авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Ситковский, Илья Викторович 1. Уголовная ответственность юридический лиц 1.1. Российская государственная Библиотека ...»

-- [ Страница 3 ] --

Денежные взыскания представляют чрезвычайный интерес как классиче­ ская правовая санкция, широко используемая в разных странах. Штраф - это наиболее распространенная уголовная санкция для юридических лиц. Однако и здесь остается много спорных вопросов, подлежащих разрешению, в частности назначение соответствующего штрафа. Следует отметить, что в зависимости от сферы распространения штрафов, обычно налагаемых на корпорации, выделя­ ются различные цели и методы исчисления суммы штрафа, для того, чтобы он был и справедливым, и эффективным.

Например, в ФРГ (при квазиуголовной ответственности) критерии назна­ чения денежного штрафа не являются точно определенными. При назначении денежного штрафа принимается во внимание не только само содержание про­ тивоправности деяния, представляющего исходный момент, но и вклад коллек­ тивного субъекта в генезис запрещенного деяния'^ ^.

Денежный штраф в ФРГ назначается, как правило, в связанном производ­ стве (verbundenes Verfahren), осуществляемом против субъекта деяния и против CM. Никифоров A.C. Указ. соч., С. 23, Гугкаев С. Указ. соч., С. 123.

'^' Pratz Cramer, KK-OwiG, §30 nb. 128;

MuUer, Juristische Person, s. 82 ff;

Mitsch, Ordnungswidrigkeiten, s. т коллективного субъекта (§30 I Howig)'^^. Так называемый изолированный де­ нежный штраф в определенных условиях может быть очевидно назначен в са­ мостоятельном (отдельном) производстве против предприятия. О существова­ нии предпосылок к избранию именно такой формы производства решение принимается органами преследования, или вообще не возбуждается уголовного дела против представителя коллективного субъекта, либо прекращается произ­ водство против него, либо отказываются от назначения наказания.

В ряде стран штраф, налагаемый на компанию, исчисляется как много­ кратный штраф за некоторые правонарушения граждан, который можно на­ звать коэффициентом-множителем. Во Франции, например, коэффициент множитель — 5. В ряде правовых систем были установлены максимальные штрафы, в основном от 1 до 20 млн. долларов США. Некоторые законы не оп ределяют максимальный лимит штрафа (Канада, Дания). Интересно, что ан­ тимонопольное законодательство Европейского Союза предусматривает ком­ промисс между фиксированным штрафом и интересами предприятия путем ус­ тановления суммы исходя из 10% оборота компании в текущем году. В ФРГ верхняя граница денежного штрафа в случая совершения преступления лицом, действующим в рамках предприятия, составляет 1 млн. DM. При нарушении предписаний картельного права или соответствующего нарушения обязанно­ стей по контролю, она может подняться и составлять суммы, значительно пре­ вышающие 1 млн. DM'"''*.

В таких странах, как Соединенные Штаты, угроза большого штрафа по­ ощряет законные сделки между прокурором и адвокатом о мере наказания'^^.

"^ Ordnungswidrigkeitengesetz — аналог российского кодекса об административных правонарушениях, хотя и отличающийся от него.

" ' В Канаде нет максимального предела для обозначенных правонарушений;

об этом подробно пишет Хили (Healy) в главе об уголовной ответственности корпораций по законодательству Канады. См. De Doelder/Tiedemann (note 4), p. 200.

"* Brickey. Софога1е and White Collar Crime. 2nd ed. Boston, 1995. P. 768;

Wise, in: de Doelder/Tiedemann (Op.

cit.). P. 398;

Steinherr/Steinmann/Olbrich. The U.S. — Sentencing Commission Guidelines. Wiesbaden, 1977. P. 12 f.

' " Thaman, Umweltstrafrecht in den USA, in: Eser/Heine Umweltstrafrecht in England, Kanada mid den USA, Freiburg, 1997. P. 490.

Иногда главной целью увеличения штрафа (в некоторых случаях 100 млн.

долл.) является удержание от совершения преступления (США, антимонополь­ ное законодательство ЕС). Оппоненты данного подхода утверждают, что со­ лидные штрафы могут выбросить компанию из бизнеса и тем самым вызвать недовольство наемных работников и акционеров'^^.

Чтобы избежать этого и добиться максимального эффекта от наказания, в Австралии, например, разработаны руководящие указания по применению штрафов, которые принимают во внимание характер и сферу незаконного дей­ ствия, любые вызванные им потери и ущерб, сопутствующие обстоятельства и предыдущие обвинения. Они также учитывают размер компании, ее положение на рынке, наличие или отсутствие цели совершения преступления, период, в течение которого он совершался, было ли нарушение результатом руководства высшего или низшего уровня управления, соответствовала ли политика и "кор­ поративная культура" компании федеральному законодательству, сотрудничала ли компания с властными системами. Подобные критерии зафиксированы и в руководящих указаниях США, а также в антимонопольных прецедентах Ев­ ропейского Суда'^^.

Такой вид уголовного наказания как полная конфискация имущества, как мера, являющаяся видом "коллективной смертной казни", предусмотрена, на­ пример, американским законодательством против организаций, преследующих уголовно наказуемые цели, чтобы не только поставить корпорацию вне бизне­ са, но и лишить ее возможности действовать. Цель этой меры — конфисковать все имущество обанкротившейся фирмы, оставшееся после уплаты всех закон "* См. раздел об ответственности корпораций в США, подготовленный Хардингом (Harding) в: de Doelder/Tiedemann Op. cit, p.381;

Box, Power, Crime Mystification, London 1983, p. 381.

"^ CM. Хайне Г. Коллективная уголовная ответственность: проблема санкций, предварительные замечания // Право и политика международный научный журнал, №6 2001.

"* Впскеу. Ор. cit. Р. 768;

Gyselen, Wirtschaft und Vewaltung. 1993. 570 ff.

ных требований добросовестным кpeдитopaм^•'^. Такая санкция, как конфиска­ ция имущества, используется в мире достаточно часто. Большинство стран восприняли множество способов конфискации дохода от преступления.

Другой вид санкций — лишение предоставленных льгот, который может включать, например, лишение субсидий или налоговых преимуществ'"*^. Там, где государство играет большую роль, особенно в случае обладания монополи­ ей, подобные меры могут доходить до принудительного прекращения деятель­ ности компании.

Значительный теоретический интерес представляет такая санкция, как ог­ раничения предпринимательской свободы.

Национальные законодатели и суды стали прибегать чаще ко второй группе санкций (первая — это имущественные санкции), называемых "ограни­ чением предпринимательской свободы". Их цель — повлиять на поведение корпорации прямо или косвенно через введение ограничений:

• приостановление некоторых прав (Нидерланды, Финляндия) • запрет определенной деятельности (Польша, Финляндия, ЕС) • регулирование организации и выпуска продукции (Нидерланды) • смещение директора (рекомендации ЕС 1988) • конфискация, назначение доверительного управляющего (Нидерланды, Фин­ ляндия) • принудительная продажа компании (Япония) • закрытие предприятия/отделов (ЕС, США, Нидерланды) '^' По США см.: Wise. Criminal Liability of Софога11оп8 — USA, in de Doedle / Tiedemann (eds.) Criminal Liability of Coфorations, The Hague, 1996. P. 394 // Moore. Arizona Law Rewiew, 1992. №34. P. 781;

и др., a также раздел 6.04 Примерного Уголовного Кодекса США.

'*** Ст. 7f Кодекса экономических деликтов (Нидерланды);

ст.ст. 139-39 (5), 131-48 (3) Уголовного кодекса (Франция);

ст. 8е Экономического Уголовного Закона (Португалия).

• прекращение деятельности предприятия (ЕС, Польша).

Американский Федеральный Верховный суд в 1988 г.''*' установил кол­ лективное "заключение", которое, исходя из решения суда, является условным эквивалентом меры пресечения, заключения под стражу. Коллективное "за­ ключение" может быть совершено путем передачи корпорации под опеку;

под ограничениями можно понимать наложение ареста на имущество предприятия или лишение свободы действий. Верховный суд обратил внимание на то, что штраф представляет собой стоимость осуществления бизнеса и его размер мал по сравнению с потенциальными доходами: "данная же мера приводит к тому, что принимающие решения узнают, что, если они будут пойманы, корпорация потеряет больше, чем они могли получить"'"*^.

Целью более строгой санкции — закрытие (прекращение деятельности) предприятия, что соответствует полной конфискации имущества — является защита интересов граждан. Эта исключительная мера направлена на защиту общества от криминальных организаций, предприятий, которые представляют высокую степень реальной опасности, а также демонстрирующие ненадлежа­ щее управление или безответственность. Все в большем числе стран усилива­ ются полномочия уголовного суда для более эффективного контроля коллек­ тивных преступлений, что приводит к изменению традиционных властных функций государства.

Суд имеет право применять множество приказов для запрета незаконной деятельности, которая может повлиять на положение на рынке. К этим мерам относится лишение лицензии, запрет выполнения определенных действий, та­ ких, как участие в публичных заявках на подряд, выпуск конкретных товаров, заключение контрактов, рекламная деятельность.

"*' u s V. Allegheny Bottling Co., 695 F. Supp. 856 (1988).

'"^ Federal Supreme Court, 1998. 858.

'^' См.: Рекомендации совета Европы от 20 октября 1988 г. — The recommendations of the Committee of Ministers of the Council of Europe, 20 October 1988, No. R (88) (1988);

ст. 131-39 №2, 131-48 (1), 131-28 Уголовного кодек­ са Франции и др.

Помимо рассмотренных выше, в законодательстве многих стран успешно используются и другие виды санкций. К ним относятся следующие санкции:

1. предупреждение, выговор (рекомендации ЕС 1988) 2. наказание в виде сформулированного судом условия (США) 3. штрафы, налагаемые на имущество, оставшееся после выплаты долгов (США) 4. публикация судебного решения (США, Финляндия, Нидерланды) Такие, как, например, выговор (замечание) или предупреждение, являют­ ся просто символическими'"**, в то время как другие представляют собой про­ стые сочетания групп санкций. Штрафы, налагаемые на имущество, оставшееся после выплаты долгов, избавляются в некоторой степени от недостатков чрез­ мерных штрафов, например, от убыточного эффекта, который они могут ока­ зывать на должников, принуждая нарушившую право компанию передавать имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, в госу­ дарственную казну''*^.

Наказание в виде сформулированного судом условия в США является санкцией, направленной на реформирование предприятия, предотвращение по­ вторных нарушений, не влекущей исключительных последствий полного фи­ нансового краха. Данная мера включает целый ряд условий: компенсация, ре­ организация и другие. Даже на общественные службы могут быть наложены обязательства. Например, хлебопекарню могут обязать поставлять хлеб для нуждающихся или обязать компанию помогать неприбыльной организации в развитии реабилитационных программ для заключенных путем передачи ноу хау.

'^ См. Рекомендации Совета Европы от 20 октября 1988 г.

"" Coffe, 79 (1981) Michigan Law Review, 386.

'•" US V. Danilow Pastry Соф., 563 F. Supp. 1159 (S.D.N.Y. 1983);

US v. Mitsubishi Int. Corp., 677 F. 2d 785 (9th Cir. 1982).

Можно выделить несколько преимуществ данной санкции: внутреннее влияние с наименьшим карательным воздействием на управляющих корпора­ ции;

она не влечет финансового краха и является средством обеспечения само­ дисциплины, когда от корпорации требуется сообщать о достигнутых успехах в течение всего периода условного наказания. В этом случае можно отметить связь между индивидуальной и коллективной ответственностью. В определен­ ной степени эта мера может способствовать установлению двух уровней ответ­ ственности: внешне корпорация отвечает перед законом, в то время как инди­ виды несут ответственность перед корпорацией''*^.

Наконец, еще одной мерой является публикация судебного решения''*^. В ее защиту выдвигаются следующие аргументы: общество становится более ин­ формированным, и такой принцип, как честная конкуренция, лучше действует, потому что корпорация заботится о сохранении своей репутации в средствах массовой информации.

Представляется, что в случае введения уголовной ответственности юри­ дических лиц в России, опыт зарубежных стран по наказанию компаний за »

преступления окажется весьма полезным, а целый ряд наказаний следовало бы с определенными оговорками применять и в российском уголовном праве.

§ 4. Регламентация института уголовной ответственности юридиче­ ских лиц на уровне международного права.

Очень многие зарубежные правоведы, в том числе и специалисты между­ народного права, допускают и считают целесообразной уголовную ответствен­ ность юридических лиц''*^. Значительный интерес представляет Рекомендация "•^ Harding, in: de Doelder/Tiedemann (Op. cit.), p.382;

Fisse/Braithwaite, 11 (1988) Sydney Law Review, 501.

'** См.: Рекомендации Совета Европы от 20 октября 1988 г.

'*' Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц обсуждался криминалистами на Бухарестском кон фессе по уголовному праву в 1929 г. См.: Курс советского уголовного права. T.2 М. 1970. С.216. За допусти­ мость такой ответственности и применения к юридическим лицам карательных санкций в принципе высказался Комитета министров стран — членов Совета Европы по ответственности предприятий — юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ве­ дения ими хозяйственной деятельности, принятая 20 декабря 1988 г., разрабо­ танная комитетом экспертов в области уголовной ответственности корпоратив­ ных единиц по решению Европейского Комитета по криминальным пробле­ мам, и Меморандум с комментариями к этой Рекомендации ^. В этих докумен­ тах отмечались следующие аргументы в пользу установления такой ответст­ венности для юридических лиц:

1) растущее число правонарушений, совершаемых в ходе ведения пред­ приятиями своей деятельности, что наносит значительный вред отдельным ли­ цам и обществу в целом;

2) желательность возложения ответственности в случаях, когда выгода извлекается из незаконной деятельности;

3) трудности в установлении конкретных лиц, которые должны отвечать за совершенное преступление, связанные со сложной структурой управления предприятием;

4) недостаточная эффективность применения санкций к отдельному лицу для предотвращения совершения предприятием новых правонарушений;

5) необходимость наказания предприятий за незаконную деятельность с тем, чтобы предотвращать дальнейшие правонарушения и взыскивать нанесен­ ный ущерб.

Согласно данной Рекомендации, на предприятия, ведущие хозяйствен­ ную деятельность, должна налагаться ответственность за правонарушения, со VI международный конфесс в Риме (1953 г.)- VII международный конфесс в Афинах (1957 г.) в резолюции указал, что юридические лица могут нести ответственность за преступления только в случаях, предусмотренных отдельными законодательными системами См. Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т.1. Л. 1968.

С.396-397. Европейский комитет по проблемам уголовного права на заседании Комитета министров в 1978 г.

принял резолюцию № 77 "О вкладе уголовного права в охрану окружающей среды". Комитет рекомендовал пе­ ресмотреть принципы уголовной ответственности за вред, причиненный природе, в частности, под углом зрения возможного введения ответственности юридических лиц государственного и частного сектора. См. The Contri­ bution of Criminal to the Protection of the Enviroment. - Strasburg : Council or Evrope - 1987. - P. 35.

''" Подробный анализ данных рекомендаций приводится в работе: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 16.

вершенные ими в ходе ведения своей деятельности, даже если правонарушение не было связано с выполняемыми предприятием задачами. Предприятие долж­ но нести ответственность независимо от того, было ли установлено конкретное лицо, в действии (бездействии) которого содержался состав правонарушения.

Если же такое лицо установлено, то привлечение к ответственности предпри­ ятия не должно освобождать от ответственности физическое лицо, виновное в правонарушении. В частности, лица, выполняющие управленческие функции на предприятии, должны отвечать за нарушения при выполнении своих обя­ занностей, если это привело к совершению правонарушения.

Предприятие не должно нести ответственность, если управление (руко­ водящий орган) предприятием не было задействовано в правонарушении и предпринимало все необходимые меры для его предотвращения. При этом термин "задействовано" употребляется в очень широком значении. Руководя­ щий орган предприятия считается задействованным в правонарушении и в том случае, если он, зная о факте правонарушения, принимает полученную от этого прибыль.

Комитет рекомендовал предусмотреть следующие санкции в отношении предприятии-юридических лиц, совершивших правонарушение (применять их отдельно или в сочетании с другими, в качестве основных или вспомогатель­ ных предписаний и, возможно, с отсрочкой применения этих санкций и мер):

предупреждение, выговор, обязательство, занесенное в судебный протокол;

принятие решения, в котором объявляется об ответственности, без наложения санкций;

штраф или иная финансовая санкция;

конфискация имущества, кото­ рое использовалось при совершении преступления или приобретено в резуль­ тате незаконной деятельности;

введение запрета на определенные виды дея­ тельности предприятия;

лишение финансовых привилегий и субсидий;

запрет на рекламу товаров или услуг;

отзыв лицензии;

снятие управляющих с зани­ маемых должностей;

назначение судебными органами временного управления;

закрытие предприятия;

ликвидация компании;

взыскание компенсации и (или) реституции в пользу потерпевших;

восстановление прежнего состояния;

опуб­ ликование решения о наложении санкций или иных мер.

Привлечение предприятий к уголовной ответственности должно осуще ствляться, когда характер правонарушения, степень "вины" со стороны пред­ приятия, последствия правонарушения для общества и необходимость предот­ вращения дальнейших правонарушений требуют наложения уголовных санк­ ций. При этом, как подчеркнули эксперты, разрабатывавшие данную Рекомен­ дацию, может оказаться необходимым отойти от традиционных концепций ви L^ ны, виновности и использовать систему ответственности, основанную на соци­ альной вине, В связи с увенчавшимся успехом многолетним стремлением России к ис­ ключению из "черного списка" стран, которые не борются с отмыванием неза­ конных денег, особого внимания заслуживает следующая норма, содержащаяся в таком международном документе как "Сорок рекомендаций Группы по раз *;

работке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF)":

, "...В. Роль национальных правовых систем в борьбе с отмыванием денег.

« Содержание уголовных действий по отмыванию денег:

...6. Там, где это возможно, уголовная ответственность должна распро­ страняться и на корпорации, а не только на их сотрудников."'^^ ^ Представляется, что недостаточность усилий, предпринимаемых Россией в борьбе с легализацией криминальных денег, может быть в значительной мере компенсирована реализацией вышеуказанной шестой рекомендации FATF.

Новые подходы в борьбе с организованной преступностью определены в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой в Палермо в декабре 2000 года. Россия в числе 128 государств мира подписала данную Конвенцию и три Протокола к ней: о предупреждении и * пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, в целях сексу 151 См. Internet: http://www.waaf.ru/5a.htnil альнои эксплуатации;

против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху;

против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к ним.

« При этом данный важный международный акт прямо допускает и реко­ мендует странам-участницам введение уголовной ответственности юридиче­ ских лиц. Это необходимо учитывать национальному законодателю, хотя Кон­ венция в случае ее ратификации не сделает обязательным для России привле­ чение к уголовной ответственности юридических лиц, так как внимательное ^ изучение пунктов 1 и 2 статьи 10 данной Конвенции позволяет сделать вывод, что эта норма носит рекомендательный характер (в п. 2 указано, что "ответст­ венность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной") и обусловлена соблюдением правовых принципов госу дарства- участника. Представляется, что ратификация этой конвенции в са­ мом ближайшем будущем добавит аргументов сторонникам необходимости 'j уголовной ответственности в российском уголовном праве.

§ 5. Институт уголовной ответственности юридических лиц в теории уголовного права зарубежных стран.

•^ В теоретическом плане проблема уголовной ответственности юридиче­ ских лиц и за рубежом достаточно дискуссионна.

В США теоретическим основанием ответственности организаций (корпо­ раций) была признана доктрина "respondeat superior" (пусть ответит старший), имевшаяся в гражданском деликтном праве, согласно которой индивидуум нес гражданскую ответственность за действия своих агентов (представителей). В '^^ См. Лопатин В.Н. Проблемы реалюации Палермской Конвенции ООН (2000) против транснациональной ор­ ганизованной преступности в России и СНГ (Доклад на пленарном заседании Международной конференции "Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма" (Москва, Комитет Государственной Думы Федерального Собрания РФ по безопасности. Российский Национальный Антикриминальный и Антитер­ рористический Фонд, РАГС при Президенте РФ, 23- 24 октября 2001 года).

(• соответствии с этой доктриной для возложения уголовной ответственности на корпорацию необходимо: во-первых, чтобы агент корпорации совершил неза­ конное действие (actus reus) в здравом состоянии рассудка (виновная воля, mens геа);

во-вторых, он должен действовать, не выходя за рамки своих полно­ мочий;

в третьих, агент должен намереваться принести пользу корпорации'^'*.

В европейском праве широко распространена доктрина alter ego (второе я), согласно которой действия большинства служащих руководящего состава корпорации отождествляются с действиями самой корпорации (Англия, Уэльс, Франция).

В решении вопроса, действия каких физических лиц могут привести к признанию уголовной ответственности юридического лица (корпорации), су­ ществуют две основные модели. В соответствии с первой принимаются во внимание действия только руководящих работников корпорации. Согласно другой модели корпорация несет уголовную ответственность за действия лю­ бых индивидуумов, выступающих от ее имени.

Отвечая критикам установления уголовной ответственности для юриди­ ческих лиц как противоречащего принципам личной ответственности и инди­ видуализации ответственности и наказания, французская исследовательница М.-Л. Расса указывала, что противоположное решение привело бы к более тяж­ ким последствиям, когда за преступление юридического лица ответственность несли бы только его руководители. Это действительно противоречило бы принципу ответственности каждого за свои действия, поскольку, с одной сто­ роны, руководители — это только органы по исполнению решений совета управления и общего собрания юридического лица, с другой, руководители сменяют друг друга, а юридическое лицо остается. Поэтому неправильно при­ влекать к ответу руководителя, выполняющего свои функции на момент обна­ ружения преступного деяния, за действия, совершенные при выполнении руко См. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. С.56.

водящих функций его предшественником. К тому же Расса полагает, что юри­ дическое лицо не может быть отождествлено с людьми, входящими в него. Оно имеет собственную волю, которая выражается в решениях, принятых более или менее квалифицированным большинством его членов.

Ги Стессенс в обстоятельной работе "Корпоративная уголовная ответст­ венность: сравнительный анализ", будучи сторонником такой позиции, отмеча­ ет следующие преимущества системы уголовной ответственности для юриди­ ческих лиц:

1) поскольку значительное число преступлений совершается в настоящее время через корпорации, единственным эффективным методом борьбы с кор­ поративной преступностью является наложение прямых карательных санкций на корпорации;

2) подвергать уголовному преследованию исключительно физических лиц за действия, которые они совершали в рамках корпорации и своих должно­ стных обязанностей, несправедливо и к тому же это не позволит достичь же­ лаемого результата, поскольку структурные упущения в работе организации не исчезнут из-за того, что один из ее сотрудников предстал перед судом;

3) альтернативные модели ответственности юридических лиц (админист­ ративная, гражданская) не дают тех процессуальных гарантий, как при уголов­ ном процессе;

4) на корпорации может налагаться штраф, значительно превышающий максимальный размер штрафа для индивидуума;

к тому же большое значение может иметь сам факт осуждения корпорации (стигма);

5) на международном уровне государства оказывают правовую помощь друг другу в преследовании преступников часто только по уголовным делам, а tS См. Крылова Н.Е. Указ. соч. С.51.

преступная деятельность корпораций будет все более носить вненациональный характере ^^.

Однако другой ученый К. S. Khanna в статье "Корпоративная уголовная ответственность: какую функцию она выполняет?", опубликованной в Гарвард­ ском юридическом обзоре, проведя анализ преимуществ возложения уголовной ответственности на корпорации по сравнению с другими видами от­ ветственности (корпоративной гражданской ответственности, личной ответст­ венности управляющих, ответственности третьей стороны и административных санкций), пришел к выводу, что существует очень мало аргументов для про­ должения использования уголовной, а не гражданской, ответственности по от­ ношению к корпорациям: "Действительно, ответом на вопрос, содержащийся в заглавии "Корпоративная уголовная ответственность: какую функцию она вы­ полняет?" будет: "почти никакой".

К. S. Khanna признает, что корпоративная уголовная ответственность по сравнению с гражданской имеет более строгие процессуальные средства защи­ ты, более действенные средства принудительного применения права, более строгие и уникальные санкции (такие как клеймение репутации, стигма) и сиг­ нализирует о более серьезном, чем гражданское, правонарушении. Однако он полагает, что "ярлыковые" санкции (стигма) редко являются благотворными для общества;

уголовно-процессуальные средства защиты нецелесообразны в корпоративном контексте;

средства принудительного обеспечения исполнения закона, связанные с уголовной ответственностью корпораций, уже имеются в других, не уголовных, режимах корпоративной ответственности;

в большинст­ ве случаев наложение гражданской ответственности на корпорацию плюс при­ дание делу некоторой огласки или наложение уголовной ответственности на управляющего служат эффективным посылом обществу о нежелательности по­ добной деятельности. Ситуаций, в которых предпочтительным является ис " ' Ссылка дана по работе: Волженкин Б.В. Указ.соч. С.22.

пользование всех характеристик корпоративной уголовной ответственности, практически не существует, поэтому уголовную ответственность для корпора­ ций следует заменить иным видом корпоративной ответственности, с помощью которого сдерживание преступности будет достигаться с меньшими затратами.

В большинстве случаев следует применять возложение гражданской ответст­ венности на корпорации'^^.

Таким образом, среди зарубежных специалистов по уголовному праву нет единства по вопросу уголовной ответственности юридических лиц. Но нельзя не признать сам факт установления таковой в ряде ведущих развитых стран как англо-саксонской, так и континентальной правовой систем. Законо­ датель этих государств закономерно высоко оценил риски ненаказумости юри­ дических лиц как основных участников мировой экономики и сделал свой вы­ бор в пользу установления угрозы уголовного наказания за деяния, представ­ ляющие наибольшую опасность для общества. Между тем, на наш взгляд, чет­ кого ответа на вопрос - как быть с виной юридических лиц при привлечении их к самому строгому виду юридической ответственности - в законодательстве указанных стран не содержится. Это восполняет (и иногда довольно успешно) судебная практика. Такое положение дел представляется нежелательным для нашей страны, так как широкое допущение судейского усмотрения в сфере уголовного права противоречит принципам этой отрасли, поэтому необходимо более подробно разобраться с такой правовой категорией, как вина примени­ тельно к юридическим лицам. Решение проблемы этой вины является ключом к соответствующей реформе российского законодательства и правильного ус­ воения им наработок и конструкций зарубежного уголовного права. Перед на­ ми встает следующая задача — опираясь на российскую правовую систему, сформулировать условия признания юридических лиц субъектом уголовного * I права России.

"* Ссылка дана по работе: Волженкин Б.В. Указ. Соч. С. Глава 3. Проблема уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации.

I. -l § 1. Постановка проблемы уголовной ответственности юридических лиц.

К числу наиболее острых и актуальных вопросов, возникших в процессе реформирования уголовно-правового законодательства России, относится во­ прос о необходимости расширения субъектного состава преступления за счет распространения предметной сферы уголовного права на противоправные и общественно опасные деяния юридических лиц. Данная проблема пока не на­ шла отражения в современном уголовном законодательстве РФ и сохраняет статус дискуссионной. Причем в литературе преобладают в основном поляр­ ные точки зрения. Имеется как группа активных сторонников положительного решения вопроса о введении уголовной ответственности юридических лиц, так и группа не менее активных противников этой идеи. В этой связи более под­ робно остановимся на аргументации обеих сторон.

Представляется, что генезис фундаментальных положений современного уголовного права, на первый взгляд, мешающих уголовной ответственности юридических лиц, происходил еще в период буржуазных революций, когда в основу уголовной ответственности были положены новые принципы (ответст­ венность за вину и индивидуальная ответственность), ставшие впоследствии "антиподами" ответственности коллективных субъектов. Начиная с этого вре­ мени, личная и виновная ответственность получила закрепление в большинстве уголовных кодексов, пришедших на смену средневековому законодательству, допускавшему ответственность общин, гильдий, В итоге привлечение к ответ­ ственности корпораций стало признаваться недопустимым. Это обосновыва­ лось тем, что корпорации не обладают реальной волей, следовательно, они не могут иметь и виновную волю, являющуюся основанием для ответственности.

Ученые-юристы утверждали, что корпорация, являясь юридической фик­ цией, не удовлетворяет закрепленным в законе требованиям actus reus (винов­ ное действие) и mens геа (виновная воля, вина). "Уголовное право, — указывал * т еще в 1879 г. Р. Филлимор в Комментариях по международному публичному и •. частному праву, — имеет дело с физическими лицами — существами мысля­ щими, чувствующими и имеющими волю. Юридические лица, строго говоря, не имеют этих атрибутов, хотя через представительства и систему управления воля определенных индивидов рассматривается как воля корпорации, но толь ф ко для определенных целей. Для того, чтобы имелось основание для примене ния уголовного закона, необходима индивидуальная воля".

С развитием капитализма и образованием значительного числа корпора­ ций многие государства возвращается к корпоративной ответственности в уго­ ловном праве, стремясь таким образом усилить свое влияние на экономические процессы и установить защитные меры против преступлений, которые могут •j быть совершены коллективными субъектами частного сектора. В связи с этим » во многих странах (прежде всего странах общего права) в середине 19 века от ч ветственность корпораций вновь введена в уголовные кодексы. И, как будет показано в следующем параграфе, институт уголовной ответственности юри­ дических лиц весьма распространен за рубежом, ^ Примечательно, что уголовная ответственность юридических лиц была известна и в России. Так, хотя составители уложения о наказаниях 1845 г. и пи­ сали в объяснительной записке о том, что субъектом преступления может быть лишь отдельное лицо, однако в Уложение включили статью, предусмат­ ривающую ответственность всего еврейского общества, если там укрылся во­ енный беглец из евреев (ст. 530), и статью, по которой наказывалось общество I за то, что оно вторично отпустило лицо, изобличенное в попрошайничестве (ст.

985).

См. Phillimore R. Commentaries upon international Law. London. 1879. P. 5.

в Советской России была введена уголовная ответственность деревень, сел, укрывающих дезертиров из Красной Армии. Приговором Военного трибу­ нала было возможно привлечение всех членов сельскохозяйственной общины к принудительным работам на землях семей красноармейцев. Очевидно, что это была коллективная уголовная ответственность.

Негативное отношение к данному институту было заложено и доктриной советского уголовного права, которая гневно критиковала "лжедемократиче­ скую", "реакционную" сущность уголовной ответственности юридических лиц, используемую капиталистическими государствами в качестве инструмента борьбы с прогрессивными организациями.

Знаменитое высказывание В.И. Ленина о том, что "... мы ничего частно­ го не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не 1 со частное", как известно, закрыло в нашей стране вопрос о самостоятельном публично-правовом статусе корпораций. Кроме того, почти полная ликвидация частного сектора привела к тому, что коллективные субъекты могли существо­ вать только в качестве элементов административно-командной системы управ­ ления экономикой. Это, в свою очередь, предвосхитило печальную судьбу ин­ ститута ответственности юридических лиц, так как государство не могло од­ новременно и совершать правонарушения, и само к себе применять санкции.

На этой почве принцип личной виновной ответственности, как противовес от­ ветственности корпораций, возводился в ранг прогрессивных достижений оте­ чественной доктрины.

В русле данной концепции были приняты все Уголовные Кодексы РСФСР 1922, 1926 и 1960 года'^^.

Поэтому, в частности, с 1961 г. и административная ответственность юридических лиц, как самостоятельный институт, фактически перестала суще ''* См. Ленин В.И. Полное собр. соч. Т.44. С. 398.

'*' См. "СУ РСФСР", 1922, № 15, ст. 153;

"СУ РСФСР", 1926, № 80, ст. 600;

"Ведомости ВС РСФСР", 1960, №40, ст. ствовать. Формальным основанием для этого стало принятие 21 июня 1961 г.

Президиумом Верховного Совета СССР Указа "О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке", в соответст­ вии с которым, "в связи с укреплением государственной дисциплины в дея­ тельности учреждений, предприятий и организаций и дальнейшим повышени­ ем личной ответственности должностных лиц", отменялось наложение штра­ фов в административном порядке на предприятия, учреж;

дения, организации и устанавливалось, что штрафы налагаются на тех долж:ностных лиц, кото­ рые в порядке исполнения своих служ:ебных обязанностей долж:ны были при­ нимать меры к своевременному выполнению установленных правил. Год спустя аналогичный Указ принял и Президиум Верховного Совета РСФСР. Тем не ме­ нее, несмотря на указанную норму, советский законодатель впоследствии ввел некоторое количество составов административных проступков, за которые на­ казывалось именно советское юридическое лицо'^°.

Экономические и политические преобразования последнего десятилетия существенно расширили и усложнили сферу правового регулирования за счет появления частного сектора. На этом фоне во многих отраслях возникла по­ требность в появлении новых, более эффективных и современных институтов, отражающих требования времени. Аналогичным образом развивается и уго­ ловное законодательство. Излишний консерватизм и догматизм всегда вредил развитию новых институтов. Однако нельзя не признать, что введение ответст­ венности организаций действительно потребует существенной модернизации уголовного законодательства, поэтому необходимо тщательно исследовать все за и против.

1.1. Основные аргументы противников уголовной ответственности юридических лиц.

*** Минашкин А.В. Проблема административной ответственности // Журнал Российского права. № 7.

' 1998г.

Современные противники уголовной ответственности организаций (Н.Ф. Кузнецова, М.И. Бажанов, Л.Д. Ермакова, Т.В. Кондрашова, Л.К. Савюк, П.П. Иванцов и др.), фактически воспроизводя позицию советской доктрины, акцентируют внимание на следующих негативных обстоятельствах:

• Установление уголовной ответственности юридических лиц не соот­ ветствует краеугольным принципам уголовного права и потребует значи­ тельного преобразования основных институтов. Уголовной ответственности подлежат только виновные лица, умышленно или неосторожно совершившие общественно опасные деяния, содержащие состав преступления. Кроме того, закон связывает ответственность со способностью лица, совершившего престу­ пление, отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, каковой обладают лишь люди. "Корпорация не обладает реальной волей, следовательно, она не может иметь и виновную волю, являющуюся основанием ответственности".^^' "Сочетать принципы вины и личной ответственности с невиновной и коллективной ответственностью юридических лиц невозможно, — считает профессор Н. Ф. Кузнецова. — Вина всегда не что иное, как психическое от­ ношение лица к своему деянию. Этой вины у юридических лиц нет. Основани­ ем уголовной ответственности, согласно принципу законности, выступает со­ вершение преступления (то есть наличие его состава). Подобного преступле­ ния, как причиняющего ущерб действия или бездействия, юридическое лицо тоже совершить не может. Значит, потребуется раздвоение Уголовного кодекса на две системы принципов и оснований уголовной ответственности с наказани ем", Вопрос о вине юридического лица в совершении правонарушения будет подробно рассмотрен во второй главе настоящей работы. Предваряя это рас­ смотрение, можно обратить внимание на признание российским законодателем '*' Курс советского уголовного права. Общая часть. Том 1 / Под ред. Н.А. Беляева и М.Д. Шаргород ского. ЛГУ 1968. С. 355.

' " Кузнецова Н.Ф. Цели и механизмы реформы Уголовного Кодекса // Государство и право. 1992. № 6.С.82. См. также: Уголовное право. Общая часть/ Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С.204.

# в гражданском и административном праве необходимости применения такой правовой категории как вина к юридическим лицам. В противном случае юри­ дические лица стали бы абсолютно неделиктоспособными субъектами.

• Российское уголовное право никогда не знало уголовной ответственно­ сти юридических лиц. Если целью введения данного института в уголовное право является необходимость усилить ответственность юридических лиц (а ее действительно следует ужесточить), то это вполне можно сделать в рамках от­ раслей, обслуживающих имущественные и управленческие отношения хозяй­ ственного оборота. И при этом абсолютно незачем адаптировать к новому ин­ ституту отрасль, понятийный аппарат которой не приспособлен к этому, ибо ни один принцип, ни один институт или норма УК неприменимы к юридическому лицу'^^. "Гражданское и административное право, в отличие от уголовного, признают субъектами ответственности юридических лиц. Это объясняется сущностью гражданско-правовых и административно-правовых отношений и спецификой целей, которые преследуют гражданская и административная от­ ветственность."^^"*, С данным мнением нельзя согласиться, так как санкции ад­ министративного и гражданского права не достигают в полной мере целей на­ казания за деяния юридических лиц, представляющие повышенную общест­ венную опасность. Более того, например, такая санкция как ликвидация орга­ низации не предусмотрена административным правом, а в гражданском праве обозначена в самом общем виде (так же как и конфискация). Поэтому пред­ ставляется, что введенная в России относительно недавно принудительная лик­ видация террористических и экстремистских юридических лиц является по су­ ти скрытой уголовной ответственностью, а не гражданской.

• профессор Н.Ф. Кузнецова указывает также на то, что в странах, где такая ответственность уже существует, правоприменительные органы сталки '*^ Новое уголовное право. Учебное пособие. Общая часть /Под ред. Н.Ф Кузнецовой. М., 1996. С.47, '^ Курс советского уголовного права. Общая часть. Том 1/ Под ред. Н.А. Беляева и М.Д. Шаргород скогоЛГУ. 1968.С.356.

ваются с материальными и процессуальными трудностями в реализации уго­ ловного закона в отношении юридических лиц. "Несмотря на многочисленные разъяснения высших судебных инстанций, даже посредством применения норм по аналогии, которая категорически запрещена Конституциями и Уголовными кодексами, не удается доказать "поведение" юридического лица, причинную связь действий с ущербом, установить психологическую вину и прочее'^^".

Против такой позиции можно привести несколько аргументов: во-первых, ин­ ститут уголовной ответственности юридических лиц успешно реализуется во многих развитых зарубежных странах;

во-вторых, трудности в реализации лю­ бой новеллы права неизбежны, но при предварительной научной разработке преодолимы;

в-третьих, действующее законодательство оперирует такими вы­ зывающими сомнение у вышеуказанного автора понятиями как деятельность юридического лица, деяние юридического лица, вина юридического лица, ин­ тересы юридического лица и т.д. Эта терминология используется также в пра­ воприменительной деятельности правоохранительных органов.

•Некоторые авторы предлагают выйти из ситуации безнаказанности юридических лиц в сфере уголовного права, признав юридическое лицо оруди­ ем преступления. "Юридическое лицо используется виновными в качестве орудия преступления для достижения преступной цели. Как убийца использует нож, а взломщик - отмычку, так и финансовые мошенники использовали юри­ дическое лицо для совершения преступления"'^^. Придя к выводу о том, что юридическое лицо в некоторых случаях фактически используется преступни­ ками в качестве орудия преступления, Е. Курицина считает необходимым при­ знать в соответствии со ст.81 УПК РФ, что формально юридическое лицо явля­ ется вещественным доказательством. Тем не менее, очевидно, что фактиче­ ски юридическое лицо не может служить вещественным доказательством, т.е.

'*' Новое уголовное право. Учебное пособие. Общая часть/ Под ред. Н.Ф Кузнецовой. М., 1996. С.47.

'** Курицина Е. Юридическое лицо как орудие преступления // "Российская юстиция". № 2. февраль 2001 г.

не может быть предметом, как того требует УПК РФ. Выход, предлагаемый данным автором (относить в таком случае к вещественным доказательствам учредительные документы юридического лица, его печать и т.д., а приговором суда уничтожать вещественное доказательство - само юридическое лицо) не представляется правильным решением проблемы.

Легко заметить, что аргументация противников уголовной ответственно­ сти юридических лиц фактически не изменилась за прошедп1ие 50 лет, однако за это время существенно изменились условия жизни общества. Вообще вряд ли "неизвестность" данного института и необходимость значительного преоб­ разования отрасли для его введения являются сильными аргументами. Думает­ ся, что необходимо оценивать новый институт с точки зрения его способности закрыть пробелы в регламентации общественных отношений.

Именно с этих позиций рассматривают ответственность юридических лиц авторы, ратующие за ее введение.

1.2. Основные аргументы сторонников введения уголовной ответст­ венности юридических лиц, В первом из проектов нового УК РФ, представленном в Верховный Совет Российской Федерации, субъектом уголовной ответственности признавались только физические лица. Однако несколько позже ряд авторов этого документа предложили дополнить проект несколькими положениями, связанными с воз­ можностью уголовной ответственности организаций (юридических лиц) за экологические преступления. Основанием уголовной ответственности юриди­ ческого лица предлагалось считать совершение физическим лицом деяния, со­ держащего признаки состава преступления, предусмотренного уголовным за­ коном, когда оно было совершено в корыстных или иных интересах юридиче­ ского лица. В качестве наказаний для юридического лица предлагались: возло­ жение обязанности загладить причиненный вред, штраф и приостановление деятельности юридического лица. Цели применения этих видов наказания оп­ ределялись как пресечение деятельности юридических лиц, представляющей общественную опасность для личности, окружающей среды, общества и го сударства, а также возмещение причиненного преступлением ущерба.

Разработчики другого варианта проекта УК в представленной ими Кон­ цепции уголовного законодательства Российской Федерации аргументировали целесообразность введения уголовной ответственности юридических лиц тем, что применение к ним соответствующих санкций, например, за экологические преступления, могло бы усилить уголовно-правовую охрану важнейших объек­ тов. Один из авторов этой концепции С.Г. Келина полагает, что юридические лица в случаях, предусмотренных в уголовном законе, должны нести ответст­ венность наряду с физическими лицами, а основанием их ответственности яв­ ляется такое деяние, которое было совершено виновно в интересах юридиче­ ского лица и причинило вред или создало угрозу причинения вреда, предусмот­ ренного уголовным законом. К юридическим лицам предлагалось применять в качестве основных наказаний штраф, запрещение заниматься определенной деятельностью и ликвидацию юридического лица, а дополнительных — запре 1 Aft щение заниматься определенной деятельностью и конфискацию имущества.

Уголовная ответственность юридических лиц была предусмотрена в од­ ном из проектов Уголовного кодекса Украины (руководитель авторского кол­ лектива проф. В. Н. Смитиенко)'^^. Согласно этому Проекту, наказуемым дея­ нием, совершенным юридическим лицом, признается запрещенное Уголовным кодексом действие или бездействие, исполненное или санкционированное ру­ ководителем или коллективным органом управления, действовавшим от имени юридического лица. Юридические лица могут нести уголовную ответствен­ ность за особо тяжкие преступления против мира и безопасности человечества, здоровья населения, против государства, в сфере природопользования и хозяй '*^ См. Преступление и наказание. Комментарий к проекту Уголовного Кодекса России / Под ред.

Н.Ф. Кузнецовой и А.В. Наумова М.,1993. С.297-301.

'*' См. Келина С.Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового УК РФ // Уголовное право.

Сборник статей. М., 1994. С.52.

'^' См. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998. С.8.

ствования в случаях, специально предусмотренных нормами Особенной части Кодекса. К юридическим лицам могут применяться: уголовная реституция (принудительное и обязательное возмещение осужденным причиненного по­ терпевшему материального и морального вреда);

конфискация орудий и средств совершения преступления;

штраф;

объявление юридического лица преступной организацией и его ликвидация с конфискацией имущества. Уго­ ловная ответственность юридического лица не исключает таковой в отношении физического лица, непосредственно участвовавшего в незаконной деятельно­ сти юридического лица либо способствовавшего ее осуществлению. Авторы указанного Проекта оговорили также, что на юридических лиц не распростра­ няются положения, касающиеся обстоятельств, смягчающих и отягчающих на­ казание, назначения наказания более мягкого, чем предусмотрено законом, на­ значения наказания по совокупности преступлений, условного осуждения, ус­ ловно-досрочного освобождения, погашения судимости и ряд других.

Робкое и недостаточно проработанное решение вопроса об уголовной от­ ветственности юридических лиц содержалось в Проекте Уголовного кодекса Республики Казахстан (1992 г.). Часть 2 ст. 13 Проекта устанавливала, что за некоторые деяния, посягающие на суверенитет республики и основы государ­ ственного управления, а также за преступления в сфере экономики в преду­ смотренных законом случаях наряду с конкретными должностными лицами уголовной ответственности подлежат также и юридические лица, виновные в занятии неправомерной антигосударственной и антигуманной деятельностью.

На протяжении продолжительного времени некоторые отечественные специалисты, в том числе и досоветского и советского периода, отмечали не­ обходимость введения уголовной ответственности юридических лиц, и даже пытались определить общие условия привлечения их к таковой. К числу этих « ' правоведов относится и известный русский ученый Познышев С.В.'^^, другие См. Познышев СВ. Основные начала науки уголовного права.. М. 1912. С.129.

, советские и российские правоведы. Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц одним их первых в нашей стране поставил еще А.Н. Трай­ нин. Он развил его применительно к ответственности за преступления против * мира и человечности, а также в связи с преступлениями международных моно­ полий'^'. Полемизируя с оппонентами, ученый доказывал, что, в частности, гражданско-правовая ответственность юридического лица устанавливается лишь потому, что на него переносятся правовые последствия действий, учи­ ненных физическими лицами, уполномоченными действовать от имени юриди ^ ческого лица. "Отсюда, - писал А.Н. Трайнин, - непосредственно следует, что одним лишь соображением, что юридическое лицо само по себе действий со­ вершить не может, еще не исчерпывается вопрос об уголовной ответственности юридического лица. Проблема должна ставиться иначе: возможно ли при из­ вестных условиях перенесение на юридическое лицо не только политических, гражданских, но и уголовно-правовых последствий преступных действий, учи ';


ненных органами юридического лица - физическими лицами?", Данный ав, тор утвердительно отвечает на этот вопрос. В плане постановки вопроса мне ние об установлении уголовной ответственности юридического лица за загряз­ нение водоемов и воздуха, нарушение правил радиационной безопасности вы­ двинула П.Ф. Повелицина'^^.

^ Итак, указанные выше и иные сторонники введения в законодательство уголовной ответственности юридических лиц (С. Г. Келина, А. В. Наумов, Б. В.

Волженкин, А. С. Никифоров, В. С. Устинов, С. И. Никулин и др.) объясняют необходимость данного института комплексом причин:

Во-первых, существовавший в условиях государственной монополии на хозяйственную деятельность уголовный "иммунитет" юридических лиц явно ^ не соответствует сегодняшнему состоянию экономической жизни страны, при " ' См.: Трайнин А.Н. Избранные произведения.

Защита мира и уголовный закон. М. 1969. С.259.

"^ См. трайнин А.Н. Указ. соч. С. 298.

котором именно юридические лица являются основными субъектами предпри­ нимательской деятельности и именно их деятельность связана с наиболее зна­ чительными по разрушительным последствиям посягательствами на охраняе­ мые, в том числе и уголовным правом, объекты. В этой связи очевидно, что ог­ ромный ущерб, причиняемый нарушениями законодательства об охране приро­ ды, экономическими и иными правонарушениями (например, уклонением от уплаты налогов, продажей недоброкачественных товаров, банковским мошен­ ничеством и др.), значительно превосходит по общественной опасности дея­ тельность конкретного физического лица, а применяемые к организациям в рамках гражданского и административного законодательства штрафные санк­ ции абсолютно не адекватны размеру причиненного вреда''''*.

В качестве иллюстрирующего примера можно привести дело, ссылка на которое имеется в Обзоре судебной практики "О практике применения судами РСФСР законодательства об охране природы".

В 1989 году Кировским районным народным судом г. Ленинграда рас­ смотрено дело по обвинению Лаврова в совершении преступления, предусмот­ ренного ч. 1 ст. 223 УК, и он осужден. Судом было установлено, что с апреля 1967 года Лавров, работавший главным инженером, исполняющим обязанно­ сти директора, а затем директором Ленинградского опытно-промышленного гидролизного завода НПО "Гидролизпром", выпускающего промышленную продукцию в виде этилового спирта, углекислоты, фурфурола, кормовых дрожжей, не принимал мер к надлежащему выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16 июля 1967 г. № 767 "О мерах по уси­ лению охраны от загрязнения бассейна Балтийского моря" (его выполнение должно было привести к концу 1985 года к полному прекращению сброса за­ водом загрязненных промышленных и хозяйственно-бытовых сточных вод в '^^ См.: Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в СССР: Автореф. дисс... канд. юрид. наук, М., 1981.С.28,31,33.

"" См. Келина С.Г. Указ. соч. С.53.

по Финский залив). В результате этого в период с 1 января 1986 г. по 14 сентября 1988 г, произошло загрязнение рек Ольховки, Екатерингофки и Финского зали­ ва неочищенными сточными водами, а воздушного бассейна в этом же районе вредными для здоровья людей отходами промышленного производства. Судом было установлено, что сбросом в реки и Финский залив недостаточно очищен­ ных загрязненных промышленных вод, содержащих органические и взвешен­ ные вещества, нефть, а в воздушную среду - вредных веществ, содержащих ор­ ганические кислоты, метанол, окислы азота, фурфурол, сернистый ангидрид, природе был причинен ущерб в 1986 году на сумму 113 280 руб., в 1987 году на 1 992 000 руб. и с 1 января по 1 сентября 1988 г. 900 608 руб. Всего за указан­ ный период противоправными действиями Лаврова был причинен ущерб на общую сумму 2 605 888 руб. Такой гигантский ущерб, очевидно, не возместит виновный Лавров.

Во-вторых, многие авторы подчеркивают необходимость ужесточения ответственности юридических лиц за общественно опасные последствия их деятельности. "Что толку от того, что в результате Чернобыльской трагедии несколько конкретных ее виновников были осуждены к длительным срокам лишения свободы? — задает вопрос профессор А. В. Наумов. — Что проку бы­ ло б в том, если бы мы успели препроводить в места не столь отдаленные двух—^трех руководителей бывшего Минводхоза за то, что строительство так называемых оросительных каналов привело к засолению десятков тысяч гекта­ ров пахотной земли? А вот если бы за преступные опыты по переделыванию природы в рамках уголовного процесса была бы установлена вина организации (Минводхоза как такового) и ее деятельность по приговору суда была бы при­ остановлена, а сама бы организация распущена или запрещена (может быть, См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1991.№5. С. 11.

Ill вместе с соответствующими проектными институтами, разрабатывавшими свои 1 nf% преступные в экологическом плане проекты), проку было бы куда больше".

В третьих, сторонники уголовной ответственности для юридических лиц, подчеркивая связь административного и уголовного права, указывают, что ад­ министративное право давно содержит нормы, предусматриваюш,ие ответст­ венность организаций за различные правонарушения. Особого внимания в этой связи заслуживает новый Кодекс об административных правонарушениях РФ, вступивший в силу с 1 июля 2002 года. Также подробно на сегодняшний день регулирует вопросы административной ответственности юридических лиц и Налоговый Кодекс РФ.

"Близость административного и уголовного права свидетельствует о том, что, если административное право ввело ответственность юридических лиц, то логичным с точки зрения системы права было бы и положительное решение 1Т вопроса об ответственности этих субъектов в уголовном праве". Тем более, что в ряде случаев границы между уголовно наказуемыми деяниями и соответ­ ствующими административными нарушениями подвижны, и при определенных обстоятельствах и условиях отдельные административные правонарушения мо гут перерастать в преступления и наоборот. Эта грань обычно определяется характером и степенью общественной опасности содеянного, причем оче­ видно, что указанные количественные и качественные характеристики приме­ нительно к противоправной деятельности юридических лиц наиболее адекват­ но можно раскрыть в понятии "преступление".

В четвертых, некоторые авторы указывают, что привлечение к уголовной ответственности руководителей или иных физических лиц, представляющих соответствующее юридическое лицо, как правило, связано, по существу, с объ "^ Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. 1996. С. 182.

' " Келина С.Г. Указ. Соч. С.53.

'^' Уголовное право. Общая часть. Учебник/ Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В. Наумова. М. Спарк.

1997. С П.

ективным вменением, так как такое лицо, хотя и знало о незаконной деятельно­ сти предприятия, производящего, например, выбросы загрязненной воды, но своими силами изменить ничего не могло. В ряде случаев вообще трудно уста­ новить, кто конкретно виновен в загрязнении воды или воздуха. Подобная пре­ ступная практика обычно длится годами, а привлекают к ответственности то лицо, при котором произошла катастрофа'^^.

В пятых, одним из существенных аргументов за введение уголовной от­ ветственности юридических лиц, как указывают некоторые авторы, является наличие в новом УК ответственности за совершение преступления нелегальной организацией (преступным сообществом).

Сторонники этой идеи рассуждают следующим образом: раз действую­ щий УК установил в статьях, предусматривающих, что ответственность за дея­ тельность данной "организации" несут ее участники, то фактически нелегаль­ ная организация по новому УК является субъектом совершения преступления, но не является субъектом ответственности. Раз в принципе возможно призна­ ние коллективного объединения субъектом уголовной ответственности, почему бы не признать в качестве такового субъекта юридическое лицо.

А.С. Никифоров, например, предлагает рассматривать общие и особен­ ные черты конструкции уголовной ответственности легальной и нелегальной преступной организации следующим образом:

Сходство: 1) наличие в обоих случаях единого "коллективного" субъекта преступления — организации;

2) непосредственная (а не субститутивная) от­ ветственность организации за совершенное преступление или преступную дея­ тельность.

Различия: 1) легальная организация действует открыто — в легальных целях, легальными методами, преступная организация действует тайно — в преступных целях преступными методами;

2) для легальной организации пре '^' Келина С.Г. Указ. Соч. С. 52.

ступление — случай, эпизод, для преступной организации преступная деятель­ ность — система;

3) за преступление, совершенное легальной организацией, уголовная ответственность в полной мере ложится только на нее как таковую или на ее alter ego — управляющая орган, рядовые участники (члены) легаль­ ной организации за ее преступление не отвечают. За преступную деятельность преступной организации несут (в разной мере) уголовную ответственность все ее участники (члены).


В этом автор видит основные причины необходимости введения инсти­ тута ответственности организаций в уголовное право.

Действительно, громадный вред, причиняемый противоправной деятель­ ностью организаций, и связанная с этим серьезная общественная опасность, го­ ворят о том, что можно и нужно определять данную деятельность как преступ­ ную. Санкции, предусмотренные в отраслях, устанавливающих ответственность юридических лиц, совершенно неадекватны причиненному ущербу, а масшта­ бы подобной преступной деятельности в России ясно свидетельствуют о необ­ ходимости восстановления социальной справедливости и ужесточения ответст­ венности организаций, в том числе посредством уголовного наказания.

Таким образом, сложившаяся ситуация объективно содержит определен­ ные предпосылки введения института уголовной ответственности юридических лиц. Переориентация хозяйственного оборота на частный сектор потребовала адаптации законодательства, в том числе и уголовного, в соответствии с новы­ ми условиями. Догматизм доктрины привел к тому, что наиболее опасная, с точки зрения вредоносных последствий для общества, деятельность не вошла в круг деяний, признаваемых уголовным законом преступными. Жизнь измени­ лась, необходимо ломать устаревшие нормы. Несмотря на это. Уголовный ко­ декс Российской Федерации, вступивший в действие с 1 января 1997 г., остался на традиционной позиции: уголовной ответственности подлежит только вме '*" Никифоров А.С. Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно няемое физическое лицо (ст. 19). Все положения Уголовного кодекса (вина, со­ участие, наказание и его цели, назначение наказания, обстоятельства, смяг­ чающие и отягчающие наказание, и др.) исходят из этого принципиального по­ стулата. Однако нельзя считать, что и в законотворческом плане проблема уго­ ловной ответственности юридических лиц в российском законодательстве окончательно снята. То, что ответственность может быть только личной, не входит в противоречие с свойствами юридического лица. Юридическое лицо является особым субъектом права, деликтоспособным лицом. Личная ответст­ венность юридического лица не ставится под сомнение. По поводу же винов­ ной ответственности следует отметить сложность разрешения коллизии дов­ леющего понимания вины и специфики определения поведения юридического лица.

Итак, возможное введение института ответственности юридических лиц в российское уголовное право предполагает: во-первых, обозначение сферы воз­ можного применения института ответственности юридических лиц в уголов­ ном праве;

во-вторых, коррекция признаков состава с учетом специфических особенностей правовой конструкции юридического лица. Для того чтобы ре­ шить эту проблему, необходимо последовательно ответить на вопросы: за что привлекать организации и в какой форме это возможно с учетом новизны ин­ ститута для отечественного уголовного права?

Поэтому в рамках данного исследования необходимо установить:

1. основания, общие и специальные условия привлечения юриди­ ческих лиц к уголовной ответственности;

2. соотношение ответственности юридического лица с ответствен­ ностью лиц, осуществляющих административно - управленче­ ские функции в его рамках;

»

правовой теории //Государство и право. 1994. №6. С. 65.

i 3. соотношение с основными институтами УК, вступающими в конфликт с правовой конструкцией юридического лица;

4. систему наказаний.

Самого пристального и особого внимания заслуживает проблема вины юридических лиц в совершении преступления, поскольку, как справедливо считает большинство специалистов уголовного права, это центральный вопрос, без ответа на который становится бесперспективной возможность введения уголовной ответственности юридических лиц в России.

§ 2. Основания и условия уголовной ответственности юридических лиц и совершенствование российского уголовного законодательства.

Как известно, под условиями уголовной ответственности УК РФ понима­ ет совокупность обязательных признаков лица, характеризующих его в качест­ ве общего субъекта. К таким признакам ст. 19 УК относит: физическое лицо, вменяемость, и достижение возраста ответственности. Основанием же уголов­ ной ответственности, согласно ст. 8 УК, является совершение деяния, содер­ жащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным Ко­ дексом. Попытаемся проанализировать данные нормы через призму особенно­ стей правовой конструкции юридического лица и сформулировать на этой ос­ нове представления об условиях и основаниях уголовной ответственности юридических лиц.

Итак, термином "юридическое лицо" мы обозначили в первой главе сложную иерархизированную управленческую структуру (организацию), обла­ дающую имущественной обособленностью, организационным единством и са­ мостоятельной правосубъектностью, зарегистрированную в установленном за­ коном порядке. При этом воля юридического лица формируется и выражается в решениях его единоличных и коллегиальных органов, уполномоченных пред­ ставителях, которые могут от имени юридического лица приобретать права и принимать обязанности. Возникает связка: субъектом права является юридиче­ ское лицо, однако деятельность данного субъекта осуществляется только по­ средством деятельности его человеческого субстрата. Отсюда с очевидностью вытекает, что данная правовая конструкция предполагает наличие двух субъек­ тов: юридическое лицо, которое может быть субъектом пассивного права принимать на себя обязанности, вытекающие из содержания управленческой деятельности его органов, а его уполномоченные представители, выполняю­ щие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, могут быть субъектами активного права - создавать в рамках своей компетенции обязанности для организации, как субъекта права. При этом воз­ никает своего рода "круговая порука" - юридическое лицо ответственно за дея­ тельность своих органов, а его уполномоченные представители - за деятель­ ность юридического лица. Одна и та же деятельность уполномоченных пред­ ставителей (она же - деятельность организации) в рамках исследуемой право­ вой конструкции определяет одновременно волеизъявление и организации, и ее представителей. При этом, как известно, ответственность руководителей за деятельность юридических лиц предусмотрена во многих статьях Особенной части УК РФ^^', а ответственность юридического лица как организации, обла­ дающей определенным имуществом, в Уголовном Кодексе является "табу".

Похожим образом рассуждают некоторые авторы, анализирующие про­ блему ответственности юридических лиц в уголовном праве. В этом плане ин­ тересна, например, позиция А.С. Никифорова. "Юридическое лицо, - пишет он, - делегирует своему управляющему органу принятие и исполнение основных стратегических и оперативных решений от своего имени. Тем самым эти реше­ ния (единоличные или коллегиальные) и основанное на них поведение отожде­ ствляются с решениями и поведением юридического лица, по своей юридиче »i ' ской сути являются его решениями и его поведением. За поведение своего "" См. Статьи 171,172,173, 174,176, 177, 185 УК РФ и т.д.

управляющего органа и за последствия этого поведения юридическое лицо также несет непосредственную (полную или частичную) ответственность. Пре­ ступление признается совершенным юридическим лицом, если оно совершено непосредственно или при посредничестве других лиц, лицом или лицами, ко­ торые контролируют осуществление юридическим лицом его прав и действуют в осуществление этих прав, то есть являются alter ego юридического лица — его "другим я""'^ Указанная конструкция при современном развитии экономических от­ ношений имеет явные недочеты поскольку далеко не всегда можно определить причинно-следственную связь между преступной управленческой деятельно­ стью органов юридического лица и общественно опасными последствиями, возникшими в результате деятельности юридического лица. В большинстве случаев преступные последствия в виде вреда возникают не на основе прямых (оформленных в письменном виде) решений конкретных физических лиц. На практике безусловно основная масса таких решений принимаются по неосто­ рожности. Более того в сложноорганизованных структурно организациях такое решение может быть искажено или неверно интерпретировано в процессе до­ ведения до конкретного исполнителя. Решение может быть в силу тех же при­ чин принято своевременно, но фактически доведено до исполнителя с опозда­ нием. Наконец данное решение может быть принято коллективно при тайном голосовании. Во всех указанных ситуациях при наличии вреда объективно возникшего вследствие деятельности конкретного юридического лица необхо­ димо говорить о его самостоятельной ответственности.

Таким образом, ответственность в зависимости от содержания деятель­ ности юридического лица может быть возложена и на юридическое лицо в це­ лом, и на его органы (в качестве которых выступают конкретные физические лица). Более того, при определенных условиях целесообразно говорить о само *" См. Никифоров А.С. Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно-правовой стоятельной ответственности юридических лиц. В этой связи на наш взгляд с учетом всего вышеизложенного необходимо рассматривать две основные мо­ дели уголовной ответственности юридических лиц:

во-первых, конструкция факультативной ответственности, то есть до­ полнительной по отношению к ответственности физического лица;

во-вторых, конструкция самостоятельной ответственности юридическо­ го лица.

Для того, чтобы определить данные модели ответственности примени­ тельно к нормам уголовного права необходимо прежде всего адаптировать ос­ новные категории отрасли применительно к специфики нового субъекта. Базо­ выми инструментами для решения данной задачи являются понятия оснований и условий такой ответственности. Для физического лица данные понятия четко определены в УК РФ. Для юридического лица необходимо на этой основе сформулировать взаимосвязь оснований и условий с учетом его специфики.

К сожалению, научные источники не содержат каких-либо единых пред­ ложений на этот счет. Прежде всего, необходимо ввести единообразную тер­ минологию, В литературе по проблеме условий и оснований уголовной ответственно­ сти юридических лиц существуют различные точки зрения. Наиболее развер­ нуто и мотивировано ее освещает профессор С.Г. Келина. По ее мнению, "ос­ нованием уголовной ответственности является такое деяние, которое было со­ вершено виновно, в интересах юридического лица и причинило вред или соз­ дало угрозу причинения вреда, предусмотренного уголовным законом"'*^. Дан­ ная конструкция представляется не лишенной некоторых недочетов. Основа­ нием ответственности, как известно, является деяние, содержащее все признаки состава преступления. С.Г. Келина пытается раскрыть понятие состава через I *, его признаки, однако почему-то указывает не все из них. Допустим, основани теории. // Государство и право. 1994. № 6. С.65.

ем ответственности юридического лица является деяние физического лица, со­ вершенное виновно, в интересах юридического лица и причинившее вред. То­ гда встает вопрос о наличии у данного лица полномочий на осуществление со­ ответствующей деятельности от имени юридического лица. Если данные пол­ номочия отсутствуют, вряд ли, даже при наличии указанных С.Г. Келиной при­ знаков, можно говорить о наличии оснований привлечения юридического лица к ответственности. Чтобы привлечь к ответственности юридическое лицо за деятельность физического лица, по нашему мнению, необходимо обозначить необходимые условия такой ответственности (к этому мы вернемся позже).

При анализе содержания оснований уголовной ответственности юриди­ ческого лица С.Г. Келина особо подчеркивает, что преступление должно быть совершено "в интересах юридического лица". По ее мнению, этот признак при­ зван отграничить уголовную ответственность юридического лица от тех случа­ ев, когда уголовную ответственность должно нести только соответствующее физическое лицо. Такое отграничение предусматривают законодательные акты других государств'^"*.

К условиям, по мнению С.Г. Келиной, относятся только общие условия, определяющие, в каких организационно-правовых формах юридическое лицо может быть субъектом уголовной ответственности. В своей работе "Ответст­ венность юридических лиц в проекте нового УК РФ" она приводит модельный текст соответствующей статьи:

"(1) В случаях, предусмотренных в уголовном законе, субъектами уголовной ответственности, наряду с физическими лицами, являются юридические лица.

'*^ Келина С.Г. Указ. Соч. С.57.

'** Так, в США § 2901.23 УК штата Огайо гласит: "(А) Организация может быть признана виновной в посягательстве при любом из следующих обстоятельств: 1) посягательство является малым мисди минором, совершенным должностным лицом, агентом или служащим организации, действующим в ее интересах и в пределах своего должностного или служебного положения...". Такое же указание содержится в приведенной выше ст. 121-2 УК Франции: "...за преступные действия, совершенные в их пользу их органами или представителями".

(2) Юридическими лицами, подлежащими уголовной ответственности, признаются предприятия, производственные и потребительские кооперативы и иные хозяйственные объединения и организации, отвечающие признакам юри­ дического лица, предусмотренным гражданским законодательством, а также политические партии, профессиональные и творческие союзы, добровольные общества и иные общественные объединения, обладающие правами юридиче­ ского лица".

Профессор Б.В. Волженкин вообще считает нецелесообразным говорить о самостоятельных основаниях уголовной ответственности юридических лиц.

В связи со сложностями, возникающими в определении отдельных элементов состава для юридических лиц, он предлагает развести термины субъект пре­ ступления (только физическое лицо) и субъект уголовной ответственности (и физическое лицо, и юридическое лицо). "Преступление как общественно опас­ ное противоправное и виновное деяние может совершить только физическое лицо, обладающее сознанием и волей. Р1менно такое деяние, содержащее все признаки соответствующего состава преступления, является основанием уго­ ловной ответственности. А вот нести уголовную ответственность за такие дея­ ния могут не только физические, но, при определенных условиях (смотри ни 1R^ же), и юридические лица". Данная позиция представляется не достаточно убедительной, так как вряд ли можно применять уголовную ответственность к лицу, не являющемуся субъектом уголовного права. Необходимо либо призна­ вать за юридическим лицом статус субъекта и тогда формулировать основания привлечения его к ответственности, либо не признавать данный статус, оставив регламентацию ответственности смежным отраслям. Третьего не дано, поэтому промежуточный вариант вряд ли являются оптимальным.

I ».

"* Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 30.

На наш взгляд, верную позицию по отношению к условиям уголовной от­ ветственности занял профессор Б.В. Волженкин. Такими условиями, - пишет он, - могли бы быть следующие положения: действие (бездействие) совершено:

• с ведома юридического лица (его органа управления) или было им санк­ ционировано;

• в пользу (в интересах) юридического лица (при умышленной преступной деятельности);

• субъектом, уполномоченным юридическим лицом.^^^ Многие авторы не разделяют (и даже не определяют) понятия условий и оснований уголовной ответственности юридических лиц.

Так, например, некоторые специалисты, основываясь на своем понима­ нии и видении необходимости уголовной ответственности юридических лиц за отдельные преступления, явившиеся предметом их исследования, предприняли попытки сформулировать основания и условия уголовной ответственности юридических лиц. В частности, Э.Н. Жевлаков, рассматривая вопрос о введе­ нии уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступле­ ния, предлагает применять следуюш;

ие общие положения:

"В случае, когда преступление совершено работником организации, уч­ реждения, предприятия умышленно, ответственности подлежит только это ли­ цо, а если оно совершило преступление при исполнении своих обязанностей в интересах юридического лица, на наш взгляд, ответственности должны подле­ жать как конкретное физическое, так и юридическое лицо. Закрепить в законе ответственность юридических лиц можно в частях 4-6 статьи 20 УК РФ. Рабо­ чий вариант ее представляется следующий:

(1) Субъектами экологических преступлений могут быть юридические лица в случаях, предусмотренных законом.

'** Волженкин Б.В. Указ. Соч. С.26.

(2) Юридические лица отвечают за преступления, совершенные их ра­ ботниками по неосторожности в процессе хозяйственной деятельности, а равно за умышленные преступления, совершенные в интересах юридического лиЕ(а при исполнении этими работниками обязанностей по службе или работе.

(3) Санкции в отношении юридических лиц могут предусматривать нака­ зания в виде штрафа, прекращения деятельности юридического лица, запреще­ ния заниматься определенной деятельностью, возложения обязанности устра­ нить причиненный вред, запрещение выпуска определенного вида продукции.

^ Эти наказания могут применяться самостоятельно или в совокупности"'^'.

Представляется, что данное предложение не решает множества проблем, свя­ занных со спецификой деятельности юридического лица. Например, учет пове­ дения только работников исключает деяния лиц, по общему правилу не яв­ ляющихся работниками организации (членов совета директоров, управляюще­ го юридическим лицом, которому переданы полномочия единоличного испол *- нительного органа и т.д.), не решена проблема вины юридического лица при ^ принятии преступного решения коллегиально, преступное поведение необос нованно ограничено только хозяйственной деятельностью и т.д.

Не очень удачным решением проблемы ответственности юридических лиц является конструкция, предлагаемая в опубликованном в 1994 г. проекте Об ^ щей части Уголовного кодекса Рф'^^, Там основания и условия уголовной от­ ветственности юридических лиц сформулированы следующим образом:

"Статья 106. Основание уголовной ответственности (1) Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за деяние, пре­ дусмотренное уголовным законом, если:

I * '*' См. Жевлаков Э. К вопросу об ответственности юридических лиц за совершение экологических преступле­ ний // Уголовное право. 2002. №1.

1« Уголовный Кодекс Российской Федерации. Общая часть. Проект. М.1994.

.^ а) юридическое лицо виновно в неисполнении или ненадлежащем исполне­ нии прямого предписания закона, устанавливающего обязанности либо запрет на осуществление определенной деятельности;

б) юридическое лицо виновно в осуществлении деятельности, не соответст­ вующей его учредительным документам или объявленным целям;

в) деяние, причинившее вред либо создавшее угрозу причинения вреда лич­ ности, обществу или государству, было совершено в интересах данного юри­ дического лица либо допущено, санкционировано, одобрено, использовано ор­ ганом или лицом, осуществляющим функции управления юридическим ли­ цом".

Статья 21 проекта "Общие условия уголовной ответственности" содер­ жит следующую формулировку:

(1) Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.

(2) Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности при наличии ус­ ловий, предусмотренных статьей 1 Об настоящего Кодекса.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.