайно важный для устойчивости гражданского оборота прин­ цип замкнутого перечня юридических лиц, согласно которому юридические лица могут создаваться и функционировать только в такой организационно правовой форме, которая прямо предусмотрена законом. Для коммерческих ор­ ганизаций перечень организационно-правовых форм предусмотрен самим ГК (п. 2 ст. 50), для некоммерческих содержащийся в ГК РФ перечень может быть дополнен другими федеральными законами (п.З ст. 50), которые, однако, не должны противоречить нормам ГК РФ и отклоняться от установленных им принципов.

Законодательно определение юридического лица дается в статье 48. «По­ нятие юридического лица:

Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собствен­ ности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимуще­ ственные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

См. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М., 2001. С. 179.

Статья 49 ПС определяет правоспособность юридического лица как субъ­ екта правоотношений: "Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Юридиче­ ское лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, преду­ смотренных законом. Решение об ограничении прав может быть обжаловано юридическим лицом в суд. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации".

В целом ГК РФ выделяет четыре основных признака юридического лица:

1. наличие органов управления.

2. наличие обособленного имущества.

3. самостоятельная имущественная ответственность.

4. выступление в суде от своего имени.

Некоторые ученые предлагают дополнить или уточнить указанный пере­ чень^'*. Нередко выделяют такой признак как ^''организационное единство"^^, который в свою очередь поглощает характеристику системы органов управле­ ния. Представляется, что данный признак и в самом деле присущ юридическо­ му, так как это все-таки "организация", хотя это скорее доктринальный, а не за­ конодательно оформленный признак. Его установление, на наш взгляд, мало *^ Следует помнить, что юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать ни­ каким имуществом, как бы широко мы его не трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущест­ венная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обо­ собленным имуществом, то есть в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида. Имущественная обособленность присуща всем к без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юриди­ ческого лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного * (складочного) капитала, могущего не совпадать с моментом госрегистрации. Все имущество организации учи­ тывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит * внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица.

* " См. Петникова О.В. Вопросы юридической техники статьи 48 Гражданского Кодекса РФ "Понятие юридиче­ ского лица", / О юридической технике федеральных законов (Сборник статей). М.: Российский юридический издательский дом. 1999. С. 110-119.

" См., например. Цирульников В.Н. Признак "организационное единство" и его влияние на правосубъектность коммерческих организаций: теоретический и правовой аспекты. Дисс.... кандидата юридических наук. 12.00.03.

Волгофад 1998.

поможет правоприменителю отграничивать неких субъектов от юридических лиц. Е.Ю. Антонова и П.П. Иванцов предлагают считать, что еще одним таким сущностным признаком является факт законности создания юридического ли­ ца, включающий 1) соблюдение закона в процессе образования юридического лица и 2) непротиворечие закону тех целей, для достижения которых образова­ но юридическое лицо^^.

Такое предложение представляется не совсем корректным на современ­ ном этапе развития права. Так как законодатель недвусмысленно избрал явоч­ ный порядок регистрации юридических лиц (даже без проверки содержания учредительных документов на соответствие законодательству) нерационально признавать не подлежащими юридической ответственности юридические лица, созданные с нарушениями закона. Часть 2 ст. 25 Федерального закона от 8 ав­ густа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" предусматривает, что регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требо­ ванием о ликвидации юридического лица в случае допущенных при создании такого юридического лица грубых нарушений закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер^ а также в случае неодно­ кратных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых ак­ тов о государственной регистрации юридических лиц. Включение в устав ор­ ганизации указания на такие ее виды деятельности, как, например, ограничение конкуренции, организация дуэлей, преследование некоторых видов домашних животных, пропаганда насилия и жестокости и т.д., включение иных положе­ ний, противоречащих законодательству (15 часовой рабочий день в организа­ ции и т.д.), не носит неустранимого характера (в любой момент возможно вне­ сение изменений в учредительные документы). Но общественно опасная дея­ тельность таких организаций не может оставаться безнаказанной.

** См. Антонова Е.Ю. Юридическое лицо как субъект преступления: опыт зарубежных стран и перспективы применения в России. Дисс.... кандидата юридических наук. Владивосток 1998. С. 51;

Иванцов П.П. Проблема Представляется более удачным сформулировать указанный признак юри­ дического лица как ^^зарегистрированное в установленном порядке". При этом должна действовать презумпция действительности регистрации, пока не будет установлено обратное решением арбитражного суда. Предположим, после вве­ дения уголовной ответственности юридических лиц будет установлено совер­ шение преступления юридическим лицом, зарегистрированным пять лет назад предположительно по утерянному паспорту гражданина-учредителя. Доли ус­ тавного капитала переходили неоднократно от одного лица к другому. В слу­ чае, если не признать такое юридическое лицо субъектом преступления, суд признает регистрацию такого лица недействительной, а его преступная дея­ тельность безнаказанной. Однако, как указывает Высший Арбитражный Суд РФ: "Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации. Юридическое лицо счита­ ется созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юри­ дического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный ре­ естр (п.З СТ.49, п.2 СТ.51 и п.8 ст.63 ГК РФ). Следовательно, признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной"*^. До вступления в законную силу решения о признании регистрации недействитель­ ной вся деятельность юридического лица признается влекущей правовые по­ следствия, в том числе влекущей и возможность юридической ответственности за правонарушения.

Уяснив многогранность и реальность такого правового явления, как юри­ дическое лицо, отмечая сложность современных общественных связей, можно ответственности юридических лиц в российском уголовном праве. Дисс.... кандидата юридических наук. СПб.

2000. С. 83.

сделать вывод, что не подлежит сомнению гигантская роль и сила юридиче­ ских лиц вследствие революционных социально-экономических преобразова­ ний последних десятилетий. Соответственно, возросло внимание к обществен­ но полезной или, наоборот, общественно вредной деятельности юридических лиц. Ведущие "игроки" экономики и политики - корпорации - оказались неве­ роятно выгодными своей ограниченной ответственностью и не только имуще­ ственной, но, что самое главное, карательной. Относительно мягкая админист­ ративная ответственность охватывает лишь узкий горизонт общественно опас­ ных деяний, а превентивные и иные возможности уголовного права примени­ тельно к юридическим лицам не используются ни в какой мере. Почему этот очевидный пробел не заполнен законодателем и как исправить сложившуюся ситуацию полунаказуемости юридических лиц — вот те вопросы, которые нуж­ даются в разрешении после раскрытия сущностных свойств юридических лиц как особых субъектов права.

''Ш " Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июня 2000 г. № 54 "О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной".

Глава 2. Институт уголовной ответственности юридических лиц в законодательстве зарубежных стран.

§ 1. Институт уголовной ответственности юридических лиц в США и Великобритании.

В связи с рассмотрением автором проблемы введения уголовной ответст­ венности юридических лиц в российское уголовное право, значительный инте­ рес представляет обращение к законодательствам зарубежных стран, в которых реализована или активно поддерживается идея введения уголовной ответст­ венности за некоторые преступления для юридических лиц (организаций, кор­ пораций). Значительное количество государств нашей планеты, отказавшись от ограниченной деликтоспособности корпораций и оценив возможные риски от их противоправной деятельности, закрепило основания и условия уголовной ответственности юридических лиц.

Уже в середине XIX в. в странах общего права (Англии, США, Канаде)^ где роль корпораций в ходе экономического развития стала стремительно воз­ растать, суды в отдельных случаях начали признавать ответственность корпо­ раций за невыполнение лежащих на них обязанностей по закону, а затем и за ненадлежащее совершение правомерных действий, результатом которых яви­ лось создание опасности или неудобств обществу. В 1846 г. Лорд Денман вы­ нес решение в деле "The Queen v. Great North of England Railway Co" (Королева против Компании Великая железная дорога Севера Англии) о том, что корпо­ рации могут признаваться уголовно ответственными за ненадлежащее со­ вершение правомерных действий. Затем аналогичные решения стали выносить суды Северо-Американских Соединенных Штатов.

См. преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ и Японии. Общая часть/ Под ред. Н.Ф. Кузне­ цовой. М., 1991. С.97.

В начале XX в. Конгресс США в Акте Елкинса (Elkins Act) сформулиро­ вал положение, что действие или бездействие служащего корпорации, дейст­ вующего в рамках своих служебных полномочий, считаются действием или бездействием самой корпорации. Это положение в 1909 г. было рассмотрено Верховным судом США на предмет его конституционности по делу "New York Central and Hudson River Railrood Co. v. United States". При слущании апелля­ ции на обвинительный приговор против New York Central за нарушение Акта Елкинса адвокат аргументировал несоответствие Конституции раздела I Акта об ответственности корпорации за действия служащих, агентов и сотрудников тем, что наложение штрафа на корпорацию за действие ее сотрудников сводит­ ся к изъятию денег у невиновных акционеров и их наказанию без должного су­ дебного процесса. Верховный суд не согласился с таким утверждением, при­ знав возможность ответственности корпораций.

В последствии американские суды стали признавать корпорации уголов­ но ответственными за самые различные деяния, если, по их мнению, обеспече­ ние права было бы ограничено без возложения такой ответственности^^. А Конгресс США принял целый ряд законов, позволяющих применять меры уго­ ловной ответственности к корпорациям: за нарушение законодательства об ох­ ране окружающей среды, финансовых постановлений, поставку потребителю продуктов, опасных для жизни и здоровья, и т.д.

В 1978 г. генеральный атторней штата Индиана предъявил компании Форда обвинение в убийстве трех человек, сгоревших в автомобилях марки "Пинто". Расследование установило, что руководство компании выпустило ав­ томобиль этой марки в продажу, зная, что его бензобак расположен в опасном месте и может взорваться при столкновении. Данное дело стало первым в исто " См.: New York Central & Hudson River R. Co. v. United States, 212 U. S. 481 (1909).

'" См.: United States v. X-Citement Video, Inc., 513 U. S. 64 (1994);

Commonwealth v. Penn Valley Resorts, Inc., 343 Pa.Super. 387 (1985).

рии американской юстиции, когда корпорации было предъявлено обвинение в ^ " убийстве.

На сегодняшний день вопрос о правомерности и целесообразности уста­ новления уголовной ответственности корпораций для американских кримина­ листов не является дискуссионным. Более того, с их одобрения все более рас­ ширяется перечень деяний, за совершение которых корпорации могут нести уголовную ответственность^^.

Современные американские исследователи Маршалл Клайнард и Петер Йигер^^ выделяют шесть основных видов корпоративных преступлений приме­ нительно к экономической преступности:

1) нарушение административных актов и постановлений, например, не­ соблюдение правительственных распоряжений об отзыве бракованных товаров или отказ от строительства воздухо- и водоочистительных сооружений;

2) нарушение природоохранных распоряжений (загрязнение воды и воз­ духа, загрязнение местности нефтью или химическими продуктами);

3) финансовые правонарушения (незаконные субсидии политическим ор­ ганизациям, подкуп политиков, нарушения валютного законодательства и др.);

4) несоблюдение положений о заш;

ите и безопасности труда;

действия, противоречащие положениям о труде и заработной плате, в том числе - дис­ криминация наемных работников по признаку расы, пола или религии;

5) производственные преступления, например, производство и продажа ненадежных и создающих угрозу жизни автомобилей, самолетов, автопокры­ шек, приборов, изготовление наносящих вред здоровью продовольственных товаров и лекарств и т. п.;

6) нечестная торговая практика, например, нарушение условий кон­ куренции, установление договорных цен и нелегальный дележ рынка.

" См. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990. С.53.

^ См. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Указ соч. С.54.

^ См. Шнайдер Ганс Иоахим. Криминология. М., 1994. С. 48.

Наиболее развернутая законодательная конструкция корпоративной уго­ ловной ответственности содержится в разработанном Институтом американ­ ского права Примерном уголовном кодексе США. Данный нормативный доку­ мент носит рекомендательный характер и используется в качестве образца для принятия уголовных кодексов отдельных штатов. Об ответственности корпо­ раций, неинкорпорированных объединений и лиц, действующих в их интере­ сах, говорится в ст. 2.07^"*.

Корпорация может быть осуждена за совершение посягательства, если:

1) посягательство является нарушением или определено не кодексом, а другим статутом, в котором прямо выраженная цель законодателя состоит в возложении ответственности на корпорации, и поведение осуществлено аген­ том корпорации, действующим в ее интересах в пределах своей должности или своего служебного положения;

в других случаях закон прямо указывает аген­ тов, за поведение которых корпорация несет ответственность, или обстоятель­ ства, при которых она несет ответственность;

2) посягательство состоит в неисполнении возложенной законом на кор­ порации специальной обязанности совершать положительные действия;

3) посягательство было разрешено, потребовано, приказано, исполнено или опрометчиво допущено советом директоров или агентом - управляющим высокого ранга, действующим в интересах корпорации в пределах своей долж­ ности или своего служебного положения.

Термин "корпорация" по смыслу данной статьи не включает в себя учре­ ждение, организованное в качестве правительственного органа или правитель­ ственным органом для выполнения правительственной программы. "Агент" оз­ начает любого директора, должностное лицо, служащего, лицо, работающее по найму, или иное лицо, уполномоченное действовать в интересах корпорации, а "агент — управляющий высокого ранга" — должностное лицо, на которого См. Примерный Уголовный Кодекс США. Официальный текст Института Американского права / Под ред.

возложены столь ответственные функции, что его поведение может быть ис­ толковано как представляющее линию поведения корпорации.

Часть 2 статьи 2.07 Примерного УК содержит указание на то, что в слу­ чаях, когда за совершение посягательства возлагается абсолютная ответст­ венность (устанавливаемая по признакам объективной стороны)^^, предполага­ ется, если иное не установлено законом, что цель законодателя состоит в воз­ ложении ответственности на корпорацию.

Далее в Примерном УК говорится, что за любое поведение, которое лицо осуществляет в интересах корпорации либо делает так, что такое поведение осуществляется, оно несет ответственность в тех же пределах, в которых оно несло бы ее, если бы это поведение было осуществлено от его собственного имени или в его собственных интересах. В то же время любой агент корпора­ ции, несущий основную ответственность за исполнение обязанностей, возло­ женных на корпорацию, является юридически ответственным за опрометчивое несовершение требуемого от корпорации действия в тех же пределах, как если бы эта обязанность была возложена непосредственно на него самого.

Рекомендации Примерного УК были восприняты законодателями ряда штатов США. Так, в § 20.20 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк'^ зафиксиро­ вано, что корпорация признается виновной в совершении посягательства, если:

а) поведение, представляющее собой посягательство, состоит в неиспол­ нении возложенной правом на корпорацию специальной обязанности совер­ шить положительные действия;

или б) посягательство было осуществлено, санкционировано, испрошено, по­ требовано, приказано или по неосторожности допущено советом директоров или высокопоставленным агентом-управляющим, действующим в пределах своего служебного положения в интересах корпорации;

или Б.С. Никифорова. М., 1969. С.56.

'* См. Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных стран. Учебное пособие. М., 1998. С. 19.

** New York Penal Law. - В кн.: New York Criminal Law Handbook. Gould Publications, Inc., 1995.

в) посягательство было осуществлено агентом корпорации, действующим в пределах своего служебного положения и в интересах корпорации, и посяга­ тельство является: 1) мисдиминорем или нарушением, 2) таким, которое опре­ делено законом, ясно указывающим на намерение законодателя возложить уго­ ловную ответственность на корпорацию, или 3) фелонией, описанной в Законе об охране окружающей среды.

Примерно так же решен вопрос об уголовной ответственности корпора­ ций в уголовных кодексах штатов Огайо (§ 2901.23 и 2901.24), Пенсильвания (§ 307), Джорджия (ст. 803) и ряда других.

Таким образом, по американскому законодательству корпорации могут нести ответственность как самостоятельно, так и за действия своих агентов (представителей), если те действовали в рамках своих полномочий по трудово­ му договору ("в пределах своей должности") и намеревались принести пользу корпорации, хотя этот мотив мог сочетаться с другими побудительными моти­ вами. Сам факт получения выгоды корпорацией обязательным не является.

Что касается Великобритании, то изначально юридические лица в этой стране также не были уголовно наказуемы. Возникновение ответственности юридических лиц стало результатом изменений в доктрине в середине XIX начале XX века, когда появился и получил развитие такой специфический ин­ ститут, как public welfare offences, дословно означающий :"преступления против общественного благосостояния". Под этими правонарушениями понимались не традиционные уголовно-наказуемые деяния, такие, как убийство или кража, а те, которые были связаны с деятельностью в торговой или промышленной сфе­ ре (продажа спиртных напитков, дорожный транспорт, сельское хозяйство и т.д.). В принципе названные преступления не имеют непосредственного потер­ певшего, и наказание редко бывает суровым. К примеру, субъект правонару­ к шения - лицо X - является продавцом товара, собственником земли и т.п. Если I « " См. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990. С.54.

X - юридическое лицо, а не физическое, то оно, по мнению английских судей, может нести уголовную ответственность^^.

В одном из решений Палаты лордов 1915 г. изложена теория, суть кото­ рой заключается в том, что некоторые физические лица, обладаюш;

ие значи­ тельными полномочиями (учредители, директора предприятий и т.д.), отожде­ ствляются с самим юридическим лицом в том смысле, что действия этих лиц в пользу данного объединения считаются актами или действиями самого объе­ динения. Таким образом, и уголовная ответственность юридического лица ус­ танавливается на основании действий перечисленных лиц. Что касается уго­ ловной ответственности директора предприятия, то и в данном случае наблю­ даются существенные отличия английского права от континентального и, в ча­ стности, от французского. По общему праву считается, что директор предпри­ ятия не несет уголовной ответственности за уголовно-наказуемые деяния его служащих. Безусловно, можно привлечь директора предприятия к ответствен­ ности как соучастника, если он побуждал к совершению преступного деяния или помогал своим служащим совершать преступление. Но для того, чтобы считать его соучастником преступления, по английскому праву требуется ак­ тивное поведение. Другими словами, он является соучастником, если, напри­ мер, дает указания, исполнение которых служит основанием для возникнове­ ния ответственности, но если он содействует совершению преступления путем бездействия, то ответственности он не подлежит.

Согласно английскому праву, деяние признается совершенным корпора­ цией, если оно совершено (непосредственно или при посредстве других лиц) лицом или лицами, которые контролируют осуществление корпорацией ее прав и действуют в осуществление этих прав. В 1915 г. лорд Халдэйн указал, что корпорация, будучи искусственным лицом и не обладая собственным разумом и телом, всегда должна действовать через посредство разума и тела физических См. Гугкаев С. Некоторые аспекты уголовной ответственности юридических л№ в зарубежном праве// Ино лиц. Но деятельность корпорации отлична от субститутивных действий хозяи на-физического лица, действующего через посредство своего служащего, хотя, конечно, и корпорация может иметь своих служащих. Однако управляющий орган корпорации, будь то правление, совет или директор, является alter ego корпорации, воля и намерения которой отождествляются с волей и намерения­ ми физических лиц, контролирующих ее деятельность. Эти лица не являются простыми служащими корпорации, и она несет ответственность за их действия не субститутивно, а нeпocpeдcтвeннo^^.

В Законе о компаниях 1989 г. уголовная ответственность корпораций регламентирована с исчерпывающей полнотой. Там, в частности, указано, что при доказанности совершения корпорацией преступления с согласия либо в ре­ зультате попустительства или небрежения со стороны директора, управ­ ляющего, секретаря или иного должностного лица, имеющего целью действо­ вать в каком-либо из этих качеств, оно, равно как и корпорация, виновно в этом преступлении и подлежит суду и наказанию. Эта норма применяется также к действиям или бездействию члена корпорации в случаях, когда дела корпора­ ции ведутся ее членами и действия или бездействие ее члена связаны с его управленческими функциями, как если бы он был директором корпорации.

Итак, в английском уголовном праве корпорация является самостоятель­ но действующим или бездействующим лицом, юридически отличающимся от ее членов. Согласно Закону о толковании правовых терминов, указание на "ли­ цо" при формулировании составов тех или иных преступлений подразумевает также и корпорацию, если иное прямо не установлено законом. В английской судебной практике никогда не возникало сомнений в том, что члены корпора­ ции, например ее служащие, не могут укрыться от ответственности "за спиной" корпорации. Их можно привлекать к уголовной ответственности за преступные странное право: Сборник научных статей и сообщений. Вып. 2. М., 2001. С.126-127.

^ Цит. по: Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2002. С. 50.

деяния, совершенные или санкционированные ими. Проблема здесь заключает­ ся в возможных пределах уголовной ответственности самой корпорации как таковой'^'*. Регулирующие ситуацию правовые нормы стали эволюционировать сравнительно недавно благодаря увеличению масштабов деятельности компа­ ний с ограниченной ответственностью. Суды не испытывали и не испытывают серьезных затруднений при констатации возможности признания корпорации виновной в неисполнении обязанности, возложенной на нее статутом (зако­ ном), например обязанности владельца фабрики обеспечить ограждение стан­ ков или обязанности нанимателя решать вопросы, связанные со здравоохране­ нием и безопасностью на его предприятии.

В 1996 г. решением Палаты лордов по делу Associated Octel Ltd.*^* было признано, что в соответствии со ст. 3(1) Закона о здравоохранении и безопас­ ности на производстве 1974 г. (Health and Safety etc. Act) на нанимателей возла­ гается обязанность руководить предприятием (насколько это реально осущест­ вимо) таким образом, чтобы не подвергать риску здоровье и безопасность лиц, которые, не работая на предприятии, тем не менее могут пострадать от его производственной деятельности. Согласно ст. 33 (1) Закона 1974 г., неисполне­ ние указанной обязанности является преступлением. Поддержав осуждение компании-подсудимого по ст. 33(1), Палата лордов признала, что в соответст­ вии с этой статьей ответственность корпорации является не субститутивной, а непосредственной, возникающей в случаях, когда ставшая предметом судебно­ го рассмотрения производственная деятельность была частью деятельности предприятия-нанимателя и осуществлялась в нарушение указанной обязанно­ сти нанимателя. Ситуация юридически была бы точно такой же, если бы речь шла о производственной деятельности подрядчика. В отличие от других случа­ ев возложения ответственности на корпорацию, в этой ситуации не было необ CM. Никифоров A.C. Там же. С. 51.

'*" Regina v. Associated Octel Ltd., [1996] 4 All E.R. 846.

ходимости устанавливать факт совершения работником действия или бездейст­ вия, вмененного корпорации.

Равным образом в судебной практике не возникало сколько-нибудь зна­ чительных затруднений при признании корпорации субститутивно ответствен­ ной за действия своих служащих (даже низшего ранга) и других представите лей — наподобие субститутивной ответственности физических лиц. Исклю­ чение составляли случаи, когда предписанное действие может быть совершено только физическим лицом. В этих случаях субститутивно ответственным за не­ го может быть признано только физическое лицо, но никак не корпорация. На­ до сказать, что указанные обстоятельства могут выступить как основания при­ влечения корпорации к уголовной ответственности за совершение сравнитель­ но малого числа преступлений, главным образом тех, за которые закон уста­ навливает "строгую ответственность". Гораздо важнее то, что, начиная самое позднее с 1944 г., появилась возможность привлечь корпорацию к уголовной ответственности как исполнителя или как соучастника преступления практиче­ ски за любое преступление — независимо от того, требуется ли для юридиче­ ски значимого его совершения mens геа (виновная воля, вина). Это стало воз­ можным на основе применения "принципа отождествления", который был сформулирован (с некоторыми поправками к нему) в ст. 30 проекта Уголовного кодекса 1989 г. Более подробно этот принцип будет раскрыт несколько ниже, при анализе зарубежных доктрин уголовного права.

§ 2. Институт уголовной ответственности юридических лиц в странах континентальной Европы и Китая.

Цит. по: Никифоров А.С. Указ. соч., С. 53-54.

§ Страны континентальной Европы, в уголовных кодексах которых был за­ креплен классический принцип личной виновной ответственности, с большей осторожностью отнеслись к идее установления уголовной ответственности для юридических лиц, хотя еще в 1929 г. Международный конгресс по уголовному праву, состоявшийся в Бухаресте, высказался за введение такой ответственно­ сти. Аналогичные суждения были высказаны и на VI (1953 г., Рим) и VII ( г., Афины) международных конгрессах по уголовному праву. VI конгресс при­ знал возможной ответственность юридических лиц и применение к ним нака­ заний. А в резолюции VII конгресса было записано, что юридические лица мо­ гут нести ответственность за преступления только в случаях, предусмотренных отдельными законодательными системами'^^.

Важное значение имели решения Международного трибунала, который в ходе Нюрнбергского процесса над нацистскими преступниками признал, что государство и его организации могут быть субъектами международных пре­ ступлений. В 1978 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы вынес рекомендацию признавать юридических лиц ответственными за экологические преступления. В 1985 г. эта рекомендация была подтверждена Седьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями'^'*. В уголовных кодексах европейских стран, восприняв­ ших идею уголовной ответственности юридических лиц, это сделано с разной степенью детализации.

Всю первую половину XIX века корпорации во Франции создавались ис­ ключительно в разрешительном порядке. Простой регистрационный порядок был введен законом от 24 июля 1867 года. В связи с этим последняя треть века была отмечена чрезвычайно интенсивным движением по созданию ассоциаций, распространившимся на все сферы человеческой деятельности. Наряду с ак '"^ См. Курс советского уголовного права. Общая часть. Том 1 / Под ред. Н.А. Беляева и М.Д. Шаргородского ЛГУ, 1968. С. 397.

^ ционерными обществами, появляются и другие гражданско-правовые объеди­ нения, наделенные правами юридического лица;

образуются профессиональ­ ные союзы;

на каждом предприятии, насчитывающем более 50 работающих, создаются комитеты предприятия и т.д. Необходимо отметить, что в этой стра­ не корпоративная уголовная ответственность до 19 века имела место'^^. В каче­ стве сообществ, подлежащих в то время уголовному наказанию, выступали различные ассоциации, корпорации, университетские общества и даже города как особые объединения людей, проживающих на определенной территории. В числе наказаний были денежные штрафы высоких размеров, различные выпла­ ты и выкупы, то есть наказания имущественного характера. Однако, наиболее развернуто этот вопрос освещен в одном из последних западноевропейских ко­ дексов — Уголовном кодексе Франции, принятом в 1992 г. Согласно ст. 121- УК Франции, юридические лица, за исключением государства, несут уголов­ ную ответственность в случаях, предусмотренных законом или постановлени­ ем, за преступные деяния, совершенные в их пользу их органами или предста­ вителями. Уголовная ответственность юридических лиц не исключает уголов­ ной ответственности физических лиц, являвшихся исполнителями или соучаст­ никами совершения тех же действий.

В соответствии с УК Франции 1992 года, к уголовной ответственности может быть привлечено любое юридическое лицо. В первую очередь, речь идет о юридических лицах частного права: коммерческих обществах, различных ас­ социациях, фондах и тому подобных гражданско-правовых объединениях, а также частных группах, имеющих законодательное происхождение, и проф­ союзах. Другая же категория представлена юридическими лицами публичного права, за исключением государства. При этом органы местного самоуправле­ ния и их объединения подлежат уголовной ответственности только за преступ '"* См. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. Спарк. 1997.

С.119.

"**См.: Крылова Н.Е. Основные черты нового УК Франции. - М.: Спарк, 1996 С.50.

# ные деяния, совершенные при исполнении делегированных полномочий по общественной службе^^^.

Как отмечает Н. Е. Крылова, согласно французскому законодательству, уголовная ответственность юридических лиц является дополнительной, обу­ словленной и специальной.

Во-первых, юридические лица могут быть привлечены к уголовной от­ ветственности только наряду с физическими лицами, а не вместо них. В статье 121-2 УК специально указывается на то, что ответственность юридического лица не исключает ответственности физического лица, "исполнителя или со­ участника тех же самых действий".

Во-вторых, уголовная ответственность юридических лиц обусловлена на­ личием двух обстоятельств: преступное деяние должно быть совершено в пользу юридического лица его руководителем или представителем. Соверше­ ние преступления "в пользу", или, другими словами, "на счет" юридического лица означает, что в результате совершения преступного деяния юридическое лицо получает определенную выгоду, причем речь идет, как правило, об иму­ щественной выгоде, но не исключается и иная "польза".

В-третьих, ответственность юридических лиц наступает только в случаях, специально предусмотренных законом или постановлением.

Французский уголовный кодекс допускает ответственность юридических лиц по очень широкому спектру преступлений. К ним относятся:

1. преступления против человечества;

2. неумышленные посягательства на жизнь и на неприкосновенность чело­ века;

3. изготовление, импорт, экспорт, перевозка, хранение, передача наркоти­ ков;

4. создание ситуаций, опасных для других лиц;

См. Уголовный кодекс Франции / Научи, ред. кандидат юридических наук. Л.В. Головко, кандидат юридиче 5. проведение экспериментов на людях;

6. дискриминация физического или юридического лица;

7. сводничество;

8. создание условий труда и проживания, не совместимых с человеческим достоинством;

9. посягательства на частную жизнь;

10. клеветнический донос;

11. посягательства на права человека, связанные с использованием картотек и обработкой данных на ЭВМ;

12. посягательства на родственные связи;

13. различные виды краж;

14. вымогательство и шантаж;

15. мошенничество и деяния, примыкающие к мошенничеству;

16. злоупотребление доверием;

17. злоупотребление залогом или арестованным имуществом;

18. создание фиктивной неплатежеспособности;

19. приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем;

20. повреждения, поломка, порча имущества;

21. посягательства на системы автоматизированной обработки данных;

22. посягательства на основополагающие интересы нации (измена, шпио­ наж, заговор и т. д.);

23. терроризм;

организация и участие в боевых группах и распущенных движениях;

24. дача взятки и торговля влиянием;

25. противодействие исполнению общественных работ;

26. незаконное присвоение функций;

незаконное присвоение званий и ис­ пользование должности в рекламе;

ских наук Н.Е. Крылова. СПб., 2002. С. 77.

66 ^^ 27. посягательства на власть правосудия по уголовным делам;

28. подделка документов;

подделка денег, ценных бумаг, почтовых марок;

фальсификация знаков государственной власти.

УК Франции предусматривает ответственность юридического лица не только за оконченное деяние, совершенное в его пользу руководителем или представителем, но и за покушение этих лиц, не только за "исполнительство" физического лица или "соисполнительство", но и за соучастие: организаторст во, пособничество или подстрекательство. Кроме того. Уголовный Кодекс со­ держит и положения о рецидиве преступлений юридических лиц, отсрочке объявления наказания и отсрочке исполнения наказания, а также о реабилита­ ции юридических лиц.

Здесь необходимо отметить, что в отличие от англосаксонской системы права во Франции ни в тексте Кодекса, ни в теории уголовного права не гово­ рится о том, что следует понимать под действиями корпорации. Указывается лишь на то, что под виной организации понимается вина ее управляющего или представителя. г Французский УК разрабатывает для юридических лиц специальную сис­ тему наказаний (ст. 131-37, ст. 131-39). Первое место в ней занимают штрафы высоких размеров. Как пишет Н.Ф. Кузнецова, "наказание юридических лиц в пять — десять раз строже, чем наказание физических лиц. Максимальный штраф составляет: за преступление 250 миллионов F, за проступок 5 миллио­ нов F, за нарушение 5-го класса 50 тысяч F. В случае повторного привлечения к уголовной ответственности максимум штрафа удваивается ".

Кроме штрафа к юридическим лицам применяются также следующие на­ казания: ликвидация юридического лица (указанное наказание не может быть назначено юридическим лицам публичного права, политическим партиям и профсоюзам (ст. 131-39 УК Франции));

запрещение, окончательное или на срок См. Кузнецова Н.Ф. Новый Уголовный Кодекс Франции // Вестник МГУ. Серия 11 Право. 1994. №2.

*4Г не более пяти лет, осуществлять прямо или косвенно один или несколько видов профессиональной или общественной деятельности;

помещение на срок до пя­ ти лет под судебный надзор;

закрытие, окончательное или на срок не более пя­ ти лет, всех заведений или одного или нескольких заведений предприятия, ис­ пользовавшихся для совершения инкриминируемых действий;

запрещение, окончательное или на срок до пяти лет, совершения сделок с государ­ ственными организациями;

запрещение, окончательное или на срок не более пяти лет, привлечения сбережений населения;

запрещение на срок не более пя­ ти лет выдавать чеки или использовать кредитные карточки;

конфискация предмета, который использовался или предназначался для совершения пре­ ступного деяния, или предмета, явившегося его результатом;

афиширование принятого судебного постановления или распространение информации о нем через прессу или через любые аудиовизуальные средства распространения ин­ формации'^^.

После вступления в силу Уголовного кодекса Франции, 31 палата Испра­ вительного суда Парижа (Tribunal de grande instance), специализирующаяся на экономических спорах и "уголовном трудовом праве", уже рассмотрела не­ сколько исков против юридических лиц. Вот лишь несколько дел, связанных с уголовной ответственностью юридических лиц, по которым суд вынес реше ния.

Первое решение данного суда, вынесенное 9 мая 1995 г., касалось под­ польного труда. В данном случае в качестве обвиняемых предстали юридиче­ ское лицо-наниматель и физическое лицо-предприниматель, которым вменя­ лось в вину использование подпольного работника для осуществления опреде­ ленных работ, признанных незаконными. В итоге суд признал виновным и предприятие, и физическое лицо.

'"* Ст. 131-39 УК Франции. См. Уголовный кодекс Франции / Научи, ред. Л.В. Головко, Н.Е. Крылова. СПб.:, 2002. С.112-113.

"^ См. Гугкаев С. Указ. соч., С.126-127.

Решением Исправительного суда Парижа 3 ноября 1995 г. сразу два юридических лица были признаны виновными в непреднамеренном причине­ нии телесных повреждений, повлекших трехмесячную нетрудоспособность потерпевшего. Суть данного дела заключалась в производственном несчастном случае, произошедшем на очистительном заводе. В ходе расследования было установлено, что падение потерпевшего было вызвано разрывом ржавого штифта, держащего помост, на котором стоял работник. Одно юридическое лицо обвинили в халатности, в связи с непринятием мер предосторожности на производстве, в частности, за то, что не была проведена проверка на прочность помостов, на одном из которых и находился потерпевший. Второе юридиче­ ское лицо также обвинили в халатности, но уже в связи с несвоевременной проверкой штифтов, которые оказались к моменту несчастного случая ржавы­ ми. Таким образом, несоблюдение норм трудового права повлекло за собой уголовную ответственность.


В обоих приведенных выше случаях юридические лица понесли наказа­ ние в виде штрафа.

Более осторожное решение вопроса об уголовной ответственности юри­ дических лиц содержатся в уголовном законодательстве Нидерландов.

При вступлении в силу Уголовного кодекса Голландии в 1886 г. такое юридическое понятие, как уголовная ответственность юридических лиц, есте­ ственно, еще не применялось. Опираясь на понятие universitas delinquere поп potest, законодатель при этом исходил из того, что только физические лица могут иметь умысел или нести вину ("mens геа") и только физические лица, то есть люди, могут быть заключены в тюрьму'''^.

Однако, в 1950 г., был принят Закон "Об экономических нарушениях" (точнее переводить: Кодекс Экономических Деликтов), который предусматри "° См. Хрунхаузен М. Некоторые основы и главные принципы Нидерландского Уголовного Кодекса // Уголов­ ный Кодекс Голландии. Научн. ред. проф. Б.В. Волженкин, пер. с англ.. И.В. Мироновой. 2-е изд. - СПб.., 2001.

С. 27.

вал уголовную ответственность юридических лиц за виновно совершенное пре­ ступление.

В ст. 15 Кодекса Экономических Деликтов определяется, что в случае со­ вершения экономического преступления уголовной ответственности и наказа­ нию подлежит юридическое лицо или его руководитель, отдавший приказ на совершение преступления, или лицо, имевшее фактическое лидерство в проти­ воправном действии или бездействии, или все вместе. Эта смена позиции зако­ нодателя стала возможной в силу того, что в теории права уголовная ответст­ венность теперь рассматривалась как система социального регулирования эко­ номических отношений, субъектом которых все чаще становится юридическое лицо. По мнению Ремелинка, чисто функциональный и прагматичный подход к таким целям уголовного наказания, как восстановление социальной справедли­ вости, частная и общая превенция, где субъектом ответственности является не только физическое, но и юридическое лицо, вполне возможен. При этом он со­ глашается, что в любом случае "юридическое лицо существует только в законе, а не в действительности и не может физически совершить преступление". Но, по его словам, если обязанность согласия с законом лежит на самой корпора­ ции, а не на ее руководителе, то "становится трудно не признать их уголовную ответственность, когда норма нарушена"'''.

Кодекс Экономических Деликтов принимался для того, чтобы восстано­ вить баланс в конкурентоспособных отношениях, так как основной целью эко­ номического преступления является достижение преимущества на рынке. Од­ нако на этот раз законодатель посчитал нецелесообразным ужесточать ответст­ венность тех служащих корпорации, которые допускают в ходе своей профес­ сиональной деятельности уголовное правонарушение, стремясь тем самым принести пользу корпорации, не стал определять дополнительных видов нака­ зания или иным образом предусматривать какие-либо сдерживающие факторы.* для физических лиц, а установил уголовную ответственность юридических лиц, на которых лежит обязанность обеспечения согласия с законом. "Конку­ ренты корпорации не будут защищены уголовным преследованием и наказани­ ем физического лица, совершившего преступление в пределах сферы юридиче­ ского лица. Само юридическое лицо должно быть наказано и, таким образом, утратить незаконно полученное преимущество...".

Идея ответственности корпораций в уголовно-правовом порядке была положительно воспринята в нидерландской теории права. Следом за этим спе­ циальным уголовным законом такую ответственность стали предусматривать в иных законодательных актах.

А в 1976 г. в новой редакции ст. 51 1-й Книги УК Голландии в качестве субъекта уголовной ответственности законодатель определяет наравне с физи­ ческими юридические лица'^^.

Уголовный кодекс Голландии в ст. 51 содержит следующее определение корпоративного преступления:

"1. Существует две категории уголовных преступников: физические лица и юридические лица.

2. Если уголовное правонарушение совершается юридическим лицом, то по возбужденному уголовному делу могут быть назначены наказания и приня­ ты меры, насколько это возможно, в соответствии с законом:

1) в отношении юридического лица;

или 2) в отношении лиц, кто дал задание совершить это уголовное правона­ рушение, и тех, кто руководил таким противоправным поведением;

или 3) совместно в отношении лиц, упомянутых в пунктах (1) и (2).

' " См.: D. Hazewinkel-Suringa, J. Remmelink. Inleiding tot de studie van het Nederlands Strafrecht, Gouda Quint.

Amhem, 13 edition, 1994. p. 136.

" ^ C M. : R.A. Torringa, De reclitspersoon als dader;

strafbaar leidinggeven aan rechtspersonen, Monografieen Strafrecht, Gouda Quint BV, 1988, Pan 2,2nd edition, p. 24.

"^ CM. Хрунхаузен M. Некоторые основы и главные принципы Нидерландского Уголовного Кодекса. // Уголов­ ный Кодекс Голландии. Научн. ред. проф. Б.В. Болженкин, пер. с англ.. И.В. Мироновой. 2-е изд. - СПб., 2001, С. 28.

3. При применении предыдуш;

их частей считается, что к юридическим лицам приравниваются: судоходное общ;

ество (rederij) и неинкорпорированные ассоциации, такие, как неинкорпорированная компания (vennootschap zonder rechtsperso onlijkheid), товарищество (maats chap) и специальные фонды".

Прежде всего, следует отметить, что законодатель, признав за корпора­ циями возможность совершения ими преступления, более не ограничивает ка­ тегорию уголовных правонарушений, за которые они могут быть привлечены к уголовной ответственности и понести наказание. В ст. 15 Кодекса Экономиче­ ских Деликтов содержалось некоторое ограничение в этом отношении: только экономические преступления.

Кроме того, в Кодексе Экономических Деликтов определялся круг физи­ ческих лиц, действия и вина которых принимались за соответствующее винов­ ное поведение корпорации. В него входили все ее сотрудники, управляющие, агенты и представители, действующие в пределах своих полномочий, обозна­ ченных трудовым договором. В УК это уточнение отсутствует. История разви­ тия корпоративной уголовной ответственности в Нидерландах указывает на то, что она построена по модели, основанной на доктрине "respondent superior", поэтому лицом, незаконные действия которого признаются действиями корпо­ рации, может быть любой из ее служащих, вне зависимости от должностного положения.

Нидерландское уголовное законодательство, так же как и американское, не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления требование к деянию, состоящее в том, чтобы служащий действовал в рамках своих служебных полномочий. Главным условием здесь является то, что подобное деяние по своей сути соответствовало в целом прак­ тике ведения дел на предприятии.

"* См. Уголовный Кодекс Голландии / Научи. Ред. проф. Б.В. Волженкин, пер. с англ.. И.В. Мироновой. 2-е изд.

-СПб.,2001. С. 179-180.

Ф в 1954 году, в деле "Железной проволоки"''^ голландец Хог Раад разра­ ботал тест для определения тех действий сотрудников, за которые на корпора­ цию должна налагаться уголовная ответственность. Для этого необходимо бы ло руководствоваться двумя критериями. Во-первых, корпорация должна опре 1 делить, должен ли сотрудник поступать подобным образом. Во-вторых, дейст­ вия сотрудника должны входить в категорию действий, обычно приемлемых для корпорации, таким образом, чтобы можно было рассматривать их как обыкновенную деловую практику компании''^.

^ Считается, что первый критерий будет налицо почти во всех случаях, по­ скольку корпорации, имея иерархическую структуру, обладают возможностями предотвращения совершения незаконных действий сотрудниками. "Достаточно того, что корпорация имеет такую возможность, а насколько эффективно она ее использует, не имеет значения""^.

Второй критерий применялся судами в широком толковании: в деле *;

"Университет Кронинген" было установлено, что не только решения дирекции,. но и решения, принимаемые на более низком уровне, могут являться основани ем для признания уголовной ответственности корпорации. Из этого следует, что даже действия сотрудника, не занимающего высоких должностей в корпо­ рации, могут привести к наложению уголовной ответственности на корпора ^ цию, если будут установлены два необходимых критерия. К тому же, было ус­ тановлено, что вина различных лиц, действующих в рамках корпорации, может приниматься на суммарной основе, В одном из дел больница была обвинена в убийстве человека после того, как пациент скончался во время хирургической операции из-за использования сотрудниками больницы устаревшего анестези ческого оборудования. Помимо того, что данное дело является первым случаем * в Нидерландах, когда корпорацию обвинили в убийстве человека, так еще и * " ' См. Supreme Court, 23"* of February 1954,378. (Ijzerdraad case).

"* См.: Hoge Raad, 12 June 1977 (1979) Nederlandse Jurisprudentie 330.

CM. Ibid., at p. 15.

.4^ обвинение являлось результатом объединения вины различных индивидуумов, вовлеченных в это дело (не только тех, кто выполнял хирургическую опера­ цию, но и управление больницы, которое было виновно в наличии в больнице устаревшего оборудования). Суд также подчеркнул тот факт, что управление могло и должно было предотвратить использование ненадежного оборудова­ ния.

Итак в уголовном праве Нидерландов, считается, что юридическое лицо совершает деликт, если "речь идет о действии, которое в общественном обихо­ де считается действием юридического лица. При этом должно быть установле­ но, что речь идет о сделке, которая данным юридическим лицом принимается (то есть не "corpus alienum") и которая, в общем, находится в сфере его влия­ ния. Мы говорим о "критерии принятия" и, соответственно, о "критерии при надлежания""''^.


Если деяние таким образом может быть вменено юридическому лицу, то за него может быть наказано как само юридическое лицо, так и физические ли­ ца, которые сами совершили запрещенный поступок, а также те, кто дал зада­ ние на его выполнение или осуществлял фактическое руководство при его вы­ полнении. Наемные работники и руководители, таким образом, никогда не мо­ гут прикрываться ответственностью юридического лица.

Тем не менее. Кодекс не уточняет, в каких случаях правонарушение счи­ тается совершенным именно корпорацией. Предполагается, что решение о со­ вершении или несовершении какого-либо действия, а также его одобрение, должно исходить от юридического лица (в большинстве случаев от админист­ рации). Если правонарушение считается совершенным юридическим лицом, преследоваться и нести ответственность может не только юридическое лицо.

Кроме или вместо него преследоваться и нести ответственность могут те, кто * I • непосредственно дал приказ выполнить действия, которые привели к правона а* рушению, а также те, кто этими действиями руководил. Таковыми считаются лица, обладающие полномочиями принимать решения о совершении или несо­ вершении какого-либо действия, а также его одобрить. В случае упущений (бездействия) проводится проверка, принял ли человек все разумно необхо­ димые, находящиеся в его компетенции меры для предотвращения действий или сознательно шел на риск и прибегал к запрещенным действиям.

На взгляд голландского ученого Марка Хрунхаузена, наиболее важными аргументами в пользу регулирования уголовной ответственности юридических лиц, согласно статье 51 УК, являются следующие''^:

1. Гармония в рамках правовой системы. Юридические лица уже давно признаются субъектами права в гражданском и административном праве. Учи­ тывая возросшее значение юридических лиц в жизни общества, желательно и уголовное право гармонизировать в этой плоскости с другими секторами права.

2. Статья 51 УК служит тому, чтобы устранить пробелы в уголовно правовой ответственности. При совершении преступлений в предприниматель­ ской сфере часто невозможно указать конкретное лицо, которое совершило де­ ликт во всех его составных элементах. Кроме того, привлечение к ответствен­ ности наемных работников зачастую почти не влияет на деятельность предпри­ ятия.

3. Наложение наказания. Часто личная вина наемного работника, совер­ шающего деяние, относительно мала. Наказание юридического лица делает в таком случае возможным наложение санкций, которые соразмерны ущербу, нанесенному обществу соответствующим деликтом.

Уголовно-правовая ответственность юридических лиц рассматривается в рамках нидерландского правопорядка как необходимое условие для эффектив "* См. Хрунхаузен М. Указ. соч., С. 28;

Тонинг Р.А. Наказуемость юридических лиц. Диссертация. Хронинген — Арнхем. 1984.

' " См. Хрунхаузен М. Указ. соч., С. 29.

ной борьбы с крупной и организованной преступностью. Многие "современ­ ные" виды деликтов, как, например, мошенничество при получении субсидий, компьютерная преступность, преступность в сфере охраны окружающей среды, экономические деликты, коррупция в деловом обиходе, совершаются именно в рамках предпринимательской деятельности. Догматические взгляды вековой давности должны быть поэтому модернизированы с тем, чтобы сделать воз­ можным адекватное использование уголовного права^^'^.

В качестве уголовного наказания, применяемого к корпорации, УК Гол­ ландии предусматривает штрафные санкции шести категорий, которые в не­ сколько раз превышают аналогичные штрафы, применяемые к физическим ли­ цам. Максимальный размер штрафа, предусмотренный конкретной уголовно правовой нормой, может быть увеличен судьей, если тот сочтет это необходи­ мым. Иные виды наказания для корпораций были определены в Кодексе Эко­ номических Деликтов и поэтому могут считаться применимыми по отношению к остальным преступлениям, в совершении которых корпорация может быть признана виновной. В их число входят: конфискация предметов, используемых при совершении преступления;

приостановление деятельности корпорации сроком до одного года;

лишение определенных прав и привилегий сроком до двух лет;

направление корпорации под наблюдение;

опубликование приговора;

конфискация незаконно полученных доходов.

Подводя итог сказанному, можно констатировать следующее: развитие в первой половине 20 века теории функционального преступления привело к ус­ тановлению постулата, согласно которому корпорация должна подлежать уго­ ловной ответственности в результате совершения преступления ее членом и от ее же имени на том основании, что она как субъект правоотношений наделена обязанностью обеспечить согласие с законом. В Голландии это правило перво­ начально предусматривалось в Кодексе Экономических Деликтов и распро См. Хрунхаузен М. Указ. соч., С. 30.

странялось только на уголовно-правовые отношения в сфере экономических преступлений. В дальнейшем оно было воспринято и в рамках Уголовного ко­ декса, что объясняется традициями законодательной техникой этой страны (большинство нововведений, установленных сперва в специальных уголовных законах, затем находят свое закрепление и в УК Голландии).

Подводя промежуточный итог, следует констатировать, что в законода­ тельстве ряда стран континентальной Европы на сегодняшний день намечается тенденция к введению института уголовной корпоративной ответственности, а иногда к расширению этого института'^^ с целью получения наиболее мощ;

но го рычага воздействия на те юридические лица, в которых служащие во время исполнения своих профессиональных обязанностей совершают преступления с целью получения какой-либо выгоды для организаций'^^. Во Франции и Гол­ ландии принятию столь радикальных мер способствовали определенные осо­ бенности уголовного законодательства этих стран. Так, в силу предусмотрен­ ной в прежнем Уголовном кодексе Голландии возможности законодателя в рамках специального уголовного закона предусматривать положения, прямо противоречащие кодексу, уголовная ответственность юридических лиц косвен­ но существовала. Согласно же специфике законодательной техники этого госу­ дарства такие противоречия, как правило, в дальнейшем решаются в пользу 4 специального уголовного закона, что в свою очередь отражается посредством внесения соответствующих изменений в уголовный кодекс. Похожая ситуация была и во французском уголовном законодательстве, когда уголовная ответст­ венность юридических лиц предусматривалась отдельными уголовными зако­ нами, имевшими равную юридическую силу с Уголовным кодексом, по кото '^' Например, во Франции вступил в силу новый Закон Франции о предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека, 2001 г., вводящий в главе 2 более десяти новых к « уголовных составов, ответственность за которые несет и юридическое лицо. Текст 676, 30 мая 2001 г.

Национальная Ассамблея, одиннадцатый созыв, сессия 2000-2001 гг. Окончательный текст.

Перевод с фр.: Проровой Л.К. См. Internet: http://www.state-religion.ru/cgi/run.cgi?action=show«&;

obj=1421.

рому субъектом преступления и уголовной ответственности могло быть только физическое лицо.

В отдельных европейских государствах институт уголовной ответствен­ ности юридических лиц только предполагается ввести. Так, предусматривается возможность уголовной ответственности юридических лиц в ст. 9 проекта УК Финляндии (в редакции 1990 г.). А в Норвегии предполагается ввести уголов­ ную ответственность юридических лиц за преступления, совершенные в пользу юридического лица - государственного или муниципального учреждения, при ^ условии, что сам служаш;

ий действовал виновно, а также в случае анонимного или общего неправомерного поведения.'^^ Нельзя не отметить и прошедшую реформу уголовного законодательства в Китае. Одним из новшеств в Уголовном кодексе КНР 1997 г. является уста­ новление уголовной ответственности юридических лиц за конкретные виды преступлений, которые перечислены в Особенной части^^'*. Применительно к ";

этим Преступлениям законодатель употребляет понятие "корпоративное пре » ступление". В двух статьях Обш;

ей части (ст, 30-31) определяются основания и.• •• порядок ответственности юридических лиц за корпоративные преступления.

По ст. 30 УК КНР, за деяние, совершенное компанией, предприятием, непроизводственной единицей, учреждением, организацией, причинившее Щ ущерб обществу, в случаях, предусмотренных в статьях Особенной части, на­ ступает уголовная ответственность. Ст. 31 УК КНР предусматривает, что за со­ вершение такого преступления юридическое лицо наказывается штрафом, а руководители и непосредственно ответственные лица за совершение указанных преступлений подлежат уголовной ответственности по соответствующим статьям УК.

* • Например, в 2002 году в Молдове прошла реформа уголовного законодательства и в новом Уголовном Ко­ дексе страны закреплена уголовная ответственность юридических лиц. См. Газета "Экономическое обозрение" (Молдова) №15 (463) от 26 апреля 2002 г.

' " См. Келина С.Г. Указ. соч. С.50.

Особенная часть УК КНР содержит значительное количество статей, предусматривающих ответственность юридических лиц за совершение корпо­ ративных преступлений. Так, ст. 150 определяет, что субъектами преступлений против социалистического рыночного экономического порядка, предусмотрен­ ных статьями 140-148, могут быть признаны юридические лица. Это: пересор­ тица и отпуск потребителям поддельной продукции, производство и сбыт под­ дельных, некачественных лекарств, производство нестандартной электротех­ ники, пневмотехники, взрывоопасной продукции, ядохимикатов, пар­ фюмерных изделий и т. п. Соответствующие организации и учреждения за со­ вершение указанных преступлений наказываются штрафом, а руководители и непосредственно ответственные лица этих организаций и учреждений несут ответственность по указанным статьям УК КНР.

Уголовная ответственность юридических лиц предусмотрена за незакон­ ное производство и торговлю или перевозку оружия, боеприпасов и взрывча­ тых веществ (ст. 125), различные виды контрабанды (ст. 151—153), ис­ пользование при регистрации компании фиктивных документов, декларирова­ ние ложных сведений об уставном капитале (ст. 158—159), различные престу­ пления против порядка регулирования в сфере финансов, включая подделку го­ сударственных казначейских билетов и ценных бумаг (ст. 174—182), и т. д.

Таким образом в новом УК КНР даны основания уголовной ответствен­ ности юридических лиц и в нем содержится развернутая система норм, преду­ сматривающих ответственность юридических лиц за конкретные виды престу­ плений. Появление в Уголовном кодексе такой системы свидетельствует о стремлении законодателя поставить заслон широкому распространению в стране организованной преступности в области промышленного производства, кредитно-финансовых и валютных операций, таможенного контроля и т. п.

Оно вызвано реальными условиями современного развития общества, со ' ^ См. Ахметшин X. М., Ахметшин Н. X., Петухов А. А. Современное уголовное законодательство КНР. М., С.

стоянием преступности в сфере экономики в целом. Более того, КНР расши­ ряет и уточняет сферу применения уголовной ответственности юридических лиц.

Так, в декабре 1998 г. в Китае были подведены итоги кампании по борьбе с незаконными валютными операциями, развернутой в масштабах всей страны.

Были проверены декларации на импорт, поступившие с января по июнь того года, обозначенная стоимость товаров, в каждой из которых превышала тыс. долл. США. В результате были установлены факты махинаций на сумму, превышающую 5 млрд. долл. США в них оказались замешаны более предприятий. С сентября круг проверок был расширен, и вскрылись незакон­ ные операции на сумму 1,2 млрд. долл., в которых участвовали 627 предпри­ ятий. Всего правоохранительными органами было заведено 230 дел на сумму более 4 млрд. долл. В такой обстановке вполне логичным явилось принятие на 6-м заседании ПК В CHIT девятого созыва 29 декабря 1998 г. Постановления о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой, которое вступило в силу 31 декабря 1998 г. В указанном постановлении предусматривается и внесение текстуальных изме­ нений в УК 1997, а именно (ст. 190) — утечка за границу иностранной валюты.

При самовольном ее размещении за границей или незаконном переводе за гра­ ницу на значительную сумму компании, предприятия или организации наказы­ ваются штрафом в размере от 5 до 30% соответствующей суммы;

лица, непо­ средственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответст­ венные лица караются лишением свободы до пяти лет либо арестом. При утеч­ ке иностранной валюты на крупную сумму или других отягчающих обстоя­ тельствах размер штрафа остается неизменным, а срок лишения свободы уже увеличивается до пяти и более лет. Ранее в ст. 190 была закреплена уголовная 28-29.

'^^ См. Ахметшин X. М., Ахметшин И. X., Петухов А. А. Указ. соч., С. 29.

'^* См. Информационный бюллетень агентства Синьхуа, 24.12.1998.

ответственность только государственных компаний, предприятий и организа­ ций, сейчас — всех форм собственности;

увеличен максимальный срок лише­ ния свободы (прежде до пяти лет). Введены новые составы преступлений, по которым возможно привлечение к уголовной ответственности юридического лица (например, за утаивание или умышленное уничтожение по закону подле­ жащих хранению бухгалтерских документов, книг, финансово-бухгалтерских отчетов и т.д.).

Обращ,ает на себя внимание и факт введения Республикой Молдова уго­ ловной ответственности юридических лиц, причем впервые из постсоветских ^ стран. Данные нововведения будут рассмотрены несколько ниже.

Вместе с тем, ряд стран воздерживается от привлечения к уголовной от­ ветственности юридических лиц, но стремится изыскивать иные способы воз­ действия на них в случаях правонарушающей общественно опасной деятельно­ сти.

В законодательстве таких стран вместо уголовной ответственности юри­ дических лиц предусматривается альтернативная модель ответственности кор­ пораций, так называемая система "ersatz". Как правило, эта система представ­ ляет собой предусмотренный законом порядок административной ответствен­ ности юридических лиц за совершение руководителем, иным представителем этого лица административного правонарушения или преступления. Наиболее часто применяемой в отношении корпораций санкцией являются администра­ тивный штраф.

Наиболее типичным примером системы "ersatz" является немецкое зако­ нодательство. Так, в Германии существует строгая законодательная система административных санкций (Ordnungswidrigkeiten), регламентирующая особый порядок взыскания административного штрафа (Geldbussen) не только с физи­ ческих, но и с юридических лиц. Основанием административной ответственно См. Ахметшин Н. X. Новации в современном уголовном законодательстве КНР // Право и политика Между сти корпораций в таких случаях является совершение служащим корпорации особого вида административного правонарушения (Widrigkeiten). Если такое деяние совершается тем же лицом в своих интересах, тогда оно квалифициру­ ется, согласно уголовному законодательству Германии, как малозначительное 11й преступление (Ubertretungen).

Раздел 30 Закона об административных правонарушениях (Ord nungswidrigkeiten) ограничивает категорию физических лиц, чьи действия мо­ гут служить основанием для признания ответственности корпораций.

Ответственность налагается на корпорацию только в тех случаях, когда # действия совершаются законными представителями корпорации или ее дирек­ торами. Однако ограничительные рамки применения упомянутого закона по отношению к юридическим лицам раздвигаются двумя способами. Во-первых, не требуется устанавливать конкретных физических лиц, допустивших право­ нарушение, в случае, когда суд сочтет очевидным, что такие действия были со­ вершены кем-то из категории лиц, описанных в разделе 30 Закона об админи­ стративных правонарушениях. Во-вторых, в соответствие с разделом 130 того же закона отсутствие должного контроля за подчиненными (Aufsichtspflichtver letzung) рассматривается как административное правонарушение. Иными сло­ вами, если противоправное деяние совершается сотрудником, который не вхо­ дит в перечень лиц (руководящий состав), ограниченный разделом 30, и такое деяние могло быть предотвращено руководящим работником, то такое отсутст­ вие должного контроля может являться основанием для взыскания админист­ ративного штрафа с юридического лица.

Отсутствие должного контроля со стороны уполномоченных на то руко­ водящих лиц корпорации, как правило, может являться результатом плохой ор­ ганизации в системе корпорации (то есть ни на кого из ее сотрудников не была возложена ответственность за выполнение определенных обязанностей в рам народный научный журнал. №10. 2000.

ках корпорации). В то же время сложная структура корпорации не позволяет четко доказать, что улучшение контроля со стороны руководящего состава компании могло бы предотвратить совершение рядовыми служащими правона рушения или преступления.

Для того, чтобы противоправное действие руководителя или иного пред­ ставителя корпорации было квалифицировано как уголовное или администра­ тивное правонарушение (Verbandsunrecht), согласно немецкому законодатель­ ству, необходимо доказать, что это действие внешне соответствовало полномо­ чиям лица, его совершившего.

В качестве наказания в Законе об административных правонарушениях предусматривается штраф (Verbandsgeldbusse), максимальный размер которого варьируется в зависимости от того, носило ли корпоративное правонарушение уголовный или административный характер. Для преднамеренных преступле­ ний размер максимального штрафа составляет один миллион немецких марок, за непреднамеренные уголовные преступления - пятьсот тысяч немецких марок (теперь размеры штрафов исчисляются в евро). Максимальный штраф за адми­ нистративное правонарушение, как правило, устанавливается в конкретной санкции. Однако штраф должен быть увеличен, если максимальный размер предусмотренный санкцией меньше, чем выгода, полученная юридическим ли­ цом от противоправных действий. Таковы основные положения немецкого за­ конодательства, предусматривающего административную ответственность юридических лиц за совершение правонарушения со стороны служащих этих лиц. Аналогичная, по сути, форма ответственности существует и в законода­ тельстве Бельгии, когда признается уголовная ответственность служащего компании, но, поскольку он действовал в рамках корпорации, санкция (штраф) налагается на корпорацию. В Испании, Португалии также существует иногда '^* См.: Mezer Е., Blei И., Strafrecht. Allg. Teil. Munchcn, 1973. S. 162.

'^' См.: F. Deruyck. Probleme der Verfolgung und Ahndehung von Verbandskremena. Deutschen und belgischen Recht.

(1992) // Zeitshrift flir gezamte Strafrechtswissenschaft. 772.

прямо называемая правоприменителем квазиуголовная ответственность, при­ меняемая в основном в сфере налоговых, таможенных правонарушений, а так­ же в сфере морского рыболовства. Эта ответственность характеризуется отно­ сительно мягкими наказаниями в виде штрафов^^^.

§ 3. Уголовное наказание юридических лиц в зарубежных странах.

Спектр применяемых за рубежом уголовных наказаний очень широк.

Первое место по частоте и объемам применения заслуженно занимает такой вид наказания как штраф.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.